Раздел в стадии разработки. Постоянно обновляется!

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №37 от 8 ноября 1881 г.

Въ началѣ нынѣшняго года, какъ сообщаютъ теперь въ «National Zeitung», два брата Краузе, служащіе въ Берлинѣ преподавателями въ высшихъ учебныхъ заведеніяхъ, получили отпускъ на одинъ годъ, для поѣздки въ Сибирь, съ цѣлью ботаническихъ и геологическихъ изслѣдованій. Бременское географическое общество, по порученію котораго они отправились, получило, 10 октября, извѣстіе изъ Владивостока, сообщающее, что русское военное судно «Стрѣлокъ» встрѣтило экспедицію, возвращаясь изъ Берингова моря, и нашло членовъ ея совершенно здоровыми. «Стрѣлокъ» — то самое судно которое намѣревалось идти въ сѣверныя воды, чтобы разузнать у китолововъ о судьбѣ корабля «Жанетты». Но такъ какъ теперь сообщаютъ о возвращеніи «Стрѣлка» изъ Берингова залива, то остается заключить, что планъ дальнѣйшей экспедиціи покинутъ, или что къ исполненію его встрѣтились какія-нибудь препятствія. Усилія американскаго парохода «Alliance» — собрать справки о «Жанеттѣ» на западномъ берегу Шпицбергена — также остались безъ результата, хотя «Alliance» дошелъ до 80° 55' сѣв. широты.

Якутскъ, 7 ноября. Черезъ Верхоянскъ получено сегодня извѣстіе, что въ 40 верстахъ отъ Быкова мыса, якутами найдены «неизвѣстные иностранцы» въ числѣ 11 человѣкъ, полузамерзшихъ и полуголодныхъ, которые однакожъ могли объяснить, что по близости Быкова мыса ими оставлены еще 13 чел. товарищей. Якутами доставлено письмо oтъ нихъ на англійскомъ языкѣ, адресованное въ Вашингтонъ, въ редакцію «New Herald». По адресу видно также, что это — американцы съ судна «Жаннетъ» (вышедшаго, кажется, съ 1879 г. изъ Филадельфіи) Помощникъ верхоянскаго исправника выѣхалъ къ Быкову мысу для оказанія помощи пострадавшимъ. Первые 11 человѣкъ, говорятъ, уже доставлены къ Булунъ. Къ сожалѣнію, долго ихъ письмо будетъ идти до Вашингтона, да еще, пожалуй, затеряется, а распечатать и передать его телеграфнымъ путемъ начальство не считаетъ себя въ правѣ. Говорятъ, что трое изъ этихъ злополучныхъ иностранцевъ уже умерли, остальные ознобились.

Жаннетта во льдах
Жаннетта во льдах

Въ «Правительственномъ Вѣстникѣ» напечатана слѣдующая копія съ телеграммы, полученной въ С.-Петербургѣ генералъ-губернаторомъ Вocточной Сибири, 7 декабря 1881 года, отъ предсѣдательствующаго въ Главномъ управленіи Восточной Сибири:

«Якутскій губернаторъ доноситъ, что 14 сентября тремя якутами Жиганскаго улуса, на мысѣ Бархая, въ 40 верстахъ сѣвернѣе мыса Быкова, найденъ барказъ съ одиннадцатью иностранцами, оказавшимися съ погибшаго парохода «Жанетъ», сильно пострадавшими. Помощнику исправника поручено немедленно отправиться съ фельдшеромъ и медикаментами оказать помощь, доставить въ Якутскъ и розыскать остальныхъ людей экипажа. На самые необходимые расходы послано 500 р. Инженеръ Мельвиль прислалъ для отправки четыре обширныя телеграммы, изъ коихъ три одинаковаго содержанія. Адресованы: Лондонъ — Беннету, Вашингтонъ — секретарю адмиралтейства, и Петербургъ — американскому посланнику. Телеграммы эти, по неимѣнію денегъ, посылаются почтой министерству внутреннихъ дѣлъ, согласно отношенію отъ 28 мая, № 4,864. Мельвиль передаетъ, что пароходъ «Жанетъ» затертъ льдами 11 іюня, подъ 77° широты, 157° восточной долготы.

Три шлюпки с Жаннетты
Три шлюпки с Жаннетты

Отправившись съ тремя лодками, путешественники въ 50 миляхъ отъ устья Лены, сильными вѣтрами и туманами, были разъединены. Лодка № 3, подъ командою Мельвиля, достигши 17 сентября восточнаго устья Лены, была остановлена шедшими льдами вблизи инородческаго поселенья Болуенга. 29 октября, прибыли въ Болуенгу съ № 1 лодки Ниндеманъ и Норосъ, извѣстившія, что лейтенантъ Де-Лонгь, докторъ Амблеръ и двѣнадцать другихъ пристали къ сѣверному устью Лены и находятся въ бѣдственномъ положеніи отъ недостатка пищи. Изъ Болуенга тотчасъ была послана партія для настойчиваго отысканія погибающихъ.

Отправка Нороса и Ниндермана вперед за помощью
Отправка Нороса и Ниндермана вперед за помощью

О лодкѣ № 2 пока нѣтъ извѣстій. Въ сообщеніи къ Беннету, того же содержанія, Мельвиль присовокупилъ просьбу — перевести телеграфомъ деньги, для настоятельныхъ расходовъ въ Якутскѣ и Иркутскѣ. Четвертая частная телеграмма, десять словъ, адресованная Джономъ въ Вашингтонъ — Дененгауеру, протелеграфирована съ оплатою. По полученіи, благоволите ходатайствовать объ ассигнованіи шести тысячъ, настоятельно необходимыхъ якутскому губернатору по розыску, снабженію и возврату издержанныхъ, и отправленію путешественниковъ въ Иркутскъ. Губернатору сообщено оказать полное участіе и вспомоществованіе». Въ виду полученія этого извѣстія сдѣланы распоряженія о немедленномъ отправленіи по назначенію всѣхъ телеграммъ, присланныхъ Мельвилемъ, и о принятіи самыхъ энергическихъ мѣръ къ розыску какъ остальныхъ людей, такъ и затертыхъ льдами въ устьяхъ Лены. Для исполненія того и другаго мѣстному управленію предоставлено употребить необходимыя денежныя средства.

По поводу этихъ сообщеній, «Страна» даетъ своимъ читателямъ слѣдующее, основанное на данныхъ извѣстнаго Петермановскаго изданія «Geographische Mittheilungen» въ Готѣ, разъясненіе: Несчастные путешественники — вѣроятно, погибшей навсегда «Жанетъ» — прибыли въ устье Лены, судя по телеграммѣ, полученной генераломъ Анучинымъ, тѣмъ же путемъ, какимъ въ экспедиціию 1878—1870 гг. пришла въ Якутскъ «Лена», одно изъ судовъ Норденшельдовской экспедиціи, для отысканія которой, какъ извѣстно, «Жанетъ» и была снаряжена издателемъ «New York Неrоld» г. Беннетомъ. Путники съ «Жанетъ», т.е. инженеръ Мельвиль и лица, его сопровождающія, вошли въ рѣку, такъ же какъ и «Лена», восточнымъ рукавомъ ленской дельты. Мысъ Быковъ находится почти на пересѣченіи 72° сѣвер. шир. и 130° вост. долг., по гринвичскому меридіану. Онъ составляетъ сѣверную оконечность незначительнаго полуострова, соединяющагося узкимъ перешейкомъ съ материкомъ Сибири, и мысъ Мостахъ есть южная его оконечность. Въ сѣверо-западной своей части онъ образуетъ бухту. Близь этаго мѣста существуютъ лишь бѣдныя якутскія зимовья, и то очень малочисленныя и отдѣленныя одно отъ другого десятками и сотнями верстъ пространства. Берегъ гористъ, но южнѣе этихъ мѣстъ и по лѣвому берегу Лены уже начинаются тундры. «Лена», въ 1878 г., только миновала этотъ мысъ, а обогнувъ съ юга большой островъ Столбовой, спустилась у острова Титари въ рѣку Лену и благополучно направилась къ Якутску. Мыса Бархай мы не могли найти даже на подробныхъ картахъ, если признавать вѣрность телеграфной передачи названія этаго пункта. Не слѣдуетъ ли подъ этимъ именемъ читать «Баркинъ», гдѣ былъ въ 1823 г. путешественникъ Анжу? Этотъ мысъ находится въ восточной части ленской дельты, на разстояніи отъ Быкова болѣе 40 верстъ, какъ показано въ телеграммѣ генералу Анучину. Де-Лонга и Амблера, вѣроятно, отыщутъ между мысомъ Баркина и островомъ Шангальскимъ. Мѣста эти давно посѣщались русскими мореходами. Лаптевъ здѣсь былъ еще въ 1729 г. Здѣсь тоже есть инородческія поселенія, каковы, напр. «Кобели». Значить, есть надежда на спасеніе отъ голода. Якутскій поселокъ Болуенга, у мыса того же имени, гдѣ пріютились пока скитальцы Мельвиля, должно искать на картахъ на полградуса южнѣе Быкова. Отсюда до Якутска путешественникамъ придется проѣхать свыше 1,150 верстъ зимнимъ путемъ. Даже до ближайшаго административнаго центра Жиганска, путникамъ будетъ оставаться свыше 600 верстъ.

