Извѣстіе.

«Якутскія епархіальныя вѣдомости» №22, 1888 г.

11 Іюля, знаменательный день прибытія въ нашу олекминскую тайгу Преосвященнаго Архипастыря Якутскаго, ознаменовался катастрофой, взволновавшею всю нашу тайгу и возбудившею безконечные толки далеко за предѣлами Восточной Сибири. Мы говоримъ о преждевременной смерти пяти молодыхъ и полныхъ силъ человѣкъ. Событіе это и само по себѣ достаточно поучительно, чтобы мы рѣшились изложить его на страницахъ „Якутскихъ Епархіальныхъ Вѣдомостей". Но оно пріобрѣтаетъ особый интересъ потому, что оно совпало съ пребываніемъ у насъ Его Преосвященства, который самъ отпѣвалъ безвременно сошедшихъ въ могилу, а это — едва ли не первый случай въ нашей глухой тайгѣ.

Лѣтнее время — „страдное" время не только для русскаго земледѣльца; оно такая же страда и для золотопромышленнаго дѣла. Въ это время идетъ промывка золота изъ добытыхъ за зиму изъ глубокихъ нѣдръ земли и на поверхности лежащихъ песковъ. Лѣтомъ каждая минута дорога, теплое время въ нашемъ суровомъ краю коротко, не успѣешь оглянуться, а ужъ морозъ сковалъ наши рѣчки и промывка остановилась. Понятно, что въ это время энергія администраціи золотаго дѣла напрягается до высшей степени: теперь не до отдыха, не до удовольствій! Если пресловутая „широкая и привольная“ жизнь пріисковой администраціи вообще канули въ вѣчность, то тѣмъ болѣе ничего похожаго на ходячіе разсказы пріисковая жизнь не представляетъ лѣтомъ, въ „страду“ промысла. Съ ранняго утра, вмѣстѣ съ зарею, и до сумерекъ каждый служащій стоитъ у своего дѣла, требующаго всего его вниманія, всѣхъ его силъ: не хватаетъ ни времени, ни силъ человѣческихъ,— словомъ нѣтъ просто никакой физической возможности совершить тѣ гигантскіе подвиги пьянства, обжорства и всякаго безобразія, описаніями коихъ переполнены разсказы о стародавней таежной жизни. Впрочемъ, оговоримся: мы вовсе не касаемся былого, а говоримъ только о настоящемъ, и именно о впечатлѣніяхъ современной пріисковой жизни (лѣтней). Ко какъ ни устаетъ пріисковой служака, все таки природа, даже наша бѣдная природа, иногда такъ притягательно хороша, что невольно человѣкъ подчиняется ея обаянію и инстинктивно стремится стать ближе къ ней.

11 Іюля, послѣ жаркаго лѣтняго дня наступилъ прекрасный лунный вечеръ. По окончаніи пріисковыхъ работъ и ранняго ужина уполномоченный Ленскаго Товарищества К.Ф. Пеньевскій, вмѣстѣ со служащимъ А.Л. Рашковымъ, отправились къ живущему рядомъ командиру отдѣльнаго казачьяго отряда, штабсъ капитану барону Медему, чтобы пригласить его съ молодой баронессой прогуляться по дорогѣ и подышать предъ сномъ свѣжимъ вечернимъ воздухомъ. У барона они застали, кромѣ хозяевъ, еще гостей: служащаго Ленскаго Т-ва П.Р. Мейера и жену другаго служащаго Филиповскую, незадолго предъ тѣмъ тоже зашедшихъ къ командиру „посидѣть". Послѣ короткихъ переговоровъ вся компанія, шесть человѣкъ, подталкиваемые лукаво заглядывавшей въ окно луной, отправились гулять по дорогѣ, ведущей къ старому разрѣзу, давно ужъ выработанному и нынѣ затопленному водой. Разрѣзъ этотъ отстоитъ отъ тихоно-задонскаго пріиска, резиденціи главно-уполномоченнаго Ленскаго Т-ва и командира казачьяго отряда, приблизительно въ 1 1/2 верстахъ. Весело разговаривая и шутя, гуляющіе пришли къ разрѣзу. Это было въ исходѣ 10 часа вечера. Приблизившись къ роковому разрѣзу и увидя у противоположеннаго берега катающагося на лодкѣ фельдшера пріисковой больницы, гуляющіе рѣшили покататься въ лодкѣ. Кто то изъ компаніи сталъ было возражать, что лодка старая и небольшая, такъ называемый ,,пятерикъ“ едва ли подыметъ шестерыхъ, но Пеньевскій успокоилъ ихъ, говоря, что въ этой лодкѣ можетъ помѣститься до десяти человѣкъ. — Пока фельдшеръ переплывалъ разрѣзъ, чтобы уступить лодку, компанія, въ особенности дамы, бросали въ разрѣзъ камни; за этимъ невольнымъ занятіемъ оставилъ ихъ упомянутый фельдшеръ, отправившійся домой на пріискъ, такъ что сѣли они въ лодку уже въ его отсутствіи. Такимъ образомъ, все, происшедшее послѣ этого момента, извѣстно намъ исключительно со словъ спасшагося Мейера. Къ сожалѣнію, разсказъ послѣдняго настолько неполонъ и, отчасти, неясенъ, что полной картины происшествія мы такъ никогда и не узнаемъ. Слѣдствіе, произведенное г. горнымъ исправникомъ, по той же причинѣ отсутствія очевидцевъ, кромѣ Мейера, также ничего существеннаго не выяснило.

