«Сибирь» №1328 марта 1876

Олекминскъ, 1-го марта 1876 года. Въ настоящее время здѣсь обращено серьезное вниманіе на мѣстное учебное заведеніе, носящее скромное званіе приходскаго училища, хотя далеко несоотвѣтствующее и этому названію. Судя потому, что на жалованье и содержаніе учителю ассигнуется до 10-ти рублей въ мѣсяцъ, можно судить, — какое ученое лицо приметъ на себя обязанность учителя за подобную плату, а объ учебныхъ пособіяхъ и прочей училищной обстановкѣ и говорить нечего. Нынѣ олекминская инородная управа, съ согласія всѣхъ наслеговъ, обязалась ежегодно вносить для улучшенія приходскаго училища до 500 рублей. Вслѣдъ за улучшеніемъ приходскаго училища намѣрены открыть и ремесленную школу, для помѣщенія которой оказывается какъ нельзя болѣе соотвѣтствующимъ новое зданіе богадѣльни, сооруженное на пятитысячный капиталъ, пожертвованный на сей предметъ бывшимъ олекминскимъ головою Идельгинымъ, который изъявилъ согласіе на передачу зданій, предполагавшейся богадѣльни подъ ремесленную школу. Общество и на это предпріятіе, задуманное управляющимъ округомъ, отозвалось весьма сочувственно. Инородцы обѣщались вносить ежегодно по 500 руб. въ продолженіе десяти лѣтъ, что составитъ капиталь въ 5 тыс. По подпискѣ собралось на первый разъ, до 2 тысячъ, да столько же, по всей вѣроятности, соберется по подпискѣ и отъ прочихъ 4-хъ наслеговъ округа. Теперь ищутъ только, кто бы одолжилъ 5 тысячъ, на десятилѣтній срокъ. Есть, впрочемъ, надежда, что г. Идельгинъ не откажется одолжить и эти пять тысячъ, которые бы, вмѣстѣ съ собранными по подпискѣ, могли служить основнымъ капиталомъ заведенія (*).

(*) Жаль, что г. корреспондентъ ничего не говоритъ о томъ, имѣется ли въ виду лицо, которое бы съ пользою могло завѣдывать школой и мастерскими. Было бы прискорбно, если бы щедрыя приношенiя инородцевъ, —не привели къ желаемому результату. Ред.

Въ заключеніе два—три слова, о пьянствѣ. Добрый геній трезвости, закрывшій въ г. Иркутскѣ кабаки въ началѣ новаго 1876 года, нынѣ добрался и до насъ; но только, не устоявъ противъ мѣстныхъ аргументовъ о невозможности закрытія кабаковъ, находящихся среди самыхъ инородческихъ населеній, только на крестьянской землѣ, — шепнулъ на ухо кыллахскимъ инородцамъ, дабы они, на зло берденскимъ кабакамъ, составили общество трезвости, что и было въ скоромъ времени исполнено; даже кыллахскіе обыватели предварительно обязались по согласію и подпискою, въ силу которой трезвое общество обязывается существовать, въ видѣ опыта, хотя до 25 декабря сего года. Да, десять мѣсяцевъ, время не малое!... Быть можетъ въ этотъ промежутокъ времени мы узнаемъ весь вредъ пьянства; по крайней мѣрѣ за это время что нибудь останется въ карманѣ инородцевъ.

П—въ.

«Сибирь» №28, 11 iюля 1876

Островъ Кыллахъ (Олекм. окр.), 22 мая. Никогда не ждали мы такъ долго вскрытія Лены, какъ въ эту весну. Тронувшись 13 мая, Лена окончательно очистилась отъ льдовъ только 18. Въ округѣ, при постоянныхъ холодахъ и пронзительныхъ вѣтрахъ, которыми преимущественно изобилуетъ наша мѣстность, чувствовался большой недостатокъ въ кормѣ скота. Сѣна всѣ кончились еще въ началѣ апрѣля. Только прошлогодній урожай ячменя и могъ дать возможность кормить лошадей хлѣбомъ, при возвращеніи ихъ съ пріисковъ послѣ весенней доставки товаровъ. Рогатый скотъ, большею частію, питался тальникомъ: домохозяева привозили тальникъ на домъ, или пасли скотъ на таловыхъ островахъ. Скоро іюнь, а травы еще нѣтъ. Лена, при вскрытіи, разливалась мало, да и сверху мочитъ что-то скуповато. Пашни, засѣянныя съ первыхъ чиселъ мая, еще не покрылись всходами.

Въ округѣ и даже въ городѣ всѣ товары и съестные припасы давно уже распроданы, только одинъ спиртъ всегда переизбыточествуетъ, должно быть, благодаря усердію подливателей водяной стихіи... Теперь ждемъ ярмарку, которая приплываетъ и на нашъ островъ на 40 или на 50 паузкахъ, гоститъ дней 5 и 6. Ярморжане, по свойственному иркутянамъ гостепріимству и хлѣбосольству, имѣютъ обычай угощать у себя покупателей на паузкахъ чайкомъ и водочкой; но усердіе это у нѣкоторыхъ изъ нихъ заходитъ уже черезчуръ далеко: такъ одинъ господинъ вздумалъ было, въ прошломъ годѣ, послѣ обычнаго угощенія, пользуясь простотой инородцевъ, отпускать вмѣстѣ съ товарами и спиртъ, которымъ онъ, промышляя уже нѣсколько лѣтъ, запасся до 4-хъ бочекъ.

«Сибирь» №46, 14 ноября 1876

Олекминскъ, (якут. обл.) Все населеніе Олекминскаго округа, состоящее почти изъ однихъ якутовъ, приговоромъ на общественной сходкѣ единогласно постановило: вносить ежегодно по одной копѣйкѣ съ души въ пользу страждущихъ братій славянъ, доколѣ не прекратятся бѣдствія на балканскомъ полуостровѣ. Конечно пожертвованіе это само по себѣ не составитъ большой суммы; но отрадно видѣть, что и въ отдаленномъ захолустьѣ, въ средѣ бѣдняковъ якутовъ, пробудилось сочувствіе къ несчастнымъ славянамъ, воюющимъ за вѣру и свободу. Кромѣ того сдѣлано и другое, не менѣе важное пожертвованіе, а именно, населеніе округа согласилось жертвовать ежегодно по двѣ коп. съ души въ пользу больныхъ и раненыхъ воиновъ и столько же въ пользу общества поданія помощи при кораблекрушеніи, доколѣ общества эти будутъ существовать.

По частной подпискѣ, въ одну недѣлю собрано въ пользу семействъ воюющихъ славянъ болѣе семи сотъ руб., которые препровождены къ якутскому губернатору для отсылки по принадлежности.

Воооще, якуты Олекминскаго округа не чужды дѣлъ остальнаго міра; они живо интересуются ходомъ военныхъ дѣйствiй на балканскомъ полуостровѣ, радуются успѣхамъ сербскаго оружія и имя доблестнаго Черняева можно услышать въ каждой якутской юртѣ.

Якутъ.

«Сибирь» №23, 5 iюня 1877

Съ Лены. Здѣшнее населенiе преисполнено предразсудковъ. Оно не только держится упорно всѣхъ суевѣрій, но перенимаетъ ихъ и отъ инородцевъ. Такъ, здѣсь вѣрятъ, что якуты напускаютъ холодъ, посредствомъ какого-го шарика, вынимаемаго изъ внутренностей животнаго. Или вотъ суевѣрный способъ лѣченія: у одного крестьянина заболѣлъ младенецъ двухъ лѣтъ. Призванъ былъ знахарь, который послѣ кратковременнаго совѣщанія съ хозяиномъ дома, въ 9-ть часовъ вечера приказалъ раскупорить окно, находящееся противъ печи (это было въ 1-хъ числахъ февраля), отправился на улицу и гробовымъ голосомъ, отъ котораго, какъ послѣ сознавались присутствующіе, у всѣхъ забѣгали по кожѣ мурашки, промычалъ: „продайте младенца“! Торгъ продолжался недолго, младенецъ былъ поданъ въ окно. Съ нимъ знахарь отправился въ сосѣдній домъ; что тамъ происходило неизвѣстно, только спустя 10 минутъ дитя принесли обратно, а чрезъ двѣ недѣли оно померло. Продажа знахарю и его разные нашептыванія не помогли, потому, какъ онъ высказался, что малютка, когда его бралъ на руки, вскрикнулъ.

Здѣшнее училище въ совершенномъ упадкѣ. Обученіе идетъ въ такомъ порядкѣ: лѣтомъ рабочая пора и каникулы, а зимой по причинѣ холода, невозможно заниматься, даже самъ учитель живетъ въ квартирѣ, по той причинѣ, что на потолкѣ въ 1870 году, бывшимъ наводненіемъ смыло землю, въ пазахъ рѣшительно нѣтъ конопати, стекла всюду побиты, печи поразвалились и угрожаютъ опасностію. А поэтому вѣтеръ, не находя себѣ преградъ, разгуливаетъ въ зданіи училища, словно въ какой нибудъ заколдованной башнѣ. Крестьяне не хотятъ исправлять училища, потому что они сами влачатъ свое существованiе, только одной гоньбой. Хлѣба не сѣютъ и никакими промыслами не занимаются; вѣчно праздны и даже сами про себя сложили пѣсню, которая не рѣдко и слышится подъ звуки балалайки, или хрипливой скрипки: „Мы не сѣявши, проживемъ“.

N. P.

«Сибирь» №39, 25 сентября 1877

Съ Лены. Въ общественной наукѣ образовалось убѣжденіе, что окружающая человѣка природа кладетъ на него неизгладимую печать. Жаръ разслабляетъ человѣка, а среди суровой природы онъ дѣлается энергически — сильнымъ, бодрымъ и умнымъ. Кажется, такъ и должно быть; а у насъ иначе: суровый климатъ — и безхарактерный, слабосильный и тупой народъ. Странно, а положительно такъ. Такое противорѣчіе факта съ выводами науки стоитъ того, чтобы обратить на этотъ фактъ вниманiе. Не беремся примирить такого противорѣчія, но въ видахъ уясненія вопроса, представимъ нѣсколько данныхъ.

Всегда ли здѣшнiй народъ былъ такимъ, какъ теперь? Исключая жителей береговъ Тунгузки и нѣкоторыхъ мѣстностей на Ленѣ, гдѣ развиты болѣзни зоба и кретинизма, — по всему краю до 40—50 годовъ жило населеніе бодрое, здоровое. Каждый приленскiй крестьянинъ смѣло выходилъ одинъ на медвѣдя и всегда оставался побѣдителемъ. Точно также до этого времени, хотя и довольно туго, но все таки развивалось земледѣлiе и скотоводство. Напрасно стали бы мы искать причинъ упадка силъ народныхъ въ условіяхъ климата и почвы.

Ленская почва, правда, не особенно богата, но къ земледѣлію во всякомъ случаѣ вполнѣ годна. Укажемъ на часть Лены между Качугомъ и Илгою, откуда хлѣбъ сплавляется внизъ, по Ленѣ, чуть ли не до самаго Якутска, и на Якутскъ и Олекму, гдѣ скопцы успѣшно занимаются земледѣліемъ, вопреки существовавшему до нихъ предубѣжденію. Земледѣліе въ средней части Лены не развивается не столько отъ почвенныхъ условій, сколько отъ крайне небрежнаго отношенія къ своему дѣлу крестьянъ. Отчего же здѣшнiй крестьянинъ бросилъ удачно — начатую борьбу съ природой въ сферѣ земледѣльческаго труда. Развѣ бурлачество на баркахъ съ хлѣбомъ легче труда земледѣльческаго? Заработокъ, здѣсь получаемый, ни въ какомъ случаѣ не обезпечиваетъ существованія. Не особенный также барышъ получаетъ крестьянинъ отъ сплава, за нѣсколько сотенъ верстъ лишняго стога сѣна, при чемъ на пути его грузу угрожаютъ разныя случайности: сгорѣть отъ нечаянно заброшенной головни, сѣсть на мель и т. п. — Значительныя и, пожалуй, главныя средства къ сравнительно обезпеченной жизни давала крестьянамъ почтовая гоньба, когда они отбывали ее обществомъ, но года два тому назадъ они въ чемъ-то провинились, — и теперь сами себя горько винятъ. Еще разъ спрашиваемъ: зачѣмъ приленскій крестьянинъ оставилъ пашню, на что онъ ее промѣнялъ? На пріиски. И вотъ тутъ то и кроется причина всѣхъ золъ нашего крестьянина. Не говоря объ убійственномъ трудѣ, подкашивающемъ силы, — нравственная атмосфера пріисковъ губительно дѣйствуетъ на весь складъ жизни побывавшаго на пріискахъ, такъ что фактъ пребыванія тамъ есть самая худшая рекомендація для того, кто желалъ бы наняться потомъ въ городскіе или сельскіе рабочіе. Рѣдкій изъ бывавшихъ на пріискахъ, съ охотою принимается за земледѣльческій трудъ. Правильная жизнь, постоянный трудъ, только кормящій, а не дающій хотя временнаго избытка — потеряли для него всякую прелесть. Если онъ и не уйдетъ снова на пріиски, то во всякомъ случаѣ для земледѣлія онъ потерянъ. Онъ сдѣлается цѣловальникомъ, шатуномъ, воромъ, — чѣмъ угодно, — но не земледѣльцемъ. И вотъ вамъ теперешній ленскій мужикъ. Когда то онъ упорно боролся съ мѣстною природой и побѣждалъ ее. Не зналъ онъ никакой роскоши, но былъ сытъ, даже сравнительно съ другими крестьянами щеголеватъ и богатъ. Теперь онъ узналъ прелести не только домбровско — лейбовиче — голдобинскія, но и зазубринскія, познакомился съ мадерой и даже шампанскимъ... Ему ли снова идти въ черное тѣло мужика—пахаря? Горю не поможетъ теперь и запрещеніе крестьянамъ наниматься на пріиски; если не на пріиски, они уйдутъ на баржи, въ спиртоносы, просто грабить станутъ. Просто разведи руками и конецъ. Вотъ до чего дошелъ край, когда то богатый, привлекавшій искателей счастья и богатства. Вотъ вамъ и „громадныя сокровища въ нѣдрахъ Сибири“. Сокровища-то добываются и кого то обогащаютъ, а мѣстное населеніе обнищало, развратилось и — чего добраго, — вымретъ до единаго человѣка. Развѣ новыя приселенія внесутъ иные взгляды и иной порядокъ. Но кто поручится, что и новыхъ переселенцевъ не соблазнитъ скорая нажива и веселая жизнь пріискателя? Вопросы, надъ которыми стоило бы задуматься...

Г. К.

«Сибирь» №40, 2 октября 1877

Съ Лены. Извѣстно, что въ при-ленскомъ краѣ почтовую гоньбу отбываютъ крестьяне. По этому смотрители почтовыхъ станцій, составляющіе все-таки начальство, играютъ тамъ весьма видную роль, тѣмъ болѣе, что во многихъ деревняхъ никакого другаго начальства и не бываетъ. Вотъ, напр., какія вещи выдѣлываютъ почтовые. Обокрали одну женщину. Воръ былъ пойманъ и, представленъ въ почтовую станцію, чтобы отправить его, куда слѣдуетъ. Баринъ, т. е. смотритель станцiи велѣлъ скрутить вору руки и заключить въ колоду. Затѣмъ онъ потребовалъ у обокраденной женщины четвертную за отправку вора по принадлежности; та не имѣла этой суммы, да и находила требованіе не законнымъ. Тогда смотритель насильно захватилъ, принадлежащія ей шелковую шаль и пару серебренныхъ стаканчиковъ, за что и требовалъ выкупа десять рублей. Волей не волей она должна была пріискивать деньги; покуда она искала ихъ, въ шали ея, безъ всякаго стѣсненія, щеголяла половина барина.

Бываетъ и хуже этого; такъ изъ за потерянной квашонки (унесенной теченіемъ рѣки) этотъ же баринъ съ своею барыней избили ни въ чемъ не повинную мѣщанку, приходившую за водой на то мѣсто, откуда потерялась ихъ квашонка. Горе, какъ этакой quasi-баринъ заѣдетъ въ глухое мѣсто, украшенный кокардой и снабженный малѣйшей долей власти...

«Сибирь» №24, 16 iюля 1878

МАЧА, 14 іюня. Вотъ уже прошелъ мѣсяцъ, какъ и р. Лена вскрылась (7 ч. мая), а между тѣмъ нѣтъ ни одной барочки съ хлѣбомъ и ни одного паузка съ товаромъ: чтобы такое значило? Бывало, въ минувшіе годы постоянно вслѣдъ за льдомъ выплывали первыя т. е. барки, да и паузкамъ пора бы прибыть. Говорятъ, что барки сидятъ на меляхъ, нѣкоторыя уже обсохли, а паузки еще и до теперь стоятъ въ Жигаловой, куда весь грузъ изъ Качуга перевозился на лошадяхъ; слѣдовательно нынѣшняя ярмарка будетъ здѣсь поздняя и, если даже въ верховьяхъ Лены будетъ значительная прибыль воды, то и тогда едва-ли торговля будетъ успѣшна, потому-что самое лучшее время для нея пройдетъ.

А между тѣмъ прошлогодніе продукты и товары почти у всѣхъ вышли, а новыхъ нѣтъ; нѣкоторые сидятъ безъ сахара; если не выплывутъ барки, то многіе и безъ хлѣба останутся.

Не смотря на все это, берегъ р. Лены начинаетъ оживляться. Построено нѣсколько досчатыхъ и парусинныхъ палатокъ, снабженныхъ разными мелочами, вѣроятно оставшимися отъ прошлогодней ярмарки. Весь этотъ наплывъ мелкихъ торгашей изъ Олекминска представляетъ смѣсь разныхъ націй: русскихъ, евреевъ, магометанъ, тунгусовъ и якутовъ; послѣдніе преимущественно вывозятъ свои издѣлія, какъ—то разные мѣха, рукавицы, перчатки зимнія изъ бѣльихъ шкуръ, половинчатые унты изъ оленьей шкуры, подкрашеные ящички деревянные, оклеенные соломой, на манеръ китайскихъ, съ разными украшеніями; наконецъ и товаръ изъ слоновой кости: гребни, гребенки, вырѣзныя куклы и ящички разной величины, съ рѣдкостной вырѣзкой. Во время ярмарки сюда стекается довольно народа; появляется и музыка: дребезжащіе шарманки, органы, скрипки, бубны, гитары, балалайки и никогда неумолкаемыя гармоники, подъ звуки которыхъ изъ зрителей выходятъ плясуны, — это народъ рабочій, являющійся послѣ дневныхъ работъ, съ цѣлію пройтись на чужой счетъ.

