История работы станции Сагастыр в Якутии

Рисунок Юргенса. Полярное сияние
Рисунок Юргенса. Полярное сияние

К концу 70-х годов XIX века центральная часть Арктики и Антарктика представляли собой белые пятна на карте мира. Экспедиции разных стран отправлялись в полярные районы преимущественно с целью географических открытий. Научные исследования, если они и проводились, являлись второстепенной задачей. Идею международной программы научных исследований полярных областей сформулировал известный австрийский полярный исследователь Карл Вейпрехт (1838— 1881 гг.). Он считал, что комплексные научные исследования в Арктике и Антарктике возможно провести, лишь объединив усилия ученых ведущих мировых стран при финансовой поддержке их правительств. В соответствии с программой Первого международного полярного года Россия должна была организовать две полярные станции на своей территории. Местом для создания одной из них было выбрано устье Лены. Начальником Ленской полярной станции 30 сентября 1880 года Полярная комиссия Русского географического общества избрала поручика корпуса флотских штурманов Николая Даниловича Юргенса.

Н.Д. Юргенс
Н.Д. Юргенс

Кроме Юргенса в состав экспедиции вошли доктор медицины, естествоиспытатель и впоследствии известный полярный исследователь А.А.Бунге, кандидат математики А.Г.Эйгнер, а также пятеро служителей – моряков и солдат.

А.А.Бунге
А.А.Бунге

В 1881 году началась подготовка к предстоящим исследованиям. Стажировка ученых экспедиции проходила в Пулковской астрономической, Главной физической и Павловской магнитно-метеорологической обсерваториях. Одновременно там же проходила поверка магнитных и метеорологических приборов для наблюдений на станции. 16 декабря 1881 года участники экспедиции отправились в долгий путь из Санкт-Петербурга в Сибирь. До Нижнего Новгорода добрались по железной дороге, дальше путешествие продолжилось на трех тяжело нагруженных повозках. Багаж экспедиции составлял в это время 56 пудов, то есть около 900 килограммов. Новый 1882 год Юргенс и его спутники встретили вблизи Казани, а 6 января прибыли в Пермь. Путь от Перми до Екатеринбурга путешественники проделали по недавно построенному участку железной дороги, а затем им вновь пришлось пересесть на сани. Короткие остановки экспедиция делала в Тюмени и Омске. В Томске пришлось задержаться на несколько дней для закупки оборудования и продовольствия, которые были отправлены прямо в Жигалово – конечный пункт судоходства по нижней Лене. Почтовые дороги того времени сплошь и рядом состояли из ухабов и колдобин, поэтому ехать приходилось медленно и осторожно, чтобы не повредить инструменты. В Красноярске экспедиция задержалась, поскольку на почтовой дороге не было снега. Своих лошадей у экспедиции не было, ее участники пользовались услугами ямщиков-частников. Ямщики запрашивали непомерные цены, а средства, выделенные на экспедицию, были достаточно скромными. Юргенсу неоднократно приходилось обращаться к местным властям за помощью. Так, в Красноярске лишь с помощью местной полиции удалось достать лошадей и продолжить путь. 19 февраля экспедиция прибыла в Иркутск, где выяснилось, что, несмотря на все предосторожности, часть термометров разбилась. В Иркутске экспедиция на время разделилась: Юргенс направился в Якутск для покупки оборудования и продовольствия, Эйгнер и Бунге остались ожидать начала навигации, чтобы отправить запасы экспедиции по Лене. Транспорт для перехода по Лене предоставил золотопромышленник П.А.Сиверс.

Бунге А.А.
Бунге А.А.

В конце апреля вскрылась Лена, и уже в начале мая барки с багажом экспедиции были отправлены из Иркутска, а сами путешественники добрались до Жигалова на телегах. 6 мая в Жигалово пришли барки, началась погрузка на них товаров, пришедших из Томска. Спуск по Лене барки начали 10 мая, а 27 июня они достигли Витимска. Здесь путешественники пересели на пароход «Тихон Задонский», а весь багаж был перегружен на баржу, которая следовала за пароходом на буксире. 4 июня пароход прибыл в Якутск, где участники экспедиции встретились с Юргенсом. В Якутске экспедиция пополнилась еще одним членом – к ней в качестве переводчика с якутского языка, а позднее и наблюдателя, был прикомандирован казак А.Большев. Багаж экспедиции (он составлял уже около 8000 пудов) был перегружен на четыре барки, соединенные попарно.19 июня экспедиция отправилась вниз по реке. Путешествие по Лене проходило сложно, мешали штормы и ветры, несколько раз барки садились на мель. Самый сильный шторм, продолжавшийся несколько дней, начался 27 июля. Барки получили повреждения, значительная часть продовольствия и приборов погибла или была сильно испорчена. Наиболее сильно пострадали приборы для магнитных наблюдений. Три дня путешественники заделывали пробоины, откачивали воду и перегружали имущество, которое удалось спасти, а 31 июля продолжили путь.

Суда на р.Лене. Якутия
Суда на р.Лене. Якутия

Новый шторм разыгрался 1 августа, он продолжался более суток, но не причинил сильных убытков. Наконец 7 августа 1882 года, спустя почти 8 месяцев после начала путешествия, экспедиция достигла места назначения – самого северного селения дельты Лены. Здесь, на южном берегу острова Сагастыр, было выбрано место для устройства станции. Утром 11 августа началась разгрузка барок и предварительные работы для постройки дома. Участникам экспедиции приходилось работать днем и ночью, чтобы успеть вовремя начать наблюдения. Первые метеорологические наблюдения на станции были проведены за день до назначенного срока, 19 (31 по новому стилю) августа, и с этого времени в течение 22 месяцев они проводились ежечасно, как это предусматривалось программой МПГ. Для участников экспедиции началось трудное время.

Полярная станция Сагастыр
Полярная станция Сагастыр

В холодную погоду, под дождем и снегом они строили дом и сооружали юрты для проведения магнитных наблюдений, будки для астрономических наблюдений и кладовые. В дом переселились окончательно лишь 4 сентября. К этому времени были оборудованы и специальные юрты для приборов, сараи, баня. Часть приборов для магнитных наблюдений, пострадавших во время шторма, пришлось чинить, поэтому к систематическим магнитным наблюдениям участники экспедиции приступили только 19 октября 1882 года. С этого дня началась будничная жизнь полярной станции. Кроме обязательных метеорологических, магнитных и астрономических наблюдений участники экспедиции занимались обследованием дельты Лены, провели ряд походов в окрестностях станции.