Весело усѣлись гуляющіе въ лодку. Грести пожелала баронесса Медемъ. У руля сѣлъ уполномоченный Пеньевскій, баронъ Медемъ на кормѣ. Направивъ лодку къ противоположному западному берегу, Пеньевскій запѣлъ „Внизъ по матушкѣ — по Волгѣ". Когда лодка достигла середины разрѣза, Пеньевскій обратился къ барону съ слѣдующими словами: „Баронъ, поглядите, нѣтъ ли въ кормѣ воды? Тамъ, кажется есть въ днѣ дыра". Когда, послѣ осмотра, оказалась въ лодкѣ дѣйствительно вода, между сидѣвшими въ лодкѣ началась тревога. Баронесса бросила весла, которыя схватили Рашковъ и Пеньевскій. Но такъ какъ послѣднему, сидѣвшему, какъ сказано выше, у руля было не ловко грести, то Мейеръ, по его собственнымъ словамъ, выхватилъ у него весло и стоя, сталъ усиленно грести вмѣстѣ съ Рашковымъ къ берегу; Пеньевскій же бывшею на немъ соломенною шляпою сталъ отливать изъ лодки быстро прибывавшую воду. Лодка между тѣмъ, постепенно наполняясь водою, стала медленно погружаться. „Въ это время, разсказываетъ Мейеръ, кажется, баронесса, вставъ на ноги, выпрыгнула изъ лодки, отчего послѣдняя перевернулась вверхъ дномъ и всѣ, сидѣвшіе въ ней, полетѣли въ воду"... „Попавъ въ воду", разсказываетъ далѣе Мейеръ въ своемъ показаніи г. горному исправнику, — „я, какъ умѣющій порядочно плавать, рѣшилъ доплыть до опрокинутой лодки и съ ея помощью добраться до берега. Въ это время меня схватила за плечо искавшая спасенія А.И. Филиповская, но я, чувствуя, что съ такой ношей, да еще въ намокшемъ платьѣ, не доберусь до лодки, оттолкнулъ ее и поплылъ дальше. Уже будучи близко у лодки, я замѣтилъ на выдававшемся изъ воды днѣ ея барона Медема, лежавшаго на лодкѣ плашмя, при чемъ ноги его были въ водѣ. Но въ этотъ моментъ баронъ, оставивъ лодку, бросился опять въ воду, вѣроятно съ намѣреніемъ оказать помощь кричавшей о спасеніи молодой женѣ своей. Отъ этого движенія барона лодка снова отодвинулась отъ меня, но я, собравъ послѣднія силы, добрался до нея и, улегшись на ней грудью, сталъ руками пригребаться къ берегу. Въ это время снова ухватилась за меня Филиповская и едва не стащила меня съ дна лодки, но я ее съ силой отъ себя оттолкнулъ и продолжалъ прибиваться вмѣстѣ съ лодкой къ берегу. Въ это время я слышалъ на далекомъ отъ себя разстояніи, поближе къ западному берегу разрѣза, крики Рашкова о помощи: ,,Боже, помогите!!!“