«Сибирь» №41, 12 ноября 1878

Островъ КЫЛЛАХЪ (Олекминскаго округа), 18 октября 1878 г. Въ 1876 году, по иниціативѣ мѣстнаго исправника, была открыта на островѣ Кыллахѣ инородческая школа, которую обязались содержать, впродолженіи 10-ти лѣтъ, инородцы Степанъ Идельгинъ и Семенъ Корниловъ. Плата учителю 420 руб. въ годъ. До постройки новаго зданія нанята была квартира въ 100 руб. въ годъ. Мальчиковъ обучалось до 20 чел. Все это, въ свое время, было сообщено въ „Сибири“. Въ прошломъ 1877 году зданіе подъ школу окончено. Деньги, до 2-хъ тысячъ рубл. собраны г. исправникомъ, который лично производилъ подписку. Зданіе это построено вблизи церкви, на возвышенномъ мѣстѣ острова, и дѣйствительно есть заведеніе, вполнѣ приспособленное къ цѣли. Оно имѣетъ 7 саж. въ длину, 6 въ ширину; есть при немъ кухня и проч. службы. Результаты двухгодичнаго существованія Кыллахской школы не слишкомъ блистательны. Причиною тому былъ частію неудачный выборъ учителя (да и взять-то ихъ негдѣ), частію холодность къ дѣлу самихъ инородцевъ. Если что заставляетъ нѣкоторыхъ посылать дѣтей въ школу, такъ это только то, что дѣти „будутъ знать цыфры и читать реэстры“, накладныя и квитанціи золотопромышленниковъ, а тѣмъ вооружаться противъ недобросовѣстности нѣкоторыхъ матеріальныхъ, которые и дѣйствительно пользуются иногда безграмотностью возчиковъ, выдавая имъ невѣрныя квитанціи. Теперь приглашенъ учитель изъ Якутска, человѣкъ, уже практиковавшійся на этомъ поприщѣ. Снова въ училище собрали до 20 мальчиковъ, которые и были вручены учителю со спискомъ. Законоучитель, мѣстный священникъ, послѣ молебствія обратился къ инородцамъ съ краткою рѣчью, въ которой говорилъ имъ о пользѣ грамотности, по которой человѣкъ дѣйствительно дѣлается человѣкомъ, и умомъ и тѣломъ богатѣетъ, божіе наставленіе ясно понимаетъ и исполняетъ, да и по смерти въ свѣтлое мѣсто поступаетъ. Взаключеніе исправникъ сдѣлалъ наставленіе инородцамъ о пользѣ грамотности и съ практической стороны, сообщивъ имъ при этомъ, что грамотныхъ якутовъ и въ солдаты не будутъ брать.                                                 С. Поповъ.

«Сибирь» №38, 23 сентября 1879

Изъ Олекминской тайги пишутъ, что тамъ весь іюль стояли дни дождливые, вода въ Ленѣ значительно прибыла, на низкихъ мѣстахъ затопила покосы, сѣно несло копнами, что тяжело отзовется на  сельскомъ хозяйствѣ, за то рыжиковъ, груздей и другихъ грибовъ изобиліе.

«Сибирь» №39, 30 сентября 1879

Мы получили изъ Олекмы отъ священника Стефана Попова 10 р. и инородца И. И. Корнилова 30 р. въ пользу иркутскихъ погорѣльцевъ; деньги переданы въ общество попеченія о больныхъ и раненыхъ воинахъ для употребленія по назначенію.

«Сибирь» №50, 16 декабря 1879

Въ одномъ частномъ письмѣ съ резиденцiи золотопромышленности изъ Олекминской тайги сообщаютъ, что тамъ 8 ноября происходило открытіе училища, устроеннаго по иниціативѣ управляющаго дѣлами Мало-Патомскаго т—ва. Преподаваніе въ училищѣ принялъ на себя тамошній священникъ о. Невѣровъ. — Дай Богъ въ добрый часъ, чтобы училище это современемъ окрѣпло и принесло пользу дѣтямъ служащихъ, вынужденныхъ жить съ семействами на золотыхъ промыслахъ. — Оттуда же пишутъ, что поимка спиртоносовъ идетъ успѣшно, и 11 человѣкъ изъ нихъ привлечены къ слѣдствію по убійству казака на Патомѣ и сожженію зимовья на Бужуихтѣ.

«Сибирь» №4, 1 февраля 1881

Олекминскъ. Здѣсь случилось не бывалое происшествiе: убитъ неизвѣстно кѣмъ, выстрѣломъ изъ ружья, исправникъ Плетневъ. Дѣло было такъ: 29 октября, въ 10½ ч. вечера, во время картежной игры, въ квартирѣ исправника, когда онъ поднялся со стула, раздался выстрѣлъ, отъ котораго въ мелкiя дребезги разбились 14 стеколъ, погасли, за исключеніемъ одной, всѣ свѣчи и комната наполнилась пороховымъ дымомъ. Присутствующіе до того били поражены неожиданностію случая, что долгое время оставались безмолвны, не двигаясь съ мѣста. Одинъ только Плетневъ, выпрямившись, заявилъ: „кому была нужна моя жизнь?“ За тѣмъ направился къ кабинету, но сдѣлавъ нѣсколько шаговъ, схватился за правый бокъ и съ словами: „меня убили!“ повалился. Онъ оказался раненымъ въ правую руку четырьмя пулями на вылетъ и двѣ пули прошли въ животъ, поранивши печень; седьмая пуля, сдѣлавши рикошетъ, попала въ животъ находившагося тутъ-же чиновника Синицына, но такъ какъ сила ея была уже ослаблена, то и осталась въ стѣнкахъ живота, и рана оказалась не опасной. Выстрѣлъ сдѣланъ въ окно, чрезъ двойныя рамы, картечью изъ нарѣзаннаго свинца. Всего найдено такихъ пуль 16-ть. Убiйцу, бѣжавшаго изъ воротъ, видѣлъ случайно проходившій въ то время г. К., который, не получивъ на свой окликъ отвѣта, кинулся за неизвѣстнымъ, но догнать не могъ и потерявъ изъ вида, отправился къ исправнику, чтобъ узнать въ чемъ дѣло. Плетневъ распорядился тотчасъ-же для сбора народа битъ въ набатъ. Народъ, испуганный, не знаетъ куда бѣжать; одинъ кричитъ: пожаръ! другой, лови, держи! А гдѣ, кого? никто не знаетъ... Помощникъ исправника нѣсколько разъ приходилъ къ умирающему, — спрашивалъ его, на кого онъ имѣетъ подозрѣніе? Плетневъ въ свою очередь спрашивалъ помощника: на кого онъ думаетъ? Сколько ему ни перебирали личностей, онъ все отрицалъ и взаключеніе говорилъ: ищите! Послѣ выстрѣла Плетневъ жилъ 17 часовъ и все время былъ въ памяти.

Здѣсь теперь такая паника, что едва начинаетъ вечерѣть, ставни у всѣхъ запираются, выйти изъ дому боятся. Даже вновь назначенный исправникъ и помощникъ его ходятъ не иначе, какъ съ провожатымъ. Виновники убійства пока еще не открыты.

"Сиб.газ."№11, 10 мая 1881

Намъ сообщаютъ, что на пріискѣ Радостномъ гг. Трапезниковыхъ (Олекминская тайга) найденъ золотой самородокъ вѣсомъ въ 1 пудъ 23 фунта.

«Сибирь» №22, 7 iюня 1881

ОЛЕКМИНСКЪ. У насъ въ настоящее время, по мимо иныхъ бѣдъ и скорбей, есть еще одна временная бѣда — многоначаліе. Въ самомъ дѣлѣ, кромѣ постоянныхъ исправника и его помощника, въ Олекминскѣ временно пребываютъ: чиновникъ особенныхъ порученій — и эксъ исправникъ.

Такое обиліе чиноначалія вызвано трагическою смертію Плетнева и дѣятельностію преемника Плетнева, такъ скоро отставленнаго отъ мѣстечка.

Говорятъ, что такое обиліе чиновныхъ лицъ въ г. Олекминскѣ не понравилось якутскимъ властямъ, которые и потребовали скорѣйшаго окончанія дѣлъ, а слѣдовательно и окончанія доносовъ и кляузъ, запрудившихъ цѣлыя шкапы въ якутскихъ учрежденіяхъ.

Вслѣдствіе такого приказа, говорятъ, дѣло объ убійствѣ Плетнева выяснилось хоть въ томъ отношеніи, что вполнѣ констатировано сумазбродность предположенія въ убійствѣ Плетева политическихъ мотивовъ.

Говорятъ также, что вслѣдствіе категорическихъ приказовъ изъ Якутска сдѣлана была строгая провѣрка хлѣбныхъ магазиновъ, причемъ оказалось, что историческіе „мышеять, упылъ и утрусъ“ дѣйствовали въ большихъ, чѣмъ полагаютъ по закону размѣрахъ. Еще съ большею настойчивостью говорятъ объ обнаруженіи поборовъ со скопцовъ и инородцевъ. Объ этихъ поборахъ разсказываютъ слѣдующее; изданъ былъ приказъ, чтобы скопцы не ходили изъ своего селенія въ городъ, отстоящій отъ селенія всего въ нѣсколько саженей; оффиціально это пространство считается въ 8 верстъ. Понятное дѣло, что безправные скопцы должны были замазать это незначительное пространство, раздѣлявшее ихъ отъ города, который они и поятъ и кормятъ и даже цивилизуютъ... Объ скопцахъ въ селеніяхъ по Олекмѣ и Чарѣ и объ инородцахъ разсказываютъ такъ: поѣхали къ инородцамъ два лица — м—во в. д. и м—во почтъ и телеграфовъ и начали задавать такіе вопросы: что дѣлать, если у начальства сапоги порваны? Что дѣлать, если у карася языка нѣтъ? И сами же отвѣчали: надо шить начальству сапоги, надо вставить карасю языкъ...

Говорятъ, что нашъ отецъ—командиръ не смотря на то, что получилъ 4 мѣсячный отпускъ (и говорятъ, увольненіе отъ управленія командой на всегда) продолжаетъ отправлять свои обязанности, съ свойственными этому рангу доблестями. Мать—командирша также по прежнему строго смотритъ за благочиніемъ и благоустройствомъ городскимъ и еще на дняхъ, говорятъ, посадила въ караулку кухарку и няньку за то, что тѣ не хотѣли долѣе ей служить. Эта караулка играетъ большую роль въ судьбѣ Олекминскихъ обывателей: не такъ давно нѣкая г—жа К. посадила въ караулку нѣкоего Ивушку за то, что тотъ потребовалъ уплаты слѣдуемыхъ ему за службу денегъ и отказался отъ дальнѣйшаго служенія. Въ караулку садятъ и по слѣдующимъ поводамъ: я, напр., выиграю въ карты деньги, — командиръ за карточную игру посадить въ караулку и держитъ до тѣхъ поръ, пока деньги не попадутъ снова къ хозяину.

Говорятъ, что у насъ есть „пожарная“, которою завѣдываетъ „брантместеръ“, и обязанность этого брантмейстера заключается въ томъ, что бы катать по городу пожарными лошадьми мѣстныхъ начальственныхъ или близко стоящихъ къ начальству барынь, — бывало и такъ, что лошади пожарныя возили почту, и воду сказаннымъ барынямъ...

Говорятъ, что въ виду разнаго рода обнаруженныхъ „недостачъ“ обращено вниманіе на капиталъ, оставшійся послѣ смерти Плетнева, ибо и всю вину за „продѣлки“, пожалуй, свалять на Плетнева, благо онъ ни единымъ словомъ не воспротестуетъ.

Говорятъ, что одно лицо два раза сходившее съ ума какъ разъ въ то время, когда въ управленіи находили темныя дѣла и дѣлишки, намѣрено еще разъ сойти съ ума, если разнаго рода повѣрки, запросы, слѣдствія продолжатся долѣе...

Говорятъ, наконецъ, что болото наше олекминское сильно взбудоражится, если все совершающееся въ болотѣ вдругъ вынырнетъ въ печати и пойдутъ тогда разыскиванья, догадки, кляузы, доносы... На этотъ разъ довольно...

«Сибирь» №24, 21 iюня 1881

ОЛЕКМИНСКЪ. У насъ вотъ уже нѣсколько дней подъ рядъ перевѣшиваютъ и переносятъ изъ одного магазина въ другой муку; — для такой перевѣски и переноски требуется около 15 человѣкъ рабочихъ. Гдѣ взятъ ихъ? Посылаются въ городъ казаки и сгоняютъ къ амбарамъ всѣхъ инородцевъ и поселенцевъ, прибившихъ по своимъ дѣламъ въ Олекминскъ. 12 мая собрали около 10 башкиръ, — шумъ, гамъ около магазиновъ, — оказалось, что одинъ татаринъ не захотѣлъ работать, говоря, что теперь барщина и общественныя работы уничтожены. Башкирецъ этотъ, конечно, не работалъ, но день у него все-таки пропалъ, ибо день этотъ просидѣлъ онъ въ казачей...

А вотъ скоро нужно будетъ дѣлать кой что на берегу Лены, — нужно будетъ уставлять купальни и т. п. — для этой работы пригонятъ скопцовъ или инородцевъ. Вообще здѣсь не церемонятся съ обывателями всѣхъ сортовъ и категорій.

За отсутствіемъ всякаго дѣла — пріѣзжіе чины занимаются доносами: тамъ недавно нѣкоему господину показалось, что два ссыльныхъ идутъ по городу съ ружьями. Онъ сейчасъ же формальный доносъ. По справкамъ оказалось, что доносчикъ попалъ въ просакъ. Ссыльные хотѣли было жаловаться, но извинили виноватаго, въ виду его „невмѣняемости“.

Лена до сихъ поръ не тронулась, такого поздняго ледохода жители не запомнятъ. Всѣ говорятъ, что Лена очистится совершенно отъ льда только къ 20 числу мая. Въ прежнія времена посѣвы оканчивали къ Николину дню, а теперь первые посѣвы едва начались послѣ „Николы“.

«Сибирь» №38, 27 сентября 1881

С. НОХТУЙСКОЕ (Якут. обл.) Деревенька наша расположена на правомъ берегу р. Лены, противъ пріисковыхъ резиденцій разныхъ золотопромышленныхъ компаній; въ ней считается 21 дворъ и 105 душъ обоего пола; на разстоянiи 30—40 верстъ, въ окружности, отъ Нохтуи нѣтъ ни одной даже убогой, деревнюшки. За то въ Нухтуѣ на 21 дворъ имѣется 3 оптовыхъ винныхъ склада, 7 кабаковъ и 2 погребка съ винами; изъ складовъ ежемѣсячно расходуется, среднимъ числомъ отъ 200—300 ведеръ спирта, вино, ниже 30%, продается по 14 руб. ведро. Кто же потребители такого громаднаго количества вина изъ складовъ и кабаковъ?

Для разъясненія, хотя отчасти, этихъ вопросовъ, разскажемъ о слѣдующемъ случаѣ, характеризующемъ дѣятельность нашихъ виноторговцевъ. — 3 ч. с. августа, пойманъ здѣсь извѣстный разбойникъ, отчаянный спиртоносъ и бѣглый каторжникъ подъ именемъ „Шишка“. Проживъ дня два въ Нухтуѣ, по выходѣ съ пріисковъ съ золотомъ, онъ случайно былъ взятъ пьяный въ кабакѣ; при видѣ казаковъ онъ бросился въ рѣку, но быль вытащенъ изъ воды (*). Намъ довелось выслушать его исповѣдь. Попался я въ каторгу, говоритъ „Шишка“, все же изъ за этого проклятаго спирта. Года 1½ тому назадъ, артель, человѣкъ въ 6-ть, взявъ здѣсь ведръ 30 спирту, отправилась на „Золотой яръ“; на пути, въ тайгѣ, насъ заоблавили — кордонные казаки, пришлось отстрѣливаться отъ нихъ изъ берданокъ, и я убилъ одного изъ казаковъ. Взяли меня тогда одного заковали, судили и осудили въ каторгу на 15 лѣтъ, но дорогой къ Иркутску я бѣжалъ!... Съ той поры, вотъ уже другой годъ, я жилъ около этихъ предѣловъ.

(*) Слышно, что въ нынѣшнемъ лѣтѣ отрядомъ казаковъ поймано человѣкъ до 60 спиртоносовъ.

«Сибирь» №44, 8 ноября 1881

ОЛЕКМИНСКЪ. Зима въ этотъ годъ приближается постепенно, не какъ въ минувшемъ году, когда съ половины сентября вдругъ наступили сильные морозы. Одно только тревожитъ мирныхъ обитателей нашей страны, — это комета. Откуда-то явилось у всѣхъ убѣжденіе, что въ октябрѣ совершится паденіе кометы на землю, и вслѣдъ затѣмъ свѣтопредставленіе. Урожай на хлѣбъ былъ-бы отличный, если-бы въ нѣкоторыхъ мѣстахъ не попортила хлѣбъ кобылка. Если не будетъ вывоза хлѣба на пріиски, тогда онъ не будетъ дороже 1 рубля.

На островѣ Кыллахѣ, олекминскаго округа, инородка 2 меитскаго наслега Марія Акырова, 35 лѣтъ, разрѣшилась тройней — всѣ три дочери, изъ коихъ одна жива, а двѣ „воротились“ по мѣстному выраженію.

Въ половинѣ августа сгорѣла до тла олекминская инородная управа, зданіе, стоившее до 3 тысячъ. Причина пожара — неосторожное обращеніе съ самоваромъ. Наняли строить новое зданіе, за 3 тысячи.

«Восточное обозрение» №25, 16 сентября 1882.

На-дняхъ Государю Императору представлялись: попечитель якутской гимназіи, почетный инородецъ 1-го Нерюктейскаго наслега, Олекминскаго улуса и округа, Якутской области, Степанъ Ивановъ Идельгинъ; староста 2-го Нерюктейскаго наслега, того же улуса и округа, Алексѣй Яковлевъ Малышевъ и состоящій при нихъ въ качествѣ переводчика, Семенъ Васильевъ Севастьяновъ.