Отъезд Шютце
Отъезд Шютце

Наиболее длительные походы были предприняты А.А.Бунге, который собрал значительные коллекции минералов и растений. Спустя полгода после начала работы станции Русское географическое общество обратилось к участникам экспедиции с предложением остаться на Сагастыре еще на один год и продолжить исследования по прежней программе. После недолгого обсуждения зимовщики приняли это предложение. Гостями станции нередко бывали местные жители, которые оказывали помощь зимовщикам в заготовке топлива (на берегу находилось большое количество плавника), снабжали олениной и рыбой.

Помещение с приборами
Помещение с приборами

В свою очередь А.А.Бунге оказывал медицинскую помощь местному населению, снабжал их лекарствами. Зимой раз в месяц на станцию из Верхоянска доставлялись письма и газеты, летом доставка почты прекращалась. Свободного времени у полярников были немного, и они посвящали его чтению и обсуждению книг (с собой была привезена большая библиотека), рыбной ловле или охоте. По субботам зимовщики топили баню.

Пароход Лена. Якутия
Пароход Лена. Якутия

26 июня 1884 года работа на полярной станции была завершена. Участники экспедиции на шлюпках покинули остров, где прожили 22 месяца. 14 июля они достигли села Булун, где пересели на пароход «Лена», 19 августа прибыли в Якутск, а оттуда отправились в столицу.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №27 от 30 августа 1881 г.

Ленская полярная экспедиція 1881 г. опредѣлилась окончательно: она состоитъ изъ начальника экспедиціи Д.И. Юргенса и помощниковъ его: кандидата физико-математическаго факультета г. Эйхнера и доктора медицины г. Бунге. Въ началѣ августа экспедиція предполагаетъ отправиться въ Сибирь, чтобъ тамъ подготовить къ веснѣ будущаго года порядочныя средства и обезпечить себя матеріаломъ для построекъ.

Члены новой русской экспедиціи къ устьямъ Лены должны были отправиться въ путь во вторникъ 15-го декабря. Все это предпріятіе ввѣрено Николаю Даниловичу Юргенсу (изъ офицеровъ корпуса штурмановъ). Онъ, вмѣстѣ съ математикомъ Эйгнеромъ, будетъ производить астрономическія, магнитныя и метеорологическія наблюденія; докторъ же медицины, Александръ Александровичи Бунге, будетъ завѣдывать изслѣдованіями по зоологіи, ботаникѣ и другимъ отраслямъ естественныхъ наукъ. Кромѣ названныхъ 3 начальствующихъ лицъ, будуть участвовать въ экспедиціи 9—11 человѣкъ изъ нижнихъ чиновъ, между ними 2 матроса изъ Кронштадта, остальные изъ мѣстныхъ иркутскихъ командъ. Названныя лица изъ Петербурга отправятся, черезъ Москву, въ Нижній Новгородъ. гдѣ они должны снабдиться необходимыми для экспедиціи вещами, съѣстными припасами, платьями и 5 санями, на которыхъ намѣреваются перевозить свои инструменты и консервы, и т.д. Изъ Нижняго Новгорода члены экспедиціи отправятся, черезъ Екатеринбургъ и Томскъ, въ Иркутскъ; весною же будущаго года изъ Иркутска, или уже изъ Якутска, по рѣкѣ Ленѣ, на мѣсто назначенія — въ Ледовитое море. Такъ какъ граница лѣсовъ прекращается уже на значительномъ разстояніи до устьевъ Лены, экспедиціи придется привезти съ собою изъ Якутска лѣсъ, какъ строевой, такъ и для отопленія. Экспедиція должна начать наблюденія 1-го августа 1882 г. и продолжать ихъ до 1-го августа 1883 г.

Профессоръ Норденшельдъ, по газетнымъ свѣдѣніямъ, намѣренъ снова предпринять кругосвѣтное плаваніе.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №5 от 31 января 1882 г.

Въ настоящее вpемя въ Томскѣ находится проѣздомъ къ устьямъ Лены членъ ученой экспедиціи, снаряженной Географическимъ обществомъ для производства магнитныхъ, метеорологическихъ и астрономическихъ наблюденій на крайнемъ сѣверѣ Сибири. Экспедицiя состоитъ изъ начальника ея, Н.Д. Юргенса и двухъ его помощниковъ, г.г. Бунге и Эйгнера, и представляетъ часть обширнаго международнаго научнаго предпрiятія, имѣющаго цѣлью производство въ теченіи одного года наблюденій въ цѣломъ рядѣ новыхъ станцій, устроенныхъ въ сѣверныхъ и отчасти южныхъ полярныхъ странахъ. Въ серединѣ будущаго лѣта экспедиція предполагаетъ отправиться на баркахъ по Ленѣ съ Качугской пристани и 1 Сентября (нов. стиля) уже приступить къ своимъ работамъ, которыя окончатся не ранѣе осени 1883 года.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №6 от 7 февраля 1882 г.

Въ прошломъ № «Сибирской Газеты» мы сообщили коротко о цѣляхъ находящейся въ настоящее время въ Томскѣ ученой экспедиціи къ устьямъ Лены. Въ дополненіе къ этимъ свѣдѣніямъ скажемъ еще, что для возможно большаго успѣха своихъ наблюденій члены экспедиціи полагаютъ соединить свою станцію на устьѣ Лены съ существующими уже метеорологическими станцiями Восточной Сибири рядомъ временныхъ промежуточныхъ станцій. Для станцій этихъ намѣчены слѣдующія пункты: Нижне-Колымскъ, Сектяхъ, Жиганскъ, Верхоянскъ, Якутскъ, Усть-Вилюйскъ, Вилюйскъ, Олекминскъ, Витимская слобода, Киренскъ, Нижнеудинскъ и Верхоленскъ. Для двухъ изъ этихъ пунктовъ, Якутска и Жиганска, экспедиція уже запаслась инструментами; устройство же станцій въ остальныхъ будетъ зависѣть отъ готовности сибирскихъ капиталистовъ помочь этому въ высшей степени важному научному дѣлу, которое будетъ имѣть не только теоретическое, но и практическое значеніе, такъ какъ подвинетъ впередъ изученіе метеорологическихъ условій Ледовитаго океана. Устройство станціи въ Нижне-Колымскѣ было бы особенно важно, такъ какъ заполнило бы значительный пробѣлъ, градусовъ въ 50 по долготѣ, между русской станціей на Ленѣ и первой американской станціей на мысѣ Баррау. Мы желали бы думать, что примѣръ А.М. Сибирякова, такъ много пожертвовавшаго на изслѣдованіе сѣвера Сибири, не останется безъ подражателей, и что для многихъ сибиряковъ будетъ лестно присоединить свое имя къ славному предпріятію, тѣмъ болѣе что затраты на снабженіе отдѣльной станціи необходимыми инструментами не будутъ превышать 500 рублей. Заявленія объ этомъ адресуются: Начальнику экспедиціи, поручику корпуса штурмановъ, Николаю Даниловичу Юргенсу, отправившемуся на дняхъ въ Иркутскъ. Инструменты будутъ немедленно высылаться изъ Петербурга.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №21 от 23 мая 1882 г.