 Газетѣ «Волжско-Камское Слово» телеграфируютъ, 19 декабря, что Беннетъ выѣхалъ въ Петербургъ для переговоровъ съ русскимъ правительствомъ о снаряженіи новой полярной экспедиціи.

Спасшийся экипаж "Жаннетты" во главе с Дж.Мельвиллем в Якутске 27 декабря 1881 г.
Спасшийся экипаж "Жаннетты" во главе с Дж.Мельвиллем в Якутске 27 декабря 1881 г.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №4 от 24 января 1882 г.

Изъ Иркутска сообщаютъ, что китобои видѣли у острова Герольда лодку съ мертвецами, при которыхъ вещи съ мѣткою "Жаннетта".

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №6 от 7 февраля 1882 г.

Изъ Якутска отъ 25 декабря сообщаютъ «Сибири», что Мельвиль снова отправляется въ Ленскій архипелагъ для розысканія Де-Лонга и остальныхъ товарищей, — съ двумя матросами и приглашеннымъ имъ бывшимъ капитаномъ парохода «Лена» (прибывшаго въ Якутскъ черезъ Ледовитый океанъ еще въ 1878 г. и но нынѣ еще зимующаго тамъ, хотя и запроданнаго уже А.М. Сибирякову), норвежцемъ Гринбекомъ. Для оказанія содѣйствія, мѣстный губернаторъ распорядился отправить съ Мельвилемъ до деревни Булунъ верхоянскаго исправника, чтобы составить тамъ поисковыя партіи посредствомъ найма тунгусовъ и якутовъ, зимою нартами на собакахъ или оленяхъ, а лѣтомъ — лодками. Завѣдывать нанятыми людьми, хранить запасы и быть переводчикомъ тунгузскаго и якутскаго языковъ назначенъ урядникъ; данъ также переводчикъ и нѣмецкаго языка. Запасами, матерьялами и деньгами Мельвиль снабженъ до перваго іюля. Число людей, отправившихся съ Мельвилемъ, даетъ возможность составить пять поисковыхъ партій.

1 февраля проѣхалъ черезъ Томскъ американецъ Джаксонъ, отправленный редакціей «New-York Herold»’a на встрѣчу къ спасшемуся экипажу судна «Жаннетта».

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №9 от 28 февраля 1882 г.

Изъ Нью-Іорка извѣщаютъ «Daily News», что около сотни морскихъ офицеровъ подали морскому министру прошеніе о посылкѣ ихъ на розыски лейтенанта Де-Лонга, пропавшаго съ судна «Жанетты». Лейтенанты Герберъ и Шюйце вышли недавно въ море. Первый на «Germanie», а второй на «Oder»ѣ. Они прибудутъ въ Лондонъ и поѣдутъ далѣе въ Иркутскъ по кратчайшей дорогѣ, гдѣ они намѣрены устроить нѣсколько экспедицій и обыскать всю мѣстность.

По телеграммамъ, помѣщеннымъ въ парижскихъ газетахъ, въ Иркутскѣ получено черезъ посредство графа Алефельда Лейвигина письмо отъ Мельвиля, помѣченное 13-мъ января. Мельвиль организовалъ три экспедиціи, которыя должны отправиться на розыски капитана «Жаннетты» Делонга и его спутниковъ. Во главѣ первой экспедиціи стоитъ Ниндерматъ и г. Лобановъ, вторая поручена Бартлетту и сержанту Косынкину; третью взяли на себя Мельвиль и Гринбекъ.

Адмирал Джордж Мельвилль, фото прибл. 1910-12 г.г.
Адмирал Джордж Мельвилль, фото прибл. 1910-12 г.г.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №10 от 7 марта 1882 г.

2 марта проѣхали черезъ Томскъ американскіе морскіе офицеры Герберъ и Шютце, командированные Соединенными Штатами для оказанія помощи экипажу «Жаннетты».

Плаваніе «Жаннетты».

(Изъ «Правительственнаго Вѣстника»).

 

Парижскій корреспондентъ «New-York-Herald»'a сообщаетъ, чрезъ посредство «Агентства Гавасъ», полученныя имъ изъ Иркутска извѣстія отъ лейтенанта Даненгауера о судьбѣ парохода «Жаннетта». Хотя извѣстія пароходнаго журнала до того перемѣшаны съ извѣстіями журнала спеціальныхъ экспедицій, что было трудно отдѣлить однѣ отъ другихъ, но тѣмъ не менѣе удалось извлечь нѣсколько свѣдѣній относительно плаванія «Жаннетты» въ сѣверныхъ моряхъ.

«Общее состояніе здоровья экипажа», - говорить Даненгауеръ, «въ теченіе минувшихъ двадцати одного мѣсяца, было превосходно; скорбутъ (цинга, прим. Адм.сайта) не появлялся ни разу. Мы пили дистиллированную воду и два раза въ недѣлю ѣли медвѣжье или тюленье мясо; ромъ не употреблялся вовсе. Богослуженіе отправлялось вполнѣ правильно. Всѣ перебывали на охотѣ, но довольно безуспѣшно: убито около 30 медвѣдей, 250 тюленей и 6 моржей; ни рыба, ни киты не попадались. Въ началѣ плаванія мы послѣдовательно опредѣляли наше положеніе, причемъ видѣли, что уклоняемся къ сѣверо-западу; большую часть времени судно находилось въ опасности опрокинуться и было сильно стиснуто льдами. Нѣкоторымъ изъ насъ пришлось вынести серьезныя нравственныя страданія. Въ первые пять мѣсяцевъ мы уклонились на сорокъ миль; оказалось, что льдины имѣютъ круговращательное движеніе. Въ послѣдніе шесть мѣсяцевъ мы стали уклоняться быстрѣе. Измѣренія дна давали почти тождественные результаты; у Врангелевой земли, которую мы зачастую видали на разстояніи 75 миль, глубина моря не превышаетъ 18 саженъ. Наибольшая глубина, съ какой мы имѣли дѣло, была въ 80 сажень; средняя — въ 35. Морское дно состоитъ изъ синей грязи и изобилуетъ креветками; намъ также удалось добыть изъ моря нѣсколько метеорическихъ образчиковъ. Поверхность воды имѣла температуру 20° ниже нуля (по Фаренгейту). Температура воздуха колебалась между 58° ниже и 44° выше нуля. Средняя температура первой зимы была 33° и второй 39° ниже нуля; перваго лѣта — 40° выше нуля. Наиболѣе сильный вѣтеръ имѣлъ 50 миль скорости въ часъ; но такіе вѣтры были нечасты. Значительныхъ барометрическихъ и термометрическихъ колебаній не наблюдалось; за то приходилось замѣчать колебанія магнитной стрѣлки, обыкновенно совпадавшей съ сѣверными сіяніями. Фотографическая коллекція погибла вмѣстѣ съ судномъ; двѣ тысячи наблюденій надъ сѣверными сіяніями также потеряны; естественно-историческія замѣтки спасены».

