Чукчи

Чукча


 

Численность -15184 человека. Язык - чукотско-камчатская семья языков. Расселение - Республика Саха (Якутия), Чукотский и Корякский автономные округа.

Название народа, принятое в административных документах XIX XX вв., происходит от самоназвания тундровых чукчей научу, чавча-выт — «богатый оленями». Береговые чукчи называли себя анк'алъыт — «морской народ» или рам'аглыт — «прибрежные жители». 

Выделяя себя из числа других племен, употребляют самоназвание лыо'равэтлян — «настоящие люди». (В конце 1920-х гг. название луораветланы бытовало в качестве официального.) В чукотском языке различают восточный, или уэленский (легший в основу литературного языка), западный (певекский), энмыленский, нунлингранский и хатырский диалекты. Письменность с 1931 г. существует на латинской, а с 1936 г. — на русской графической основе. Чукчи — древнейшие обитатели континентальных областей крайнего северо-востока Сибири, носители внутриматериковой культуры охотников на диких оленей и рыбаков. Неолитические находки на рр. Экытикывээм и Энмывээм и оз. Эльгытг относятся ко второму тысячелетию до н.э. К первому тысячелетию н.э., имея прирученных оленей и частично перейдя к оседлому образу жизни на морском побережье, чукчи устанавливают контакты с эскимосами.

 

 

Чукотская лампа

Переход к оседлости наиболее интенсивно происходил в XIV XVI вв. после проникновения в долины Колымы и Анадыря юкагиров, захвативших места сезонной охоты на диких оленей. Эскимосское население побережий Тихого и Ледовитого океанов континентальные охотники-чукчи частично вытеснили в другие прибрежные районы, частично ассимилировали. В XIV XV вв. в результате проникновения юкагиров в долину Анадыря произошло территориальное отделение чукчей от коряков, связанных с последними общностью происхождения. По роду занятий чукчи подразделялись на «оленных» (кочевых, но продолжающих охотиться), «сидячих» (оседлых, имеющих небольшое количество при­рученных оленей, охотников на диких оленей и морских животных) и «пеших» (оседлых охотников на морского зверя и диких оленей, не имеющих оленей). К XIX в. сформировались основные территориальные группы. Среди оленных (тундровых)   индигирско-алазеиская, западноколымская и др.; среди морских (береговых) — группы Тихоокеанского, Берингоморского побережий и побережья Ледовитого океана. Издавна сложилось два типа хозяйства. Основу одного составляло оленеводство, другого — морской зверобойный промысел. Рыболовство, охота и собирательство носили вспомогательный характер. Крупнотабунное пастушеское оленеводство развилось лишь к концу XVIII в. В XIX в. стадо насчитывало, как правило, от 3 — 5 до 10 — 12 тыс. голов. Оленеводство тундровой группы имело в основном мясное и транспортное направление. Оленей выпасали без пастушеской собаки, в летнее время — на побережье океана или в горах, а с насту­плением осени продвигались в глубь материка к границам леса на зимние пастбища, где по мере надобности совершали перекочевки на 5 — 10 км.

Стойбище чеукчей
Стойбище

Во второй половине XIX в. хозяйство абсолютного большинства чукчей сохраняло в основном натуральный характер. К концу XIX в. увеличился спрос на продукты оленеводства, особенно у оседлых чукчей и азиатских эскимосов. Расширение торговли с русскими и иностранцами со второй половины XIX в. постепенно разрушало натуральное оленеводческое хозяйство. С конца XIX — начала XX в. в чукотском оленеводстве отмечается имущественное расслоение: обедневшие оленеводы становятся батраками, у богатых владельцев растет поголовье, обзаводится оленями и зажиточная часть оседлых чукчей и эскимосов. Береговые (оседлые) традиционно занимались морским зверобойным промыслом, достигшим к середине XVIII в. высокого уровня развития. Охота на тюленей, нерп, лахтаков, моржей и китов давала основные продукты питания, прочный материал для изготовления байдар, охотничьих орудий, некоторых видов одежды и обуви, предметов быта, жир для освещения и ото­пления жилища. 

Желающим бесплатно скачать альбом произведений чукотского и эскимосского искусства:

 

Настоящий альбом представляет коллекцию произведений чукотского и эскимосского искусства 1930 - 1970-х годов Загорского государственного историко-художественного музея-заповедника. Ядро ее составляют материалы, собранные на Чукотке в 1930-е годы. В коллекции музея широко отражено чукотское и эскимосское искусство резьбы и гравировки по кости, работы вышивальщиц, рисунки мастеров-косторезов. (Формат PDF)

 

 

 

Чукотское и эскимосское искусство
Чукотское и эскимосское искусство.pdf
Adobe Acrobat документ 31.4 MB

На моржей и китов охотились в основном в летне-осенний, на тюленей — в зимне-весенний период. Орудия охоты состояли из разных по размерам и назначению гарпунов, копий, ножей и пр. Китов и моржей добывали коллективно, с байдары, а тюленей — индивидуально. С конца XIX в. на внешнем рынке бурно растет спрос на шкуры морских животных, что в начале XX в. приводит к хищническому истреблению китов и моржей и существенно подрывает экономику оседлого населения Чукотки. И оленные и береговые чукчи рыбу ловили сетями, сплетенными из китовых и оленьих сухожилий или из кожаных ремней, а также сачками и удилами, летом — с берега или с байдар, зимой — в проруби. Горных баранов, лосей, белых и бурых медведей, росомах, волков, лисиц и песцов вплоть до начала XIX в. добывали луком со стрелами, копьем и ловушками; водоплавающую дичь — с помощью метательного орудия (бола) и дротиков с метательной дощечкой; гаг били палками; на зайцев и ку­ропаток ставили петли-ловушки.