Юргенсъ, начальникъ метеорологической станціи въ устьяхъ Лены, теперь въ Якутскѣ дѣятельно занятъ приготовленіемъ къ путешествію. Между прочимъ, не можетъ найти камней. Извѣстно, что въ Якутскѣ ихъ совершенно нѣтъ. Въ самомъ Якутскѣ существенно необходимы наблюденія термометрическія, но мы не имѣли необходимыхъ инструментовъ. Теперь Юргенсъ готовъ устроить здѣсь полную станцію со всѣми необходимыми приспособленіями, да не находитъ человѣка, которому можно бы было поручить это, требующее знаній и серьезнаго вниманія дѣлу. Ни прогимназія, ни статистическій комитетъ не отвѣчаютъ желаніямъ Юргенса, по разнымъ причинамъ.

«Сибирь» №35, 29 августа 1882

Изъ ЯКУТСКА сообщаютъ, что метеорологическая экспедиція, состоящая подъ начальствомъ поручика корпуса флотскихъ штурмановъ, Юргенса, отплыла 19 іюня с. г. къ устью Лены на трехъ паузкахъ, одномъ карбазѣ и 5 лодкахъ. Въ экспедиціи, кромѣ начальника ея, слѣдуютъ: докторъ Бунге, метеорологъ Эйхнеръ, два матроса, два нижнихъ чина иркутскаго губернскаго баталіона, одинъ казакъ, два лоцмана и 15 человѣкъ сплавщиковъ. Кромѣ того, для сопровожденія экспедиціи, командированъ въ распоряженіе г. Юргенса казакъ въ качествѣ переводчика якутскаго языка.

Мѣстное начальство оказало всевозможное содѣйствіе г. Юргенсу по снаряженію экспедиціи, покупкѣ дома для станціи и т. д. Станцію предполагается устроить на устьи Туманской протоки Лены, если глубина воды въ ней окажется достаточною для прохода паузковъ. Для почтоваго сообщенія между станціею и Якутскомъ могутъ служить лѣтомъ два пути: одинъ по Ленѣ, а другой черезъ Верхоянскъ и Булунь. Но такъ какъ лѣтній путь отъ Булуня до Верхоянска идетъ по тундрѣ, съ конца мая до половины октября покрывающейся водой, мѣстами, на сто верстъ, то въ это время возможно будетъ посылать на стацію почту лишь съ мѣстными рыбопромышленниками, отравляющимися въ Булунь. Въ это же время можно будетъ получать и отъ г. Юргенса двѣ почты: съ купцами, идущими по вскрытіи Лены, изъ Булуня въ Якутскъ, куда они приходятъ къ началу іюля, и съ возвращающимися въ Якутскъ, около половины сентября, рыбопромышленниками. Зимой изъ Якутска въ Верхоянскъ и обратно будетъ отравляться, на обывательскихъ подводахъ, легкая почта, одинъ разъ въ мѣсяцъ, — вмѣсто одного раза въ четыре мѣсяца, какъ было это до сихъ поръ. Учрежденіе этихъ ежемѣсячныхъ почтъ не потребуетъ никакихъ особыхъ расходовъ. На устройство же ежемѣсячнаго сообщенія между Булунью и станціею, при всей готовности инородцевъ оказывать содѣйствіе въ перевозкѣ почтъ, по трудности проѣзда пустыней, потребуется до 200 рублей, полагая за 14 или не болѣе 16 зимнихъ почтъ — 126—144 р. и за три лѣтнихъ почты — 54 р. По полученнымъ нами свѣдѣніямъ, 200 руб. уже отправлены въ Якутскъ, по распоряженію главнаго начальника края, изъ суммъ въ распоряженіи его находящихся.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №37 от 12 сентября 1882 г.

Изъ сообщенія г. Юргенса Восточно-Сибирскому отдѣлу Императорскаго Русскаго Географическаго Общества извѣстно, что снаряженіе экспедиціи къ устью р. Лены окончено, и въ субботу 19 іюня, въ 5:15 ч. вечера, она отплыла изъ Якутска на 3 паузкахъ и одномъ карбасѣ. Плаваніе началось при благопріятныхъ условіяхъ погоды. Самыя полныя и вѣрныя свѣдѣнія относительно дельты р. Лены сообщилъ экспедиціи г. Мельвиль и снабдилъ ее своей маршрутной картой. По мнѣнію г. Мельвиля, на островахъ дельты только два пункта удобныхъ для устройства станціи: это Баркинъ станъ и Туматское селеніе. Экспедиція остановится на томъ изъ этихъ двухъ пунктовъ, который будетъ легче достижимъ. Грузъ паузковъ слѣдующій: домъ въ разобранномъ видѣ, выстроенный въ Якутскѣ и имѣющій въ длину 6 саж., ширину 3 саж., занимаетъ 1,5 паузка; керосинъ (120 пуд.), сѣно, мохъ, известь и двѣ коровы съ теленкомъ помѣщены на карбасѣ; инструменты и запасы провизіи на 1,5 года размѣщены на 3 паузкахъ, также какъ и кирпичъ для печей и глина. Два лоцмана якута и 17 человѣкъ рабочихъ-якутовъ-же составляютъ экипажъ эскадры.

Относительно промежуточныхъ метеорологическихъ станцій г. Юргенсъ сообщаетъ, что въ предполагаемой станціи въ Олекминскѣ изъявилъ готовность производить правильныя метеорологическія наблюденія учитель приходскаго училища г. Серебряковъ. Трудъ же устройства станціи и установки инструментовъ готовь принять на себя преподаватель физики въ якутской прогимназіи г. Цемсъ. Въ Якутскѣ уже устраивается метеорологическая станція при духовномъ училищѣ. Можно устроить станцію еще на пріискахъ г. Сибирякова: управляющій послѣдняго г. Серебренниковъ указываетъ г. Юргенсу на возможность организовать правильныя наблюденія въ двухъ мѣстахъ: на Вискѣ и въ Бодайбо. "Сибирь".

«Сибирь» №52, 26 декабря 1882

Члены ленской экспедиціи подъ начальствомъ Юргенса, отправились изъ Якутска на 4 баркахъ 1 іюля нынѣшняго года, приплыли въ устье Лены 1 августа, но мѣста для учрежденія станціи еще не выбрали. Временныя метеорологическія станціи поставлены Юргенсомъ въ Олекминскѣ и Якутскѣ.

«Восточное обозрение» №8, 24 февраля 1883.

