«Сибирь» №4, 1 февраля 1881

Олекминскъ. Здѣсь случилось не бывалое происшествiе: убитъ неизвѣстно кѣмъ, выстрѣломъ изъ ружья, исправникъ Плетневъ. Дѣло было такъ: 29 октября, въ 10½ ч. вечера, во время картежной игры, въ квартирѣ исправника, когда онъ поднялся со стула, раздался выстрѣлъ, отъ котораго въ мелкiя дребезги разбились 14 стеколъ, погасли, за исключеніемъ одной, всѣ свѣчи и комната наполнилась пороховымъ дымомъ. Присутствующіе до того били поражены неожиданностію случая, что долгое время оставались безмолвны, не двигаясь съ мѣста. Одинъ только Плетневъ, выпрямившись, заявилъ: „кому была нужна моя жизнь?“ За тѣмъ направился къ кабинету, но сдѣлавъ нѣсколько шаговъ, схватился за правый бокъ и съ словами: „меня убили!“ повалился. Онъ оказался раненымъ въ правую руку четырьмя пулями на вылетъ и двѣ пули прошли въ животъ, поранивши печень; седьмая пуля, сдѣлавши рикошетъ, попала въ животъ находившагося тутъ-же чиновника Синицына, но такъ какъ сила ея была уже ослаблена, то и осталась въ стѣнкахъ живота, и рана оказалась не опасной. Выстрѣлъ сдѣланъ въ окно, чрезъ двойныя рамы, картечью изъ нарѣзаннаго свинца. Всего найдено такихъ пуль 16-ть. Убiйцу, бѣжавшаго изъ воротъ, видѣлъ случайно проходившій въ то время г. К., который, не получивъ на свой окликъ отвѣта, кинулся за неизвѣстнымъ, но догнать не могъ и потерявъ изъ вида, отправился къ исправнику, чтобъ узнать въ чемъ дѣло. Плетневъ распорядился тотчасъ-же для сбора народа битъ въ набатъ. Народъ, испуганный, не знаетъ куда бѣжать; одинъ кричитъ: пожаръ! другой, лови, держи! А гдѣ, кого? никто не знаетъ... Помощникъ исправника нѣсколько разъ приходилъ къ умирающему, — спрашивалъ его, на кого онъ имѣетъ подозрѣніе? Плетневъ въ свою очередь спрашивалъ помощника: на кого онъ думаетъ? Сколько ему ни перебирали личностей, онъ все отрицалъ и взаключеніе говорилъ: ищите! Послѣ выстрѣла Плетневъ жилъ 17 часовъ и все время былъ въ памяти.

Здѣсь теперь такая паника, что едва начинаетъ вечерѣть, ставни у всѣхъ запираются, выйти изъ дому боятся. Даже вновь назначенный исправникъ и помощникъ его ходятъ не иначе, какъ съ провожатымъ. Виновники убійства пока еще не открыты.

«Сибирь» №7, 22 февраля 1881

ВИТИМЪ, 26 января. Сегодня съ прибывшею якутскою почтою получено извѣстіе, что на станціи Тинской, якутской области, была украдена денежная сума, слѣдовавшая съ иркутскою почтою, прошедшею здѣсь 19 числа, но, благодаря расторопности сопровождающаго ту почту, потеря была найдена не далеко отъ станціи, въ огородѣ. Похищеніе было сдѣлано, какъ полагаютъ, поселенцами, находившимися, во время прибытія почты на станціи. Слѣдовало-бы обратить особенное вниманіе на то, что по здѣшнему тракту нерѣдко почты слѣдуютъ безъ почтальоновъ, при однихъ только ямщикахъ, которые, пріѣхавъ на станціи, не сдавъ почту старостѣ, спѣшатъ скорѣе въ домъ, оставляя такимъ образомъ почтовую кладь на добычу хищникамъ.