«Journal officiel de la Rèpublique francaise», съ своей стороны, сообщаетъ слѣдующія, извлеченныя изъ «Journal de Genève», подробности о пребываніи «Жаннетты» въ полярныхъ льдахъ, по разсказу одного изъ уцѣлѣвшихъ членовъ экипажа:

«Экспедиція выступила. «Жаннетта» безъ приключеній достигла сѣверныхъ портовъ. До 75° долготы можно съ успѣхомъ прослѣдить пройденный путь; затѣмъ, всякій слѣдъ исчезаетъ; въ теченіе цѣлаго года — никакихъ извѣстій. И только теперь, послѣ шестнадцати мѣсяцевъ смертельныхъ тревогъ, снова появляются эти безстрашные моряки, — но въ какомъ состояніи! Выносливая «Жаннетта» оказывается раздавленною двумя льдинами, точно орѣховая скорлупа; изъ пяти спущенныхъ съ нея лодокъ, три благополучно добрались до земли, а двѣ, по всей вѣроятности, погибли. 15-го сентября мы достигли Кэмберлендскаго залива. Средняя температура была 40° ниже нуля. Люди выстроили ледяной домъ, помѣстивъ въ немъ двѣ печки, нѣсколько боченковъ и шесть ящиковъ съ консервами. И вотъ здѣсь-то мы мерзли въ теченіи сорока убійственныхъ недѣль, то припадая окоченѣвшими лицами къ раскаленнымъ до-красна печамъ, то распутывая оледенѣвшія бороды, но отнюдь не теряя ни присутствія духа, ни рѣшимости. — Кто не знакомъ съ описаніями полярныхъ пейзажей? Ледяныя горы, ледяныя равнины, ледяные острова; полугодовой день, полугодовая ночь — ужасная, безмолвная ночь; безцвѣтное небо, по которому носится, гонимая сѣвернымъ вѣтромъ, колючая изморозь; груды дикихъ скалъ, развалины хрустальныхъ замковъ, внезапно возникающихъ и также внезапно обрушивающихся съ страшнымъ трескомъ; густой туманъ, то подобно савану, разстилающійся по неровной почвѣ, то исчезающій и открывающій пораженному взору фантастическія бездны. Въ теченіе дня, ослѣпительно освѣщенный и согрѣтый тепловатыми лучами солнца, ледъ раскалывается и раздѣляется: горы образуютъ тысячи обломковъ, равнины — цѣлые архипелаги острововъ. За безконечнымъ днемъ наступаетъ такая же безконечная ночь.

Въ сплошномъ мракѣ медленно двигаются какіе-то огромные призраки. Приносимое этою ночью сознаніе полнаго разобщенія съ остальнымъ міромъ пагубнымъ образомъ дѣйствуетъ не только на энергію, но и на разсудокъ полярнаго путешественника. Если двѣ льдины сталкиваются днемъ — онъ видитъ это и понимаетъ причину раздающагося при этомъ треска; гдѣ солнце — тамъ жизнь; но ночью эта мрачная пустыня представляется ему чѣмъ-то въ родѣ описанныхъ Мильтономъ неустроенныхъ, хаотическихъ пространствъ, лежащихъ будто бы между царствомъ жизни и царствомъ смерти. И среди этихъ галлюцинацій, какъ волшебный сонъ, появляется сѣверное сіяніе. Черное небо внезапно озаряется на огромномъ пространствѣ — и на этомъ огненномъ фонѣ раскидывается блестящая арка, брызжущая лучами и выдѣляющая цѣлые снопы свѣта; это какая то борьба синихъ, красныхъ, зеленыхъ стрѣлъ, то взлетающихъ, то падающихъ, обгоняя другъ друга, разрываясь и смѣшиваясь. Сіяніе блѣднѣетъ, но вѣнчающій его великолѣпный сводъ еще горитъ. Наконецъ, всѣ его цвѣта сливаются въ одинъ бѣлый, явленіе тускнѣетъ и исчезаетъ. И въ этой безотрадной странѣ, въ виду этихъ грандіозныхъ, наводящихъ ужасъ зрѣлищъ, мы провели зиму 1880—1881 года. Приходилось намъ, въ то же время, быть свидѣтелями и другихъ не менѣе странныхъ явленій: то на небѣ оказывалось двойное, уродливаго вида солнце; то, вмѣсто одной луны, на горизонтѣ показывалось восемь. Иногда передъ нами развертывался видъ веселой, купающейся въ зелени, деревни. Наши люди невольно устремлялись къ нему — и неизбѣжно наталкивались на ледяную стѣну, скрывавшую за собой такую же ледяную равнину, голыя скалы да безбрежное море, усѣянное плавучими островами, каждымъ своимъ столкновеніемъ грозившими уничтожить наше судно. — Скоро зима вступила во всѣ свои права. Термометръ упалъ до 52°. Наше убѣжище покрылось слоемъ снѣга въ 14 футовъ, и неугомонные вѣтры, сопровождаемые острымъ градомъ, заставили насъ, подъ страхомъ смерти, круглые сутки поддерживать при помощи угля и тюленьяго жира огонь въ печкахъ, дававшій намъ хоть нѣсколько тепла. Однажды мнѣ удалось заморозить ртуть и разбить ее на наковальнѣ. Водка обратилась въ каменную глыбу. Говядину, мясо и хлѣбъ нужно было рубить топоромъ. — Наконецъ появилось солнце. 20-го мая на насъ впервые пахнуло весеннимъ воздухомъ. Термометръ поднялся до 10° — и наши ученые могли снова приняться за работу. Достигнувъ на саняхъ 83-й параллели, они открыли, въ 35 миляхъ къ сѣверу отъ острова Диско, богатое мѣсторожденіе каменнаго угля, почву, образовавшуюся изъ раковинъ, и сланецъ, съ многочисленными ископаемыми отпечатками неизвѣстныхъ растеній; собрано болѣе 600 родовъ дикотиледоновъ, цвѣтущихъ и плодоносныхъ кустарниковъ, по всей вѣроятности, нѣкогда составлявшихъ истинное украшеніе страны. Образчики скалъ и минераловъ дополняютъ эту коллекцію. Ученый міръ будетъ обязанъ намъ драгоцѣнными открытіями — и, если новая, болѣе, счастливая экспедиція достигнетъ улыбавшейся намъ цѣли, область науки несомнѣнно расширится рядомъ неожиданныхъ побѣдъ. И вотъ, послѣ шести мѣсяцевъ невообразимыхъ лишеній, изнуренія и опасностей, мы получили, наконецъ, возможность двинуться къ берегамъ Сибири».

Изъ Якутска сообщаютъ «Сибири», что Мельвилемъ найдены трупы капитана Делонга, доктора Амблера и матроса Самсъ. Въ памятной книжкѣ, найденной у Делонга, между прочимъ, значится, что до 30 (18) октября Иверсенъ, Бондъ и Гортсъ умерли, а Коллинзъ умираетъ. Мельвиль самъ со всей экспедиціей здоровы и продолжаютъ дальнѣйшіе розыски остальныхъ людей, бывшихъ съ Делонгомъ, и лейтенанта Чиппа съ его матросами.

Мельвилль и Ниндерман среди замерзших тел Де-Лонга, Амблера и Ах-Сам
Мельвилль и Ниндерман среди замерзших тел Де-Лонга, Амблера и Ах-Сам

По извѣстіямъ той же газеты, 21-го февраля прибылъ изъ Нижнеколымска въ Среднеколымскъ корреспондентъ газеты «New York Herald» Гильдеръ, отправившійся изъ Америки вмѣстѣ съ другими на военномъ суднѣ «Роджерсъ», подъ командою лейтенанта Берри, для отысканія, какъ теперь уже извѣстно, погибшаго судна «Жанетты». По словамъ его, судно «Роджерсъ», прослѣдовавъ до Колючинской губы, остановилось для зимовки около мыса Сердце-Камень, гдѣ съ нимъ случилось большое несчастіе: пожаромъ, вспыхнувшимъ отъ неосторожности, оно совсѣмъ уничтожено. Весь экипажъ этого судна, состоящій изъ 36 человѣкъ, спасенъ. Капитанъ Берри и экипажъ остались теперь на жительствѣ у чукчей, близь Сердце-Камня, а Гильдеръ, по порученію Берри, отправился для розыска телеграфа, чтобы послать въ Америку депешу о высылкѣ другаго судна за экипажемъ «Роджерса». Гильдеръ уѣхалъ отъ Берри на собственныхъ шести собакахъ, взявъ съ собою петропавловскаго крестьянина для управленія ими. Крестьянинъ этотъ оставленъ Гильдеромъ въ Нижнеколымскѣ и долженъ возвратиться обратно къ капитану Берри на тѣхъ же самыхъ собакахъ. По увѣренію Гильдера, экипажъ «Роджерса» снабженъ провизіею въ достаточномъ количествѣ, котораго хватитъ до прибытія за экипажемъ судна изъ Америки. Но вмѣстѣ съ тѣмъ, экспедиціонеры сильно нуждаются въ свѣжемъ оленьемъ мясѣ, котораго, однако, чукчи имъ не продаютъ, ибо отказываются брать американскія деньги. Поэтому, Берри принужденъ былъ комадировать изъ экипажа лейтенанта Ганта въ Нижнеколымскъ — для закупки тамъ черкасскаго табаку, ножей и ситца, чтобы потомъ произвести обмѣнъ ихъ на оленей. Гантъ, по мнѣнію Гильдера, долженъ былъ прибыть въ Нижнеколымскъ въ концѣ февраля. Теперь онъ отправился на устье рѣки Лены.

