История работы станции Сагастыр в Якутии

Рисунок Юргенса. Полярное сияние
Рисунок Юргенса. Полярное сияние

К концу 70-х годов XIX века центральная часть Арктики и Антарктика представляли собой белые пятна на карте мира. Экспедиции разных стран отправлялись в полярные районы преимущественно с целью географических открытий. Научные исследования, если они и проводились, являлись второстепенной задачей. Идею международной программы научных исследований полярных областей сформулировал известный австрийский полярный исследователь Карл Вейпрехт (1838— 1881 гг.). Он считал, что комплексные научные исследования в Арктике и Антарктике возможно провести, лишь объединив усилия ученых ведущих мировых стран при финансовой поддержке их правительств. В соответствии с программой Первого международного полярного года Россия должна была организовать две полярные станции на своей территории. Местом для создания одной из них было выбрано устье Лены. Начальником Ленской полярной станции 30 сентября 1880 года Полярная комиссия Русского географического общества избрала поручика корпуса флотских штурманов Николая Даниловича Юргенса.

Н.Д. Юргенс
Н.Д. Юргенс

Кроме Юргенса в состав экспедиции вошли доктор медицины, естествоиспытатель и впоследствии известный полярный исследователь А.А.Бунге, кандидат математики А.Г.Эйгнер, а также пятеро служителей – моряков и солдат.

А.А.Бунге
А.А.Бунге

В 1881 году началась подготовка к предстоящим исследованиям. Стажировка ученых экспедиции проходила в Пулковской астрономической, Главной физической и Павловской магнитно-метеорологической обсерваториях. Одновременно там же проходила поверка магнитных и метеорологических приборов для наблюдений на станции. 16 декабря 1881 года участники экспедиции отправились в долгий путь из Санкт-Петербурга в Сибирь. До Нижнего Новгорода добрались по железной дороге, дальше путешествие продолжилось на трех тяжело нагруженных повозках. Багаж экспедиции составлял в это время 56 пудов, то есть около 900 килограммов. Новый 1882 год Юргенс и его спутники встретили вблизи Казани, а 6 января прибыли в Пермь. Путь от Перми до Екатеринбурга путешественники проделали по недавно построенному участку железной дороги, а затем им вновь пришлось пересесть на сани. Короткие остановки экспедиция делала в Тюмени и Омске. В Томске пришлось задержаться на несколько дней для закупки оборудования и продовольствия, которые были отправлены прямо в Жигалово – конечный пункт судоходства по нижней Лене. Почтовые дороги того времени сплошь и рядом состояли из ухабов и колдобин, поэтому ехать приходилось медленно и осторожно, чтобы не повредить инструменты. В Красноярске экспедиция задержалась, поскольку на почтовой дороге не было снега. Своих лошадей у экспедиции не было, ее участники пользовались услугами ямщиков-частников. Ямщики запрашивали непомерные цены, а средства, выделенные на экспедицию, были достаточно скромными. Юргенсу неоднократно приходилось обращаться к местным властям за помощью. Так, в Красноярске лишь с помощью местной полиции удалось достать лошадей и продолжить путь. 19 февраля экспедиция прибыла в Иркутск, где выяснилось, что, несмотря на все предосторожности, часть термометров разбилась. В Иркутске экспедиция на время разделилась: Юргенс направился в Якутск для покупки оборудования и продовольствия, Эйгнер и Бунге остались ожидать начала навигации, чтобы отправить запасы экспедиции по Лене. Транспорт для перехода по Лене предоставил золотопромышленник П.А.Сиверс.

Бунге А.А.
Бунге А.А.