Изъ дальнѣйшаго разсказа Мейера видно, что съ самаго момента паденія въ воду онъ уже Пеньевскаго не видѣлъ и голоса его не слыхалъ; не видѣлъ онъ также больше барона, послѣ того какъ послѣдній оставилъ лодку для спасенія своей жены. „Около двадцати минутъ я подгребался руками къ берегу, — продолжаетъ свой разсказъ Мейеръ; все это время я непрестанно кричалъ о помощи. Наконецъ, я очутился вблизи имѣющагося въ разрѣзѣ островка, и такъ какъ лодка ближе не подвигалась, не смотря на всѣ мои усилія, то я рѣшился оставить ее и вплавь добраться до островка. Къ счастью, я попалъ на мелкое мѣсто и безъ труда взобрался на островокъ. Въ это время все еще раздавался крикъ Рашкова о помощи. На мои продолжавшіеся крики вскорѣ прибѣжалъ рабочій Ленскаго Т-ва Александръ Бржезинскій, котораго я и послалъ на Тихоно-Задонскій пріискъ дать знать о несчастіи".

( Продолженіе слѣдуетъ).

 

(Продолженіе).

«Якутскія епархіальныя вѣдомости» №23, 1888 г. 

Изъ показанія Александра Бржезинскаго, первымъ прибывшаго на мѣсто несчастія, видно, что онъ вмѣстѣ съ двумя другими рабочими ночевалъ на находящемся, невдалекѣ на горѣ, кирпичномъ заводѣ и услышавъ крики о помощи, бросился къ разрѣзу, гдѣ, узнавъ по голосу Мейера, вбродъ перебрался на островокъ, и перевелъ спасшагося Мейера на материкъ. Въ это время, по словамъ этого свидѣтеля. на поверхности разрѣза еще виднѣлись платья тонувшихъ женщинъ. "Такъ какъ, разсказываетъ Бржезинскiй, съ помощью лодки я разсчитывалъ на возможность спасенія, по крайней мѣрѣ, виднѣвшихся на водѣ женщинъ, то я и сталъ добиваться отъ Мейера, чтобы онъ мнѣ указалъ, гдѣ находится лодка, но онъ, находясь въ сильнѣйшемъ волненіи, ничего мнѣ не отвѣчалъ и только повторялъ, чтобъ я бѣжалъ на Тихонъ за помощью. Такъ какъ, за наступившею темнотою, я не могъ самъ найти лодку, то я, не теряя времени, оставилъ дрожавшаго Мейера на берегу, а самъ бросился бѣжать на Тихонъ". Въ это самое время по дорогѣ проѣзжали возвращавшіеся на Петровскій пріискъ горный инженеръ Шварцъ и управляющій пріискомъ Молотилинъ. Узнавъ о несчастіи, инженеръ посадилъ къ себѣ въ экипажъ Мейера и вернулся на Тихонъ, чтобы распорядиться по телефону, соединяющему всѣ пріиска Ленскаго Т-ва, о высылкѣ команды рабочихъ для спасенія потонувшихъ и объ увѣдомленіи горнаго исправника и промысловаго врача, а Молотилинъ, вмѣстѣ съ успѣвшими къ этому времени собраться нѣсколькими человѣками рабочихъ, немедленно приступилъ къ розысканію потонувшихъ. Почти тотчасъ были вынуты, съ помощью найденной опрокинутой лодки, обѣ женщины. По показаніямъ нѣкоторыхъ свидѣтелей. бывшихъ на мѣстѣ въ минуту вынутія изъ воды Филиповской, послѣдняя была еще совсѣмъ теплая. Къ сожалѣнію, неопытность присутствовавшаго здѣсь народа въ поданiи помощи утопавшимъ обусловили безуспѣшность ихъ трудовъ!.. Мы обращаемъ вниманіе нашихъ читателей на это печальное обстоятельство. Грустно подумать. что, не смотря на распространеніе въ народѣ въ милліонахъ экземпляровъ подробнаго описанія раціональнаго способа приведенія къ жизни утонувшихъ — описаній*), сопровождаемыхъ подробными рисунками, по которымъ даже неграмотный человѣкъ, если дастъ себѣ трудъ всмотрѣться въ эти рисунки, можетъ усвоить себѣ всѣ пріемы, необходимые для произведенія искусственнаго дыханія; несмотря, далѣе, что въ каждомъ копѣечномъ календарѣ имѣется предупрежденіе о вредѣ „откачиванія" утонувшихъ, этого излюбленнаго народнаго способа, — все—таки и въ данномъ случаѣ способъ этотъ былъ примѣненъ, а между тѣмъ было потеряно самое драгоцѣнное время, такъ что прибывшіе на мѣсто фельдшера съ окружныхъ, пріисковъ и примѣнившіе болѣе раціональные способы, какъ искусственное дыханіе, растираніе тѣла щетками, спиртомъ и горячими полотенцами, наконецъ электрическій токъ, ничего уже сдѣлать не могли... Между тѣмъ, со всѣхъ окружныхъ промысловъ Ленскаго Т-ва къ мѣсту несчастія спѣшили служащіе и рабочіе. Были связаны плоты, на которыхъ рабочіе объѣзжали разрѣзъ и баграми ощупывали дно его, чтобы отыскать тѣла остальныхъ утонувшихъ. Къ этому времени прибылъ пріисковый врачъ, находившійся на промыслахъ Мало-Патомскаго Т-ва и вызванный черезъ нарочнаго, а вслѣдъ за нимъ и горный исправникъ, выѣзжавшій на встрѣчу Его Преосвященства, который въ этотъ день осчастливилъ нашу тайгу своимъ прибытіемъ.