18-го февраля, предсѣдателю Императорскаго географическаго общества доставлены по телеграфу изъ Иркутска первыя свѣдѣнія о положеніи нашей экспедиціи у устья р. Лены, снаряженной въ прошломъ году подъ начальствомъ штурманскаго офицера г. Юргенса. Начальникъ экспедиціи увѣдомилъ якутскаго губернатора, отъ 17-го ноября, со станціи Сагатыры, что 11-го августа экспедиція стала устраиваться на мѣстѣ, а 19-го августа домъ былъ  приспособленъ для метеорологическихъ наблюденій. Магнитныя наблюденія были начаты 17-го октября, такъ поздно — вслѣдствіе порчи магнитовъ въ урочищѣ Тась-Ары. Три дня спустя станція была окончательно устроена и начаты правильныя наблюденія по инструкціи.

Сиб. Газ. №11, 13 марта 1883.

Въ только что полученной нами книжкѣ «Извѣстій вост.-Сибир. отдѣла географ. общ.» (томъ XIII, №3, 82 г.) сообщаются свѣдѣнія, отъ 13 октября, о Ленской метеорологической станціи. Начальникъ экспедиціи г. Юргенсъ сообщаетъ, что 20 іюля они отплыли съ Булуна и по мѣрѣ приближенія къ устьямъ Лены выдерживали сильное волненіе и штормы; на одной изъ остановокъ у берега Тасъ Ары бурунами паузки стало бить объ дно и залило водой, перекатывавшейся черезъ ихъ крыши, карбасъ также залило. Всѣ болѣе важные инструменты были заблаговременно вынесены, коровы выведены и вообще грузъ мало пострадалъ, за исключеніемъ пролитыхъ около 20 пуд. керосина. 10 августа мѣстомъ для станціи былъ избранъ островъ Сагастырь въ устьяхъ Лены; астрономически положеніе его опредѣлено: широта 73° 22' 30'', а долгота 90° 15' 15'' (отъ Пулкова). Прибывшіе съ острова Сагастыря въ Якутскъ американскіе офицеры Гарберъ и Шютце сообщаютъ, что домъ для станціи удался - тепелъ и удобенъ, съ нимъ соединены галлереями 4 павильона. Запасъ наноснаго лѣса достаточенъ, въ протокѣ ловятся нельма и максуны; здоровье всѣхъ членовъ экспедиціи было хорошо. Однако, отсутствіе снѣга и большіе морозы не обѣщаютъ въ будущемъ большого благополучія: кормъ для оленей вымерзъ, рѣки и озера покрылись толстымъ льдомъ, воды мало, рыба задыхается. Тунгусы проживаютъ отъ станціи въ 2 и 4 верстахъ и расположены къ членамъ экспедиціи за получаемое медицинское пособіе и за помощь съѣстными припасами.

«Сибирь» №1510 апрѣля 1883

18 февраля, предсѣдателю Императорскаго географическаго общества доставлены по телеграфу изъ Иркутска первыя свѣдѣнія о положеніи нашей экспедиціи у устья р. Лены, снаряженной въ прошломъ году подъ начальствомъ штурманскаго офицера г. Юргенса. Начальникъ экспедиціи увѣдомилъ якутскаго губернатора, отъ 17 ноября, со станціи Сагатыры, что 11 августа экспедиція стала устраиваться на мѣстѣ, а 19 домъ былъ приспособленъ для метеорологическихъ наблюденій; 28 перевели людей въ домъ, а 4 сентября сами поселились въ немъ. Магнитныя наблюденія были начаты 17 октября — такъ поздно, вслѣдствіе порчи магнитовъ въ урочищѣ Тасъ-Ары. Три дня спустя станція была окончательно устроена и начаты правильныя наблюденія по инструкціи. Въ концѣ телеграммы упоминается, что подробности будутъ присланы съ почтою черезъ двѣ недѣли („Новости“).

«Сибирь» №24, 12 iюня 1883

Географическое общество получило неутѣшительныя извѣстія о ленской полярной экспедиціи. Дѣло въ томъ, что экспедиція передъ началомъ зимы выдержала страшную бурю, которая хотя и не стоила никому изъ ея членовъ жизни, но лишила ихъ большей части инструментовъ и совершенно испортила всѣ магнитные аппараты, такъ что станція долгое время не могла начать правильныхъ наблюденій.

«Сибирь» №50, 11 декабря 1883

Полярная станція при устьѣ р. Лены, состоящая подъ начальствомъ г. Юргенса, останется тамъ еще на годъ — именно до сентября 1884 г. Географическое общество доставило экспедиціи все необходимое для предстоящей второй зимовки. Наблюденія будутъ производиться тѣ же, что въ истекшемъ году, т. е. по международной программѣ, за исключеніемъ срочныхъ магнитныхъ наблюденій чрезъ 5 минутъ въ каждыя 1 и 15 числа мѣсяца („Эхо“).

«Сиб.Газ» №8, 19 фев.1884

Изъ Якутска пишутъ, что г. Приклонскій, возвратившійся недавно съ устья Лены, вывезъ съ собой богатый музей якутскихъ рѣдкостей, часть которыхъ отправляетъ въ Берлинъ. Много образчиковъ національной одежды, орудій, посуды. Еще большій запасъ личныхъ наблюденій. О ходѣ занятій на нашей метеорологической станціи и о здоровьи всего экипажа сообщаетъ утѣшительныя извѣстія.

«Восточное обозрѣнiе» №11, 15 марта 1884

По извѣстіямъ, полученнымъ на этихъ дняхъ въ нашемъ географическомъ обществѣ, русская Усть-Ленская экспедиція г. Юргенса находится въ настоящее время въ селѣ Булунъ, лежащемъ вблизи Ленскаго архипелага. Чтобы достигнуть этого конечнаго пункта устья Лены, отчасти населеннаго якутами, кочующими на сѣверѣ, за неудобствомъ перевозки багажа экспедиція должна была раздѣлиться на четыре отряда и только такимъ путемъ достигла своей цѣли.