«Сибирь» №40, 3 октября 1882

ОЛЕКМИНСКЪ, 8 августа. Вотъ уже четвертый годъ, какъ усилилась здѣсь кобылка, въ этотъ годъ количество ея дошло до небывалыхъ размѣровъ. Ихъ шести наслѣговъ олекминскаго улуса, самый многолюдный — 2 Меитскій наслѣгъ; онъ занимаетъ островъ Кыллахъ, длина котораго 20, а ширина 8 верстъ. На этомъ островѣ съ незапамятныхъ временъ почти не было кобылки. Но въ настоящемъ году она появилась и здѣсь и истребила самые тучные покосы, такъ что, вмѣсто прежнихъ 25 возовъ на пай, придется на пай, примѣрно, только 10 возовъ. Хлѣбъ на этотъ разъ остался нетронутымъ, такъ какъ кобылка пала  преимущественно въ низменныхъ — сырыхъ мѣстностяхъ. Большая половина 1 Нерюктейскаго наслѣга, въ половинѣ іюня, разгородила пашни и впустила въ нихъ скотъ, видя, что уже нѣтъ никакой надежды не только на зерно, но даже и на солому. Вообще, урожай на хлѣбъ и сѣно въ этомъ году въ округѣ весьма скудный, что произошло частію отъ весенней засухи и холодовъ, а всего болѣе отъ истребленія кобылкою. Между тѣмъ цѣны по доставкѣ тяжестей на пріиска понизились противъ прошлыхъ годовъ на 40—50 к. съ пуда, что составило бы порядочную сумму, если взять во вниманіе прежнюю цифру тяжестей, простирающуюся до двухъсотъ тысячъ пудовъ, съ одного Олекминскаго округа. Во время ярмарки, въ первыхъ числахъ іюля, мука ржаная продавалась здѣсь по 4 р. пудъ и только благодаря предупредительности исправника получено изъ Якутска разрѣшеніе пустить въ продажу казенный хлѣбъ по подходящей цѣнѣ, — чѣмъ и былъ ослабленъ ненасытный аппетитъ здѣшнихъ „безплотныхъ купцовъ“.

Между значительнымъ капиталомъ недавно умершаго богатаго инородца А—ва, оказались росписки его сородичей, въ силу которыхъ насчитываютъ до 290 якутскихъ третей (паевъ). Эта сумма превышаетъ половину покоса самаго большаго наслѣга въ округѣ. Было бы, въ настоящее время, весьма справедливо передать всѣ эти покосы ихъ законнымъ владѣльцамъ, такъ-какъ у покойника ни прямыхъ, ни побочныхъ наслѣдниковъ нѣтъ, кромѣ старухи—жены. Къ этому присовокупите еще слѣдующее обстоятельство: въ тѣ времена, когда закладывались бѣдными эти покосные пая (или трети), арендная ихъ цѣна была отъ 20 — до 30 руб.; теперь же цѣна покоснаго пая дошла отъ 80 — до 100 руб. Закабаленіе этимъ способомъ бѣдныхъ инородцевъ богатыми — одна изъ гибельныхъ причинъ, производящихъ повсемѣстную бѣдноту въ данномъ районѣ, особенно въ неурожайные годы, да и въ урожайные имъ нерѣдко приходится жить въ проголодь, и быть въ постоянной зависимости отъ богачей.

Послѣ кобылки, истребившей наши хлѣба и покосы, надо считать самымъ чувствительнымъ наказаніемъ свирѣпствующую здѣсь лотерейную манію. Сегодня ходитъ съ листомъ одинъ, завтра бѣжитъ другой, послѣ завтра ѣдетъ третій. Пусть бы хоть промышляли этимъ бѣдные люди, нуждающіеся въ помощи ближняго, а то дѣлаютъ это люди, живущіе на готовыхъ квартирахъ, съ 700-нымъ жалованьемъ. Не меньше того изумляется наша олекминская публика чудесами, производящимися однимъ очень набожнымъ купцомъ К—ъ. этого господина изъ одного мѣста чаю выходитъ три сорта. И дѣлается это очень просто: завернутъ чай, въ бумагу трехъ цвѣтовъ, — въ розовой — будетъ стоитъ 1 р. 80 к., малиновой — 1 р. 60 к. и въ бѣлой—1 р. 20 к.

«Сибирь» №47, 21 ноября 1882

По поводу корреспонденцiи въ № 40 изъ Олекминска, мы получили отъ г. К—а слѣдующее разъясненiе. „Въ Олекминскѣ купецъ подъ буквами К—ъ единственно я, почему на взведенное на меня обвиненiе считаю нравственнымъ долгомъ объяснить; торгуя въ Олекминскѣ 8 лѣтъ, я веду торговое дѣло на столько честно, что съ каждымъ годомъ кругъ моихъ покупателей расширяется все болѣе и болѣе, не смотря на увеличивающееся число конкурентовъ по торговлѣ, и я никакихъ нареканiй отъ покупателей никогда не слыхалъ, почему крайне удивляюсь смѣлости автора корреспонденцiи, взводящаго на меня помянутое обвиненiе. Ничего подобнаго, тому, что пишетъ авторъ я не дѣлалъ, да и не находилъ выгоднымъ дѣлать“.

Яковъ Костромитиновъ.

ОЛЕКМИНСКІЙ ОКРУГЪ. Къ довершенію плохихъ урожаевъ на хлѣбъ и сѣно, погода для уборки оныхъ существовала самая неблагопріятная, — съ половины іюля по сентябрь мѣсяцъ очень рѣдко приходилось подъ рядъ три ясныхъ дня: дождь съ вѣтромъ чередовались каждый день. 17 августа пронеслась съ юго-западной стороны надъ олекминскимъ округомъ ужасная буря. Отъ скошеннаго сѣна, находящагося въ открытыхъ мѣстахъ ничего не осталось, унесло также много и копенъ, уцѣлѣли только покосы среди густыхъ тальниковъ. Съ западной стороны Кыллахскаго острова снесло буквально три большихъ стога сѣна, вмѣстѣ съ городьбою, сорвало крыши съ двухъ домовъ и одного 2 этажнаго амбара, разрушило три вѣтреныхъ мельницы небольшого колибра, у двухъ большихъ мельницъ расчепало крылья и веретено. Говорятъ, что вся сила бури пронеслась преимущественно надъ островомъ, какъ открытымъ мѣстомъ, и даже будто бы нѣкоторые инородцы видѣли среди бури — въ массѣ песку, пыли и сѣна и самаго чорта, сидящаго на длинномъ парусѣ изъ сѣраго холста, съ красными каймами вокругъ. Одна старуха поэтому поводу пресерьезно передавала намъ, что эта старинная дорога, по которой черти ѣздятъ въ Олекминскъ. Въ округѣ появилась оспа, внесенная сюда, какъ полагаютъ, въ апрѣлѣ мѣсяцѣ, партіей семейныхъ поселенцевъ и оставленной на Черендейской станціи, въ 70 верстахъ отъ города Олекминска. О существованіи ея медицинской персоналъ узналъ только въ августѣ, тогда какъ въ самомъ городѣ, во время ярмарки 1 іюля болѣло въ натуральной оспѣ два ребенка. Въ настоящее время оспенная эпидемія распространилась повсюду, рѣдко кто изъ заболѣвшихъ выздоравливаетъ, умерло въ округѣ двое взрослыхъ — одинъ 20, а другой 65 лѣтъ.

Инородческая школа въ олекминскомъ округѣ.

«Сибирь» №52, 26 декабря 1882

Въ Олекминскомъ округѣ, равняющемся по пространству (324,160 квад. вер.) Великобританіи и Греціи, съ населеніемъ около 10,300 слишкомъ душъ обоего пола, за исключеніемъ тунгусовъ, — имѣется одна инородческая школа, открытая въ 1876 году и содержащаяся на средства двухъ инородцевъ Идельгина и Корнилова, которые обязались содержать эту школу втеченіи 10 лѣтъ. Въ ней ежегодно обучается отъ 25—35 якутскихъ мальчиковъ, и выпущено до нынѣ кончившихъ курсъ приходскаго училища до 20-ти. Школѣ остается существовать только четыре года!.. Было бы жаль, если придется закрыть эту школу.

Инородцы Олекминскаго округа на свои средства содержатъ уже втеченіи нѣсколькихъ лѣтъ городское приходское училище, въ которомъ не обучается ни одного якутскаго мальчика, по отдаленности разстоянія жилищъ якутовъ, а равно по дороговизнѣ содержанія въ самомъ городѣ. Такимъ образомъ разсчитывать на поддержку инородческой школы со стороны самихъ инородцевъ, принимая во вниманіе вышесказанное о городскомъ училищѣ, будетъ, думаемъ, болѣе, чѣмъ сомнительно.

Въ 1873 году олинъ изъ инородческихъ тоеновъ вздумалъ выстроить въ Олекминскѣ богадѣльню. Зданіе было окончено. Въ 1876 г. пріѣхалъ управлять округомъ покойный Плетневъ. Видя готовое прекрасное зданіе, соотвѣтствующее для помѣщенія какого угодно учебнаго, или ремесленнаго заведенія, Плетневъ, тотчасъ, принялъ мѣры къ тому, чтобы зданіе, назначавшееся подъ богадѣльню, превратить въ ремесленную школу, и тогда же собрано имъ добровольныхъ пожертвованій около 8 тысячъ на учрежденіе въ г. Олекминскѣ ремесленной школы. Плетневу же обязана своимъ началомъ и кыллахская школа.

Собранный на учрежденіе ремесленной школы капиталъ далеко не достигъ тѣхъ размѣровъ, которые бы обезпечивали школу процентами съ этого капитала. И вотъ Плетневъ, — съ одной стороны, имѣя въ виду неудовлетворительное состояніе Олекминской лѣчебницы, а съ другой — непродолжительность обезпеченія кыллахской инородческой школы, въ ноябрѣ мѣсяцѣ 1879 г. вошелъ къ якутскому губернатору съ такимъ представленіемъ. „Въ настоящее время, пишетъ Плетневъ, капиталъ на учрежденіе ремесленной школы простирается до 8,210 р. 17½ к., да къ тому ожидается отъ инородцевъ еще 3,000 руб. Затѣмъ дальнѣйшихъ пожертвованій при всемъ стараніи, ни откуда болѣе не поступаетъ, а между тѣмъ на проценты съ имѣющагося нынѣ капитала не представляется никакой возможности содержать ремесленную школу. И потому отъ мысли учрежденія ремесленной школы приходится отказаться. Всѣ вышеупомянутыя соображенія были предъявлены жертвователямъ капитала на учрежденіе ремесленной школы, и они, по обсужденіи этого вопроса, желая пожертвованныя деньги обратить на другія нужды округа, составили приговора, присемъ представляемые, въ которыхъ изъявляютъ свое желаніе, чтобы собранныя съ нихъ на ремесленную школу деньги, употребить: одну половину на сооруженіе новаго зданія для городской лѣчебницы, а на проценты, съ другой половины содержать инородческую школу на островѣ Кыллахѣ, учрежденную въ 1876 году“.

Соображенія Плетнева, къ сожалѣнію, не нашли сочувствія въ Якутскѣ, и дѣло не приняло и до сихъ поръ дальнѣйшаго движенія. Было бы желательно, чтобы оно болѣе не затягивалось и получило разрѣшеніе въ томъ смыслѣ, какъ того желали жертвователи и покойный Плетневъ.

«Восточное обозрение» №6,10 февраля 1883.

Олекминскiй корреспондентъ «Сибири» сообщаетъ, что инородцы Олекминскаго округа на свои средства содержатъ городское приходское училище, въ которомъ не обучается ни одного якутскаго мальчика, а для инородческой школы, основанной въ 1876 году, денегъ нѣтъ; черезъ четыре года должна истощиться сумма, пожертвованная на нее инородцами Идельгинымъ и Корниловымъ и школа должна закрыться.

«Сибирь» №273 iюля 1883

ОЛЕКМИНСКЪ, 8 мая. Въ половинѣ апрѣля оспенная эпидемiя, благодаря Бога и неусыпнымъ трудамъ нашего окружнаго врача г. Попова, почти прекратилась какъ въ городѣ, такъ и въ волостяхъ крестьянъ олекминскаго округа, за исключеніемъ инородческихъ населеній, откуда свѣдѣнія еще не получены за разлитіемъ рѣчекъ.

Снѣгъ сошелъ почти весь. Лена тронулась 7 мая. Жители предсказываютъ полноводіе вслѣдствіе необыкновенной толщины льда, да и дай бы Богъ, чтобы вода была большая, по крайней мѣрѣ омылась бы наша набережная улица отъ нечистотъ, а то право положеніе жителей въ санитарномъ отношеніи очень жалкое: въ городѣ грязь непроходимая, и зловоніе вслѣдствіе застоя воды въ болотахъ несносное.

«Сибирь» №28, 10 iюля 1883

ОЛЕКМИНСКЪ. Цѣны на съѣстные припасы съ наступленіемъ весны значительно увеличились: мясо 6 руб. за пудъ, масло 24 р., хлѣбъ ржаной 2 р. 80 к., пшеничный 3 р. 30 к. и все это вздорожало благодаря только тому, что отставная наша мать-командирша, обладая многими тысячами рублей, захватила все въ свои руки заблаговременной скупкой по дешевымъ цѣнамъ и теперь безстыдно наживаетъ рубль на рубль. Положеніе бѣднаго класса крайне безвыходное, вслѣдствіе чего воровство скота значительно увеличилось, ни одного дня не проходитъ, чтобы въ полицію не поступало заявленій, какъ письменныхъ, такъ и словесныхъ о покражѣ отъ одной до трехъ скотинъ. Полиція же не можетъ открыть прибѣгающихъ къ различнымъ хитростямъ для сокрытія слѣдовъ преступленій, какъ напримѣръ, у одного домохозяина была украдена единственная корова, воры сочли за благо надѣть на ноги коровы четыре сапога, но къ сожалѣнію одинъ сапогъ оказался безъ каблука и благодаря только этому обнаружилось мѣсто, гдѣ пала бѣдная скотина, а воровъ все нѣтъ, да нѣтъ.

«Сибирь» №36, 4 сентября 1883

ОЛЕКМИНСКЪ. Ярмарка въ нынѣшнемъ году началась позднѣе обыкновеннаго, первые паузки пришли 8 іюля, а начали уходить 14 и 15 этого мѣсяца. Хотя и товаровъ нынѣшній годъ было привезено на ярмарку сравнительно менѣе, чѣмъ въ другіе года, но многое осталось непроданнымъ, да и вообще прошла ярмарка очень и очень вяло. Причина тому: неимѣніе денегъ въ народѣ. Эта причина есть слѣдствіе другихъ причинъ, изъ которыхъ, какъ на главную, укажемъ на форму рабства, которая процвѣтала въ Мексикѣ при Максимильянѣ, и которую американцы называли peonage. У якутовъ de jure нѣтъ рабства, но de facto оно есть, скрываясь подъ формою пеонажа. Сущность пеонажа, какъ извѣстно, заключается въ томъ, что вслѣдствіе полученныхъ ссудъ, которыя должны быть уплачены трудомъ, человѣкъ закабаляется на многія времена. Большинство якутовъ олекминскаго округа занимаются доставкой тяжестей на золотые пріиска. Условія съ пріисками на доставку тяжестей заключаютъ нѣсколько богатыхъ якутовъ, занимающихъ обыкновенно какое либо оффиціальное мѣсто въ своей средѣ, какъ, напримѣръ, мѣсто головы, старосты, выборнаго. Эти гг. обыкновенно раздаютъ доставку тяжестей тѣмъ якутамъ, которыхъ напередъ уже связали контрактами, напередъ задавши имъ товары по такой цѣнѣ, которая вдвое болѣе той, какая существуетъ на ярмаркѣ. Кто не бывалъ на Ленѣ, не можетъ представить себѣ, какое громадное значеніе имѣетъ ленская ярмарка для всего ленскаго края, да и ждетъ ее ленскій народъ какъ великаго праздника. Внѣярмарочное время мѣстная торговля носитъ характеръ кулачества и легальнаго грабежа, по отплытіи паузковъ, цѣны быстро возрастаютъ на всѣ товары, до новой ярмарки. Пишущему эти строки хорошо помнится еще то недавнее время, когда зимой ему приходилось платить за фунтъ стеариновыхъ свѣчей 90 к. сер., тогда какъ во время ярмарки онѣ продавались въ 45 к. за фунтъ. Всѣ, кто можетъ, запасаются на ярмаркѣ предметами необходимости на цѣлый годъ. Тунгусы спѣшатъ на ярмарку изъ своихъ далекихъ кочевьевъ, продаютъ звѣриныя шкуры и пріобрѣтаютъ годовой запасъ пороха, свинца, а иногда и муки. Якуты продаютъ молочные продукты, скотъ и рыбу, а покупаютъ необходимое для осѣдлой жизни. Крайне странный и своеобразный видъ имѣетъ эта пловучая ярмарка. Пристаютъ паузки къ берегу, выстроившись въ рядъ. Замелькаютъ на поверхности рѣки берестянки, появляются на берегу толпы народа. Самый же городъ не только не оживляется, но какъ бы замираетъ, все устремляется на берегъ къ паузкамъ.

Ждемъ хорошаго урожая на хлѣбъ. Всходы были хорошiе, да и кобылки въ нынѣшній годъ нѣтъ. Частые дожди за послѣднее время мѣшаютъ уборкѣ сѣна.

«Сибирь» №3711 сентября 1883

ОЛЕКМИНСКЪ. Въ прошломъ году въ нѣсколькихъ верстахъ отъ Якутска капитанъ парохода „Гонецъ“, Минѣевъ, принесъ въ жертву своей небрежности нѣсколько человѣкъ, убитыхъ и изувѣченныхъ. Нынѣ, 7 августа, не доѣзжая 4-хъ верстъ до г. Олекминска взрывомъ одного изъ паровыхъ котловъ на томъ же пароходѣ „Гонецъ“ убило 11 человѣкъ. Убитъ машинистъ, его жена, двое его дѣтей, его родственникъ и родственница, его помощникъ и 4 кочегара. Г. Минѣевъ можетъ сваливать всю вину на умершаго машиниста, но мы не думаемъ, чтобы это было похоже на правду. Несомнѣненъ тотъ фактъ, что капитанъ гналъ пароходъ съ страшной быстротой, объ которой можно себѣ составить понятіе изъ того, что „Гонецъ“ вышелъ съ Мачи въ 7 часовъ вечера 6 августа, а около г. Олекминска былъ въ 5 часовъ утра 7 августа, слѣдовательно онъ прошелъ съ баржей разстояніе 250 верстъ въ 10 часовъ. Въ продолженіи всей этой роковой ночи, ни капитанъ, ни машинистъ, ни его помощникъ не были на мѣстахъ; они были на палубѣ и проводили время въ попойкѣ. Некому было наблюдать за манометромъ, некому было наблюдать, чтобы накачивали воду въ паровой котелъ. Въ раскаленный котелъ, оставшійся почти безъ воды, сразу стали накачивать холодной воды, въ силу чего и послѣдовалъ взрывъ. Десять труповъ привезены въ городъ, одиннадцатый поглощенъ волнами Лены.