В конце апреля вскрылась Лена, и уже в начале мая барки с багажом экспедиции были отправлены из Иркутска, а сами путешественники добрались до Жигалова на телегах. 6 мая в Жигалово пришли барки, началась погрузка на них товаров, пришедших из Томска. Спуск по Лене барки начали 10 мая, а 27 июня они достигли Витимска. Здесь путешественники пересели на пароход «Тихон Задонский», а весь багаж был перегружен на баржу, которая следовала за пароходом на буксире. 4 июня пароход прибыл в Якутск, где участники экспедиции встретились с Юргенсом. В Якутске экспедиция пополнилась еще одним членом – к ней в качестве переводчика с якутского языка, а позднее и наблюдателя, был прикомандирован казак А.Большев. Багаж экспедиции (он составлял уже около 8000 пудов) был перегружен на четыре барки, соединенные попарно.19 июня экспедиция отправилась вниз по реке. Путешествие по Лене проходило сложно, мешали штормы и ветры, несколько раз барки садились на мель. Самый сильный шторм, продолжавшийся несколько дней, начался 27 июля. Барки получили повреждения, значительная часть продовольствия и приборов погибла или была сильно испорчена. Наиболее сильно пострадали приборы для магнитных наблюдений. Три дня путешественники заделывали пробоины, откачивали воду и перегружали имущество, которое удалось спасти, а 31 июля продолжили путь.

Суда на р.Лене. Якутия
Суда на р.Лене. Якутия

Новый шторм разыгрался 1 августа, он продолжался более суток, но не причинил сильных убытков. Наконец 7 августа 1882 года, спустя почти 8 месяцев после начала путешествия, экспедиция достигла места назначения – самого северного селения дельты Лены. Здесь, на южном берегу острова Сагастыр, было выбрано место для устройства станции. Утром 11 августа началась разгрузка барок и предварительные работы для постройки дома. Участникам экспедиции приходилось работать днем и ночью, чтобы успеть вовремя начать наблюдения. Первые метеорологические наблюдения на станции были проведены за день до назначенного срока, 19 (31 по новому стилю) августа, и с этого времени в течение 22 месяцев они проводились ежечасно, как это предусматривалось программой МПГ. Для участников экспедиции началось трудное время.

Полярная станция Сагастыр
Полярная станция Сагастыр

В холодную погоду, под дождем и снегом они строили дом и сооружали юрты для проведения магнитных наблюдений, будки для астрономических наблюдений и кладовые. В дом переселились окончательно лишь 4 сентября. К этому времени были оборудованы и специальные юрты для приборов, сараи, баня. Часть приборов для магнитных наблюдений, пострадавших во время шторма, пришлось чинить, поэтому к систематическим магнитным наблюдениям участники экспедиции приступили только 19 октября 1882 года. С этого дня началась будничная жизнь полярной станции. Кроме обязательных метеорологических, магнитных и астрономических наблюдений участники экспедиции занимались обследованием дельты Лены, провели ряд походов в окрестностях станции.

Отъезд Шютце
Отъезд Шютце

Наиболее длительные походы были предприняты А.А.Бунге, который собрал значительные коллекции минералов и растений. Спустя полгода после начала работы станции Русское географическое общество обратилось к участникам экспедиции с предложением остаться на Сагастыре еще на один год и продолжить исследования по прежней программе. После недолгого обсуждения зимовщики приняли это предложение. Гостями станции нередко бывали местные жители, которые оказывали помощь зимовщикам в заготовке топлива (на берегу находилось большое количество плавника), снабжали олениной и рыбой.

Помещение с приборами
Помещение с приборами

В свою очередь А.А.Бунге оказывал медицинскую помощь местному населению, снабжал их лекарствами. Зимой раз в месяц на станцию из Верхоянска доставлялись письма и газеты, летом доставка почты прекращалась. Свободного времени у полярников были немного, и они посвящали его чтению и обсуждению книг (с собой была привезена большая библиотека), рыбной ловле или охоте. По субботам зимовщики топили баню.

Пароход Лена. Якутия
Пароход Лена. Якутия

26 июня 1884 года работа на полярной станции была завершена. Участники экспедиции на шлюпках покинули остров, где прожили 22 месяца. 14 июля они достигли села Булун, где пересели на пароход «Лена», 19 августа прибыли в Якутск, а оттуда отправились в столицу.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №27 от 30 августа 1881 г.

