Материалы прессы за 1907 год

5 Iюля, четвергъ.

2-го іюля подъ конвоемъ 2-хъ казаковъ привезены въ Якутскъ и посажены въ тюрьму административно-ссыльные: Сколяровъ, Злочевскій и Ершовъ. Они были поселены въ Олекминскѣ и задержаны полиціей на пароходѣ въ 50 верстахъ выше Нохтуйска.

Пассажиры, ѣхавшіе на параходѣ "Алданъ", сообщаюсь, что матросовъ этого парахода кормятъ протухлой рыбой, запахъ которой сильно чувствовался пассажирами баржи во все время плаванія отъ Вилюйска до Якутска.

22 Iюля, воскресенье.

По Большой ул. у дома Валь и по Полицейской ул. въ «Логу» возлѣ домовъ Егорова и Ващенко сваливается навозъ. 

26 Iюля, четвергъ.

22-го іюля привезенъ подъ конвоемъ, пароходомъ изъ Вилюйска и заключенъ въ тюремный замокъ г. Мильеръ, обвиняемый въ нанесеніи огнестрѣльныхъ ранъ сунтарскому купцу Гершгорину.

Уволенный изъ 5 кл. Якутскаго Реальнаго училища инородецъ Батурусскаго улуса, 3 Жехсогонскаго наслега, Константинъ Нестеровъ Слѣпцовъ, отъ роду 18 лѣтъ, проживавшій по Большой улицѣ въ д. Н. Жиркова, въ квартирѣ И.С. Говорова, вышелъ изъ дома 22-го сего іюля въ 9 ч. вечера, безъ верхней одеждѣ, въ т. синей блузѣ и черной шляпѣ и не возвращался. Слѣпцовъ 20 іюля собирался уѣхать въ Россію для продолженія ученія, но отложилъ поѣздку по случаю болѣзни своей. Оставлены въ домѣ пальто, галоши, часы и запертый ящикъ. Розыски по городу остаются безуспѣшными. Всякія о Слѣпцовѣ свѣденія просимъ доставлять въ редакію Якутскаго Края.

29 Iюля, воскресенье.

       Въ ночь съ 24-го на 25-е, часу приблизительно въ 1-мъ, въ квартирѣ г. Винокурова, находящейся въ д. Ф. Романова, когда еще никто не спалъ, раздался стукъ въ двери, а потомъ въ окно.

   Услышавъ это, Винокуровъ подошелъ къ окну и увидалъ фигуру человѣка, стоявшаго напротивъ; ему это показалось подозрительнымъ, и онъ выстрѣлилъ два раза въ воздухъ. Фигура удалилась.

   Спустя нѣсколько часовъ, опять раздался стукъ, и слышно было, какъ кто-то пытается открыть двери.   

    Винокуровъ подошелъ опять къ окну и, увидавъ, какъ та-же фигура стоитъ у окна и пытается уже снять раму, выстрѣлилъ черезъ окно по направленію фигуры.

   Фигура тотчасъ-же бросилась бѣжать, и скрылась на улицу черезъ калитку.

    Утромъ у крыльца и калитки замѣтны были слѣды крови.

   У амбара, что находится во дворѣ Романова, ночью исчезъ замокъ, - очевидно ночной гость полагалъ пробраться туда, но выстрѣлъ Винокурова разстроилъ его планы. 

   Раненный злоумышленникъ утромъ 25-го былъ задержанъ городовымъ, и доставленъ въ больницу.

2 Августа, четвергъ.

Пожаръ. Въ 11 час. вечера 29-го іюля на окраинѣ города въ усадьбѣ мѣщанина Вишневскаго загорѣлась копна сѣна, откуда огонь перешелъ на частоколъ. Но прибывшей городской пожарной командой огонь былъ прекращенъ. Подозрѣніе въ поджогѣ заявлено на ссыльно-поселенца Паклина. Паклинъ задержанъ.