Въ городѣ у насъ начались каждодневныя кражи: не проходитъ ни одной ночи, чтобы у кого либо изъ жителей не подломили амбара, а виновныхъ все нѣть, да нѣтъ! Мѣстная казачья команда безсильна въ борьбѣ съ этимъ зломъ, но мы думаемъ, что и большій штатъ правильно организованныхъ полицейскихъ служителей не могъ бы сдѣлать много къ пресѣченію этого зла. Для искорененія его надо, конечно, обратить вниманіе на причины, порождающія зло, а они состоятъ вотъ въ чемъ. Подломы амбаровъ, кража скота совершается преимущественно башкирами, сосланными сюда по большей части административнымъ порядкомъ по приговорамъ обществъ за конокрадство. Не знаемъ почему имъ не даютъ земли, а потому этотъ полуголодный, полухолодный людъ, обременный дѣтьми, рѣшается на кражу, чтобы накормить свою семью. Мы увѣрены, что если бы сосланнымъ башкирамъ давали землю, еслибы ихъ поставили въ такiя условiя, при которыхъ они могли бы своимъ трудомъ прокормить себя и свою семью, то эти повальныя кражи еслибы не совершенно прекратились, то значительно бы уменьшились. Вотъ объ чемъ надо бы было позаботиться якутской администраціи въ интересахъ населенія цѣлаго округа!

Оттуда-же. 1 августа. Отъ частыхъ дождей Лена вышла изъ береговъ и уровень ея воды не менѣе весенняго. Затопило острова и луга. Скошенная трава снесена водой, нескошенная затоплена. На болѣе возвышенныхъ мѣстахъ, куда вода не дошла, сѣно гніетъ отъ частыхъ дождей. Хлѣба отъ тѣхъ же дождей полегли. Старожилы не запомнятъ такого дождливаго лѣта. Прошлая зима была обильна снѣгомъ; лѣто обильно дождями.

Нашъ медицинскій персоналъ обогатился акушеркой, пріѣхавшей сюда изъ Петербурга. Сравнительно съ прежними акушерками вновь прибывшая составляетъ такое отрадное явленіе, что право думается, не съ неба ли она свалилась въ нашъ скудный людьми г. Олекминскъ.

Сиб.газ. №39, 25 сент.1883

Олекминскъ. 11-го августа. Жители Олекминска не призваны къ городскому самоуправленію, почему они и свободны отъ тѣхъ общественныхъ явленій, которыми характеризуется жизнь современнаго русскаго города. Не волнуется нашъ обыватель вопросами городского хозяйства, разными прожектами думскихъ дѣятелей, а подъ часъ и растратами. Тишь да гладь, хотя и далеко еще до божьей благодати. Судите сами. За отсутствіемъ органа мѣстнаго самоуправленія наше полицейское управленіе обременено заботами не вполнѣ отвѣчающими тѣмъ требованіямъ, какія этому учрежденію предъявляетъ современная жизнь. Полиція у насъ является представительницею нашихъ интересовъ, ходатаемъ въ пользу городскихъ нуждъ, посредникомъ между нами, плательщиками налога, и распредѣлителями его, такъ какъ весь городской налогъ, до 7 тысячъ, уходить въ Якутскъ, гдѣ уже и ассигнуются незначительныя суммы на удовлетвореніе потребностей нашего города. И ужъ такое счастье, что встрѣчающіеся иногда у нашихъ градоправителей доброжелательные порывы въ большинствѣ случаевъ ни къ чему не приводятъ. Бывшій исправникъ П., говорятъ, съ большимъ трудомъ добился трехсот-рублевой ассигновки на пожарную часть. Онъ же, въ виду негодности стараго больничнаго помѣщенія, хлопоталъ о постройкѣ новой больницы, по поводу чего и пріѣзжалъ изъ Якутска архитекторъ, который далъ отъ себя отзывъ: зданіе хоть куда, нуждается только въ небольшомъ ремонтѣ. При видѣ теперь идущей поправки больницы обыватель нѣтъ-нѣтъ да и заговоритъ объ отзывѣ архитектора, вспоминая при этомъ кое какія подробности... Всѣ, конечно, понимаютъ, что ремонтъ нашей больницы — штопанье изгнившаго платья. Понимать то разныя неурядицы обыватель понимаетъ, да что толку! Казенщина и бумага заступаютъ у насъ мѣсто общественности и живаго слова. Какъ энергично приготовились мы было встрѣтить дифтеритъ: выстроена больница, спеціально предназначавшаяся для имѣющихся быть больныхъ дифтеритомъ, заготовлены всѣ больничныя принадлежности, словомъ, все какъ и слѣдуетъ быть. Воображаемая опасность миновала и вся затѣя ничего не дала кромѣ убытковъ. Прекрасное зданіе заколочено; своимъ видомъ оно какъ бы предотвращаетъ нашихъ легкомысленныхъ руководителей отъ увлеченій неосновательными опасеніями. Можно было бы отдавать домъ въ наемъ, но изъ Якутска на этотъ счетъ вышло запрещеніе. И всегда одна и та же исторія. Нуженъ ли ремонтъ нашихъ несчастныхъ тротуаровъ, нуждается ли школьное дѣло въ деньгахъ — пошла переписка, которая въ концѣ концовъ приводить къ одному изводу бумаги.

А вотъ вамъ и другая сторона нашей жизни. Какъ только скотъ оправится на подножномъ корму, начинается уводъ коровъ и быковъ. Уведутъ въ тайгу, зарѣжутъ и концы въ воду. Такъ какъ виновниками кражи предполагаются поселенцы изъ башкиръ, то полицейское управленіе и прибѣгаетъ къ гуртовому выселенію неимѣющихъ своего хозяйства башкиръ изъ города въ мѣста ихъ причисленія. На сколько эта мѣра безполезна можете заключить изъ того, что съ наступленіемъ темныхъ ночей начинается обворовываніе лавокъ, жилыхъ помѣщеній. На послѣдней недѣлѣ обокрали лавку В. на 300 р. и С. довѣреннаго пріисковой компаніи на 500 руб. Слѣдовъ, разумѣется, никакихъ, за исключеніемъ тѣхъ слѣдовъ, которые ведутъ съ мѣста воровства въ тайгу. И такъ во всѣхъ случаяхъ кражъ, грабежей и убійствъ, по пословицѣ, что съ возу упало, то пропало. По крайней мѣрѣ избѣгается лишняя переписка.

Весь этотъ мѣсяцъ прошелъ въ дождяхъ, которые перешли по наслѣдству и къ августу, что ни день, то и дождь. Сѣно на половину пропало. Посчастливитъ ли уборкѣ хлѣба, которая уже началась? Если нѣтъ, то сравнительный урожай нынѣшняго года сведется къ нулю.

9 августа Олекминскъ былъ потрясенъ дѣйствительно ужаснымъ и необычайнымъ въ этихъ мѣстахъ событіемъ. Серебряковскій пароходъ «Гонецъ» шелъ сверху въ Якутскъ. Не доѣзжая четырехъ верстъ до Олекминска лопнулъ паровикъ и убило десять человѣкъ, одинадцатый выскочилъ въ окно и утонулъ. Погибли: машинистъ, жена его, двое дѣтей, теща его и братъ жены, помощникъ машиниста и кочегары. Десять страшно обезображенныхъ труповъ привезены въ Олекминскъ, самъ пароходъ стоитъ пока на мѣстѣ несчастья на якорѣ. Говорятъ, что служащимъ подъ вліяніемъ сильной выпивки было не до паровика: никто и не подумалъ наблюдать за манометромъ. Хватились, когда въ паровикѣ не было уже воды, стали накачивать воду и, какъ и нужно было ожидать, произошелъ взрывъ.

«Сибирь» №50, 11 декабря 1883

Изъ г. ОЛЕКМИНСКА намъ пишутъ, что тамошніе винные складчики и кабатчики очень сожалѣютъ о томъ, что вышелъ въ отставку бывшій акцизный надзиратель К. Это былъ въ своемъ родѣ феноменъ на берегахъ Лены: онъ не бралъ взятокъ! Его называли простакомъ и еще хуже. И все же онъ остался не запятнаннымъ. Такъ непонятны здѣсь честныя побужденія.

«Сибирь» №6, 5 февраля 1884

Изъ ОЛЕКМИНСКАГО ОКРУГА извѣщаютъ, что тамъ въ Вилюйскѣ показывается многое множество фальшивыхъ кредитныхъ билетовъ 25 рублеваго достоинства. Появленіе ихъ связываютъ съ прибытiемъ сюда отъ золотопромышленника троихъ рабочихъ: двухъ поселенцевъ и одного маріинскаго мѣщанина. Съ появленіемъ ихъ въ Олекмѣ появились и фальшивые билеты. Хуже всего то, что эти мастера посредствомъ своихъ издѣлій обманываютъ бѣдныхъ ямщиковъ и никто ихъ не преслѣдуетъ. Такъ, эти артисты всучили одному якуту, у котораго купили быка, четвертную и на 10 рублей товару, тогда какъ мяса было еще достаточно. Этотъ якутъ съ деньгами отправляется купить себе бурдуку. Когда онъ сталъ расплачиваться, крестьяне узнали, что его ассигнація фальшивая и несчастнаго было взяли. Бѣдный якутъ схватилъ ассигнацію въ ротъ и тутъ-же, разжевавъ, проглотилъ ее, приговаривая: „не доставайся же ни вамъ, ни мнѣ“, и затѣмъ съ плачемъ возвратился домой съ пустыми руками и санями. Далѣе эти мошенники, не доѣзжая до развѣдки верстъ 50, по дорогѣ купили также еще у знакомаго якута 2 пуда масла и быка за 55 руб., отдали 75 руб. и взяли сдачи 20 р. Якутъ пріѣзжаетъ съ этими деньгами на соляные источники съ тѣмъ, чтобы взять соли и везти въ Олекму; но каково было его положеніе, когда надзиратель объявилъ ему, что деньги у него фальшивыя, о чемъ объявилъ впослѣдствіи въ управѣ и къ якуту явился выборный и забралъ въ управу вмѣстѣ съ тремя билетами. Нищимъ отпустили якута домой, причемъ былъ и вилюйскій исправникъ, который обѣщалъ якуту произвести слѣдствіе, но до сихъ поръ о слѣдствіи ничего не слыхать. Это было въ началѣ октября, т. е. торгъ 2 или 3, а теперь уже 15 декабря. По пріѣздѣ мошенниковъ на развѣдку, заявляется туда якутъ по прозванію Андровскій, живущій верстахъ въ 7 или 8; у него спрашиваютъ масла, и онъ не прочь продать. Предлагаютъ ему деньги, именно билетъ 25 р. дост. Тотъ вертѣлъ его въ рукахъ, находя его очень маленькимъ и обратился къ приказчику К., прося посмотрѣть; на эту просьбу его, К. отвернулся, говоря, что онъ въ ихъ дѣла не вмѣшивается. Тогда одинъ служащій подошелъ посмотрѣть и къ ужасу своему увидѣлъ фальшивый билетъ; онъ предупредилъ якута быть осторожнымъ, но за это едва не былъ убитъ мошенниками. Хотѣли было предать плутовъ по начальству; но гдѣ здѣсь начальство? Вообще здѣсь человѣческая жизнь цѣнится очень дешево; а начальства никто не видитъ*).

*) Фальшивыя ассигнаціи въ Сибири играютъ громадную роль, благодаря ссылкѣ. Много капиталовъ нажито здѣсь при помощи мастеровъ монетнаго дѣла. Не только крестьяне евреи, но и буряты содержатъ монетчиковъ.

Ред.

1884 г.
1884 г.
1884
1884

«Сибирь» №5, 27 января 1885

Изъ Олекминска пишутъ: прошлый годъ былъ тяжелъ для Олекминскаго округа, именно: съ весны была засуха, въ покосное время разливъ рѣки Лены, затопившій всѣ низкія мѣста и острова и унесшій скошенное сѣно, а что было не скошено — занесло пескомъ и иломъ. Лѣто было сырое, вслѣдствіе чего хлѣбъ на нивахъ долго не дозрѣвалъ и въ довершеніе бѣдствія инеемъ на 29 iюля и въ концѣ августа его совсѣмъ заморозило; много хлѣба скошено для корма лошадей и коровъ на сѣно. Многимъ придется покупать хлѣбъ на обсѣмененіе своихъ полей.

«Сибирь» №6, 3 февраля 1885

Изъ Олекмы пишутъ, что въ тамошней почтовой конторѣ почтмейстера почти никогда не бываетъ. Обязанность его выполняетъ почталіонъ Грековъ. Здѣсь почту возятъ на дровняхъ, на одной лошади, отъ чего и корреспонденція бываетъ очень часто подмоченная, да и сильно запаздываетъ. На станціяхъ страшные безпорядки: лодки дырявые; ямщики по своему произволу задерживаютъ почту и проѣзжающихъ по нѣсколько часовъ, и вообще часть почтовая здѣсь находится въ отчаянномъ положеніи.

«Сибирь» №13-14, 24 марта 1885

Изъ Олекминска мы получили слѣдующее опроверженіе: г. редакторъ, прочитавъ въ № 6 редактируемой вами газеты замѣтку о состояніи почтовой части въ районѣ Олекминскаго почтмейстера, мы, обыватели г. Олекминска, глубоко возмущены наглой ложью, съ какою авторъ сей замѣтки описываетъ порядки въ районѣ нашего уважаемаго всѣми почтмейстера. Какъ человѣкъ и какъ чиновникъ, послѣдній заслуживаетъ полнаго къ нему довѣрія и уваженія за добросовѣстное отношеніе его къ дѣлу, а отнюдь уже не тѣхъ инсинуацій, каковыми переполнена указанная замѣтка. Опровергать всѣ факты, отмѣченные авторомъ въ столь неблаговидномъ свѣтѣ, мы здѣсь не будемъ, — это дѣло формальнаго слѣдствія, — скажемъ только нѣсколько словъ объ упомянутомъ въ замѣткѣ почталіонѣ Грековѣ. Почталіонъ этотъ, за обильныя и частыя возліянія Бахусу и дерзкія выходки не только въ обращеніи съ публикой, но и съ своими сослуживцами неоднократно былъ подвергаемъ административнымъ взысканіямъ, въ томъ числѣ аресту при мѣстной „караулкѣ“; изъ чего ясно, что Грековъ, какъ почталіонъ, и прямыхъ своихъ обязанностей не могъ выполнять аккуратно, не говоря уже о приписываемой ему авторомъ замѣтки приватной еще и слишкомъ, пожалуй, высокой должности уѣзднаго почтмейстера. Что же касается до времени прихода и отхода почтъ, то послѣднія не только не запаздывали (исключая, конечно, распутицы), но, напротивъ, въ большинствѣ случаевъ, приходили ранѣе назначеннаго имъ срока. Полученія въ здѣшней конторѣ посылокъ и вообще корреспонденціи въ подмоченномъ видѣ, кромѣ одного случая, происшедшаго выше г. Киренска, въ бытность въ г. Олекмѣ настоящаго почтмейстера нами никогда не замѣчалось. Примите увѣреніе и пр. Слѣдуетъ подпись жителей г. Олекминска въ числѣ 10 человѣкъ.

«Сибирь» №44, 27 октября 1885

Изъ Олекминска. Хлѣба и сѣна Богъ далъ намъ вдоволь, огородныхъ овощей достаточно, но цѣны на все стоятъ черезъ-чуръ высокіе, а именно: хлѣбъ ржаной — 2 р. 80 к., пшеничный — 3 р. 50 к., мясо отъ — 5 р. до 6 руб., масло — 95 к. безмѣнъ, картошка съ начала продавалась 80 к. пудъ, свекла — 2 р., морковь — 2 р. 20 к., капуста грядами — 5 р. въ 100 кочней, огурцы соленые 100 шт. — 6 р. и больше, лукъ за 100 — 2 р., рыба нельма свѣжая — 7 и 8 р. пудъ. Вся продажа, кромѣ мяса, состоитъ въ рукахъ скопцовъ, и они-то ворочаютъ цѣнами по своему произволу. Имѣя громадный капиталъ, скопецъ поработилъ округъ: все, что возможно, забрано у бѣдняка, да и посредственнаго хозяина при нуждѣ онъ закабаляетъ подъ хлѣбъ и сѣно, назначая 5 или 6-ю долю стоимости; иногда беретъ онъ хлѣбъ и на корню; въ одномъ Спасскомъ селеніи находится до 50 скопческихъ торговыхъ домовъ со всевозможными товарами: причемъ продавецъ, отдавая послѣдніе дешевле противъ лавокъ, всегда оставляетъ покупателя въ долгу, что даетъ ему возможность собирать невѣроятные проценты. Впрочемъ, это въ порядкѣ вещей, ибо самый главный воротило въ округѣ, т. е. письмоводитель нашъ, тоже скопецъ.

И. Ж.

«Сибирь» №1, 5 января 1886

ОЛЕКМИНСКЪ. Въ корреспонденціи отсюда въ № 44-мъ порицается образъ дѣйствія скопцовъ Спасскаго селенія и говорится, что они все забрали здѣсь въ свои руки; что они, имѣя большіе капиталы, эксплоатируютъ населеніе, продавая все дорого, а покупая за безцѣнокъ. Представимъ дѣло въ его настоящемъ видѣ. Скопцы не скупаютъ хлѣба на корню, но давая жителямъ свои сѣмена, получаютъ съ нихъ половину урожая, что водится и повсюду. Траву они дѣйствительно покупаютъ на корню и въ стогахъ. Дѣло въ томъ, что въ Спасскомъ селеніи рогатаго и коннаго скота болѣе 200 штукъ, а покосныхъ мѣстъ имѣется не болѣе, какъ на 150 возовъ,такъ что на одну скотину не приходится и одного воза. Волей и неволей, скопцамъ приходится покупать или готовое сѣно или арендовать покосы, что они и дѣлаютъ.

