«Сибирь» №7, 22 февраля 1881

Изъ ЯКУТСКА пишутъ: рѣдкій день проходитъ здѣсь безъ того, чтобы не было кражи, и непремѣнно со взломомъ. Воры почти ни когда не попадаются. Кромѣ того тревожатъ насъ слухи о заболѣваніяхъ. Недавно заболѣлъ одинъ мальчикъ и умеръ. Дѣло, конечно обыкновенное, но въ опредѣленіи болѣзни мальчика, въ мѣстномъ медицинскомъ персоналѣ произошелъ расколъ; одинъ говоритъ что это дифтеритъ, а другой клянется всякими невидимыми силами, что не дифтеритъ, а что-то тамъ такое, что и чортъ его знаетъ. Кажись, и пустячное обстоятельство, да коли начинаешь унывать, такъ и пустякъ можетъ привести въ отчаяніе. Споръ этотъ напомнилъ намъ такой же споръ по поводу оспы нѣсколько лѣтъ тому назадъ. Исторія эта довольно поучительна. Оспа впервыѣ появилась въ Олекминскомъ округѣ. Тамошній исправникъ донесъ якутскому начальству, что молъ „оспа появилась“, а врачъ донесъ, что „оспы никакой нѣтъ“, а есть голодный тифъ, или что-то въ этомъ родѣ. Якутское начальство, сначала разумѣется недоумѣваетъ: кому вѣрить — исправнику, или врачу? И опять получаетъ донесенія: отъ исправника — „оспа, оспа, оспа!“, и отъ врача — „ей богу не оспа, а тифъ! оспу исправникъ выдумалъ чтобы напакостить мнѣ“... Пока они эдакъ переписывались, да перекорялись, пока отсюда въ Олекминскъ ѣздилъ медицинскiй инспекторъ, чтобы убѣдиться выдумана ли исправникомъ оспа, послѣдняя, безъ всякихъ признаній со стороны администраціи или врачей ея гражданскихъ правъ, взяла силу и распространившись по области, унесла нѣсколько тысячъ жизней. Здѣсь не мѣшаетъ, на память потомству, назвать фамилію врача, такъ упорно не хотѣвшаго признать оспу: его звали Лаутернштейнъ. Такъ вотъ и съ нашимъ дифтеритомъ; вѣдь можетъ случиться, что нибудь подобное, ибо санитарныя условія нашего города до того отвратительны, до того приноровлены ко всякого рода заразамъ, что просто морозъ деретъ по кожѣ, когда подумаешь объ этомъ. Ужъ не даромъ же на засѣданіи, бывшемъ здѣсь по полученіи циркуляра генералъ-губернатора о принятіи мѣръ противъ дифтерита, одинъ господинъ выразился такъ: „мы всѣ живемъ въ г..нѣ“!.. Кратко, конечно, но совершенно вѣрно. И представьте вы себѣ дифтеритъ при такой милой обстановкѣ! Это пожалуй будетъ похуже оспы. Отъ послѣдней много умерло потому, что своевременно не успѣли привить предохранительной оспы, а тамъ, гдѣ это успѣли сдѣлать, смертность была самая незначительная. Если о городѣ можно было такъ выразиться сильно, какъ приведено выше, то о жилищахъ внѣ—городскихъ нѣтъ достаточно сильнаго выраженія, потому что грязъ, отсутствіе свѣта, тѣснота и прочія безобразныя качества жилищъ обывателей выше всякаго описанія.

«Сибирь» №12, 29 марта 1881

ЯКУТСКЪ. Въ 1880 году поступило городскихъ доходовъ болѣе противъ росписи на 1247 р. 53 к., расходовъ же произведено сверхъ смѣты 6372 р. 18¾ к.; главная статья расхода, — пожарный обозъ и ремонтъ казармъ. По росписи на 1881 годъ исчислено доходовъ 25004 р. 56¾ к., расходовъ 22277 р. 35 к. Роспись эта была представлена управою на разсмотрѣніе думы въ концѣ декабря. Дума передала ее на разсмотрѣніе особой коммиссіи, члены которой сдѣлали основательныя замѣчанія, въ видахъ сокращенія нѣкоторыхъ расходовъ по содержанію канцеляріи управы; но городской голова и члены управы, при содѣйствіи „сродниковъ изъ нашихъ“, обстояли всѣ статьи расхода; члены же коммиссiи, желавшіе сократитъ расходъ, чуть чуть не подверглись отвѣтственности, „якобы за оскорбленіе“. — Въ концѣ года возбуждался было вопросъ о сокращенiи кабаковъ, но вскорѣ замолкъ, надо полагать потому, что въ числѣ гласныхъ думы считается пять виноторговцевъ, которые не пожелали поднять сами на себя руки, хотя въ Якутскѣ, въ настоящее время, на двѣнадцать домовъ приходится одинъ кабакъ и безобразiй отъ кабаковъ тоже не мало, а надзоръ, какъ видно, нелегокъ...