Ночью на 31 іюля похищена лошадь съ упряжью у инородца Василія Маркова. Съ лошадью задержанъ ссыльно-поселенецъ Ивановъ. 

28-го іюля въ Олекминскѣ стоявшій на часахъ у денежнаго ящика казакъ Николай Якушкинъ застрѣлился изъ винтовки. Зарядъ попалъ въ голову. Смерть была моментальная.

5 Августа, воскресенье.

Днемъ 1 августа въ ночлежномъ домѣ ссыльно-поселенецъ амгинской волости, якутскаго окр., Борисъ Анисимовъ ножемъ нанесъ нѣсколько ранъ якутскому мѣщанину Петру Ванюшину. Врачомъ раны признаны не опасными для жизни.

30 Августа, четвергъ.

Въ районѣ близъ ночлежнаго дома (по Мало-Базарной ул.) по вечерамъ, начиная съ 9 ч. вечера, вотъ уже подрядъ нѣсколько дней, происходятъ форменныя „сраженія". Крики, шумъ, револьверная стрѣльба — безъ умолку. Напр. 27 августа одинъ изъ живущихъ въ этомъ районѣ, насчиталъ 14 револьверныхъ выстрѣловъ, изъ нихъ 1, очевидно былъ сдѣланъ изъ револьвера крупнаго клалибра или ружья. Караульные отсутствуютъ. Скоро по вечерамъ буквально нельзя будетъ за ворота носа показать, не рискуя быть пристрѣленнымъ тою или другою изъ "воюющихъ сторонъ".

 * * *

Въ маѣ 1905 г. у В.В. Соколова были украдены Никитой Глѣбовымъ часы и револьверъ.

   Вскорости воръ былъ пойманъ, но у него часовъ не оказалось (заложилъ кому-то, а кому именно, сказать не захотѣлъ), а револьверъ? Въ просьбѣ Соколова — возвратить револьверъ, квартальный надзиратель г. Олесовъ отказалъ, наговоривъ при этомъ всякихъ ужасовъ о храненіи оружія, штрафѣ, судѣ, о томъ, что могутъ перестрѣлять всѣхъ городовыхъ и т.д., такъ что Соколовъ счелъ за лучшее отступиться.

  Чрезъ полтора года послѣ кражи, по просьбѣ г. Р., полиціймейстеръ Березкинъ обѣщалъ Соколову возвратить револьверъ. Въ полной надеждѣ наконецъ получить свою собственность, Соколовъ пошелъ въ полицію, но тамъ ему сказали, что револьверъ находится у Олесова, отъ котораго и можно его получить. Соколовъ идетъ къ Олесову, но послѣдній заявляетъ, что воръ Глѣбовъ, при поимкѣ его, бросилъ револьверъ въ озеро!?

   Такъ и потерялся револьверъ. "Куда же все-таки онъ дѣвался" — недоумѣваетъ Соколовъ, — если Глѣбовъ бросилъ револьверъ въ озеро, то почему же не сообщили мнѣ объ этомъ прежде, и къ чему тогда разсужденія Олесова о невозможности возвратить револьверъ, а также обѣщанія полиціймейстера? 

     Мы слышали, что Соколовъ хочетъ производить розыски "исчезнувшаго" револьвера (не въ озерѣ, конечно) чрезъ посредство суда.

2 Сентября, воскресенье.

Отлучившійся изъ квартиры И.С. Говорова 22 іюля с. г. инородецъ Константинъ Слѣпцовъ, 29 августа привезенъ инородцемъ г. Аргуновымъ, нашедшимъ его на Монастырскомъ островѣ.

