"Сиб.жизнь"№63, 1899

Якутскъ. Приказомъ Иркутскаго генералъ-губернатора небезъизвѣстный Иркутскому обществу старшій совѣтникъ Якутскаго областного правленія г. Виноградовъ уволенъ отъ занимаемой имъ должности съ переводомъ на другую.

Нельзя не признать, что этотъ приказъ былъ встрѣченъ вполнѣ сочувственно тѣми, кто частью изъ печати, частью изъ толковъ въ публикѣ знаетъ содержаніе дважды разбиравшагося въ камерѣ Якутскаго городового судьи и въ окружномъ судѣ процесса, въ которомъ, въ качествѣ обвинителя, фигурировалъ г. Виноградовъ, а въ качествѣ обвиняемаго г. Кузнецовъ (тоже не безъизвѣстный городу Иркутску1).

Сущность этого процесса состоитъ въ слѣдующемъ. Г. Кузнецовъ въ товарищеской бесѣдѣ съ Германовымъ (сослуживцемъ Виноградова) сѣтовалъ на г. Виноградова за то, что тотъ мѣшаетъ ему въ его служебной карьерѣ. Г. Кузнецовъ на это могъ сказать лишь то, что и онъ не лучшаго мнѣнія о Виноградовѣ; служа еще въ Красноярскѣ, г. Виноградовъ пріобрѣлъ себѣ такую репутацію, что отъ него «можно всего ожидать»: — онъ не прочь даже и взятку брать; въ подтвержденіе своихъ словъ г. Кузнецовъ сослался на одну корреспонденцію изъ Красноярска, гдѣ о Виноградовѣ было сообщено много некрасивыхъ фактовъ; тоже самое говорилъ г. Кузнецову и Вонгродскій.

На слѣдующій же день г. Германовъ счелъ своимъ долгомъ доложить обо всемъ этомъ разговорѣ съ г. Кузнецовымъ самому Виноградову.

Г. Виноградовъ, вмѣстѣ съ г. Германовымъ поѣхалъ къ Кузнецову и Виноградовъ требовалъ, чтобы г. Кузнецовъ отказался отъ своихъ словъ, но г. Кузнецовъ отъ своихъ словъ не счелъ нужнымъ отказываться и въ глаза самому Виноградову открыто сказалъ то же, что сказалъ г. Германову съ глаза-на-глазъ.

Такимъ образомъ, заручившись свидѣтелемъ въ лицѣ г. Германова, справившись еще о мнѣніи г. Вонгродскаго (на котораго ссылался г. Кузнецовъ), который «отказался запамятованiемъ», — г. Виноградовъ подалъ жалобу мировому судьѣ, обвиняя г. Кузнецова въ клеветѣ.

Разбирательство дѣла привлекло многочисленную публику, — особенно когда это дѣло вновь разсматривалось въ залѣ Якутскаго окружнаго суда (въ качествѣ съѣзда мировыхъ судей).

На судѣ опросомъ свидѣтелей, прочтеніемъ корреспонденціи изъ Красноярска, — вполнѣ подтвердилось все то, что говорилъ въ свое оправданіе г. Кузнецовъ. Тѣ свидѣтели, которые «многое забыли», — были вынуждены «вспомнить» забытое подъ давленіемъ настойчивыхъ вопросовъ защитника г. Кузнецова, г. Маликова, — при чемъ г. мировой судья не менѣе настойчиво требовалъ, чтобъ свидѣтели отвѣчали на всѣ вопросы защиты. Запирательство въ показаніяхъ нѣкоторыхъ изъ свидѣтелей вызывало въ публикѣ дружный смѣхъ, когда ихъ «забывчивость» разбивалась соображеніемъ опасности стать подъ угрозу закона, карающаго нарушеніе присяги.

Г. Кузнецовъ былъ оправданъ, и этотъ приговоръ суда былъ встрѣченъ публикой съ большимъ восхищеніемъ.

Прямымъ слѣдствіемъ такого исхода этого процесса является упомянутый нами въ началѣ письма приказъ г. Иркутскаго генералъ губернатора.

А. Соколовъ.

1) Объ этомъ дѣлѣ нами сообщалось уже въ "Сиб. Жиз." въ №248,  1898 г.              Ред.

"Сиб.жизнь"№56, 1899

Якутскъ. (Кражи и грабежи). Отсюда пишутъ «В. Об.» объ обиліи кражъ и грабежей, совершающихся какъ въ городѣ, такъ и окрестныхъ селеніяхъ. Недавно въ Кильдямцахъ (30 в. отъ Якутска) взломали у одного скопца амбаръ и похитили вещей болѣе чѣмъ на тысячу руб. Это обстоятельство вызвало всеобщее удивленіе, такъ какъ до сихъ поръ о кражѣ въ этой мѣстности не было слышно, и скопцы считались гарантированными отъ всякихъ воровскихъ покушеній.