«СИБИРЬ» №3, 16 января 1883

ЯКУТСКЪ. Жить здѣсь становится не безопасно: грабежи и разбои увеличиваются. Недавно, во время обычнаго утренняго посѣщенія полиціймейстеромъ острога, двое арестантовъ попросились у смотрителя по какому то дѣлу къ полиціймейстеру, и были приведены подъ конвоемъ въ контору. Послѣ нѣсколькихъ словъ, одинъ изъ арестантовъ бросилъ въ лицо полиціймейстеру заранѣе приготовленнымъ стекломъ, а другой сталъ наносить удары въ присутствіи смотрителя и конвойныхъ казаковъ. Въ деревнѣ Мархѣ, въ 8 верстахъ отъ города, найдены убитыми въ избѣ скопцы — старикъ и старуха, у которыхъ похищены деньги; 29 ч. ноября, вечеромъ, около 5-ти часовъ, въ Предтеченской церкви, у наружной желѣзной двери сломанъ желѣзный замокъ. Воры вошли въ церковь, гдѣ зажгли свѣчку и сдѣлали взломъ свѣчнаго камода, изъ котораго похитили до 40 руб. мѣдными деньгами. Трапезники въ это время были въ караульномъ домѣ противъ церкви, и ничего не слыхали; къ счастію, женщина вышла на крыльцо, увидала въ окнахъ церкви свѣтъ и сказала караульнымъ; одинъ изъ нихъ бросился къ церкви; въ это время трое неизвѣстныхъ побѣжали изъ ограды, двое другихъ выскочили изъ церкви и тоже убѣжали. Поймать никого не могли. Все это учинено почти днемъ, въ срединѣ города и на большой проѣзжей улицѣ!

            Поселенцы въ послѣднее время наводятъ на жителей паническій страхъ: не проходитъ дня, чтобы не было кражи, а тутъ еще, къ довершенію зла, развелась масса евреевъ различныхъ профессій, начиная съ виноторговцевъ подъ чужими фирмами.                                             N. N.

Сиб. Газ. №8, 20 фев.1883.

Якутскъ, 15 январяНедавно, въ одномъ изъ улусовъ, госуд. преступникъ Бачинъ убилъ свою сожительницу политическую преступницу Южакову и отравился самъ. Причины преступленія не выяснены.

Сиб. Газ. №10, 6 марта 1883.

Якутскъ, 29 января. Въ прошломъ письмѣ я сообщалъ объ ужасномъ происшествіи въ Намскомъ улусѣ. Теперь могу дополнить это свѣдѣніе кое какими подробностями, дающими ключъ къ пониманію внутренней стороны разыгравшейся трагедіи. Е.С. Южакова, начавшая свою карьеру сестрой милосердія среди Гарибальдійцевъ, работавшая затѣмъ въ заграничныхъ типографіяхъ и, между прочимъ, жившая въ ирландскомъ кварталѣ Лондона жизнью «бѣлаго негра» (т.е. европейскаго нищаго—рабочаго) попала въ Якутскую область за свою попытку къ побѣгу изъ Балаганска. Бачинъ былъ петербургскій рабочій, способный, какъ говорятъ, къ глубокой привязанности, но мало развитой, мнительный, болѣзненно самолюбивый и страдавшій тѣмъ характернымъ безсиліемъ дисциплинировать себя, тѣмъ психозомъ, какіе вырабатываются въ людяхъ одиночнымъ тюремнымъ заключеніемъ и перенесенными невзгодами. Только полное безлюдье и совершенное извращеніе жизненной обстановки могло сблизить этихъ людей, не имѣвшихъ между собою почти ничего общаго. Говорятъ, Бачинъ обожалъ Южакову, готовъ былъ цѣловать слѣды ногъ ея. Но въ личностяхъ мало развитыхъ и не дисциплинированныхъ внутренно, грубость вполнѣ уживается рядомъ съ привязанностію. Физическое слабосиліе и болѣзненность Южаковой при необходимости, вслѣдствіе гнетущей нищеты, работать ей мѣхами въ устроенной Бачинымъ кузницѣ подавали конечно, поводъ къ грубымъ упрекамъ съ его стороны и сценамъ, полнымъ жестокости. Съ другой стороны, Южакова, при всемъ ея умѣ недюжинномъ, нравственномъ складѣ и недюжинныхъ способностяхъ, своимъ полнѣйшимъ превосходствомъ надъ личностью Бачина, своею болѣзненною раздражительностью, рѣшительнымъ несходствомъ въ чемъ-бы то ни было, — могла, конечно, довести этого несчастнаго человѣка до состоянія звѣрства. Послѣ Южаковой осталась тринадцатимѣсячная дѣвочка Наташа, взятая на воспитаніе товарищами покойной — Чернявскими. Нищета, въ которой жила покойница, была такова, что ей не во что было завернуть ребенка. — Удушивъ Южакову, Бачинъ хотѣлъ убить и дѣвочку, но «силъ не хватило». Тогда онъ отдался въ руки правосудія и въ острогѣ отравился сѣрными спичками, отказавшись принять противоядіе, и умеръ. По вскрытіи труповъ оказалось: у Южаковой чахотка, у Бачина — сильное уплотненіе черепныхъ костей, мозговыя извилины сплюснуты, печень непомѣрно увеличена.