Нѣсколько лѣтъ назадъ говорили о проведенiи въ Якутскъ телеграфа, но до сихъ поръ неизвѣстно, въ какомъ положенiи находится это дѣло; между тѣмъ телеграфъ для насъ необходимъ. Въ настоящее время нашъ бѣдный Якутскъ отрѣзанъ отъ всего живаго; почта ходитъ разъ въ недѣлю и въ большинствѣ просрачиваетъ. Поѣздки изъ Якутска въ Иркутскъ по частной надобности сопряжены съ большими неудобствами. По всей дорогѣ нѣтъ ни одной гостинницы, гдѣ бы было можно что либо достать съѣстнаго, а на нѣкоторыхъ станціяхъ трудно достать даже и чернаго хлѣба, а потому пріѣзжающіе непремѣнно должны запасать на всю дорогу припасы изъ Якутска.

Якутскъ. Главное тюремное управленіе разослало губернаторамъ табель о деньгахъ на суточное продовольствіе арестантовъ въ различныхъ губерніяхъ, областяхъ и городахъ а именно: въ Якутской 12; въ городахъ: Якутскѣ 10, Олекминскѣ 20, въ Колымскѣ 30, Вилюйскѣ 23, Верхоянскѣ 42 коп. Удовлетворяютъ-ли эти предполагаемыя копѣйки на содержаніе арестанта необходимыя потребности послѣднихъ? Не приходится-ли имъ во множествѣ случаевъ сидѣть на хлѣбѣ съ квасомъ?

 

Нѣсколько дней тому назадъ, одинъ изъ учениковъ прогимназіи подалъ туда прошеніе такого рода: «такъ какъ я не могу съ успѣхомъ пройти всѣ предметы гимназическаго курса, но и не желаю остаться круглымъ дуракомъ, то дозвольте мнѣ пройти всѣ предметы преподаванія гимназ. курса, кромѣ древнихъ языковъ, къ изученію которыхъ я неспособенъ; а я хочу поступить въ спеціальное учебное заведеніе, гдѣ знаніе древнихъ языковъ не требуется. Занимаясь всѣми предметами, кромѣ языковъ, я лучше подготовлюсь, къ тому-же въ Якутскѣ, кромѣ прогимназіи негдѣ мнѣ этимъ вещамъ научиться». — Ну, конечно отказали просителю — «не полагается», говорятъ. Оно, можетъ быть, такъ и слѣдуетъ, потому-что и въ нашемъ торговомъ дѣлѣ частенько приходится такъ поступать: приходитъ покупатель и просить отпустить ему 1 доску кирпичнаго чаю, а мы ему и говоримъ: нѣтъ, мы одинъ чай не продаемъ! а вотъ возьми этого товару (залежалый такой бываетъ, никому не нужный) рублей на десять, такъ мы тебѣ и чайку отпустимъ-съ! Повертится, повертится и возьметъ залежалаго товарцу. Да-съ! Теперь подняли гвалтъ евреи, такъ какъ у нѣкоторыхъ закрыли винные склады и многимъ совсѣмъ запретили торговать. Странно, что не сдѣлали этого раньше — до новаго года.