Ленская полярная экспедиція 1881 г. опредѣлилась окончательно: она состоитъ изъ начальника экспедиціи Д.И. Юргенса и помощниковъ его: кандидата физико-математическаго факультета г. Эйхнера и доктора медицины г. Бунге. Въ началѣ августа экспедиція предполагаетъ отправиться въ Сибирь, чтобъ тамъ подготовить къ веснѣ будущаго года порядочныя средства и обезпечить себя матеріаломъ для построекъ.

Члены новой русской экспедиціи къ устьямъ Лены должны были отправиться въ путь во вторникъ 15-го декабря. Все это предпріятіе ввѣрено Николаю Даниловичу Юргенсу (изъ офицеровъ корпуса штурмановъ). Онъ, вмѣстѣ съ математикомъ Эйгнеромъ, будетъ производить астрономическія, магнитныя и метеорологическія наблюденія; докторъ же медицины, Александръ Александровичи Бунге, будетъ завѣдывать изслѣдованіями по зоологіи, ботаникѣ и другимъ отраслямъ естественныхъ наукъ. Кромѣ названныхъ 3 начальствующихъ лицъ, будуть участвовать въ экспедиціи 9—11 человѣкъ изъ нижнихъ чиновъ, между ними 2 матроса изъ Кронштадта, остальные изъ мѣстныхъ иркутскихъ командъ. Названныя лица изъ Петербурга отправятся, черезъ Москву, въ Нижній Новгородъ. гдѣ они должны снабдиться необходимыми для экспедиціи вещами, съѣстными припасами, платьями и 5 санями, на которыхъ намѣреваются перевозить свои инструменты и консервы, и т.д. Изъ Нижняго Новгорода члены экспедиціи отправятся, черезъ Екатеринбургъ и Томскъ, въ Иркутскъ; весною же будущаго года изъ Иркутска, или уже изъ Якутска, по рѣкѣ Ленѣ, на мѣсто назначенія — въ Ледовитое море. Такъ какъ граница лѣсовъ прекращается уже на значительномъ разстояніи до устьевъ Лены, экспедиціи придется привезти съ собою изъ Якутска лѣсъ, какъ строевой, такъ и для отопленія. Экспедиція должна начать наблюденія 1-го августа 1882 г. и продолжать ихъ до 1-го августа 1883 г.

Профессоръ Норденшельдъ, по газетнымъ свѣдѣніямъ, намѣренъ снова предпринять кругосвѣтное плаваніе.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №5 от 31 января 1882 г.

Въ настоящее вpемя въ Томскѣ находится проѣздомъ къ устьямъ Лены членъ ученой экспедиціи, снаряженной Географическимъ обществомъ для производства магнитныхъ, метеорологическихъ и астрономическихъ наблюденій на крайнемъ сѣверѣ Сибири. Экспедицiя состоитъ изъ начальника ея, Н.Д. Юргенса и двухъ его помощниковъ, г.г. Бунге и Эйгнера, и представляетъ часть обширнаго международнаго научнаго предпрiятія, имѣющаго цѣлью производство въ теченіи одного года наблюденій въ цѣломъ рядѣ новыхъ станцій, устроенныхъ въ сѣверныхъ и отчасти южныхъ полярныхъ странахъ. Въ серединѣ будущаго лѣта экспедиція предполагаетъ отправиться на баркахъ по Ленѣ съ Качугской пристани и 1 Сентября (нов. стиля) уже приступить къ своимъ работамъ, которыя окончатся не ранѣе осени 1883 года.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №6 от 7 февраля 1882 г.