«СИБИРЬ» №13, 27 марта 1883

ЯКУТСКЪ, 26 февраля 1883 г. Вчерашняго числа, ночью, совершено здѣсь звѣрское убійство: утромъ въ кабакѣ иркутскаго купца Голдобина найденъ убитымъ цѣловальникъ, найденный на полу съ разрубленной топоромъ головой. Стулья и другія вещи раскиданы, должно быть онъ упорно сопротивлялся злодѣямъ; съ нимъ жила жена, которой еще и по настоящее время не найдено. Въ городѣ масса поселенцевъ безъ опредѣленныхъ занятій; хлѣбъ дорогъ; заработковъ нѣтъ, кражи и разбои почти каждодневные; жители находятся въ страхѣ; что будетъ дальше, Богъ вѣсть.

Сиб. Газ. №11, 13 марта 1883.

Вопросы редакціи въ Якутскъ. Г. полиціймейстеру. Скажите пожалуйста, кѣмъ Вы уполномочены рыться въ почтамтѣ, когда тамъ закупоривается почта — и кто отвѣчаетъ за исчезающія письма и статьи?

«Сибирь» №14, 3 апрѣля 1883

ЯКУТСКЪ, 3 марта. По поводу убійства въ кабакѣ Голдобина имѣются слѣдующія подробности: Когда было обнаружено убійство, то полиція въ тотъ день нашла въ кабакѣ, какъ я уже сообщалъ, только одинъ трупъ сидѣльца, и уже спустя два дня, при описи имѣнія убитаго, въ томъ же кабакѣ найденъ второй трупъ женщины, проживавшей съ сидѣльцомъ, также изувѣченный; почему его невидали въ первый разъ, это вопросъ... Много было взято по подозрѣнію подъ арестъ, но въ началѣ марта одинъ изъ убійцъ, русскій поселенецъ, самъ явился къ полиціймейстеру и добровольно заявилъ, что онъ сдѣлалъ преступленіе съ другимъ товарищемъ тоже поселенцемъ; соучастникъ третій былъ извозчикъ изъ евреевъ, который, впрочемъ, не признаетъ себя виновнымъ; по показанію преступника похищено денегъ изъ выручки съ чѣмъ то 30 р., принадлежащихъ самому убитому сидѣльцу 1,800 р.

NN

 «Восточное обозрение» №16, 21 апреля 1883.

Къ порядку патріархальныхъ явленій мы должны отнести и якутскую любознательность. Недавно въ „Сибирской Газетѣ" мы нашли въ отвѣтахъ редакціи слѣдующее:

Якутскъ, г. полиціймейстеру. Скажите пожалуйста, кѣмъ вы уполномочены рыться въ почтамтѣ, когда тамъ закупоривается почта — и кто отвѣчаетъ за исчезновеніе письма и статьи? (№ 11 «Сиб. Газеты»).

Сцена рисуется въ сущности невинная и патріархальная. Приходитъ полиціймейстеръ на почту и роется въ ящикахъ и письмахъ.

— Ты что, спрашиваетъ почтмейстеръ ?

— Да вотъ ищу, гдѣ у тебя корреспонденція въ газету отправляется....

И мило, и просто.

Здѣсь вы можете жаловаться развѣ на чрезмѣрную любовь къ литературѣ, полиціймейстеру все хочется перечитать, но также бываютъ печальные результаты, когда и недочитаютъ.

Сиб. Газ. №15, 10 апр. 1883.

Якутскъ. 5-го марта. На людной улицѣ города, въ небольшомъ домикѣ съ питейнымъ заведеніемъ, жилъ старикъ Климъ, вдвоемъ со своею старухою. Климъ былъ мужикъ обстоятельный, почтенный, имѣвшій такой запасъ деньжонокъ, изъ котораго могъ ссужать вѣрнымъ людямъ до трехъ тысячъ рублей. Жена его бабничала. — 28 февраля утромъ полиція нашла Клима въ его квартирѣ мертвымъ, съ разсѣченнымъ черепомъ и признаками ограбленія. Жены его не было. Предполагая, что послѣднюю обманомъ вызвали ночью куда-нибудь по ея профессіи и затѣмъ убили, полиція ревностно розыскивала трупъ по окрестностямъ города. Наконецъ, послѣ тщательныхъ розысковъ, на третій день, трупъ женщины нашелся: онъ лежалъ дома, въ той-же комнатѣ, гдѣ быль поднять трупъ мужа, только былъ прикрытъ грязнымъ бѣльемъ, и потому не былъ замѣченъ полиціею... Розыскать же убійцъ было еще труднѣе. Да никто и не надѣялся на это; — у насъ въ обычаѣ предавать всѣхъ убійцъ суду божію. Но на долю полиціи и тутъ выпало счастье. Не прошло недѣли, какъ убійцы стояли передъ судомъ. То были два поселенца, рабочіе въ столярной мастерской, жившіе рядомъ съ Климомъ. Раскаяніе-ли мучило ихъ, или имъ стыдно стало за полицію, не замѣтившую ихъ, — но одинъ изъ нихъ явился къ начальству и чистосердечно покаялся въ преступленіи. По его указанію полиція немедленно нашла и его сообщника. Преступленіе совершено обдуманно, людьми опытными, пришедшими въ Якутскъ уже изъ каторги. Убійцы передъ совершеніемъ преступленія даже раздѣлись до нага, чтобъ не запятнать кровью свою одежду. Орудіемъ убійства служили топоръ и дубина самого хозяина. Такихъ людей у насъ масса, да съ каждымъ годомъ еще прибываютъ ихъ сотни, такъ что, со временемъ, образуется... чертъ знаетъ что такое... И такъ уже убійства все чаще и чаще стали повторяться.