Вооружение чукчей
Чукотское вооружение

В XVIII в. каменные топоры, наконечники копий и стрел, костяные ножи были почти полностью заменены на металлические. Со второй половины XIX в. покупали или выменивали ружья, капканы и пасти. В морском зверобойном промысле к началу XX в. стали широко применять огнестрельное китобойное оружие и гарпуны с бомбами. Женщины и дети собирали и заготавливали съедобные растения, ягоды и коренья, а также семена из мышиных нор. Для выкапывания корней пользовались особым ору­дием с наконечником из рога оленя, который позже был сменен на железный. У кочевых и оседлых чукчей развились кустарные ремесла. Женщины выделывали мех, шили одежду и обувь, плели сумки из волокон кипрея и дикой ржи, делали мозаику из меха и тюленьей кожи, вышивали подшейным волосом оленя, бисером. Мужчины обрабатывали и художественно резали кость и моржовый клык

Чукотская нарта

В XIX в. возникли косторезные объединения, которые продавали свои изделия. Основным средством передвижения по санному пути были олени, запряженные в нарты нескольких видов: для перевозки груза, посуды, детей (кибитка), жердей остова яранги. По снегу и льду ходили на лыжах-«ракетках»; по морю — на одноместных и многоместных байдарах и вельботах. Гребли короткими однолопастными веслами. Оленные, в случае необходимости, строили плоты или выходили в море на байдарах зверобоев, а те использовали их ездовых оленей. Способ передвижения на собачьих упряжках, запряженных «веером», чукчи позаимствовали у эскимосов, цугом — у русских. «Веером» обычно запрягали 5 — 6 собак, цугом — 8 — 12. Запрягали собак и в оленьи нарты. Стойбища кочевых чукчей насчитывали до 10 яранг и были вытянуты с запада на восток. Первой с запада ставили ярангу главы стойбища. Яранга — шатер в виде усеченного конуса высотой в центре от 3,5 до 4,7 м и диаметром от 5,7 до 7 — 8 м, похожий на корякский. Деревянный остов покрывали шку­рами оленей, сшитыми обычно в два полотнища. Края шкур накладывали один на другой и скрепляли пришитыми к ним ремнями. Свободные концы ремней в нижней части привязывали к нартам или тяжелым камням, что обеспечивало покрытию неподвижность. В ярангу входили между двух половин покрытия, откидывая их в стороны. Для зимы шили покрытия из новых шкур, для лета использо­вали прошлогодние. Очаг находился в центре яранги, под дымовым отверстием. Напротив входа, у задней стенки яранги, устанавливали спальное помещение (полог) из шкур в виде параллелепипеда. Форма полога поддерживалась благодаря шестам, пропущенным через множество петель, пришитых к шкурам. Концы шестов опирались на стойки с развилками, а задний шест крепился к каркасу яранги. Средний размер полога — 1,5 м в высоту, 2,5 м в ширину и около 4 м в длину. Пол застилали циновками, поверх них — толстыми шкурами. Постельное изголовье — два продолговатых мешка, набитых обрезками шкур, — находилось у выхода. Зимой, в периоды частых перекочевок, полог делали из самых толстых шкур мехом внутрь. Укрывались одеялом, сшитым из нескольких оленьих шкур. Для изготовления полога требовалось 12 — 15, для постелей — около 10 больших оленьих шкур.

Чукотская яранга
Яранга

Каждый полог принадлежал одной семье. Иногда в яранге бывало два полога. Каждое утро женщины снимали его, раскладывали на снегу и выбивали колотушками из рога оленя. Изнутри полог освещался и отапливался жирником. За пологом, у задней стенки шатра, хранили вещи; у боковых, с двух сторон от очага, — продукты. Между входом в ярангу и очагом имелось свободное холодное место для различных нужд. Для освещения жилищ береговые чукчи применяли китовый и тюлений жир, тундровые — вытопленный из раздробленных оленьих костей жир, горевший без запаха и копоти в каменных лампах-жирниках. У приморских чукчей в XVIII XIX вв. было два типа жилищ: яранга и полуземлянка. Яранги сохраняли конструктивную основу жилища оленных, но каркас сооружали как из дерева, так и из костей кита. Это делало жилище устойчивым к натиску штормовых ветров. Покрывали ярангу моржовыми шкурами; дымового отверстия у нее не было. Полог делали из большой моржовой шкуры до 9—10 м в длину, 3 м в ширину и 1,8 м в высоту, для вентиляции в его стенке имелись отверстия, которые закрывали пробками из меха. По обеим сторонам полога в больших мешках из шкур тюленей хранили зимнюю одежду и запасы шкур, а внутри вдоль стен протягивали ремни, на которых суши­ли одежду и обувь. В конце XIX в. приморские чукчи в летнее время покрывали яранги парусиной и другими прочными материалами. В полуземлянках жили в основном зимой. Тип и конструкцию их заимствовали у эскимосов. Каркас жилища сооружали из китовых челюстей и ребер; сверху покрывали дерном. Четырехугольное входное отверстие располагали сбоку. Домашняя утварь кочевых и оседлых чукчей скромна и содержит лишь самые необходимые предметы: различного вида чашки собственного изготовления для бульона, большие деревянные блюда с низкими бортами для отварного мяса, сахара, печенья и пр. Ели в пологе, сидя вокруг столика на низких ножках или непосредственно вокруг блюда. Мочалкой из тонких древесных стружек вытирали руки после еды, сметали остатки пищи с блюда. Посуду хранили в ящичке. Оленьи кости, моржовое мясо, рыбу, китовый жир дробили каменным молотком на каменной плите. Кожу выделывали каменными скребками; съедобные корни выкапывали костяными лопатами и мотыгами. Непременной принадлежностью каждой семьи был снаряд для добывания огня в виде доски грубой антропоморфной формы с углублениями, в которых вращалось лучковое сверло (огнивная доска). Огонь, добытый таким способом, считался священным и мог передаваться родственникам только по мужской линии.

