Якутск в 1734 - 1743 гг.

  Описание просветительской и миссионерской деятельности легендарного сибирского святителя Епископа Иркутского и Нерчинского Иннокентия II Неруновича, посвятившего несколько лет своей жизни Якутии. Текст содержит массу интересных и малоизвестных исторических фактов из жизни Якутска. Биография епископа Иннокентия приведена ниже по тексту.

   При оцифровке материала старая орфография была сохранена. Админ сайта.

 

ЕПИСКОПЪ

 

ИННОКЕНТІЙ НЕРУНОВИЧЪ.

Иннокентий (Нерунович), еп. Иркутский, Нерчинский и Якутский. Фотография с портрета 1-й пол. XVIII в. (РГИА)
Иннокентий (Нерунович), еп. Иркутский, Нерчинский и Якутский. Фотография с портрета 1-й пол. XVIII в. (РГИА)

 

(Церковныя дѣла въ Якутскѣ).

(1734 г.)

Якутскъ, съ своего основанія (1632 г.) ровно сто лѣтъ находился въ церковной зависимости отъ удаленной отъ него на 6 т. верстъ Тобольской Митрополіи, и оставался безъ призора какъ дитя вдали отъ матери. Въ теченіи первыхъ восьми десятилѣтій на прибрежьяхъ Лены и даже при р. Камчаткѣ созидались иноческія обители; не только въ самомъ Якутскомъ острогѣ, да и кое-гдѣ около Ледовитаго моря возникали Божіи храмы; а вездѣ, куда только ступала русская нога, поставлялись для молитвы часовни, и для наблюденія за ними опредѣляемы были особенные старосты; образовались, по мѣстамъ, церковные причты, — но все это дѣлалось такъ, что Епархіальный архіерей, Митрополитъ Тобольскій долженъ былъ освѣдомляться или отъ проѣзжихъ или чрезъ посылку нарочныхъ: сколько именно церквей и часовенъ въ Якутскомъ Вѣдомствѣ, и гдѣ онѣ? Есть ли при нихъ священники, и кто таковы, и откуда? Стало быть, въ Якутскѣ не было даже такого лица, которое бы не только и блюло за порядкомъ, но и доставило въ митрополію самонужнѣйшіе отчеты. Не ранѣе, какъ между 1711 и 1714 годами посланъ въ Якутскъ изъ Тобольска первый архимандритъ Ѳеофанъ, съ полномочіемъ быть въ тѣхъ мѣстахъ церковныхъ дѣлъ управителемъ. Но этотъ отецъ, какъ мы видѣли, оставилъ память не столько во свидѣтельство попечительности своей о ввѣренномъ ему, святомъ дѣлѣ, сколько во обличеніе посягательствъ на церковное достояніе да своего суроваго запальчиваго нрава.

Въ 1730 году Митрополитъ Антоній Стаховскій произвелъ въ Тобольскѣ къ Якутскому Троицкому Собору протопопа Андрея Тарлыкова.

Къ сожалѣнію и этотъ первостоятель прежде всего позаботился о своихъ выгодахъ, и тѣмъ положилъ основу раздорамъ. Въ г. Якутскѣ, кромѣ Спасскаго монастыря и Троицкаго Собора были еще двѣ церкви, въ 1718 году, съ благословенія Митрополита Ѳеодора, по прошенію якутскихъ дворянъ, дѣтей боярскихъ и служивыхъ людей, выстроенныя казачьимъ головою Аѳанасьемъ Шестаковымъ, Богородская и Никольская. Послѣдняя была всѣхъ доходнѣе, вѣроятно потому, что Якуты, даже и не крещенные (также какъ и буряты) искони къ Святителю Николаю питали особенное благоговѣніе, и въ слѣдствіе сего приносили къ иконѣ его не скудные вклады. Новопроизведенный протопопъ упросилъ митрополита Никольскую церковь приписать къ Собору, чтобъ доходы отъ нея дѣлить соборному причту съ Николаевскимъ пополамъ. Это распоряженіе взбѣсило Ѳеофана до крайности, такъ что когда Тарлыковъ возвратился въ Якутскъ, онъ наотрѣзъ объявилъ ему, что распоряженіе митрополита противно Духовному Регламенту, и въ исполненіе приведено быть не можетъ. Тарлыковъ жаловался; митрополитъ подтверждалъ Ѳеофану, чтобъ не стѣснялъ протопопа въ распоряженіяхъ, и даже не считалъ бы его отъ себя зависимымъ. Но кончилось тѣмъ, что Ѳеофанъ умеръ, и протопопъ Тарлыковъ Никольскую церковь пріусвоилъ собору. Однакожъ не надолго.

Въ 1732 году пріѣзжалъ въ Якутскъ посланецъ отъ Иркутскаго архіерейскаго приказа Герасимъ Лебратовскій для принятія Якутской области въ составъ Иркутской Епархіи. Никольскіе священники Стефанъ Поповъ да Григорій Васильевъ принесли ему жалобу съ приложеніемъ трехъ бѣличьихъ мѣховъ, на стѣсненіе отъ протопопа. И не дрогнула рука дерзкаго подьячаго дать за своимъ подписомъ указъ протопопу, законный по содержанію, но вомутительный по формѣ, чтобъ Никольская церковь оставалась самостоятельною, и протопопъ не смѣлъ бы простирать на нее правъ своихъ.

Нѣчто похожее совершалось и въ Якутскомъ Спасскомъ монастырѣ. По смерти архимандрита Ѳеофана монахъ Арсеній Баклановскій, дерзкій и неустроенный, восхитилъ право строителя, и даже заказного управителя во всей области. Но когда явился въ Якутскъ Лебратовскій, то къ нему подпалъ не съ пустыми руками діаконъ Богородской церкви Василій Шапошниковъ, и достигъ того, что подьячій опредѣлилъ его Шапошникова помощникомъ Баклановскому въ управленіи монастыремъ, подъ тѣмъ предлогомъ, что монахъ Баклановскій безграмотенъ. А коль скоро Лебратовскій вернулся въ Иркутскъ, то изъ здѣшняго архіерейскаго приказа послано было предписаніе, въ которомъ діаконъ Шапошниковъ уже прямо наименованъ церковныхъ дѣлъ въ Якутскѣ управителемъ. Онъ потребовалъ отъ Баклановскаго сдачи монастыря и церковнаго управленія: но монахъ, не получившій на свое имя никакого по этому предмету предписанія, не покорялся. Между тѣмъ протопопъ Тарлыковъ, не имѣвшій никакихъ опредѣленныхъ правъ ни для надзора за церквами, ни для расправы съ безпокойными, былъ старшимъ лицомъ въ Якутскомъ духовенствѣ лишь по имени. Здѣсь въ это время олицетворялась пословица: кто раньше всталъ, да палку взялъ, тотъ и капралъ.

Неурядицею пользовался нѣкто перехожій безуказный попъ, завезенный въ Якутскъ Воеводою Жадовскимъ. По праву домоваго воеводскаго священника, вторгался онъ въ богатые домы для исполненія христіанскихъ требъ, служилъ по заказамъ обѣдни, не смотря на запретительные указы отъ Тобольскаго митрополита, и такимъ образомъ восхищалъ доходы, принадлежащіе другимъ. Когда онъ, по донесенію Баклановскаго, былъ вызванъ въ октябрѣ 1734 года въ Иркутскъ, то предъ лицемъ преосвященнаго Иннокентія показалъ о себѣ слѣдующее: зовутъ меня Григорій Максимовъ Захаринъ, священническій сынъ, родомъ Арзамасскаго уѣзда Вотчины помѣщика стольника Богдана Семеновича Соловцова Троецкаго села и Шарапова; въ 1702 году вышелъ въ Симбирскъ Казанской Епархіи, и Тихономъ, Митрополитомъ Казанскимъ и Свіяжскимъ поставленъ во священника Симбирскаго уѣзда въ Николаевское село къ Николаевской церкви въ вотчинѣ Григорья Ермакова да Ивана Жадовскаго. Въ 1719 году овдовѣлъ, но отъ помянутаго митрополита получилъ Епитрахильный (*) указъ на три года. По полученіи же указа уже при той Николаевской церкви не служилъ, но захотѣлъ погулять, и пошолъ въ Московскую Епархію въ село Троицкое и Аннинково, гдѣ былъ священникомъ сынъ мой Іаковъ, и жилъ тамъ у помѣщика полковника Ивана Севастьянова Аннинкова крестовымъ попомъ; потомъ былъ съ тѣмъ помѣщикомъ въ походахъ въ Астрахани и за моремъ въ Персидѣ; а по возвращеніи опять жилъ при томъ же полковникѣ. Въ 1730 году проѣзжалъ мимо насъ Ѳадѣй Жадовскій, слѣдовавшій изъ Москвы Воеводою въ Якутскъ, пригласилъ меня съ собою, и я присталъ къ нему. Въ Тобольскѣ къ митрополиту Антонію не явился по тому, что воевода Жадовскій сказалъ мнѣ, что уже переговорилъ съ преосвященнымъ, и онъ де благословилъ мнѣ служеніе. Запретительный указъ митрополита въ Якутскѣ мнѣ покойнымъ архимандритомъ Ѳеофаномъ объявленъ, и я никакихъ мірскихъ требъ не исполнялъ, и къ служенію не касался, кромѣ прочтенія утренни и часовъ у Жадовскаго, да еще раза четыре облачался въ ризы съ позволенія Ѳеофана при служеніи викторіальныхъ молебновъ.

(*) Что такое Епитрахильный указъ? — см. Ирк.Еп. Вѣд. 1863 г. № 45.

Епископъ Иннокентій Неруновичь заключилъ перехожаго въ Иркутскій Вознесенскій монастырь, и строго запретивъ ему всякую переписку съ Жадовскимъ, не позволилъ имѣть при себѣ ни пера ни бумаги; разъ перехожій нарушилъ велѣніе Владыки, и былъ вразумленъ порядкомъ, обычнымъ времени.

Но еще побываемъ въ Якутскѣ, — тамъ что день, то диковина.

Какъ съ цѣпи сорвался Григорій Скорняковъ—Писаревъ, Въ 1726 году лишенный чиновъ, чести, имѣнія, наказанный кнутомъ, и сосланный въ Жиганскъ на Ленѣ, въ 1731 году получаетъ онъ званіе Охотскаго Начальника, и соединясь съ поручикомъ Шкадеромъ, обрѣтавшимся здѣсь для народной переписи, подвергаетъ въ 1733 году слѣдствію Якутскаго Воеводу Ѳадѣя Жадовскаго, арестуетъ его и заключаетъ подъ стражу въ воеводской канцеляріи, которая находилась въ крѣпости. Но казачій голова Алексѣй Аргуновъ выгоняетъ слѣдователей изъ крѣпости, запираетъ ворота, и окруженный казаками ставитъ себя въ оборонительное положеніе. Якутскій Троицкій Соборъ также былъ въ крѣпости, а соборный протопопъ Андрей Тарлыковъ на сторонѣ Жадовскаго и Аргунова. Зять казачьяго головы Аргунова служивый человѣкъ Михайло Уваровскій разсказываетъ видѣніе, будто бы въ неглубокомъ снѣ ему представился Спасовъ Нерукотворенный Образъ, и съ нимъ поставленныя на городскихъ воротахъ въ притворахъ иконы Божіей матери и Іоанна Предтечи; и слышитъ де онъ Стрекаловскій отъ тѣхъ Иконъ голосъ: скажи де ты протопопу, чтобъ онъ вышеозначенный Спасовъ Образъ изъ церкви вынесъ на градскіе ворота (ибо тотъ Образъ прежде стоялъ на градскихъ воротахъ, но снесенъ былъ въ церковь, а на то мѣсто другой поставленъ былъ таковъ же мѣрою Нерукотворенный Образъ) и отпѣлъ бы молебенъ. А при томъ бы молебнѣ всѣ люди Якутска города были. Да оные же Образы будто ему велѣли сказать, скажи де ты всѣмъ людямъ, чтобъ они вина и табаку много не пили (*), и не плясали, и матерно не бранилися; отъ того де хлѣбъ не родится, и рыбы въ морѣ и въ рѣкахъ мало стало, и всякого де плода земнаго умалилося.

(*) Въ Сибири простонародье, вмѣсто нюхать табакъ говорить пить табакъ или прошку; многіе табакъ называютъ прошкою, вѣроятно — отъ слова: порошокъ.

Протопопъ Тарлыковъ далъ нѣкоему, любимому въ городѣ поселенцу изъ священниковъ Ѳедору Иванову Протопопову большую свѣчу, и послалъ его по городу чинить сборъ на торжественный переносъ Нерукотвореннаго Образа и на Соборный молебенъ, приглашая на оный всѣхъ гражданъ. Узналъ объ этомъ Скорняковъ—Писаревъ и послалъ протопопу бумагу, чтобъ не служить преднамѣреваемаго молебна. Скорняковъ боялся, что его предположено при этомъ молебнѣ схватить. А монахъ Баклановскій предувѣдомилъ протопопа, что во время молебна, по приказанію Скорнякова, его самаго схватятъ во всемъ церковномъ облаченіи. И благодаря съ обѣихъ сторонъ опасеніямъ молебенъ не состоялся. Между тѣмъ, запершіеся въ крѣпости сидѣли въ ней безвыходно съ 13 по 19 февраля того 1733 года, когда полученъ былъ изъ Иркутска указъ, чтобъ Скорнякова—Писарева (по словамъ протопопа) снова сослать въ Жиганы (*). Въ такой силѣ получилъ Преосвященный извѣстія изъ Якутска отъ 5 января 1734 года и отъ самаго Скорнякова—Писарева, просившаго суда на протопопа, какъ на суевѣра, и отъ протопопа, искавшаго защиты противъ Скорнякова—Писарева, который, по словамъ протопопа, не давалъ ни въ Соборѣ ни въ монастырѣ совершиться ни одной Литургіи, чтобъ не нарушилъ благочинія шумомъ и самыми не потребными ругательствами. Къ своему донесенію протопопъ Тарлыковъ приложилъ еще секретную записочку, что поручикъ Шкадеръ въ архимандричьихъ кельяхъ Якутскаго монастыря танцовалъ и плясалъ.

(*) Быль ли Писаревъ вторично въ Жиганахъ, — не знаемъ. Но то вѣрно, что отъ 17 декабря слѣдующаго 1734 года писалъ онъ къ Иркутскому Преосвященному уже въ качествѣ начальника Охотскаго края о назначеніи въ Анадырскъ священника, — и действительно былъ Охотскимъ начальникомъ до 1740-го года.

Къ довершенію неурядицы въ Якутскѣ, туда прибыла Экспедиція Беринга, которая, сказать мимоходомъ, успѣла уже между собою перессориться. При Берингѣ, какъ знаемъ, находился данный отъ Епископа Иннокентія іеромонахъ Өеофилъ. Онъ пользовался почему-то особеннымъ расположеніемъ командора. Была молва, дошедшая даже до Святѣйшаго Сѵнода, что когда Өеофилъ былъ по порученію Епископа Иннокентія въ Кяхтѣ для освидѣтельствованія мѣста подъ церковь, то сдѣлалъ услугу женѣ Беринга дешевою покупкою нѣкоторыхъ китайскихъ товаровъ. Поступивъ послѣ сего къ Берингу, онъ снискалъ безграничную къ себѣ привязанность командора. И такъ они прибыли въ Якутскъ.

Іеромонахъ Ѳеофилъ началъ себя выдавать въ Якутскѣ за нѣкоего великаго: Берингъ поддерживалъ такое самомнѣніе своего любимца. А недовольное нетрезвостію, буйствомъ, бійствомъ и своекорыстіемъ строителя Арсенія Баклановскаго братство Якутскаго монастыря, не умедлило подать ему на своего настоятеля жалобу. Баклановскій потребованъ къ отвѣтамъ, но объявилъ себя неподлежащимъ суду проѣзжаго іеромонаха. Өеофилъ озлобился, обратился къ покровителю своему Берингу, этотъ снабдилъ покровительствуемаго морскою командою, — и монахъ Баклановскій былъ взятъ силою, избитъ, закованъ и брошенъ подъ арестъ въ тѣсную келью.

На мѣсто Баклановскаго тогда же и также самовольно назначенъ былъ отъ Өеофила строителемъ монахъ Яковъ Хрѣновскій.

Между тѣмъ флотскіе офицеры вносили разные безпорядки не только въ дома якутскихъ жителей, да и въ самые храмы Божіи. 29 августа за капитаномъ Цеемъ вбѣжали въ Соборную церковь двѣ его борзыя собаки, перекусали многихъ изъ офицеровъ, тронули на клиросѣ чтеца, и даже въ олтарѣ священнодѣйствовавшаго протопопа Тарлыкова. Берингъ поблажалъ безпорядкамъ своимъ высокомѣріемъ, представляя изъ себя такое довѣренное отъ Правительства лицо, которому подчинено все и вездѣ на пути. Независимому отъ него Якутскому духовенству онъ всегда писалъ указы. Какъ великимъ людямъ не пригоже такое мелкое честолюбіе!

Съ другой стороны, когда Иркутскій Архіерейскій Приказъ истребовалъ изъ Якутска исповѣдныя росписи и метрическія книги, за прежніе годы, то нашелъ ихъ до крайности непорядочными, и обратилъ для исправленія. Но протопопъ Тарлыковъ отвѣчалъ, что исправить книгъ невозможно, потому что духовенству не извѣстно самое народонаселеніе въ Якутскѣ, большею частію непостоянное, и часто не объявляющее ни своихъ настоящихъ званій, ни чиновъ ни ранговъ, и потому, что самые приходы обстоятельно не распредѣлены.