«Сибирь» №2, 12 января 1886

Мы получили слѣдующую замѣтку. Какъ мнѣ писали съ золотыхъ промысловъ олекминской системы, въ ноябрѣ прошлаго года къ г. горному исправнику явились на 30 парахъ оленей 15 вооруженныхъ инородцевъ и предложили ему свои услуги къ поимкѣ спиртоносовъ; обрадованный исправникъ далъ въ помощь казаковъ и спиртоносы были пойманы, какъ козы въ загонѣ; при этомъ, конечно, не обошлось дѣло безъ убійства. Спрашивается, чѣмъ объяснить ревность инородцевъ къ искорененію спиртоносовъ? Для этого припомнимъ, что въ 50 и 60 годахъ тайной продажей водки на промыслахъ занимались именно якуты и тунгусы и были вытѣснены отъ занятія этимъ не безвыгоднымъ промысломъ русскими только потому, что послѣдніе стали продавать уже не водку, а прямо спиртъ. И мнѣ кажется, что въ этомъ дѣлѣ, — въ дѣлѣ усердія инородцевъ къ истребленію спиртоносовъ, — играетъ роль именно конкуренціи; очень возможно, впрочемъ, что инородцами руководитъ какой-либо кулакъ, который очень хорошо знаетъ, что инородцы имѣютъ значительное преимущество передъ русскими: имъ всюду открыта дорога на оленяхъ и въ знаніи мѣстности никто съ ними соперничать не можетъ, такъ что преслѣдовать ихъ весьма затруднительно. По моему-же мнѣнію, единственное радикальное средство прекратить язву спиртоношества, — это разрѣшить отпускать водку, конечно, доброкачественную водку, свободно безъ всякаго ограниченія, только не въ кредитъ. Лица, завѣдующія продажей водки изъ виннаго магазина, должны быть назначаемы управляющимъ изъ честныхъ приказчиковъ и притомъ такъ, чтобъ ни рабочіе, ни сами приказчики не знали, кому изъ послѣднихъ придется въ данный день торговать водкой (?). Тогда пьянства и различныхъ безпорядковъ на промыслахъ будетъ положительно меньше, и противъ этой радикальной мѣры могутъ возражать только тѣ изъ управляющихъ, которые, выписывая на промысла десятки ящиковъ коньяку и рому, не говоря о спиртѣ, продаютъ эти напитки открыто и въ свою пользу кому угодно изъ рабочихъ; могутъ возражать также нѣкоторые акцизные чиновники, какъ одинъ, который изъ ближайшаго къ промысламъ селенія отправляетъ туда цѣлые транспорты дорогихъ винъ, разумѣется, за хорошее вознагражденіе.

И. Ш.

«Сибирь» №4, 26 января 1886

Изъ Олекмы пишутъ: Если якутскій обыватель въ сотый разъ кричитъ караулъ! грабятъ! то въ олекминскомъ округѣ отъ этого крика жители и голосъ потеряли, и осталось имъ одно: молчать и охать. Полиція здѣсь состоитъ изъ двухъ лицъ и, по разсказамъ, дѣла у нихъ столько, что оба должны сидѣть въ присутствіи, а округъ отданъ на волю судебъ. Въ добавокъ къ многочисленнымъ русскимъ поселенцамъ, назадъ тому болѣе 10-ти лѣтъ сюда прислали нѣсколько сотъ татаръ, которыхъ причислили въ нашъ единственный улусъ и на всю эту массу не дали ни аршина земли, такъ что нѣтъ мѣста, гдѣ-бы можно поставить юрту или вырыть землянку(?). Кромѣ золотыхъ пріисковъ, никакой промышленности въ округѣ нѣтъ, на золотые-же пріиски семейныхъ не принимаютъ. Лѣтомъ часть этихъ ссыльныхъ зарабатываетъ деньги на полевыхъ работахъ у скопцовъ, а зимой и того нѣтъ, а жить надо, пытаться нужно, и какъ у самихъ ничего нѣтъ, то волей и неволей несчастные берутся за чужое. Мѣстные обыватели каждый годъ лишаются не одной сотни скота, а о мелкомъ воровствѣ и говорить нечего, въ самомъ-же городѣ попрошаекъ не перечтешь. Ходятъ за милостыней старые и молодые, слабые и здоровые, трезвые и пьяные и за этимъ никто не слѣдитъ. Людей бьютъ въ городѣ; бьютъ, сжигаютъ и топятъ въ округѣ, а виновныхъ не находятъ. Впрочемъ, нельзя винить однихъ ссыльныхъ, якутъ тоже переимчивъ и, говорятъ, что одного татарина подстрѣлили, а его семью перерѣзали и сожгли якуты. Припасы здѣсь дороги: скопцы подняли цѣны на хлѣбъ до 3 р. 50 к. и еще хотятъ повысить. Что-то съ нами будетъ?

«Сибирь» №10, 9 марта 1886

Изъ Олекминска. Въ здѣшней почтовой конторѣ заведенъ небывалый прежде порядокъ: всякаго рода корреспонденція, получаемая на имя скопцовъ, которыхъ здѣсь порядочное число, посылается предварительно, для какого-то просмотра, въ полицейское управленіе и тамъ задерживается иногда на долгое время. Бывали такіе примѣры, что въ посылкахъ, просмотрѣнныхъ полиціей, вещей всѣхъ не оказывается, согласно увѣдомленіямъ. А съ кого и какъ искать? Попробуйте! Случалось, что терялись и деньги. Наконецъ, если уже требуется пересматривать письма и посылки цѣлыхъ десятки скопцовъ, то почему-же не посылаются въ полицію письма и посылки цѣлыхъ десятка скопцовъ, наиболѣе состоятельныхъ? Развѣ потому только, что они богаты?

«Сибирь» №17, 27 апрѣля 1886

Изъ письма въ редакцію. Въ № 2-мъ газеты „Сибирь“ помѣщена замѣтка за подписью И. Ш. относительно спиртоносничества на промыслахъ олекминской системы и участія въ этомъ промыслѣ мѣстныхъ инородцевъ. Позвольте сказать нѣсколько словъ въ защиту послѣднихъ и въ разъясненіе дѣла. По моимъ наблюденіямъ, г. Ш. напрасно грѣшить на якутовъ, обвиняя ихъ въ спиртоносничествѣ: во-1-хъ, якуты и тунгусы сами большіе охотники до вина и прежде, чѣмъ его продать, они сами-бы его выпили; во-2-хъ, якуты отъ природы народъ чрезвычайно робкій и при этомъ питаютъ ко всякому начальству величайшій страхъ, а при такихъ качествахъ едва-ли имъ возможно заниматься спиртоносничествомъ, которое сопряжено съ огромнымъ рискомъ и, кромѣ того, по здѣшнимъ обычаямъ, со спиртоносами не особенно церемонится казачья команда, если, конечно, чувствуетъ себя сильнѣе ихъ. Шайки здѣшнихъ спиртоносовъ принадлежатъ къ сословію болѣе воинственному, какъ-то: ссыльныхъ черкесовъ, татаръ и затѣмъ крестьянъ и поселенцевъ. Шайки эти до начала 1885 г. вели себя еще довольно скромно; было нѣсколько случаевъ вооруженнаго сопротивленія, но эти случаи возможно отнести къ самозащитѣ. Но съ половины 1885 г. спиртоносы усилили свою дѣятельность, особенно по дорогѣ съ промысловъ олекминской системы на бодайбинскую резиденцію, гдѣ не рѣдко они останавливали и обирали конюховъ; затѣмъ начали повторяться небывалые прежде грабежи и кражи. Съ приближеніемъ общаго разсчета рабочихъ съ промысловъ (10 сентября) и вновь найма ихъ на промысла, спиртоносы перенесли свою дѣятельность на промысла и избрали главнымъ своимъ мѣстопребываніемъ промысла Т—выхъ и ихъ окрестности. Малочисленная команда казаковъ (около 12 чел.) не могла противодѣйствовать хорошо вооруженнымъ винтовками и револьверами шайкѣ спиртоносовъ и по этому послѣдніе, нисколько не стѣсняясь, начали заявляться ночью на пріискъ и забирали изъ кухни и хлѣбопекни нужные имъ припасы и уходили въ ближайшія окрестности, гдѣ въ таборѣ производили торговлю виномъ. Удачно произведенные ими нѣсколько разъ набѣги настолько подняли ихъ мужество, что они 17 сентября, ночью, въ числѣ 11 человѣкъ, хорошо вооруженныхъ, явились въ казачью казарму, занимаемую на Р—номъ пріискѣ Т—выхъ, собственно для препровожденія времени и, глумясь надъ казаками, заставляли ихъ приготовлять для себя ужинъ, а сами, раскупоривъ фляги спирту, производили угощеніе. Такую-же продѣлку устроили они около 25 того-же сентября въ казармѣ, занимаемой казаками на К—омъ пріискѣ Т—выхъ и при этомъ высказали завѣдывающему полицейской частью на промыслахъ уряднику Ч—му, что если съ его стороны будетъ произведена какая-либо попытка къ задержанію ихъ, то его ожидаетъ неминуемая смерть. При такомъ положеніи дѣлъ пріиска находились какъ-бы въ осадномъ положеніи; вездѣ были удвоены караулы, всякій опасался отлучиться изъ дома, чтобы не быть ограбленнымъ на дорогѣ; кромѣ этого, были устроены ночные разъѣзды по пріиску, но всѣмъ этимъ спиртоносы мало смущались. Съ наступленіемъ сумерекъ вооруженные, съ флягами спирта на плечахъ, съ пѣснями и гармоніей, они входили на пріискъ и начинали продажу вина. Обо всемъ этомъ летѣли донесенія къ горному исправнику, но все ограничилось одними канцелярскими указаніями, которыя въ данномъ случаѣ не имѣли никакой силы и такое положеніе дѣлъ продолжалось до конца сентября мѣсяца, т. е. до наступленія холодовъ и зимняго пути и въ это время спиртоносы, для обратнаго своего выѣзда изъ тайги, начали отнимать ѵ якутовъ оленей, весьма пригодныхъ для путешествія по безлюднымъ мѣстамъ и, не считая мелкихъ грабежей между тунгусами, они отняли у якута Дорванова сперва 52 шт. оленей, а чрезъ недѣлю еще 30 шт. и такихъ ограбленныхъ якутовъ былъ ни одинъ Дорвановъ. Видя свое беззащитное положеніе, якуты въ указанный періодъ времени явились къ горному исправнику съ предложеніемъ своихъ услугъ для поимки спиртоносовъ, чему, конечно, тотъ весьма обрадовался, надѣясь, хотя сколько-нибудь оградить промысла отъ произвола спиртоносовъ и цѣль его была вполнѣ достигнута; втеченіи небольшаго промежутка времени якуты вмѣстѣ съ казачьей командой большинство спиртоносовъ переловили и вмѣстѣ съ ними не мало было взято спирта, оружія и проч. и одновременно съ этимъ прекратились кражи, грабежи и пьянство между рабочими.

Вотъ истинное положеніе дѣла, о которомъ говоритъ въ своей замѣткѣ И. Ш. Что-же касается высказаннаго имъ мнѣнія, относительно открытія свободной торговли вина на промыслахъ, то все сказанное имъ по этому предмету есть плодъ воображенія. Кому хотя не много извѣстна жизнь рабочихъ на золотыхъ промыслахъ, тотъ едва-ли согласиться съ мнѣніемъ г. Ш. Съ однимъ лишь можно согласиться, изъ высказаннаго г. И. Ш., что свободная торговля виномъ искоренитъ „язву спиртоносничества“, но зато она окончательно погубитъ рабочихъ на промыслахъ, или иначе говоря, одна язва будетъ искоренена, но будетъ привита другая.

И. Д.

«Сибирь» №18, 4 мая 1886

На мачинской резиденціи (на Ленѣ) изъ каземата при казачьей убѣжали два арестанта-спиртоноса, обвиняемые во многихъ кражахъ и грабежахъ. Тамошніе казаки ведутъ безобразную жизнь, а потому не мудрено, что преступники сняли кандалы и безъ труда вылѣзли въ окно и убѣжали.

«Сибирь» №24, 15 iюня 1886

Изъ Олекминской тайги намъ пишутъ, что червонные валеты и всякіе банковскіе герои, купно съ подозрительными евреями, свили тамъ прочное гнѣздо. Пріисковые приказчики, доставщики и даже блюстители порядка запутываются въ сѣти этихъ „опытныхъ“ дѣльцовъ: развратъ, картежная игра и спиртоносничество — вотъ средства, употребляемыя для завлеченія неопытныхъ; убійства, самоубійства и грабежъ — плоды водворенія здѣсь этого люда.

«Сибирь» №29, 20 iюля 1886

Изъ Олекмы. Здѣсь недавно умеръ пріѣхавшій изъ Иркутска, славившійся богатствомъ, скопецъ Ѳ. Ан—въ Васильевъ. Является вопросъ, куда дѣвался капиталъ его, когда извѣстно всѣмъ и каждому, что по пріѣздѣ въ Олекму онъ получилъ изъ почтовой конторы 10 тыс. въ 2-хъ банковыхъ билетахъ; затѣмъ онъ купилъ домъ и мѣсто за двѣ тысячи р. А что денегъ у него не оказалось, это видно изъ того, что староста скопческій похоронилъ его на свой счетъ. Народная молва гласитъ, однако, что одинъ изъ принятыхъ покойникомъ въ товарищи воспользовался наличными деньгами около 20-ти тысячъ р. и, кромѣ того, домъ покойника остался за нимъ-же въ силу будто-бы духовнаго завѣщанія; далѣе извѣстно, что скопчиха, пріѣхавшая съ покойникомъ изъ Иркутска, Авдотья Шабанова получила тысячу рублей, чтобы не выдать секрета; приказчикъ его Илья Кузыевъ — 5,000 рублей.

«Сибирь» №1, 4 января 1887

Изъ Олекминскаго округа (нужда въ хлѣбѣ, цѣны, грабежи). Инородцы чаринскаго селенія просили у своей управы разрѣшенія на выдачу изъ общественнаго запаснаго магазина ржаной муки, для бѣднѣйшихъ жителей хотя по одному пуду, до установленія зимней дороги; но управа отказала въ такой выдачѣ. Въ виду того, что помянутые инородцы до сего времени, за неимѣніемъ хлѣба, питались только мясомъ и водою по случаю полной гибели посѣвовъ отъ мороза, а послѣднее время болѣе половины семействъ не имѣютъ лошадей и рогатаго скота, которыхъ-бы могли убивать и слѣдовательно далѣе пропитываться имъ уже нечѣмъ; въ запасномъ-же магазинѣ налицо имѣется муки болѣе одной тысячи семисотъ пудовъ; эти инородцы обратились съ просьбою въ окружное полицейское управленіе о выдачѣ пособія. Отвѣта пока еще не послѣдовало. Между тѣмъ цѣны на хлѣбъ и прочіе продукты стоятъ по истинѣ ужасныя: скотское мясо 4 р. п., коровье масло 12—16 р., снѣтки сотня 4 р., крупа: гречневая 7 р. п., свѣчи сальныя 12 р., стеариновыя 20 р. п., ржаная мука въ казнѣ 3 р. 30 к. п., въ вольной-же продажѣ 4 и 5 р. и то только въ городѣ у церковнаго старосты (онъ-же подвальный) Савастьянова, да у бывшаго командира, отставнаго урядника Рубцова. Если таковы цѣны осенью, то что будетъ весной будущаго года?

Поселенцы продолжаютъ свое дѣло: 10 августа искали уворованую корову, а нашли цѣлое пристанище воровъ съ краденымъ. Хотя подозрительные люди были пойманы, но скоро отпущены. Въ ночь съ 14 на 15 августа у купца Шангина съ задней стѣны лавки просверлено и выломано нѣсколько бревенъ; но сторожъ, спавшій у дверей услышалъ шумъ и побѣжалъ заявить обходу или управляющему казачьей командой. Преступники, однако, успѣли скрыться. Съ 9 на 10 сентября, чрезъ взломъ замковъ въ амбарахъ двора почтовой конторы, все почтмейстерское имущество было похищено. Въ туже ночь возвратился изъ поѣздки и почтмейстеръ съ исправникомъ, но воровъ не нашли.

«Сибирь» №6, 8 февраля 1887

Изъ Олекминска. Цѣна ржаной муки повысилась у насъ до 4 р. 50 к.; хотя изъ казны и отпускаютъ ее по 3 р. 30 коп., по запискамъ изъ полицейскаго управленія, но очень мало; пшеничной муки только по знакомству можно купить у братцевъ С. по 5 р. пудъ.

«Сибирь» №8, 22 февраля 1887

Изъ Олекминска пишутъ, что тамъ въ началѣ зимы стояли слѣдующія цѣны: пудъ муки крупч. — 10 р., ржаной — 4 р. 50 к., печенаго хлѣба — 7 р. 20 к., масло коров. — 10 и 12 р., мясо — 4 руб., сахаръ — 14 руб., свѣчи стеар. — 18—20 руб., мыло — 12 руб. Такія-же цѣны и въ Якутскѣ. Еще-бы не банкротиться нашимъ бѣднымъ купцамъ, при такихъ цѣнахъ!

Изъ Олекмы намъ пишутъ, что тамошній учитель больше занятъ посторонними дѣлами, чѣмъ своими прямыми обязанностями: частная служба у виноторговцевъ и акцизные чиновники, помимо разныхъ праздничныхъ и послѣпраздничныхъ прогуловъ, отнимаетъ у него очень много времени; жалованье-же, какъ учитель, онъ получаетъ довольно приличное — 52 р. 40 к. Общественная жизнь въ этомъ городкѣ вся вертится на картежной игрѣ. Болѣзненность и смертность въ городѣ и округѣ изрядныя, но медицинской помощи искать негдѣ, кромѣ какъ у фельдшера. Церковнымъ старостой, вопреки прямымъ распоряженіямъ начальства, служитъ одинъ виноторговецъ, при которомъ были уже три случая ограбленія церкви; убытки вознаграждаются повышеніемъ цѣнъ на свѣчи; покупая послѣднія, всякій изъ уваженія къ старостѣ беретъ еще и 28°-ой водки.