Въ прошломъ № «Сибирской Газеты» мы сообщили коротко о цѣляхъ находящейся въ настоящее время въ Томскѣ ученой экспедиціи къ устьямъ Лены. Въ дополненіе къ этимъ свѣдѣніямъ скажемъ еще, что для возможно большаго успѣха своихъ наблюденій члены экспедиціи полагаютъ соединить свою станцію на устьѣ Лены съ существующими уже метеорологическими станцiями Восточной Сибири рядомъ временныхъ промежуточныхъ станцій. Для станцій этихъ намѣчены слѣдующія пункты: Нижне-Колымскъ, Сектяхъ, Жиганскъ, Верхоянскъ, Якутскъ, Усть-Вилюйскъ, Вилюйскъ, Олекминскъ, Витимская слобода, Киренскъ, Нижнеудинскъ и Верхоленскъ. Для двухъ изъ этихъ пунктовъ, Якутска и Жиганска, экспедиція уже запаслась инструментами; устройство же станцій въ остальныхъ будетъ зависѣть отъ готовности сибирскихъ капиталистовъ помочь этому въ высшей степени важному научному дѣлу, которое будетъ имѣть не только теоретическое, но и практическое значеніе, такъ какъ подвинетъ впередъ изученіе метеорологическихъ условій Ледовитаго океана. Устройство станціи въ Нижне-Колымскѣ было бы особенно важно, такъ какъ заполнило бы значительный пробѣлъ, градусовъ въ 50 по долготѣ, между русской станціей на Ленѣ и первой американской станціей на мысѣ Баррау. Мы желали бы думать, что примѣръ А.М. Сибирякова, такъ много пожертвовавшаго на изслѣдованіе сѣвера Сибири, не останется безъ подражателей, и что для многихъ сибиряковъ будетъ лестно присоединить свое имя къ славному предпріятію, тѣмъ болѣе что затраты на снабженіе отдѣльной станціи необходимыми инструментами не будутъ превышать 500 рублей. Заявленія объ этомъ адресуются: Начальнику экспедиціи, поручику корпуса штурмановъ, Николаю Даниловичу Юргенсу, отправившемуся на дняхъ въ Иркутскъ. Инструменты будутъ немедленно высылаться изъ Петербурга.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №21 от 23 мая 1882 г.

Юргенсъ, начальникъ метеорологической станціи въ устьяхъ Лены, теперь въ Якутскѣ дѣятельно занятъ приготовленіемъ къ путешествію. Между прочимъ, не можетъ найти камней. Извѣстно, что въ Якутскѣ ихъ совершенно нѣтъ. Въ самомъ Якутскѣ существенно необходимы наблюденія термометрическія, но мы не имѣли необходимыхъ инструментовъ. Теперь Юргенсъ готовъ устроить здѣсь полную станцію со всѣми необходимыми приспособленіями, да не находитъ человѣка, которому можно бы было поручить это, требующее знаній и серьезнаго вниманія дѣлу. Ни прогимназія, ни статистическій комитетъ не отвѣчаютъ желаніямъ Юргенса, по разнымъ причинамъ.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №37 от 12 сентября 1882 г.

Изъ сообщенія г. Юргенса Восточно-Сибирскому отдѣлу Императорскаго Русскаго Географическаго Общества извѣстно, что снаряженіе экспедиціи къ устью р. Лены окончено, и въ субботу 19 іюня, въ 5:15 ч. вечера, она отплыла изъ Якутска на 3 паузкахъ и одномъ карбасѣ. Плаваніе началось при благопріятныхъ условіяхъ погоды. Самыя полныя и вѣрныя свѣдѣнія относительно дельты р. Лены сообщилъ экспедиціи г. Мельвиль и снабдилъ ее своей маршрутной картой. По мнѣнію г. Мельвиля, на островахъ дельты только два пункта удобныхъ для устройства станціи: это Баркинъ станъ и Туматское селеніе. Экспедиція остановится на томъ изъ этихъ двухъ пунктовъ, который будетъ легче достижимъ. Грузъ паузковъ слѣдующій: домъ въ разобранномъ видѣ, выстроенный въ Якутскѣ и имѣющій въ длину 6 саж., ширину 3 саж., занимаетъ 1,5 паузка; керосинъ (120 пуд.), сѣно, мохъ, известь и двѣ коровы съ теленкомъ помѣщены на карбасѣ; инструменты и запасы провизіи на 1,5 года размѣщены на 3 паузкахъ, также какъ и кирпичъ для печей и глина. Два лоцмана якута и 17 человѣкъ рабочихъ-якутовъ-же составляютъ экипажъ эскадры.

