Якутская воинская команда

Якутский казачий полк
Якутский казачий полк

После Октябрьской революции 1917 года в Сибири началось строительство альтернативной антибольшевистской государственности и собственной армии. Органы власти в уездных, губернских и краевых центрах опирались на воинские части местных гарнизонов. О непризнании власти Советов объявила и Якутия. Регулярным воинским формированием, составлявшим основу гарнизона, там была Якутская местная команда. Она относилась к частям вспомогательного назначения, до революции входила в состав Иркутского военного округа, комплектовалась пополнением из русских крестьян, главным образом приленских (живших на берегах Лены), так как коренное местное население платило ясак (подать) и было освобождено от военной службы. Функции команды определялись Уставом гарнизонной службы. В их числе были обеспечение порядка и дисциплины, караульная служба, охрана и оборона хранилищ с вооружением, другими материальными средствами и иных военных и государственных объектов. После заключения Брестского мира (3 марта 1918 г. по старому стилю) и выхода России из Первой мировой войны Якутская местная команда была расформирована.

Войсковая церковь в Якутске
Войсковая церковь в Якутске

В августе 1918 года она была воссоздана в составе вооружённых сил антибольшевистского Временного Сибирского правительства под председательством В.П. Вологодского. Команда находилась в подчинении начальника Иркутской местной бригады. Когда в ноябре 1918 года к власти пришёл А.В. Колчак, Якутская команда уже была дееспособна и укомплектована личным составом. Штат команды воссоздавался по дореволюционным нормативам. Как показывают архивные документы, он был самым большим в Иркутском военном округе, очевидно потому, что Якутия составляла значительную часть его территории. В августе 1918 года штат команды составлял 203 человека (в том числе 185 строевых): 3 офицера — один штаб-офицер (подполковник, полковник) и два обер-офицера (от прапорщика до капитана), 12 младших командиров, 170 рядовых и ефрейторов 3. В июле 1919 года, когда команда была укрупнена до батальона, в её штате насчитывались 20 офицерских должностей. В августе 1919 года батальон снова разукрупнили, вернули их прежнее число. Количество офицеров, служивших в местной команде с августа 1918 по август 1919 года, превышало предусмотренное штатом. В октябре—ноябре 1918 года в команде были 10 офицеров: её начальник в звании подполковника, 1 поручик, 1 подпоручик и 7 прапорщиков 4. Сверхштатные офицеры занимали унтер-офицерские должности и исполняли обязанности младших командиров. В феврале 1919 года в команде числились 12 офицеров: начальник, 1 штабс-капитан, 2 поручика, 1 подпоручик и 7 прапорщиков. Вышестоящее начальство попыталось отправить всех сверхштатных офицеров в другие места или на фронт, но якутский воинский начальник на запрос Иркутской местной бригады ответил рапортом о том, что только на офицерах держатся обучение и дисциплина, поэтому их отправка из Якутска крайне нежелательна.

поручик якутского полка Карамзин
Поручик Карамзин. Якутск

Сведения о сокращении в то время в Якутской команде числа офицеров в документах не обнаружены. Формулярные списки, датированные июнем 1919 года, когда шла реорганизация Якутского местного батальона в команду и предполагалось откомандирование сверхштатных офицеров в распоряжение штаба округа, содержат информацию о 18 офицерах (1 подполковник, 1 капитан, 2 штабс-капитана, 4 поручика, 1 подпоручик, 9 прапорщиков). Большинство их них за исключением одного кавалериста и одного артиллериста были пехотинцами. Средний возраст офицеров — 30 с небольшим, самому молодому было 22 года, старшему — 46. Четверо обучались в гражданских высших учебных заведениях, но не окончили их, у остальных было среднее или среднее специальное образование, в том числе неоконченное. Военным образованием обладали лишь 4 офицера, 12 окончили ускоренные курсы или школы прапорщиков, 2 получили офицерское звание за боевые заслуги. У всех офицеров был боевой опыт, приобретенный при подавлении Ихэтуаньского восстания в Китае в 1900—1901 гг., на фронтах Русско-японской и Первой мировой войн. 8 офицеров получили в боях ранения и травмы (огнестрельные, контузии, отравление газами), при этом всех медицинская комиссия признала годными к строевой службе. Награды были у 10 офицеров, в том числе у двоих Георгиевский крест 3-й и 4-й степеней. 5 офицеров военного времени из 14 получили очередное звание (подпоручика, поручика) за боевые заслуги. О некоторых с их слов указано, за что именно: «за поджог порохового склада неприятеля» (при подавлении Ихэтуаньского восстания), «за бессменное пребывание в окопах» (в Первую мировую войну). Реорганизация в июне 1919 года Якутского пехотного батальона и возвращение ему прежнего статуса команды привели к значительному, почти семикратному сокращению штатных офицерских должностей. Сверхштатных офицеров предполагалось откомандировать в Иркутск и затем в действующую армию. В июле того же года в управление якутского уездного воинского начальника поступил приказ верховного главнокомандующего А.В. Колчака об отправке всех офицеров, находившихся вне театра военных действий (в штабах, управлениях, министерствах) и вне штата (в тыловых частях, гарнизонах), в Омск для направления на фронт. 