 * * *

Вечеромъ 31 авг. Труфоновъ призналъ сѣбя виновнымъ въ убійствѣ якутской семьи въ Кильдемскомъ насл., Намскаго улуса и далъ подробныя показанія, заявивъ, что дѣлаетъ это вслѣдствіи того, что его "мучаетъ кровь убитыхъ". Изъ показаній усматривается слѣдующее. Ссыльно-пос. Труфоновъ, 30 л., сосланный за бродяжество и водворенный на жительство въ Олекм. Окр., былъ наведенъ на мысль о грабежѣ и убійствѣ якутским казакомъ Евстратіемъ Козловымъ. Послѣдній, прежде нѣсколько разъ сидѣвшій въ тюрьмѣ за кражи и тамъ именно, годъ назадъ познакомившійся съ Труфоновымъ, лѣтомъ этого года былъ нанятъ на полевыя работы въ Кильдямцы. Здѣсь онъ замѣтилъ, что семья якута Яковлева тайно торгуетъ водкой, изъ чего заключилъ, что она имѣетъ деньги. По его расчетамъ, у него было до 6 тыс. рублей. Разрабатывая съ Труфоновымъ планъ грабежа, Козловъ настаивалъ на убійствѣ всѣхъ членовъ семьи ("чтобы и кошки не осталось въ живыхъ"), на чемъ они вскорѣ же и порѣшили. Черезъ нѣсколько дней послѣ разговора съ Козловымъ, Труфоновъ встрѣтился съ сс.-поселен. Прозоровымъ и, замѣтилъ въ послѣднемъ человѣка подходящаго, сразу же предложилъ пристать къ нимъ и уговорился о подробностяхъ дѣла. Въ назначенное время Козловъ не пришелъ: "должно быть, струсилъ", какъ подумалъ Труфоновъ, и они въ Кильдямцы отправились вдвоемъ. Вечеромъ 18 авг. они вошли къ Яковлеву и сказали, что идутъ въ городъ. Труфоновъ спросилъ у старухи Акулины бутылку водки. Послѣ этого онъ сталъ угощать всѣхъ бывшихъ въ юртѣ, въ томъ числѣ и случайно заѣхавшаго съ работы старшину съ женой. Замѣтивъ, что молодой якутъ обтесываетъ полѣно, Труфоновъ подошелъ къ якуту и, выждавъ минуту выхватилъ изъ его рукъ топоръ и ударилъ его по головѣ. Затѣмъ ударами топора же убилъ еще трехъ человѣкъ. Все это произошло очень быстро и безъ малѣйшаго шума. Труфоновъ передалъ топоръ Прозорову, поручивъ ему убить женщинъ и вышелъ въ амбаръ искать денегъ. Рылся долго, но нашелъ всего 3 р. 60 к., а потомъ въ юртѣ — еще 2 р. Пока Труфоновъ возился въ амбарѣ, Прозоровъ убилъ женщинъ и пришелъ въ амбаръ предупредить Труфонова, что въ хотонѣ слышенъ какой-то шумъ.

       Труфоновъ вернулся въ избу, взялъ топоръ, револьверъ и бердану и вошелъ въ хотонъ, гдѣ замѣтилъ прятавшуюся старуху.

   Онъ и Прозоровъ ввели старуху въ юрту и стали спрашивать, гдѣ деньги, но толку не добились. Старуха только принесла имъ двѣ четверти водки. Труфоновъ снова ушелъ въ амбаръ искать деньги, а когда вернулся, нашелъ старуху убитой. Онъ замѣтилъ въ юртѣ проснувшагося ребенка, далъ ему шоколадку, и покрылъ его одѣяломь: думалъ, что и такъ задохнется, убивать не стоить. Затемъ Труфоновъ и Прозоровъ запрягли въ телѣгу лошадь Яковлева, взяли съ собой деньги, перины, подушки, двѣ четверти водки и поѣхали въ городъ. У города они выпрягли лошадь и пустили ее "на вольный свѣтъ", а вещи перенесли къ живущему на краю города Филиппу Нѣмцеву. Нѣмцевъ вмѣстѣ съ нимъ принялся уничтожать слѣды преступленія: распарывать перины и подушки, пересыпать пухъ и перья, сжигать уличающія ихъ награбленныя вещи. Дѣлалъ онъ это въ страхѣ передъ Труфоновымъ, который привыкъ распоряжаться у Нѣмцева, какъ въ своемъ домѣ.