«Сибирь» №14, 12 апрѣля 1881

Изъ ЯКУТСКА пишутъ: до послѣднихъ годовъ кражи и грабежи здѣсь были рѣдки; нынѣ не проходитъ недѣли, чтобы не сдѣлано было взлома амбара и т. п. Недавно у скопцовъ покраденъ былъ хлѣбъ; были и улики, но дѣло почему то заглохло. Замѣчательно, что увеличеніе кражъ совпало съ поселеніемъ здѣсь значительнаго числа евреевъ. Пришедши сюда ни съ чѣмъ, они въ короткое время дѣлаются торговцами, сидѣльцами и т. д. Теперь у насъ уже 4 жидовскихъ склада. Влiяніе евреевъ вредно отозвалось и на хлѣбной торговлѣ. Извѣстно, что съ тѣхъ поръ, какъ поселились здѣсь скопцы, якутскіе жители имѣютъ свой хлѣбъ (хотя не все потребное количество); прошедшiй годъ урожай былъ таковъ, что къ осени цѣны установились въ 1 р. 50 к. Городская дума распорядилась закупить нѣкоторое количество и продавала хлѣбъ по этой цѣнѣ; но сдѣлать закупа на цѣлый годъ дума не могла. Вдругъ является довѣренный иркутскаго извѣстнаго еврея Д. (когда-жъ ему будетъ положенъ предѣлъ?) и поднимаетъ цѣну до 2 р. 50 и до 3 р. Скопцы, разумѣется, пріостановились подвозомъ, — и вотъ городу угрожаетъ не только дороговизна, но и совершенный недостатокъ въ хлѣбе. Какой секретъ имѣютъ евреи къ скорому обогащенiю и безнаказанному мошенничеству — мы не знаемъ *), но общество не видитъ средствъ спастись отъ ихъ эксплуатацiи. Здѣшніе поселенцы изъ русскихъ, прежде жившіе доволно смирно, сдѣлались теперь орудіями евреевъ, отъ чего городу не стало легче.

*) Мы скажемъ этотъ секретъ; онъ заключается въ продажности русскихъ, имѣющихъ соприкосновенiе съ евреями; затѣмъ въ ихъ взаимной поддержкѣ, въ юркости и способности не брезговать никакими средствами для достиженія своихъ цѣлей. Извѣстный всей вос. Сибири Д. — служитъ высшимъ образцомъ этихъ качествъ.

«Сибирь» №16, 26 апрѣля 1881

ЯКУТСКЪ. Въ Якутскѣ новый годъ начался важною для всѣхъ продающихъ и пьющихъ вино новостью. Для продающихъ, въ особенности для евреевъ, она не радостна, но для потребителей, всѣхъ безъ исключенiя, эта новость пришлась очень по вкусу. Вотъ ужъ полтора мѣсяца, какъ мы пьемъ не воду съ водкой, а водку. Дѣло въ томъ, что съ новаго года здѣшній акцизный надзиратель положительно воспретилъ виноторговцамъ торговать водою, которою выполаскиваютъ винныя бочки, между тѣмъ какъ прежде это делалось у насъ безпрепятственно и вмѣсто вина шла вода, только пахнувшая виномъ; нынѣ же приказано продавать настоящее вино и не ниже законной крѣпости, т.е. 40% *). У евреевъ же вовсе закрыли склады, на основаніи циркуляра м—ва вн. дѣлъ отъ 14 мая 1874 г., по которому въ 1880 году должны были прекратить виноторговлю всѣ евреи въ Сибири, исключая одной категорiи, — прибывшихъ въ Сибирь за сосланными родителями до 1837 г. У пяти складовъ, принадлежащихъ евреямъ, сняты вывѣски и запечатаны двери. Съ новаго года, можно сказать, ленская вода не въ цѣнѣ, какъ она была прежде, когда въ каждомъ шкаликѣ водки, стоющемъ здѣсь 12 коп., давалось на 6 коп. водки и на 6 коп. воды; вино въ 30 и 20 градусовъ отпускалось нашими виноторговцами нерѣдко; и мы къ этому такъ привыкли, что думали, что такъ и нужно. Одинъ складъ отпускалъ вино и въ 17%, пока акцизный надзиратель не оштрафовалъ зарвавшагося складчика за такой, уже слишкомъ крупный, обмѣръ. Прежде отпускъ вина незаконной крѣпости дѣлался откровенно, потому что акцизные надзиратели были тоже откровенны съ торговцами. „Вѣдь я позволилъ вамъ отпускать не ниже 35%“, говоритъ акцизный подвальному, „а вы отпускаете въ 28%!“ Но если акцизный надзиратель позволяетъ обмѣривать на 5%, то почему же нельзя обмѣрить и на 10%? Ведро вина въ 40% стоить виноторговцу, въ нынѣшнемъ году со всѣми расходами по акцизу, доставкѣ и очисткѣ 7 руб.; продаютъ же его здѣсь по 12 руб за ведро, но не въ 40%, а въ 30% и меньше (до 17%), слѣдовательно на каждомъ ведрѣ онъ получаетъ чистѣйшаго барыша 5 руб.+ 3 руб. за воду, которою онъ замѣняетъ четвертую часть вина въ каждомъ ведрѣ, если отпускаетъ въ 30%, т. е. всего 8 р. на ведро; если онъ отпуститъ вино въ 20%, то получитъ еще 3 рубля за воду — выйдетъ 11 руб. барыша, а если отпуститъ въ 17%, то получитъ за воду еще больше и т. д. При такихъ барышахъ, всякій лезетъ изъ кожи, чтобы сдѣлаться кабатчикомъ, и потому въ одномъ Якутскѣ 12 винныхъ складовъ и около 60 кабаковъ — это при 5000-номъ населеніи! (А что же дума?) Но между складомъ и кабакомъ трудно найти разницу, потому что здѣсь не смотрятъ на акцизный уставъ, и отпустятъ изъ склада и бутылку водки.