Всѣ описанные, вопіющіе безпорядки въ Якутскѣ, побудили Епископа Иннокентія неукоснительно посѣтить этотъ отдаленный край. Но главное влеченіе души его было — пронести Евангельскую проповѣдь между блуждающими во тьмѣ идолопоклонства сотнями тысячь Якутовъ, на которыхъ уже и ранѣе обращено было его любвеобильное вниманіе, когда онъ ходатайствовалъ предъ Святѣйшимъ Сѵнодомъ о устроеніи въ Якутскѣ дома призрѣнія бѣдныхъ, больныхъ и престарѣлыхъ туземцовъ.

 

ЕПИСКОПЪ

 

ИННОКЕНТІЙ НЕРУНОВИЧЪ.

(Поѣздка въ Якутскъ)

(1735 г.)

Въ началѣ 1735 года Епископъ Иннокентій въ другой разъ поcѣтилъ Забайкалье, и былъ въ Кяхтѣ. Не безплодна была эта поѣздка для благоустройства церковнаго. Но объ этомъ послѣ. Теперь скажемъ одно, что въ Селенгинскѣ встрѣтилъ его споръ мѣстныхъ священниковъ о первенствѣ. Владыка рѣшилъ, чтобъ Спасской церкви быть отнынѣ соборною, и ея священнику первенствовать.

Возвратившись изъ за Байкала, въ мартѣ Преосвященный заявилъ Плещееву, что намѣренъ ѣхать въ Якутскъ. На сей разъ вице-губернаторъ не укоснилъ сдѣлать зависящее отъ себя и самое нужное распоряженіе, предписать Илимскому управителю Константину Игумнову, чтобъ изъ строющихся на Усть-кутскомъ плотбищѣ пяти дощанниковъ для сплава въ Якутскъ вина, одинъ, мѣрою 8 саженъ въ длину и 4 сажени съ 5 вершками въ ширину, выдать съ припасами служителю архіерейскому Швалеву для сплава Его Преосвященства въ Якутскъ безмездно. Отъ 3 іюня того 1735 года Преосвященный отнесся въ Иркутскую Провинціальную канцелярію, чтобъ на преднамѣреваемый имъ путь въ Якутскъ для обращенія въ христіанскую вѣру тамошнихъ язычниковъ, канцелярія, какъ обязанная въ такомъ случаѣ оказывать всякое вспоможеніе, снабдила его, на случай разъѣздовъ по якутскимъ улусамъ, для всякаго оберегательства, четырмя гарнизонными солдатами подъ начальствомъ пятаго набольшаго надъ ними, по тому примѣру, какъ изъ Сибирской канцеляріи давано было по 12 человѣкъ разъѣзжавшему для проповѣди къ Остякамъ и Татарамъ Тобольскому митрополиту Ѳеодору, и чтобъ для проѣзда Его отъ Иркутска до Качугской пристани съ имѣющими быть при немъ духовными лицами и съ припасами, предписала дать ему 25 лошадей вершныхъ и тележныхъ, и распоряженіями бы поспѣшила, дабы нс пропустить удобнаго пути (*).

(*) Путь отъ Иркутска до Качугской пристани, 270 версть, обыкновенный тележный. А отсюда до самаго города Якутска по р. Ленѣ внизъ по теченію 2500 версть. Самое удобное время къ плаванію съ 9 числа мая; за тѣмъ вода въ Ленѣ постепенно спадаетъ, и частыя отмели много наводятъ хлопотъ запоздавшимъ.

Канцелярія не нашла буквальнаго закона, на основаніи котораго могла бы выполнить требованія Преосвященнаго, но по уваженію цѣли путешествія Его Преосвященства, и еще потому, что на коштѣ Иркутской Епархіи за малостію оной проѣхать Ему не возможно, сдѣлала распоряженіе на счетъ подводъ, а въ чемъ оно состояло, это можно видѣть изъ подорожной бланки, выданной за подписомъ вице-губернатора Андрея Плещеева и канцеляриста Петра Березовскаго. Въ ней значилось: «По указу Ея Императорскаго Величества, Самодержицы Всероссійской и пр. и пр. и пр. Отъ Иркутска надлежащимъ трактомъ до Качинской пристани, по требованію Преосвященнаго Иннокентія, Епископа Иркутскаго и Нерчинскаго, пашеннымъ крестьяномъ и захребетникомъ въ Уриковской, въ Кудинской,въ Оецкой, въ Манзурской слободахъ давать по десяти подводъ съ проводники, Уриковскимъ до Оецкой слободы, а съ Оеку Оецкимъ и Кудинскимъ до Манзурской слободы, Манзурскимъ до Кацинской пристани, вездѣ безъ задержанія, для показанной нужды безъ прогоновъ, понеже оный Преосвященный Иннокентій Епископъ Иркутскій и Нерчинскій возымѣлъ путь до Якутска для проповѣди Слова Божія и обращенія незнающихъ христіанскаго закона ко благочестію; да по оному же Его Преосвященства требованію пятнадцать подводъ брать Иркутской Епархіи съ монастырскихъ крестьянъ».

Вмѣсто пяти солдатъ назначены, за недостаткомъ ихъ, трое и съ уговоромъ, чтобъ ихъ не употреблять въ работы, а только для охраненія Его Преосвященства.

6 Іюня Преосвященный отправился въ путь съ своимъ архіерейскимъ приказомъ, состоявшимъ изъ намѣстника іеромонаха Корнилія, приказнаго надзирателя Алексѣя Попова и писчика Рѣщикова. А какъ оговоръ дворянина Литвинцова на произведеннаго въ Якутскъ въ прошедшемъ 1734 году архимандрита Наѳанаила въ провинціальной канцеляріи не только не получалъ рѣшенія (*), да и о ходѣ дѣла на многократные спросы отъ архіерейскаго приказа отвѣтовъ не было: то Преосвященный велѣлъ слѣдовать съ собою въ Якутскъ и Наѳанаилу. Содержавшійся подъ арестомъ въ Ирк. Вознесенскомъ монастырѣ перехожій попъ Григорій также пріобщенъ къ архіерейскому поѣзду для очистки себя отъ оговоровъ въ Якутскѣ. Въ Иркутскомъ же Вознесенскомъ монастырѣ для производства дѣлъ, менѣе важныхъ, оставленъ былъ іеромонахъ Лаврентій (Бобровниковъ сынъ Корнилія) которому для общаго совѣта приданы были три іеромонаха и строитель іеродіаконъ Дометіанъ.

(*) Ирк. Епарх. Вѣд. 1865 г. № 30 стран. 438.

На пути по Ленѣ Преосвященный видѣлъ тянувшагося въ Якутскъ на плотѣ (*) миссіонера Филевскаго съ нѣкоторыми изъ его свиты, и не имѣлъ возможности, за тѣснотою, пересадить ихъ на свое судно, а, можетъ быть, и поведеніе Филевскаго дѣлало его не стоившимъ архипастырскаго вниманія.

(*) Ирк. Еп. Вѣд. 1865 г., № 39 стр. 541.

Между 11 и 13 числами іюля 1735 года прибылъ Преосвященный Иннокентіи въ Якутскъ. Это былъ первый іерархъ, посѣтившій сей городъ. Привѣтливо встрѣтилъ его Якутскій Воевода, смѣнившій Ѳаддея Жадовскаго, Алексѣй Еремѣевичъ Заборовскій.

Прежде всего обратилъ Владыка вниманіе на то, что при Якутскомъ Соборѣ не было діакона, да и во всемъ городѣ находился только одинъ, у Богородской церкви Василій Шапошниковъ, нерадивый и не послушный. Отъ 14 іюля предписано Якутскому духовенству представить выборъ достойнаго занять діаконскую при соборѣ вакансію. Общимъ голосомъ одобренъ сынъ протопопа Андрея Тарлыкова, служившій при Соборѣ пономаремъ. Николай, и рукоположенъ во діакона 15 августа. А пономарское мѣсто при Соборѣ занялъ изъ духовнаго званія Парѳеній Андреевъ Наговицынъ.

15 Іюля Преосвященный получилъ письмо отъ Григорія Скорнякова—Писарева, только что дни за два до прибытія Его выѣхавшаго изъ Якутска въ Охотскъ, отъ 13 іюля съ рѣки Лены отъ Урочища Борьиларъ. Скорняковъ писалъ, что въ Удскомъ острогѣ, отстоящемъ какъ отъ Охотска такъ и отъ Якутска за тысячу верстъ, повелѣно поселить 10 семей крестьянъ да столько же семей служивыхъ людей, и что въ такомъ удаленномъ мѣстѣ необходимъ священникъ. Въ случаѣ неимѣнія у Преосвященнаго въ виду кандидата на это мѣсто, Скорняковъ рекомендовалъ извѣстнаго себѣ изъ служивыхъ людей Іосифа Хмылева (прозвище обличаетъ происхожденіе изъ Тобольска). Преосвященный призналъ Хмылева достойнымъ священства, и рукоположилъ его. Отправляя въ путь, поставилъ ему въ обязанность къ имѣющейся уже въ Удскомъ острогъ часовнѣ прирубить олтарь, и устроить такимъ образомъ церковь.

Между тѣмъ 19 іюля обыватели Зашиверскаго острога принесли Преосвященному просьбу, что у нихъ церковь Нерукотвореннаго Спасова Образа съ давнихъ лѣтъ стоитъ пуста безъ священства; младенцы умираютъ безъ крещенія, взрослые безъ напутствія, и лежатъ непогребенными; сожительство остается безъ брачнаго освященія; и потому желаютъ имѣть у себя священникомъ дьячка Соборной Якутской церкви Алексѣя Слѣпцова, человѣка въ церковномъ уставѣ искуснаго, въ жизни степеннаго, обѣщаясь съ своей стороны снабжать его всемъ нужнымъ, и требуя отъ него, чтобъ онъ въ другія мѣста не отлучался, а оставался при той церкви до скончанія живота своего. Слѣпцову въ архіерейскомъ приказѣ сдѣланъ допросъ о его происхожденіи. Онъ показалъ, что родомъ Москвичъ, сынъ Ивана Романова Слѣпцова, бывшаго комедіантомъ при Государынѣ царевнѣ блаженной памяти Наталіи Алексіевнѣ; что отецъ его, и понынѣ влачащій бѣдную жизнь въ Якутскѣ, сосланъ сюда по неизвѣстнымъ ему дѣламъ; что онъ Алексѣй имѣетъ отъ роду 26-й годъ, и обѣщаемымъ отъ Зашиверскихъ прихожанъ содержаніемъ будетъ доволенъ. На другой же день, т. е. 20 іюля Преосвященный посвятилъ Слѣпцова во діакона, а за тѣмъ и во священника.

И у насъ Божій храмъ во имя Святыя Живоначальныя Троицы въ Колымскѣ стоитъ пустъ безъ священника, дѣти умираютъ безъ крещенія, а взрозлые безъ напутствія и лишаются христіанзкаго отпѣва, — такъ въ свою очередь жалобились предъ архипастыремъ обыватели Колымскаго острога, и просили, поручить завѣдываніе Колымскою церковію тому же новопроизведенному въ Зашиверскъ священнику Алексѣю Слѣпцову, поелику де они особаго священника пріискать не могутъ, да хотя бы и могли, то кромѣ сего Слѣпцова никого другаго имѣть не желаютъ, тѣмъ болѣе, что остроги Зашиверскій и Колымскій отстоятъ одинъ отъ другаго только на пять дней ѣзды на собакахъ (*). А его Слѣпцова, писали въ заключеніе Колымцы, мы питать и снабдѣвать будемъ своимъ иждивеніемъ по возможности своей колико можемъ. Преосвященный 30 іюля далъ резолюцію: допросить Алексѣя Слѣпцова, будетъ ли подаяніемъ мірскимъ прихожанъ доволенъ? — За тѣмъ, чѣмъ дѣло кончилось не видно. Но по духу резолюціи видно, что кончилось оно удовлетвореніемъ просителей.

(*) Обыкновенная ѣзда на собакахъ 8 верстъ въ часъ. Въ сутки, съ роздыхомъ и кормленіемъ собакъ, можно сдѣлать не болѣе 100 верстъ. Усталой лошади, пока не выстоится, не даютъ корма, накормивши же сей часъ на ней ѣдутъ. Натура ѣздовыхъ собакъ напротивъ. Только что онѣ приткнутся къ мѣсту, ихъ сей часъ кормятъ; накормивши же даютъ имъ нѣсколько часовъ вылежаться. Ранѣе ѣхать на нихъ нельзя. У нихъ откроется рвота, и однимъ разомъ онѣ могутъ испортиться навсегда. Сверхъ сего на утренней зарѣ собакамъ необходимо дать время выспаться.

На мѣсто Слѣпцова нуженъ былъ для Якутскаго Собора дьячекъ. Прихожане представили Преосвященному выборъ на лишеннаго священства Ѳедора Иванова Протопопова, какъ на человѣка добраго, не пьяницу, и въ церкви Божіей пѣніе и чтеніе отправлять способнаго. Преосвященный потребовалъ свѣдѣній о Протопоповѣ изъ Якутской воеводской канцеляріи. Она отвѣчала, что лишенный священства Ѳедоръ Протопоповъ, въ числѣ семи человѣкъ колодниковъ, присланъ въ Якутскъ 31 іюля 1727 года изъ Преображенскаго приказа за непристойные слова безъ права выпуска отсюда, но что кромѣ этого до него Протопопова никакихъ дѣлъ не касается. И Владыка утвердилъ несчастнаго на дьяческомъ при Якутскомъ Соборѣ мѣстѣ слѣдующею грамотою: Божіею милостію Преосвященный Инокентій Епископъ Иркутскiй и Нерчинскій. По благодати, дару Всесвятаго и Животворящаго Духа даннѣй намъ власти отъ Самаго Великаго Архіерея Господа нашего Іисуса Христа. Въ нынѣшнемъ 735 году іюля 22 дня въ поданномъ доношеніи, въ бытность нашу въ городѣ Якутску, бывшаго попа, нынѣ распопы Ѳедора Иванова сына Протопопова къ намъ объявлено: сего жъ де 735 года іюля дня города Якутска всякихъ чиновъ люди выбрали ево въ городѣ Якутску къ Соборной Троицкой церкви во дьячка на мѣсто бывшаго дьячка Алексѣя Слѣпцова, который нами произведенъ во діаконы, — того ради повелѣвается ему Протопопову въ Якутску городѣ при Соборной церкви быть дьячкомъ, и имѣти житіе благочинное и трезвое, къ церкви служеніе нелѣностное, какъ протопопу такъ и соборнымъ священникомъ послушаніе въ церковномъ служеніи безпрекословное. Къ симъ во свидѣтельство ему дадеся сей нашъ благословенный указъ при подписаніи руки нашей и благословящей печати. 1735 года іюля 25 дня, — Изъ имѣющагося при дѣлахъ показанія Ѳедора Протопопова видно, что у него оставались въ Киренскѣ дѣти мужескаго пола, но сколько, и какія ихъ имена, того не пояснено.

6 Августа по просьбѣ прихожанъ Никольской церкви, рукоположенъ во священника нѣкто Якутскій служивый человѣкъ Иванъ Васильевъ Оконешниковъ на мѣсто отказавшагося отъ служенія за старостію и дряхлостію священника Алексѣя Степанова.

12 Августа въ помощь Соборному протопопу Андрею Тарлыкову данъ изъ Якутскаго монастыря священникъ Алексѣй Оленевъ.

 

(Продолженіе будетъ).

 

ЕПИСКОПЪ

 

ИННОКЕНТІЙ НЕРУНОВИЧЪ.

(Его пребываніе въ Якутскѣ)

(1735 г.)

Самъ Преосвященный Иннокентій былъ занятъ въ Якутскѣ дѣлами вѣры и церковными;, а между тѣмъ, по его распоряженію, въ Якутскомъ Спасскомъ монастырѣ шло слѣдствіе о злостномъ посѣщеніи сего края извѣстнымъ Герасимомъ Лебратовскимъ. Этотъ служка выдавалъ себя за полномочнаго дьяка, и въ этомъ самозванствѣ не доѣхавъ до Якутска, приписному Покровскому монастырю пообѣщалъ, разумѣется — недаромъ, независимость отъ Якутскаго Спасскаго монастыря и самостоятельность; а по пріѣздѣ въ Якутскъ объявилъ строителю монаху Арсенію Баклановскому, что имѣетъ право и измѣнить свое опредѣленіе на счетъ Покровскаго монастыря въ пользу Якутскаго, лишь бы Баклановскій сумѣлъ на сей разъ поблагодарить. Не пожалѣлъ монахъ Баклановскій добра монастырскаго. Это видно изъ найденной по смерти казначея монаха Ширяева записки, въ которой значится, что Лебратовскому отъ Якутскаго монастыря поднесено было одинадцать съ половиною сороковъ соболей = 460 штукъ на 880 р., пять мѣховъ лисьихъ, деньгами 270 рублей, вещами серебренными, камками, китайками, холстами и пр. на 900 рублей, да закладныя вещи, бывшія у покойнаго архимандрита Ѳеофана, проданы въ его же Лебратовскаго пользу. Не оставлены были безъ подарковъ отъ монастыря и писарь Лебратовскаго Кринкинъ и два служителя, такъ какъ они исправляли должность прикащиковъ, производя торговлю привезенными Лебратовскимъ въ Якутскъ на продажу вещами, шелковыми и бумажными матеріями, кружевами золотыми и серебреными, блюдами, тарелками и т. п. Не оставилъ безъ вниманія посѣтитель преосвященный и того обстоятельства, что по смерти архимандрита Ѳеофана вторгся въ монастырь поручикъ Шкадеръ и, съ дозволенія монаха Баклановскаго, заискивавшаго у него милости, забралъ всѣ домовыя покойнаго серебреныя, мѣховыя, хрустальныя, ѣздовыя и другія вещи. На запросъ же воеводской канцеляріи Шкадеръ отвѣчалъ, что эти вещи надобно спрашивать у Беринга, который въ сіе время былъ еще въ Якутскѣ. Тѣмъ и кончилось дѣло о наглости поручика, потому конечно, что Владыкѣ не желалось заводить непріятностей съ Берингомъ.