     19 августа полиція, розыскивавшая Труфонова еще съ 23 іюля по дѣлу объ ограбленіи имъ мѣщ. Пимена Лисенко и, узнавъ о мѣстѣ его пребыванія, захватила его врасплохъ въ ямѣ, за уничтоженіемъ слѣдовъ только что совершеннаго преступленія (донесеніе о послѣднемъ было получено полиціей только къ вечеру того же дня). Замѣтивъ подходившихъ полицейскихъ, Труфоновъ началъ въ нихъ стрѣлять, сдѣлалъ до 15 выстрѣловъ, былъ раненъ въ руку и сдался.

      Во время перестрѣлки успѣли уйти двое бывшихъ съ нимъ въ ямѣ, одинъ изъ которыхъ оказался Волковымъ, къ убійству не причастный. Прозоровъ, онъ же Альсоновъ и Смирновъ, былъ арестованъ въ с. Покровскомъ 23 августа. Козловъ, оставшійся въ Кильдямцахъ на жнитвѣ, былъ арестованъ 27 авг. Кромѣ указанныхъ преступленій, Труфоновъ сознался въ убійствѣ изъ мести татарина Миникеева, трупъ котораго найденъ въ окрестностяхъ Якутска 27 авг. и въ убійствѣ же съ цѣлью ограбленія, жены зимовщика (содержателя "поварни") на Мачинской резиденціи. Козловъ и Прозоровъ свое участіе въ преступленiи отрицали.

     Губернаторомъ возбуждено ходатайство предъ министромъ внутреннихъ дѣлъ о разрѣшеніи предать виновныхъ въ описанномъ преступленіи военному суду съ тѣмъ, чтобы онъ происходилъ здѣсь.

 * * *

31-го сего августа Иннок. Попова, мальчика 13 лѣтъ, во дворѣ И.И. Аммосова, по Никольской ул., укусила собака. изорвавъ брюки и кольсоны. Отецъ пострадавшаго мальчика два раза былъ въ полиціи (около 4-хъ ч. дня и 7 ч. вечера), но оба раза дежурнаго не заставалъ. Былъ онъ также и у поліціймейстера, но послѣдняго также не засталъ. Гдѣ же находятся полицейскіе чиновники? Если они отсутствуютъ по дѣламъ, то почему не оставляютъ замѣстителей?

 * * *

"Владѣльцы собакъ обязываются держать своихъ собакъ на цѣпи, надѣвать на нихъ намордникъ или покупать въ Якутской Городской Управѣ "медали" стоющіе 1 р. 50 к. и прикрѣплять ихъ къ ошейнику собакъ и всякая собака бѣгающая по улицамъ города Якутска безъ намордника или установленной медали, будетъ признана бродячею:

        28 августа, въ 7 час. вечера на Полковой ул., стая, больше десятка разсвирѣпѣвшихъ большихъ и маленькихъ собакъ, съ страшнымъ лаемъ окружила торгующаго въ разносъ колбасою г. Александрова. Г. Александровъ едва успѣвалъ отмахиваться на всѣ четыре стороны палкою. Сколько времени пришлось бы г. Александрову отбиваться отъ разозленныхъ животныхъ, не знаю; но его выручило какое то случайное счастливое обстоятельство: должно быть, какая-то собака наступила на мозоль своему товарищу, и между ними завязалась между-усобная брань, чѣмъ осажденный и воспользовался пустился на утекъ, какъ только могли бѣжать его, уже не совсѣмъ молодыя ноги.

9 Сентября, воскресенье.

      У якутскаго мѣщанина Соколова изъ стойла уведена корова; она найдена зарѣзанной на городскомъ лугу.