Относительно промежуточныхъ метеорологическихъ станцій г. Юргенсъ сообщаетъ, что въ предполагаемой станціи въ Олекминскѣ изъявилъ готовность производить правильныя метеорологическія наблюденія учитель приходскаго училища г. Серебряковъ. Трудъ же устройства станціи и установки инструментовъ готовь принять на себя преподаватель физики въ якутской прогимназіи г. Цемсъ. Въ Якутскѣ уже устраивается метеорологическая станція при духовномъ училищѣ. Можно устроить станцію еще на пріискахъ г. Сибирякова: управляющій послѣдняго г. Серебренниковъ указываетъ г. Юргенсу на возможность организовать правильныя наблюденія въ двухъ мѣстахъ: на Вискѣ и въ Бодайбо. "Сибирь".

«Восточное обозрение» №8, 24 февраля 1883.

18-го февраля, предсѣдателю Императорскаго географическаго общества доставлены по телеграфу изъ Иркутска первыя свѣдѣнія о положеніи нашей экспедиціи у устья р. Лены, снаряженной въ прошломъ году подъ начальствомъ штурманскаго офицера г. Юргенса. Начальникъ экспедиціи увѣдомилъ якутскаго губернатора, отъ 17-го ноября, со станціи Сагатыры, что 11-го августа экспедиція стала устраиваться на мѣстѣ, а 19-го августа домъ былъ  приспособленъ для метеорологическихъ наблюденій. Магнитныя наблюденія были начаты 17-го октября, такъ поздно — вслѣдствіе порчи магнитовъ въ урочищѣ Тась-Ары. Три дня спустя станція была окончательно устроена и начаты правильныя наблюденія по инструкціи.

Сиб. Газ. №11, 13 марта 1883.

Въ только что полученной нами книжкѣ «Извѣстій вост.-Сибир. отдѣла географ. общ.» (томъ XIII, №3, 82 г.) сообщаются свѣдѣнія, отъ 13 октября, о Ленской метеорологической станціи. Начальникъ экспедиціи г. Юргенсъ сообщаетъ, что 20 іюля они отплыли съ Булуна и по мѣрѣ приближенія къ устьямъ Лены выдерживали сильное волненіе и штормы; на одной изъ остановокъ у берега Тасъ Ары бурунами паузки стало бить объ дно и залило водой, перекатывавшейся черезъ ихъ крыши, карбасъ также залило. Всѣ болѣе важные инструменты были заблаговременно вынесены, коровы выведены и вообще грузъ мало пострадалъ, за исключеніемъ пролитыхъ около 20 пуд. керосина. 10 августа мѣстомъ для станціи былъ избранъ островъ Сагастырь въ устьяхъ Лены; астрономически положеніе его опредѣлено: широта 73° 22' 30'', а долгота 90° 15' 15'' (отъ Пулкова). Прибывшіе съ острова Сагастыря въ Якутскъ американскіе офицеры Гарберъ и Шютце сообщаютъ, что домъ для станціи удался - тепелъ и удобенъ, съ нимъ соединены галлереями 4 павильона. Запасъ наноснаго лѣса достаточенъ, въ протокѣ ловятся нельма и максуны; здоровье всѣхъ членовъ экспедиціи было хорошо. Однако, отсутствіе снѣга и большіе морозы не обѣщаютъ въ будущемъ большого благополучія: кормъ для оленей вымерзъ, рѣки и озера покрылись толстымъ льдомъ, воды мало, рыба задыхается. Тунгусы проживаютъ отъ станціи въ 2 и 4 верстахъ и расположены къ членамъ экспедиціи за получаемое медицинское пособіе и за помощь съѣстными припасами.