Якутскъ, 4 апрѣля. Чукчи привезли извѣстіе, что на устье Колымы высадились какіе-то иностранцы, въ числѣ 30 человѣкъ. Судно ихъ сгорѣло. Имя капитана Ганъ. Имъ подана помощь. Скоро они должны быть въ Якутскѣ.

Черезъ Якутскъ проѣхалъ корреспондентъ «New-York-Herald» Джаксонъ съ товарищемъ. Здѣсь они запаслись проводникомъ, переводчикомъ, нартами, провизіей и проч. Они проѣдутъ до устья Лены, пройдутъ по восточному берегу океана и возвратятся въ Якутскъ осенью. Такимъ образомъ, благодаря имъ, мы будемъ имѣть въ иностранныхъ газетахъ новое описаніе Якутской области и береговъ океана съ иллюстраціями, такъ какъ товарищъ Джаксона спеціально занять сниманіемъ всѣхъ выдающихся видовъ. Для большаго удобства, при возвращеніи, они предполагали взять на лѣто стоящій здѣсь пароходъ «Лена», купленный отъ Сибирякова Шмотинымъ, но послѣдній заломилъ съ нихъ такую высокую цѣну, которая почти равнялась стоимости парохода. Они должны были отказаться. Зато мѣстное начальство сдѣлало все, что могло сдѣлать для корреспондента-иностранца.

Якутскъ, 10 апрѣля. Спѣшу пополнить и исправить сообщенное мною извѣстіе о высадкѣ въ устье Колымы американцевъ. Это несчастный пароходъ «Роджерсъ», ходившій съ розысками «Жанетты» подъ начальствомъ капитана Бэрри. Не найдя никакихъ слѣдовъ погибшей «Жанетты», Бэрри рѣшился зазимовать у сѣверо-восточныхъ береговъ Сибири, чтобъ съ наступленіемъ лѣта продолжать поиски. Но несчастье разрушило ихъ надежды Въ половинѣ ноября «Роджерсъ» сгорѣлъ, и экипажъ, едва спасенный, вышелъ на Чукотскій берегъ. Узнавъ въ Средне-Колымскѣ объ участи «Жанетты», и о новой экспедиціи Мельвиля, одинъ корреспондентъ съ «Роджерса» отправился черезъ Верхоянскъ къ Мельвилю на Быковъ мысъ. Бэрри съ экипажемъ ожидаетъ въ бухтѣ св. Лаврентія прихода какого-нибудь судна, чтобъ возвратиться на родину ближайшимъ и удобнѣйшимъ путемъ. Въ Якутскъ не поѣдутъ. Между прочимъ, Бэрри на маленькихъ лодкахъ обошелъ кругомъ Врангелевой земли, которая оказалась островомъ въ 30—60 верстъ.

Экспедиція, отправившаяся изъ Якутска съ розысками капитана «Жанетты» и его товарищей, подъ начальствомъ лейтенанта Мельвиля, достигла цѣли. Де-Лонгъ найденъ, но... не спасенъ. 300 верстъ прошли знаменитые борцы съ природой отъ мѣста ихъ высадки къ югу, по берегу Лены. Ни снѣжныя бури, продолжающіяся по недѣлямъ, ни холодъ нашихъ сѣверныхъ зимъ, ни трудности ходьбы по глубокой бездорожицѣ — не могли сломить знаменитыхъ борцовъ; ихъ подкосилъ голодъ. Занесенные глубокимъ снѣгомъ, сидятъ три трупа — де-Лонгъ, докторъ и поваръ, — держа въ рукахъ длинные шесты, по концамъ которыхъ, выдающимся изъ снѣга, они и найдены... Ноги ихъ обернуты тряпицами... обуви не было... Дневникъ капитана конченъ 30 октября. Въ предыдущія числа записана смерть 5 матросовъ. Тѣло капитана Мельвиль предполагаетъ доставить для погребенія въ Якутскъ.

Дальнѣйшіе розыски продолжаются. О трудности ихъ можно судить потому, что Мельвилю съ товарищами уже пришлось испытать страхъ голодной смерти при потерѣ въ снѣжную бурю своего каравана.

Ѣзда по снѣжнымъ пустынямъ на собакахъ весьма затруднительна при отсутствіи жилыхъ станцій и необходимости запаса пищи для нихъ. Въ одной упряжи 10 собакъ; каждая собака ѣсть въ день по омулю; одинъ переѣздъ продолжается до 10 дней, слѣдовательно, собаки едва только могутъ везти свой кормъ.

Г-нъ Ипатьевъ, Верхоянскій исправникъ, раздѣляетъ съ путешественниками труды экспедиціи, оказывая имъ весьма существенную помощь. Но и онъ замѣчаетъ, что больше 8 саней онъ не въ силахъ для нихъ приготовить и прибытіе слѣдующей экспедиціи (Джаксона) считаетъ весьма затруднительнымъ.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №22 от 30 мая 1882 г.

19 апрѣля прибылъ въ Петербургь изъ Сибири, на возвратномъ пути въ Америку, лейтенантъ Даненгауеръ, старшій офицеръ съ парохода «Жанетта», разбитаго льдами въ Сѣверномъ Ледовитомъ океанѣ, спасшійся послѣ кораблекрушенія съ немногими изъ своего экипажа. Утромъ 20 апрѣля, Даненгауера привѣтствовала депутація отъ Императорскаго Русскаго Географическаго Общества, которое, желая выразить свое уваженіе замѣчательному географическому подвигу, совершенному экипажемъ «Жанетты», имѣло въ виду созвать въ честь Даненгауера экстренное торжественное собраніе, но къ сожалѣнію, должно было отказаться отъ этой мысли вслѣдствіе разстроеннаго здоровья лейтенанта Даненгауера, котораго зрѣніе сильно пострадало во время энергическихъ его усилій для спасенія его несчастныхъ товарищей. Вечеромъ, въ тоть-же день, въ квартирѣ корреспондента газеты «Нью-Іоркъ-Геральдъ» г. Ивана де-Вестина, въ честь г. Даненгауера состоялся раутъ, гдѢ знаменитаго американскаго моряка привѣтствовали представители петербургской періодической печати, а также находящіеся въ Петербургѣ корреспонденты парижскихъ, лондонскихъ и другихъ заграничныхъ газетъ, ученые и артисты. Г. Даненгауеръ по французски передалъ присутствующимъ нѣсколько эпизодовъ изъ своихъ героическихъ подвиговъ въ пустыняхъ Сибири, гдѣ ему удалось спасти часть своихъ отважныхъ товарищей. 22 апрѣля онъ уѣхалъ заграницу.

Гибель парохода «Роджерсъ».

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №24 от 13 iюня 1882 г.

  Въ виду интереса, возбужденнаго извѣстіемъ о гибели американскаго военнаго барка «Роджерсъ», сгорѣвшаго отъ неосторожности въ Ледовитомъ океанѣ, около мыса Сердце-Камень, «Кронштадтскій Вѣстникъ» сообщаетъ слѣдующія подробности о плаваніи этого судна.

  Военный баркъ «Роджерсъ» небольшое судно, въ 420 регистровыхъ тоннъ, передѣланъ изъ парохода и переименованъ въ честь адмирала Роджерса. Это судно было снабжено пятью вельботами и одною спасательною лодкою съ полозьями и обшито заново второю наружною обшивкою изъ 3-хъ дюймовыхъ дубовыхъ досокъ. Баркъ имѣлъ паровую лебедку для подъема якоря, десяти-фунтовое орудіе и два двухлопастныхъ винта, изъ которыхъ одинъ запасный лежалъ на палубѣ. Затѣмъ, имѣлся опрѣснитель, пять паровыхъ помпъ и паровое отопленіе, проведенное во всѣ отдѣленія судна, и кромѣ того, имѣлся еще большой запасъ каминовъ въ ящикахъ. На палубѣ, въ нѣсколько рядовъ, были уложены сосновыя 2-хъ дюймовыя доски для устройства крыши надъ всѣмъ судномъ во время зимовки. Въ кормовой части, за капитанскою каютою помѣщалась богатая библіотека, различные инструменты: теодолиты, запасные компасы, барометры, лаги, лоты новѣйшихъ образцовъ, одиннадцать хронометровъ и стеклянныя цистерны со спиртомъ для храненія рѣдкихъ рыбъ и мелкихъ образцовъ животнаго царства. Провизіи было принято на 4 года. Вся команда была снабжена прекрасною теплою одеждою, а провизія уложена въ жестянки правильной формы, дабы въ случаѣ открывшейся въ суднѣ течи, или пожара, какъ и случилось, можно было удобно все выгрузить на ледъ. Этой предусмотрительностью объясняется, что спасшіеся не нуждаются въ провизіи.