Доска для добывания огня у чукчей
Огниво

В настоящее время лучковые сверла хранят как культовую принадлежность семьи. Одежда и обувь тундровых и береговых чукчей не имели существенных различий и были почти идентичны эскимосским. Зимнюю одежду шили из двух слоев оленьих шкур мехом внутрь и наружу. Береговые также использовали прочную, эластичную, практически непромокаемую кожу тюленей для пошива штанов и весенне-летней обуви; из кишок моржа делали плащи и камлейки. Из старых продымленных покрытий яранги, не деформирующихся под воздействием влаги, оленные шили штаны и обувь. Постоянный взаимный обмен продуктами хозяйства позволял тундровым получать обувь, кожаные подошвы, ремни, арканы, сделанные из шкур морских млекопитающих, а береговым — оленьи шкуры для зимней одежды. Летом носили выношенную зимнюю одежду. Чукотская глухая одежда подразделяется на повседневно-бытовую и празднично-обрядовую: детскую, молодежную, мужскую, женскую, стариковскую, ритуально-похорон­ную. Традиционный комплект чукотского мужского костюма состоит из кухлянки, подпоясанной ремнем с ножом и кисетом, камлейки из ситца, надеваемой поверх кухлянки, дождевика из моржовых кишок, штанов и различных головных уборов: обычной чукотской зимней шапки, малахая, капюшона, легкой летней шапки. Основа женского костюма — меховой комбинезон с широкими рукавами и короткими, до колен, штанами. Типичная обувь — короткие, до колен, торбаса нескольких видов, сшитые из шкур нерпы шерстью наружу с поршневой подошвой из кожи лахтака, из камуса с меховыми чулками и травяными стельками (зимние торбаса); из нерпичьей шкуры или из старых, продымленных покрытий яранги (летние торбаса).

Чукотская вышивка оленьим волосом
Вшивка оленьим волосом

Традиционная пища тундровых людей — оленина, береговых — мясо и жир морских животных. Мясо оленей ели мороженым (в мелко нарубленном виде) или слабо отваренным. Во время массового забоя оленей заготовляли содержимое оленьих желудков, проварив его с кровью и жиром. Употребляли также свежую и мороженую кровь оленя. Готовили супы с овощами и крупой. Приморские чукчи особенно сытным считали мясо моржа. Заготовленное традиционным способом, оно хорошо сохраняется. Из спинной и боковых частей туши вырезают квадраты мяса вместе с салом и шкурой. В вырезку закладывают печень и другие очищенные внутренности. Края сшивают кожей наружу — получается рулет (к'опалгын-кымгыт). Ближе к холодам его края стягивают еще сильнее, чтобы предотвратить чрезмерное закисание содержимого. К'опал-гын едят в свежем, подкисшем и мороженом виде. Свежее моржовое мясо варят. В сыром и вареном виде едят мясо белухи и серого кита, а также их кожу со слоем жира. В северных и южных районах Чукотки большое место в рационе занимают кета, хариус, навага, нерка, камбала. Из крупных лососевых заготавливают юколу. Многие чукчи-оленеводы вялят, засаливают, коптят рыбу, солят икру. Мясо морских зверей очень жирное, поэтому к нему требуются растительные добавки. Оленные и приморские чукчи традиционно употребляли в пищу много дикорастущих трав, корней, ягод, морской капусты. Листья карликовой ивы, щавель, съедобные корни замораживали, квасили, смешивали с жиром, кровью. Из корней, толченных с мясом и моржовым жиром, делали колобки. Из привозной муки издавна варили каши, жарили лепешки на тюленьем жире.

Чукотский пиктограф
Наскальный рисунок

К XVII XVIII вв. основной общественно-экономической единицей была патриархальная семейная община, со­стоящая из нескольких семей, имевших единое хозяйство и общее жилище. В состав общины входило до 10 и более взрослых мужчин, связанных узами родства. У береговых чукчей производственные и социальные связи складывались вокруг байдары, размер которой зависел от количества членов общины. Во главе патриархальной общины стоял старшина — «лодочный начальник». У тундровых пат­риархальная община объединялась вокруг общего стада, ее также возглавлял старшина — «силач». К концу XVIII в. вследствие увеличения численности оленей в стадах возникла необходимость дробления последних в целях более удобного выпаса, что привело к ослаблению внутриобщинных связей. Оседлые чукчи жили в поселках. На общих участках селилось несколько родственных общин, каждая из которых размещалась в отдельной полуземлянке. Кочевые чукчи жили на стойбище, также состоящем из нескольких патриархальных общин. Каждая община включала две—четыре семьи и занимала отдельную ярангу. 15—20 стойбищ образовывали круг взаимопомощи. У оленных существовали и патрилинейные родственные группы, связанные кровной местью, передачей ритуального огня, обрядами жертвоприношений, и начальная форма патриархального рабства, исчезнувшая вместе с прекращением войн против соседних народов. В XIX в. традиции общинной жизни, групповой брак и левират продолжали сосуществовать, несмотря на появление частной собственности и имущественного неравенства.