30 Іюля преосвященный получилъ отъ Беринга письмо. Изложивъ въ немъ, что изъ данныхъ изъ Тобольска въ экспедицію іеромонаховъ одинъ (Панкратій) умеръ, а назначавшійся изъ Олекмы священникъ Андрей оказался дряхлъ и увѣченъ, Берингъ просилъ назначить вмѣсто его здороваго священника для служенія въ Охотскѣ, гдѣ морской команды не малое число, а въ пополненіе указнаго числа монашествующихъ въ экспедицію прислать новаго іеромонаха. По просьбѣ вашего превосходительства, отвѣчалъ преосвященный, въ экспедицію опредѣляется іеромонахъ Германъ; благоволите жалованье опредѣлить по штату по 240 руб. въ годъ. Въ то же время Владыка лично неоднократно совѣтовалъ Берингу не брать съ собою Ѳеофила, какъ оказавшагося чрезвычайно дерзкимъ и самовольнымъ по дѣлу строителя Баклановскаго, но командоръ отстоялъ любимца.

Вслѣдъ за тѣмъ отъ 24 августа того же 1735 года о назначеніи священника въ Охотскъ писалъ къ преосвященному Шпангбергъ. Это послѣднее письмо, какъ документъ не лишенный историческаго содержанія, помѣщаемъ буквально:

 

Преосвященнѣйшій владыка

Милостивый пастырь.

Желаю вашему преосвященству, получить всякихъ благъ, чего вы отъ Господа Бога, предстоя предъ Престоломъ Его величества, просите.

При томъ же отъ вашей святыни просимъ благословенія, дабы вашими праведными молитвами отъ Господа Бога лишенны и мы не были.

Уповая, отче, на ваше милосердіе, о себѣ доносимъ, Божіею милостію и вашимъ благословеніемъ въ Охотскъ прибыли октября 1 дня 734 года благополучно.

Понеже, владыко святый, имѣю вамъ донести, что при Охотскомъ священника нѣтъ, а христіанъ имѣется множество, и изъ оныхъ волею Божіею помираютъ безъ покаянія и безъ причащенія Святыхъ Таинъ (*). Того ради дабы вашимъ благословеніемъ въ Охотскъ опредѣленъ и присланъ былъ священникъ. А въ Охотскую часовню какъ отъ господъ, такъ и отъ купцовъ, ѣдущихъ на Камчатку и оттуда чрезъ Охотскъ бывали многіе приклады на церковное строеніе во имя Всемилостиваго Спаса, и изъ тѣхъ прикладовъ въ часовнѣ почти ничего не имѣется, ибо отъ здѣшнихъ обывателей церковной прикладъ, какъ мы заподлинно слышали, растощенъ втуне. И о томъ ваше преосвященство да будетъ извѣстно.

(*) Замѣтить надобно, что Шпангбергъ былъ лютеранинъ.

 

Вашего преосвященства, милостиваго

пастыря покорный слуга

Spangberg (*).

 (*) И Берингъ на всѣхъ бумагахъ подписывался не по-русски такъ: W. Berіng т. е. Витусъ Берингъ. Русскіе же почему-то всегда величали его Иваномъ Ивановичемъ.

По этому письму Епископъ Иннокентій предписалъ эавѣдывать Охотскими христіанами изъ Свиты Филевскаго исключительно священнику Онисиму Абрамову.

Не видно, чтобъ Якутскіе воеводы были въ такихъ же негладкихъ отношеніяхъ къ мѣстному духовенству, какъ иркутскіе вице-губернаторы. Однакожъ и здѣсь выдавались помимо воеводъ личности, которыя унижать духовныхъ грѣхомъ не считали. Въ 1734 году присланъ въ Якутскъ изъ Тобольска для подушнаго сбора прапорщикъ Иванъ Баженовъ. Призвавъ къ себѣ священника Богородской церкви Ивана Аѳанасьева Сукнева онъ затребовалъ съ него подушныя деньги за нѣсколько лѣтъ и на годъ текущій. Священникъ сказалъ, что онъ съ 1717 года, по благословенію двухъ послѣднихъ Тобольскихъ митрополитовъ Ѳеодора и Антонія, служилъ дьячкомъ въ Олекминскомъ острогѣ, а потомъ при Богородско-рождественской церкви въ Якутскѣ, при которой съ 1731 года состоитъ уже и священникомъ, и потому подушому сбору не подлежитъ. — Ты значишся по переписнымъ книгамъ пасынкомъ Олекминскаго служиваго Петра Чеботнягина простолюдинцомъ; подай деньги! — былъ отвѣтъ прапорщика. Вольно же вамъ такъ меня значить, возразилъ Сукневъ, но я близъ 20 лѣтъ принадлежу къ духовному сословію и давно священникъ. —  Взять его подъ караулъ и на правежъ! прокричалъ прапорщикъ. — Пока священникъ былъ подъ арестомъ, церковь, разумѣется, оставалась безъ службы, — приходъ безъ совершителя мірскихъ требъ; а подъ правежемъ (*) несчастный священникъ выложилъ послѣднія лепты въ подушную подать. Сцены эти происходили за годъ до посѣщенія Епископомъ Иннокентіемъ Якутска. Но — вотъ и Архипастырь въ Якутскѣ, а безъуемный прапорщикъ хотѣлъ повторить надъ священникомъ Сукневымъ прежнія мѣры взыска подушныхъ денегъ на 1735 годъ. Благо, что обиженному было гдѣ теперь укрыться. Обратившись на его защиту, Преосвященный писалъ объ освобожденіи давняго служителя церкви и алтаря не въ воеводскую Якутскую только, но и въ губернскую Тобольскую канцелярію. Не видно, чѣмъ дѣло кончилось, — но думать надобно, что по извѣстнымъ взглядамъ на подобныя дѣла со стороны Тобольскихъ властей, для дерзкаго прапорщика ничѣмъ, а для священника, много—много, избавленіемъ его отъ платежа податей.

(*) Правежъ и пытка одно и тоже.

Устроивъ, сколько было возможно дѣла бѣлаго духовенства, преосвященный обратилъ вниманіе на Якутскій Спасскій монастырь, и кромѣ водворенія въ немъ архимандрита Наѳанаила, опредѣлилъ строителемъ іеродiакона Гавріила Притчина, поставивъ ему въ обязанность строго и безпристрастно усчитать прежнихъ строителей и казначеевъ. Іеродіаконъ донесъ преосвященному, что нашелъ въ экономіи монастыря 550 р. 54 к. серебромъ, да 136 двухрублевыхъ золотыхъ, муки ржаной 2000 пудовъ, пшеничной 30 пуд. и столько же ячменя, толокна 6 пуд., гороху 3 пуда, лошадинаго табуна 228 головъ, рогатаго — 171.

Многіе изъ монастырскихъ вкладчиковъ, значились вдвойнѣ въ подушныхъ спискахъ, и вдвойнѣ вносили подати. Преосвященный уяснилъ дѣло для воеводской канцеляріи, и вкладчики получили облегченіе.

За тѣмъ рукоположенный въ Зашиверскъ священникъ Алексѣй Слѣпцовъ и архимандритъ Наѳанаилъ получили отъ Владыки пространныя письменныя наставленія, какъ имъ вести себя во странѣ языковъ, какъ одному управлять церковію и приходомъ, а другому монастыремъ и всемъ краемъ отъ Якутска чрезъ Колыму до Анадырска и чрезъ Охотскъ до Камчатки. Въ инструкціи священнику Слѣпцову сильнѣе всего развита одна изъ задушевныхъ думъ Владыки — крещеніе инородцевъ, вспоможеніе имъ словомъ и дѣломъ, а главное защищеніе новокрещенныхъ отъ нахальныхъ сборщиковъ ясака. Другая же равносильная этой мысль положена въ основу инструкціи Наѳанаилу, чтобъ онъ открылъ въ городѣ Якутскѣ школу, и избавилъ бы чрезъ это духовныхъ отъ тяжелой обязанности доставлять дѣтей своихъ для обученія въ Иркутскъ. Средства къ содержанію школы Владыка указалъ въ разъясненіи мѣстному духовенству той пользы, какую это учебное заведеніе должно доставить имъ и въ научномъ и въ матеріальномъ отношеніи, — потому обязанному, чѣмъ кто можетъ, помочь его существованію.

Положивъ основаніе, преосвященный тутъ же занялся и устроеніемъ лучшей участи дѣтей Якутскаго духовенства. Напредь сего всѣхъ ихъ поголовно, по смыслу законовъ, забирали въ казачью или въ военную службу, яко неучей. Отнынѣ, писалъ преосвященный въ воеводскую канцелярію, — отнынѣ сего да не будетъ! но чтобъ обучающіеся въ школѣ, по силѣ тѣхъ же законовъ, оставляемы были въ званіи, пріобрѣтаемомъ ими по рожденію отъ священно- и церковно-служителей, дабы со временемъ самимъ имъ занять отцовскія мѣста и чрезъ то избавить церковь отъ неблаговидной необходимости принимать во священство и изъ служивыхъ людей и изъ крестьянства.

И архимандритъ Наѳанаилъ былъ дѣятель ревностный. Воля Владыки не умерла въ проэктѣ. Школа въ Якутскомъ монастырѣ была тотчасъ открыта, и дала возможность несчастнымъ, ссылаемымъ въ Охотскъ священникамъ, безвинно несчастныхъ дѣтей своихъ пристроить въ этомъ учебно-нравственномъ пріютѣ. Священникъ Онисимъ Абрамовъ съ радостію отдалъ во вновь открытую Якутскую школу сына Михайла, а товарищъ его по несчастію, Михаилъ Трифоновъ двухъ — Прокопія и Ивана. Предпослѣдній будетъ долголѣтнимъ вѣропроповѣдникомъ въ землѣ Чукотской. Кромѣ другихъ дѣтей мѣстнаго духовенства, въ школу въ самомъ началѣ поступило человѣкъ до шести отроковъ новокрещенныхъ изъ туземцовъ.

Но вѣнцемъ, украсившимъ іерархическую дѣятельность Епископа Иннокентія въ Якутскѣ было дѣло, ради котораго главнымъ образомъ и стремился онъ въ сей отдаленный край. Онъ увѣдомилъ Якутскую воеводскую канцелярію, что въ городѣ Якутскѣ и въ окрестностяхъ окрещено имъ съ 5 іюля по 24 августа того 1735 года 64 человѣка обоего пола изъ Якутской породы, приложилъ новокрещеннымъ именный списокъ, и просилъ какъ симъ новокрещеннымъ немедленно дать льготу отъ ясака, такъ и на будущее время для блага церкви и вѣры не попущать нарушенія благотворнаго о льготѣ закона.

«Въ бытность свою въ Якутскѣ, ваше преосвященство, между прочими, привели отъ нечестія въ благочестіе, и чрезъ святое крещеніе въ Христову вѣру, нѣсколько человѣкъ Якутской породы обоего пола въ урочищѣ, по Якутски Киллемъ, а по русски у трехъ лиственицъ, находящемся внизъ по теченію Лены въ 30 верстахъ, и крестъ поставили. Того ради съ покорностію прошу, для молитвы новокрещеннымъ построить въ означенномъ урочищѣ надъ крестомъ часовню». Такимъ докладомъ входилъ къ преосвященному, предъ выѣздомъ его изъ Якутска архимандритъ Наѳанилъ. И 23 августа послѣдовалъ отъ Владыки указъ, чтобъ въ Киллемскомъ урочищѣ часовню построить во имя Креста Животворящаго для моленія новокрещеннымъ, а по построеніи дать сюда дьячка, который бы ихъ поучалъ помалу святой вѣрѣ и нравамъ честнымъ христіанскимъ, пока оные утвердятся.

За тѣмъ по милости посѣтителя — архипастыря, при вниманіи къ нему воеводы Алексѣя Еремѣевича, успокоены нѣкоторые несчастливцы, ссыльные изъ духовнаго чина, бродившіе въ Якутскѣ безъ пропитанія, приняты и призрѣны въ Якутскомъ Спасскомъ монастырѣ.

Кромѣ бывшаго священника Ѳедора Протопопова, причтеннаго, какъ мы видѣли, въ клиръ при Якутскомъ Соборѣ, причислены къ монастырскимъ послушникамъ лишенный священства Борисъ Мелентьевъ и бывшій іеромонахъ Иванъ Каргаполовъ, оба присыльные изъ Москвы изъ тайной канцеляріи и оба въ это время назначавшіеся по опредѣленію иркутской канцеляріи въ судовую походную работу при Беринговой экспедиціи, но Якутскимъ воеводою признанные за старостію къ дальнѣйшимъ работамъ не способными.

Наконецъ 24 или 25 августа того 1735 года вожделѣнный гость выѣхалъ изъ Якутска, приказавъ архимандриту за собою же выслать въ Иркутскъ вздорнаго и неисправнаго по службѣ діакона Василія Шапошникова, который и былъ потомъ въ Иркутскомъ Вознесенскомъ монастырѣ монахомъ подъ именемъ іеродіакона Венедикта. Но не успѣлъ еще Владыка распрощаться съ мирнымъ городкомъ, въ которомъ довольно спокойно, безъ особенныхъ тревогъ, провелъ полтора мѣсяца, какъ навѣялъ на него и здѣсь непріязненный духъ изъ Иркутска. Его огорчило во-первыхъ то, что вице-губернаторъ Плещеевъ только теперь, предъ самымъ выѣздомъ преосвященнаго, прислалъ Якутскому воеводѣ разрѣшеніе выдать его преосвященству одинъ пудъ Китайской шары (табаку) для подарковъ новокрещеннымъ, тогда какъ въ подаркахъ не было уже надобности, и тогда какъ преосвященный просилъ Плещеева лично о дачѣ ему не одного, а десяти пудовъ еще не выѣхавъ изъ Иркутска. Тутъ же получилъ преосвященный донесеніе отъ Вознесенскаго монастыря, что жена умершаго дворянина Ивана Пивоварова (строителя храма Св. муч. Іоанна Воина при соборѣ подъ колокольнею) выкосила въ свою пользу монастырскій островъ; что іеромонахъ Лаврентій съ братіею приносили на этотъ захватъ жалобу вице-губернатору Плещееву, но онъ требуетъ прошенія по формѣ съ представленіемъ копіи съ отводнаго на владѣніе тѣмъ островомъ, которой выкосила Пивоварова, акта; что они монахи, хотя и имѣютъ такой актъ, но не смѣя вчинять тяжбы въ отсутствіе архипастыря, обращались къ самой Пивоваровой, и получили отъ нее не болѣе, какъ дерзкій отвѣтъ на счетъ монастыря и самаго преосвященнаго, якобы незаконно и напредь сего пользовавшихся чужимъ островомъ.

Между тѣмъ въ Иркутскѣ съ нетерпѣніемъ ожидалъ возвращенія Владыки новый начальникъ духовной миссіи въ Пекинъ, обязанный смѣнить архимандрита Антонія Платковскаго.

 

ЕПИСКОПЪ

 

ИННОКЕНТІЙ НЕРУНОВИЧЪ.

 

ЕГО ВОЗВРАЩЕНІЕ ИЗЪ ЯКУТСКА.

(1735 года).

Слѣдуя въ Якутскъ, Преосвященный Иннокентій дорожилъ благовременіемъ проплава по Ленѣ, и мало гдѣ останавливался, именно только тамъ, когда представлялась ему возможность пріобрѣсть кого-нибудь для Христовой церкви, на примѣръ, въ Олекминскомъ вѣдомствѣ, гдѣ окрещены имъ въ передній путь съ 5 по 10 іюля 4 Якута и 3 Якутскія дѣвицы. Подробное обозрѣніе церквей, монастырей и приходовъ по берегамъ Лены было отложено до обратнаго пути.

Выѣхавъ между 24 и 25 числомъ августа изъ Якутска, Владыка погоревалъ надъ Покровскою пустынею, нѣкогда устроенною на утѣшеніе вѣрнымъ, цвѣтшую усердіемъ создателей и довольствомъ, а теперь приведенную въ нищету Ѳеофаномъ и Козыревскимъ (*), и до того обобранную Лебратовскимъ, что всѣхъ денегъ оставалось въ обители 47 рублей, тогда какъ на мѣстѣ перво—воздвигнутаго Храма во имя Покрова Пресвятыя Богородицы видѣлось пепелище послѣ истребившаго этотъ храмъ въ 1730 году пожара. Но Владыка далъ уже въ Якутскѣ, по докладу архимандрита Наѳанаила, благословеніе на этомъ пепелищѣ строить новую церковь въ прежнее наименованіе; и какъ все достояніе пустыни ограничивалось сверхъ 47 рублей, 200 пудами ржаной муки, и нѣсколькими головами рогатаго и коннаго скота, то дозволилъ произвести на постройку денежный сборъ по всей Епархіи.