*) Благое это дѣло взяло на себя Императорское Общество спасенія на водахъ. На любой пристани, въ каждой купальнѣ это описаніе въ видѣ крупнымъ шрифтомъ отпечатанной и иллюстрированной таблицы. виситъ на видномъ мѣстѣ въ рамкѣ подъ стекломъ.

Между тѣмъ уже разсвѣло и розыски потонувшихъ приняли болѣе правильный видъ. Первымъ послѣ женщинъ вынутъ былъ изъ воды баронъ Медемъ. Несмотря на то, что тѣло командира пробыло въ водѣ около 6 часовъ, пріисковой врачъ счелъ все—таки своимъ долгомъ в теченіи около 2 часовъ примѣнять всѣ возможныя мѣры къ возвращенію утонувшаго къ жизни, такъ какъ, по его словамъ, бывали такіе счастливые случаи, что и послѣ весьма продолжительнаго пребыванія подъ водою иногда настойчивымъ примѣненіемъ указанныхъ мѣръ удавалось возвращать утонувшихъ къ жизни. Но не такъ судилъ Всеблагій Промыслъ!..

Часа полтора послѣ командира удалось достать изъ воды тѣло Пеньевскаго. По отзыву врача, когда всѣ способы оживленія оказались безрезультатными, было рѣшено перевезти найденныя тѣла на Тихоно-Задонскій пріискъ, а для отысканія Рашкова оставить команду съ урядникомъ во главѣ и съ казаками. Наконецъ, и послѣдній изъ пострадавшихъ былъ найденъ. Это было уже предъ вечеромъ 12 Іюля. По приблизительному расчету, тѣло пробыло въ водѣ около 18 часовъ. Понятно, что всякія попытки къ оживленію были излишни. Замѣчательно, что Рашковъ найденъ всего въ 3—4 саженяхъ отъ берега и въ положеніи плавающаго человѣка. По заключенію врача, Рашковъ умеръ отъ общей судороги, столбняка, такъ называемаго "нервнаго удара".

Изъ числа погибшихъ, Пеньевскій оставилъ многочисленную семью изъ молодой жены и семерыхъ малолѣтнихъ дѣтей. Вся семья, за исключеніемъ двухъ младшихъ дѣвочекъ, во время несчастія находились въ отсутствіи, въ Иркутскѣ, гдѣ старшія дѣти воспитываются въ гимназіи. Баронъ Медемъ недавно еще только женился. Филиповская, не имѣвшая собственныхъ дѣтей, оставила только горячо любившаго ее мужа и ребенка —воспитанника, а Рашковъ, хотя былъ холостъ, но служилъ единственной поддержкой безпомощныхъ престарѣлыхъ родителей.

Когда тѣла безвременно погибшихъ были перевезены на Тихоно-Задонскій пріискъ, то Пеньевскій, баронъ Медемъ съ женой и Филиповская были положены въ залѣ дома главноуправляющаго; Рашковъ же, какъ иновѣрецъ, былъ положенъ въ отдѣльномъ помѣщеніи.

Тотчасъ, послѣ прибытія на пріискъ, г. горный исправникъ занялся мѣрами по обезпеченію сохранности имущества, принадлежавшаго покойнымъ. Онъ опечаталъ въ присутствіи понятыхъ всѣ помѣщенія покойныхъ, съ тѣмъ, чтобы впослѣдствіи заняться подробною описью всего оставшагося имущества.

Одновременно съ этимъ г. исправникъ озаботился дать знать черезъ нарочнаго Его Преосвященству о всемъ  случившемся и просилъ осчастливить всѣхъ близкихъ къ столь неожиданно погибшимъ своимъ Архипастырскимъ служеніемъ на похоронахъ.