— Опять побили полиціймейстера (уже другого); слѣдствіе по этому дѣлу вырѣшило, что бившій поселенецъ билъ просто сдуру. Но народная молва говоритъ, что мотивомъ къ этому преступленію послужилъ отказъ полиціймейстера въ разрѣшеніи заключенному поѣсть на свои деньги. Даже говорятъ, что послѣ преступленія знаки отъ побоевъ остались на бившемъ.

Говорятъ, что въ оградѣ поселенческой богадѣльни по ночамъ бьютъ краденый скотъ въ значительномъ количествѣ.

Говорятъ, что священникъ Охковъ пріобрѣлъ право перенести себѣ въ ограду изъ полиціи городскіе вѣсы, и что въ городѣ кромѣ Охкова нигдѣ нѣтъ вѣсовъ ни въ управѣ, ни въ полиціи, ни на базарѣ, такъ что, бѣдняга, поставщикъ сѣна для пожарныхъ лошадей сдаетъ его на глазомѣръ.

«Сибирь» №181 мая 1883

Изъ ЯКУТСКА. Смотрительница дѣтскаго пріюта г-жа Г. запретила воспитывавшимся у нее дѣвицамъ, получившимъ впослѣдствіи право на званіе домашнихъ учительницъ, давать въ только что открывшейся прогимназіи уроки. Одна изъ этихъ дѣвицъ, г-жа К— ская, отказалась исполнять дикое приказаніе своей maman, за что и поплатилась примѣрнымъ наказаніемъ. Въ присутствіи учителей пріюта, maman избила свою воспитанницу, которая съ трудомъ и въ разорванномъ платьѣ едва вырвалась изъ рукъ этой разъярившейся maman и убѣжала въ первой попавшейся шубѣ.

Сиб.газ. №20, 15 мая 1883.

Якутскъ, 2-го апрѣля. Войдите въ наше положеніе... Подломили гдѣ-нибудь темной ночью амбаръ, магазинъ, базарную лавку, или увели со двора коня, быка, корову — полиція дѣлаетъ потерпѣвшему короткій визитъ, — потерпѣвшій дня три затѣмъ бѣгаетъ въ полицію, разсказывая ей въ сотый разъ всѣ подробности своего несчастія, оцѣнивая и переоцѣнивая покраденное имущество. Полиція слушаетъ разводитъ руками, выражаетъ участіе. Потерпѣвшій сначала какъ будто и вѣрить этому участію, даже надѣется, что его пропажа, не въ примѣръ прочимъ, будетъ отыскана... Потомъ, когда интересъ дня пройдетъ, когда слушатель отъ разсказа скучаетъ, а разскащикъ перемалываетъ языкъ, дѣло о кражѣ записывается въ вѣдомость о преступленіяхъ и привлекаетъ развѣ только вниманіе статистика. Но вотъ кражи и грабежи начинаютъ повторяться чаще, чередуясь время отъ время убійствами, голоса потерпѣвшихъ становятся громче и надоѣдливѣе, — и полиція принимаетъ мѣры къ прекращенію безпорядковъ и успокоенію жителей. — Вотъ другая сторона того-же явленія. Ежегодно въ Якутскъ идетъ масса ссыльнопоселенцевъ изъ обширной Россіи, преступниковъ разнообразныхъ преступленій, преимущественно уголовныхъ, удостоенныхъ по роду своихъ преступленій «отдаленнѣйшихъ мѣстъ имперіи». Вся эта армія распредѣляется по ближайшимъ наслегамъ и улусамъ Якутскаго и другихъ округовъ, т.е. главнымъ образомъ между Якутами.

