Сиб.газ. №39, 25 сент.1883

Олекминскъ. 11-го августа. Жители Олекминска не призваны къ городскому самоуправленію, почему они и свободны отъ тѣхъ общественныхъ явленій, которыми характеризуется жизнь современнаго русскаго города. Не волнуется нашъ обыватель вопросами городского хозяйства, разными прожектами думскихъ дѣятелей, а подъ часъ и растратами. Тишь да гладь, хотя и далеко еще до божьей благодати. Судите сами. За отсутствіемъ органа мѣстнаго самоуправленія наше полицейское управленіе обременено заботами не вполнѣ отвѣчающими тѣмъ требованіямъ, какія этому учрежденію предъявляетъ современная жизнь. Полиція у насъ является представительницею нашихъ интересовъ, ходатаемъ въ пользу городскихъ нуждъ, посредникомъ между нами, плательщиками налога, и распредѣлителями его, такъ какъ весь городской налогъ, до 7 тысячъ, уходить въ Якутскъ, гдѣ уже и ассигнуются незначительныя суммы на удовлетвореніе потребностей нашего города. И ужъ такое счастье, что встрѣчающіеся иногда у нашихъ градоправителей доброжелательные порывы въ большинствѣ случаевъ ни къ чему не приводятъ. Бывшій исправникъ П., говорятъ, съ большимъ трудомъ добился трехсот-рублевой ассигновки на пожарную часть. Онъ же, въ виду негодности стараго больничнаго помѣщенія, хлопоталъ о постройкѣ новой больницы, по поводу чего и пріѣзжалъ изъ Якутска архитекторъ, который далъ отъ себя отзывъ: зданіе хоть куда, нуждается только въ небольшомъ ремонтѣ. При видѣ теперь идущей поправки больницы обыватель нѣтъ-нѣтъ да и заговоритъ объ отзывѣ архитектора, вспоминая при этомъ кое какія подробности... Всѣ, конечно, понимаютъ, что ремонтъ нашей больницы — штопанье изгнившаго платья. Понимать то разныя неурядицы обыватель понимаетъ, да что толку! Казенщина и бумага заступаютъ у насъ мѣсто общественности и живаго слова. Какъ энергично приготовились мы было встрѣтить дифтеритъ: выстроена больница, спеціально предназначавшаяся для имѣющихся быть больныхъ дифтеритомъ, заготовлены всѣ больничныя принадлежности, словомъ, все какъ и слѣдуетъ быть. Воображаемая опасность миновала и вся затѣя ничего не дала кромѣ убытковъ. Прекрасное зданіе заколочено; своимъ видомъ оно какъ бы предотвращаетъ нашихъ легкомысленныхъ руководителей отъ увлеченій неосновательными опасеніями. Можно было бы отдавать домъ въ наемъ, но изъ Якутска на этотъ счетъ вышло запрещеніе. И всегда одна и та же исторія. Нуженъ ли ремонтъ нашихъ несчастныхъ тротуаровъ, нуждается ли школьное дѣло въ деньгахъ — пошла переписка, которая въ концѣ концовъ приводить къ одному изводу бумаги.

А вотъ вамъ и другая сторона нашей жизни. Какъ только скотъ оправится на подножномъ корму, начинается уводъ коровъ и быковъ. Уведутъ въ тайгу, зарѣжутъ и концы въ воду. Такъ какъ виновниками кражи предполагаются поселенцы изъ башкиръ, то полицейское управленіе и прибѣгаетъ къ гуртовому выселенію неимѣющихъ своего хозяйства башкиръ изъ города въ мѣста ихъ причисленія. На сколько эта мѣра безполезна можете заключить изъ того, что съ наступленіемъ темныхъ ночей начинается обворовываніе лавокъ, жилыхъ помѣщеній. На послѣдней недѣлѣ обокрали лавку В. на 300 р. и С. довѣреннаго пріисковой компаніи на 500 руб. Слѣдовъ, разумѣется, никакихъ, за исключеніемъ тѣхъ слѣдовъ, которые ведутъ съ мѣста воровства въ тайгу. И такъ во всѣхъ случаяхъ кражъ, грабежей и убійствъ, по пословицѣ, что съ возу упало, то пропало. По крайней мѣрѣ избѣгается лишняя переписка.

Весь этотъ мѣсяцъ прошелъ въ дождяхъ, которые перешли по наслѣдству и къ августу, что ни день, то и дождь. Сѣно на половину пропало. Посчастливитъ ли уборкѣ хлѣба, которая уже началась? Если нѣтъ, то сравнительный урожай нынѣшняго года сведется къ нулю.

9 августа Олекминскъ былъ потрясенъ дѣйствительно ужаснымъ и необычайнымъ въ этихъ мѣстахъ событіемъ. Серебряковскій пароходъ «Гонецъ» шелъ сверху въ Якутскъ. Не доѣзжая четырехъ верстъ до Олекминска лопнулъ паровикъ и убило десять человѣкъ, одинадцатый выскочилъ въ окно и утонулъ. Погибли: машинистъ, жена его, двое дѣтей, теща его и братъ жены, помощникъ машиниста и кочегары. Десять страшно обезображенныхъ труповъ привезены въ Олекминскъ, самъ пароходъ стоитъ пока на мѣстѣ несчастья на якорѣ. Говорятъ, что служащимъ подъ вліяніемъ сильной выпивки было не до паровика: никто и не подумалъ наблюдать за манометромъ. Хватились, когда въ паровикѣ не было уже воды, стали накачивать воду и, какъ и нужно было ожидать, произошелъ взрывъ.

1884 г.
1884 г.
1884
1884