Захарова Тамара Викторовна — научный сотрудник Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения Российской академии наук, кандидат исторических наук

 

Якутский пехотный полк

В Бородинском сражении воины Якутского пехотного полка, входившего в состав 2-й Западной армии под командованием выдающегося русского полководца П.И.Багратиона, отличились своим героизмом. Созданный в 1811 г. полк оборонял на Бородинском поле укрепления, получивший название Багратионовы флеши. Лучшие корпуса Наполеона были разгромлены на подступах к укреплениям. В 1968 г. сотрудники Бородинского военно-исторического музея, исследуя архивные документы, относящиеся к Отечественной войне 1812 г., нашли экземпляр наградного списка воинов Якутского пехотного полка. В нем: “Штабс-капитан Абраменко, поручики Широбоков, Андриевский, прапорщик Чарников. По повелению его сиятельства главнокомандующего 2-й Западной армии князя Багратиона они были прикомандированы к полку князя Костриоти, с которым бросаясь с отменным мужеством и храбростью на неприятеля, который окружил переднюю флешь на левом фланге, отразив оного, привели к бегству пехоты и заняли флешь. После сей атаки были оставлены по повелению генерал-майора Дорохова на подкрепление кирасирской дивизии и вторично ходили в атаку на кавалерию неприятеля и опрокинули оную, где и ранены были, Широбоков картечью в правую руку. Андриевский от пролетавшего мимо ядра контузию получил, а Чарников ранен в левую локоть пулею. Но поле боя сии воины Якутского пехотного полка до самой ночи не покинули, продолжали поражать неприятеля, кто картечью, а кто и штыком, и много неприятелей поразили, и многих ретироваться заставили. Наградить оных офицеров Якутского пехотного полка золотыми шпагами с надписью “За храбрость”. Далее следует подпись генерал-лейтенанта Коновницына, принявшего командование 2-й Западной армией после того, как прославленный полководец Багратион был смертельно ранен именно при обороне флешей, названных потом его именем “багратионовскими”. В списке также названы имена и фамилии рядовых воинов Якутского пехотного полка, отличившихся в битве под Бородино: “Рядовые Николай Слепцов, Влас Кривошапкин, Иван Сивцев, Василий Березкин, Семен Разниченко, Николай Курочкин, Петр Бабкин, Петр Вензель, Иван Врока, сии воины отменно храбры были и долг свой исполняли с отменным усердием. Добровольно вызвались охотниками в стрелки и много неприятельских солдат картечным огнем поразили, подавали достойный пример своим товарищам, всегда устремлялись вперед на неприятеля. Предоставить всех к высочайшему благоволению”. Это означало представить к личной благодарности царя Александра I, которая объявлялась воинам перед строем.

