Сиб. Газ. №8, 20 фев.1883.

Якутскъ, 15 январяНедавно, въ одномъ изъ улусовъ, госуд. преступникъ Бачинъ убилъ свою сожительницу политическую преступницу Южакову и отравился самъ. Причины преступленія не выяснены.

Сиб. Газ. №10, 6 марта 1883.

Якутскъ, 29 января. Въ прошломъ письмѣ я сообщалъ объ ужасномъ происшествіи въ Намскомъ улусѣ. Теперь могу дополнить это свѣдѣніе кое какими подробностями, дающими ключъ къ пониманію внутренней стороны разыгравшейся трагедіи. Е.С. Южакова, начавшая свою карьеру сестрой милосердія среди Гарибальдійцевъ, работавшая затѣмъ въ заграничныхъ типографіяхъ и, между прочимъ, жившая въ ирландскомъ кварталѣ Лондона жизнью «бѣлаго негра» (т.е. европейскаго нищаго—рабочаго) попала въ Якутскую область за свою попытку къ побѣгу изъ Балаганска. Бачинъ былъ петербургскій рабочій, способный, какъ говорятъ, къ глубокой привязанности, но мало развитой, мнительный, болѣзненно самолюбивый и страдавшій тѣмъ характернымъ безсиліемъ дисциплинировать себя, тѣмъ психозомъ, какіе вырабатываются въ людяхъ одиночнымъ тюремнымъ заключеніемъ и перенесенными невзгодами. Только полное безлюдье и совершенное извращеніе жизненной обстановки могло сблизить этихъ людей, не имѣвшихъ между собою почти ничего общаго. Говорятъ, Бачинъ обожалъ Южакову, готовъ былъ цѣловать слѣды ногъ ея. Но въ личностяхъ мало развитыхъ и не дисциплинированныхъ внутренно, грубость вполнѣ уживается рядомъ съ привязанностію. Физическое слабосиліе и болѣзненность Южаковой при необходимости, вслѣдствіе гнетущей нищеты, работать ей мѣхами въ устроенной Бачинымъ кузницѣ подавали конечно, поводъ къ грубымъ упрекамъ съ его стороны и сценамъ, полнымъ жестокости. Съ другой стороны, Южакова, при всемъ ея умѣ недюжинномъ, нравственномъ складѣ и недюжинныхъ способностяхъ, своимъ полнѣйшимъ превосходствомъ надъ личностью Бачина, своею болѣзненною раздражительностью, рѣшительнымъ несходствомъ въ чемъ-бы то ни было, — могла, конечно, довести этого несчастнаго человѣка до состоянія звѣрства. Послѣ Южаковой осталась тринадцатимѣсячная дѣвочка Наташа, взятая на воспитаніе товарищами покойной — Чернявскими. Нищета, въ которой жила покойница, была такова, что ей не во что было завернуть ребенка. — Удушивъ Южакову, Бачинъ хотѣлъ убить и дѣвочку, но «силъ не хватило». Тогда онъ отдался въ руки правосудія и въ острогѣ отравился сѣрными спичками, отказавшись принять противоядіе, и умеръ. По вскрытіи труповъ оказалось: у Южаковой чахотка, у Бачина — сильное уплотненіе черепныхъ костей, мозговыя извилины сплюснуты, печень непомѣрно увеличена.

Сиб. Газ. №11, 13 марта 1883.

Вопросы редакціи въ Якутскъ. Г. полиціимейстеру. Скажите пожалуйста, кѣмъ Вы уполномочены рыться въ почтамтѣ, когда тамъ закупоривается почта — и кто отвѣчаетъ за исчезающія письма и статьи?

Сиб. Газ. №15, 10 апр. 1883.