   Роджерсомъ» командовалъ лейтенантъ флота Соединенныхъ Штатовъ Берри, человѣкъ весьма энергичный и опытный, плававшій уже въ арктическихъ моряхъ на «Тигрицѣ». Команда состояла изъ 37 чел., въ томъ числѣ офицеры, матросы, машинная команда и полковникъ Гильдерсъ, корреспондентъ газеты «New York Herald».

  Полковникъ Гильдерсъ человѣкъ вполнѣ бывалый, уже раньше участвовавшій въ санной экспедиціи лейтенанта Шватки, въ 1878—80 г., нашедшаго слѣды послѣдняго зимовья франклиновой партіи на землѣ короля Вильгельма. Въ числѣ экипажа барка находится также Джоржъ Кенненъ, много путешествовавшій на саняхъ по полярнымъ странамъ.

Въ такомъ видѣ снабженный баркъ «Роджерсъ» вышелъ 4-го (16) іюня прошлаго года изъ Санъ-Франциско для отысканія слѣдовъ парохода «Жаннетты» и для собиранія свѣдѣній объ участи двухъ китобоевъ «Моунтъ-Волластонъ» и «Виджиллантъ», пропавшихъ безъ вѣсти съ 1879 года.

   Лейтенантъ Берри предполагалъ посѣтить Петропавловскъ, заливъ св. Лаврентія, мысъ Сердце-Камень, Колючинскую бухту, островъ Геральда и землю Врангеля и затѣмъ отправить санныя партіи для отысканія слѣдовъ яхты «Жаннеттъ». Въ случаѣ надобности, развѣдочная экспедиція была готова перезимовать на землѣ Врангеля или на сибирскомъ берегу.

  8 іюля «Роджерсъ» прибылъ въ Петропавловскъ, въ Камчаткѣ, гдѣ засталъ нашъ клиперъ «Стрѣлокъ», командиру котораго было предписано оказывать американской экспедиціи самое широкое содѣйствіе.

Лейтенантъ Берри купилъ въ Петропавловскѣ 40 собакъ и 8 нартъ (сани для ѣзды на собакахъ), а также нанялъ каюра, погонщика собакъ, изъ мѣстныхъ поселенцевъ, крестьянина Татаринова.

  13-го іюля «Роджерсъ» вышелъ изъ Петропавловска и отправился въ Михайловскій постъ, гдѣ грузился углемъ и при выходѣ простоялъ два дня на мели; затѣмъ, заходилъ въ бухту Пловеръ и 7-го августа прибылъ въ заливъ св. Лаврентія, гдѣ встрѣтился въ послѣдній разъ со «Стрѣлкомъ», на который сдалъ почту для отправленія въ Америку и получилъ отъ нашихъ моряковъ живаго быка.

   9-го августа, утромъ, взявъ лоцманомъ чукчу, говорившаго по англійски, «Роджерсъ» вышелъ вмѣстѣ со «Стрѣлкомъ», изъ залива св. Лаврентія и подъ парусами направился въ Беринговъ проливъ и въ Ледовитый океанъ, разсчитывая еще разъ встрѣтиться съ нашимъ клиперомъ у мыса Сердце-Камень, но, какъ извѣстно, эта встрѣча не состоялась, такъ какъ «Стрѣлокъ», не дойдя до названнаго мыса, вернулся обратно въ проливъ.

   24-го августа и. ст. баркъ сталъ на якорь у острова Геральдъ, гдѣ, не найдя слѣдовъ «Жаннетты» и оставивъ надпись о своемъ посѣщеніи на наиболѣе видномъ утесѣ, шелъ къ землѣ Врангеля, гдѣ на слѣдующій день сталъ на якорь у южной оконечности острова; по пути «Роджерсу» нѣсколько разъ приходилось пробираться въ разбитомъ льду. Здѣсь лейтенантъ Берри отправилъ три отдѣльныя партіи, которыя впервые изслѣдовали землю Врангеля съ суши и съ моря, и водрузили тамъ звѣздный флагъ, чѣмъ окончательно закрѣпили этотъ островъ за Соединенными Штатами. Найдя здѣсь единственные признаки пребыванія людей, оставленные «Томасомъ Корвинымъ», бывшимъ тутъ въ первыхъ числахъ августа, «Роджерсъ» двинулся дальше на сѣверъ. 19 сентября баркъ достигъ широты 73°44’ и затѣмъ, повернувъ къ югу, возвратился въ бухту св. Лаврентія, гдѣ намѣренъ былъ провести зиму.

   Съ барка должна была отправиться на берега Сибири партія, съ годовымъ запасомъ провизіи, для изслѣдованія сѣвернаго и восточнаго берега и пройти къ западу внутрь материка.

   Барку «Роджерсъ» не пришлось зимовать въ заливѣ св. Лаврентія. Вѣрнѣе всего, что «Роджерсъ», выйдя еще разъ въ океанъ для изслѣдованій, которыми усердно занимались лейтенантъ Берри и его спутники, на границѣ вѣчно свободныхъ водъ, идущихъ изъ Берингова пролива въ океанъ, у мыса Сердце-Камень, былъ затертъ встрѣченными плавающими льдами, какъ и пароходъ «Вега», и тутъ спокойно прозимовалъ бы, какъ и Норденшельдъ, еслибъ не случился пожаръ.

   Близостью чукчей, а также и подготовленностью экипажа къ саннымъ путешествіямъ можно объяснить то обстоятельство, что экипажъ «Роджерса» не подвергся участи капитана Де-Лонга и его спутниковъ. Во всякомъ случаѣ корреспонденту «N.Y. Herald», полковнику Гильдерсу, прежде чѣмъ онъ добрался до рѣки Колымы, въ Нижне и Средне-Колымскъ, пришлось совершить путешествіе на саняхъ въ нѣсколько сотъ верстъ. Этимъ же путемъ Норденшельдъ черезъ чукчей переслалъ о себѣ первое извѣстіе. Спасенный экипажъ «Роджерса», вѣроятно, проживетъ у чукчей до тѣхъ поръ, пока не будетъ опредѣленъ пунктъ, куда будетъ за ними выслано судно изъ Санъ-Франциско, которое, не ранѣе конца іюня или начала іюля и даже позже, можетъ попасть къ мысу Сердце-Камень и то, если льды позволятъ. Вѣроятнѣе всего, что лейтенантъ Берри попытается переправиться со всѣмъ экипажемъ саннымъ путемъ на собакахъ или на оленяхъ въ заливъ св. Лаврентія, куда, какъ въ ближайшій пунктъ, можно предполагать, и будетъ послано за ними судно. Это судно, вѣроятно, будетъ таможенный крейсеръ «Томасъ-Корвинъ», командиръ котораго, капитанъ Хуперъ, хорошо знакомъ съ полярнымъ плаваніемъ и берегами сѣверо-восточной Сибири и передъ «Роджерсомъ» нѣсколько разъ былъ въ Ледовитомъ океанѣ — въ 1880 году, ходилъ туда на поиски яхты «Жаннеттъ» и на слѣдующій годъ, въ августѣ, посѣтилъ землю Врангеля. Капитанъ Хуперъ, ежегодно плавающій въ Беринговомъ морѣ, служитъ грозой американскимъ промысловымъ шхунамъ, занимающимся контрабандной продажей спирта и запрещенной ловлей звѣрей у Аляски и Алеутскихъ острововъ.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №26 от 27 iюня 1882 г.

Лейтенантъ Даненгауеръ, старшій офицеръ съ погибшаго парохода «Жаннетта», прислалъ, какъ сообщаетъ «Новое Время», изъ Нью Іорка нѣкоторымъ изъ лицъ, принимавшихъ участіе въ благополучномъ возвращеніи его на родину, письма, въ которыхъ, кромѣ благодарности отъ своего имени и отъ своихъ спутниковъ, увѣдомляетъ, что американскіе врачи подали надежду на совершенное излѣченіе его глазъ, и что, въ недалекомъ будущемъ, ему, быть можетъ, придется еще воспользоваться любезностью русскихъ при новомъ плаваніи на сѣверъ.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №29 от 18 iюля 1882 г.