Кто знаетъ бытъ якутовъ, кто знаетъ, что народъ этотъ большую часть года живетъ впроголодь, тѣмъ понятно будетъ, какъ милы имъ эти непрошенные гости, которыхъ все-таки нужно накормить, или приберечь отъ нихъ скотинку. Сами ссыльные въ большинствѣ случаевъ неспособны ни къ какой работѣ, неспособны образовать собою не только общество, а даже простой артели, это волки, которые ходятъ стадами, но только за кровной добычей. Что будетъ дѣлать этотъ народъ, придя въ назначенный имъ улусъ, не зная ни языка, ни порядковъ мѣстныхъ? Что онъ будетъ ѣсть, когда сами обитатели голодаютъ. Лѣтомъ они еще кое-какъ найдутъ работу, а въ длинную зиму? — И идутъ эти голодные въ городъ, гдѣ во всякомъ случаѣ легче добыть хлѣба, при случаѣ есть что взломать и обокрасть. А для сбыта краденаго есть въ городѣ Бердичевская улица, образовавшаяся тѣмъ-же путемъ дикаго нароста. Когда наконецъ городъ переполнится этими поселенцами безпаспортными, когда присутствіе значительной части ихъ выскажется увеличеніемъ преступленій, — полиція дѣлаетъ обыскъ, собираетъ ихъ сотнями и гонитъ изъ города въ мѣстожительства. Успокаивается городъ, успокаивается полиція, — а ссыльные не доходя до первой станціи возвращаются по одному назадъ въ городъ. И ходитъ этотъ вѣчный жидъ взадъ и впередъ, пока новое преступленіе не поставить его въ новую обстановку. Преступленіе неизбѣжно, — и вся разница только въ томъ, гдѣ для него будетъ отведено мѣсто. Мнѣ кажется, что даже настоящее положеніе дѣла, когда городъ раздѣлитъ съ округомъ тяжесть ссылки, — справедливѣе. Чѣмъ въ самомъ дѣлѣ виноватъ одинъ якутъ?... Такъ вотъ и войдите въ наше положеніе... А тутъ еще землемѣръ лѣтъ тридцать мѣритъ одну и ту же землю и все у него разное выходитъ. Вилюйскіе якуты ужъ входили-входили съ нимъ въ соглашеніе, да наконецъ нашли болѣе выгоднымъ заплатить двѣ тысячи адвокату, чтобъ тотъ подалъ просьбу улахан-тойону (губернатору). И дѣйствительно, не прошло года какъ на Вилюй посланъ чиновникъ для производства дознанія.. Про этого землемѣра разсказываютъ такъ. Извѣстно, что якуты живутъ большею частію при озерахъ, откуда пользуются и водой и рыбой. Пріѣзжаетъ землемѣръ въ одинъ улусъ, созываетъ народъ. «Ну, ребята, улахан-тойонъ велѣлъ ваше озеро выпустить, оно по плану не положено». Якуты въ переполохѣ, просятъ пощады. «Нельзя, нельзя, приказано!» — Выборный отъ якутовъ входитъ въ переговоры съ землемѣромъ и указываетъ ему на сосѣднѣе озеро, не то ли, которое по плану-то подлежитъ осушкѣ. — «Дда, да, да! пожалуй, пожалуй! Ну, чертъ съ вами.» И ѣдетъ къ другому озеру. Тамъ продѣлываетъ то-же, и вездѣ приходитъ къ соглашенію. Впрочемъ, это анекдотъ, должно быть?!...

ВОСТОЧНОЕ ОБОЗРЕНIЕ №20, 19 мая 1883

Якутскъ (корресп. „Вост. Обозр.". Назадъ тому года три въ Колымскъ былъ назначенъ исправникъ Ва—вва. Отъ города этого, какъ извѣстно, до Бога высоко, а до царя еще дальше; то и другое временно замѣняетъ здѣсь исправникъ. И Ва—вва какъ нельзя лучше оправдалъ свое назначеніе. Ужъ въ Колымскѣ ли народъ не скромный, ужъ тамъ-ли не видали исправниковъ, „пользующихся привилегіями сибирской службы", тамъ ли не привыкли къ жертвоприношеніямъ, а Ва—вва оказался такимъ требовательнымъ божествомъ, что жители, живущіе въ ста верстахъ отъ его резиденціи, припрятывали на всякій случай въ своихъ домахъ цѣнныя звѣриныя шкурки, дабы, кладя плохо, не ввести въ грѣхъ исправника. Наконецъ, несмотря на всю отдаленность отъ высшей администраціи, Ва—вва попалъ подъ судъ по разнымъ злоупотребленіямъ и былъ вызванъ въ Якутскъ. Немало помедля, дабы за 77 бѣдъ все равно дать одинъ отвѣтъ, Ва—вва, наконецъ, является къ начальству. Всѣ думали, что если его и не постигнетъ участь его однофамильца, то и цѣлъ онъ не вырвется. Но Ва—вва вывернулся совершенно неожиданнымъ образомъ. Онъ объявилъ „слово и дѣло"... немедленно получилъ прогоны и на непредвидѣнные расходы 700 рублей. Окончивъ свою миссію, онъ снова получаетъ прогоны до Якутска. Здѣсь его ждутъ, но вмѣсто желаннаго (вѣрнѣе нежеланнаго) гостя получаютъ отъ него изъ Оренбурга (!) прошеніе объ отставкѣ...

            Господи! Когда-же Якутская область перестанетъ быть звѣринцемъ, куда ссылаются люди-звѣри, преступники всевозможныхъ сортовъ. Все, что негодно тамъ, нетерпимо между людьми, все это идетъ къ намъ. Я уже не говорю о людяхъ, которые не имѣютъ другой профессіи, кромѣ преступленій. Но рабочіе, ремесленники, мѣстные адвокаты, писаря, чиновники, исправники... Куда ни поверни — ссыльный, ссыльный, ссыльный. Одинъ пришелъ въ кандалахъ, другой привезенъ, третій пріѣхалъ по казенной подорожной. Всѣ они здѣсь бродятъ по волѣ, благо есть гдѣ бродить, всѣмъ жрать хочется, у всѣхъ зубы острые, руки когтистыя. Одни изъ нихъ занялись мелкимъ промысломъ — милостыней, кражей, грабежомъ, или, наконецъ, не находя себѣ и тутъ яства, бьютъ зерцало или полиціймейстера, чтобы добыть казенные харчи. Другіе, пользуясь казеннымъ содержаніемъ, медленно, осторожно, но неустанно сосутъ, теребятъ, стригутъ. Третьи, идущіе сюда быстрѣе всѣхъ, быстро и отсюда улетучиваются. Рванутъ разъ, два —и тягу. До того эта ссылка присуща нашей странѣ, что за каждымъ пріѣхавшимъ, вновь назначеннымъ, мы уже видимъ позади огонь и мѣдныя трубы... И до того мы къ нимъ привыкли, что если и появится иногда хорошій человѣкъ, такъ мы на того смотримъ недовѣрчиво, или выругаемъ его публично только за то, что онъ не подлецъ, какъ сдѣлали недавно въ одномъ порядочномъ домѣ съ прокуроромъ.