Якутскъ. 5-го марта. На людной улицѣ города, въ небольшомъ домикѣ съ питейнымъ заведеніемъ, жилъ старикъ Климъ, вдвоемъ со своею старухою. Климъ былъ мужикъ обстоятельный, почтенный, имѣвшій такой запасъ деньжонокъ, изъ котораго могъ ссужать вѣрнымъ людямъ до трехъ тысячъ рублей. Жена его бабничала. — 28 февраля утромъ полиція нашла Клима въ его квартирѣ мертвымъ, съ разсѣченнымъ черепомъ и признаками ограбленія. Жены его не было. Предполагая, что послѣднюю обманомъ вызвали ночью куда-нибудь по ея профессіи и затѣмъ убили, полиція ревностно розыскивала трупъ по окрестностямъ города. Наконецъ, послѣ тщательныхъ розысковъ, на третій день, трупъ женщины нашелся: онъ лежалъ дома, въ той-же комнатѣ, гдѣ быль поднять трупъ мужа, только былъ прикрытъ грязнымъ бѣльемъ, и потому не былъ замѣченъ полиціею... Розыскать же убійцъ было еще труднѣе. Да никто и не надѣялся на это; — у насъ въ обычаѣ предавать всѣхъ убійцъ суду божію. Но на долю полиціи и тутъ выпало счастье. Не прошло недѣли, какъ убійцы стояли передъ судомъ. То были два поселенца, рабочіе въ столярной мастерской, жившіе рядомъ съ Климомъ. Раскаяніе-ли мучило ихъ, или имъ стыдно стало за полицію, не замѣтившую ихъ, — но одинъ изъ нихъ явился къ начальству и чистосердечно покаялся въ преступленіи. По его указанію полиція немедленно нашла и его сообщника. Преступленіе совершено обдуманно, людьми опытными, пришедшими въ Якутскъ уже изъ каторги. Убійцы передъ совершеніемъ преступленія даже раздѣлись до нага, чтобъ не запятнать кровью свою одежду. Орудіемъ убійства служили топоръ и дубина самого хозяина. Такихъ людей у насъ масса, да съ каждымъ годомъ еще прибываютъ ихъ сотни, такъ что, со временемъ, образуется... чертъ знаетъ что такое... И такъ уже убійства все чаще и чаще стали повторяться.

— Опять побили полиціймейстера (уже другого); слѣдствіе по этому дѣлу вырѣшило, что бившій поселенецъ билъ просто сдуру. Но народная молва говоритъ, что мотивомъ къ этому преступленію послужилъ отказъ полиціймейстера въ разрѣшеніи заключенному поѣсть на свои деньги. Даже говорятъ, что послѣ преступленія знаки отъ побоевъ остались на бившемъ.

Говорятъ, что въ оградѣ поселенческой богадѣльни по ночамъ бьютъ краденый скотъ въ значительномъ количествѣ.

Говорятъ, что священникъ Охковъ пріобрѣлъ право перенести себѣ въ ограду изъ полиціи городскіе вѣсы, и что въ городѣ кромѣ Охкова нигдѣ нѣтъ вѣсовъ ни въ управѣ, ни въ полиціи, ни на базарѣ, такъ что, бѣдняга, поставщикъ сѣна для пожарныхъ лошадей сдаетъ его на глазомѣръ.

Сиб.газ. №20, 15 мая 1883.

Якутскъ, 2-го апрѣля. Войдите въ наше положеніе... Подломили гдѣ-нибудь темной ночью амбаръ, магазинъ, базарную лавку, или увели со двора коня, быка, корову — полиція дѣлаетъ потерпѣвшему короткій визитъ, — потерпѣвшій дня три затѣмъ бѣгаетъ въ полицію, разсказывая ей въ сотый разъ всѣ подробности своего несчастія, оцѣнивая и переоцѣнивая покраденное имущество. Полиція слушаетъ разводитъ руками, выражаетъ участіе. Потерпѣвшій сначала какъ будто и вѣрить этому участію, даже надѣется, что его пропажа, не въ примѣръ прочимъ, будетъ отыскана... Потомъ, когда интересъ дня пройдетъ, когда слушатель отъ разсказа скучаетъ, а разскащикъ перемалываетъ языкъ, дѣло о кражѣ записывается въ вѣдомость о преступленіяхъ и привлекаетъ развѣ только вниманіе статистика. Но вотъ кражи и грабежи начинаютъ повторяться чаще, чередуясь время отъ время убійствами, голоса потерпѣвшихъ становятся громче и надоѣдливѣе, — и полиція принимаетъ мѣры къ прекращенію безпорядковъ и успокоенію жителей. — Вотъ другая сторона того-же явленія. Ежегодно въ Якутскъ идетъ масса ссыльнопоселенцевъ изъ обширной Россіи, преступниковъ разнообразныхъ преступленій, преимущественно уголовныхъ, удостоенныхъ по роду своихъ преступленій «отдаленнѣйшихъ мѣстъ имперіи». Вся эта армія распредѣляется по ближайшимъ наслегамъ и улусамъ Якутскаго и другихъ округовъ, т.е. главнымъ образомъ между Якутами.