*) Интересно знать, кто разрѣшаетъ здѣсь, въ центрѣ акцизнаго управленiя, отпускать водку крѣпостью до 25%? Ред.

«Сибирь» №17, 3 мая 1881

Въ г. Якутскѣ обнаружены большія растраты поселенческаго капитала. Завиняются судья С. Ф—чъ и его секретарь С. Когда дѣло дошло до отдачи обвиняемыхъ подъ арестъ, то у судьи нашлось много благопріятелей (найдутся и въ Иркутскѣ заступники!), которые посовѣтовали произвести надъ нимъ медицинское свидѣтельство. Къ удивленію, на вопросъ: можетъ ли этотъ „хилый“ человѣкъ „отбыть свою повинность въ острогѣ“, мѣстный врачъ отвѣчалъ: „въ совершенствѣ можетъ“! Судью взяли на поруки, а маленькаго человѣчка — секретаря засадили! Самое открытіе растраты произошло отъ курьознѣйшаго случая, достойнаго пера Гоголя. Помпадуршѣ ех—судьи, видите ли, понравилась хохлатая курица, принадлежащая подчиненному судьи. Но хозяинъ курицы ни за что не хотѣлъ ее уступить. И вотъ судья воруетъ курицу, по настоянію своей подруги. А подчиненный накрываетъ судью и проситъ судить судью за „уворованіе курицы“, да кстати открываетъ и продѣлки по поселенческому капиталу. Не правда ли, курьозно? Весело будетъ у насъ будущему сенатору!

 

Якутскіе обыватели, мы слышали, тоже подумываютъ ходатайствовать, чтобы ихъ (во всѣхъ смыслахъ) прогимназію превратили въ техническое училище.

 

Въ Иркутскѣ цѣна на ржаную муку 2 р. 10 к., въ Якутскѣ 1 р. 30 к. а въ Киренскѣ — 3 р. Факты поучительные. Не дождемся ли мы и того, что на Чукотскомъ мысу хлѣбъ будетъ по 1 р., а у насъ по 5 р. Чего добраго! Между прочимъ Якутскъ обязанъ своей дешевизной скопцамъ. А получили ли они за это хоть простое спасибо?

«Сибирь» №18, 10 мая 1881

Цѣны въ г. Якутскѣ: мука ржаная пудъ отъ 1 р. 30 к. до 1р. 40 к., пшеничная 2 р. 2 р. 20 к.; крупчака 1-й сортъ за пудъ 6 р. 6 р. 60 к.; масло скоромное пудъ 9 р. 50 к., безмѣнъ 67 к., конопляное за фунтъ 50 к.; чай кирпичный по 1 р. 65 к. и по 1 р. 80 к. за кирпичъ, сахаръ 10 р. пудъ, фунтъ 50 к., мясо скотское 2 р. 60 к., возъ дровъ 50 к.