Памятная плита якутскому пехотному полку
Памятная плита

Имя Якутского пехотного полка навечно выбито золотыми буквами на плите, установленном в Георгиевском зале Московского Кремля. Якутский полк принял участие и в Крымской войне 1853—1856 гг. в составе 17-й пехотной дивизии 1-й бригады. Якутские казаки принимали участие в боевых действиях против англо-французских войск в осажденном Севастополе. Личный состав Якутского полка сражался в районе Малахова кургана все 349 дней героической обороны Севастополя. В ожесточенных сражениях полк, защищая бастионы Севастополя потерял 1887 человек убитыми и ранеными. За мужество и массовый героизм всем четырем батальонам Якутского полка были вручены Георгиевские знамена с надписью “За Севастополь, 1854—1855 гг.”. Название полка занесено на одну из мемориальных досок на Братском кладбище Северной стороны Севастополя. На памятной стенке, там, где насмерть стоял полк, установлены литые чугунные плиты с надписью “Якутский пехотный полк”. За мужество, проявленное в боях сотни нижних чинов были удостоены высокой солдатской награды Георгиевского креста, а их командир Л.О. Бялый был награжден золотой шпагой с бриллиантами и надписью “За храбрость”. О тех героических днях свидетельствует улица Якутская в одном из районов города Севастополя. Боевую славу Якутского пехотного полка продолжили офицеры и рядовые, участвовавшие в Первой мировой войне. Успехи полка широко освещались на страницах тогдашней печати Якутской области. По всей области собирались пожертвования на подарки солдатам 42-го Якутского полка. Сама губернаторша вместе с дамами общества шила одеяло для солдат Якутского полка. Газета “Якутская окраина” в 1-м номере опубликовала следующее: “Петроградское телеграфное агентство сообщает: награждается Георгием 4-й степени капитан Якутского полка Алейников, ныне убитый за то, что он в бою 12 —13 января севернее села Усть-Сольде первым со своей ротой перешел по пояс в воде реку Рабу, под сильным огнем противника и овладел противоположным берегом, на оном держался и был ранен, но получив приказание наступать повел роту в атаку до получения смертельной раны”. Добровольцы-якуты, как В.Федулов, А.Гаврилов, В.Татаринов и др., направлялись служить в Якутский пехотный полк. В 1916 г. якут-доброволец Василий Федулов за проявленную храбрость и мужество в бою награжден Георгиевским крестом. Основной костяк добровольцев Якутского полка составили якутские казаки из Олекминска, Покровска, Вилюйска, Петропавловска, Абыя, Верхоянска и других мест. Среди них был Иван Иннокентьевич Андросов, награжденный двумя Георгиевскими крестами, ушедший добровольцем в 1915 г.

якутский георгиевский кавалер Андросов
Георгиевский кавалер Андросов. Якутия

Иван Андросов родился в с. Баяга Баягантайского улуса (ныне Таттинский). Рано оставшись сиротой вслед за старшим братом приехал в Якутск на заработки. Когда началась война, он добровольно записался в солдаты. Воевал храбро, достойно. По его рассказам, особенно страшно было во время штыкового боя. На врага шли в форме треугольника или каре. Впереди — самые сильные и умелые. Среди них Иван шел третьим. Выписка из наградного листа Ивана Андросова: “Сообщаем, что в приказе № 373 от 13 октября 1917 г. по 44 стрелковому Сибирскому полку значится ефрейтор пулеметной команды Андросов Иван, награжденный Георгиевским крестом 3-й степени № 294354 за то, что в бою 9 и 10 июня 1917 г. под м.Крево, выдвинув свой пулемет на опасно близкую дистанцию, несмотря на ураганный огонь, метким огнем заглушил пулемет противника и дал возможность нашей атакующей пехоте перейти р. Кревлянка почти без потерь”. На родину Иван Андросов вернулся в 1918 г. Впоследствии принимал активное участие в гражданской войне на стороне красных. Погиб 8 апреля 1922 г. в перестрелке будучи на разведке. Другой активный участник Первой мировой войны, уроженец села Покровска (г. Покровск) Андрей Иванович Притузов родился 30 декабря 1894 г . в семье потомственных “государевых ямщиков”. Окончив Покровскую церковно-приходскую школу в 1904 г., поступил в Якутское духовное училище. С 1909 г. работал ямщиком. В 1912 г. поступил в двухгодичные педагогические курсы, по окончании которых назначен учителем Тюнгюлюнского двухклассного народного училища. 1 января 1915 г. был призван в армию. После Первой мировой войны, 1 февраля 1918 г., прапорщик А.И. Притузов записался добровольцем в Красную армию. Прошел с боями всю гражданскую и Отечественную войну 1941 —1945гг. Генерал-майор Притузов скончался в июне 1977 г. в Москве. Урна с его прахом захоронена в г.Покровске. В войну, втянута была и Якутия. По обнаруженным документам видно, что к началу 1915 г. из Якутии было призвано 374 низших чинов, из них 187 были крестьянами. Только из Иситского сельского управления Западно-Кангаласского улуса было призвано 41 человек. С началом войны в 1914 г. Г.В.Ксенофонтова выбрали председателем инородческого комитета Российского общества Красного креста. К 25 февраля 1915 г. было собрано 4261 руб. 25 коп. пожертвований и изготовлено 1640 теплых вещей для солдат на фронте. В обращении к населению Якутской области говорилось: “…И мы, якуты, как дети единой матери России, должны в дни всенародной скорби откликнуться на общее дело. Будучи мыслями и чувствами за одно с ними, которые на полях сражений своею кровью запечатлевают преданность долгу, станем же здесь на местах проявлять заботливость к осиротелым семьям и мере сил своих помогать им из своего достатка. Пусть эти деяния малы и незначительны, но цена им больше, ибо они идут от чистого сердца на благое дело!”. 23 августа 1915 г. Якутский губернатор Витте на особом совещании представителей улусных голов организовал Комитет по снабжению армии теплыми и меховыми вещами в составе городского головы П.А. Юшманова, купца П.А. Кушнарева и Г.В. Ксенофонтова. В течение года было изготовлено и отправлено 4003 теплых жилета. Даже больные проказой Вилюйского лепрозория собрали в пользу беженцев, пострадавшим от войны 54 руб. 80 коп. 