(*) Ирк. Еп. В. 1865 г. № 25, стр. 386 и № 28 стр. 416.

14 сентября Преосвященный достигъ Витима, и въ теченіи двухъ сутокъ сдѣлалъ слѣдующія распоряженія: опредѣлилъ къ мѣстной церкви пономаремъ дьяческаго сына Михайла Ѳедорова Мальцова, да открылъ одно особенной важности давнее дѣло и далъ ему движеніе.

Лѣтъ пятнадцать тому назадъ крестился въ Витимской слободѣ Якутъ Неруктайской волости Джидинъ сынъ, нареченный въ крещеніи Савва Ѳедосѣевъ Корниловъ, и скоро уклонился въ прежнее язычество. Кому было смотрѣть тогда за подобными непорядками, которые и до слуха Тобольскихъ митрополитовъ, вѣроятно, не доходили, а въ мѣстномъ духовенствѣ царствовала неурядица? Однакожъ соблазнъ этотъ, не смотря на давность, не утаился отъ епископа Иннокентія, успѣвшаго даже и то выслѣдить, что совратившійся живетъ теперь на рѣкѣ Пеледуѣ. И преосвященный приказалъ Витимскому священнику Никифору Семенову Комарову якута Савву отыскать, сдѣлать ему увѣщаніе, и въ случаѣ раскаянія очистить совѣсть его наложеніемъ поста; но если бы совратившійся остался упоренъ въ своемъ заблужденіи, тогда прежде всего написать къ мѣстному Коммисару; а если и этотъ ничего не успѣетъ, тогда донести архимандриту Наѳанаилу; а сему послѣднему, если бы и его вразумленія остались напрасны, просить Воеводу Якутскаго о наказаніи вѣроломца въ страхъ прочимъ.

Не имѣя времени лично усчитать на пути во всѣхъ церквахъ церковныя суммы, которыхъ страшное злоупотребленіе, подъ номинальнымъ, заочнымъ, отдаленнымъ правленіемъ Тобольскихъ архіереевъ, было неизбѣжно, онъ далъ строгое и обстоятельное предписаніе всѣмъ священникамъ по Ленѣ, усчитать какъ прежде бывшихъ такъ и настоящихъ церковныхъ старостъ въ присутствіи понимающихъ дѣло прихожанъ и произведенные учеты доставить къ закащикамъ, обязаннымъ по повѣркѣ донести о томъ, что окажется.

Но учетомъ Киренскаго монастыря, въ который прибылъ 27 сентября, занялся онъ непосредственно самъ. И было, на чемъ остановиться. Во время подчиненности сего монастыря Тобольской епархіи, настоятели его находили достаточнымъ послать нарочнаго въ Тобольскъ съ вещественными доказательствами, что обитель не бѣдна, и тобольскій архіерейскій приказъ оставался такою отчетностію доволенъ, а настоятели киренскіе приказомъ. Въ 1717 году за благоустройство Киренскаго монастыря игуменъ его Іоаннъ Шапошниковъ даже былъ вызванъ въ Тобольскъ и возведенъ въ санъ архимандрита. Ему съ 1730 года, по его кончинѣ, преемствовалъ въ управленіи іеромонахъ Іовъ; а съ 1732 года, по причисленіи Киренской обители къ Иркутской епархіи, Іовъ, по распоряженію Иркутскаго архіерейскаго приказа, замѣненъ игуменомъ переведеннымъ изъ Братской пустыни Пахоміемъ.

Въ какомъ видѣ Пахомій представилъ свѣдѣніе Преосвященному о началѣ и доходахъ Киренскаго монастыря, передаемъ это буквально:

Извѣстіе о Киренскомъ монастырѣ.

Зачался монастырь ЗРОА (1663) года по челобитью чернаго попа Ермогена скрестьны, а били челомъ въ Илимску воеводѣ Лаврентію Обухову, и по челобитью ихъ данная дана изъ Илимскаго приказу.

А церковь построена Живоначальныя Троицы да Алексія человѣка Божія и Владимірскія Богородицы ЗРОГ (1665) года по челобитью тогоже чернаго Пона Ермогена, а били челомъ Великому Господину Симеону Архіепископу Тобольскому и Сибирскому, и по тому ихъ челобитью благословилъ Преосвященный и грамоту далъ.

А вторая церковь построена честнаго и славнаго пророка Предтечи и Крестителя Іоанна въ ЗСА (1693) году по челобитью Господей Василія да Алексѣя Филатовыхъ прикащика ихъ Никиты Климова по обѣщанію, а билъ челомъ Великому Господину Игнатію Митрополиту, и преосвященный благословилъ построити и по построеніи освятить того же монастыря Игумену Варлааму; а на освященіе церкви святый Антиминсъ, мѵро и масло послано съ попомъ Михаиломъ Даниловымъ, и о чемъ явствуетъ посланная копія съ подлинныя грамоты.

А при ономъ монастырѣ деревни:

Заимка Скобельская приложена за вкладъ отъ сына боярскаго Василія Скобельскаго ЗРОА (1663) году.

Да къ тому жъ монастырю приложена за вкладъ Заимка Бочкарева ЗРОА году отъ Петра Остафьева.

Къ тому же монастырю приложилъ заимку Хабарову и мельницу за вкладъ Илимской сынъ Боярской Ероѳей Хабаровъ РОЕ (1667) году.

Въ тѣхъ же вышеписанныхъ годѣхъ приложена мельница внизъ по Ленѣ рѣкѣ Кутолака отъ монаха Іосифа.

ЗРЧ (1682) году приложилъ за вкладъ Заимку Макаровскую и мельницу Никита Макаровъ, а на ту Заимку и данная дана Илимскаго Воеводы Ивана Васильевича Приклонскаго за печатью Государевою.

ЗРЧ году отведена порожжая земля къ тому же монастырю Ангинская Заимка (*) по указу Великихъ Государей, а оная данная за печатью Илимскаго города за государевою печатью.

(*) Отстоящая отъ Киренска въ 680, а отъ Иркутска въ 250 верстахъ, въ нынѣшнемъ Верхоленскомъ округѣ, замѣчательная тѣмъ, что въ ней родился Іоаннъ Евсевіевичъ Поповъ — Веніаминовъ, нынѣшній Иннокентій архіепископъ Камчатскій, Членъ Св. Сѵнода.

Со всѣхъ этихъ грамотъ и данныхъ Игуменъ Пахомій съ братіею представили Преосвященному Иннокентію точныя копіи. И только. А какой доходъ приносили эти заимки и мельницы, о томъ ни какихъ учетовъ и записей не оказалось. Прежніе настоятели не вели ихъ, а самъ Пахомій, по словамъ его, еще не успѣлъ привести всего въ порядокъ. И преосвященному оставалось поручить слѣдовавшему съ собою своему приказу составить, по возможности, отчетность съ натуры вещей и съ показаній малаго числа братіи. За всемъ тѣмъ монастырь оказался не бѣденъ; въ немъ найдено уцѣлѣвшихъ за произвольными безотчетными расходами денегъ до 4-хъ тыс. рублей.

Между тѣмъ Владыка занялся разсмотрѣніемъ поданныхъ ему въ Полторацкой деревнѣ отъ высылаемаго по прочету изъ Беринговой экспедиціи въ Петербургъ безпокойнаго коммисара Петра Міровича доносовъ на іеромонаха Ѳеофила, на пастора при Берингѣ Христіана Миллееса и на всю экпедицію, и признавъ дѣло это къ своему разслѣдованію не подлежащимъ, положилъ передать по пріѣздѣ въ Иркутскъ вице-губернатору Плещееву. Обративъ за тѣмъ вниманіе на обширность Киренскаго прихода, слагавшагося, кромѣ самого острога, изъ многихъ отдаленныхъ внизъ и вверхъ по р. Ленѣ деревень, въ помощь Киренскому священнику Іакову Панфилову посвятилъ діакона Киренскаго Троицкаго монастыря Ивана Иванова во священника. А въ страхъ прелюбодѣямъ, велѣлъ публично наказать предъ народомъ одну не вѣрную жену и ея обольстителя. Учеты монастыря, составленіе всему монастырскому имуществу подробной описи и распутица надолго задержали здѣсь архипастыря, и онъ выѣхалъ изъ Киренска 26 числа Октября.

Епископъ Иннокентій Неруновичъ въ разсужденіи умиравшихъ не своею смертію слѣдовалъ правилу своего святаго предшественника. Пониже Заборовской деревни найдено было мертвое тѣло промышленнаго человѣка Ивана Емельянова Корюкова со всѣми признаками насильственной смерти. И когда спросили Владыку какъ погребать убіеннаго; онъ рѣшилъ: ежели Корюковъ прошедшаго 1734 или сего 1735 года былъ на исповѣди, то его погребсти при церкви, а если не былъ, то за церковною оградою. Думается, что худа бы не было, если бы и нынѣ положить какое нибудь различіе при погребеніи памятовавшихъ и непамятовавшихъ объ очищеніи своей совѣсти. И вообще желалось Владыкѣ уяснить, въ какой мѣрѣ прибрежные насельники Лены исполняютъ христіанскій долгъ исповѣди и святаго причащенія. Но что же оказалось? Всѣ священники единогласно объявили, что по прежнимъ порядкамъ, у нихъ совсѣмъ не велось исповѣдныхъ книгъ, да и формъ на веденіе ихъ они ни отъ кого не получали. По личномъ изслѣдованіи, Владыка нашелъ отзывъ священниковъ не лживымъ, и приказавъ выждать формы, вмѣнилъ имъ въ строгую обязанность вести съ сего времени исповѣдныя книги, и принимать къ возбужденію нерадивыхъ мѣры, не упустительно.

Когда Преосвященный плылъ впередъ, жители Марковской деревни били ему челомъ, чтобъ разрѣшить имъ къ имѣющейся у нихъ часовнѣ во имя Пророка Иліи прирубить олтарь и обратить ее въ церковь. Но въ то время не было собрано отъ всѣхъ прихожанъ заручныхъ записей, и Владыка отложилъ это дѣло до своего возврата изъ Якутска. Теперь поданы ему заручныя записи отъ пожелавшихъ быть въ приходѣ Марковской Ильинской церкви жителей деревень: Марковской, Девятириковской, Назаровской, Тирской, Улканской, Казимеровской, Красноярской, Леоновской и Потаповской. И препятствій къ преобразованію часовни въ церковь болѣе не оказалось, просимое разрѣшеніе на устроеніе алтаря послѣдовало.

Съ другой стороны, въ Вешниковской деревнѣ была самовольно устроена во имя св. Кирика и Улитты часовня. Преосвященный предписалъ игумену Пахомію ее запечатать. Таковая же часовня, съ словеснаго дозволенія Игумена Пахомія и Усть кутскаго священника Антонія Сергіева, безъ разрѣшенія архіерейскаго, была выстроена во имя Нерукотвореннаго Спасова образа въ деревнѣ Казарокъ: эту велѣлъ совсѣмъ уничтожить. Подобно сему преосвященный распорядился относительно самочинной часовни во имя Архангела Михаила въ деревнѣ Голыхъ, въ заказѣ Илгинскаго священника Луки Аѳанасьева. Причиною строгихъ распоряженій противъ самочинныхъ часовенъ епископъ Иннокентій поставлялъ тоже опасеніе, которое было нѣкогда поводомъ къ закрытію всѣхъ вообще часовенъ въ Россіи, — именно, чтобъ среди такого самочинія не утвердились гдѣ нибудь раскольники съ своими молитвенными домами.

Еще въ Киренскѣ Преосвященнаго встрѣтилъ указъ, состоявшійся въ Святѣйшемъ Сѵнодѣ 31 января того 1735 года, и послужившій не мало къ замедленію пути архипастыря. Этимъ указомъ поставлялось епархіальнымъ архіереемъ въ обязанность засвидѣтельствовать, всѣ ли священно — и церковнослужители, и дѣти ихъ какъ на службѣ состоящіе, такъ и никуда неопредѣленные но въ подушный окладъ не записанные, а въ 1730 и 1731 годахъ имѣвшіе отъ роду не менѣе семи лѣтъ, принимали двойственную присягу на вѣрность Императрицѣ Аннѣ, и кто и гдѣ именно присягалъ, и кѣмъ приведены къ присягѣ? Смѣхъ и горе породило это дознаніе въ средѣ тогдашняго малограмотнаго духовенства. — Можетъ быть не одинъ священникъ дѣлалъ Преосвященному отзывы въ родѣ слѣдующаго: «я человѣкъ къ тому дѣлу не заобычаенъ и не умѣю, что дѣлать; подьячаго нѣтъ; дьячокъ слѣпой, и писать не смыслитъ; самъ закащикъ знаетъ про меня, что мнѣ не сдѣлать, боюсь учинить пророненіе; а потому прошу вашего Преосвященства отъ такого дѣла за такою моею необычайностiю и недоумѣніемъ меня уволить». И на такую откровенность Владыка не гнѣвался, — и немощи немощныхъ бралъ на свои рамена.

Много утѣшенъ былъ Архипастырь принятыми въ продолженіи пути донесеніями отъ разныхъ священниковъ о довольно успѣшномъ обращеніи въ христіанство инородцевъ: во въ то же время не менѣе огорченъ былъ жалобами новокрещенныхъ, что ихъ не только не избавляютъ сборщики отъ платежа ясака, да еще угнетаютъ болѣе, чѣмъ некрещенныхъ.

16 Ноября Преосвященный остановился въ Ангинской заимкѣ при Ильинской церкви; лично повѣрилъ какъ дѣла, относившіяся къ Киренскому монастырю, такъ и казну церковную, простиравшуюся до 400 рублей. Отчетъ въ послѣдней представлялъ ему церковный староста Аѳанасій Ярославцовъ, смѣнившій Ивана Вологдина да Якова Башарина.

Для управленія судномъ, которое въ обратной путь надлежало тянуть противъ теченія, въ помощь браны были монастырскіе вкладчики, пять человѣкъ изъ Якутска и столько же отъ монастыря Киренскаго. Первые отпущены во свояси еще изъ Киренска, а послѣдніе изъ Ангинской заимки.

Отсюда же предварительно отправлены были въ Иркутскъ излишніе экипажи Преосвященнаго: двоеколки, одноколки, телѣги и упряжь для телѣжной и верховой ѣзды; въ числѣ сѣделъ значилось лучшее архіерейское — крытое бархатомъ съ черною кожаною наметкою.

Перемѣна и пополненіе причтовъ, начатыя съ Витима и далѣе были предметомъ вниманія Архипастыря. Въ Усть-Кутѣ дьячекъ Василій Косыгинъ, отказавшійся отъ службы на основаніи происхожденія своего отъ записнаго плотника, замѣненъ 2 ноября сыномъ священника Сергіева Герасимомъ; 19 ноября, по просьбѣ священника Бирюльской Покровской церкви Зиновія Иванова Шергина, опредѣленъ сюда причетникомъ сынъ священника Верхоленской церкви Ивана Шергина Иванъ же; а изъ Манзурки Преосвященный написалъ въ Иркутскъ, чтобъ немедленно прислали сюда на служеніе Ивана Захарова, находившагося священникомъ въ Соборѣ при храмъ Іоанна Войственника, на мѣсто нетерпимаго въ Манзуркѣ вдоваго Ѳедора Сидорова Шастина, а сего послѣдняго приказалъ немедленно выслать за собою въ Иркутскъ.

25 Ноября Преосвященный Иннокентій благополучно возвратился въ Иркутскъ; а 27 числа отослалъ въ провинціальную канцелярію, бывшихъ при немъ для охраненія, трехъ солдатъ. Такимъ образомъ путешествіе Иркутскаго епископа въ одну сторону неизмѣримой паствы и только до Якутска (а за нимъ еще оставались Охотскъ, Анадырскъ и Камчатка), совершалось 5 мѣсяцовъ и 18 дней.

 

ЕПИСКОПЪ

 

ИННОКЕНТІЙ НЕРУНОВИЧЪ.

 

(Послѣдствія Его поѣздки въ Якутскъ).

 

Посѣщеніе Епископомъ Иннокентіемъ Неруновичемъ въ 1735 году Якутска драгоцѣнно было для края, какъ первое архипастырское, и сопровождалось благословеніями во слѣдъ Его какъ благотворное по послѣдствіямъ. Безпорядки прекращены, насколько было возможно сдѣлать это въ которое время (*); учреждено церковное управленіе довольно стройное въ лицѣ новаго настоятеля Якутскаго Спасскаго монастыря, степеннаго, смотреливаго и дѣятельнаго Архимандрита Наѳанаила; снабжены священникомъ запустѣвшія церкви въ Зашиверскѣ и Колымѣ; обрадованы опредѣленіемъ къ себѣ священника прежніе и новые поселенцы въ Удскомъ острогѣ; защищены, сколько оказалось возможнымъ, инородцы, и даже самое духовенство, поступавшее изъ податныхъ состояній, отъ наглаго обращенія ясачныхъ и подушныхъ сборщиковъ; устроено для дѣтей духовенства, доступное и для другихъ сословій отдаленнаго края училище, и первые обезопашены чрезъ то отъ поголовной записки въ казачью службу; монастырямъ указана строгая отчетность, ограждающая достояніе обителей отъ разхищенія и растраты; даже обращено было вниманіе Архипастыря и на далекую монастырскую заимку въ Камчаткѣ, доставлявшую въ Якутскій монастырь большое количество бобровъ, дорогихъ лисицъ и соболей, достававшихся до сего времени невѣдомо кому.