Кто знаетъ бытъ якутовъ, кто знаетъ, что народъ этотъ большую часть года живетъ впроголодь, тѣмъ понятно будетъ, какъ милы имъ эти непрошенные гости, которыхъ все-таки нужно накормить, или приберечь отъ нихъ скотинку. Сами ссыльные въ большинствѣ случаевъ неспособны ни къ какой работѣ, неспособны образовать собою не только общество, а даже простой артели, это волки, которые ходятъ стадами, но только за кровной добычей. Что будетъ дѣлать этотъ народъ, придя въ назначенный имъ улусъ, не зная ни языка, ни порядковъ мѣстныхъ? Что онъ будетъ ѣсть, когда сами обитатели голодаютъ. Лѣтомъ они еще кое-какъ найдутъ работу, а въ длинную зиму? — И идутъ эти голодные въ городъ, гдѣ во всякомъ случаѣ легче добыть хлѣба, при случаѣ есть что взломать и обокрасть. А для сбыта краденаго есть въ городѣ Бердичевская улица, образовавшаяся тѣмъ-же путемъ дикаго нароста. Когда наконецъ городъ переполнится этими поселенцами безпаспортными, когда присутствіе значительной части ихъ выскажется увеличеніемъ преступленій, — полиція дѣлаетъ обыскъ, собираетъ ихъ сотнями и гонитъ изъ города въ мѣстожительства. Успокаивается городъ, успокаивается полиція, — а ссыльные не доходя до первой станціи возвращаются по одному назадъ въ городъ. И ходитъ этотъ вѣчный жидъ взадъ и впередъ, пока новое преступленіе не поставить его въ новую обстановку. Преступленіе неизбѣжно, — и вся разница только въ томъ, гдѣ для него будетъ отведено мѣсто. Мнѣ кажется, что даже настоящее положеніе дѣла, когда городъ раздѣлитъ съ округомъ тяжесть ссылки, — справедливѣе. Чѣмъ въ самомъ дѣлѣ виноватъ одинъ якутъ?... Такъ вотъ и войдите въ наше положеніе... А тутъ еще землемѣръ лѣтъ тридцать мѣритъ одну и ту же землю и все у него разное выходитъ. Вилюйскіе якуты ужъ входили-входили съ нимъ въ соглашеніе, да наконецъ нашли болѣе выгоднымъ заплатить двѣ тысячи адвокату, чтобъ тотъ подалъ просьбу улахан-тойону (губернатору). И дѣйствительно, не прошло года какъ на Вилюй посланъ чиновникъ для производства дознанія.. Про этого землемѣра разсказываютъ такъ. Извѣстно, что якуты живутъ большею частію при озерахъ, откуда пользуются и водой и рыбой. Пріѣзжаетъ землемѣръ въ одинъ улусъ, созываетъ народъ. «Ну, ребята, улахан-тойонъ велѣлъ ваше озеро выпустить, оно по плану не положено». Якуты въ переполохѣ, просятъ пощады. «Нельзя, нельзя, приказано!» — Выборный отъ якутовъ входитъ въ переговоры съ землемѣромъ и указываетъ ему на сосѣднѣе озеро, не то ли, которое по плану-то подлежитъ осушкѣ. — «Дда, да, да! пожалуй, пожалуй! Ну, чертъ съ вами.» И ѣдетъ къ другому озеру. Тамъ продѣлываетъ то-же, и вездѣ приходитъ къ соглашенію. Впрочемъ, это анекдотъ, должно быть?!...

Сиб.газ. №39, 25 сент.1883

Намъ пишутъ изъ Якутска, что 28 іюля полицейскій служитель носилъ по домамъ слѣдующую декларацію:

«Объявленіе жителямъ г. Якутска», «Предписаніемъ Якутскаго городского полицейскаго управленія отъ 25 іюля за № 3074, послѣдовавшаго по распоряженію г. Якутскаго губернатора за № 2179, возложено на меня порученіе къ принятію энергичныхъ мѣръ для собиранія пожертвованій и изысканію средствъ къ обезпеченію участи раненыхъ воиновъ и ихъ осиротѣвшихъ семействъ... Потому.... предлагаю имена свои съ пожертвованіями вписывать на семъ же листѣ. И.д. полиц. надзирателя И. 3—нъ».

Внушительно? А многіе еще говорятъ, что наша полиція не энергична.

    9 августа Олекминскъ былъ потрясенъ дѣйствительно ужаснымъ и необычайнымъ въ этихъ мѣстахъ событіемъ. Серебряковскій пароходъ «Гонецъ» шелъ сверху въ Якутскъ. Не доѣзжая четырехъ верстъ до Олекминска лопнулъ паровикъ и убило десять человѣкъ, одинадцатый выскочилъ въ окно и утонулъ. Погибли: машинистъ, жена его, двое дѣтей, теща его и братъ жены, помощникъ машиниста и кочегары. Десять страшно обезображенныхъ труповъ привезены въ Олекминскъ, самъ пароходъ стоитъ пока на мѣстѣ несчастья на якорѣ. Говорятъ, что служащимъ подъ вліяніемъ сильной выпивки было не до паровика: никто и не подумалъ наблюдать за манометромъ. Хватились, когда въ паровикѣ не было уже воды, стали накачивать воду и, какъ и нужно было ожидать, произошелъ взрывъ.