Газетѣ «Сибирь» пишутъ изъ Якутска что инженеръ Мельвиль совершенно прекратилъ дальнѣйшіе поиски остальной части экипажа «Жанетты», въ виду очевидной безплодности таковыхъ, и потому возвратился уже въ Якутскъ. Затѣмъ, вмѣстѣ съ корреспондентомъ Гильдеромъ, норвежцемъ Гринбекомъ, американцами: Батлетомъ, Ниндеманомъ, Джаксономъ, датчаниномъ Ларсеномъ и вновь прибывшими на 17 собакахъ съ мыса Сердце-Камень — капитаномъ сгорѣвшаго парохода «Роджерсъ» Берри, лейтенантомъ Гантомъ и матросомъ — Норозомъ 30-го мая выѣхали изъ Якутска, на пароходѣ «Піонеръ», въ Иркутскъ.

Оттуда же намъ сообщаютъ, что трупы капитана «Жанетты» Делонга, доктора Амблера и восьми*) матросовъ найдены Мельвилемъ на безымянномъ песчаномъ островѣ Ленскаго архипелага. Осмотръ этихъ десяти труповъ ясно показывалъ, что сказанныя лица погибли отъ голода и холода, ни на одномъ изъ нихъ не было обуви, питались же они, какъ можно заключитъ изъ остатковъ, найденныхъ въ котлѣ, мелкимъ тальникомъ и кожею отъ обуви. Островъ, на которомъ найдены эти трупы, неизвѣстенъ мѣстнымъ жителямъ и находится отъ ближайшаго жилаго мѣста, селенія Кумаксурки, въ 160-ти верстахъ, къ сѣверу. Изъ дневника, веденнаго Делонгомъ, можно заключить, что смерть его и его товарищей послѣдовала 18 октября**) прошлаго года.

По осмотрѣ, трупы Делонга и его умершихъ спутниковъ сложены въ ящикъ, сдѣланный изъ барочнаго лѣса и положены въ могилу, мѣстомъ для коей избрали урочище Кенуль, въ 10 верстахъ отъ зимовья Матвѣя, а отъ села Булуна въ 270 верстахъ внизъ по лѣвому берегу Лены. Надъ могилою усопшихъ водруженъ деревянный крестъ.

*) Вся партія Делонга состояла изъ 12 человѣкъ; на островѣ этомъ найдено 10 изъ нихъ, остальные же двое матросовъ, какъ видно изъ дневника Делонга, раньше были погребены товарищами во льдахъ рѣки Лены.

**) Указана дата юлианского календаря, принятого в России.

Сиб.Газ. №50, 12 декабря 1882

Якутскъ, 5 ноября. Объ американцахъ поѣхавшихъ нынѣшнимъ лѣтомъ къ устью Лены за розысками лейтенанта Чипа, — ни слуху, ни духу. Такъ-же безъ вѣсти пропали и наши казаки, посланные за поимкой Верхоянскихъ бѣглецовъ къ устьямъ Лены. Участь казаковъ еще незавиднѣе: запасы ихъ какъ пищи, такъ и одежды самые незатѣйливые. А дельта Лены широкая, зима суровая, жилыхъ мѣстъ нѣтъ. Вспомнятъ эти казаки, по случаю юбилея, своихъ предковъ, что за 300 лѣтъ предъ ними шли по Ленѣ, — и позавидуютъ имъ. — Къ отысканію тѣхъ и другихъ приняты мѣры.

Сиб.Газ. №51, 19 декабря 1882

Изъ Якутска намъ пишутъ, что 11 ноября американцы, ходившіе за розысками лейтенанта Чиппа къ берегамъ Ледовитаго океана, возвратились благополучно въ Якутскъ. Двое изъ нихъ остались, однакожъ, на мѣстѣ розысковъ. Прибывшіе разсказываютъ, что они оставили казаковъ нашихъ въ Булунѣ, сказавъ имъ, что бѣглецы Верхоянскіе нашлись и миссія ихъ кончена.

Якутскъ, 12 ноября. Со дня отправки американской экспедиціи, состоящей изъ гг. Гарпера, Шютца и Гунта изъ Якутска въ іюнѣ мѣсяцѣ сего года въ ледовитый океанъ съ цѣлью отысканія погибшаго лейтенанта Чиппа, изъ команды парохода «Жанетты», рѣшительно никакихъ извѣстій или слуховъ долго не получалось, почему здѣсь начали безпокоиться о судьбѣ этой экспедиціи и уже въ октябрѣ нашъ губернаторъ отрядилъ казаковъ съ необходимыми припасами къ устью Лены для отысканія этой экспедиціи. Но 11 ноября мы были обрадованы пріѣздомъ нѣкоторыхъ членовъ экспедиціи. Прибылъ лейтенантъ Гунтъ и привезъ съ собою трупъ, погибшаго въ октябрѣ 1881 г. вмѣстѣ съ Делонгомъ, корреспондента «New-York-Herald», Коллинса. Они передаютъ, что трупы остальныхъ 9-ти погибшихъ американцевъ также будутъ перевезены съ устья Лены въ Америку. Гг. Гарнеръ и Шютцъ остались на Быковскомъ мысѣ, откуда отправились берегомъ моря до устья Лены искать лодку, или другіе слѣды лейтенанта Чиппа. Такъ какъ путь ихъ пролегаетъ до самаго сѣвернаго мыса около устья Лены, гдѣ начальникъ русской астрономической экспедиціи, лейтенантъ Юргенсъ, на Туматскомъ мысу, выстроилъ свою обсерваторію, то Гарнеръ и Шутцъ намѣрены заѣхать къ Юргенсу. Во время плаванія по Ленѣ и въ открытомъ морѣ въ числѣ многихъ затрудненій и опасностей Гунтъ и его спутники въ іюлѣ около «Столбоваго» выдержали штормъ. Они жалуются на морозы и недостатокъ снѣга въ Якутскомъ округѣ, такъ что часто приходилось имъ, во время ѣзды изъ Верхоленска въ Якутскъ, идти пѣшкомъ, по голымъ камнямъ. Трупъ Коллинса привезенъ въ томъ состояніи, какъ онъ найденъ, т.е., съ босыми обожженными ногами, ноги согнуты въ колѣнномъ суставѣ, голова опрокинута сильно къ спинѣ, ротъ открытъ, оба локтя отставлены отъ тѣла, весь трупъ исхудалъ и почти черно-коричневаго цвѣта. Состояніе и положеніе трупа невольно убѣждаетъ въ томъ, что Коллинсъ умеръ въ жестокихъ страданіяхъ.

Сиб.газ. №18, 1 мая 1883.

Якутскъ, 17-го марта. Изъ округа получаются неутѣшительныя извѣстія о развитіи оспы. Доносятъ о закрытіи школъ. — Число больныхъ никакъ нельзя, однакожъ, опредѣлить приблизительно даже въ городѣ. Оспенная больница устроена на 14 кроватей, но онѣ никогда не были заняты всѣ; объясняется это рѣшительнымъ отказомъ якутовъ идти въ больницу, —развѣ, что только полиція найдетъ гдѣ-нибудь бездомоваго якута и водворитъ его туда. Сами же якуты того мнѣнія, сильно укоренившагося и распространеннаго между ними, что больница есть ничто иное, какъ послѣдняя станція но пути на тотъ свѣтъ, и возврата съ нея небываетъ. Потому якуты, по возможности, стараются скрыть оспенно-больныхъ, и даже по заболѣваніи немедленно увозятъ ихъ изъ города, чтобъ какъ-нибудь избѣжать больницы.

Къ несчастію, одновременно съ появленіемъ оспы совпало розысканіе лейтенантами Гарберомъ и Шютцемъ тѣлъ Де-Лонга съ товарищами. Вырыть изъ земли 10 труповъ, провезти ихъ по всей области и затѣмъ держать при городской больницѣ, — никакъ нельзя было сдѣлать секретно. А для напуганнаго уже воображенія якутовъ и ленскихъ крестьянъ это такая богатая тема для фантастическихъ разсказовъ, какую и нарочно не выдумаешь. — Гарберъ и Шютцъ собрали всѣ трупы несчастной партіи Де-Лонга, кромѣ двухъ унесенныхъ водою, такъ какъ они погребены были во-льдинахъ. Трупы сохранились хорошо, потому что надъ могилами ихъ, весьма не глубокими, были насыпаны курганы, защищавшіе отъ согрѣванія лѣтомъ. Вопросъ о дальнѣйшей судьбѣ труповъ не рѣшенъ. Если гроба останутся въ Оренбургѣ, какъ распорядилось американское правительство, то трупамъ придется пролежать въ Якутскѣ до слѣдующей зимы, когда возможна будетъ перевозка ихъ до Оренбурга. Гарберъ же просилъ правительство о доставкѣ гробовь въ Якутскъ, хотя бы и лѣтнимъ путемъ. Бальзамировка можетъ быть выполнена и здѣшними врачами.