* * *

    4-го сентября у казака Кондакова, съ его дачи, украдено 8 головъ рогатаго скота, принадлежащаго вице - губернатору Ващенко; задержанъ инородецъ Соловьевъ съ одной изъ украденныхъ коровъ на дорогѣ къ дачѣ Авѣренскаго.

13-го сентября въ 11 час. веч. учитель Сунтарской школы Василій Чураевъ и послушникъ монастыря Шалаевъ заявили въ полицейскомъ управленiи, что ихъ ограбили въ квартирѣ Кудрина (Корніенко), причемъ у Чураева взято 250 рублей. 

Вечеромъ 13-го сент. въ больницу привезены израненые ножемъ поселенческій сынъ Пантелеймонъ Надыбинъ и с. поселенецъ его Константинъ Братаевъ. 14-го Надыбинъ умеръ, не приходя въ сознаніе. Предполагаютъ, что они были изранены въ ссорѣ, по дорогѣ съ осенней пристани.

«Якутскiй край» № 24, 27 сентября.

22 сентября въ 9 ч. веч., къ квартирѣ письмоводители 3.-Кангал. инородной управы Неустроева, сидѣвшаго съ семьей за ужиномъ, подъѣхалъ неизвѣстный человѣкъ, пріоткрылъ ставень и черезъ окно, почти въ упоръ, выстрѣлилъ въ Неустроева. Выстрѣломъ тяжело раненъ Неустроевъ и легко — его жена и дочь.

Отбылъ наказаніе городской голова Юшмановъ. приговоренный съѣздомъ за оскорбленіе должностныхъ лицъ къ 5 дневному домашнему аресту. Къ таковому на 4 дня приговорены инженеръ Кудрявцевъ и чиновн. особ. поруч. Маковъ.

Выбиты стекла въ домѣ архіерея. Думаютъ, что сдѣлали это ученики второклассной школы, выбрасывая камушки резиной. Замѣчено также, что ученики духовнаго училища бросаются въ церкви дробинами. Архіерей проситъ у губернатора для храма стражниковъ, чтобы они арестовывали безчинствующихъ и воспрещали куреніе табаку на паперти. Въ письмѣ по этому поводу архипастырь молитъ Бога о дарованіи администраціи силы и энергіи для борьбы съ строемъ. который выбрасываетъ въ жизнь людей "въ невѣріи полагающихъ свободу".

24 сентября обнаружена попытка къ кражѣ въ магазинѣ Кушнарева. Каменную стѣну не успѣли разобрать на полкирпича.

23 были сдѣланы попытки проникнуть въ двѣ казенныя винныя лавки. Двери были пробуравлены коловоротомъ.

Въ связи съ попытками къ кражѣ, отъ губернатора послѣдовало распоряженіе въ городскую Управу о наймѣ ночного караула и о выдачѣ городовымъ фуражныхъ, чтобы дать имъ возможность по ночамъ объѣзжать свои участки. Полиціи предписывается производить по ночамъ облавы притоновъ; въ нихъ уже задержано нѣсколько подозрительныхъ лицъ.