Затѣмъ г. исправникъ, по обязанности службы, приступилъ къ опросу всѣхъ прикосновенныхъ къ дѣлу. Такъ какъ врачъ заявилъ, что причина смерти достаточно ясна, то судебномедицинскаго вскрытія произведено не было: былъ только произведенъ наружный осмотръ, при чемъ выяснилось, что на тѣлахъ потонувшихъ никакихъ знаковъ насилія не оказалось. По заключенію врача, изложенному въ составленномъ протоколѣ, смерть перечисленныхъ выше лицъ "произошла вслѣдствіе прекращенія доступа атмосфернаго воздуха къ легкимъ, обусловленнаго погруженіемъ въ воду"..

13 Iюля мѣстнымъ священникомъ отцомъ Александромъ Запольскимъ, въ присутствіи прибывшаго горнаго ревизора, администраціи Ленскаго Т-ва и окружныхъ промысловъ и массы народа была отслужена панихида, а похороны были назначены на слѣдующій день, 14 числа.

Около 10 часовъ утра 14 ч. при колокольномъ звонѣ совершилъ свой въѣздъ на Тихоно-Задонскій пріискъ Преосвященнѣйшій Епископъ Якутскій и Вилюйскій Іаковъ, вслѣдъ за которымъ, тѣла были вынесены во временную часовню во имя св. Тихона Задонскаго. Тотчасъ послѣ этого началась заупокойная божественная литургія отслуженная, въ присутствіи Преосвященнѣйшаго Іакова, отцомъ Александромъ Запольскимъ, въ сослуженіи съ діакономъ отцомъ Николаемъ Романовымъ, и.д. Протодіакона при Его Преосвященствѣ. За литургіей отецъ Александръ Запольскій произнесъ слово, глубоко тронувшее всѣхъ присутствовавшихъ въ часовнѣ. Къ сожалѣнію тѣснота временной часовни позволила лишь небольшой доли присутствовавшихъ услышать эту поучительную рѣчь своего отца духовнаго.

(Продолженіе слѣдуетъ).

 

(Окончаніе).

«Якутскія епархіальныя вѣдомости» №24, 1888 г. 

Такъ какъ на всѣхъ промыслахъ Ленскаго Т-ва былъ назначенъ общій отдыхъ, то на Тихоно-Задонскій пріискъ сошлись всѣ рабочіе этого Т-ва, а также много рабочихъ съ другихъ сосѣднихъ промысловъ, чтобы удостоиться Архипастырскаго благословенія. Вотъ почему Тихоно-Задонскій пріискъ, пустынный въ обыкновенное время, такъ какъ онъ давно уже не разрабатывается, а въ настоящее время служитъ лишь центромъ промысловой администраціи, въ этотъ достопамятный день былъ переполненъ народомъ и принялъ крайне оживленный видъ.

Отпѣваніе совершилъ Его Преосвященство, отецъ Александръ Запольскій, игуменъ киренскаго свято-троицкаго монастыря Венедиктъ, съ отцомъ діакономъ Николаемъ Романовымъ.

Во время литургіи и отпѣванія пѣлъ хоръ служащихъ на промыслахъ Ленскаго и другихъ товариществъ. Тѣла скончавшихся утопшихъ преданы землѣ на кладбищѣ Тихоно-Задонской часовни, въ церковной оградѣ, всѣ рядомъ. Баронъ Медемъ съ супругой положены въ одну общую могилу. Рашковъ, какъ іудейскаго исповѣданія, былъ похороненъ отдѣльно.

Прибавимъ, что горный ревизоръ, занимающійся, какъ любитель, фотографіей, успѣлъ снять всѣ мѣста, упомянутыя въ разсказѣ, а также общую картину, которую представлялъ собою Тихоно-Задонскій пріискъ въ моментъ выноса покойниковъ.

На слѣдующее утро 15 числа, въ знаменательный день празднованія 900 лѣтія просвѣщенія русскаго народа свѣтомъ истиннаго христіанства, Его Преосвященство служилъ торжественно литургію, послѣ чего произнесъ глубокопоучительное слово, примѣнительно къ обстоятельствамъ дня и постигшаго насъ несчастія.

Во тотъ же день, Преосвященнѣйшій Архипастырь, провожаемый умиленнымъ народомъ, изволилъ отбыть въ дальнѣйшій объѣздъ своей обширнѣйшей епархіи.

Благочинный священникъ А. 3—скій.