На коронацію изъ Якутска выѣхали депутаты: якутъ и казачій мѣстнаго полка офицеръ.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №49 от 4 декабря 1883 г.

Намъ пишутъ изъ Якутска, что въ скоромъ времени оттуда будутъ вывезены чрезъ Сибирь и Россію въ Америку трупы Де-Лонга и его спутниковъ. Укладка труповъ въ металлическіе гробы и задѣлка послѣднихъ уже началась. Сопровождать трупы будутъ лейтенанты американскаго флота Гарберъ и Шютце. Теперь въ Якутскѣ идутъ дѣятельныя и дружныя изысканія о личности автора статьи «изъ Якутска объ оспѣ и проч.» Не любятъ въ Якутскѣ, когда выносятъ соръ изъ избы.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №50 от 11 декабря 1883 г.

Якутскъ. 1 ноября. Временная могила американцевъ съ «Жаннетты» вскрыта. Десять труповъ — Де-Лонгь, корреспондентъ Коллинзъ, докторъ и др. вынуты для укупорки во временные, сдѣланные здѣсь изъ бѣлой жести, гроба. Трупы уже значительно попортились. Въ анатомическомъ театрѣ, подъ наблюденіемъ доктора Капелло, ихъ оттаивали, снимали одежду, и завернувъ въ холстъ съ надписью фамилій, клали въ гробы. Разумѣется, снять одежду можно было только разрѣзавъ ее на куски. Но въ этихъ кускахъ можно было прочесть цѣлую исторію послѣдняго пути этой несчастной партіи. Лица, умершія прежде, одѣты легко. Ихъ одежда шла на спасеніе еще живыхъ. Холодъ былъ сильный, а голодный желудокъ не согрѣвалъ. Несчастные надѣвали на себя все, что могли. По словамъ очевидцевъ, слой одежды доходилъ до четверти толщины. Подъ слоемъ двухъ трехъ верхнихъ пальто оказывалась рубашка, за нею шелъ мундиръ, а тамъ опять нѣсколько сорочекъ, фуфаекъ. Ноги окутаны десятками тряпицъ. Руки, ноги нѣкоторыхъ заживо поражены гангреной.

Десять гробовъ, подъ наблюденіемъ лейтенантовъ Гарбера и Шютце, дойдутъ до Оренбурга, гдѣ еще разъ будутъ переложены въ приготовленные тамъ свинцовые гроба, и затѣмъ уже отправятся на родину, которая отдастъ послѣднюю честь своимъ героямъ.

А намъ якутамъ, эта печальная исторія, прошедшая передъ нами въ живыхъ картинахъ, пусть останется хоть маленькимъ памятникомъ существованія на свѣтѣ людей-героевъ, людей науки, знанія, труда!

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №51 от 18 декабря 1883 г.

Иркутскъ, 9 декабря. Сегодня происходили торжественные проводы останковъ капитана Делонга и его сподвижниковъ въ полярной экспедиціи на американскомъ суднѣ "Жанета", погибшемъ въ 1881 году. На гроба возложены вѣнки; во время процессіи публикѣ раздавались стихи, посвященные памяти усопшихъ.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №52 от 25 декабря 1883 г.

Въ понедѣльникъ, 19 декабря, въ 5 час. по полудни въ Томскъ прибыли лейтенанты американскаго флота Гарберъ и Шютце, сопровождающіе смертные останки членовъ экспедицiи парохода «Жанетты» — капитана Де-Лонга, Коллинза, доктора Амблера и другихъ, розысканныхъ въ прошломъ году Мельвиллемъ, избѣгнувшимъ участи своихъ товарищей. Тѣла погибшихъ путешественниковъ, какъ извѣстно, были вынуты изъ временной могилы въ Якутскѣ, уложены сперва въ жестянные гроба, затѣмъ въ деревянные ящики и такимъ образомъ, установленные по два гроба на сани, должны быть доставлены до Оренбурга, оттуда по желѣзной дорогѣ въ Одессу, а затѣмъ морскимъ путемъ на родину, въ Америку.

На другой день гг. Гарберъ и Щютце были приглашены въ общественное собраніе на обѣдъ, на которомъ присутствовало около 40 человѣкъ. За обѣдомъ лейтенантъ Гарберъ, въ произнесенной на англійскомъ языкѣ краткой рѣчи, выразилъ глубокую признательность за то сочувствіе, съ которымъ они были встрѣчены въ Сибири вообще, а въ Томскѣ въ особенности, и за знаки уваженія, оказанные памяти ихъ покойныхъ соотечественниковъ. На другой день въ 10 ч. утра, сани съ установленными на нихъ ящиками съ гробами, укупоренными въ черные покровы, вывезены были изъ двора гостинницы «Европа» и въ ожиданіи лошадей помѣщены передъ зданіемъ городскаго общественнаго управленія. Затѣмъ на ящики эти, украшенные зеленью, возложены вѣнки. Къ тому времени въ залѣ городской думы собрались гласные, члены управы, нѣкоторые представители мѣстной администраціи и многочисленная публика. Въ 11 час. явились туда и готовые къ отъѣзду гг. Гарберъ и Шютце. Пригласивъ ихъ занять почетныя мѣста за столомъ, на которомъ красовался вѣнокъ отъ г. Томска, городской голова П.В. Михайловъ прочелъ краткій историческій очеркъ злополучной экспедиціи, печальный исходъ которой послужилъ причиною появленія въ Томскѣ лейтенантовъ Гарбера и Шютце, посланныхъ правительствомъ Соединенныхъ Штатовъ для доставленія смертныхъ останковъ погибшихъ героевъ-путешественниковъ на родину. Затѣмъ г. Гарберъ по-англійски выразилъ еще разъ г. Томску признательность отъ имени американской націи за пріемъ и знаки уваженія къ памяти усопшихъ. На средній гробъ положенъ вѣнокъ изъ свѣжей зелени и цвѣтовъ, украшенный траурной лентой съ вышитою надписью «погибшимъ знанія ради», а когда сюда же былъ положенъ вѣнокъ отъ города, американцы при пожеланіяхъ благополучнаго пути отправились въ дальнѣйшее путешествіе, увозя съ собою прахъ этихъ мучениковъ знанія и науки. Народу присутствовало весьма много.

Лейтенанты Гарберъ и Шютце настоящіе джентльмены, держатъ себя весьма свободно и производятъ впечатлѣніе вполнѣ дѣловыхъ людей. Говорятъ на нѣсколькихъ языкахъ и во время своего пребыванія въ Сибири нѣсколько ознакомились съ русскою рѣчью; г. Шютце говоритъ и читаетъ по русски. По ихъ словамъ, вашингтонскій конгрессъ ассигновалъ на расходы по доставкѣ въ Америку тѣлъ капитана Де-Лонга и его товарищей 50,000 долларовъ.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №1 от 1 января 1884 г.

Въ № 50 газеты «Сибирь» подробно описаны встрѣча и пріемъ въ Иркутскѣ американцевъ, прибывшихъ туда 5 декабря съ трупами Делонга и другихъ членовъ полярной экспедиціи.