(*) Въ примѣръ строгости Преосвященный въ Якутскомъ монастырѣ съ одного невоздержнаго монаха снялъ иночество, и низвелъ его въ рядъ мірянъ, выславши изъ монастыря.

И какъ быстрому дѣлопроизводству, требовавшему усиленной дѣятельности въ короткое время, главнымъ образомъ содѣйствовалъ, сопутствовавшій Преосвященному, Намѣстникъ архіерейскаго приказа, іеромонахъ Корнилій Бобровниковъ (*); то, по возвратѣ въ Иркутскъ, этотъ добросовѣстный труженикъ не оставленъ былъ безъ награды; Преосвященный возвелъ его въ санъ архимандрита, настоятеля Иркутскаго Вознесенскаго монастыря.

(*) Бывшій Духовникъ Святителя Иннокентія Кульчицкаго.

Приведя въ извѣстность всѣхъ окрещенныхъ своимъ лицемъ какъ въ передній путь до Якутска, въ самомъ Якутскѣ и его окрестностяхъ, такъ и въ обратній путь, и присоединивъ къ этому числу изъ донесеніи разныхъ приходскихъ священниковъ, кого они пріобрѣли для церкви, — Преосвященный подробный именный списокъ простиравшійся далеко за сто человѣкъ, сообщилъ въ Иркутскую Провинціальную канцелярію съ крѣпкимъ настояніемъ, чтобъ она уняла сборщиковъ отъ требованія ясака съ новопросвѣщенныхъ, въ теченіи пяти лѣтъ.

Поѣздка въ Якутскъ Преосвященнаго была такимъ событіемъ, о которомъ призналъ онъ необходимымъ довести до свѣдѣнія Св. Сѵнода. Прочитаемъ отчетъ этотъ, какъ онъ собственноручно начертанъ былъ Владыкою:

«Понеже въ Духовномъ Регламентѣ о дѣлахъ Епископовъ въ регулу пятомнадесять напечатано: наконецъ долженъ будетъ всякъ епископъ, дважды въ годъ, или какъ укажетъ о семъ Коллегіумъ (*), присылать до Коллегіума репорты, си есть, извѣщенія о состояніи и поведеніи епархіи своей, все ли добрѣ, или нѣкое неисправленіе есть, котораго онъ переставить не можетъ, и для чего не можетъ. А хотя все добрѣ было, то обаче долженъ есть Епископъ извѣстить въ Коллегіумъ, что, слава Богу, все добрѣ. Но естлибы извѣстилъ, что все добрѣ, и отъинуды бы показалось, что нѣчто въ епархіи его дѣется суевѣрное, или и явно богопротивное, Епископъ бы вѣдая тое утаилъ и Коллегіуму недонесъ; то самого его позоветъ на судъ къ себѣ Коллегіумъ, и по довольномъ уличеніи, подвержетъ его наказанію, яковое будетъ.

(*) Такъ въ началѣ именовался Святѣйшій Сѵнодъ.

«И на вышепоказанномъ Духовнаго регламента пунктѣ Св. Пр. Сѵноду со всепокорностію объявляю:

1.

«Прешедшаго 1735 года отъ Іюня 8 дня посѣщая врученную мнѣ Епархію Иркутскую, ѣздилъ я изъ Иркутска до Якутска, гдѣ усмотрѣлъ какъ въ пути такъ и въ Якутску правиломъ Святыхъ Апостолъ и Богоносныхъ Отецъ у Христіанъ противные поступки, а имянно: 1.) въ Якутскомъ присутсвіи за Якутскомъ около Охотскаго, Зашиверскаго и прочихъ Камчадальскихъ остроговъ, которые обстоять отъ Якутска весьма въ дальномъ разстояніи; а священниковъ имѣется малое число, и то отъ тѣхъ мѣстъ въ далекомъ же разстояніи, что ко христіанамъ въ дальніе мѣста почасту ѣздить имъ отнюдь не возможно: и отъ того чинится, что многіе живутъ мужи съ женами беззаконно между собою. Ибо женихъ у сосѣда своего сговоритъ себѣ въ невѣсту и дастъ на себе письмо заручное женѣ нареченной въ такой силѣ, что аще когда прилучится священникъ, то васъ обвѣнчаетъ. Аще же которая сторона послѣ вкупѣ жить не пожелаетъ, то въ письмѣ штрафъ написанъ, коликое число должна отдать тая сторона, которая жить не пожелаетъ другой сторонѣ.

2.

«Многіе христіане не токмо около Якутска и въ дальныхъ странахъ и острогахъ но и около Иркутска и въ самомъ Иркутску пребывающіе, забывъ страхъ Божій, со идололяторами пріобщаются въ ихъ богомерзкихъ шаманствахъ и руковолшвеніяхъ, и тое ни въ что себѣ вмѣняютъ, а идололяторомъ въ ихъ суевъріи подаютъ укрѣпленіе, а новокрещеннымъ соблазнъ, яко уже и сталось въ Иркутску соблазнъ новокрещеннымъ, которіи мнѣ предъявляли, что худо де ваши русскіе дѣлаютъ, что принимаютъ въ домы шамановъ, а Ты учишь насъ, что шаманство худое дѣло, а ваши шаманы призываютъ къ себѣ. И я не стерпя писалъ о томъ въ Святѣйшій Правительствующій Сѵнодъ. Понеже мнѣ въ проповѣди Слова Божія великое чинится препятствіе и тяжесть въ искорененіи Богу противнаго дѣйствія; понеже христіане будто въ смѣхъ обращаютъ, ихъ въ свои домы призывающе, чего дѣлать христіаномъ не подлежитъ, наипаче въ здѣшной странѣ, гдѣ онымъ богомерзкимъ дѣйствіемъ идололятори свое укрѣпляютъ суевѣріе, которое скоро повредити можетъ христіанъ, наипаче новопросвѣщенныхъ, что и является, яко новопросвѣщенные обращаются въ прежнее свое суевѣріе, и уже нѣкоторіе и обратились, да и сами шаманятъ. И я видя такое дѣло душевредное опасенъ не предъявить Свят. П. Сѵноду, бояся бываго (будущаго) суда страшнаго въ истязаніи душъ таковыхъ, а пособить мнѣ нѣчимъ: самъ не могу; отъ нихъ же помощи ниотколь не имѣю.

3.

«Отъ священниковъ же парохіальныхъ, за дальностію и за неискуствомъ священниковъ самихъ въ проповѣди слова Божія, страха Божія и Закона Его необучаются, понеже и въ церковь едва когда приходятъ, а есть и инніе, что и нарочно отъ домовъ своихъ въ иноземческія юрты уижаютъ, и тѣмъ мало когда исповѣдуются, а предъ своими парахіальными священниками всякими извиняютъ себе отговорками и обманстви; да и священники овогда за друголюбное прошеніе, овогда же за бездѣльную користь облыгательно въ книги пишутъ неисповѣдавшихся исповѣдавшимися.

4.

«Еще же, за великимъ разстояніемъ, по сто верстъ индѣ, по недѣли и по три и по пяти индѣ разъѣзду есть отъ церкви, новое злоизобрѣтеніе явилося въ Иркутской Епархіи, яко нѣкій болящаго въ дому своемъ причащаютъ частицею просфири Богородичной въ ложкѣ мало приливъ воды.

5.

«И видя я въ Иркутской Епархіи богопротивніи случаи, болѣзнуя увѣщавалъ тако священниковъ яко и прочихъ людей въ проповѣдехъ Слова Божія, и самоперсонально призывая оныхъ, дабы отъ тѣхъ и подобныхъ тому богомерзкихъ поступковъ отстали, но паче бы поучалися въ законѣ Господни и заповѣдехъ, и житіебъ имѣли подобающее христіаномъ безъ всякаго порока, и исповѣдались бы почасту и пріобщались божественнымъ Тайнамъ; богомерзкихъ же шаманствъ и ихъ идололаторскихъ обычаевъ не употребляли, — о чемъ священникомъ накрѣпчайше заказано, дабы каждый священникъ своихъ прихожанъ поучалъ въ законѣ Господни, уча ихъ во дни воскреснія и праздничнія молитви: Отче нашъ! и заповѣдей Божіихъ.

«Того ради всепокорнѣйше прошу С. П. Сѵнода, дабы приказано было, во первыхъ, подтвердить указомъ Ея И. В. и С. П. Сѵнода въ Иркутскую Пров: Канц: чтобы по моимъ, посланнымъ къ нимъ, вѣдомостямъ съ неисповѣдавшихся штрафъ былъ бранъ по указомъ, дабы христіане поне тѣмъ были достягаеми и ко исповѣди и причащенію божественныхъ Таинъ приходили бъ, а прочіихъ бы непотребствъ и противныхъ Богу поступокъ непринимали и отдалялися. Второе, подтвердить указомъ же Ея Им. В. и Свя. П. Сѵнода въ Иркутскую Епархію, дабы христіане въ дома свои шамановъ не вводили, ниже съ ними сами пріобщалися, дабы отъ того не было новопросвѣщеннымъ вящшаго соблазна и развращенія, а вѣри Святія попранія, суевѣрію же подкрѣпленія».

Въ этомъ отчетѣ видимъ 1) что свѣдѣнія касались въ немъ не одного Якутска, а и всей епархіи: но изложены слишкомъ сжато, и выказано пороковъ народныхъ гораздо менѣе, чѣмъ было ихъ на самомъ дѣлѣ. Это потому, что Преосвященный подробности золъ уже ранѣе перечислилъ передъ Святѣйшимъ Сѵнодомъ, о чемъ мы частію знаемъ и будемъ имѣть случай узнать еще подробнѣе. 2) Особенно ударяетъ Преосвященный на шаманство между русскими въ Иркутскѣ; причину такого усиленнаго настоянія также увидимъ; и 3) Отчетъ, по возвращеніи Преосвященнаго изъ Якутска посланъ довольно поздно, именно отъ 10 Іюня 1736 года. Но кромѣ встрѣтившихъ Владыку по возвратѣ изъ Якутска заботъ по снаряженію Миссіи подъ начальствомъ Иларіона Трусова въ Пекинъ, кромѣ приведенія въ порядокъ запущенныхъ въ пятимѣсячное слишкомъ отсутствіе Его дѣлъ Епархіальныхъ, кромѣ тяготившей Его постоянной борьбы съ Вицегубернаторомъ Плещеевымъ, о чемъ будемъ въ своемъ мѣстѣ говоритъ пространно, — много хлопотъ надѣлала ему въ это же время назначенная миссія въ Камчатку подъ начальствомъ Игумена Филевскаго, объ участи котораго предложится статья впереди.

 

ЕПИСКОПЪ

 

ИННОКЕНТІЙ НЕРУНОВИЧЪ.

 

ВТОРИЧНАЯ ПОѢЗДКА ЕГО ВЪ ЯКУТСКЪ.

 

Императрица Анна Іоанновна, съ обойденіемъ прямой наслѣдницы Россійскаго Престола дочери Петра Великаго Елисаветы, принявшая Скипетръ Россіи думала удержать его навсегда въ поколѣніи родной сестры своей Екатерины Іоанновны, покойной Герцогини Мекленбургской. Дочь Екатерины принцесса Анна Леопольдовна въ 1739 году была соединена бракомъ съ Антономъ-Урлихомъ, принцемъ Брауншвейгскимъ, прибывшимъ въ Россію въ видахъ сего брака еще въ 1733 году, и выжидавшимъ здѣсь совершеннолѣтія невѣсты. Отъ сего брака 12 Августа 1740 года родился сынъ Іоаннъ Антоновичъ. Празднованіе по случаю этаго рожденія совершалось по всей Россіи съ отправленіемъ Всенощнаго Бдѣнія и съ семидневнымъ звономъ. А за нѣсколько дней до своей кончины именно, 5 Октября Императрица объявила семинедѣльнаго внука Іоанна Антоновича преемникомъ Престола, и опеку надъ младенцемъ Императоромъ и управленіе имперіею поручила любимцу своему Бирону. 22 Декабря 1740 года въ Иркутскомъ соборѣ всѣ сословія, начиная съ Епископа Иннокентія, архимандритовъ Корнилія и Димитрія (сей послѣдній пріѣзжалъ изъ Туруханска для отысканія бѣжавшихъ монастырскихъ служителей), Вицегубернатора Лоренцъ Ланга, отставнаго — Бибикова и пр. давали присягу Великому князю наслѣднику Престола Іоанну Антоновичу. А назавтра 23-го получено въ Иркутскѣ извѣстіе о кончинѣ Императрицы. Еще назавтра, въ рождественскій сочельникъ предъ Литургіею Преосвященнымъ съ тѣми же архимандритами, въ присутствіи Ланга, Бибикова и прочихъ чиновниковъ совершена по Усопшей Панихида, а послѣ Литургіи былъ молебенъ о здравіи новаго Императора Іоанна, и за тѣмъ принесена ему на вѣрность новая присяга.

Когда же, послѣ трехнедѣльнаго опекунства Бирона надъ младенцемъ Императоромъ, Фельдмаршалъ Минихъ, воспользовавшись общею къ Бирону ненавистію, свергъ его съ недосягаемой ранѣе высоты, и заслалъ въ Сибирь, тогда мать Императора Анна Леопольдовна объявлена была Правительницею Государства, и чтобъ утвердить сію пришлую династію на Престолѣ Россіи, преимущественно разсчитывали на совершаемые въ русскихъ церквахъ при подобныхъ случаяхъ молебствія. Въ отдаленный Иркутскъ летѣли въ свою очередь гонцы за гонцами; предписывалось Преосвященному совершать молебны одинъ за другимъ о благоденствіи новой династіи.

1741 года Января 12 дня въ Иркутскѣ молились за Правительницу Принцессу Анну Леопольдовну и присягали Ей въ вѣрности; Марта 17 въ Иркутскомъ соборѣ, а назавтра въ прочихъ церквахъ города совершалось вторичное молебствіе благодарственное за Императора Іоанна; Мая 26 ч. былъ молебенъ о здравіи Герцога Антона Брауншвейгскаго, родителя младенца Государя; 31 Мая было вторичное моленіе о немъ же Герцогѣ; Сентября 22 отправлялся благодарственный молебенъ по случаю рожденія сестры Императору Екатерины Антоновны съ цѣлодневнымъ звономъ; Октября 18 числа праздновался съ цѣлодневнымъ звономъ день возшествія на Престолъ Императора Іоанна.

Но наскучили ли Преосвященному Иннокентію частые переѣзды изъ жилкинской заимки, въ которой жилъ онъ, въ городъ Иркутскъ для соборныхъ служеній, или онъ, какъ кровный сынъ Россіи, не сочувствовалъ иновѣрному правительству, или признанная имъ ранѣе необходимость вторично посѣтить церкви по Ленѣ совпала своею неотложностію съ этимъ временемъ, — только онъ конца церемоній не дождался, и послѣ совершенія 26 Мая молебна о здравіи Антона Урлиха, того же дня направился въ Якутскъ.

Миновали времена Плещеева и Бибикова, не было и кознодѣя Лебратовскаго, и со стороны новаго вицегубернатора Ланга препятствія къ поѣздкѣ Преосвященнаго не сдѣлано. Напротивъ, хотя и не было у вицегубернатора основанія отпустить Преосвященному прогонныя деньги, однакожъ Лангъ выдалъ триста рублей съ условіемъ, что если сумма эта потребуется въ возвратъ, то Преосвященный внесъ бы ее. Владыка на это согласился. Въ послѣдствіи сумма эта была принята на счетъ казны.

На сей разъ Епископъ Иннокентій оставлялъ Иркутскъ надолго, слишкомъ на два года. Преднамѣренно ли назначилъ онъ себѣ такое долговременное отдохновеніе въ Якутскѣ послѣ всѣхъ переиспытанныхъ имъ непріятностей, или что случайное привязало его на два года къ сему городу, — это остается въ догадкахъ, склоняющихся болѣе на сторону послѣдняго предположенія. Управленіе Епархіею поручилъ онъ въ удоборазсудныхъ дѣлахъ своему въ Вознесенскомъ монастырѣ Приказу, составленному изъ Архимандрита Корнилія, изъ іеромонаха строителя Венедикта и изъ своего домоваго іеродіакона Никона Красовскаго, а въ болѣе важныхъ дѣлахъ Приказъ обязанъ былъ ожидать его разрѣшеній съ мѣстъ его путешествія по при-полярнымъ странамъ.

Въ отсутствіе Владыки, въ Иркутскѣ совершится много чрезвычайныхъ событій, а главное то, что здѣсь безъ Него отпразднуютъ торжество воцаренія родной Дщери Россіи, Дщери Петровой Елисаветы; за тѣмъ прочитаютъ и выслушаютъ памятный Манифестъ, какъ природно Русская Императрица порѣшила съ иновѣрнымъ иноземнымъ семействомъ, предвосхитившимъ царственныя права Ея.

Не лишнимъ считаемъ этотъ замѣчательный манифестъ обновить въ памяти потомства:

МАНИФЕСТЪ.

БОЖІЕЮ МИЛОСТІЮ МЫ ЕЛИСАВЕТЪ

ПЕРВАЯ, ИМПЕРАТРИЦА

И САМОДЕРЖИЦА ВСЕРОССIЙСКАЯ,

и прочая, и прочая, и прочая,

Объявляемъ всѣмъ.