«Сиб.Газ» №8, 19 фев.1884

Изъ Якутска пишутъ, что г. Приклонскій, возвратившійся недавно съ устья Лены, вывезъ съ собой богатый музей якутскихъ рѣдкостей, часть которыхъ отправляетъ въ Берлинъ. Много образчиковъ національной одежды, орудій, посуды. Еще большій запасъ личныхъ наблюденій. О ходѣ занятій на нашей метеорологической станціи и о здоровьи всего экипажа сообщаетъ утѣшительныя извѣстія.

«Сиб.газ.»№ 17, 22 апр.1884

Скоро два года минетъ, какъ снаряжена наша полярная экспедиція для магнитныхъ и метеорологическихъ наблюденій въ устьѣ р. Лены, для наблюденій одновременныхъ съ наблюденіями въ разныхъ частяхъ свѣта, предпринятыми всѣми государствами. Въ книжкѣ «Извѣстій» есть нѣсколько писемъ начальника экспедиціи отъ марта и апрѣля 83 г., адресованныхъ Якутскому губернатору. Г. Юргенсъ (начальн. экспедиціи) пишетъ о сильныхъ и частыхъ магнитныхъ возмущеніяхъ, продолж. съ половины января до половины марта. Возмущенія бывали настолько сильны, что стрѣлка отклонялась отъ нормы почти на 90°, тогда какъ въ средней Европѣ она отклоняется, самое большее, на полтора градуса Наибольшіе холода пришлись на февраль; 9 февраля, въ 7 ч. утра, морозъ достигъ —52,°3; въ началѣ марта до —40°, а въ концѣ подымалась даже до —19,6°С; въ апрѣлѣ —16° и даже —10° R. Другихъ свѣдѣній, интересныхъ въ научномъ отношеніи, нѣтъ. Хотя члены экспедиціи ѣдятъ съ наслажденіемъ черемшу, хрѣнъ, лимонную кислоту, однако, скорбутъ прокрался и къ нимъ. Кромѣ того, вышелъ запасъ топлива и они принуждены искать съ большимъ трудомъ годный на дрова плавникъ. Бураны навалили на нихъ работу откапывать снѣгъ, завалившій жилье до крыши. Сугробъ по сѣвер. сторону дома занимаетъ площадь около 400 кв. саж. и вышиной въ 9 фут. — На сдѣланное Географич. Общ. предложеніе экспедиціи остаться еще на годъ для наблюденій на Сагастырѣ, всѣ трое членовъ отвѣтили полнымъ согласіемъ, но Юргенсъ проситъ перемѣнить нѣсколько челов. изъ нижнихъ чиновъ, такъ какъ «они стали недружно жить, не рѣдки вспышки и ссоры изъ за пустячныхъ предлоговъ».

«Сиб.газ.»№44, 28 окт.1884

Въ вып. 3 «извѣстій» Географич. Общ. 83 г. сообщаются позднѣйшія свѣдѣнія (отъ 16 октября) съ Усть-ленской полярной станціи. Наблюденія теперь, вѣроятно, закончены и вся экспедиція скоро вернется въ Петербургъ; по расчету г. Юргенса, начальн. этой экспедиціи, одинъ членъ ея, г. Эйснеръ, долженъ былъ въ концѣ апрѣля выѣхать съ частью инструментовъ въ Булунъ, а самъ Юргенсъ, докторъ Бунге и нижніе чины туда-же въ половинѣ іюля, чтобъ въ концѣ августа добраться до Якутска. Весьма любопытно узнать объ окончат. результатахъ поисковъ за мамонтами, вмерзшими во-льду въ устьяхъ Лены. Г. Бунге въ послѣднее время, занялся раскопкой, на основаніи свѣдѣній сообщенныхъ инородцами, но, судя по письму г. Юргенса, безуспѣшно.