Олекминскій округъ. Въ одномъ олекминскомъ улусѣ существуетъ съ 1876 г. первоначальная школа, для обученія якутскихъ мальчиковъ. Школа эта открыта и содержится на капиталъ, представленный почетными инородцами Идельгинымъ и Корниловымъ. Инородцы не платятъ на нужды школы ни одной копѣйки, исключая платы учителю за продовольствіе мальчиковъ-пансіонеровъ. Деньги на уплату за пансіонеровъ собираются подушно съ того наслега, къ которому принадлежитъ пансіонеръ и передаются родовыми старостами учителю. Уплата этихъ денегъ, не смотря на ея ничтожность, производится нѣкоторыми изъ старость весьма неаккуратно. По поводу этой неаккуратности, бывшему учителю П. приходилось испортить болѣе одной стопы бумаги на переписку съ главнымъ, улуснымъ начальствомъ и то г. П. едва получалъ половину суммы.

Инородцы, конечно, не въ состояніи понять, что первоначальная школа не можетъ дать дѣтямъ большаго образованія, между тѣмъ они воображали, что изъ этой школы черезъ 2—3 года должны выходить хорошіе писаря. Отсюда ихъ холодное отношеніе къ школѣ и недовольство учителемъ.

Есть въ школѣ и почетный блюститель; онъ не мало пожертвовалъ денежныхъ средствъ на ея нужды. Попечитель сознаетъ необходимость открытія въ олекминскомъ улусѣ школы или училища, съ программою болѣе пространною, но голосъ его и старанія пока остаются голосомъ вопіющаго въ пустынѣ.

Нѣкоторые инородцы стали было отдавать дѣтей въ олекминское городское одноклассное училище, но увы, курсовики этого училища едва могутъ написать свое имя и фамилію безъ грубыхъ ошибокъ, а сосчитать дважды два — это ужь имъ не по силамъ.

Главнымъ препятствіемъ къ успѣшному развитію, въ олекминскомъ улусѣ, дѣла грамотности, — является то, что составъ всего улуснаго начальническаго персонала крайне невнимательно относится къ этому дѣлу. Между тѣмъ бѣдные якуты крайне нуждаются въ просвѣтлѣніи. Грязь, суевѣріе, обирательство писарей и родовичей въ конецъ раззорили несчастныхъ. Не такъ давно съ новымъ учителемъ продѣлана такая штука. Едва онъ прибылъ на мѣсто, какъ члены инородческой управы написали приговоръ о закрытіи школы. Къ счастью, приговоръ этотъ показался исправнику дерзкимъ и незаконнымъ, почему и уничтоженъ, съ приличной нотаціей за своеволіе. Жаль только, что исправникъ не убралъ главнаго воротилу въ этомъ гнусномъ дѣлѣ — писаря Акишева*). Да и вообще эта язва — писарство нигдѣ такъ не зловредно, какъ между инородцами. Вся тяжесть отвѣтственности за безобразія писарей падаетъ на покойнаго Ш—на. Онъ всему злу заводчикъ и покровитель, — онъ и его супруга. Можно сказать, что инородческое управленіе составляетъ организованную шайку грабителей, сплотившуюся съ цѣлію обирательства несчастныхъ якутовъ. Занимаясь торговлей и доставками тяжестей на пріиски, эти правители — кулаки, закабалили все населеніе и покрыли округъ цѣлою сѣтью обмановъ, обирательства, почти рабства. Всѣ инородцы имъ должны. Долги эти съ ужасающими процентами взыскиваются прежде государственныхъ податей, причемъ употребляются пытки и истязанія: неисправныхъ должниковъ привязываютъ къ столбамъ и полосуютъ нагайками. И нигдѣ, ни въ комъ защиты. Инородцы питаютъ надежды на новаго, повидимому, энергическаго губернатора. Но оправдаются-ли ихъ надежды и найдетъ-ли начальникъ края вполнѣ надежныхъ исполнителей — въ этомъ беретъ сильное сомнѣніе.

*) До какой степени своевольствуетъ А., можно видѣть изъ того, что, составляя приговоръ о закрытіи школы, А. уговорилъ одного тупоголоваго старосту объявить инородцамъ, что онъ откроетъ школу въ своемъ домѣ, а учителемъ возьметъ писаря. Вся цѣль А—ва — избавиться отъ назначенныхъ начальствомъ учителей.

Странникъ.

«Сибирь» №16, 19 апрѣля 1887

Изъ Олекминска пишутъ: служащіе на золотыхъ промыслахъ Сибирякова, Нѣмчинова и К° по подпискѣ пожертвовали 400 пуд. хлѣба для поселенцевъ и якутовъ, какъ бѣднѣйшихъ жителей якутской области. Хлѣбъ этотъ довѣреннымъ К-о Бутаковымъ доставленъ въ г. Олекминскъ и выдавался имъ 4 и 5 февраля этого года. Выдача происходила по списку, составленному урядникомъ, такъ какъ Бутаковъ не могъ знать, кто нуждается въ хлѣбѣ. Оказалось, что въ списокъ нуждающихся попали и казаки, находящіеся на дѣйствительной службѣ и получающіе казенный паекъ, — люди, имѣющіе собственные дома и достатокъ, а истиннымъ бѣднякамъ остались крохи.

«Сибирь» №17, 26 апрѣля 1887

Кыллахскій священникъ Стефанъ Поповъ проситъ насъ заявить, что корреспонденція изъ Олекминскаго округа въ № 8-мъ нашей газеты писана не имъ, и это совершенно вѣрно.

«Сибирь» №19, 10 мая 1887

Между скопцами, живущими вблизи Олекминска, особенно выдается усердіемъ къ развитію земледѣлія и благотворительности нѣкто Суховъ.

Изъ Олекминска жалуются на надувательства приказчиковъ одной купеческой фирмы: людямъ малоопытнымъ они продаютъ однѣ вещи вмѣсто другихъ и притомъ за цѣны, превышающія всякое вѣроятіе; такъ за золотникъ александрійскаго листа берутъ 20 к. и т. п.

«Сибирь» №21, 24 мая 1887

Нѣкто г. Бутаковъ изъ Якутска проситъ насъ напечатать слѣдующее: Служащими пріисковъ К-° Нѣмчинова вручена была мнѣ пожертвованная ими мука, въ количествѣ 500 пудовъ, для раздачи въ городахъ Олекминскѣ и Якутскѣ бѣднѣйшимъ жителямъ. Изъ этихъ 500 пуд. муки, въ Олекминскѣ, при содѣйствіи мѣстной полиціи, мною роздано 264-мъ человѣкамъ бѣднѣйшимъ изъ жителей 70 пуд., отдано для раздачи инородцамъ Олекминскаго округа 30 пуд., а остальные 400 пуд., для раздачи бѣдности г. Якутска, переданы въ личное распоряженіе начальника края, каковая раздача уже и произведена вполнѣ раціонально. Подробный отчетъ, по раздачѣ 500 пуд. пожертвованной муки, со всѣми оправдательными документами, мною препровожденъ распорядителямъ пожертвованій.

«Сибирская газета» №24, 27 марта 1888

Въ Восточной Сибири нѣтъ пока одного неизбѣжнаго признака весны: Лена еще не вскрылась, — но онъ не заставитъ себя долго ждать. Безъ этого-же приленскому краю не избавиться отъ всего, что накопилось за зиму... «Матушка Лена обжорлива» говорятъ якуты: «по Ленѣ не несетъ въ море столько дровъ, сколько людей; — все убитые, да потопленные!» — А чего смотритъ начальство? — опять спроситъ докучливый обыватель. На это я опять таки съ удовольствіемъ отвѣчу, что начальство бдитъ. Плылъ лѣтомъ въ лодкѣ по Ленѣ поселенецъ. Усталый, онъ вышелъ близь г. Олекминска на берегъ и заснулъ. Проходитъ мимо якутъ. Недолго думая, онъ прикладывается и — бацъ изъ винтовки! Однако пуля лишь обожгла щеку спавшаго. Вскочивъ, послѣдній, въ свою очередь, прикладывается и — бацъ въ якута! Якутъ падаетъ, обливаясь кровью. И легко раненный поселенецъ, и тяжело раненный якутъ попадаютъ въ одну и ту же больницу. «Зачѣмъ ты стрѣлялъ въ этого поселенца?» спрашиваетъ зашедшій въ больницу исправникъ. — «Ты велѣлъ», отвѣчаетъ якутъ. «Да развѣ я велѣлъ тебѣ русскихъ бить?» возражаетъ исправникъ. — «Я этого не могъ видѣть, кто онъ — русскій, или татаринъ: онъ лежалъ, закрывшись одеждой»...

Вотъ и подите. А въ чемъ штука? — Въ томъ, что исправникъ (нынѣ уже сошедшій со сцены) на просьбы якутовъ о помощи со стороны полиціи противъ конокрадовъ башкиръ, или татаръ (сосланныхъ по приговорамъ обществъ), и ихъ союзниковъ якутовъ же, отвѣчалъ совѣтомъ: «расправляться своими средствами»!

23 декабря 1887 года у олекминскаго торговца Ментуса въ 5 ч. вечера на базарѣ было сломано у лавки два замка и уворовано деньгами и товаромъ до 300 р. Полиція, явившаяся на мѣсто преступленія въ лицѣ казачьяго урядника Свѣшникова, не приступая къ разслѣдованію дѣла, заявила, что воровства не было, а всю штуку устроилъ самъ Ментусъ. Ментусъ, въ свою очередь, заявилъ подозрѣніе въ кражѣ на трехъ лицъ; но не желая, безъ «достаточныхъ» основаній, безпокоить человѣка, у наиболѣе подозрительнаго изъ трехъ обыска не сдѣлала. Тогда Ментусъ собственными средствами выслѣдилъ и задержалъ съ поличнымъ трехъ воровъ; видя, что сомнѣній болѣе нѣтъ, полиція арестовала ихъ. Тѣмъ временемъ атаманъ шайки сдѣлалъ вторичную попытку обокрасть Ментуса, но безуспѣшно. Тогда полиція рѣшила и первое дѣло: двухъ обвиняемыхъ, «по неимѣнію уликъ», освободила, а третьяго совершенно справедливо оставила подъ арестомъ, ибо изъ трехъ воровъ хоть одинъ долженъ же быть виноватъ?

Иванъ Брутъ

«Сибирская газета» №26, 3 апрѣля 1888

Изъ Олекминска, Якутской области, намъ пишутъ: «Подходитъ только еще мартъ, а у инородцевъ ни сѣна, ни хлѣба. Пудъ хлѣба ржанаго продается по 3 р. 50 к., а пудъ сѣна — 50 к.» Причину явленія корреспондентъ относитъ къ непредусмотрительности новаго исправника, который, не сдѣлавъ во время запасовъ, теперь не знаетъ, чѣмъ прокормить почтовыхъ лошадей: «крестьяне всѣ требуютъ хлѣба и сѣна въ счетъ фуражныхъ денегъ», но ни того, ни другого нѣтъ. «Немѣшало бы начальнику области», продолжаетъ корреспондентъ, «посмотрѣть порядки въ нашей полиціи, да убѣдиться, весь ли хлѣбъ на лицо въ окружныхъ запасныхъ магазинахъ, какой тамъ долженъ быть по бумагамъ»; если вѣрить слухамъ, то въ дѣйствительности нѣтъ и половины того, что должно быть въ наличности.

По словамъ корреспондента, недавнее устраненіе отъ должности мѣстнаго помощника исправника г. К—го, прослужившаго въ ней 6 лѣтъ, вызываетъ общее сожалѣніе, такъ какъ онъ не разъ выручалъ нуждающійся классъ, когда послѣднему грозила голодовка или иныя напасти. Складчикъ Савостьяновъ является монополистомъ винной торговли; продаетъ онъ вино въ 33°—35° по 11 руб. за ведро, а стоитъ оно ему въ Олекмѣ по 7 р. 50 к. при сорокапроцентной крѣпости. Корреспондентъ полагаетъ, что и въ будущую операцію онъ явится единственнымъ олекминскимъ виноторговцемъ.

«Сибирская газета» №31, 24 апрѣля 1888

Намъ сообщаютъ изъ г. Олекминска, Якутск. области, что въ мѣстномъ окружномъ полицейскомъ управленіи есть архивъ, въ которомъ хранятся очень любопытныя вещи. Часть этого архива, по приказанію министра внутреннихъ дѣлъ, отправлена въ архивъ мин. внутр. дѣлъ (въ Москвѣ). Въ числѣ отправленныхъ документовъ были писанные на берестѣ, воловьей кожѣ и проч.; изъ чего можно заключить, какая тутъ хранилась древность. Архивъ этотъ и теперь представляетъ изъ себя интересъ большой, съ какой-бы стороны ни смотрѣть; но къ сожалѣнію, мѣстная администрація никого изъ постороннихъ не допускаетъ въ это хранилище для списыванія актовъ, — почему содержаніе ихъ для свѣта остается неизвѣстнымъ. Желательно бы увидѣть со стороны администраціи иное отношеніе къ архиву, представляющему не канцелярскую, а общественную драгоцѣнность: доступъ въ архивъ долженъ быть свободенъ для каждаго желающаго заниматься въ немъ съ научною цѣлью.

Восточное обозрѣнiе» №39, 2 октября 1888

«Казанскому Бирж. Листку» пишутъ изъ Олекминска, Якутской области. Къ числу отрадныхъ явленій, знаменующихъ какъ-бы нѣкоторый прогрессъ для нашего города, относится пріобрѣтеніе городомъ дома для учреждаемой церковно-приходской школы и постройка больницы для инородцевъ на 12 кроватей. До сихъ поръ инородцы не имѣли своей больницы, а существующая городская больница была слишкомъ недостаточна для потребностей даже городского мѣстнаго населенія. Постройку больницы взялъ на себя инородецъ Малышевъ за 9,000 р., но странно, что кухни для больницы, по плану, не полагается. Желательно, чтобы въ новой инородческой больницѣ не практиковались порядки, укоренившіеся въ существующей городской больницѣ. Такъ, напр., лѣкарства въ больницѣ находятся въ завѣдываніи больничнаго фельдшера, въ настоящее время Одинцева, который распоряжается ими на правахъ собственности. Не такъ давно окружной врачъ прописалъ акушеркѣ салициловый натръ. Фельдшеръ на рецептѣ по обыкновенію, написалъ: «нѣтъ въ аптекѣ». Тѣмъ дѣло и кончилось; но спустя двѣ недѣли, врачъ прописалъ тоже самое нѣкоей Госневской, забывъ, что салициловаго натра нѣтъ въ аптекѣ, но, къ удивленію, на этотъ разъ натръ тамъ нашелся. Точно также нѣкоторыя лѣкарства, присланныя въ 1886 г. ни одному больному ни разу еще не отпускались. Или, напр., при бывшемъ исправникѣ Ильинѣ заключенъ былъ съ казакомъ Куличкинымъ контрактъ на поставку дровъ въ больницу по 2 р. 50 к. за сажень, тогда какъ эти-же дрова обыкновенно въ продажѣ стоютъ 1 р. 30 к. или 1 р. 60 к. сажень. Стеариновыя свѣчи въ лавкахъ можно купить въ розницу по 40—50 к. за фунтъ, а въ больницу онѣ доставляются по 60 к. Винный спиртъ доставляется въ больницу не 90 град., а 40 град. съ сивушнымъ масломъ изъ склада Севастьянова.

Не мѣшало бы, вообще, кому слѣдуетъ обратить вниманіе на означеннаго Севастьянова, торгующаго 25% дурной водкой, доводимой въ розничной продажѣ до 10 р. за ведро. Но мѣшало-бы акцизному правленію обратить вниманіе и на то, что въ складахъ Севастьянова не имѣется даже спиртомѣра, предписаннаго циркуляромъ м—ра финансовъ.

Восточное обозрѣнiе» №44, 6 ноября 1888

Олекминская ярмарка на Ленѣ ознаменовалась въ нынѣшнемъ году явленіемъ, выходящимъ изъ ряда вонъ интересовъ, свойственныхъ людямъ купли-продажи. Довѣренный фирмы А А. Дьячкова, И. С. Осиповъ, праздновалъ 50-ти лѣтній юбилей своихъ занятій въ званіи прикащика. Почти всѣ торговцы, пріѣхавшіе на ярмарку изъ Иркутска, а также и мѣстные и всѣ почетные инородцы округа почтили г. Осипова своимъ участіемъ на праздникѣ и привѣтствовали его соотвѣтствующимъ адресомъ, въ которомъ весьма сочувственно отдали должную дань безукоризненной честности г. Осипова и его стойкости въ теченіи такого громаднаго періода времени въ тѣхъ чистыхъ нравственныхъ началахъ, которыя были имъ приняты сначала разъ на всегда. Желая-же оставить этотъ пріятный фактъ, совершившійся на ленской ярмаркѣ, на долго въ памяти, лица, почтившія г. Осипова адресомъ, собрали 500 р. на учрежденіе въ честь его при якутской женской прогимназіи стипендіи.

Занося этотъ отрадный фактъ въ хронику, мы не можемъ не порадоваться тому, что въ средѣ общества, обреченной до сихъ поръ мраку и невѣжеству, начинаютъ показываться здоровыя проявленія новой жизни. Это своего рода — „свѣтлый лучъ въ темномъ царствѣ“. Въ этомъ отношеніи мы не можемъ не возлагать надеждъ на существующее въ Иркутскѣ общество прикащиковъ. Кстати мы слышали, что между нѣсколькими членами этого общества возникла мысль объ изданіи обществомъ своей газеты, въ видѣ торговаго справочнаго листка.

«Восточное обозрѣнiе» №17, 23 апрѣля 1889

Олекминскъ. 2-го января 1889 года состоялось открытіе пріемнаго на три кровати покоя для больныхъ инородцевъ, учрежденнаго въ Олекминскомъ улусѣ въ 40 верстахъ отъ города на средства почетнаго инородца С. И. Идельгина, который, кромѣ постройки зданія, обзаведенія его всѣмъ необходимымъ, изъявилъ готовность содержать за свой счетъ больничный покой въ теченіи перваго года, послѣ чего содержаніе его будетъ передано на попеченіе улуса. Мысль объ устройствѣ этого лечебнаго пункта принадлежитъ гр. А. П. Игнатьеву, который во время своей поѣздки но р. Ленѣ въ 1886 году увидѣлъ необходимость такихъ небольшихъ лечебныхъ станцій для Якутскаго края и тогда-же предложилъ населенію эту идею. Однако, ни одинъ изъ болѣе многолюдныхъ и зажиточныхъ округовъ области не торопился ея осуществленіемъ, и честь почина въ этомъ дѣлѣ выпала на долю малолюднаго Олекминскаго округа. Слѣдуетъ надѣяться, впрочемъ, что этотъ примѣрь вызоветъ подражаніе и въ другихъ округахъ области, которые какъ по численности населенія и разбросанности его по округу, такъ и по санитарнымъ и гигіеническимъ условіямъ быта еще настоятельнѣе нуждаются въ устройствѣ лечебныхъ пунктовъ, чѣмъ округъ Олекминскій.