«5 декабря на Якутскую заставу прибыли члены распорядительнаго комитета В. С. Отд. Геогр. Общ. и представители города, какъ то: городской голова, члены управы и нѣкоторые гласные. Привезено всего 10 труповъ, а именно: DeLong’a, Каск’а, Lee, Gortz’a, Соllіnz’а, Drezzler’а, Amblee, Boyd’a, Ah Sam’a (китаецъ) (на десятомъ гробу надписи не сохранилось). Они поставлены на Тихвинской площади въ отдѣланной прилично случаю бесѣдкѣ, причемъ А. И. Бобровниковымъ была сказана краткая рѣчь: "М. м., г. г.! Не простое любопытство, а сожалѣніе о еще не отысканныхъ, а также и почивающихъ въ этихъ гробахъ мученикахъ науки, признаніе ихъ заслугъ, героизма и самоотверженія, наконецъ, глубокая признательность къ лицамъ, сопровождающимъ эти дорогіе останки, г. г. Герберу и Шутцу привели насъ на это мѣсто. Удостоенный чести быть выразителемъ этихъ чувствъ отъ ВСОИРГО, я боюсь одного, что мои слова слишкомъ слабо выразятъ то, что всѣ мы, предстоящія здѣсь, таимъ въ глубинѣ нашей души. Взоръ нашъ слѣдуетъ за Вами. Однако и суровый климатъ Сибири, лишившій Америку столькихъ честныхъ, самоотверженныхъ и безкорыстныхъ дѣятелей, не въ силахъ охладить нашихъ чувствъ. Сперва, мы съ большимъ интересомъ ждали извѣстій о движеніи "Жанетты" и слѣдили по картѣ за этими движеніями экспедиціи, отправившейся преслѣдовать высоконаучныя цѣли и широко-гуманные задачи. Потомъ съ ужасомъ читали о крушеніи прекраснаго парохода. Съ невыразимою скорбью узнали о безслѣдномъ исчезновеніи лодки, въ которой находились Dunbar Swetman, Warren, Johuson, Star, Scharvell и Kuchne подъ начальствомъ лейтенанта Чиппа (Chipp). Съ темъ же чувствомъ узнали о мученической смерти великаго капитана де Лонга и его одиннадцати спутниковъ. Вздохнули спокойнѣе, прочитавъ донесеніе объ отысканіи ихъ дорогихъ труповъ лейтенантомъ Мельвилемъ. И, наконецъ, послѣ долгаго ожиданія, давшаго намъ, впрочемъ, возможность уразумѣть величіе ихъ подвига и опредѣлить прекрасныя черты ихъ ума и характера, имѣемъ честь предстоять предъ ихъ поучительными останками. Сколько мучительныхъ минутъ, сколько лишеній и горя должны были пережить эти люди, выдержавшіе двадцатитрехмесячное плаваніе по страшному и неизвѣстному океану и 140-дневное скитаніе по суше и водѣ, пѣшкомъ, въ лодкахъ и вбродъ! Сколько надеждъ подавали эти безкорыстные дѣятели, сколько утѣшенія и отрады ожидали отъ нихъ Отечество и (отъ нѣкоторыхъ) семья! Примите же, честные граждане, отважные и безкорыстные души, это скромное выраженіе нашего сочувствія, которое ставитъ имена де Лонга, доктора Эмблера, метеоролога Коллинса, Кача, Ли, Гертца, Дресстлера, Бойда, Алексиса и Ахъ-Сама, почивающихъ въ этихъ гробахъ, а равно всѣхъ составляющихъ экипажъ "Жанетты" наряду со всѣми путешественниками въ полярные страны и на сѣверные окраины Сибири. Почтимъ же глубокимъ и сердечнымъ поклономъ прахъ этихъ благородныхъ дѣятелей и увѣнчаемъ гробы ихъ въ знакъ искренняго нашего сочувствія и глубокаго уваженія вѣнкомъ Сибири, въ которой имъ суждено было безвременно погибнуть".

6 декабря на гробахъ несчастныхъ жертвъ науки появилось шесть вѣнковъ, какъ то; отъ отдѣла географическаго общества, отъ городскаго общества, отъ сибирской прессы, отъ общества врачей В. Сибири, отъ общества офицеровъ и отъ нѣкоторыхъ дамъ.

7 декабря состоялось довольно многочисленное общее собраніе членовъ здѣшняго отдѣла географическаго общества, причемъ А. И. Бобровниковъ, въ прекрасно составленномъ очеркѣ, напомнилъ главнѣйшія обстоятельства экспедиціи экипажа Жаннетты и въ заключеніе предложилъ, чтобы имя Делонга было помѣщено на зданіи музея географическаго общества въ числѣ другихъ лицъ, потрудившихся на пользу науки. Какъ бы отвѣтомъ на прочувствованную рѣчь г. Бобровникова послужилъ спичъ, сказанный на англійскомъ языкѣ г. Шютце, однимъ изъ сопровождающихъ труппы американцевъ. Вотъ этотъ спичъ.

„Милостивые государыни и государи, члены географическаго общества восточной Сибири! Американцы извѣстны одинаково хорошо, по ихъ наклонности говорить спичи, я думаю, какъ въ Азіи, такъ и въ Европѣ. Морскіе офицеры, напротивъ слывутъ за молчаливыхъ людей, и наша рѣчь потому будетъ коротка. Адмиралъ Фаррагутъ однажды выразился, что онъ не желалъ бы имѣть подъ своей командой такого офицера, который былъ бы въ состояніи сказать спичъ. Прошу извиненія, если и мы останемся вѣрными знамени, воздвигнутому знаменитымъ командиромъ.

Благодарность вамъ за въ высшей степени сердечный пріемъ, оказанный намъ въ этотъ вечеръ. Половина нашего труднаго путешествія по крайнему сѣверу уже окончена, и оказанный намъ здѣсь пріемъ столько же искрененъ, сколько и неожиданъ нами. Особенно надобно выставить на видъ, что общество, организованное для разработки знаній, ради которыхъ умерли наши возлюбленные товарищи, соединилось съ городскими иркутскими властями въ оказаніи послѣднихъ почестей умершимъ въ той странѣ, гдѣ они нашли свой рокъ. О, если-бъ вы знали, какія чувства возбуждены въ нашихъ сердцахъ по этому случаю, то было бы излишне дѣлать оцѣнку единодушной и искренней симпатіи и помощи, которыя излиты на насъ русскимъ народомъ.

Благодарность вамъ за ваше похвальное слово Делонгу и его товарищамъ. Для насъ достаточно знать, что они умерли подобно людямъ, встрѣтившимъ свой рокъ безъ всякаго ропота. Наша родина стремится оказать послѣднія почести ихъ останкамъ, и наши соотечественники будутъ въ высшей степени довольны, услышавши о тѣхъ почестяхъ, который оказаны были имъ здѣсь, и мы сочтемъ для себя сколько удовольствіемъ, столько же и обязанностію довести до свѣдѣнія нашего правительства объ атрибутахъ почестей и уваженія, оказанныхъ умершимъ въ отдаленнѣйшихъ областяхъ Сибири.

Когда мы возвратимся домой и окончимъ нашу печальную миссію, то увеземъ съ собой въ высшей степени пріятныя воспоминанія объ Иркутскѣ, и тотъ пріемъ и радушіе, которые были оказаны намъ правительствомъ, городскими властями, географическимъ обществомъ и вообще сибирскимъ народомъ никогда не будутъ нами забыты.

Сказано - сдѣлано. Примите же нашу искреннюю благодарность отъ имени правительства Соединенныхъ Штатовъ, равно какъ и отъ насъ самихъ".

9 декабря происходили проводы труповъ американцевъ при громадномъ стеченіи публики; торжественность проводовъ усиливалась отъ того обстоятельства, что останки мучениковъ-науки сопровождали также и войска съ военною музыкою. На тихвинской площади г. Н. Максимовичъ-Васильковскій сказалъ стихи:

„На гробъ капитана Делонга и его товарищей“.

Въ пустыняхъ холодныхъ, во славу науки,

Вы въ жертву себя принесли.

Смотрите, всѣ страны простерли вамъ руки —

На гробъ вамъ вѣнки принесли.

 

Вашъ подвигъ всѣмъ юношамъ долгъ ихъ укажетъ,

Какъ, міру служа, умирать

Какъ слѣдуетъ. Имя то ваше имъ скажетъ

Для ближнихъ себя забывать!

 

Де Лонгъ! Ты отважный воитель науки,

Ты — витязь теперешнихъ дней,

Ты славы не вѣдалъ, ты вынесъ лишь муки

Для знанья и пользы людей.

 

И имя потомки твое не забудутъ,

Наука его сохранитъ,

И славить потомки твой подвигъ всѣ будутъ,

Хоть будешь ты въ землю зарытъ.

 

Всѣ пять частей свѣта, съ тобою прощаясь,

Промолвятъ: «Покойся; герой!»

Погибшій, средь тундры безплодной скитаясь,

Ты чести достоинъ такой.

 

Кто такъ умираетъ, тотъ вновь воскресаетъ

Въ устахъ умиленной толпы.

И тѣло героевъ хотя зарываютъ, но славу они по себѣ оставляютъ,

Такъ лавры не свянутъ твои.

Публика провожала до перевоза, гдѣ произведены были три выстрѣла сопровождавшими войсками».

Изъ этого описанія видно, какъ различно отнеслись къ одному и тому же Иркутскъ и Томскъ. «Сиб. Газ.» не приняла никакого участія въ печальныхъ проводахъ труповъ американцевъ въ Томскѣ, ибо нашъ вѣнокъ былъ общій съ «Сибирью»: о возложеніи его мы сносились по телеграфу. Говоря въ прошломъ номерѣ о проводахъ американцевъ, мы ничего не сказали объ ихъ встрѣчѣ: встрѣчи не было, Томскъ узналъ о прибытіи Шютце и Гарбера только на другой день ихъ пріѣзда.

Сообщение информационных агентств 1884 года
Сообщение информационных агентств 1884 года