«Сиб.газ.»№ 17, 22 апр.1884

Скоро два года минетъ, какъ снаряжена наша полярная экспедиція для магнитныхъ и метеорологическихъ наблюденій въ устьѣ р. Лены, для наблюденій одновременныхъ съ наблюденіями въ разныхъ частяхъ свѣта, предпринятыми всѣми государствами. Въ книжкѣ «Извѣстій» есть нѣсколько писемъ начальника экспедиціи отъ марта и апрѣля 83 г., адресованныхъ Якутскому губернатору. Г. Юргенсъ (начальн. экспедиціи) пишетъ о сильныхъ и частыхъ магнитныхъ возмущеніяхъ, продолж. съ половины января до половины марта. Возмущенія бывали настолько сильны, что стрѣлка отклонялась отъ нормы почти на 90°, тогда какъ въ средней Европѣ она отклоняется, самое большее, на полтора градуса Наибольшіе холода пришлись на февраль; 9 февраля, въ 7 ч. утра, морозъ достигъ —52,°3; въ началѣ марта до —40°, а въ концѣ подымалась даже до —19,6°С; въ апрѣлѣ —16° и даже —10° R. Другихъ свѣдѣній, интересныхъ въ научномъ отношеніи, нѣтъ. Хотя члены экспедиціи ѣдятъ съ наслажденіемъ черемшу, хрѣнъ, лимонную кислоту, однако, скорбутъ прокрался и къ нимъ. Кромѣ того, вышелъ запасъ топлива и они принуждены искать съ большимъ трудомъ годный на дрова плавникъ. Бураны навалили на нихъ работу откапывать снѣгъ, завалившій жилье до крыши. Сугробъ по сѣвер. сторону дома занимаетъ площадь около 400 кв. саж. и вышиной въ 9 фут. — На сдѣланное Географич. Общ. предложеніе экспедиціи остаться еще на годъ для наблюденій на Сагастырѣ, всѣ трое членовъ отвѣтили полнымъ согласіемъ, но Юргенсъ проситъ перемѣнить нѣсколько челов. изъ нижнихъ чиновъ, такъ какъ «они стали недружно жить, не рѣдки вспышки и ссоры изъ за пустячныхъ предлоговъ».

«Сибирь» №19, 6 мая 1884

По извѣстіямъ, полученнымъ въ географическомъ обществѣ, русская усть-ленская экспедиція г. Юргенса находится въ настоящее время въ селѣ Булунъ, лежащемъ вблизи ленскаго архипелага. Чтобы достигнуть этого конечнаго пункта устья Лены, отчасти населеннаго якутами, кочующими на сѣверѣ, за неудобствомъ перевозки багажа экспедиція должна была раздѣлиться на четыре отряда и только такимъ путемъ достигла своей цѣли („Восточ. Обозр.“).

«Сибирь» №30, 22 iюля 1884

Полярная экспедиція, командированная на Ленскую станцію, не могла въ прошломъ году своевременно оставить свой постъ по невозможности выбраться съ него, въ виду чего въ распоряженіе императорскаго географическаго общества разрѣшено, по представленію м—ва внутреннихъ дѣлъ, отпустить на расходы по содержанію полярной станціи на устьяхъ Лены въ текущемъ году 25 тыс. руб. („Эхо“).

«Сиб.газ.»№44, 28 окт.1884

Въ вып. 3 «извѣстій» Географич. Общ. 83 г. сообщаются позднѣйшія свѣдѣнія (отъ 16 октября) съ Усть-ленской полярной станціи. Наблюденія теперь, вѣроятно, закончены и вся экспедиція скоро вернется въ Петербургъ; по расчету г. Юргенса, начальн. этой экспедиціи, одинъ членъ ея, г. Эйснеръ, долженъ былъ въ концѣ апрѣля выѣхать съ частью инструментовъ въ Булунъ, а самъ Юргенсъ, докторъ Бунге и нижніе чины туда-же въ половинѣ іюля, чтобъ въ концѣ августа добраться до Якутска. Весьма любопытно узнать объ окончат. результатахъ поисковъ за мамонтами, вмерзшими во-льду въ устьяхъ Лены. Г. Бунге въ послѣднее время, занялся раскопкой, на основаніи свѣдѣній сообщенныхъ инородцами, но, судя по письму г. Юргенса, безуспѣшно.

«Сибирь» №45, 4 ноября 1884

Во вторникъ, 30 октября, начальникъ ленской полярной станціи Н. Д. Юргенсъ, въ засѣданіи географическаго общества, познакомилъ многочисленную аудиторію съ общимъ ходомъ своихъ занятій на далекомъ сѣверѣ. Кромѣ Н. Д., въ личный составъ станціи входили, его помощникъ А. Эймеръ, біологъ д-ръ Бунге и наблюдатели — нижніе чины. Исторія полярныхъ станцій въ краткихъ чертахъ слѣдующая. Въ 1875 году лейтенантъ Вейпрехтъ, участникъ австрійской экспедиціи къ с. полюсу, обратилъ вниманіе ученыхъ, что дорогостоящія полярныя экспедиціи на самомъ дѣлѣ мало доставляютъ чисто научнаго матеріала. Результаты ихъ большей частью сводятся къ открытіямъ новыхъ земель, а область, существенно важныхъ, точныхъ физическихъ фактовъ почти не увеличивается. — Мысль лейтенанта Вейпрехта встрѣтила полное сочувствіе въ средѣ ученыхъ спеціалистовъ на собиравшихся три раза международныхъ конференціяхъ и была выработана программа производства наблюденій. Многія государства пожертвовали большія суммы, прекрасно снарядили станціи, и въ теченіе 1882 и 1883 годовъ одновременно производились наблюденія въ 12 пунктахъ въ с. полярныхъ странахъ и въ 2-хъ Южнаго Ледовитаго океана. Россія устроила двѣ станціи: одну на Новой Землѣ, другую въ дельтѣ р. Лены. Какъ наиболѣе удобный пунктъ для этой послѣдней, Н. Д. Юргенсъ выбралъ самый сѣверный изъ ленскихъ острововъ — островъ Сагастаръ. Занятія ленской станціи состояли въ производствѣ метеорологическихъ и магнитныхъ наблюденій, въ изученіи сѣвернаго сіянія.

Но члены станціи не ограничились выполненіемъ обязательной программы. Гг. Юргенсъ и Эймеръ сняли инструментально нѣкоторыя части дельты Лены, докторъ Бунге изучалъ фауну и особенно быль занятъ отыскиваніемъ мамонта. Для этой цѣли онъ остался еще на станціи. Кромѣ того, Н. Д. Юргенсъ посѣтилъ островъ Дунай, пользующійся у якутовъ дельты Лены легендарной извѣстностью. По пути Н. Д. имѣлъ возможность исправить сѣверную береговую линію дельты, проходящую болѣе чѣмъ на полградуса сѣвернѣе линіи Лифу. Нашимъ наблюдателямъ, по словамъ референта, не пришлось испытать никакихъ особенныхъ приключеній, но ихъ постоянная, упорная борьба съ холодомъ, ночь продолжавшаяся нѣсколько мѣсяцевъ, пурги заносившія всю станцію снѣгомъ, и вообще двухлѣтнее пребываніе въ самыхъ неблагопріятныхъ условіяхъ, все это даетъ намъ только слабое понятіе о томъ запасѣ энергіи, которою должны были обладать члены станціи. Слушателей поразила необыкновенная скромность оратора, излагавшаго просто и безъ всякаго апломба о своихъ дѣйствительныхъ подвигахъ. Многочисленные слушатели провожали Н. Д., сходящаго съ каөедры, дружными и продолжительными аплодисментами.

