Павлов А.А.

Институт гуманитарных исследований и

 проблем малочисленных народов Севера СО РАН

РОДОМ ИЗ КАЗАКОВ

В ходе исследовательской работы я заинтересовался личностью Николая Михайловича Березкина, чье имя связано со многими событиями конца Х1Х и начала ХХ веков. Об этом чиновнике, к сожалению, нет даже небольшой статьи, и он не упоминается в воспоминаниях участников событий тех времен.

           Коллежский асессор Березкин Николай Михайлович родился 5 сентября 1875 года в семье потомственного казака.(1). По некоторым данным его родители были коренными колымчанами. В Якутске он окончил реальное училище, затем был принят в Иркутске юнкерское училище и по окончании выпущен урядником. По прибытии на родину, в 1895г. назначается бухгалтером Якутского уездного казначейства.(2). Так началась его служебная карьера, продолжавшаяся 22 года. Его отличала исполнительность, добросовестность, умение работать с людьми.

           Николай Михайлович, как чиновник областного управления знал, что головной болью администрации области был вопрос снабжения продовольствием, предметами первой необходимости, орудиями охоты и рыболовства самого отдаленного участка области – Колымского округа.

           Существовавший тракт Якутск - Верхоянск – Среднеколымск, протяженностью свыше трех тысяч верст не отвечал требованиям. Даже почта ходила в зимнее время всего раз в месяц и тратила на путь в среднем 15 – 16 суток. А в летнее время не было никакой связи.

           Двадцатилетний парень во главе небольшой группы, по поручению Якутского губернатора В.Н. Скрыпицына в 1895г. направляется для исследования маршрута Среднеколымск – Сеймчан – Ола, протяженность 1200 верст. По плану областной администрации груза должны были доставляться из Владивостока до Олы морем, затем наземным путем до Сеймчан и только потом весной следующего года по реке до Среднеколымска. Но не только длительность доставки была проблемной этого маршрута, он также был труднопроходим и опасен, как для людей, так и гужевого транспорта, отличался множеством крутых горных подъемов и спусков. Но главным недостатком все же была протяженность во времени, что задерживало оборотность капитала до полутора лет, из-за его купцы отказывались от поставок. Областная администрация, заслушав отчет Н.М. Березкина, отказалась от этой затеи.

Население Колымы хронически голодало. Привозимые купцами продукты и товары первой необходимости на Колыме продавались в 5 – 6 раз дороже, чем в центре области. Также пользуясь отсутствием контроля со стороны областной администрации купцы несмотря на запрет спаивали, беззастенчиво грабили население.

Осенью 1907г. губернатор И.И. Крафт получил донесение от Колымского исправника, что из-за полного неулова рыбы и отсутствия хлеба и других продуктов возможно полное голодание населения и просил оказать экстренную помощь. Губернатор принял решение направить Вилюйского исправника Николая Березкина, прекрасно владеющего языком саха, предоставив чрезвычайные полномочия и поручил ему принять все возможные меры по предотвращению голода и улучшению социального положения населения. На прощанье Иван Иванович доверительно сказал Березкину: «Сделай всевозможное и невозможное, но не допусти голода людей». Из казны были выделены деньги, мука, чай, табак, охотничьи и рыболовные снасти и другие товары первой необходимости.

Небольшая группа смельчаков с большим обозом выехала из Якутска в середине октября и добралась до Среднеколымска 3 ноября. Приехав на место, Березкин обнаружил, что из 516 жителей города, четверть голодает и живет подаяниями. Ознакомившись с состоянием дел продовольственной комиссии, он взял на строгий учет запасы продовольствия и предметов первой необходимости. В его распоряжении оказалось 900 пудов хлеба, небольшой запас рыбы и мяса. А также вместе с привезенными собой деньгами 10.053 рубля(3). По его распоряжению открыли две бесплатные столовые для тех, кто не имел средств и продуктов питания. В список были внесены 87 человек, в том числе больные, казаки, ссыльные, инородцы. Им два раза в день выдавали бесплатный обед с мясом или рыбой и ¾ фунта хлеба (примерно 300гр.). К февралю число питающихся в столовой достигло 125 человек. Для малоимущих была открыта льготная столовая, в которой за 5 копеек кормили тарелкой супа, 150 гр. хлеба и чай с сахаром. Услугами этой столовой в месяц пользовалось 700 – 800 человек, то есть в день примерно 25 – 27 человек. Столовые работали без выходных. Несмотря на нехватку продуктов, значительно улучшилось питание больных, находящихся в больнице и лепрозории(4).