            Для многихъ, правда, удобнѣе имѣть дѣло съ такимъ чиновникомъ, котораго можно и купить, и подъ веселую руку побить, онъ не взыщетъ. У насъ есть одинъ такой, которому чинъ не служитъ огражденіемъ отъ обидъ. Но душа у него добрая, — онъ быстро мирится. — Хороши, разумѣется, и наши; часто не уступятъ пріѣзжимъ! но про нихъ и говорить нечего: земля, господине, такова, не родитъ людей. Недавно открылись двѣ вакансіи — полиціймейстера и исправника, — а кандидатовъ на эти должности нѣтъ. Не пріѣдетъ-ли кто?

            Пріятно, однакожъ, отмѣтить пріѣздъ на видныя должности двухъ новыхъ личностей. Но одинъ изъ нихъ ни съ кѣмъ не зна­комится, а другой познакомился на свою шею.

ВОСТОЧНОЕ ОБОЗРЕНIЕ №22, 2 iюня 1883

Въ Якутскѣ исправляющій должность полиціймейстера полицейскій надзиратель Карповъ былъ вызванъ будто бы по какому-то дѣлу къ содержащемуся при полиціи арестанту скопцу, который безъ всякой, повидимому, причины нанесъ г. Карпову ударъ по лицу; о поступкѣ арестанта производится строжайшее слѣдствіе. Въ ту же ночь на свадьбѣ сестры г. Карпова, въ квартирѣ новобрачныхъ, неизвѣстно кѣмъ сняты съ семи оконъ ставни, которыя найдены брошенными на улицѣ.

«Сибирь» №28, 10 iюля 1883

ОЛЕКМИНСКЪ. Цѣны на съѣстные припасы съ наступленіемъ весны значительно увеличились: мясо 6 руб. за пудъ, масло 24 р., хлѣбъ ржаной 2 р. 80 к., пшеничный 3 р. 30 к. и все это вздорожало благодаря только тому, что отставная наша мать-командирша, обладая многими тысячами рублей, захватила все въ свои руки заблаговременной скупкой по дешевымъ цѣнамъ и теперь безстыдно наживаетъ рубль на рубль. Положеніе бѣднаго класса крайне безвыходное, вслѣдствіе чего воровство скота значительно увеличилось, ни одного дня не проходитъ, чтобы въ полицію не поступало заявленій, какъ письменныхъ, такъ и словесныхъ о покражѣ отъ одной до трехъ скотинъ. Полиція же не можетъ открыть прибѣгающихъ къ различнымъ хитростямъ для сокрытія слѣдовъ преступленій, какъ напримѣръ, у одного домохозяина была украдена единственная корова, воры сочли за благо надѣть на ноги коровы четыре сапога, но къ сожалѣнію одинъ сапогъ оказался безъ каблука и благодаря только этому обнаружилось мѣсто, гдѣ пала бѣдная скотина, а воровъ все нѣтъ, да нѣтъ.

 

Изъ МУХТУЙСКОЙ станціи пишутъ: мая 11 дня, во время пріема почты, тамошній станціонный смотритель И. И. М—скій учинилъ жестокую кулачную расправу съ почтовымъ старостою Терешкинскаго селенія А. Д. С—мъ, такъ что С—въ болѣе сутокъ былъ въ безсчувственномъ состояніи. Означенный крестьянинъ нѣсколько лѣтъ служилъ волостнымъ головою и церковнымъ старостой и всегда пользовался почетомъ со стороны духовнаго и свѣтскаго начальства.

«Сибирь» №3711 сентября 1883

ОЛЕКМИНСКЪ. Въ прошломъ году въ нѣсколькихъ верстахъ отъ Якутска капитанъ парохода „Гонецъ“, Минѣевъ, принесъ въ жертву своей небрежности нѣсколько человѣкъ, убитыхъ и изувѣченныхъ. Нынѣ, 7 августа, не доѣзжая 4-хъ верстъ до г. Олекминска взрывомъ одного изъ паровыхъ котловъ на томъ же пароходѣ „Гонецъ“ убило 11 человѣкъ. Убитъ машинистъ, его жена, двое его дѣтей, его родственникъ и родственница, его помощникъ и 4 кочегара. Г. Минѣевъ можетъ сваливать всю вину на умершаго машиниста, но мы не думаемъ, чтобы это было похоже на правду. Несомнѣненъ тотъ фактъ, что капитанъ гналъ пароходъ съ страшной быстротой, объ которой можно себѣ составить понятіе изъ того, что „Гонецъ“ вышелъ съ Мачи въ 7 часовъ вечера 6 августа, а около г. Олекминска былъ въ 5 часовъ утра 7 августа, слѣдовательно онъ прошелъ съ баржей разстояніе 250 верстъ въ 10 часовъ. Въ продолженіи всей этой роковой ночи, ни капитанъ, ни машинистъ, ни его помощникъ не были на мѣстахъ; они были на палубѣ и проводили время въ попойкѣ. Некому было наблюдать за манометромъ, некому было наблюдать, чтобы накачивали воду въ паровой котелъ. Въ раскаленный котелъ, оставшійся почти безъ воды, сразу стали накачивать холодной воды, въ силу чего и послѣдовалъ взрывъ. Десять труповъ привезены въ городъ, одиннадцатый поглощенъ волнами Лены.