Якутские казаки на охоте
Якутские казаки на охоте

Этот трогательный и глубоко патриотический поступок людей, которые сами нуждались в сочувствии и помощи, произвел неизгладимое впечатление на общественность, что сам император Николай II написал “сердечно благодарю”. Личные пожертвования внесли атаман Якутского казачьего полка Казанцев, городской голова, купец В.М. Пихтин, зять А.И.Громовой — 1000 рублей, Н.О.Кривошапкин — 10 тыс. рублей и мн. другие. В 1916г. пожертвования резко сократились. Угар патриотизма спал, война стала в тягость всем. 25 июня было получено предписание о призыве инородцев на работу по устройству оборонных рубежей в районе действующей армии в возрасте от 19 до 31 года. Подлежало мобилизации около 10 тыс. человек. Однако реквизиция была отменена по ходатайству Ленского золотопромышленного товарищества, которое могло остаться без рабочих.

 
Пестерев Владимир Ильич 

Побег с Соловков

Судьба якутян, бежавших с Соловков

Девять дней после побега из Соловков они скитались по болотам, озерам и горам Карелии. Наконец, 4 июля 1931 года попали в Финляндию - Егор Старостин, Михаил Корнилов, Семен Старостин. Их не выдали советским властям, отправили в лагерь для принудительных работ, в котором тоже жилось несладко. Корнилов писал Винокурову Михаилу Зиновьевичу через океан в г. Вашингтон: "Работаем десять часов, дни отдыха бывают по воскресным дням. Кормят одним картофелем и кашей в сутки три раза, после работ находимся в лагере под замком. Вообще условия жизни чисто арестантские, за работу ничего не получаем, а работаем как волы. Где лагерь находится, нет поблизости русского населения и даже знающих русский язык. Мы, замученные за три-четыре года большевистской каторги, когда совершали побег в свободную, культурную Финляндию, думали, что будем жить свободно, спокойно. Мечтали, что за честный труд нам дадут приют и работу. Но наши мечты не увенчались успехом и тут в Финляндии попали под неволю!". Что делать? Первым делом решили поместить письмо с просьбой о помощи с указанием адреса посредника - господина Буша. Вот текст письма: "Беженцы-якуты из Соловецких лагерей ищут адрес якутов, находящихся в эмиграции в Харбине, Мукдеке, Шанхае и в Америке: Никифорова Гавриила Васильевича, Кузьмина Григория Михайловича, Ефимова Георгия Семеновича, Рязанского Федота Афанасьевича. Знающих их адреса просим сообщить нам по адресу: Финляндия, г.Гельсингфорс. Председателю по делам русских беженцев господину Бушу. Якуты Корнилов Михаил Федорович, Старостин Егор Егорович пятница, 4 сентября 1931 г.". Их послание было опубликовано в Париже, Шанхае и Америке. М.З.Винокуров, обнаружив объявление в американской газете "Новое русское слово" 4 сентября 1931 г., сразу же написал финским властям. Поручившись за беженцев, он отправил из-за океана 15 долларов. В то время это была большая сумма, доллары обменяли на 1038 финских марок. Вскоре откликнулись из Мукдена 24-летний эмигрант из Амги - Федот Афанасьевич Рязанский, 66-летний купец I гильдии, которого обычно называют "Манньыатаах уола" из Мегинцев - Гаврил Васильевич Никифоров. Но у них, кроме перевода скромной суммы денег и советов, как вести себя в эмиграции, ничего не вышло, особенно по части перевода их в Маньчжурию, на Сахалин. Конечно, это очень сложно было сделать. Вся переписка говорит о том, что у многих из эмигрантского круга, у простых людей Суоми (Финляндии) все-таки сохранились чувство солидарности и сопричастности, чувство доброты и взаимопонимания. Боль других людей приняли как свою. Дай бог, чтобы так было и в будущем! И как же сложилась их судьба? 