Чукотский охотник
Чукотский охотник

К концу XIX в. большая патриархальная семья распалась, ее заменила малая семья. В основе религиозных верований и культа — анимизм, промысловый культ. Структура мира у чукчей включала три сферы: земную твердь со всем сущим на ней; небеса, где живут предки, умершие достойной смертью во время сражения или выбравшие добровольную смерть от руки родственника (у чукчей старики, неспособные промышлять, просили ближайших родственников лишить их жизни); подземный мир — обиталище носителей зла — кэле, куда попадали люди, умершие от болезни. По поверью, промысловыми угодьями, отдельными местами обитания людей ведали мистические существа-хозяева, им приносились жертвы. Особая категория благодетельных существ — домашние покровители, в каждой яранге хранились ритуальные фигурки и предметы. Система религиозных представлений породила соответствующие культы у тундровых, связанные с оленеводством; у береговых — с морем. Были и общие культы: Наргынэн (Природы, Вселенной), Рассвета, Полярной звезды, Зенита, созвездия Пэгиттин, культ предков и т.д. Жертвоприношения носили общинный, семейный и индивидуальный характер. Борьба с болезнями, затяжными неудачами в промысле и оленеводческом хозяйстве была уделом шаманов. На Чукотке их не выделяли в профессиональную касту, на равных они участвовали в промысловой деятельности семьи и общины. От других членов общины шамана отличало умение общаться с духами-покровителями, разговаривать с предками, имитировать их голоса, впадать в состояние транса. Основной функцией шамана было врачевание. Он не имел специального костюма, его главным ритуальным атрибутом был бубен

Бубен чукчей
Чукотский бубен

Шаманские функции мог выполнять глава семьи (семейное шаманство). Основные праздники были связаны с хозяйственными циклами. У оленных — с осенним и зимним забоем оленей, отелом, откочевкой стада на летние пастбища и возвращением. Праздники приморских чукчей близки эскимосским: весной — праздник байдары по случаю первого выхода в море; летом — праздник голов по случаю окончания охоты на тюленей; осенью — праздник хозяина морских животных. Все праздники сопровождали состязания в беге, борьбе, стрельбе, подпрыгивании на шкуре моржа (прообраз батута), в гонках на оленях и собаках, танцы, игра на бубнах, пантомима. Кроме производственных были семейные праздники, связанные с рождением ребенка, выражением благодарности по случаю удачного промысла начинающим охотником и т.п. Обязательны при проведении праздников жертвоприношения: оленей, мяса, фигурок из оленьего жи­ра, снега, дерева (у оленных чукчей), собак (у морских). Христианизация почти не затронула чукчей. Основные жанры фольклора — мифы, сказки, исторические предания, сказания и бытовые рассказы. Главный персонаж мифов и сказок — Ворон Куркыль, демиург и культурный герой (мифический персонаж, который дает людям различные предметы культуры, добывает огонь как Прометей у древних греков, учит охоте, ремеслам, вводит различные предписания и правила поведения, ритуалы, является первопредком людей и творцом мира).

.чукотский ребенок

Распространены также мифы о браке человека и животного: кита, белого медведя, моржа, тюленя. Чукотские сказки (лымн'ыл) подразделяются на мифологические, бытовые и сказки о животных. Исторические предания повествуют о войнах чукчей с эскимосами, коряками, русскими. Известны также мифологические и бытовые предания. Музыка генетически связана с музыкой коряков, эскимосов и юкагиров. Каждый человек имел, по меньшей мере, три «персональные» мелодии, сочиненные им в детстве, в зрелом возрасте и в старости (чаще, правда, детскую мело­дию получали в подарок от родителей). Возникали и новые мелодии, связанные с событиями в жизни (выздоровлением, прощанием с другом или возлюбленной и т.п.). Исполняя колыбельные песни, издавали особый «курлыкающий» звук, напоминающий голос журавля или важенки. У шаманов были свои «персональные напевы». Они исполнялись от имени духов-покровителей — «песни духов» и отражали эмоциональное состояние поющего. Бубен (ярар) — круглый, с рукояткой на обечайке (у береговых) или крестовидной держалкой на тыльной стороне (у тундровых). Различают мужскую, женскую и детскую разновидности бубна. Шаманы играют на бубне толстой мягкой палочкой, а певцы на праздниках — тонкой палочкой из китового уса. Ярар являлся семейной святыней, его звучание символизировало «голос очага». Другой традиционный музыкальный инструмент — пластинчатый варган ванны ярар — «ротовой бубен» из березовой, бамбуковой (плавун), костяной или металлической пластинки. Позднее появился дуговой двуязычковый варган. Струнные инструменты представлены лютнями: смычковой трубчатой, выдолбленной из цельного куска дерева, и коробчатой. Смычок делали из китового уса, бамбуковых или тальниковых лучинок; струны (1 — 4) — из жильных ниток либо кишок (позднее из металла). На лютнях в основном играли песенные мелодии. 