    Олекминскъ. 11-го августаА вотъ вамъ и другая сторона нашей жизни. Какъ только скотъ оправится на подножномъ корму, начинается уводъ коровъ и быковъ. Уведутъ въ тайгу, зарѣжутъ и концы въ воду. Такъ какъ виновниками кражи предполагаются поселенцы изъ башкиръ, то полицейское управленіе и прибѣгаетъ къ гуртовому выселенію неимѣющихъ своего хозяйства башкиръ изъ города въ мѣста ихъ причисленія. На сколько эта мѣра безполезна можете заключить изъ того, что съ наступленіемъ темныхъ ночей начинается обворовываніе лавокъ, жилыхъ помѣщеній. На послѣдней недѣлѣ обокрали лавку В. на 300 р. и С. довѣреннаго пріисковой компаніи на 500 руб. Слѣдовъ, разумѣется, никакихъ, за исключеніемъ тѣхъ слѣдовъ, которые ведутъ съ мѣста воровства въ тайгу. И такъ во всѣхъ случаяхъ кражъ, грабежей и убійствъ, по пословицѣ, что съ возу упало, то пропало. По крайней мѣрѣ избѣгается лишняя переписка.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №48 от 27 ноября 1883 г.

Якутскъ, 8 октября. Не рѣдко приходится слышать о случаяхъ истязанія и увѣчья мужьями своихъ женъ. Страдаетъ женщина, какъ существо слабое и нѣжное, обязанное кромѣ того «по закону» бояться своего мужа. Но вотъ примѣръ обратнаго явленія. Г-жа Рѣшетникова, или вѣрнѣе Рѣшетничиха, выдала недавно свою дочь, миловидную барышню, за г. М. Молодые жили вмѣстѣ съ тещей. Однажды вечеромъ М. пріѣзжаетъ домой съ компаніей и проситъ у жены угощенія, на что со стороны ея и тещи послѣдовалъ рѣшительный отказъ. Произошло крупное объясненіе. Гости уѣхали ни съ чѣмъ, а М. легъ спать, но проснулся несчастный уже поздно. Теща, женщина атлетическаго сложенія, и его милая жена вязали ему руки, ноги были уже связаны. — «Что вы дѣлаете?» — «А вотъ увидишь!» Женщины сбрасываютъ его на полъ. Жена садится на голову, а теща беретъ казачью нагайку и начинаетъ бить... Жестокіе, убійственные удары сыплются на несчастнаго. Бьютъ долго. Наконецъ М. теряетъ сознаніе. Устала и теща. Она приноситъ воды и обливаетъ свою жертву. Очнувшись, М. заклинаетъ своихъ мучителей покончить съ нимъ разомъ при помощи топора или хоть петли. Но женщины только перемѣнились ролями. Нагайку беретъ жена и продолжаетъ бить. Теща такъ крѣпко держала за голову, что изуродовала ему лицо. За ноги держали братья жены, гимназисты.. Наконецъ слабыя женщины устали. Онѣ бросають истерзаннаго М., даже не развязавъ ему рукъ. Его освободила прислуга. При судебно-медицинскомъ освидѣтельствованіи тѣло М. представляло страшную картину. Врачъ и полицейскіе чины говорятъ, что во всю свою практику, при исполненіи тѣлесныхъ наказаній въ остротахъ и полиціи, они не видали ничего подобнаго. Палачъ Прошка оказывается ребенкомъ сравнительно съ Рѣшетничихой. Нѣсколько лѣтъ назадъ мужъ Рѣшетничихи застрѣлился. Народная молва говорить, что это быль лучшій и единственный исходъ изъ его тяжелаго положенія.

П.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №52 от 25 декабря 1883 г.

Якутскъ, 12 ноября. Въ Иркутскѣ жалуются на жигановъ, постоянно обижающихъ обывателей, а мы, якутяне — чуть не каждый часъ дрожимъ за свою жизнь и собственность отъ поселенцевъ, расхаживающихъ въ городѣ партіями. Недавно, среди бѣлаго дня. взломали у одного изъ торгующихъ амбаръ и похитили на 300 р. товару; у другаго украли ночью трехъ быковъ, но такъ искусно, что заборы и запертые на замокъ ворота остались нетронутыми. Мѣстные насмѣшники предполагаютъ, что ихъ перебросили черезъ заборъ. Два поселенца, служащіе при самой полиціи, завинялись въ убійствѣ одного довольно состоятельнаго инородца, только что пріѣхавшаго изъ селенія; одинъ изъ нихъ сознался, а другой остается не только на свободѣ, но и на службѣ при полиціи.