«Якутскiй край» № 28, 11 октября

Въ субботу, 6-го сего октября, крестьянинъ изъ скопцовъ Иванъ Анисимовъ Мяхонинъ, проживающій по Монастырской ул., въ д. Лагутина, поѣхалъ къ знакомымъ на Марху, оставивъ въ домѣ дочь Авдотью съ пріѣхавшей къ нимъ на побывку изъ Мархи Прасковьей Поповой. Дочь Мяхонина Авдотья производила торговлю, а товарка ея, Прасковья занялась въ другой комнатѣ хозяйствомъ. Какъ разсказываютъ, вечеромъ, около 7 часовъ, вошелъ въ лавку знакомый имъ покупатель Александръ Черкашинъ и попросилъ Авдотью отпустить ему 2 фунта сахару и 4 фунта пшеничной булки. Авдотья, отвѣсивъ сахаръ и булку, положила на прилавокъ, сказавъ Черкашину стоимость покупки. Черкашинъ сказалъ Авдотьѣ Мяхониной, что бумажникъ съ деньгами онъ забылъ дома, и поэтому вернулся домой. Мяхонина, проводивъ Черкашина, пошла въ амбаръ. Въ домѣ оставалась Прасковья Попова. Вернувшись, Мяхонина застала въ помѣщеніи лавки трехъ молодыхъ людей: Александра Черкашина, Филиппа Полякова, и третьяго ей не знакомаго. Замѣтивъ входящую Авдотью Мяхонину, Поляковъ выстрѣлилъ изъ револьвера въ Прасковью Попову; пуля пролетѣла мимо; затѣмъ онъ еще спускалъ курокъ до трехъ разъ, но выстрѣла не было, благодаря осѣчкамъ. Мяхонина бросилась въ заднія двери, но послѣднія оказались подпертыми снаружи. Тогда она рѣшилась бѣжать къ переднимъ дверямъ и тутъ была ранена выстрѣлами: пѣрвымъ въ щеку, вторымъ въ горло. Не теряя сознанія, Мяхонина выбѣжала вслѣдъ за злоумышленниками и начала кричать «караулъ!». На крикъ сбѣжались извозчики, которые, узнавъ отъ Мяхониной о происшествіи, заявили въ полицiю. Александръ Черкашинъ и Филиппъ Поляковъ арестованы при полиціи, личность третьяго злоумышленника не установлена.

* * *

7 октября въ квартирѣ столяра Рабиновича скоропостижно умеръ бывш. полит. ссыльный Ал-дръ Овчинниковъ. По заключенію врача, смерть послѣдовала отъ алкоголя.

«Якутскiй край» № 30, 18 октября 1907 г.

Ночью съ 15 на 16-ое у Бориса Гамермштадта въ домѣ Баишева украдена лошадь.

 При обыскѣ въ книжномъ магазинѣ Игумнова отобраны брошюры Сигова „что такое свобода".

«Якутскiй край» № 32, 25 октября 1907 г.

Не мѣшало-бы кому слѣдуетъ обратить вниманіе на крайнюю распущенность нашихъ извозчиковъ, они напримѣръ, завидя быстро ѣдущихъ по улицѣ, встрѣчаютъ и провожаютъ ихъ свистомъ и шиканіемъ, подгоняя этимъ его лошадь. Не оставляютъ иногда въ покоѣ и проходящихъ, позволяя себѣ дергать и тормошить ихъ за одежду. Нерѣдко среди извозчиковъ слышны на биржѣ и „крѣпкія словечки". Крайне желательно устраненіе всѣхъ этихъ явленій возможными для сего способами. Намъ извѣстно, что въ другихъ городахъ извозчики, за несоблюденіе предъявляемыхъ къ нимъ требованій, в видѣ взысканій лишаются права выѣзда въ теченіе нѣсколькихъ дней на биржу. Не поможетъ ли такая мѣра и здѣсь?

28 октября 1907 г., «Якутскiй край» № 33

Сопротивленіе, оказанное Труфановымъ при арестѣ, по распоряженію Ирк. Ген. Губернатора, выдѣлено въ особое дѣло и передано военному прокурору.

1 ноября 1907 г., «Якутскiй край» №34.

3 Декабря с.г. назначено Иркутскимъ военно-окружнымъ судомъ въ г. Якутскѣ къ слушанію дѣло по обвиненію сс.-пос. Труфанова въ вооруженномъ сопротивленіи полицейскимъ чинамъ, 4-го и 11-го того же декабря будутъ слушаться дѣла по обвин. Труфанова-же въ убійствѣ 7 Якутовъ въ с. Кильдемскомъ, а 20, въ разбойномъ нападеніи съ цѣлью ограбленія Лысенко.