Современная чукча
Современная чукча

Свой путь от Чаунской губы до Якутска описывает Макс Зингер в книге «112 дней на собаках и оленях». Издательство Москва, 1950 г.

 

Желающим бесплатно скачать книгу

 

 

112 дней на собаках и оленях
112 дней на собаках и оленях.pdf
Adobe Acrobat документ 1.8 MB

Чукотское письмо

Чукотское письмо было изобретено чукотским оленеводом (совхозным пастухом) Теневилем (Тенвиль), жившем близ населенного пункта Усть-Белая (ок. 1890-1943?) примерно в 1930. До сего дня не ясно – было ли письмо Теневиля идеографическим или словесно-слоговым. Чукотское письмо было обнаружено в 1930 советской экспедицией и описано известным путешественником, писателем и полярным исследователем В.Г. Богораз-Таном (1865-1936). Чукотское письмо не имело широкого распространения. Кроме самого Теневиля этим письмом владел его сын, с которым первый обменивался посланиями во время выпаса оленей. Теневиль наносил свои знаки на доски, кости, моржовые клыки и конфетные обертки. Пользовался он при этом чернильным карандашом или металлическим резцом. Направление письма неустоявшееся. Фонетические графемы отсутствуют, что свидетельствует о крайнем примитивизме системы. Но в то же время крайне странно, что Теневиль посредством пиктограмм передавал такие сложные абстрактные понятия, как "плохо", "хорошо", "страшиться", "становиться"...

Теневиль

Это наводит на мысль, что у чукчей уже была некая письменная традиция, похожая, возможно, на юкагирскую. Чукотское письмо – уникальное явление и представляет определенный интерес при рассмотрении проблем зарождения письменных традиций у народов, находящихся на догосударственных этапах своего развития. Чукотское письмо – самое северное из всех, где-либо разработанных коренной народностью при минимальном влиянии извне. Не решен вопрос об источниках и прототипах письма Теневиля. Принимая во внимание изолированность Чукотки от основных региональных цивилизаций, это письмо можно рассматривать как местное явление, усугубленное творческой инициативой гения-одиночки. Не исключено влияние на чукотское письмо рисунков на шаманских бубнах. Само слово «письмо» кэликэл (калеткоран – школа, букв. 'писанья дом', кэлитку-кэликэл – тетрадь, букв. 'письменная бумага') в чукотском языке (луораветланском языке ӆыгъоравэтӆьэн йиӆыйиӆ) имеет тунгусо-маньчжурские параллели. В 1945 художник-искусствовед И. Лавров посетил верховье Анадыри, где некогда жил Теневиль. Там и был обнаружен «архив Теневиля» – ящик, занесенный снегом, в котором хранились памятники чукотского письма. В Санкт-Петербурге хранятся 14 дощечек с чукотскими пиктографическими текстами. Сравнительно недавно найдена целая тетрадь с записями Теневиля. Теневиль разработал и особые знаки для чисел на основе двадцатеричной системы счисления, характерной для чукотского языка. Ученые насчитывают около 1000 основных элементов чукотской письменности. Первые опыты по переводу богослужебных текстов на чукотский язык относятся к 20-м годам 19 в.: согласно разысканиям последних лет, первая книга на чукотском языке была напечатана в 1823 тиражом в 10 экземпляров. Первый словарь чукотского языка, составленный священником М. Петелиным, был издан в 1898. В первой трети 20 в. среди чукчей отмечались опыты создания мнемотехнических систем, сходных с логографической письменностью, образцом для которых служило русское и английское письмо, а также торговые марки на российских и американских товарах. Наибольшую известность среди таких изобретений получила так называемая письменность Теневиля, жившего в бассейне реки Анадырь, сходная система применялась также чукчей-торговцем Антымавле на Восточной Чукотке (чукотский писатель В. Леонтьев написал книгу «Антымавле - торговый человек»). Официально чукотская письменность была создана в начале 30-х годов на латинской графической основе с использованием Единого Северного Алфавита. В 1937 чукотский алфавит на латинской основе был заменен алфавитом на кириллической основе без дополнительных знаков, однако алфавит на латинской основе использовался на Чукотке еще некоторое время. В 50-е годы в чукотский алфавит были введены знаки к’ для обозначения увулярного согласного, и н’ для обозначения заднеязычного сонанта (в первых вариантах кириллического чукотского алфавита увулярный не имел отдельного обозначения, а заднеязычный сонант обозначался диграфом нг). В начале 60-х годов начертания этих букв были заменены на қ (ӄ) и ң (ӈ), однако официальный алфавит использовался только при централизованном издании учебной литературы: в местных изданиях в Магадане и на Чукотке применялся алфавит с использованием апострофа вместо отдельных литер. В конце 80-х годов в алфавит была введена буква л (ӆ 'л с хвостом') для обозначения чукотского глухого латерального l, однако она применяется только в учебной литературе.