Результаты анализа вилюйскаго и булунскаго каменнаго угля и возможное значеніе послѣдняго для ленскаго пароходства.

«Сибирь» №47, 18 ноября 1884

Н. Д. Юргенсъ передалъ мнѣ для химическаго изслѣдованія три образца каменнаго угля, изъ которыхъ два взяты имъ изъ 2-хъ пластовъ, залегающихъ въ 25 верстахъ къ югу отъ мѣстечка Булунъ, а одинъ на рѣкѣ Вилюй въ 40 верстахъ отъ ея устья. Передавая уголь, г. Юргенсъ заявилъ, что качествомъ этого угля весьма интересуются капитаны пароходовъ «Лена» и «Піонеръ»1). Кромѣ этого, г. Юргенсъ относительно практическаго значенія доставленнаго имъ каменнаго угля для начинающагося пароходства въ низовьяхъ Лены выразилъ нижеслѣдующія свои соображенія:

1) Пароходъ „Піонеръ“ плавалъ, по заявленію г. Юргенса, въ минувшемъ лѣтѣ по рѣкѣ Вилюй; это первый пароходъ на рѣкѣ Вилюй.

«На протяженіи отъ г. Якутска до впаденія въ Лену рѣки Алдана фарватеръ идетъ между островами, поросшими только тальникомъ — и слѣдовательно нѣтъ мѣстъ для возобновленія топлива. Далѣе до устья рѣки Вилюй по берегамъ острововъ уже встрѣчается плавникъ, но при отсутствіи осѣдлыхъ жителей — пароходы должны терять время на рубку дровъ. Начиная отъ м. Жиганскъ до устья Лены, хотя по берегамъ ея и лежатъ мѣстами массы плавнику, тѣмъ не менѣе пользованіе имъ затруднительно; при ширинѣ рѣки отъ 7—10 верстъ и значительной глубинѣ на ней разводитъ, при сильныхъ вѣтрахъ, волну около 6—7 футъ; удобныя мѣста для якорныхъ стоянокъ рѣдки; наконецъ, кромѣ кочующихъ тунгусовъ-рыбопромышленниковъ, жителей нѣтъ и пароходы предоставлены вполнѣ собственнымъ силамъ относительно пополненія запаса дровъ. При этомъ, для 24 час. полнаго хода существующіе на Ленѣ пароходы нуждаются въ 6—7 саж. листвяничныхъ дровъ, которыя они едва могутъ помѣстить на своей палубѣ. Каменнаго угля имъ потребовалось бы въ сутки отъ 100 до 120 пудовъ, т. е. пароходъ могъ бы помѣстить запасъ топлива разомъ на весь рейсъ отъ Булуна до Якутска. Выигрышъ во времени настолько будетъ, при отопленіи каменнымъ углемъ, великъ, что дастъ возможность пароходу, занимающемуся доставкой рыбы съ устья Лены въ Якутскъ и на промысла олекминской и витимской системъ, совершить не одинъ, какъ теперь, — а три или даже четыре рейса. Для оцѣнки же доходности занятія рыбными промыслами, позволю себѣ привести здѣсь слѣдующія цифры. Въ устьѣ Лены рыбу покупаютъ на товаръ по 1 р. за пудъ; При этомъ, наприм., 1 кирпичъ чая стоитъ тамъ 2 руб., а въ Якутскѣ 1 руб. Слѣдовательно, въ сущности пудъ рыбы обходится въ 50 коп. На пріискахъ же продается но 8 руб. и говорятъ — даже дороже.

Такимъ образомъ, если бы былъ найденъ уголь хорошаго качества въ низовьяхъ Лены, разработка его, по всей вѣроятности, не заставила бы себя долго ждать».

Въ виду такого интереса для ленскаго пароходства переданный г. Юргенсомъ каменный уголь немедленно подвергнутъ былъ въ иркутской золотосплавочной лабораторіи химическому изслѣдованію. Результаты анализа: Всѣ три сорта переданнаго г. Юргенсомъ угля отличаются чернымъ цвѣтомъ, имѣютъ раковистый блестящій изломъ; древеснаго сложенія въ нихъ незамѣтно, горятъ пламенемъ, при сгораніи оставляютъ золу буроваго цвѣта; легко розсыпаются на мелкіе куски; реакція паровъ, отдѣляющихся при нагрѣваніи угля въ пробирной трубкѣ — кислая; растворъ ѣдкаго кали, послѣ кипяченія въ немъ угля — бурый. По всѣмъ этимъ признакамъ доставленные г. Юргенсомъ образцы каменнаго угля слѣдуетъ отнести къ разряду бурыхъ углей (гагатъ).

Въ 100 частяхъ угли эти содержатъ:

*) Во избѣжаніе недоразумѣній, что вилюйскій уголь, при большей нагрѣвательной способности, обладаетъ меньшей степенью жара, необходимо напомнить, что въ этомъ углѣ содержится больше водорода и гигроскопической воды, нежели въ булунскомъ углѣ, а угли съ большимъ содержаніемъ водорода и гигроскопической воды обладаютъ меньшею степенью жара вслѣдствіе значительной теплоемкости образующихся при сгоранiи угля водяныхъ паровъ.

Изъ аналитическихъ данныхъ слѣдуетъ, что нагрѣвательная способность разсматриваемаго угля равняется 4322 и 4256 единицамъ тепла — это значитъ, что 1 фунтъ вилюйскаго угля можетъ нагрѣть 43,22 фунта, а булунскій 42,56 фунта воды отъ 0° до 100° Ц. А такъ какъ по Шевандье и В. Штейну нагрѣвательная способность сухаго сосноваго дерева равняется 3000 теплородныхъ единицъ, то отсюда слѣдуетъ, что нагрѣвательная способность разсматриваемаго угля превосходитъ таковую же способность сухихъ сосновыхъ дровъ въ 1,4 раза и вѣсовыя количества угля и дровъ, потребныя для нагрѣванія положимъ одного фунта воды до одной и той же температуры, будутъ обратно пропорціональны нагрѣвательной способности этихъ матеріаловъ, т. е. вмѣсто 14 фунт. сухихъ сосновыхъ дровъ потребуется только 10 ф. угля. Кромѣ нагрѣвательной способности, для практики не менѣе важно знать также и пирометрическое дѣйствіе (степень жара) горючаго матеріала, т. е. важно знать — во сколько градусовъ температуру можетъ произвести разсматриваемый горючій матеріалъ при своемъ полномъ сгораніи. Выше обозначено, что вилюйскій уголь можетъ произвести температуру въ 1570° Ц., а булунскій въ 1612° Ц. Температура эта почти равняется степени жара сухихъ сосновыхъ дровъ (1599° Ц.). Конечно, владѣлецъ мѣдноплавильнаго или желѣзодѣлательнаго завода на Ленѣ не могъ бы пользоваться этимъ углемъ для своихъ металлургическихъ работъ. Но таковыхъ владѣльцевъ на Ленѣ пока еще нѣтъ, а для топлива на пароходахъ угли эти, безспорно, составятъ пригодный матеріалъ, если только способность ихъ разсыпаться на мелкіе куски, вслѣдствіе неспекаемости, не представитъ къ тому затрудненія: разсыпающійся уголь засоряетъ колосники топки и этимъ уменьшаетъ притокъ воздуха, а слѣдовательно и температуру, необходимую для поддержанія паровъ потребнаго давленія. Удѣльный вѣсъ и количество влажности того и другаго угля приблизительно одинаковы — слѣдовательно и вѣсъ куб. саж. того и другаго угля приблизительно также будетъ равенъ, а именно: по примѣрному вычисленію онъ будетъ равняться 760 пудамъ. А такъ какъ куб. саж. сосновыхъ годовалыхъ дровъ вѣситъ приблизительно 223 пуда, то мѣсто, занимаемое положимъ 100 пудами угля будетъ въ 3,4 раза менѣе мѣста занимаемаго тѣмъ же вѣсомъ дровъ. Высчитанный по удѣльному вѣсу объемъ угля еще нужно уменьшить въ 1,4 раза вслѣдствіе большей нагрѣвательной способности его въ 1,4 раза относительно дровъ.