1. Егор Егорович Старостин - 1898 г. рождения, сын головы Восточно-Кангаласского улуса - Урдуса. Он в начале 1922 г. добровольно вступил в ряды повстанческого отряда Коробейникова, за боевые действия против красных был произведен в прапорщики и назначен командиром конной сотни. После провала восстания в 1924 г. возвратился в Якутск, где сдался и получил амнистию ЯЦИК, но в 1928 году сослан в Соловки. Финский ученый Харри Хален пишет о годах жизни его в Финляндии:" ... Он принимал участие в двух финских войнах. Очень отважный был солдат, дослужил до звания капрала. 10 июня 1944 г. в местности Валкаасаарии во время сражения против десанта Красной Армии пропал без вести". Другие источники утверждают о том, что он был награжден орденом Свободы (это в Финляндии приравнивалось к нашему званию Героя Советского Союза). 2. Михаил Федорович Корнилов - 1888 г. рождения, уроженец Абагинского наслега Олекминского улуса, малограмотный, до советско-финской кампании работал консультантом якутского языка у профессора Рамстеда. Он им показался спокойным, немногословным и очень ответственным, имел качества характера, которые привлекали женщин. История любви Михаила и Айлы получилась романтичной и в то же время драматичной. Аила была замужем за сыном профессора Рамстеда. Молодая женщина так полюбила якута Михаила Корнилова, что ради него оставила мужа и двоих детей. И это несмотря на большую разницу в возрасте - 19 лет. Жили они дружно и счастливо. Но Михаилу пришлось идти на фронт, иначе его могли выслать в Россию. За отвагу он был награжден железным боевым крестом. В 1942 г. умер от ран в госпитале в г.Ивайло, в 1800 км от столицы, но командование части сочло нужным привезти его прах и похоронить на Николаевском кладбище в центре г.Хельсинки. У них родилась дочь, ее звали Карипо Аарнио, нынче работает ведущим специалистом банка. Замужем, но у нее нет пока детей. С ней встречались дочери Михаила Корнилова - Мария, Надежда и Зинаида. В обеих семьях нашего земляка знали, как прямого, честного и заботливого человека. Говорят, что он хорошо пел, играл на хомусе. 3. Семен Константинович Старостин - уроженец Чурапчинского улуса. Был женат. Дочь Мария родилась после ареста отца. Позже жена вышла замуж. Новый муж удочерил ее дочь и дал ей свою фамилию - Аргунова. Потеряв всякую надежду установить связь с семьей, Семен Константинович женился на финке (другие говорят, что на шведке по имени Мария). В письмах землякам сообщал о том, что он женился, владеет тремя языками и еще двумя разговорно. Купил семье дом в пригороде г.Стокгольм. Приглашал родственников в Ленинград в 1973 г., но они из-за боязни КГБ не поехали. Семья Винокурова М.З. прожила трудную жизнь, но не потерялась, не растворилась. А как они умели работать и ценить дружбу, старались помочь тем, кто нуждается! Михаил Зиновьевич умер в 1989 г., спустя несколько месяцев после смерти жены. В двухлетнем возрасте умерла старшая дочь - Евгения. Сын Джордж, родившийся в 1924 году, покончил самоубийством в середине 50-х годов. Сейчас замужняя дочь Винокурова Елена Тидвел живет в США.
ИА SakhaLife.ru