Чукотская пиьменность

Зарождение чукотской литературы приходится на 30-е годы. В этот период появляются оригинальные стихи на чукотском языке (М. Вуквол) и самозаписи фольклора в авторской обработке (Ф. Тынетегин). В 50-е годы начинается литературная деятельность Ю.С. Рытхэу. На конец 50-х- 60-е г. 20 в. падает период расцвета оригинальной поэзии на чукотском языке (В. Кеулькут, В. Етытегин, М. Вальгиргин, А. Кымытваль и др.), который находит продолжение в 70-е - 80-е гг. (В. Тынескин, К. Геутваль, С. Тиркыгин, В. Иунеут, Р. Тнанаут, Е. Рультынеут и мн. др.). Собиранием фольклора чукчей занимался В. Ятгыргын, известный также как прозаик. В настоящее время оригинальная проза на чукотском языке представлена произведениями И. Омрувье, В. Вэкэт (Итевтегиной), а также некоторых других авторов. Отличительной особенностью развития и функционирования письменного чукотского языка надо признать формирование активно действующей группы переводчиков художественной литературы на чукотский язык, в которую входили писатели – Ю.С. Рытхэу, В.В. Леонтьев, ученые и педагоги – П.И. Инэнликэй, И.У. Березкин, А.Г. Керек, профессиональные переводчики и редакторы – М.П. Легков, Л.Г. Тынель, Т.Л. Ермошина и другие, чья деятельность во многом способствовала развитию и совершенствованию письменного чукотского языка. С 1953 на чукотском языке издается газета «Мургин нутэнут / Наш край» .Известный чукотский писатель Юрий Рытхэу посвятил Теневилю роман «Сон в начале тумана», 1969 год. Ниже представлена чукотская латиница, бытовавшая в 1931 -1936 гг.

Зписи Тенвиля

Пример чукотской латиницы: Rðnut gejьttlin oktjabrьanak revoljucik varatetь (Что дала Октябрьская революция народам Севера?) Kelikel kalevetgaunwь, janutьlьn tejwьn (Книга для чтения на чукотском языке, ч.1).

Чукотское печатное издание

Специфика чукотского языка – инкорпорация (способность одним словом передавать целые предложения). Например: мыт-ӈыран-вэтъат-арма-ӄора-вэнрэты-ркын «мы четырех бодливых сильных оленей охраняем». Также обращает внимание своеобразная передача единственного числа посредством частичной или полной редупликации: лиг-лиг яйцо, ным-ным поселок, тиркы-тир солнце, тумгы-тум товарищ (но тумгы-товарищи). Инкорпорация в чукотском языке связана с включением в форму слова дополнительных основ. Такое сочетание характеризуется общим ударением и общими формообразующими аффиксами. Включающими слова обычно являются существительные, глаголы и причастия; иногда – наречия. Включаться могут основы существительных, числительных, глаголов и наречий. Например: га-пойг-ы-ма (с копьем), га-таӈ-пойг-ы-ма (с хорошим копьём); где пойг-ы-н копье и ны-тэӈ-ӄин хороший (основа – тэӈ/таӈ). Ты-яра-пкэр-ы-ркын – приходить домой; пыкир-ы-к – приходить (основа –пыкир) и яра-ӈы – дом, (основа – яра). Иногда включаются две, три и даже больше таких основ. Морфологическая структура слова в чукотском языке нередко является концентрической, достаточно обычны случаи сочетания в одной словоформе до трех циркумфиксов:
та-ра-ӈы-к строить-дом (1-й циркумфикс – вербализатор);
ры-та-ра-ӈ-авы-к заставлять-строить-дом (2-й циркумфикс – каузатив);
т-ра-н-та-ра-ӈ-авы-ӈы-ркы-н я-хочу-заставить-его-построить-дом (3-й циркумфикс – дезидератив).
Порядковая модель пока не построена, но, судя по всему, в глагольной словоформе корню предшествует 6-7 аффиксальных морфем, за корнем следует 15-16 формантов.

Чукотские войны в доспехах
Чукотские войны в доспехах

Этноним чукчи – искаженное местное слов чаучу «богатый оленями», каковым именем чукчи-оленеводы называют себя в противоположность приморским чукчам-собаководам. Сами чукчи себя называют лыгъораветльан «настоящие люди». Расовый тип чукчей, по мнению Богораза, характерен некоторыми отличиями. Глаза с косым разрезом встречаются реже, чем с разрезом горизонтальным; встречаются индивиды с густой растительностью на лице и с волнистыми, почти курчавыми волосами на голове; лицо с бронзовым оттенком; цвет тела лишен желтоватого оттенка. Были попытки соотнести этот тип с америндским: чукчи плечисты, со статной, несколько тяжелой фигурой; крупные, правильные черты лица, лоб высокий и прямой; нос крупный, прямой, резко очерченный; глаза большие, широко расставленные; выражение лица мрачное.

Документальный фильм о Российском севере. Совместная работа с Корейским телеканалом SBS. Фильм отмечен на международном конкурсе. Все воздушные съёмки Air Sport Russia: airsport.ru

Главные психические черты чукчей – чрезвычайно легкая возбудимость, доходящая до исступления, склонность к убийствам и самоубийствам при малейшем поводе, любовь к независимости, настойчивость в борьбе. Приморские чукчи прославились своими скульптурными и резными изображениями из мамонтовой кости, поражающими своей верностью природе и смелостью поз и штрихов и напоминающими замечательные костяные изображения палеолитического периода.