8 ноября 1907 г., «Якутскiй край» №36.

Письмо изъ Вилюйска.

Вотъ наконецъ, и нашему Вилюйску пришлось „выходить изъ своего положенія" и можно съ увѣренностью сказать при этомъ явленіи, что насколько справедлива русская пословица „большому кораблю - большое плаваніе", настолько же вѣрна другая, „знай сверчокъ свой шестокъ", и необычные безпорядки въ нашей трущебѣ на почвѣ желудконабиванія. Какимъ же образомъ сонная и тихая жизнь Вилюйска дошла до такого необыкновеннаго подъема духа, очень просто объясняется при пристальномъ взглядѣ на существующія порядки.

Беззаботный и однообразный, тихій и мирный, (на видъ конечно) образъ здѣшней жизни опредѣляется несложностью ея содержанія, которое, въ свою очередь, зависитъ отъ низости уровня духовнаго развитія ея творцовъ, а слѣдовательно, достаточно самой мелочной причины, чтобы всколыхнуть до дна эту жалкую лужу.

Приступая къ самому факту, скажу, что „дѣла" происходятъ на осенней озерной неводьбѣ, которая является наиболѣе популярнымъ развлеченіемъ, не говоря объ ея утилитарномъ значеніи, для нашей публики. Прежняя обычная картина рыболовства, знакомая и близкая каждому Вилюйскому жителю нѣсколько разъ мѣнялась подъ дѣйствіемъ нашего специфическаго прогресса, такъ же опредѣленнаго содержаніемъ здѣшней жизни.

Грубая алчность и жадность (дѣйствующія силы нашего прогресса) не могли удовлетворяться опредѣленнымъ обычнымъ ходомъ дѣлежа рыбы, начали проявляться индивидуальныя побужденія и слѣдовательно индивидуальныя дѣйствія.

Начало всѣмъ безпорядкамъ, всѣмъ грубостямъ и нахальствамъ было положено (кѣмъ вы думаете?) властью! еще въ прошломъ году. Казачій пятидесятникъ (командиръ) г. Кондаковъ въ прошломъ году во время неводьбы на озерѣ „Сысы-коль" побилъ при всей публикѣ старика инородца Спиридона Степанова, но такъ искусно, что врачъ никакъ не могъ найти ни одного слѣда увѣчья на тѣлѣ побитаго и поступокъ командира остался только въ памяти пострадавшаго.

Чѣмъ же объяснить поступокъ нашего командира? Нѣтъ, въ такомъ случаѣ онъ былъ бы оставленъ публикой. Вся его вина въ томъ, что онъ старикъ, слабъ и беззащитенъ. У командира хватило такта и ума отвернуться, когда подошелъ сынъ побитаго (дѣтина не робкаго десятка) и сказалъ: „За что бьешь моего отца, попробуй меня ударить!" и храбрый козакъ, бившій не виновнаго ни въ чемъ отца, отошелъ отъ дерзкаго, но сумѣвшаго бы защитить себя и отца.

Въ нынѣшнемъ сезонѣ неводьбы память поступка „командира" не замедлила проявится, да и онъ самъ подкрѣпилъ ее еще однимъ подвигомъ на льду того же озера, избивъ нѣсколькихъ якутовъ, которые, проработавъ съ самаго начала рыбной ловли были обижены при дѣлежѣ, въ противоположность хорошо одѣленной командиромъ праздной и состоятельной публикѣ.