«Восточное обозрѣнiе» №140, 26 ноября 1895

Г. Олекминскъ, 30 октября 1895 г. Во время лѣтней ярмарки въ Олекминскѣ бываетъ съѣздъ торговцевъ и покупателей. Ярмарка нынѣшняго года была не особенно оживленной, по случаю безденежья. Слѣдовавшія къ выдачѣ инородцамъ и крестьянамъ за доставку тяжестей деньги хотя и были получены отъ пріисковыхъ управленій, но не были розданы. Въ іюнѣ къ намъ прибыла поисковая партія изъ пяти человѣкъ рабочихъ, довѣреннаго Бѣлоголовыхъ. Объ отправкѣ партіи подано въ полицію заявленіе, и партія отправилась 10 іюня для поисковъ золота по рр. Чарѣ, Олекмѣ и Амгѣ и, проработавъ до октября мѣсяца, возвратилась къ намъ обратно. Поиски золота увѣнчались успѣхомъ, такъ какъ въ промытыхъ пескахъ найдено почти золотничное содержаніе. По возвращеніи въ Олекминскъ, довѣреннымъ К. поданы заявки объ открытіи золота, но заявки эти почему-то не приняты.

«Восточное обозрѣнiе» №14-15, 2 февраля 1896

Олекминскъ, 6 января. Предполагалась у насъ для ребятишекъ елка и даже было собрано на этотъ предметъ по 3 р. съ лица (всего должно быть собрано 75 р.), но вотъ и святки прошли, а елки нѣтъ. Интересно узнать, куда ушли собранныя деньги.

Въ ночь на 20 декабря въ с. Нохтуйскѣ въ зимовьѣ крестьянина Хайбулина татаринъ Нурей Абдулъ Валеевъ нанесъ смертельную рану сожительницѣ своей татаркѣ Назирѣ Шакпіевой. Производство слѣдствія взялъ на себя окружный исправникъ. Не везетъ крестьянамъ мірской избы въ выборныхъ. Вмѣсто устраненнаго Иванова былъ выбранъ его зять, который за годичный срокъ службы растратилъ общественныя деньги и собранныя подати, такъ что подати не внесены въ казну.

"Сиб.жизнь"№39. 1899

Олекминскъ, 8 января. (Эпидемія инфлюенцы. Положеніе заключенныхъ. Положеніе медицинскаго дѣла въ округѣ.) Не весело провели праздникъ Рождества Христова олекминцы. Въ 20-хъ числахъ декабря прошлаго года появилась инфлюенца, сначала отдѣльными случаями заболѣваній въ городѣ и округѣ, а затѣмъ и массовыми. Болѣзнь приняла эпидемическій характеръ въ концѣ декабря и, что называется, перебрала всѣхъ; въ деревняхъ, по станціямъ, въ якутскихъ наслегахъ, заболѣвали цѣлыми семьями, такъ что часто въ цѣломъ домѣ некому было затопить печи, поставить самоваръ и вообще позаботиться о больныхъ. Заболѣвали всѣ почти въ одно время, почему заболѣвшіе и очутились въ безпомощномъ положеніи.

За нѣсколько дней до праздниковъ въ городѣ разсказывали, что по нижнимъ станціямъ между Олекминскомъ и Якутскомъ, по станкамъ, всѣ хвораютъ, такъ что некому запрягать лошадей подъ проѣзжающихъ, некому возить почту. Разсказывали, что возвращающійся изъ Петербурга въ это время, якутскій городской голова г. П. — самъ принужденъ былъ запрягать себѣ лошадей по станкамъ и обходиться безъ помощи ямщиковъ. Можетъ быть эти слухи были преувеличены, но вскорѣ горожанамъ пришлось убѣдиться, что болѣзнь имѣетъ повальный характеръ. Напримѣръ, всѣ казаки, относящіе службу въ караульномъ домѣ и всѣ заключенные въ немъ арестанты, захворали въ одинъ день и нѣкоторые были приняты въ больницу, такъ какъ условія существованія арестантовъ въ нашемъ караульномъ домѣ настолько не гигіеничны, что и здоровые люди съ трудомъ ихъ переносятъ.

Караульный домъ это старое, ветхое и тѣсное зданіе, съ крохотными окнами, полное клоповъ и всякихъ нечистотъ. Разсчитанное на временное помѣщеніе небольшихъ партій пересыльныхъ арестантовъ, оно обращено теперь въ мѣсто заключенія, какъ пересыльныхъ, такъ и слѣдственныхъ и даже отбывающихъ срокъ заключенія по приговорамъ мирового судьи, арестантовъ. Вслѣдствіе этого, скопленіе арестантовъ по временамъ бываетъ значительное. Если принять во вниманіе, что въ томъ же караульномъ домѣ постоянно помѣщается караулъ изъ 12 или 15 человѣкъ казаковъ, то приходится удивляться, какъ люди выносятъ такую тѣсноту. Притомъ арестантамъ приходится голодать, такъ какъ получаемыя ими кормовыя деньги 9 коп. въ сутки, едва ли достаточны для покупки 2-хъ фунтовъ хлѣба; цѣны въ Олекминскѣ на хлѣбъ высокія, 1 фунтъ пшеничнаго хлѣба стоитъ 6 коп., ржанаго 5 коп.

Лѣтомъ прошлаго года г.г. предсѣдатель якутскаго окружнаго суда и товарищъ прокурора 2-го участка того же суда посѣтили караульный домъ и внимательно разспросили арестантовъ объ условіяхъ содержанія. Движимые чувствомъ сожалѣнія къ заключеннымъ и сознаніемъ правдивости ихъ жалобъ, г. предсѣдатель А.Н. Лубенцовъ и товарищъ прокурора П.А. Фроловъ, обратили вниманіе мѣстной администраціи на бѣдственное положеніе заключенныхъ и просили ее изыскать средства для улучшенія ихъ быта. Пожертвованіемъ извѣстной суммы отъ себя на улучшеніе содержанія заключенныхъ, они положили начало доброму дѣлу. Слѣдуя этому примѣру, многіе горожане сдѣлали съ своей стороны пожертвованія. Подъ предсѣдательствомъ исправника Москвина, образовалось нѣчто въ родѣ комитета по сбору пожертвованій, и вскорѣ можно было значительно улучшить содержаніе заключенныхъ. Содержаніе арестантовъ улучшилось, но тѣснота помѣщенія осталась такой же.

Немудрено, что при вышеописанныхъ условіяхъ заключенія, число заболѣваній, какъ среди арестантовъ, такъ и среди казаковъ — значительно, и врачу, часто изъ чувства гуманности, приходится принимать тѣхъ и другихъ въ лечебницу, такъ какъ оставлять больныхъ при столь неблагопріятныхъ условіяхъ, въ караульномъ домѣ, невозможно. Но вернусь къ главному предмету настоящаго письма — эпидеміи.

Инфлюенца проявилась въ легкой формѣ. Смертныхъ исходовъ было немного; умирали или дѣти, или люди старые, съ застарѣлыми болѣзнями легкихъ.

Нашъ медицинскій персоналъ, состоящій изъ врача, фельдшерицы и одного фельдшера (собственно провизора) — для борьбы съ серьезными эпидеміями, довольно безпомощенъ. Фельдшерица завѣдуетъ палатами, гдѣ въ среднемъ помѣщается не менѣе 10 человѣкъ больныхъ и, кромѣ того, исполняетъ обязанности надзирательницы лечебницы, т.е. завѣдуетъ всей хозяйственной частью; фельдшеръ завѣдуетъ аптекой и занятъ приготовленіемъ лекарствъ по рецептамъ, которыхъ и въ обыкновенное время бываетъ очень достаточно, а во время инфлюенцы было такъ много, что онъ едва успѣвалъ справляться съ ними. Такимъ образомъ, для разъѣздовъ по округу, откуда часто поступаютъ оффиціальнымъ путемъ требованія о присылкѣ фельдшера или врача, — остается одинъ врачъ, который при самомъ усердномъ отношеніи къ дѣлу едва ли можетъ удовлетворить спросъ и своевременно поспѣвать туда, гдѣ требуется его помощь. Олекминскій округъ по теченію Лены отъ границы Якутскаго округа до границы Иркутской губерніи тянется на разстояніи слишкомъ 500 верстъ; на этомъ разстояніи разбросано болѣе 15 станковъ, небольшихъ селеній населенныхъ русскими. Въ сторонѣ живутъ якуты на значительно большемъ отдаленіи отъ города. Иногда врачу приходится командировать фельдшерицу въ округъ и тогда ее въ роли надзирателя замѣняетъ другой фельдшеръ.

При такомъ положеніи дѣла нельзя не пожалѣть о томъ, что до сихъ поръ не назначены фельдшера на фельдшерскіе пункты, которыхъ въ Олекминскомъ округѣ два: первый на Чекурской станціи, на границѣ як. окр., а второй въ Нохтуйскѣ почти на границѣ Ирк. губ. Если бы на этихъ пунктахъ были фельдшера, то, такъ какъ на ихъ обязанности лежали бы разъѣзды по селеніямъ и станкамъ, — округъ былъ бы все-таки нѣсколько обезпеченнымъ въ отношеніи самой необходимой медиц. помощи.

Въ Нохтуйскѣ, впрочемъ, имѣется вольнопрактикующій врачъ г. Мицкевичъ, на службѣ у золотопромышленниковъ, который и приноситъ мѣстному населенію посильную помощь.

И такъ мы обладаемъ весьма ограниченными силами для борьбы съ эпидеміями.

Одна изъ самыхъ слабыхъ сторонъ нашей лечебницы заключается въ недостаткѣ медикаментовъ; на округъ съ 15 тысячнымъ населеніемъ присылается медикаментовъ на 500 руб. Прежде лекарства по рецептамъ отпускались за плату всѣмъ за исключеніемъ дѣйствительно бѣдныхъ людей; это давало возможность на вырученную сумму, которая строго контролировалась подлежащими властями, выписывать медикаменты, сверхъ присылаемыхъ по положенію. Теперь, по предписанію г. генералъ-губернатора, выдаются лекарства по рецептамъ безплатно всѣмъ безъ исключенія. Многіе обыватели этимъ недовольны и сами просятъ, чтобы съ нихъ брали плату, весьма резонно полагая, что если ничего не выручится за медикаменты, то нельзя будетъ выписывать недостающихъ и придется оставаться совсѣмъ безъ лекарствъ, каковой случай уже имѣлъ мѣсто у насъ въ 1894—95 годахъ, когда обыватели, по иниціативѣ врача Абрамовича и протоіерея о. Лаврентія Попова, собрали по частной подпискѣ деньги, выписали медикаменты и устроили свою собственную аптеку, которая и функціонировала довольно продолжительное время, подъ наблюденіемъ того же врача. Опытъ оказался удачнымъ, такъ какъ обыватели имѣли всѣ необходимыя лекарства во время эпидеміи тифа, коклюша и др. и остатокъ суммы вырученной за лекарства, пожертвовали на школы. Но не всегда такіе опыты бываютъ удачными, поэтому нельзя не пожалѣть о томъ, что лекарства выдаются всѣмъ (даже тѣмъ, которые въ этомъ вовсе не нуждаются) безплатно и намъ грозитъ перспектива остаться вовсе безъ лекарствъ.

Нельзя пройти молчаніемъ и другой недостатокъ лечебницы, это непригодность зданія, въ которомъ она помѣщается. Зданіе это хотя довольно большое, но разстроенное и вообще плохо приспособленное для помѣщенія больныхъ. Только двѣ палаты, гдѣ и помѣщаются больные, могутъ быть названы теплыми, остальные холодны. Въ пріемномъ покоѣ, въ аптекѣ такъ холодно, что врачъ и фельдшера часто сидятъ въ теплой одеждѣ. Въ квартирѣ фельдшера въ холода температура ниже нуля и все, что попадаетъ на полъ замерзаетъ.

Теперь инфлюэнца немного ослабѣваетъ; кстати послѣ сильныхъ морозовъ (въ среднемъ около 40°) продолжавшихся болѣе 2-хъ недѣль, наступила теплая погода.

А.

"Сиб.жизнь"№71, 1899

Олекминскъ. (Жалкое положеніе городского пожарнаго обоза. Учрежденіе вольной пожарной дружины). Въ одномъ изъ прежнихъ писемъ, я сообщалъ уже о введеніи въ г. Олекминскѣ упрощеннаго городового устройства, образованнаго на основаніи правилъ, изложенныхъ въ приложеніи къ 20 ст. общ. учр. губ. II т., изд. 1892 года.

До тѣхъ поръ городскими дѣлами завѣдывала полиція, она вѣдала городскіе доходы и расходы. Принятое городскимъ общественнымъ управленіемъ хозяйство, —довольно мизерно и запущено. Такъ, напримѣръ, пожарный обозъ сданъ въ самомъ жалкомъ положеніи. Нѣкогда въ городѣ существовалъ небольшой, но исправный обозъ, были свои пожарныя лошади, бочки, гидропульты и проч. Теперь въ распоряженіи города имѣется сарай для помѣщенія пожарныхъ инструментовъ, домъ для помѣщенія надзирателя и прислуги; но самыхъ инструментовъ очень немного. Нѣтъ ни лошадей, ни бочекъ. Имѣется одна пожарная машина, пожертвованная городу кѣмъ-то, кажется, изъ золотопромышленниковъ, чрезъ бывшаго исправника Шахурдина, нѣсколько багровъ, такъ что, пожалуй для такого жалкаго обоза, надзирателя никакого и не нужно.

Между тѣмъ, городъ нашъ въ пожарномъ отношеніи устроенъ неудовлетворительно, постройки все деревянныя и скучены, въ особенности на Базарной улицѣ; въ Спасскомъ селеніи, составляющемъ какъ бы продолженіе города къ востоку, встрѣчаются соломенныя крыши, а дома и хозяйственныя постройки еще болѣе скучены, чѣмъ въ городѣ. Въ случаѣ пожара при сильномъ вѣтрѣ, городъ и Спасское селеніе могутъ сгорѣть дотла.

Въ 1894 году сгорѣло городское приходское училище; пламя охватило его со всѣхъ сторонъ въ одно мгновеніе и въ какихъ-нибудь 3 часа отъ довольно большого зданія осталась тлѣющая куча угля; сгорѣло все школьное имущество и имущество учительницы. Къ счастію пожаръ этотъ случился въ тихую погоду; общими силами горожанъ и скопцовъ, которые въ пожарномъ отношеніи лучше обезпечены, чѣмъ горожане, ибо имѣютъ много лошадей и бочекъ, — удалось локализировать огонь. Но не всегда такіе случаи могутъ кончаться благополучно. Такимъ образомъ, устройство порядочнаго обоза въ городѣ является насущной и неотложной потребностью, и необходимо изыскать средства для удовлетворенія этой потребности Но городъ не обладаетъ средствами; доходы города незначительны, такъ что объ  единовременной затратѣ значительной суммы на заведеніе пожарнаго обоза, не можетъ быть и рѣчи.

При такихъ обстоятельствахъ нельзя не привѣтствовать мысли объ учрежденіи въ г. Олекминскѣ вольной пожарной дружины, которая, разъ организовавшись, сумѣла бы путемъ частныхъ пожертвованій, членскихъ взносовъ, при нѣкоторой субсидіи отъ города, — завести необходимый пожарный обозъ. Проектъ и иниціатива устройства пожарной дружины принадлежитъ недавно назначенному къ намъ помощнику исправника Ф. Ф. Попову.

Нѣкоторые изъ торгующихъ предложили сдѣлать пожертвованія въ пользу будущей дружины. Надо надѣяться, что крупныя фирмы, ведущія дѣла въ нашемъ городѣ, какъ, напримѣръ, Громовой, Зицермана и К°, не откажутся отъ пожертвованіи на общее дѣло.

Такое же предложеніе учредить пожарную дружину сдѣлано г. Поповымъ обществу скопцовъ Спасскаго селенія. Хотя скопцы и не дали еще рѣшительнаго отвѣта, но, очевидно, мысль эта нашла сочувствіе среди нихъ и дала толчокъ заботамъ о пополненіи имѣющагося въ селеніи обоза (который, къ слову сказать, лучше и исправнѣе городского).

По иниціативѣ вліятельныхъ общественниковъ, собраны пожертвованія 375 р. и на нихъ выписана пожарная машина, усовершенствованнаго типа, которая и получится лѣтомъ, на торговыхъ паузкахъ.

К.

"Сиб.жизнь"№73, 1899

Изъ Олекминско-Витимской тайги (Мачинская резиденція). Въ путевыхъ наброскахъ изъ Олекминско-Витимской тайги, печатаемыхъ въ ,,В.“, говорится также и о Мачинской резиденціи, когда-то богатейшѣй въ этомъ золотопромышленномъ районѣ. Особенно гремѣла Мача, говоритъ авторъ набросковъ, когда еще не существовало подземныхъ работъ, были только открытыя. Зимой большинство служащихъ переселялось съ пріисковъ туда; туда-же на это время переносились промысловыя конторы, тамъ-же совершались всѣ сдѣлки.

И жилось же на Мачѣ, судя по разсказамъ матерыхъ таежниковъ! Безпрерывныя оргіи съ моремъ разныхъ винъ и шампанскаго... грандіозная игра въ штостъ, ландскнехтъ, въ стуколку, по три и пять рублей фишка... лоттереи и алямуры... плясы.. маскарады съ дорогими костюмами... катанія на лошадяхъ.. Всего было! И теперь еще ветераны-конюха съ умиленіемъ вспоминаютъ о добрыхъ старыхъ временахъ, когда хвосты лошадей мыли въ шампанскомъ...

Теперь пріисковое движеніе сосредоточилось на бодайбинской резиденціи, на р. Бодайбо, притокѣ Витима, а широко раскинувшіяся Мачинскія резиденціи съ запустѣлыми частью постройками, ветхими и никѣмъ не поддерживаемыми, какъ бы съ грустью говорятъ, что былыя славныя времена пріисковаго разгула и самодурства отошли для нихъ въ вѣчность.