«Сибирь» №27, 12 iюля 1881

С. НОХТУЙСКОЕ (на Ленѣ). Около 12 часовъ дня, 26 мая, поднялась сильная буря. Лена очень бушевала. На берегу послышался крикъ, а издали раздавались мольбы о помощи. На срединѣ Лены замѣтна была небольшая лодчонка съ двумя гребцами, которую сильно качало волной. Не смотря на довольно значительную толпу, глазѣвшую по берегамъ Лены, не смотря на то, что по берегу ходилъ и исправлявшій должность засѣдателя, казакъ Г., никто и не думалъ спасать погибавшихъ. Жившій на берегу дворянинъ Осмульскій, услышавши бѣготню народа, выскочилъ на дворъ и узнавши, въ чемъ дѣло, немедленно сѣлъ въ лодку, вмѣстѣ съ старикомъ крестьяниномъ Семеновымъ и тремя почтовыми ямщиками: Игнатіемъ, Димитріемъ, Николаемъ (фамилій не знаемъ) и поплылъ по направленію къ погибавшимъ, лодку которыхъ волна опрокинула и они то ныряя, то снова показываясь, быстро неслись внизъ по рѣкѣ. Замѣтно было, что погибавшіе ухватились за лодку и вмѣстѣ съ ней плыли. Спасавшіе изо всѣхъ силъ гребли, сопротивляясь быстрому теченію и волнамъ и не смотря на то, что пришлось бороться съ волнами около 2 верстъ, настигли погибавшихъ и едва живыхъ переняли. Не смотря на очевидную опасность и для спасающей лодки (поломалось одно весло), казакъ Г. не счелъ нужнымъ распорядиться послать на помощь другую лодку, несмотря на то, что публика довольно внушительно выставляла Г. на видъ опасность спасающей лодки. Мало того, какъ только привезли погибавшихъ, еще сильно дрожавшихъ отъ холода, усталости и испуга, казакъ распорядился посадить ихъ въ казачью, что и было приведено въ исполненіе. На вопросъ, за что въ караулку сажать утопавшихъ, одинъ мѣстный острякъ отвѣчалъ: „не велѣно тонуть“, вотъ и все. Не менѣе возмутительное равнодушіе къ погибавшимъ высказалъ и пароходъ г. Катышевцева, стоявшій на парахъ у другаго берега и могшій въ двѣ минуты перерѣзать путь опрокинутой лодкѣ и ужъ конечно безъ всякой для себя опасности спасти погибавшихъ. Интересно еще вотъ что. Когда спасавшіе пришли въ село, то нѣсколько человѣкъ изъ публики зашли въ волостное правленіе и составили протоколъ о случившемся, съ просьбой довести до свѣдѣнія полицейскаго управленія о случившемся и просить о наградѣ для спасавшихъ. Многіе изъ видѣвшихъ все дѣло не хотѣли подписаться подъ протоколомъ, выражая какую то боязнь „чего—то“.

Говорятъ, что резиденты, а ихъ въ Нохтуйскѣ не мало, составили протоколъ, чтобы имѣть спасательную лодку и дежурныхъ лодочниковъ. Но ни лодки, ни лодочниковъ нѣтъ, хотя несчастія случаются довольно часто, такъ какъ въ Нохтуйскѣ довольно много рабочаго народа, постоянно переѣзжающаго къ резиденціямъ и обратно.

Проѣзжій.

«Сибирь» №48, 6 декабря 1881

С. НОХТУЙСКЪ. Находившійся на мачинской резиденціи гг. Трапезниковыхъ караульнымъ, поселенецъ Олекминскаго округа, 1-го нерюхтейскаго наслѣга, Василій Глодинъ, имѣвшій большое семейство, 9-го числа ноября с. г. въ 9-ть часовъ утра, былъ посланъ по дѣламъ хозяйскимъ на резиденцію К° арендаторовъ, и только что отошелъ отъ своей резиденціи саженъ на 200-ти, какъ повстрѣчался на дорогѣ съ идущимъ къ нему на встрѣчу крестьяниномъ енисейской губерніи, минусинскаго округа, абаканской волости, села Бѣлоярскаго, Яковымъ Торгошинымъ. Этотъ послѣднiй, безъ всякаго повода со стороны Глодина, имѣвшеюся въ рукахъ березовою палкою, „стягомъ“ нанесъ Глодину по задней части головы сильный ударъ, отъ котораго раздробилъ черепную кость. Глодинъ на томъ же мѣстѣ померъ. Убійца послѣ сдѣланнаго преступленiя хотя и скрылся, но по тщательнымъ розыскамъ отысканъ и въ преступленіи сознался.

«Сибирь» №50, 20 декабря 1881

ВИТИМЪ. Здѣсь завелось такое множество собакъ, что положительно нѣтъ прохода по улицамъ. На дняхъ, вблизи волостнаго правленія, чьи-то собаки искусали проходившаго мужчину и только благодаря, попавшейся подъ руку палкѣ ему удалось отбиться, отдѣлавшись ранами на ногахъ и рукѣ. Крестьяне перестали даже держать овецъ, потому что собаки ихъ давили.

22 ноября. Недавно на второмъ зимовьѣ Сибирякова и Базанова, находящемся верстахъ 50 отъ села, по р. Витиму, убитъ зимовщикъ, жена его и работникъ; при этомъ унесено небольшое имущество, состоящее изъ одежды и продуктовъ. Злоумышленники не открыты.

Морозы усиливаются: такъ, третьяго дня было 42°, а вчера уже 45 по R. Снѣгу выпало съ осени въ аршинъ. Начался вывозъ бѣлки якутами и третья почта идетъ въ Иркутскъ съ пушниной.