Въ городѣ у насъ начались каждодневныя кражи: не проходитъ ни одной ночи, чтобы у кого либо изъ жителей не подломили амбара, а виновныхъ все нѣть, да нѣтъ! Мѣстная казачья команда безсильна въ борьбѣ съ этимъ зломъ, но мы думаемъ, что и большій штатъ правильно организованныхъ полицейскихъ служителей не могъ бы сдѣлать много къ пресѣченію этого зла. Для искорененія его надо, конечно, обратить вниманіе на причины, порождающія зло, а они состоятъ вотъ въ чемъ. Подломы амбаровъ, кража скота совершается преимущественно башкирами, сосланными сюда по большей части административнымъ порядкомъ по приговорамъ обществъ за конокрадство. Не знаемъ почему имъ не даютъ земли, а потому этотъ полуголодный, полухолодный людъ, обременный дѣтьми, рѣшается на кражу, чтобы накормить свою семью. Мы увѣрены, что если бы сосланнымъ башкирамъ давали землю, еслибы ихъ поставили въ такiя условiя, при которыхъ они могли бы своимъ трудомъ прокормить себя и свою семью, то эти повальныя кражи еслибы не совершенно прекратились, то значительно бы уменьшились. Вотъ объ чемъ надо бы было позаботиться якутской администраціи въ интересахъ населенія цѣлаго округа!

Сиб.газ. №39, 25 сент.1883

Намъ пишутъ изъ Якутска, что 28 іюля полицейскій служитель носилъ по домамъ слѣдующую декларацію:

«Объявленіе жителямъ г. Якутска», «Предписаніемъ Якутскаго городского полицейскаго управленія отъ 25 іюля за № 3074, послѣдовавшаго по распоряженію г. Якутскаго губернатора за № 2179, возложено на меня порученіе къ принятію энергичныхъ мѣръ для собиранія пожертвованій и изысканію средствъ къ обезпеченію участи раненыхъ воиновъ и ихъ осиротѣвшихъ семействъ... Потому.... предлагаю имена свои съ пожертвованіями вписывать на семъ же листѣ. И.д. полиц. надзирателя И. 3—нъ».

Внушительно? А многіе еще говорятъ, что наша полиція не энергична.

    9 августа Олекминскъ былъ потрясенъ дѣйствительно ужаснымъ и необычайнымъ въ этихъ мѣстахъ событіемъ. Серебряковскій пароходъ «Гонецъ» шелъ сверху въ Якутскъ. Не доѣзжая четырехъ верстъ до Олекминска лопнулъ паровикъ и убило десять человѣкъ, одинадцатый выскочилъ въ окно и утонулъ. Погибли: машинистъ, жена его, двое дѣтей, теща его и братъ жены, помощникъ машиниста и кочегары. Десять страшно обезображенныхъ труповъ привезены въ Олекминскъ, самъ пароходъ стоитъ пока на мѣстѣ несчастья на якорѣ. Говорятъ, что служащимъ подъ вліяніемъ сильной выпивки было не до паровика: никто и не подумалъ наблюдать за манометромъ. Хватились, когда въ паровикѣ не было уже воды, стали накачивать воду и, какъ и нужно было ожидать, произошелъ взрывъ.

    Олекминскъ. 11-го августаА вотъ вамъ и другая сторона нашей жизни. Какъ только скотъ оправится на подножномъ корму, начинается уводъ коровъ и быковъ. Уведутъ въ тайгу, зарѣжутъ и концы въ воду. Такъ какъ виновниками кражи предполагаются поселенцы изъ башкиръ, то полицейское управленіе и прибѣгаетъ къ гуртовому выселенію неимѣющихъ своего хозяйства башкиръ изъ города въ мѣста ихъ причисленія. На сколько эта мѣра безполезна можете заключить изъ того, что съ наступленіемъ темныхъ ночей начинается обворовываніе лавокъ, жилыхъ помѣщеній. На послѣдней недѣлѣ обокрали лавку В. на 300 р. и С. довѣреннаго пріисковой компаніи на 500 руб. Слѣдовъ, разумѣется, никакихъ, за исключеніемъ тѣхъ слѣдовъ, которые ведутъ съ мѣста воровства въ тайгу. И такъ во всѣхъ случаяхъ кражъ, грабежей и убійствъ, по пословицѣ, что съ возу упало, то пропало. По крайней мѣрѣ избѣгается лишняя переписка.