Флаг Чукотки

С русскими чукчи столкнулись впервые еще в 17 в. В 1644 казак Стадухин, первый доставивший известие о них в Якутск, основал Нижнеколымский острог. Чукчи, кочевавшие в то время как на восток, так и на запад от реки Колымы, после упорной, кровопролитной борьбы окончательно покинули левый берег Колымы, оттеснив при своем отступлении эскимосское племя мамаллов с побережья Ледовитого океана к Берингову морю. С тех пор в течение более ста лет не прекращались кровавые столкновения между русскими и чукчами, территория которых граничила с населенной русскими по реке Колыме на западе и Анадырю на юге. В этой борьбе чукчи выказали необыкновенную энергию. В плену они добровольно убивали себя, и если бы русские на время не отступили, они бы поголовно выселились в Америку. В 1770 после неудачной кампании Шестакова Анадырский острог, служивший центром борьбы русских с чукчами, был уничтожен и команда его переведена в Нижне-Колымск, после чего чукчи стали менее враждебно относиться к русским и постепенно стали вступать с ними в торговые сношения. В 1775 на речке Ангарке, притоке Большого Анюя, была построена Ангарская крепостца.

Герб Чукотки

Несмотря на обращение в православие, чукчи сохраняют шаманскую веру. Обрядовое значение имеет и раскрашивание лица кровью убитой жертвы, с изображением наследственно-родового знака – тотема.  Каждая семья, кроме того, имела свои семейные святыни: наследственные снаряды для добывания священного огня посредством трения для известных празднеств, по одному на каждого члена семьи (нижняя дощечка снаряда представляет фигуру с головой хозяина огня), далее связки деревянных сучков «отстранителей несчастий», деревяшек-изображений предков и, наконец, семейный бубен. Необычна традиционная прическа чукчей –  мужчины выстригали волосы очень гладко, оставляя спереди широкую бахрому и на темени два пучка волос в виде звериных ушей. Покойников раньше либо сжигали, либо обертывают пластами сырого оленьего мяса и покидали в поле, предварительно прорезав горло и грудь и вытащив наружу часть сердца и печени.

Гравированный клык. Моржовая кость

На Чукотке имеются своеобразные и самобытные наскальные изображения в зоне тундры, на прибрежных скалах р. Пегтымель. Они были исследованы и опубликованы Н. Диковым. Среди наскальных изображений Азиатского материка петроглифы Пегтымеля представляют собой самую северную, ярко выраженную самостоятельную группу. Пегтымельские петроглифы открыты в трех пунктах. В первых двух были зафиксированы 104 группы наскальных рисунков, в третьем - две композиции и одиночная фигура. Недалеко от скал с петроглифами на краю обрыва были обнаружены стоянки древних охотников и пещера, содержащая культурные остатки. Стены пещеры были покрыты изображениями.
Пегтымельские наскальные изображения выполнены в различной технике: выбиты, протерты или процарапаны на поверхности скалы. Среди образов наскального искусства Пегтымеля преобладают фигуры северных оленей с узкими мордами и характерными очертаниями линий рогов. Встречаются изображения собак, медведей, волков, песцов, лосей, снежных баранов, морских ластоногих и китообразных, птиц. Известны антропоморфные фигуры мужского и женского пола, часто в грибообразных шляпах, изображения копыт или их отпечатков, следов, двухлопастных весел.  Своеобразны сюжеты, включающие человекоподобных мухоморов, которые упоминаются в мифологии северных народов.

Петроглифы Пегымеля

Многовековую историю имеет знаменитая резьба по кости на Чукотке. Во многом этот промысел сохраняет традиции Древнеберингоморской культуры, характерной анималистической скульптурой и бытовыми предметами, выполненными из кости и украшенными рельефной резьбой и криволинейным орнаментом. В 1930-е гг. промысел постепенно сосредотачивается в Уэлене, Наукане и Дежневе.

Числительные

Чукотские числительные
Чукотские числительные

Литература:

Дирингер Д., Алфавит, М., 2004; Фридрих И., История письма, М., 2001; Кондратов А. М. , Книга о букве, М. , 1975; Богораз В. Г. , Чукчи, ч. 1-2, 1. , 1934-39.

 

Скачать бесплатно

Юрий Сергеевич Рытхэу: Конец вечной мерзлоты [журн. вариант]


Конец вечной мерзлоты
Конец вечной мерзлоты.zip
Сжатый архив в Zip формате 306.6 KB

Чукотский план

Карта на куске моржовой шкуры, сделанная неизвестным жителем Чукотки В низу карты показаны три корабля, направляющиеся в устье реки; левее их — охота на медведя, а немного выше — нападение трех чукчей на чужеземца. Ряд черных пятен изображает холмы, протянувшиеся вдоль берега залива.

Чукотский план
Чукотский план

Среди островов кое-где видны чумы. Наверху по льду залива идет человек и ведет за собой пять запряженных в нарты оленей. Справа, на тупом выступе, изображено большое чукотское стойбище. Между стойбищем и черной цепочкой гор лежит озеро. Ниже, в заливе показана охота чукчей на китов.

Колымские чукчи 


На суровом Севере между реками Колымой и Чукочьей раскинулась широкая равнина, Халарчинская тундра — родина западных чукчей. О чукчах как многочисленной народности впервые упоминали в 1641 - 1642 годах. С незапамятных времен чукчи были воинственным народом, люди закаленные как сталь, привыкшие к борьбе с морем, морозом и ветром. 

Это были охотники, нападавшие с копьем в руках на огромного белого медведя, мореплаватели, на утлых кожаных лодках дерзавшие лавировать на негостеприимном просторе полярного океана. Исконным традиционным занятием, главным средством существования для чукчей было оленеводство. 

В настоящее время в селе Колымском — центре Халарчинского наслега Нижнеколымского района — живут представители малочисленных народов Севера. Это единственный в Республике Саха (Якутия) район, где компактно проживают чукчи. 