Шахта Шергина

шахта Шергина в 19 веке. Якутск
Шахта в 19 в. Якутск

Во дворе деревянного здания бывшей школы на углу улиц Ярославского и Кулаковского в Якутске стоит под дощатой кровлей невзрачный бревенчатый сруб. На стенке его укреплена надпись: "Исторический памятник - шахта Шергина. Охраняется государством". Внутри сруба - большой люк, закрытый двухстворчатой крышкой. Под ней - вертикальная шахта глубиной около ста семнадцати метров. Ствол шахты закреплен сплошным срубом из лиственничных бревен от ее устья до глубины 52 м. Такая же крепь имеется на глубине от 74 до 79 м. Размеры шахты Шергина уменьшаются с глубиной. Верхняя часть ствола шахты до глубины 1,4 м имеет сечение 3х3 м. Ниже полутораметрового уровня ствол имеет сечение 1,6х1,6 м, а глубже 110 м шахта несколько сужается.

рисунок шахты Шергина
Рисунок шахты

Шахта Шергина имеет важное культурное и историческое значение. Она уникальна, ведь это самая глубокая шахта в мире, вырытая в зоне вечной мерзлоты в ХIХ веке. Измерение температуры в ней в XIX и XX веках положило начало новой мировой науке – геокриологии (мерзлотоведению), без которой не было бы возможно освоение Севера, а Якутск считается колыбелью этой науки. Здесь впервые в мире была измерена отрицательная температура горных пород на многометровой глубине. Полученные данные позволили расчётным путём определить, что мощность вечной мерзлоты в Якутске составляет 210 метров. Эта шахта-колодец уникальна не только своей необычной глубиной – 116 метров (это высота более чем 40-этажного дома). Весь ствол шахты пробивался вручную около десяти лет. Работы были начаты в 1829 году и велись зимой, когда холодный наружный воздух опускался вглубь и давал возможность работающим дышать. Инициатором постройки был управляющий конторой Российско-Американской компании Федор Шергин.

план шахты Шергина

Не зная о глубинной мощности вечной мерзлоты, он поспорил, что достигнет воды. Увы, сделать это ему не удалось – глубина залегания вечномерзлой толщи в этом районе Якутска составляет 225 метров. Весной 1830 года, когда колодец был пройден до глубины около 30 м, инженер М. А. Злобин детально описал геологический разрез. На дне колодца была зафиксирована температура грунта −1,3 C. В 1831 г. Шергин собирался прекратить дальнейшие работы, так как стала очевидной бесперспективность получения воды. В это время в Якутск, из поездки по сибирским русско-американским колониям, приехал адмирал Ф. П. Врангель. Он уговорил Шергина продолжать своё предприятие и обещал ему обратиться к Русско-Американской Компании с просьбой принять на себя издержки по работе. В этом году шахта была пройдена до глубины 32 м, температура на её дне составила −1,25 C. В период с 1832 по 1836 гг. работы продолжались на средства Русско-Американской Компании. Отчёты о ходе работы посылались в дирекцию компании в Санкт-Петербург. Шахта стала использоваться Российской Академией наук в научных целях. Это послужило толчком для зарождения и развития в мире нового научного направления.

шахта Шергина в наши дни. Якутск
Шахта в наши дни. Якутск

Шахта Шергина повсеместно признана колыбелью геокриологии (мерзлотоведения)! За все время ее существования на глубине колодца побывали лишь несколько человек. При огромном риске их спускали туда на пеньковом канате через специально построенный в оголовке шахты ворот. Официально дно колодца последний раз посещалось в 1934 году. При таинственных обстоятельствах в 1942 году трос спускового устройства оборвался…