Предполагая, что способность угля разсыпаться на мелкіе куски — не составить серьезнаго препятствія для употребленія его, какъ топлива, на пароходахъ и что стоимость его на мѣстѣ потребленія не дороже будетъ листвяничныхъ дровъ, можно надѣяться, что доставленный Н. Д. Юргенсомъ уголь не замедлитъ сдѣлаться распространеннымъ топливомъ на ленскихъ пароходахъ, чего мы отъ души желаемъ.

А. Шамаринъ.

Г. Иркутскъ,

6-го ноября 1884 г.

ПОЛЯРНАЯ ЭКСПЕДИЦІЯ КЪ УСТЬЯМЪ ЛЕНЫ *)

«Восточное обозрѣнiе» №11, 14 марта 1885

Полярная метеорологическая экспедиція оставила Петербургъ 16-го декабря 1881 года и состояла, кромѣ ея ученыхъ представителей гг. Юргенса, Бунге и Эйгнера изъ двухъ матросовъ, 3-хъ нижнихъ чиновъ Иркутскаго пѣхотнаго полка и 2-хъ рабочихъ. Въ Томскѣ и Иркутскѣ захвачены были освѣтительные матеріалы, домашняя утварь и часть провизіи, окончательное же снаряженіе состоялось въ городѣ Якутскѣ, гдѣ также были поправлены жилой домъ для членовъ экспедиціи, помѣщеніе для термометровъ и астрономическихъ инструментовъ. Провизія, вѣсомъ въ 8,000 пудовъ, была разсчитана на 1½ года и состояла изъ соленаго мяса, муки, соли, масла, консервовъ и т. д. Все это было перегружено на плоскодонныя барки, такъ называемые пауски, чтобы перевезть внизъ по рѣкѣ Ленѣ къ цѣли путешествія, т. е. къ ея дельтѣ.

*) Сообщеніе о полярной экспедиціи сдѣлано недавно въ Императорскомъ русскомъ географическомъ Обществѣ.