«Сиб.газ.»№43, 23 октября 1883

Изъ Витима, съ Бодайбинской пристани намъ пишутъ о безобразіяхъ на пароходахъ «Ленско-Витимскаго пароходства» г. г. Сибирякова, Базанова и Нѣмчинова. — Пароходъ «Тихонъ» буксировалъ баржу, на которой было нагружено сѣно, спиртъ, известь и до 30 пуд. динамита и находилось народу до 100 чел. Въ ночь на 20 августа, во время пути на Бодайбо, на баржѣ вспыхнуло сѣно, подъ которымъ лежали динамитъ и спиртъ. Къ счастію скоро успѣли сбросить въ воду до 600 пуд. горѣвшаго сѣна и тѣмъ спаслись отъ страшнаго взрыва. Всѣхъ безобразій этого парохода не перечтешь. Такъ, наприм., недѣлю тому назадъ, не доходя Олекмы, у парохода «Гонецъ» лопнулъ котелъ, при чемъ погибло 12 человѣкъ, а въ іюлѣ сгорѣла баржа «Свѣтлана» съ сѣномъ (12000 пуд.). Въ виду этого необходимо освидѣтельствовать всѣ пароходы этой компаніи и подвергнуть тузовъ отвѣтственности за всѣ допущенные безпорядки.

«Сиб.газ.»№44, 30 окт.1883

Якутскъ, 10-го сентября. Дѣло Ба—ина, поставщика хлѣба въ Колымскъ, о которомъ вамъ уже извѣстно, теперь «разыгралось». Колымчанамъ подвело животы и они запросили хлѣба. Областное правленіе хватилось за подрядчика. Въ роли послѣдняго оказалась жена молодого Ба—ина. Орудовалъ же дѣломъ старый Б—нъ. Подрядчикъ представилъ какіе-то документы, кое-что нашлось въ областномъ правленіи, кое чего совсѣмъ не оказалось. Одно было ясно, что хлѣба нѣтъ. Но случилось ли это только въ этомъ году, или практиковалось уже давно, рѣшить было трудно. Подрядчикъ, или, вѣрнѣе, доставщикъ, старый Б—нъ, увѣрялъ, что хлѣбъ есть, только не довезенъ до Колымска, а виситъ въ лѣсу на деревьяхъ, что у него, хотя квитанцій въ доставкѣ и нѣть, но есть письма исправника. Областное правленіе, однакожъ, высчитало долгъ въ 38 тыс. и наложило секвестръ на имѣнія Ба—иной и ея поручителей. Здѣсь для исполнительной власти быль праздникъ. Дѣло чистое, не то, что возня съ поселенцами, кражами, убійствами и проч. Нагрянула полиція на Б—ныхъ и съ абцуга запечатала домъ, въ которомъ они жили и въ это время спали. Проснулись Б—ны и выходя изъ дому, сломали печати, такъ какъ всѣ выходы и даже труба были тщательно припечатаны. Затѣмъ полиція поспѣшила къ поручителямъ, но тѣ ей заявили, что ночью они не позволятъ ихъ опечатывать. Явились утромъ и свое дѣло все-таки сдѣлали. У купцовъ закрыли магазины, а у одного чиновника отобрали даже съѣстные припасы.

Прошелъ день. Одумались рьяные. Стали провѣрять счета, при чемъ оказалось. что 2х2 не 5, а 4. Значительно сократилась цифра долга. Затѣмъ вышло, что и съ поручителей слѣдовало взять далеко меньше. Пришлось распечатывать.                                                                 П.

«Сибирь» №46, 13 ноября 1883

ЯКУТСКЪ. Безъ трагическихъ происшествiи не проходитъ недѣли въ Якутскѣ. Нѣсколько характеренъ слѣдующій случай: 4 рабочихъ (ссыльныхъ) занимались обчисткой колеса парохода „Иннокентій“, стоявшаго у города, при стеченіи разнообразной публики, какъ вдругъ ось съ колесомъ поворачивается и влечетъ рабочихъ въ воду: 3-е отдѣлались купаньемъ, довольно опаснымъ, а 4-й поплатился жизнью: сразу захлѣбнувшись, онъ поплылъ и на виду публики попалъ подъ паузокъ; достать его уже не могли. Ходятъ слухи, что рабочій упалъ якобы самъ въ пьяномъ видѣ съ борта, а о прочихъ 3 ничего не ходитъ.

Оттуда-же. На дняхъ въ нашемъ захолустьѣ случился слѣдующій курьезъ: одна любящая теща вздумала поучить уму разуму своего зятя, который пришелъ домой немного навеселѣ. Жена и теща уговорили его лечь спать, затѣмъ сонному связали руки и ноги и начали пороть казачьей нагайкой; первоначально производила экзекуцію собственноручно теща, затѣмъ, послѣ неистоваго рева, виновному облили голову водой и дали пить, тогда теща и прочіе члены ея семьи держали за ноги и голову, а жена продолжала полосовать нагайкой. Пострадавшій подалъ прошеніе о производствѣ формальнаго слѣдствія. Весь городъ возмущенъ этимъ звѣрскимъ поступкомъ.

Съ начала темныхъ ночей у насъ въ городѣ и по заимкамъ часто повторяются кражи рогатаго и коннаго скота (въ послѣднее время въ городѣ угоняютъ коровъ и быковъ изъ дворовъ); виновные же пока не разыскиваются: подозрѣваютъ татаръ и евреевъ, которыхъ въ городѣ находится много безъ опредѣленныхъ занятій.

N.