Понеже въ прошломъ 727 году, Мая 7 числа по кончинѣ блаженныя и вѣчнодостойныя памяти Матери Нашей Великія Государыни Императрицы ЕКАТЕРИНЫ АЛЕКСѢЕВНЫ объявленною духовною, (по которой тогда всѣ Наши вѣрноподданныя какъ духовнаго такъ и свѣтскихъ чиновъ присягали), о наслѣдствѣ Всероссійскаго Императорскаго престола первымъ артикуломъ опредѣленъ наслѣдникомъ Императоръ ПЕТРЪ Вторый; а по кончинѣ ево о сукцессорахъ Всероссійскаго престола въ 8 артикулѣ сими словами изображено, тако: ежели Великій Князь безъ наслѣдниковъ преставится, то имѣетъ по немъ Цесаревна Анна съ своими десцендентами, по ней Цесаревна ЕЛИСАВЕТА и Ее десценденты, а потомъ Великая Княжна и ее десценденты наслѣдствовать, однакожъ мужеска полу наслѣдники предъ женскимъ предпочтены быть имѣютъ; однакоже никто никогда Россійскимъ престоломъ владѣть не можетъ, которой не греческаго закона, или кто уже другую корону имѣетъ. И тако слѣдовательно по тому Ея Императорскаго Величества Матери Нашей Государыни тестаменту, какъ то выше изображено, Мы еще тогдажъ, какъ скоро по воли всемогущаго бога Императоръ ПЕТРЪ Вторый сію временную на вѣчную жизнь премѣнилъ, уже законною наслѣдницею Нашего Отеческаго Всероссійскаго престола безъ изъятія были, но недоброжелательными кѣ Намъ и коварными происки бывшаго тогда при Его Императорскомъ Величествѣ Оберъ-Гофъ Мейстеромъ Графа Андрея Остермана, та Ея Величества Матери Нашей Государыни духовная по кончинѣ Его Величества, (ибо при упомянутомъ Его Величествѣ Императорѣ ПЕТРѢ Второмъ всѣ государственныя такой важности подлежащія дѣла были въ ево Остермана рукахъ), скрыта, и евожъ Остермана проискомъ, дабы Мы, яко довольно зная уже ево коварныя и государству Нашему вредительныя многія поступки, Всероссійскій престолъ не наслѣдовали, избрана на престолъ Всероссійской имперіи мимо Насъ (какъ всему умному свѣту извѣстно есть, законной отеческому престолу наслѣдницы) блаженныя памяти Императрица АННА ІОАННОВНА: когда же въ прошломъ 740-мъ году въ Октябрѣ мѣсяцѣ Ея Величество уже къ смерти разболѣлася, тогда онъ же Графъ Остерманъ сочинилъ опредѣленіе о наслѣдникѣ Ея Величества, (которое 6 числа того Октября напечатано и въ народъ публиковано), что тѣмъ Ея Величество учиняетъ наслѣдникомъ по себѣ Принца Антона Ульриха, Брауншвейгъ—Люнебургскаго отъ Свѣтлѣйшей Принцессы Мекленбургской Анны рожденнаго сына (никакой уже ко Всероссійскому престолу принадлежащей претензіи линѣи и права неимѣющаго) еще только двумѣсячнаго младенца суща Іоанна, котораго въ томъ же опредѣленіи и великимъ Княземъ Всероссійскимъ проимяновалъ, и не удовольствуяся тѣмъ къ вящшему Намъ оскорбленію и къ явному законнонаслѣднаго Нашего престола Насъ лишенію, еще и того въ тоже опредѣленіе внести не устыдился, чтобъ и по смерти ево Принца Іоанна наслѣдниками Всероссійской имперіи быть брату ево, а по смерти паки таковому же ево брату, а въ случаѣ и того преставленія другимъ отъ помянутыхъ Принца Брауншвейгъ-Люнебургскаго и Принцессы Мекленбургской, (кои и сами нимало къ Россійскому престолу права не имѣютъ) раждаемымъ Принцамъ, которое уже въ крайней Ея Величество слабости бывши, 5 числа того Октября и подписать изволила. И по тому чрезъ евожъ Остермана съ бывшимъ Фелдмаршаломъ Графомъ Минихомъ общему старанію упоминаемой Принцъ Іоаннъ по кончинѣ Ея Величества тогожъ Октября 17 Всероссійскимъ Императоромъ утвержденъ. И понеже тогда какъ гвардія Наша такъ и полевыя полки были у упоминаемаго Графа Миниха, и отца ево (Принца Іоанна) Принца жъ Антона Урлиха Брауншвейгъ—Люнебургскаго въ командѣ, и тако какъ уже здраво всякому разсудить можно, тогда и вся сила состояла въ ихъ рукахъ, и слѣдовательно и всѣ доброжелательныя Намъ Наши вѣрноподданныя будучи въ крайней отъ того опасности и утѣсненіи, по тому опредѣленію ему Принцу Іоанну, яко учиненному тѣмъ опредѣленіемъ Императору, и притомъ же по кончинѣ Ея Величества объявленному и о правительствѣ въ малолѣтствѣ ево особому опредѣленію, (которое онъ же Графъ Остерманъ одинъ къ Ея Величеству для подписанія неоднократно нося, склонилъ 6 числа тогожъ мѣсяца подписать), присягать принуждены сталися. Да и они сами, яко то часто упоминаемой Принцъ Антонъ Ульрихъ съ супругою ево Принцессою Анною льстясь Всероссійской престолъ удержать, сыну своему по тѣмъ обѣимъ опредѣленіямъ съ подпискою ихъ рукъ присягали же; но потомъ какъ то уже всему свѣту извѣстно есть, помощію часто упоминаемыхъ же Графовъ Остермана и Миниха и Графа Михайла Головкина, презря упоминаемую учиненную свою присягу, то о правительствѣ опредѣленіе нарушили, и правительство Нашей имперіи въ свои руки подъ именемъ той Мекленбургской Принцессы супруги Принца Брауншвейгъ—Люнебургскаго Анны насильствомъ взяли, и чрезъ то сама себѣ означенная Принцесса титулъ (ни мало ей подлежащей) Великой Княгини Всероссійской придать не устыдилася, отчего, какъ то всѣмъ же довольно извѣстно есть, не токмо немалыя въ Нашей имперіи непорядки и вѣрнымъ Нашимъ подданнымъ крайнія утѣсненіи и обиды уже явно послѣдовать началися, но еще и къ вящшему Нашей собственной персонѣ утѣсненію и опасности, часто упоминаемыми Остерманомъ и Головкинымъ, съ ихъ Принца Антона Ульриха и супруги ево Принцессы Анны согласія, сочинено нѣкоторое къ конечному Насъ отъ Нашего законнаго и по правамъ всего свѣта, къ тому же и по крови подлежащаго наслѣдія Всероссійскаго престола отрѣшенію, отмѣнное о наслѣдствіи Нашей имперіи опредѣленіе, которымъ и самое ее Принцессу Анну въ Императрицы Всероссійскія еще и при жизни сына ея Принца Іоанна утверждать отваживались. И тако видя такія во время того младенца (ибо ему отъ рожденія и нынѣ токмо четырнадцать мѣсяцевъ есть) происходящія къ крайнему Нашего государства разоренію, и крайнія же разными образы подданнымъ Нашимъ утѣсненіи и чаемыя какъ внутреннія имперіи нашей, такъ и внѣшнія непорядки и беспокойства, и впредь худыя слѣдствіи, и будучи уже и сами Мы Нашею Императорскою персоною въ крайнемъ опасеніи, для пресѣченія всего того, помощію всѣхъ благъ подателя Намъ творца Бога, и по всеподданнѣйшему къ Намъ всѣхъ Нашихъ вѣрноподданныхъ, а наипаче и особливо лейбгвардіи Нашей полковъ прошенію, родительскій Нашъ престолъ истекающаго сего мѣсяца 25 числа, (какъ того числа изданнымъ въ народъ манифестомъ объявлено) всемилостивѣйше воспріять соизволили. И хотя она Принцесса Анна и сынъ ее Принцъ Іоаннъ, и ихъ дочь Принцесса Екатерина (какъ то уже довольно выше изъяснено) нималѣйшей претензіи и права къ наслѣдію Всероссійскаго престола ни по чему не имѣютъ, но однако въ рассужденіи ихъ Принцессы и ево Принца Урлиха Брауншвейгскаго къ Императору ПЕТРУ второму по матерямъ свойства, и изъ особливой Нашей природной къ нимъ Императорской милости, не хотя никакихъ имъ причинить огорченій, съ подлежащею имъ честію и съ достойнымъ удовольствіемъ, предавъ всѣ ихъ вышеизъясненныя къ Намъ разныя предосудительныя поступки крайнему забвенію, всѣхъ ихъ въ ихъ отечество всемилостивѣйше отправить повелѣли.

Подлинной за подписаніемъ собственныя ЕЯ ИМПЕРАТОРАСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА руки. Ноября 28 дня 1741 г.

Возвращеніе Епископа Иннокентія Неруновича изъ Якутска.

Когда Иркутскій Епископъ Иннокентій Неруновичъ два года гостилъ въ Якутской области, и, по преданію, большую часть этого времени проводилъ въ какомъ-то Якутскомъ кочевьѣ при р. Вилюѣ, гдѣ до сихъ поръ, говорятъ, видны остатки его хранимы, то епархіальное управленіе въ эту пору имѣло двоякій видъ. Дѣла меньшей важности производилъ и оканчивалъ въ Иркутскѣ Архіерейскій Приказъ, помѣщавшійся въ Вознесенскомъ монастырѣ, а тѣ, которыя требовали собственно архіерейскаго разрѣшенія отсылались на разсмотрѣніе Преосвященнаго. Къ симъ послѣднимъ относилось освященіе церквей. Когда, напримѣръ, отъ священника Баргузинскаго острога Ивана Аѳанасьева въ 1742 году поступило въ Приказъ доношеніе о дачѣ къ новопостроенной въ томъ острогѣ церкви Преображенія Господня освященнаго антиминса, то резолюція ожидалась изъ Якутска, и была слѣдующая: «по извѣстію обрѣтающагося при насъ ризничаго іеродіакона Алексѣя имѣются освященные антиминсы, оставленные отъ него ризничаго въ Иркутскомъ Вознесенскомъ монастырѣ въ Соборной Успенской церкви на престолѣ; того ради вамъ намѣстнику архимандриту Корнилію съ товарищемъ пріискавъ изъ оныхъ одинъ удобный освященный антиминсъ для освященія помянутой новопостроенной въ Баргузинскомъ острогѣ церкви Преображенія Господня отослать къ оному священнику Ивану Аѳанасьеву съ приличною персоною при указѣ немедленно со взятіемъ за тотъ антиминсъ надлежащихъ пошлинъ. 17 Іюня 1742 года.»

Указы, слѣдовавшіе изъ Св. Сѵнода на имя Епископа Иннокентія, всѣ безъ изъятія разкрывались въ Иркутскѣ въ архіерейскомъ Приказѣ. Тѣ, которые насылались только къ свѣдѣнію, Приказъ, отрапортовавъ Сѵноду о ихъ полученіи, препровождалъ въ путевую канцелярію Владыки въ копіяхъ; по другимъ, требовавшимъ какихъ либо распоряженій, отсылая ихъ на разсмотрѣніе Владыки въ подлинникахъ или въ копіяхъ, Приказъ получалъ подробныя наставленія, разумѣется не черезъ короткое время, относительно образа ихъ исполненія. Напримѣръ:

Бывшій синодскимъ канцеляристомъ, Якимъ Филиповъ за какія-то вины посланъ былъ въ ссылку въ Сибирь. Когда онъ пришелъ въ Иркутскъ, то Преосвященный Иннокентій, нуждаясь въ приказно-служителяхъ, взялъ его въ свой Приказъ писцомъ въ качествѣ вольнонаемнаго, и ходатайствовалъ предъ Св. Сѵнодомъ, чтобъ дозволили Филипову быть въ Иркутскомъ архіерейскомъ Приказѣ при отправленіи дѣлъ въ прежнемъ его званіи. Въ ожиданіи отвѣта на свое представленіе, Преосвященный взялъ Филипова съ собою въ Якутскъ. Между тѣмъ 1741 года 15 Декабря состоялся Всемилостивѣйшій манифестъ Императрицы Елисаветы о прощеніи винъ и о возвращеніи изъ Сибири всѣхъ тѣхъ, кто не по уголовному преступленію былъ сосланъ, въ слѣдствіе чего Филиповъ былъ прощенъ, и дана ему свобода жить гдѣ пожелаетъ, а мѣстнымъ властямъ предписано въ случаѣ возвращенія его въ Москву, снабдить его пашпортомъ, о чемъ и Преосвященному Иркутскому давалось знать указомъ отъ 16 Марта 1842 года во извѣстіе. Архіерейскій Приказъ копію съ сего Сѵнодальнаго указа послалъ къ Преосвященному, который получилъ ее 20 Іюня того 1742 года въ Олекминскомъ острогѣ, и объявилъ находившемуся при немъ Филипову. А сей отозвался, что ѣхать въ Москву за крайнимъ его неимуществомъ отнюдь ему нечимъ. Выслушавъ такой отзывъ Филипова, Преосвященный отправилъ его въ Иркутскъ, для исправленія должности умершаго въ началѣ 1741 года приказнаго надзирателя Алексѣя Попова, а Приказу предписалъ, приведя Филипова на вѣрность службы къ присягѣ, производить ему жалованья по 20 рублей въ годъ, и по 100 пудовъ хлѣба.

Но были случаи, что Сѵнодальные указы исполнялись архіерейскимъ Приказомъ и безъ ожиданія резолюціи отъ Преосвященнаго, которому было доносимо лишь за извѣстіе. Таковъ указъ объ отправленіи торжества по случаю возшествія на Престолъ Императрицы Елисаветы Петровны, которое отправлялось въ Иркутскѣ 17 Января 1742 года. На молебнѣ предстояли архимандриты Иркутскій Корнилій и Туруханскій Димитрій. Равнымъ образомъ указъ Сѵнодальный о назначеніи въ Пекинѣ слѣдствія надъ архимандритомъ Иларіономъ Трусовымъ, и о командированіи туда іеромонаха Лаврентія Бобровникова, былъ приведенъ въ исполненіе архіерейскимъ Приказомъ немедленно, о чемъ Преосвященный былъ только увѣдомленъ.

Понятно, что заочный со стороны Архипастыря образъ управленія много замедлялъ теченіе епархіальныхъ дѣлъ; конечно не безъ ропота было на отсутствіе Владыки и со стороны частныхъ просителей. Не менѣе того обременялись монастырскіе крестьяне, Мальтинскіе, Китойскіе, Бадайскіе и другіе, которыхъ обязывали на своихъ лошадяхъ большіе хлѣбные запасы за шесть тысячь пудовъ, и другія потребности доставлять отъ Иркутска на Качугскую пристань, а отсюда сплавлять р. Леною въ Якутскъ, откуда служители тамошняго монастыря должны были препровождать нужное для Владыки на Вилюй.

Къ тому же, пока не видно и тѣхъ особенныхъ плодовъ отъ пребыванія Епископа Иннокентія въ Якутскѣ, какіе были въ первую его туда въ 1735 году поѣздку. Не видно даже заботъ его, въ первое время  столько ему присущихъ, о просвѣщеніи туземныхъ жителей христіанствомъ. Ибо когда Святѣйшій Сѵнодъ затребовалъ въ 1741 г. отъ Архіерейскаго Приказа свѣденіе обо всѣхъ просвѣщенныхъ въ Иркутской Епархіи инородцахъ, и Приказъ спрашивалъ у Владыки, что отвѣчать? — то Владыка писалъ изъ Якутска, чтобъ составили и препроводили въ Сѵнодъ списокъ о просвѣщенныхъ христіанствомъ якутахъ въ первую его къ нимъ поѣздку, и не прибавилъ къ этому списку за время вторичнаго пребыванія своего въ Якутскѣ ни одной души.

Тѣмъ болѣе достойно сожалѣнія, что Преосвященный Иннокентій обрекъ себя на покой, среди холодовъ глубокаго Сѣвера, — въ такое время, когда Святѣйшій Сѵнодъ, послѣ смерти Ѳеофана Прокоповича и послѣ паденія Оберъ-Секретаря Михайла Дудина, обратилъ полное свое вниманіе на Иркутскую Епархію. Не только подняты были изъ забвенія всѣ представленія Епископа Иннокентія Неруновича, остававшіяся безъ отвѣтовъ, да канцелярскою запискою изъ Св. Сѵнода требовалась одна справка даже по такому дѣлу, о которомъ представлялъ еще въ 1730 году Святый Иннокентій Кульчицкій, именно по дѣлу о бракѣ служиваго Петра Иванова Гантимурова со вдовою Анною Ивановою Казановою въ духовномъ родствѣ.

Еще прежде вторичнаго отъѣзда Епископа Иннокентія въ Якутскъ, именно, отъ 27 Августа 1739 г. Св. Сѵнодъ предначалъ свое къ нему благовниманіе, когда предписывалъ, чтобъ онъ Преосвященный для успѣшности своихъ распоряженій, требующихъ содѣйствія гражданской власти, наблюдалъ слѣдующее: Писалъ бы прежде въ мѣстную провинціальную Канцелярію; и если бы она по троекратнымъ его Преосвященнаго отношеніямъ ничего не сдѣлала, жаловался бы Сибирскому Приказу въ Москвѣ; а если бы и отъ Приказа не получилъ удовлетворенія въ теченіи года, тогда представлялъ бы уже Святѣйшему Сѵноду съ обозначеніемъ куда, и сколько разъ по извѣстному предмету отъ него было писано. Такимъ порядкомъ Сѵнодъ велѣлъ поступить Епископу Иннокентію и относительно стѣсненія новокрещенныхъ недачею имъ льготы отъ ясака, и по извѣстному дѣлу о волшебствѣ тунгузской шаманки Дейсукъ, и тутъ же увѣдомлялъ, что изъ Св. Сѵнода сообщено Правительствующему Сенату, дабы отъ него предписано было и Провинціальной канцеляріи и Сибирскому Приказу, чтобъ Преосвященному Иркутскому Иннокентію всякое вспоможеніе чинено было непродолжительно.