«Восточное обозрѣнiе» №82, 14 апр. 1900

Олекминскъ. (Врачебное дѣло. Любительскіе спектакли. Недостатокъ товаровъ. Кредитные билеты).

Трудно найти здѣсь людей съ спеціальной подготовкой: напримѣръ, учителей и фельдшеровъ. А между тѣмъ потребность въ тѣхъ и другихъ существуетъ немалая.

Прошлый разъ я писалъ о неудобствѣ оставлять больницу безъ врача и о случаѣ, когда больному съ раздробленной рукой чуть ли не двѣ недѣли пришлось ждать ампутаціи. Моя корреспонденція была неправильно понята. Оставляя за собой право высказаться впослѣдствіи обстоятельно о профессіональныхъ достоинствахъ здѣшняго медицинскаго персонала, я теперь считаю нужнымъ объяснить, что остаюсь при своемъ мнѣніи о недостаточности у насъ медицинской помощи. Больному съ раздробленной рукой была удачно сдѣлана перевязка фельдшеромъ (котораго я ошибочно назвалъ аптекаремъ); больной дождался доктора и послѣ ампутаціи понемногу оправился. Прекрасно! Но за послѣдніе мѣсяцы не разъ пришлось наблюдать или слушать о неудобныхъ послѣдствіяхъ, вытекающихъ изъ того, что у насъ на весь округъ одинъ врачъ, обязанный ѣздить въ Нохтуйскъ, за 240 верстъ вверхъ по Ленѣ, и, кажется, столько же въ другую сторону. Люди, опасно заболѣвшіе (напримѣръ, тифозные) вынуждены ждать пріѣзда врача недѣлями. Въ округѣ есть фельдшерскіе пункты, но, если не ошибаюсь, часть ихъ постоянно пустуетъ за отсутствіемъ желающихъ занять вакансіи. Будь врачъ самоотверженнѣйшимъ изъ самоотверженныхъ представителей своей профессіи, ему не разорваться. А фельдшеръ по закону не все то можетъ, что можетъ врачъ, хотя бы даже превосходилъ послѣдняго опытностью. Цифры медицинской статистики того пункта (напримѣръ, число амбулаторныхъ больныхъ) могутъ или ничего не доказывать, или какъ разъ обратное тому, что представляется поверхностному наблюдателю: эти цифры — оружіе обоюдоострое...

Съ переходомъ въ новое, лучше приспособленное для театра, помѣщеніе кружокъ имѣлъ выдающійся успѣхъ. На послѣднемъ спектаклѣ (въ концѣ января) были заняты рѣшительно всѣ мѣста, отъ перваго до послѣдняго ряда; неуспѣвшіе запастись билетомъ стояли за скамейками и въ проходахъ; среди зрителей было не мало дѣтей и можно было замѣтить лицъ, спеціально для спектакля пріѣхавшихъ изъ деревни.Кружокъ воодушевился, строилъ планы относительно литературныхъ вечеровъ, силы его росли и развивались, какъ вдругъ вышли недоразумѣнія, — и мы лишились единственнаго разумнаго развлеченія. Изъ зданія пожарнаго обоза, построеннаго на частныя пожертвованія съ непремѣннымъ условіемъ, чтобы въ немъ же было отведено помѣщеніе для любительскихъ спектаклей, кружокъ вытурили по распоряженію г. Г. Л. К., отъ котораго, по старой памяти, мы меньше всего ожидали такой прыти. Послѣ спектакля въ помѣщеніи оставались декораціи и проч., которыя г. К. потребовалъ убрать, т. к. ему вдругъ оказалось нужнымъ... красить бочки. Кружокъ отказался очистить помѣщеніе, ссылаясь на волю жертвователя. По распоряженію г. К. декораціи попросту убрали. Дѣло этимъ не окончилось, т. к. г. К-ій въ защиту кружка (не знаю только съ вѣдома ли его), а г. К-овъ въ свою собственную защиту обмѣнялись... доносами. Къ счастію ихъ обоихъ, оба доноса кончились ничѣмъ. Кто виноватъ въ этомъ дѣлѣ и кто правъ, судить не намъ, но только возъ опять на старомъ мѣстѣ, — на дорогѣ отъ кабака къ зеленому полю.

Если анархія экономическихъ отношеній иногда даетъ себя рѣзко почувствовать въ странахъ съ развитой промышленностью (вспомнимъ угольный кризисъ), то въ нашихъ захолустьяхъ послѣдствіе ея имѣютъ хроническій характеръ: ежегодно къ веснѣ того или иного товара не хватаетъ. Въ прошломъ году не хватило табаку, а въ этомъ уже въ февралѣ обнаружился недостатокъ въ свѣчахъ и керосинѣ. Цѣны быстро поднялись: на свѣчи съ 33 до 60 к. за фунтъ, на керосинъ съ 10 до 30 к. Еслибъ здѣсь устроилось потребительное общество, то эти переплаты не приносили бы членамъ его никакого убытка, такъ какъ переплаченная на товарѣ сумма возвращалась бы къ покупателямъ въ видѣ дивидента на заборъ. Теперь же барыши въ 100—200% цѣликомъ попадаютъ въ руки торговцевъ.

До чего плохи въ промышленномъ отношеніи мѣстныя рессурсы, показываютъ такого рода факты: нѣсколько лѣтъ назадъ умеръ единственный здѣшній гончаръ, и теперь въ лавкахъ не достать гончарныхъ издѣлій ни за какія деньги. Бѣднѣйшее населеніе вынуждено покупать дорогую эмалированную посуду; въ силу этого вопросъ о посудѣ — больное мѣсто въ каждой недостаточной семьѣ. Хоть бы къ ярмаркѣ догадался кто-нибудь сплавить паузокъ съ гончарными издѣліями: такой человѣкъ получилъ бы хорошую награду за свою предпріимчивость!

Кстати, еще одинъ вопросъ о цѣнахъ: распространяется ли на Якутскую область правило, по которому покупатели имѣютъ право получать табачныя издѣлія по той цѣнѣ, которая на нихъ выставлена? У насъ не только мелкіе лавочники, но и крупнѣйшія Иркутскія фирмы, даже во время ярмарки, назначаютъ цѣну табаку (особенно № 11) въ розничной продажѣ выше той, какая значится на оберткѣ. Желательно получить по этому поводу разъясненіе со стороны компетентныхъ лицъ.

Прекращеніе обмѣна кредитныхъ билетовъ вызвало здѣсь больше горя, чѣмъ можно было ожидать. Разсказываютъ, между прочимъ, про одного тунгуса, который пріѣхалъ въ первыхъ числахъ января съ двумя тысячами рублей старыми кредитками. Когда получилась вѣсть о возстановленіи обмѣна, нѣкій юркій человѣкъ тотчасъ снарядилъ экспедицію въ глухія деревни для скупки старыхъ билетовъ по дешевой цѣнѣ.

«Восточное обозрѣнiе» №127, 10 iюня 1900

Олекминскъ. (Вскрытіе Лены. Почта и телеграфъ. Золотая монета). Старожилы не запомнятъ такого ранняго вскрытія Лены, какъ въ этомъ году. Ледъ началъ ломаться 21 апрѣля, а къ концу мѣсяца бывали уже дни, когда по рѣкѣ не плыло ни одной льдины. Навигація могла бы открыться съ первыхъ чиселъ мая и съ этого же времени могла бы начаться правильная доставка почты. Рыболовы спокойно неводятъ, почтовыя лодки ходятъ безпрепятственно вверхъ и внизъ, наконецъ 4 мая ушелъ съ пассажирами въ Киренскъ зимовавшій здѣсь пароходъ «Алданъ», принадлежащій теперь Глотову. Но какъ осенью почтовое пароходство прекратилось за мѣсяцъ до ледохода, такъ и теперь прибытія почтовыхъ пароходовъ, какъ говорятъ, нельзя ждать раньше 15 мая. Такую ненормальность объясняютъ содержаніемъ контракта, заключеннаго почтовымъ вѣдомствомъ съ пароходствомъ Глотова; вмѣсто того чтобы поставить начало и конецъ пароходнаго движенія въ зависимость отъ природныхъ условій плаванія, ежегодно измѣняющихся въ обѣ стороны, контрактъ съ излишней точностью опредѣлилъ сроки и сократилъ для населенія время пользованія улучшенными способами передвиженія.

Съ открытіемъ правильнаго пароходнаго движенія по Ленѣ, прибрежное крестьянство стало получать меньше дохода отъ почтовой гоньбы и обратило больше вниманія на земледѣліе. Ранняя весна этого года позволила приступить къ сѣву въ концѣ апрѣля. Дорогъ каждый день, а люди отрываются отъ земледѣлія для перевозки почты на лодкахъ по свободной отъ льда рѣкѣ при наличности пароходовъ...

Почта, пришедшая сюда 1 мая, принесла всѣ россійскія газеты не полностью, а съ пропускомъ одного номера, напримѣръ: Р. Вѣд.№№ 81 и 83, Сѣв. К. №№ 138 и 140 и т. п. Недостающіе номера были получены со слѣдующей почтой. Неужели возможно, что почтовые поѣзда великаго сибирскаго пути обгоняютъ одинъ другой?

Въ настоящее время идутъ работы по изготовленію и установкѣ телеграфныхъ столбовъ по линіи отъ Витима до Олекминска. Обѣщаютъ, что съ осени нашъ городъ пріобщится къ общей телеграфной сѣти. Несмотря на предстоящее, съ открытіемъ телеграфа, увеличеніе работы, персоналъ здѣшней почтовой конторы не увеличенъ ни однимъ человѣкомъ. Среди жителей поднятъ вопросъ о подпискѣ на телеграммы Росс. Тел. агентства, но никто не знаетъ, куда обратиться и во что это удовольствіе можетъ обойтись.

Въ городской школѣ 30 апрѣля показывались туманныя картины изъ исторіи Петра В. съ объясненіями. Посѣтители, преимущественно дѣти школьнаго возраста, съ восторгомъ привѣтствовали эту новинку. Будемъ надѣяться, что успѣхъ перваго опыта поощрить устроительницу къ продолженію дѣла, и что оно не кончится такъ быстро и печально, какъ кончились любительскіе спектакли.

Въ послѣднее время замѣчается сильное уменьшеніе въ обращеніи золотой монеты. Преобладаютъ серебряные рубли и двадцатипятирублевки. Если, покупая на 1 рубль, вы предлагаете 25 р., то сдачу можете получить, за рѣдкими исключеніями, только въ видѣ тяжеловѣсной массы 24 серебряныхъ рублей.

Избранный въ апрѣлѣ на должность городского старосты, виноторговецъ Киренскій губернаторомъ не утвержденъ.

«Восточное обозрѣнiе» №127, 10 iюня 1900

Олекминскъ. Милостивый Государь, господинъ Редакторъ! Въ № 82 Вост. Об., въ корреспонденціи изъ Олекминска, сообщалось о столкновеніи любительскаго кружка съ Г. Л. К. въ такомъ смыслѣ, что трудно согласиться съ авторомъ сообщенія. Вопросъ о томъ, кто въ этомъ дѣлѣ правъ и кто виноватъ, заслуживаетъ нѣкотораго обсужденія, такъ какъ затрагиваетъ принципіальный вопросъ о пріемахъ, общественной дѣятельности вообще. Спектакли въ нашемъ захолустьѣ полезны — противъ этого нельзя спорить. Но чтобы судить о дѣятеляхъ, нужно вникнуть въ постановку дѣла. Представляется вопросъ, чѣмъ были для кружка спектакли — общественнымъ дѣломъ или личнымъ? Съ одной стороны, кружекъ собиралъ пожертвованія и участвовалъ этими пожертвованіями въ постройкѣ городского общественнаго зданія, — значитъ его дѣятельность носила какъ бы общественный характеръ. Съ другой стороны, сборъ со спектаклей, довольно значительный при высокихъ цѣнахъ на мѣста, расходовался неизвѣстно куда; никакихъ отчетовъ не опубликовывалось (отчетъ, представленный власти по требованію послѣдней, не можетъ идти въ счетъ); кружекъ долженъ бы былъ допускать въ свою среду лицъ интересующихся дѣломъ, хотя бы они лично не играли на сценѣ. Затѣмъ, кружокъ неразрывно связалъ себя съ кабатчикомъ К—имъ. Изъ за послѣдняго и начались раздоры между кружкомъ и Г. Л. К. — и на какой почвѣ? На почвѣ опять таки денежной. Кабатчикъ К—ій, поссорившись съ г. Л. К., въ пику ему и по пословицѣ «ндраву моему не препятствуй» выбросилъ кружку 100 руб., какъ онъ самъ выразился, «на занавѣсъ». Г. Л. К. протестовалъ противъ принятія этихъ денегъ. Тогда К—ій въ отмѣстку пишетъ, ни мало не стѣсняясь, доносъ на Г. Л. К., къ вопросу о спектакляхъ, не относящійся и задѣвающій интересы третьихъ лицъ, къ распрѣ вовсѣ не причастныхъ. Въ корреспонденціи № 82 В. Об. сказано такъ, будто неизвѣстно, съ вѣдома или безъ вѣдома любителей посланъ этотъ доносъ. Можемъ удостовѣрить, что съ вѣдома. Кажется, ни у одного изъ любителей кромѣ, если не ошибаюсь, г. К—на, не шевельнулось мысли о неблаговидности такого пріема борьбы. Въ Корреспонденціи сказано, что Г. Л. К. тоже отвѣтилъ доносомъ; это не совсѣмъ точно, и во всякомъ случаѣ Г. Л. К. не переходилъ съ почвы дѣла о спектакляхъ на почву «слова и дѣла». Далѣе, гоненія со стороны Г. Л. К. противъ кружка ограничиваются запрещеніемъ играть въ зданіи, принадлежащемъ городу. Это, конечно, ущербъ кружку, но послѣдній при желаніи могъ временно, впередъ до разъясненія дѣла, найти и другое помѣщеніе, еслибъ ставилъ выше всего дѣло. Но послѣднее въ его рукахъ имѣло двусмысленный характеръ, — не то личный, не то общественный, — и это обстоятельство неизбѣжно должно было рано или поздно создать почву для столкновеній. Зданіе пожарнаго дома (онъ же театръ) строилось на пожертвованія, и жертвователи не всегда даже знали, на что они даютъ: начальство спрашиваетъ — значитъ нужно дать. Вотъ почему, когда отъ городского старосты поступила къ Г. Л. К. бумага съ просьбой очистить пожарный домъ отъ декорацій, почти никто изъ жертвователей не заявилъ протеста. Тотъ фактъ, что Г. Л. К. приступилъ къ изгнанію любителей лишь послѣ того, какъ заручился упомянутой бумагой отъ городского старосты, нельзя упускать изъ виду, хотя бы иниціатива требованія принадлежала не старостѣ, что впрочемъ трудно доказать. Сказаннаго достаточно, чтобъ показать, что кружокъ потерпѣлъ крушеніе не только отъ произвола отдѣльнаго лица, но и отъ собственныхъ ошибокъ: отъ своего двусмысленнаго положенія и слишкомъ тѣсной связи съ кабатчикомъ, пустившимъ въ ходъ средства, не имѣющія ничего общаго съ просвѣтительной дѣятельностью.

Зритель.

«Восточное обозрѣнiе» №223, 7 октября 1900

Олекминскъ 4 сентября 1900 г. Наступающій учебный годъ приносъ съ собой значительныя перемѣны въ нашей школьной жизни. Во первыхъ, покинулъ школу и уѣхалъ лучшій учитель въ округѣ Поповъ; школа его одна изъ самыхъ большихъ, новаго учителя пока еще не имѣетъ. Инородческое училище, за неимѣніемъ въ городѣ помѣщенія, по ходатайству инородцевъ переведено въ Нерюхтейское селеніе, за 50 верстъ отъ города. Инородцы возбудили также ходатайство объ освобожденіи ихъ отъ содержанія городского приходскаго училища. Училище это содержится почти исключительно на средства инородцевъ, а учатся въ немъ преимущественно дѣти горожанъ, ничего на содержаніе училища не дающихъ. Въ ходатайствѣ инородцамъ было отказано.

Вотъ уже три мѣсяца, какъ нашъ городъ безъ головы. Прежній староста отказался отъ должности, а новыхъ выборовъ еще не было. Кандидатъ по старостѣ принялъ дѣла и заперъ ихъ въ ящикъ, гдѣ они и будутъ лежатъ до имѣющихъ на дняхъ состояться выборовъ новаго старосты. Это впрочемъ не мѣшаетъ кандидату держать при себѣ писаря съ жалованьемъ въ 50 р. въ мѣсяцъ, отпускаемыхъ изъ городскихъ средствъ. Прежній староста умѣлъ хоть подписывать свою фамилію, кандидатъ же, за полной безграмотностью, прикладываетъ подъ оффиціальными бумагами свою именную печать.

Прежній писарь, фактотумъ прежняго старосты, частный ходатай по дѣламъ, г. Клюге, покинулъ Олекминскъ. Предвидится у насъ нѣкоторая перемѣна и въ административныхъ сферахъ. Прежній помощникъ исправника Самсоновъ-Двойниковъ отрѣшенъ отъ должности и привлеченъ къ суду за растрату 700 р. казенныхъ денегъ. Къ характеристикѣ его можетъ служить слѣдующее курьезное дѣло, разбиравшееся на дняхъ у мирового судьи. Помощникъ исправника составилъ протоколъ и привлекъ къ суду цѣлый рядъ лицъ за нарушеніе общественной тишины. Изъ показаній городового, единственнаго свидѣтеля со стороны обвиненія, выяснилось, что все нарушеніе общественной тишины заключалось въ томъ, что нѣкоторые изъ подсудимыхъ обращались къ свидѣтелю и къ помощнику исправника за помощью по поводу нанесенія оскорбленія дѣйствіемъ одной изъ подсудимыхъ другой. Выяснилось, что никто изъ обвиняемыхъ никакого шума и безпорядка не производилъ. Обвиняемаго Бермана даже не было во время происшествія на улицѣ, обвиняемый Клячко стоялъ совершенно въ сторонѣ отъ собравшейся на мѣстѣ происшествія группы лицъ, роль обвиняемаго Рульковскаго заключалась лишь въ томъ, что онъ два раза обращался къ помощнику исправника съ просьбою явиться на мѣсто происшествія. Мировой судья оправдалъ всѣхъ подсудимыхъ.

Старожилъ.