«Сибирь» №46, 13 ноября 1883

ВИТИМЪ. Сообщаю подробности о случаѣ на пароходѣ „Тихонъ Задонскій“; подходя къ зимовью Булынскому, по р. Витиму, пароходъ чуть не былъ взорванъ динамитомъ, находящимся на буксируемой имъ баржѣ „Васильевскій“ и только благодаря распорядительности капитана Познанскаго спасся. Дѣло было такъ: 28 августа, снявшись съ якоря, часа въ три утра, капитанъ парохода увидалъ на баржѣ, которая была нагружена сѣномъ (9 т.), спиртомъ (155), известью и динамитомъ (35 п.), огонь, далъ свистокъ, но баржевая прислуга почему то на зовъ не явилась, между тѣмъ пламя становилось сильнѣе; тогда Познанскій приказалъ рулевому на баржѣ броситъ якорь и самъ подошелъ пароходомъ къ борту баржи и сталъ заливать горѣвшее сѣно. Въ это время пассажиры, разбуженные шумомъ, узнавъ, что на баржѣ динамитъ, стали требовать, чтобы пароходъ отъ баржи отошелъ прочь, что Познанскій и сдѣлалъ, спустивъ пароходъ ниже, а затѣмъ, взявъ матросовъ, отправился на баржу, гдѣ часа чрезъ два—три, успѣлъ прекратить пожаръ. Сгорѣло пудовъ 500 сѣна и сброшено нѣсколько бочекъ извести въ воду. Пожаръ произошелъ отъ поджога сѣна водолазомъ, который ходилъ воровать спиртъ, стоявшій въ срединѣ сѣна.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №48 от 27 ноября 1883 г.

Якутскъ, 8 октября. Не рѣдко приходится слышать о случаяхъ истязанія и увѣчья мужьями своихъ женъ. Страдаетъ женщина, какъ существо слабое и нѣжное, обязанное кромѣ того «по закону» бояться своего мужа. Но вотъ примѣръ обратнаго явленія. Г-жа Рѣшетникова, или вѣрнѣе Рѣшетничиха, выдала недавно свою дочь, миловидную барышню, за г. М. Молодые жили вмѣстѣ съ тещей. Однажды вечеромъ М. пріѣзжаетъ домой съ компаніей и проситъ у жены угощенія, на что со стороны ея и тещи послѣдовалъ рѣшительный отказъ. Произошло крупное объясненіе. Гости уѣхали ни съ чѣмъ, а М. легъ спать, но проснулся несчастный уже поздно. Теща, женщина атлетическаго сложенія, и его милая жена вязали ему руки, ноги были уже связаны. — «Что вы дѣлаете?» — «А вотъ увидишь!» Женщины сбрасываютъ его на полъ. Жена садится на голову, а теща беретъ казачью нагайку и начинаетъ бить... Жестокіе, убійственные удары сыплются на несчастнаго. Бьютъ долго. Наконецъ М. теряетъ сознаніе. Устала и теща. Она приноситъ воды и обливаетъ свою жертву. Очнувшись, М. заклинаетъ своихъ мучителей покончить съ нимъ разомъ при помощи топора или хоть петли. Но женщины только перемѣнились ролями. Нагайку беретъ жена и продолжаетъ бить. Теща такъ крѣпко держала за голову, что изуродовала ему лицо. За ноги держали братья жены, гимназисты.. Наконецъ слабыя женщины устали. Онѣ бросають истерзаннаго М., даже не развязавъ ему рукъ. Его освободила прислуга. При судебно-медицинскомъ освидѣтельствованіи тѣло М. представляло страшную картину. Врачъ и полицейскіе чины говорятъ, что во всю свою практику, при исполненіи тѣлесныхъ наказаній въ остротахъ и полиціи, они не видали ничего подобнаго. Палачъ Прошка оказывается ребенкомъ сравнительно съ Рѣшетничихой. Нѣсколько лѣтъ назадъ мужъ Рѣшетничихи застрѣлился. Народная молва говорить, что это быль лучшій и единственный исходъ изъ его тяжелаго положенія.

П.

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №52 от 25 декабря 1883 г.

Якутскъ, 12 ноября. Въ Иркутскѣ жалуются на жигановъ, постоянно обижающихъ обывателей, а мы, якутяне — чуть не каждый часъ дрожимъ за свою жизнь и собственность отъ поселенцевъ, расхаживающихъ въ городѣ партіями. Недавно, среди бѣлаго дня. взломали у одного изъ торгующихъ амбаръ и похитили на 300 р. товару; у другаго украли ночью трехъ быковъ, но такъ искусно, что заборы и запертые на замокъ ворота остались нетронутыми. Мѣстные насмѣшники предполагаютъ, что ихъ перебросили черезъ заборъ. Два поселенца, служащіе при самой полиціи, завинялись въ убійствѣ одного довольно состоятельнаго инородца, только что пріѣхавшаго изъ селенія; одинъ изъ нихъ сознался, а другой остается не только на свободѣ, но и на службѣ при полиціи.

«Сибирь» №1, 1 января 1884

Капитанъ парохода „Гонецъ“ („Сибирь“ №37) И. Минѣевъ заявляетъ, что слѣдствіемъ по поводу взрыва парохода обнаружено: 1) что ни онъ, капитанъ, ни машинистъ въ день взрыва (8 августа) не были пьяны и что взрывъ слѣдуетъ приписать оплошности помощника машиниста, стоявшаго на своей вахтѣ, который опустилъ воду въ котлахъ на 7½ д. ниже назначеннаго горизонта, отчего топка была оголена, раскалена и выгнута. Когда стали накачивать въ котелъ воду изъ рѣки, — то при соприкосновеніи съ раскаленнымъ желѣзомъ вода мгновенно произвела взрывъ“.