Спустя не много, Указомъ отъ 6 Октября того же 1739 года, отъ Преосвященнаго Иннокентія требовались дополнительныя свѣдѣнія по представленію его отъ 1735 года объ устройствѣ въ Якутскѣ богадѣльни для призрѣнія бѣдныхъ крещенныхъ якутовъ, и тѣмъ давалось знать, что и это его представленіе принято Св. Сѵнодомъ на вниманіе.

За тѣмъ указомъ отъ 22 Января 1740 года извѣщали Преосвященнаго, что о нанесенныхъ ему обидахъ отъ вицегубернатора Плещеева 21 Мая 1736 года и неоднократно отъ секретаря Лапакова, и о прочихъ со стороны Провинціальной канцеляріи притѣсненіяхъ сообщено изъ Св. Сѵнода въ Правительствующій Сенатъ съ крѣпкимъ настояніемъ оказать его Преосвященству сатисфакцію, а также и о возможно скорѣйшемъ построеніи въ Иркутскѣ архіерейскаго дома, и съ требованіемъ о послѣдующемъ отъ Сената увѣдомленія; и въ заключеніе предоставлялось Преосвященному писать, въ случаѣ неудовлетворенія его, или по другимъ важнымъ дѣламъ не только въ Св. Сѵнодъ, но даже и въ кабинетъ Ея Императорскаго Величества, точію въ семъ послѣднемъ случаѣ поступать съ довольнымъ разсужденіемъ, чтобъ вмѣсто нужнѣйшаго не оказалось таковаго, которое можно рѣшить и въ низшихъ правительствахъ.

Сіи, такъ сказать, задатки благовниманія Св. Сѵнода къ епископу Иннокентію Неруновичу, уже отчаявшемуся было не только въ успѣхѣ прежнихъ своихъ представленій, но и въ полученіи на нихъ отвѣтовъ, застали его еще въ Иркутскѣ прежде отбытія въ Якутскую даль.

Послѣ того Архіерейскій Приказъ имѣлъ пріятную обязанность сообщить ему въ Якутскъ другія болѣе радующія распоряженія Св. Сѵнода:

Указомъ отъ 3 Декабря 1741 года давалось знать, что взятыя Епископомъ Иннокентіемъ на Якутскій путь изъ Провинціальной Иркутской канцеляріи 330 руб. 22 копѣйки зачтены въ казенную дачу, и сверхъ сего сообщено въ Правительствующій Сенатъ, чтобъ и впредь, когда онъ Преосвященный поимѣетъ надобность ѣхать куда для призыванія въ православную вѣру идололяторовъ, были бы даваны ему потребные подводы и прогоны изъ иркутской провинціальной канцеляріи.

За тѣмъ указомъ отъ 22 Мая 1742 года объявлено, что согласно представленію Его Преосвященства о прибавкѣ ему жалованья и содержанія, изъ котораго можно бы дѣлать снабженіе и воспринимающимъ святое крещеніе инородцамъ, Святѣйшій Сѵнодъ, по соглашенію съ Правительствующимъ Сенатомъ, Высочайше утвержденному, назначилъ ему въ прибавокъ къ жалованью 400 рублей въ годъ, да сверхъ прежней дачи, 400 четвертей ржи и овса, и 100 ведръ горячаго вина.

Но всѣ эти запоздалыя обрадованія скользили по наболѣвшей отъ прежнихъ огорченій душѣ Владыки, не производя глубокихъ впечатлѣній. Довольный житьемъ своимъ на Вилюѣ, онъ не торопился выѣздомъ оттуда.

Приказъ желая скорѣе вызвать его въ Иркутскъ, писалъ ему, что хозяйство дома его преосвященства за отсутствіемъ его упадаетъ и разстраивается: Владыка велѣлъ уволить отъ занятій по Приказу одного изъ членовъ — іеродіакона Никона Красовскаго, и поручилъ ему усилить надзоръ за хозяйствомъ. Наконецъ ему донесли, что Предсѣдательствующій въ Приказѣ, архимандритъ Корнилій, 8 Сентября 1742 года скончался: Преосвященный предписалъ іеродіакону Никону опять принять на себя обязанность члена. Словомъ, онъ оставался въ своемъ загадочномъ уединенія на берегахъ Лены и Вилюя до тѣхъ поръ, пока мѣстные жители не стали уже гласно выражать предъ нимъ, что присутствіемъ его тяготятся, и пока не возникло въ Якутской Воеводской канцеляріи неказистое дѣло о туземной у него прислугѣ. Говорили, будто бы Преосвященный Иннокентій получилъ уже и изъ Св. Сѵнода понужденіе о выѣздѣ изъ Якутска: однакожъ такого предписанія въ архивныхъ дѣлахъ мы не встрѣтили.

И наконецъ-то, къ осени 1743 года Иркутскъ увидѣлъ своего архипастыря, находившагося въ отсутствіи слишкомъ два года. По лѣтописи покойнаго Пежемскаго Преосвященный возвратился въ Августѣ: но 26 Августа проѣзжалъ черезъ Иркутскъ архимандритъ Хотунцевскій, а Преосвященнаго въ Иркутскѣ еще не было. Стало быть, онъ прибылъ позднѣе.

 

ЕПИСКОПЪ

 

ИННОКЕНТІЙ НЕРУНОВИЧЪ.

 

Отчетъ о вторичной Его поѣздкѣ въ Якутскъ.

 

О вторичной поѣздкѣ своей въ Якутскъ Преосвященный Иннокентій не далъ никакого вѣдѣнія своему архіерейскому Приказу, и не видно, чтобъ представилъ какой нибудь отчетъ Святѣйшему Сѵноду. Бывшій при немъ копіистъ Григорій Шастинъ, 10 Октября того 1743 года, въ которомъ Преосвященный возвратился въ Иркутскъ, словесно объявилъ архіерейскому Приказу, что у него въ ящикѣ имѣлись на храненіи, взятыя Его Преосвященствомъ изъ Приказа, и производимыя дѣла въ Якутскѣ, и собираемыя съ данныхъ вновь производимымъ священникамъ ставленныхъ грамотъ и прочихъ дѣлъ пошлинныя деньги, каковыхъ за расходами въ наличіи у него остается 20 руб. 67 коп., и что онъ словесно докладывалъ Его Преосвященству, куда оныя дѣла и деньги отдать повелитъ, и получилъ приказаніе сдать ихъ въ архіерейскій Приказъ.

Изъ этихъ денежныхъ отчетовъ (самыхъ дѣлъ нами не отыскано) видно, что въ 1741 году, по выѣздѣ 26 Мая изъ Ир-кутска, въ Верхоленскомъ Округѣ Епископъ Иннокентій 5 Іюня далъ указъ сыну священника тамошней церкви Ивана Иванова Шергина Ивану же о бытіи при той Верхоленской Воскресенской церкви пономаремъ.

14 Іюня освящалъ самъ Владыка церковь во имя Иліи Пророка въ деревнѣ Марковской; сына священника той церкви Василія Иванова Митрофана Косыгина, опредѣлилъ сюда пономаремъ, и старостѣ Хрисанѳу Маркову выдалъ шнуровую книгу на сборъ доброхотныхъ даяній на церковныя потребы.

22 Іюня въ Киренскомъ Острогѣ освящалъ Престолъ въ церкви во имя Нерукотвореннаго Образа, о чемъ для вѣдома священнику Якову Памфилову далъ указъ.

Въ Якутскъ прибылъ 5 Августа.

10 Августа пономарю Якутской Богородско-Рождественской церкви Петру Чеботнягину и попову сыну Петру Сукневу выдалъ указы о бытіи первому при той церкви дьячкомъ, послѣднему пономаремъ, согласно просьбамъ приходскихъ людей, съ которыхъ прихожанъ взысканы и пошлины по 75 коп. съ прошенія, да за бумагу и сургучъ 5 копѣекъ. Первая изъ этихъ письменныхъ принадлежностей продавалось въ то время въ Якутскѣ по 2 руб. 50 коп. за стопу, а сургучъ по 3 коп. за золотникъ, или 2 руб. 88 коп. фунтъ.

12 Августа дано разрѣшеніе священникамъ Якутской Николаевской церкви Григорью Васильеву и Іоанну Оконешникову и церковному старостѣ Ѳедору Истомину строить при той церкви вновь холодный Храмъ во имя Тихвинскія Богородицы съ Придѣломъ.

Того же числа данъ указъ Якутскимъ сыну-Боярскому Димитрію Канаеву и отставному служивому Лукѣ Санникову съ товарищи о строеніи Якутскаго Вѣдомства въ Верховилюйскомъ острогѣ вновь церкви во имя Николая Чудотворца.

22 Августа данъ указъ новорукоположенному священнику Григорію Чупрову о бытіи ему при новостроющейся церкви Верховилюйской.

25 Августа данъ указъ Якутскаго полка капитану Адріану Греченину (давній нашъ знакомый, извѣстный напредь сего лиходѣй Преосвященнаго) о строеніи при Жиганскихъ зимовьяхъ часовни во имя Николая Чудотворца.

28 — даны указы; 1., прежде бывшему въ Олекминскомъ острогѣ священнику Андрею Ядрихинскому о бытіи ему для отправленія службы и мірскихъ требъ при обрѣтающейся на Якутскомъ заводѣ (желѣзодѣлательномъ) часовнѣ; 2., посланному въ Охотскъ на житье города Березова священнику Ильѣ Прохорову о бытіи ему въ священнослуженіи въ командѣ Камчатской Экспедиціи господина Капитанъ-командора Беринга. 3., Того же города священнику Артемью Васильеву о бытіи для священнослуженія въ одномъ изъ трехъ Камчадальскихъ остроговъ; и 4., Новорукоположенному (изъ казачьихъ дѣтей) священнику Михаилу Сивцову о бытіи ему въ одномъ изъ тѣхъ же трехъ Камчадальскихъ остроговъ. (*)

(*) Ни Прохоровъ ни Артемьевъ въ тѣхъ краяхъ ни въ Охотскѣ ни въ Камчаткѣ не были. Они, или по милостивому Манифесту Елисаветы Петровны 15 Декабря 1741 года, возвратились во свояси, или умерли въ Якутскѣ. Сивцовъ же служилъ въ Камчаткѣ много лѣтъ при Большерѣцкой церкви.

31 Августа даны указъ и Грамота новорукоположенному къ церкви Пресвятыя Богородицы что при Ковымскихъ (**) зимовьяхъ священнику Григорію Наговицыну. За священническую грамоту, какъ и за Антиминсъ взималось по пяти рублей, а за указъ пошлины по 50 копѣекъ.

(**) Въ старыхъ дѣлахъ какъ и въ устахъ старыхъ туземцевъ,; Колыма называлась Ковымою.

1742 года Генваря 8 дня выдана ставленная Грамота рукоположенному въ Якутскомъ Спасскомъ монастырѣ іеродіакону Гедеону Пелюшкевичу во іеромонаха, безъ взятія за нее пошлинъ.

17 Января выданы въ. Якутскую Покровскую пустыню.двѣ прошивныя тетради для записки скота.

15 Іюня данъ указъ находившемуся въ Охотскѣ, присланному туда на житье изъ Березова, священнику Андрею Васильеву о бытіи ему при Охотской церкви Преображенія Господня дѣйствительнымъ священникомъ, и того же числа посланъ указъ священнику Удскаго Острога Іосифу Хмылеву о бытіи ему при той же Охотской Преображенской церкви вторымъ священникомъ.

26 Іюня данъ указъ Охотскаго порта священнику Онисиму Аврамову о бытіи ему для священно-служенія въ Якутскомъ соборѣ.

Въ Августѣ Олекминскій діаконъ Алексѣй Габышевъ переведенъ на служеніе въ Якутскій соборъ.

28 Августа данъ указъ священнику Григорію Чупрову съ прихожанами объ освященіи Верхневилюйской церкви священникомъ Іоанномъ Оконешниковымъ. А въ Декабрѣ къ сей церкви опредѣленъ въ дьячки отставный служивый Ѳедоръ Гоголевъ.

10 Декабря данъ указъ о построеніи вновь церкви Преображенія Господня въ Амгинской слободѣ Якутскаго Вѣдомства.

1743 года 1 Мая данъ указъ новорукоположенному священнику Филиппу Волкову о бытіи на Камчаткѣ близъ Авачинской Губы, въ гавани, называемой святыхъ Апостолъ Петра и Павла, у новопостроенной церкви Рождества Пресвятыя Богородицы. Ставленная грамота дана безмездно. А назавтра данъ указъ брату Филиппа Михаилу Волкову при той же Гавани Петра и Павла быть дьячкомъ.

10 Мая данъ указъ священнику Димитрію Попову о бытіи въ Жиганскихъ зимовьяхъ при часовнѣ Николая Чудотворца.

16 Мая данъ указъ Протопопу Андрею Тарлыкову объ освященіи въ Якутскомъ Спасскомъ монастырѣ церкви Знаменія Пресвятыя Богородицы.

19 Мая Якутскаго Спасскаго монастыря Казенной кельи (*) пищикъ Григорій Охлопковъ опредѣленъ въ томъ же монастырѣ пономаремъ, а священническій сынъ Иванъ Трифоновъ дьячкомъ въ Якутскій Троицкій соборъ.

(*) Въ монастыряхъ казенною кельею именовалось монастырское управленіе, которое составляли Настоятель съ старшею братіею.

29 Іюня данъ указъ священнику Іоанну Оконешникову объ освященіи новопостроенной въ Якутскѣ церкви во имя святаго Іоанна Предтечи.

Изъ отчета копіиста Шастина видно, что въ Январѣ 1742 были куплены въ Якутскѣ для новокрещенныхъ Якутовъ 200 мѣдныхъ крестовъ, по 2 копѣйки, и 300 аршинъ тканцу нитянаго на 50 копѣекъ.

Изъ этаго же отчета видно, что Епископъ Иннокентій въ Декабрѣ 1742 года возвратился въ Якутскъ изъ Верховилюйскаго зимовья, и заплатилъ 2 рубля новокрещенному Якову Шастину за лошадь, которая пала подъ архіерейскимъ обозомъ.

Отчетъ Шастина законченъ 29 числомъ Іюня 1743 г., въ которое сдѣлано было послѣднее распоряженіе Преосвященнаго въ Якутскѣ объ освященіи Предтеченской церкви. Къ сему времени долженъ быть отнесенъ и выѣздъ Епископа Иннокентія изъ Якутска въ Иркутскъ.

Предъ самымъ отправленіемъ изъ Якутска священникъ Николаевской церкви Іоаннъ Оконешниковъ словесно просилъ Владыку снять съ него обязанность Закащика, которая была возложена на него по случаю смерти настоятеля Якутскаго монастыря Игумена Паисія. Преосвященный, сперва временно поручалъ было управленіе монастыремъ своему іеродіакону Ипполиту, но затѣмъ опредѣлилъ строителемъ схимонаха Епифанія, и по просьбѣ Оконешникова на него же схимонаха возложилъ должность Закащика съ выдачею ему инструкціи.

А іеромонахъ Софроній представилъ Иркутскому Архіерейскому Приказу свѣдѣніе, что всѣ бывшія въ свитѣ Его Преосвященства, исполняли въ Якутскѣ обязанности исповѣди и святаго причащенія.

Плоды вторичной поѣздки Е. Иннокентія въ Якутскъ.

Сколько отчетъ копіиста Шастина ни кратокъ и ни одностороненъ, не можемъ однакожъ не видѣть изъ него важной пользы для Якутскаго края и въ настоящемъ его посѣщеніи Епископомъ Иннокентіемъ. Не напрасно же покупались Владыкою въ бытность его въ тѣхъ краяхъ, въ значительномъ количествѣ шейные кресты и гайтаны, — они предполагаютъ значительное количество новокрещенныхъ, для коихъ покупались. Кромѣ снабженія Охотска и Камчатки, по возможности, священниками, Преосвященнымъ Иннокентіемъ обращено было вниманіе и на болѣе глубокій Сѣверъ. Построеніе въ Жиганахъ часовни, освященіе въ Колымскихъ зимовьяхъ церкви, и наконецъ возведеніе въ одинъ годъ церкви въ Верховилюйскомъ острогѣ, особенно изысканіе и опредѣленіе во всѣ сіи три отдаленныя мѣста священниковъ, эти распоряженія приснопамятныя. Но всего важнѣе для заброшенныхъ среди тундръ и снѣговъ подъ 70 градусъ С. Ш. мѣстъ то, что Преосвященный Иннокентій навелъ Высшее правительство на мысль, что и въ этихъ холодныхъ пустыняхъ, какъ ранѣе въ Камчаткѣ и Анадырскѣ, церкви и причты требуютъ и ожидаютъ единственной помощи отъ казны.