Чукчи
Чукчи

Колымское по протоке Стадухинской расположено от поселка Черский в 180 км, а по реке Колыме — в 160 км. Само село было образовано в 1941 году на месте юкагирского кочевого летовья, находившегося на левом берегу реки Колымы напротив устья реки Омолон. Сегодня в Колымском проживает чуть менее 1000 человек. Население занимается охотничьим промыслом, рыболовством и оленеводством. 

В XX веке все коренное население Колымы прошло через советизацию, коллективизацию, ликвидацию неграмотности и переселение из обжитых мест в крупные населенные пункты, выполняющие административные функции, — районные центры, центральные усадьбы колхозов и совхозов. 

В 1932 году первым председателем кочевого совета стал Николай Иванович Мельгейвач, возглавивший Туземный комитет. В 1935 году было организовано товарищество под председательством И.К. Ваалыиргина с поголовьем в 1850 оленей. Через 10 лет, в труднейшие военные годы поголовье стада было увеличено в десять раз благодаря самоотверженному героическому труду оленеводов. За собранные средства на танк «Турваургинец» для танковой колонны и теплую одежду для фронтовиков в Колымское пришла благодарственная телеграмма от Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. 


Женщины и дети тундры Халарчи. 1980-е гг.
Женщины и дети тундры Халарчи. 1980-е гг.

В то время трудились в Халарчинской тундре такие оленеводы, как В.П. Слепцов, В.П. Ягловский, С.Р. Атласов, И.Н. Слепцов, М.П. Слепцов и многие другие. Известны имена представителей больших оленеводческих родов Каургиных, Горулиных, Волковых. 

Оленеводы-колхозники в ту пору жили в ярангах, пищу готовили на костре. Мужчины следили за оленями, каждая женщина обшивала с головы до ног 5 - 6 оленеводов и 3 - 4 детей. Чумработницы к каждому коралю и празднику всем детям и пастухам шили новую красивую меховую одежду. 

В 1940 году колхоз перевели на оседлый образ жизни, на его основе выросло село Колымское, где была открыта начальная школа. С 1949 года дети оленеводов стали учиться в школе-интернате в селе, а родители продолжали работать в тундре. 

До 1950-х годов на территории Халарчинского наслега находись два колхоза «Красная звезда» и «Турваургин». В начале 1950-х годов доходы от забоя оленей подняли уровень жизни населения. 


На чукотском стойбище во время корализации оленей. 1930-е гг.
На чукотском стойбище во время корализации оленей. 1930-е гг.

Колхоз «Турваургин» гремел на всю республику как колхоз-миллионер. Жизнь налаживалась, в колхоз стала поступать техника: тракторы, катера, электростанции. Было построено большое здание средней школы, здание больницы. Этот период относительного благополучия связан с именем Николая Ивановича Таврата. Сегодня его имя присвоено национальной школе в селе Колымском и улице в районном центре поселке Черский. Именем Н.И. Таврата названы также теплоход-буксир Зеленомысского морского порта, студенческая стипендия. 

Кем был Николай Таврат? 


Николай Иванович Таврат (1923 - 1986)
Николай Иванович Таврат (1923 - 1986)

Николай Таврат начал свою трудовую деятельность в 1940 году в Халарчинской тундре, был пастухом, затем счетоводом в колхозе. В 1947 году его избрали председателем колхоза «Турваургин». В 1951 году колхозы наслега объединились, а в 1961 году были преобразованы в совхоз «Нижнеколымский». Село Колымское стало центром Колымского отделения совхоза с 10 стадами (17 тысяч оленей). В 1956 году в Колымском силами самих колхозников началось строительство современных жилых домов. По воспоминаниям старожилов, три 4-квартирных Дома, детский сад, а позднее столовую торговой конторы «Колымторга» и восьмилетнюю школу построили очень быстро, так как колхозники работали в три смены. Таким же образом построили первый Двухэтажный 16-квартирный дом. 

Николай Таврат хорошо знал родную тундру. Много раз он выручал нижнеколымских авиаторов, помогая им найти в бескрайних просторах и сложных метеоусловиях стойбища оленеводов. На одной из советских киностудий в 1959 году был снят документальный фильм о колхозе «Турваургин» и его председателе Н.И. Таврате. В одной из бесед председатель сказал: «Необычен мой отчий дом. Он стелется на тысячи километров. И нет, пожалуй, иного места на земле, где бы человек так тесно был связан с природой, как в тундре...» 

С 1965 по 1983 год Н.И. Таврат работал председателем Нижнеколымского райисполкома, был депутатом Верховного Совета РСФСР 5-го созыва (1959), депутатом Верховного Совета Я АССР (1947 - 1975). За свою трудовую деятельность был награжден орденами Октябрьской революции и орденом «Знак Почета». 

Местный историк и краевед А.Г. Чикачёв написал о нем книгу, которую назвал «Сын тундры». 


Чукотские женщины
Чукотские женщины

В Колымской национальной средней общеобразовательной школе им. Н.И. Таврата учащиеся изучают чукотский язык, культуру, обычаи, традиции этого народа. Преподается предмет «Оленеводство». На производственную практику учащиеся выезжают в оленеводческие стада. 

Сегодня нижнеколымчане глубоко чтут память о своем земляке, ярком представителе чукотского народа Николае Ивановиче Таврате. 

С 1992 года на базе совхозов образовалась кочевая община «Турваургин», производственный кооператив, основная деятельность которого — оленеводство, рыболовство, охотничий промысел. 


Анна Садовникова