Полномочный представитель губернатора после организации некоторой стабильности в самом городе, в декабре и в январе объездил весь округ. Голодали ламуты и юкагиры Нелемного и Омолонского родов. Не в лучшем положении находились ламуты Сылгы – Ытарского и якуты V Мятисского и I Байдунского наслегов всем им была оказана материальная помощь продуктами, теплой одеждой, а некоторым даже деньгами(5). Когда кризис голода миновал, Николай Михайлович сдав дела и остаток денег, выехал в Якутск в начале февраля 1908 г. Весной, в марте в Колымский округ приехал губернатор И.И. Крафт и остался доволен результатами работы своего представителя, в связи с улучшением положения голодающего населения.

В своем рапорте Березкин указал причины голода и способы обеспечения колымчан продовольствием, охотничьими и рыболовными снастями. Он просил губернатора найти вариант обеспечения колымчан водным путем по маршруту Лена – Булун – Нижнеколымск и совершать по нему хтя бы один рейс. Также предлагал освоить маршрут Среднеколымск – Гижиги и улучшить состояние основного тракта Якутск – Верхоянск – Среднеколымск. Кроме того, просил правительство осуществлять доставку грузов до устьев Колымы с Владивостока через Берингов пролив. Еще одним предложением было – организовать общественные погреба и ежегодным обновлением неприкосновенного запаса. Также предложил губернатору рассмотреть возможность перевозки больных проказой водным путем в Вилюйский лепрозорий по маршруту Среднеколымск – Нижнеколымск – Булун – Якутск – Вилюйск. Однако после тщательного изучения этого предложения сам же высказал опасения, что больные не переживут столь затруднительной перевозки и предложил улучшить их социальное положение и обеспечение медикаментами.

По представлению Березкина Крафт добился выделения для колымских охотников 1200 карабинов новой модификации, 60 тысяч патронов к ним, конопли, конского волоса, мотоузов, палаток и другого охотничьего снаряжения. Исправнику было дано задание взять под строгий контроль деятельность купцов.

           По распоряжению губернатора – реформатора были открыты новые школы. А чтобы обучить детей кочевников создали специальные кочевые школы, которые кочевали по тундре вместе родовыми общинами.

Для предотвращения алкоголизма среди населения и спекуляции спиртными напитками, Крафт установил твердые лимиты ввоза алкоголя в округ.

Губернатор также распорядился подготовить неприкасновенный запас рыбы в больших населенных пунктах. Им же был составлен чертеж вместительных погребов, где рыбу и мясо можно было хранить несколько лет. Сделанные по проекту Крафта погреба сохранились до 60 – 70 годов ХХ века. В крупных населенных пунктах и урочищах, где жили саха, которые открыли хлебные и рыбные магазины.

В 1908 г. губернатор Крафт поручил Березкину исследовать маршрут Среднеколымск – Гижиги. При удачном освоении пути колымчане могли получить продовольствие и товары первой необходимости даже дешевле, чем в Якутске.

Экспедиция из Якутска выехала 7 марта и добралась до Среднеколыска 20 марта 1908 г.(6). Из Среднеколымска на сторону Гижиги из–за отсутствия топографических карт, навигационных приборов и огромных трудностей пути, экспедиция 16 – 17 сентября добралась лишь до котловины речки Ольчан. Ранний снег, отсутствие продовольствия и теплой одежды фактически обрекли смельчаков на гибель. К счастью их подобрала группа охотников саха, которая буквально спасла их. С помощью этих охотников Березкин с товарищами добрались наконец до Гижиги (7). На обратном пути экспедиция открыла более безопасный путь и Березкин предложил губернатору сделать просеку для вьючного транспорта. Однако правительство отклонило ходатайство губернатора субсидировать устройство этого маршрута. Таким образом героические усилия Н.М.Березкина и его товарищей не получили поддержку (8).