О послѣдствіяхъ въ этомъ отношеніи архипастырской заботливости Иннокентія, предначатой тотчасъ по прибытіи его въ Якутскъ, говоритъ слѣдующій указъ:

«Указъ Ея Императорскаго Величества, Самодержицы Всероссійскія, изъ Святѣйшаго Правительствующаго Сѵнода Преосвященному Иннокентію Епископу Иркутскому и Нерчинскому. Присланнымъ ваше преосвященство прошлаго 1741 году Августа отъ 22 дня о воспринимающихъ, и впредь еще желающихъ Якутскаго вѣдомства въ Верховилюйскомъ острогѣ изъ обитающихъ тамъ идололяторовъ святое крещеніе, доношеніемъ между прочимъ требовали, чтобъ для большей могущей придатися таковымъ идололяторомъ, въ прихожденіи ко крещенію охоты, построить въ Верховилюйскомъ острогѣ святую церковь. И Маія 4-го 1742 года сообщеннымъ изъ Святѣйшаго Правительствующаго Сѵнода Правительствующему Сенату вѣдѣніемъ требовано: дабы въ имѣющемся въ Якутскомъ вѣдомствѣ въ Верховилюйскомъ острогѣ для желающихъ тамошнихъ идололяторовъ вѣру Христову принять, повелѣно было церковь по препорціи того невѣрнаго народа, обязавъ ихъ идололяторовъ, чтобъ по построеніи оной церкви крещеніе святое всѣмъ имъ принять безъ отрицанія накрѣпко, изъ Якутскихъ доходовъ построить, и всякую къ ней церковную утварь, сосуды, книги, ризы и протчее, и церковныя жъ требы: воскъ, ладонъ, вино и муку на просфоры, такожъ священнику и двумъ причетникамъ Ея Императорскаго Величества денежное и хлѣбное жалованье противъ прочихъ таковыхъ церквей опредѣлить. И на оное вѣдѣніе Святѣйшему Правительствующему Сѵноду отъ Правительствующаго Сената, тогожъ году Іюля отъ 7 дня вѣдѣніемъ же объявлено: что Правительствующій Сенатъ приказали: по содержанію онаго Святѣйшаго Сѵнода вѣдѣнія первѣе оныхъ идололяторовъ накрѣпко обязавъ, чтобъ желающіе онаго святаго крещенія по воспріятіи его неотмѣнно содержали, и потому иркутскому вицегубернатору по сношенію съ вашимъ преосвященствомъ, по препорціи того крещаемаго народа церковь на первой случай деревянную построить, и всемъ, что по чину требуется исправить немедленно, и священникомъ денежное и хлѣбное жалованье, по примѣру обрѣтающихся тамо таковыхъ же ружныхъ священно- и церковнослужителей, и на всѣ церковныя потребы, деньги употребить по сношенію съ вашимъ же преосвященствомъ, чего миновать не возможно, изъ Иркутскихъ доходовъ какіе есть, ежели неокладныхъ нѣтъ, и впредь на повсягодныя расходы, яко на требы церковныя, на ладонъ и протчее и на жалованье священникамъ съ причетниками потомуже неудерживая производить, дабы отъ удержанія отъ тѣхъ инородцевъ они священники и причетники требовать воздаянія себѣ насильно не могли, но пачебъ къ нимъ по званію своему съ прилежнымъ по должности своей исполненіемъ поступали, а книги въ ту церковь отпустить Святѣйшему Сѵноду изъ имѣющихся въ Московской типографіи подносныхъ, а буде подносныхъ нѣтъ, то изъ продажныхъ съ замѣною впредь подносныхъ; церковныя жъ сосуды, честный крестъ, священное евангеліе и ризы отпустить, что по тамошнему мѣсту и времени потребно, по усмотрѣнію одного сѵнодальнаго члена изъ имѣющейся въ вѣдомствѣ генерала и кавалера господина Волкова. Что же купить будетъ дорого, яко вино церковное, оное Коллегіи экономіи здѣсь купя, что надлежитъ отправить въ Иркутскъ первымъ зимнимъ путемъ, и чтобъ было бережно довезено, и впредь потомужъ посылать повсягодно, не дожидаясь оттоль требованіевъ, о чемъ де куда надлежало указы изъ Сената посланы. А понеже по сношенію отъ Святѣйшаго Сѵнода въ подлежащими о томъ мѣстами таковой церковной утвари въ наличіи ни гдѣ не явилось, того ради изъ Святѣйшаго Правительствующаго Сѵнода паки Правительствующему Сенату сообщено вѣдѣніе съ таковымъ разсужденіемъ, не соблаговоленоль будетъ оную церковную утварь, когда вышеписанная церковь будетъ построена, сколько чего потребно, отъ Иркутской Провинціальной канцеляріи сдѣлавъ подрядомъ, въ Якутскъ отправить, ибо отсюда до Якутска (хотя бы напримѣръ гдѣ оная здѣсь и сыскаться могла) одинъ провозъ болѣе будетъ коштовать, нежели во что вся оная цѣною обойдется. А сего 1745 году Іюня 5 дня Святѣйшему Правительствующему Сѵноду Правительствующаго Сената вѣдѣніемъ сообщено, что по оному вѣдѣнію Правительствующій Сенатъ приказали: Въ Сибирской приказъ послать указъ велѣть по оному Святѣйшаго Правительствующаго Сѵнода требованію объявленную церковную утварь, сколько чего потребно сдѣлавъ, въ Якутскъ отправить отъ Иркутской Провинціальной канцеляріи, о чемъ де въ тотъ Сибирскій приказъ указъ изъ Сената посланъ. И Преосвященному Иннокентію Епископу Иркутскому и Нерчинскому о вышеписанномъ вѣдать. Августа 7 дня 1745 года».

Указъ этотъ, полученъ въ Иркутскѣ 5 Декабря того 1745 года. Но церковь въ Верховилюйскѣ, какъ мы видѣли, была уже въ бытность тамъ Преосвященнаго выстроена мѣстными средствами еще въ 1742 году, и безъ сомнѣнія подъ личнымъ его наблюденіемъ, что и могло удерживать Преосвященнаго на Вилюѣ долгое время, а изъ этого породились разные о привязанности его къ Вилюю толки. Выстроенная и освященная Верховилюйская церковь и снабженная священникомъ Григорьемъ Чупровымъ, на первой разъ содержалась, конечно, средствами прихожанъ, за то на будущее время, по ходатайству Преосвященнаго, она всемъ обезпечена отъ казны. Заслуга со стороны Владыки великая, тѣмъ болѣе, что она проложила путь къ дальнѣйшимъ со стороны Правительства, такимъ же благотворнымъ распоряженіемъ въ отношеніи къ Колымской и другимъ церквамъ по прибрежью Ледовитаго моря. Вотъ, тому доказательство:

Флота капитанъ Димитрій Лаптевъ, возвратясь изъ Беринговой Экспедиціи въ Петербургъ, донесъ Адмиральтейской Коллегіи, что хотя обязанностію его было сдѣлать опись отъ Якутска до Сѣвернаго моря и отсюда до Камчатки, и положить тѣ мѣстности на карту, однакожъ не было воспрещено дать мѣсто и другимъ общеполезнымъ наблюденiямъ, тѣмъ болѣе, что въ тѣхъ краяхъ ранѣе его никто съ этою цѣлію не бывалъ. За тѣмъ Лаптевъ изложилъ въ своемъ донесеніи: Опись производилъ онъ отъ Якутска рѣкою Леною и по берегу Сѣвернаго моря до Восточнаго Океана на протяженіи не менѣе пяти тысячъ верстъ. По рѣкамъ Ленѣ, Янѣ, Индигиркѣ, Ковымѣ (Колымѣ) и Анадыру живутъ въ острогахъ и зимовьяхъ русскіе захожіе люди отъ давнихъ лѣтъ, и положены тамъ въ платежъ и въ службу; а подлѣ тѣхъ же береговъ въ лѣсахъ кочуютъ Якуты, Тунгусы, Юкагиры и Ламутки, между же Анадыромъ до Камчатскаго вѣдомства Коряки, и всѣ они въ ясакѣ и подданствѣ Ея Императорскому Величеству, кромѣ одного Чукотскаго Носа. Въ нынѣшніе годы изъ всѣхъ тѣхъ народовъ многіе съ женами и дѣтьми крестились, и еще многіе готовы бы креститься. Но во всѣхъ тѣхъ краяхъ только одна церковь на р. Индигиркѣ при Зашиверскомъ острогѣ, тогда какъ надлежитъ по рѣкѣ Ленѣ въ Жиганахъ, при р. Сиктикѣ, Янѣ и Анадырѣ быть по одной церкви, и двумъ на рѣкѣ Ковымѣ (*). При этомъ случаѣ правительство должно обезпечить не только вполнѣ церкви всѣми относящимися къ Богослуженію потребностями, да и служителей церкви всемъ необходимымъ, безъ каковыхъ условій жить тамъ будетъ не возможно, такъ какъ все нужное доставляется въ сіи мѣста изъ Якутска вьюшнами; провозъ одного пуда стоитъ до р. Ковымы около 2 рублей, и не сравненно дороже до Анадырскаго острога, а всего въ тѣхъ мѣстахъ, кромѣ рыбы и мяса, ничего нѣтъ, и большая часть народа тѣхъ мѣстъ отъ непросвѣщенія ума ихъ и отъ безумства терпятъ всякую нужду и голодъ. А когда бы, заключалъ свои наблюденія Лаптевъ, тотъ языческій народъ былъ больше просвѣщенъ и къ доброму наставленъ, тогда былъ бы годнѣе и къ содержанію себя и для пользы государственной, и русскимъ жить въ тѣхъ краяхъ было бы удобнѣе.

(*) Лаптевъ передавалъ въ Петербургѣ свои наблюденія ранѣе, чѣмъ построена была мѣстными средствами церковь при Колымскихъ зимовьяхъ, и, въ бытность Епископа Иннокентія въ Якутскѣ, 31 Августа 1741 года снабжена священникомъ Григоріемъ Наговицынымъ.

Адмиральтейская коллегія наблюденія Лаптева передала въ Святѣйшій Сѵнодъ. И отъ 21 Апрѣля 1744 г. изъ Сѵнода послѣдовалъ Иркутскому Епископу Иннокентію указъ, которымъ требовались отъ него свѣдѣнія: въ которомъ году, по какому указу или прошенію построена при Зашиверскомъ острогѣ церковь; сколько при ней священноцерковнослужителей; на какомъ они содержаніи, равно и самая церковь; откуда получаются церковныя потребы — воскъ, ладанъ, вино, пшеница, и въ какомъ количествѣ; сколько при этой церкви утвари и книгъ порознь по званію; сколько въ приходѣ русскихъ и новокрещенныхъ обоего пола; сколько вѣрныхъ въ Жиганахъ, при рр. Сиктикѣ, Янѣ и Ковымѣ; гдѣ признаются нужными новыя церкви, и по скольку обойдется христіанъ на каждый приходъ; и буде тѣмъ церквамъ необходимо быть надлежитъ, то откуда вышепоименованныя церковныя требы, и всякую церковную утварь и книги и колокола получать, равно и содержаніе причтамъ, отъ прихожанъ или отъ казны; буде же отъ прихожанъ въ томъ удовольствіе быть нечаятельно, а понадобится всѣ тѣ церкви и причты снабдѣвать и денежнымъ и хлѣбнымъ жалованьемъ отъ казны, то въ какомъ количествѣ, и какъ пересылать ихъ будетъ удобнѣе. Для разрѣшенія всѣхъ сихъ вопросовъ Епископу Иннокентію предписывалось сдѣлать сношенія съ иркутскимъ вице-губернаторомъ Лангомъ, которому былъ посланъ отъ Сѵнода особый указъ, а также и съ Якутскимъ воеводою.

Но вопросовъ было такъ много; между неизмѣримыми же разстояніями, на которыхъ надлежало собирать свѣдѣнія, и нынѣ нѣтъ, тѣмъ болѣе тогда не существовало никакихъ правильныхъ сношеній; потому не удивительно, если результаты всѣхъ сихъ предположеній окончательно выработались лѣтъ черезъ семьдесятъ, уже при Архіепископѣ Михаилѣ, вступившемъ въ управленіе Иркутскою паствою съ 1815 года.

При использовании материалов сайта обязательна ссылка на источник.

ИННОКЕНТИЙ ВТОРОЙ (НЕРУНОВИЧ)

1690 – 26.07.1747

Легендарный сибирский святитель. Епископ Иркутский и Нерчинский. Воспитанник Киевской духовной академии. Знал несколько языков. Преподавал и был префектом в Славяно-греко-латинской академии Москвы. Прожил на Иркутской земле более 13 лет. Активно занимался просветительской и миссионерской деятельностью, помогал экспедиции Беринга, занимался устроением почтового дела в Сибири. При нем были построены 29 новых храмов, собрана библиотека, открывались школы для детей из малоимущих семей. Многими верующими почитается как святой.

Родился в 1690-е годы в Киеве. Он окончил Киевскую духовную академию, по окончании курса постригся в Киево-Братском монастыре, где был потом некоторое время наставником.

До 1727 года преподавал пиитику в Киевской духовной академии в сане иеромонаха. Затем был приглашен в Московскую Славяно-Греко-Латинскую академию в качестве преподавателя.

В 1730 году был назначен префектом Славяно-греко-латинской академии.

5 июня 1732 года назначен на иркутскую кафедру.

25 ноября 1732 году, в Санкт-Петербурге прямо из иеромонахов был рукоположен в сан епископа. Еще находясь в столице, епископ Иннокентий собрал материал о своем новом месте служения. Он добился окончательного решения вопроса о размежевании двух сибирских епархий, составил проект христианизации коренного населения. Таким образом, уже с первых дней своего назначения он проявил себя как деятельный архиерей.

20 октября 1733 года прибыл в Иркутск и возглавил епархию. Быстро принял дела и выявил серьезные проблемы в епархии: невежество и дрязги среди духовенства, грубость и своеволие светских чиновников, крайне скудные средства к существованию, малочисленность церквей и многочисленность язычников. В стремлении упорядочить все это, ему пришлось бороться с вице-губернатором Жолобовым, бригадиром Сухаревым, даже с архимандритом иркутского Вознесенского монастыря Антонием Платковским, монахом Игнатием Козыревским и другими, грабившими монастырское имущество. За вопиющие злоупотребления Жолобов, Сухарев и др. были арестованы и доставлены в Петербург. Епископ Иннокентий, восстановив справедливость, заставил уважать свой сан и свои права.

В 1735 году оказал большую помощь прибывшим в Иркутск академикам Миллеру и Гмелину, собравшим большой и ценный материал по истории края. Когда готовилась экспедиция Беринга на Камчатку, снабдил ее походною церковью и причтом.

В этом же году отправляется в Якутию. Дорогою по берегам Лены и Витима он крестил тунгусов и якутов, в Якутске — якутов, а в урочище Киллем, что в 30 верстах от Якутска, Иннокентий лично окрестил более ста душ. В память об этом событии он воздвиг в урочище большой крест и благословил строительство часовни в честь Животворящего Креста Господня. Обращение язычников в православие продолжалось на берегах двух могучих рек Сибири вплоть до ноября.

Он ратовал за развитие в Сибири просвещения и образования, обращал в православную веру якутов, тунгусов, чукчей и бурят. Совершая пастырские поездки в Якутию и Забайкалье, активно занимался миссионерской деятельностью. Ревностно заботясь о религиозном просвещении коренного населения, велел священникам по всей епархии обучать прихожан молитвам и сам лично крестил более 500 якутов и бурят.

Вместе с губернатором Плещеевым ходатайствовал о льготах крещеным якутам. Просил Священный Синод о предоставлении льгот в платеже ясака по принятии ими крещения и ходатайствовал о постройке в Якутске богадельни.

Открыл в Якутске школу для детей духовенства, снабдил священниками и устроил около тридцати церквей в отдаленных частях якутской епархии. Преподавал латинский язык в Иркутской школе при Вознесенском монастыре. В этой, основанной им школе, дети коренных народов обучались своему и русскому языкам, не только не оплачивая обучение, но и получая пищу и одежду. В 1740 году основанная им монголо-русская школа стала называться семинарией.

В мае 1741 года вновь отправляется в Якутск и живет в Якутии до сентября 1743 года, занимаясь духовным окормлением, крещением и строительством церквей.

Вернувшись в Иркутск, из-за недостатка в иеромонахах решился на крайнюю меру: отрешил от мест всех вдовых священников и постриг их в монахи.

Самым трудным и изматывающим его подвигом было истребление в Сибири заразы пьянства. Он обличал пьянство в проповедях, в посланиях, запрещал в указах, накладывал епитимии и порол свое священство, провинившееся в этом деле и, наконец, послал жалобу в Священный Синод. Столица была тоже обеспокоена духовным состоянием своего народа и ответила ему в 1746 году указом, по сути, запрещающим ставить кабаки рядом с церквями.

Конфликт с купечеством привел к сокращению пожертвований и пополнений казны. В начале 40-х годов архиерей восстановил против себя гражданскую администрацию, часть купечества и духовенства. Почувствовав отчужденность, он удалился от дел и проживал уединенно в Жилкинском ските Вознесенского монастыря (ныне Михайло-Архангельская церковь). Удаление епископа обернулось снижением эффективности управления.

23 января 1746 года в Иркутск поступил указ Синода, требовавший выезда епископа Иннокентия Неруновича в столицу для отчета.

13 августа 1746 года он покинул Иркутск и выехал в Санкт-Петербург. Для епархии он оставил последний дар — 3810 рублей личных денег.

По дороге в Санкт-Петербург, в районе Братского острога он тяжело заболел.

26 июля 1747 года он умер и был похоронен в Братском селе Спасова пустынь.                        (источник этой биографии).