Многіе жители Якутска отсовѣтывали продолжать путешествіе на этихъ старинныхъ суднахъ, выставляя на видъ непостоянство фарватера Лены выше Якутска, неповоротливость барокъ и значительныя опасности при малѣйшемъ уклоненіи. Однако, путешественники продолжали свой путь, нисколько не смущаясь. Къ сожалѣнію, предсказанія должны были оправдаться; мужественные путешественники во все время своего труднаго путешествія встрѣчали почти непреодолимыя затрудненія. Скалистый грунтъ русла, мели, неблагопріятные вѣтры, туманы затрудняли путешествіе въ высшей степени. По цѣлымъ днямъ, однажды даже впродолженіе цѣлой недѣли экспедиція была вынуждена оставаться на берегу выше деревни Сикати подъ защитою одного изъ островковъ, который образовался на этомъ мѣстѣ по теченію Лены. Вообще теченіе Лены съ этого пункта представляетъ одно общее русло и течетъ въ ширину на 4 версты между высокими и крутыми берегами. До деревни Жиганска, которая въ прошломъ столѣтіи представляла довольно значительный уѣздный городокъ, но сожженный бѣглыми каторжниками онъ сталъ селомъ (на половинѣ дороги между Якутскомъ и устьемъ Лены), — въ руслѣ шириною отъ 17—30 верстъ образовались безчисленные острова, которые обросли низкимъ ивовымъ кустарникомъ и покрываются водою при ея поднятіи. Скалистый островъ по теченію Лены собственно только одинъ, который расположенъ въ 50 верстахъ выше Жиганска и носитъ названіе Столба. Проѣзжающіе якуты бросаютъ золотыя монеты въ воду, чтобы умилостивить чародѣя, который согласно сказанію, влачилъ на этомъ островѣ свое существованіе, и охранить экипажъ отъ несчастій и кораблекрушенія. У Жиганска экспедиція вслѣдствіе сильныхъ тумановъ должна была остановиться на одинъ день. Подобная остановка и невыполненіе назначеннаго срока для начала наблюденій не должны, конечно, удивлять. 7-го августа послѣ 50-тидневнаго путешествія экспедиція достигла дельты Лены; но прошло много дней, прежде чѣмъ былъ отысканъ годный сухой пунктъ для станціи (стоянки). Д-ръ Бунге нашелъ таковой на южномъ берегу Лены, и тотчасъ же было преступлено къ выгруженію. Чтобы избѣгнуть обвиненій въ напрасномъ повтореніи, мы ограничимся только нѣкоторыми объясненіями. Размѣщеніе удобствъ для жилья и инструментовъ окончено было къ 1-му октябрю, вполнѣ же готова станція была только къ половинѣ ноября. Существенныя затрудненія представляли въ этомъ случаѣ поврежденные и испорченные аппараты, на поправку которыхъ понадобилось много времени. Первыя наблюденія послѣдовали 19-го октября, первое опредѣленіе абсолютной силы земнаго магнетизма было сдѣлано 9-го ноября. На этотъ разъ зима наступила очень рано, уже къ 10-му октября устья Лены замерзли и было возможно сношеніе по льду. 27-го октября солнца больше не было видно и съ этого времени началась полярная ночь. Въ началѣ ноября, въ полуденные часы было даже невозможно на воздухѣ осматривать инструменты безъ помощи фонарей. Въ комнатахъ уже давно день и ночь горѣли лампы. Въ декабрѣ мѣсяцѣ въ полномъ смыслѣ слова была сѣверная ночь; только при очень ясной погодѣ замѣтна была къ югу совсѣмъ узкая полоса, которая обозначала мѣсто солнца. Но уже съ началомъ января появились ясные признаки скораго появленія солнца и вечерняя и утренняя зари были все отчетливѣе и усиливались со дня на день. 15-го января было уже возможно въ полдень безъ освѣщенія разсматривать высоту термометра и читать шкалу. 22-го января былъ видѣнъ маленькій край солнца и можно было сѣверную ночь считать окончившеюся. Многіе сѣверные путешественники жалуются, говоритъ г. Юргенсъ, на безотрадность длинной полярной ночи, члены же послѣдней экспедиціи мало отъ этого страдали и еще менѣе это чувствовали. Все денное время, если можно такъ выразиться, было посвящено службѣ, вечеромъ же за ужиномъ всѣ члены соединялись въ одно общество. Нижніе чины иногда пѣли, играли на музыкальныхъ инструментахъ и танцовали, остальные читали; и маленькая библіотека, состоявшая изъ произведеній Пушкина, Лермонтова и Тургенева, была постоянно разобрана. Газеты, хотя взятыя еще 4 мѣсяца тому назадъ, прочитывались съ особенною любовью. Почта приходила разъ въ мѣсяцъ, и то только въ зимніе мѣсяца, послѣдняя почта пришла 2-го апрѣля, потому что сообщеніе между Верхоянскомъ и Булунью было прервано. Если почта приходила до этого времени, то благодаря распоряженіямъ тогдашняго генералъ-губернатора Восточной Сибири, г. Анучина. Что касается до градусовъ холода, то самый сильный морозъ былъ 26-го января въ 7 часовъ вечера, а именно —54,8° Цельз. Въ теченіе 2-хъ недѣль спиртъ въ термометрахъ стоялъ не выше 50° Ц. Худшими днями для наблюденія оказались 1-ое и 2-ое февраля 1883 года, когда температура была 44° Ц. при сильномъ сѣверномъ вѣтрѣ. Средняя температура дошла въ названномъ году въ декабрѣ —33,5°; Ц., въ январѣ —37,2, въ февралѣ —41,3°. Благодаря хорошей постройкѣ жилаго помѣщенія, было возможно продолжать занятія. Отапливалось оно среднимъ числомъ разъ, только при очень сильныхъ морозахъ 2 раза. Температура въ комнатахъ доходила, на высотѣ человѣческаго роста, среднимъ числомъ +17°Ц., на 1 футъ надъ поломъ +4° Ц., а на полу замерзала вода; поэтому сдѣланъ былъ двойной полъ и, кромѣ того, былъ обложенъ коврами и войлокомъ. Температура земли держалась на 1½ фута глубины около 20° Ц. Въ мартѣ мѣсяцѣ погода стояла ясная, но еще довольно холодная. Солнце стояло уже высоко на небѣ. Въ 1883 году было 22 свѣтлыхъ и 9 пасмурныхъ (облачныхъ) дней. Съ особеннымъ рвеніемъ дѣлались наблюденія надъ сѣвернымъ сіяніемъ, и результаты этихъ наблюденій заносились въ особый журналъ. Въ 1882—1883 году замѣчено было 982 сѣверныхъ сіяній, а именно: въ сентябрѣ — 13, въ октябрѣ — 87, въ ноябрѣ — 175, въ декабрѣ — 173, въ январѣ — 192, въ февралѣ — 195, въ мартѣ — 137 и въ апрѣлѣ — 10. Наблюденія дѣлались каждый часъ, при этомъ точно изслѣдовалась сила свѣта сіянія, форма его и направленіе, и результаты записывались. Въ такомъ же родѣ были контролированы подробно отклоненія магнитной иглы.

«Восточное обозрѣнiе» №44, 14 ноября 1885

Втеченіе 1882—1883 года были основаны Императорскимъ русскимъ географическимъ Обществомъ двѣ международныя метеорологическія станціи на Высочайше пожалованныя средства: одна на Новой Землѣ, другая на дельтѣ рѣки Лены.

Начальникомъ послѣдней былъ избранъ дѣйствительный членъ географическаго Общества Н. Д. Юргенсъ, который и выполнилъ вполнѣ удачно возложенное на него порученіе. Предварительный отчетъ начальника экспедиціи, только что изданный географическимъ Обществомъ, заключаетъ краткое описаніе путешествія членовъ экспедиціи къ мѣсту назначенія и ихъ двухлѣтнихъ работъ на станціи.

Какъ видно изъ отчета, послѣдняя часть пути экспедиціи къ мѣсту назначенія была особенно затруднительна. Инструменты, провизія и различные запасы, которые экспедиція брала съ собою, представляли въ общей сложности грузъ, простиравшійся до 8,000 пудовъ; для сплава всего этого изъ Якутска къ устью Лены можно было достать только барки самой неудовлетворительной постройки. Поэтому, весь багажъ экспедиціи былъ нагруженъ на трехъ паузкахъ и сплавленъ въ дельту рѣки, причемъ на пути бурная погода не разъ ставила суда экспедиціи въ весьма опасное положеніе, а разъ, у береговъ острова Тассъ-Ары (Каменный островъ), экспедиція чуть совсѣмъ не потерпѣла крушеніе; для исправленія судовъ пришлось выгружать всѣ вещи, задѣлывать пробоины и конопатить щели. Наконецъ, въ ночь съ 10-го на 11-е августа экспедиція прибыла къ мѣсту, избранному для устройства станціи, и немедленно были начаты работы для размѣщеніи инструментовъ; однако, не смотря на всѣ старанія членовъ экспедиціи, вслѣдствіе порчи нѣкоторыхъ инструментовъ въ дорогѣ, полныя и правильныя наблюденія, согласно международной программѣ, могли быть начаты только около половины ноября 1882 года; съ этого времени они непрерывно продолжались до второй половины іюня 1884 года. Изъ описанія порядка ежедневныхъ занятій на станціи и различныхъ работъ, произведенныхъ членами экспедиціи, видно, что, кромѣ обязательныхъ по общей международной программѣ наблюденій, членами ленской экспедиціи были произведены наблюденія надъ приливами и отливами, удѣльнымъ вѣсомъ и температурою воды, сѣверными сіяніями и другія работы, а также были сдѣланы съемки различныхъ частей дельты, произведены въ разныхъ мѣстахъ магнитныя наблюденія и опредѣлено географическое положеніе нѣкоторыхъ пунктовъ. 26-го іюня 1884 года, экспедиція тронулась въ обратный путь, пробывъ на станціи 22 мѣсяца. Предварительный отчетъ г. Юргенса содержитъ много интересныхъ этнографическихъ свѣдѣній о бытѣ якутовъ, единственныхъ постоянныхъ жителей дельты.