В Национальном архиве имеются документы о работе Березкина в годы революции 1905 – 1907 гг. Анализ документов показывает, что в дни вооруженного выступления « романовцев » вместе с вице-губернатором В.Н. Чаплиным пытался разрешить конфликт мирным путем, обещая не предпринимать мер в отношении участников восстания (9). А когда дело дошло до убийства двух солдат местного гарнизона и одного политссыльного он, как полицмейстер потребовал сложить оружие и последовать в тюрьму. На суде над «романовцами» Березкин выступил в качестве свидетеля и показал, что вооруженное выступление подсудимых вызвано, прежде всего, чрезмерно трудными условиями ссылки, которые являлись следствием инструкции Иркутского генерал-губернатора. Он также показал, что убийство двух солдат гарнизона и одного политссыльного вызвано провокацией со стороны солдат местного гарнизона. Все его показания были учтены при вынесении приговора.(10).            

Как видно из документов, население относилось к Николаю Михайловичу с доверием и уважением, к нему обращались с надеждой и уверенностью в получении посильной помощи и поддержку. Политические ссыльные относились к нему крайне негативно, считали его «черносотенцем», «цепным псом», способным идти на любые провокации. За несколько дней до суда над членами партии «Союз якутов», кто-то пытался застрелить члена суда И.А. Шемелевича, пуля попала в его лошадь. Через несколько дней появилась листовка, где говорилось, что покушение организовано исполняющим обязанности Якутского полицмейстера Березкиным и окружным прокурором Державиным, чтобы начать очередной террор над революционерами. Кстати это дело осталось не раскрытым, полиция так и не нашла стрелявшего (11). В архиве есть документ, по которому видно, что Березкин пытался внедрить (вербовать) агента среди ссыльных, но получил категорический запрет губернатора Крафта.(12). А желающих продать свои революционные идеи за иудовские сребреники было довольно много. Жандармский осведомитель Теляховский (бывший эсер-террорист), в сою очередь, наоборот считал Березкина предателем интересов престола, сочувствующим социал-демократам, якутоманом, т.е. сторонником якутских националистов.(13).

Конечно же, Березкин не был сторонником социалистических идей. Однако высоко ценил трудолюбие и сноровку народа, сочувственно относился к его бесправному положению и считал себя якутом. Прекрасно владея якутским языком, зная и уважая культуру народа саха, он пользовался авторитетом и уважением простого народа. Как истинный служитель престола, до конца остался верным присяге. В марте 1917г. комиссар Временного правительства Г.И. Петровский предложил Березкину возглавить полицию, но получил категорический отказ. 20 февраля 1919г. Николаю Михайловичу была назначена пенсия с марта 1917г. в размере 1650 руб. в год.(14).

О дальнейшей судьбе Н.М. Березкина мы знаем из отрывочных и противоречивых сведений того неспокойного времени. По одной версии он уехал в Читинскую область и принял активное участие в белом движении, по другой- он уехал на север для борьбы с советской властью, третьи источники утверждают, что его расстреляли в первые дни захвата власти большевиками, как ярого контрреволюционера.

Избирался мировым судьей Якутского окружного суда. Был Почетным членом Якутского благотворительного общества, членом Областного Статистического комитета Якутского отдела Русского Географического общества. Его этнографические работы, особенно «Отчет Колымского продовольственного комитета», являются ценным материалом для изучения того периода.

За заслуги перед Отечеством Н.М. Березкин был награжден орденами Святого Станислава II степени, Святой Анны III степени, Святого Владимира IY степени, бронзовой медалью в память 100 летия Отечественной войны 1812 г. на Владимирской ленте и медалью 300 летия Дома Романовых.

Литература

1.НА РС(Я).Ф.12и.оп11.Д.35С.1

2.Там же. 1об.

3.Березкин Н.М. Отчет Колымского Продовольственного Комитета пот делу оказания продовольственной помощи голодающему населению Колымского округа в зиму 1907 – 1908гг. Якутск, 1909. – С.3 – 4.

4. Там же, С.4.

5.Там же, С.18 – 19.

6.Правительственный вестник №143, - 1912г.

7.Сибирь. – 1912. – и №18, - С.43 – 44.

8.РГИА.Ф.1284.Оп.47.Д.151.Л.91.

9.НА РС(Я).Ф.193.оп..8.Д.20.л.26об.

10.Там же, Д.19Л96.

11.Там же, Ф.10.Оп.1.Д37.Л.2.

12.Там же, Ф.12И.Оп 6.Д.86.Л.2

13.НА РС(Я).Ф.12и.Оп.21.Д.168.Л.

 

14.Там же, Ф.12и.Оп.11.Д.35.Л.3.

 

Статья взята из сборника "Материалы Всероссийской научно-практической конференции" (28-29 октября 2010 года). г.Тюмень