Итакъ, они были избиты (и довольно сильно лопатой, которой раздаютъ рыбу, „сюрь") и, говорятъ, хотятъ жаловаться на грубыя и своевольныя дѣйствія Кондакова, но что жило въ ихъ сознаніи, когда они, съ пустыми почти мѣшками, возвращалась домой: въ противоположность большинству остальной публики они пришли на неводьбу рано, все время работали и... были за это побиты и обдѣлены рыбой. За что? „Не будь бѣднымъ, слабымъ, трусомъ“, говоритъ „командирская" лопата, „умѣй заявить себя, отвѣтить на насиліе насиліемъ!" Я знаю молодцовъ, которые обладая смѣлымъ духомъ и крѣпкими мускулами нарочно выставлялись изъ толпы, но побиты не были - почему? Очень просто: помните слова Алексѣя (изъ разсказа Гусева-Оренбургскаго „Страна Отцовъ"): „горячаго коня не бьютъ" или „со щитомъ, или на щитѣ" и т.д. , помнилъ это и „командиръ“.

(Окончания нет из-за отсутствия листа газеты).

8 ноября 1907 г., «Якутскiй край» №36.

Письмо въ редакцію.

М.Г.  Г. Редакторъ!

Въ одномъ изъ номеровъ редактируемой Вами газеты „Якутскій Край" въ отдѣлѣ хроники напечатано, что при обыскѣ въ моемъ магазинѣ отобраны брошюры Сигова: „что такое свобода". Въ интересахъ истины, считаю необходимымъ сообщить, что свѣдѣніе это неточно. Въ моемъ магазинѣ никакого обыска не производилось; названная брошюра, по незнанію моему о ея арестѣ, находилась на выставкѣ въ окнѣ магазина. Получивъ свѣдѣніе о ея осужденіи отъ чиновника особыхъ порученій Макова, я заявилъ Макову, что у меня этихъ брошюръ есть нѣсколько экземпляровъ, и добровольно предложилъ изъять изъ магазина оставшіеся не проданные 33 экземпляра этой брошюры. Гр. Игумновъ.

31-го октября 1907 года.

15 ноября 1907 г., «Якутскiй край» №38.

13-го въ 1 часъ пополуночи застрѣлился изъ ружья Францъ-Іосифъ Дожко, выпившій въ якутскомъ клубѣ бутылку коньяку, въ своей квартирѣ при колбасной. Смерть наступила моментально, изранена лѣвая часть груди и сердца.

Годъ тому назадъ на одномъ изъ спектаклей въ общественномъ собраніи во время антракта музыка заиграла поппури, гдѣ между прочимъ былъ и національный гимнъ французскаго народа.

Здѣшніе черносотенцы подняли тревогу, и начальство стало производить дознаніе:

Ноты были арестованы, не смотря на то что на нихъ было обозначено: „дозволено цензурой"; одинъ изъ музыкантовъ, Т.Ѳ. Охлопковъ былъ подвергнутъ въ городской полиціи формальному допросу полиціймейстеромъ по распоряженію и.д. губернатора Ващенко, подвергнувшаго въ свою очередь самолично допросу чиновниковъ областного управленія, участвовавшихъ въ оркестрѣ, исполнившемъ „крамольный" гимнъ, съ цѣлью установить, кто былъ "зачинщикомъ" или дирижеромъ оркестра, а когда такового установить не удалось то — „кто первый взялъ въ руки смычекъ и первымъ коснулся струнъ скрипки".

Въ результатѣ обвиняемымъ по дознанію оказались ноты, которыя ходили вмѣстѣ съ дознаніемъ по разнымъ инстанціямъ.

Какъ мы слышали, дѣло это, окончилось освобожденіемъ нотъ изъ подъ ареста съ разъясненіемъ, что гимнъ французскаго народа не подходить къ категоріи запрещенной музыкѣ.

Одинъ изъ здѣшнихъ врачей имѣетъ визитныя карточки напечатанныя латинскими буквами, что вообще принято среди врачей.

Одинъ изъ нашихъ истинно русскихъ людей, возмутившись латинскими буквами на карточкѣ "чиновника", какъ намъ передаютъ, занять пересматриваніемъ всѣхъ циркуляровъ въ надеждѣ отыскать такой, по коему чиновникамъ дозволяется имѣть визитныя карточки лишь на русскомъ языкѣ.