«Сибирь» №19, 17 мая 1881

ЯКУТСКЪ, 28 февраля 1881 г. Наша якутская область — это область всевозможныхъ безпорядковъ. Какую бы отрасль здѣшней жизни ни взять на повѣрку — всюду вы найдете столько отступленій отъ принятыхъ закономъ и обществомъ правилъ, что если описывать все бросающееся въ глаза, то пришлось бы написать цѣлые томы. Конечно, при обсужденіи всякаго безобразнаго явленія, совершающагося здѣсь, нельзя быть особенно строгимъ, ибо приходится имѣть въ виду много смягчающихъ вину обстоятельствъ. Якутская область есть страна, населенная, преимущественно, инородцами, для которыхъ и самый законъ писанъ иначе, чѣмъ для жителей остальныхъ губерній и областей, а, во вторыхъ, исполнители закона, разъ они попадаютъ сюда, внушаютъ меньше довѣрія чѣмъ тѣ же чиновники въ другихъ частяхъ имперіи. Давно уже извѣстно, что въ такія отдаленныя мѣста, какъ наша якутская область, ѣдетъ служить неудачникъ по службѣ во внутренней Россіи, которому, по неспособности, не везетъ на родинѣ; ѣдетъ большой охотникъ до двойныхъ прогоновъ и двойнаго жалованья, который и ѣдетъ только съ тѣмъ, чтобы кое-какъ прослужить нѣсколько лѣтъ и вернуться изъ пропащаго, но доходнаго мѣста: ѣдетъ стипендіатъ какого-нибудь высшаго учебнаго заведенія, чтобы отслужить затраченныя на его воспитаніе деньги: стало быть — человѣкъ подневольный; наконецъ сюда присылаютъ служить въ наказаніе за небольшія продѣлки и большую привязанность къ рюмкѣ. Что касается чиновниковъ мѣстнаго произрастанія, то они, тѣмъ меньше, должны являться людьми нравственными, какъ возросшіе въ сферѣ эксплуатированія безотвѣтнаго и дикаго инородца и воспитанные здѣсь, гдѣ „до Бога высоко, а до Царя далеко“. Но, какъ бы то ни было, слѣдуетъ оглашать безпорядки творящіеся здѣсь — иначе вѣдь здѣшняя жизнь никогда не перемѣнится и не улучшится. Я желаю написать въ этомъ смыслѣ цѣлую серію описаній. На этотъ разъ я хочу представить вкратцѣ индифферентность городской администраціи и медицинскаго вѣдомства къ уменьшенію распространенія сифилитической болѣзни.

Давно уже открыто медициной, что сифилитическія болѣзни въ холодныхъ странахъ принимаютъ особенно тяжелыя и неизлѣчимыя формы; въ якутской области сифилисъ, въ крайнемъ развитіи, принимаетъ форму особой проказы, чрезвычайно разрушительной и неизлѣчимой. Вслѣдствіе особенно широкаго распространенія этой болѣзни въ якутской области, нѣсколько разъ за послѣднее десятилѣтіе, командировались изъ Петербурга спеціалисты — доктора, какъ наприм. д—ръ Августиновичъ, въ сѣверные округа якутской области для изысканія средствъ къ прекращенію сифилитической эпидеміи, пожиравшей тысячи жертвъ. Были построены сифилитическія больницы, наслали фельдшеровъ, медикаментовъ. Но, при обширности края, бѣдности инородцевъ и незначительности истраченныхъ средствъ были достигнуты очень небольшіе результаты. Но въ г. Якутскѣ всегда имѣлось по нѣскольку врачей, давно существуетъ больница съ аптекой и потому въ городѣ всегда существовала и существуетъ возможность предупреждать распространеніе болѣзни; большое количество заболѣваній могъ бы устранитъ надзоръ за присяжными носительницами этихъ болѣзней, если бы администрація обращала на это должное вниманіе. Здѣшніе полуоффиціальные дома терпимости представляютъ, въ полномъ смыслѣ слова — разсадники сифилиса. Вездѣ дома терпимости подчинены дѣйствію извѣстнаго закона, подобно другимъ торговымъ и увеселительнымъ заведеніямъ, но въ Якутскѣ администрація почему—то не настаиваетъ, чтобы содержательницы этихъ домовъ имѣли узаконенныя свидѣтельства на право содержанія своихъ заведеній чтобы содержали ихъ въ порядкѣ и чтобы проститутки имѣли билеты и подвергались частому медицинскому осмотру. Только недавно полиція стала требовать къ осмотру одинъ разъ въ три недѣли записныхъ проститутокъ, но такъ какъ содержательницы ихъ не связаны никакими  обязательствами, то далеко не всѣ подвергаются осмотру; живущія же на вольныхъ квартирахъ никогда никакому освидѣтельствованію не подвергаются. Сколько распространяютъ тѣ, которыя осмотру вовсе не подвергаются? За 1880 г., изъ общаго числа 390 больныхъ, лечившихся въ городской больницѣ, было около 100 венерическихъ больныхъ, т. е. 4-я часть. А сколько больныхъ не попало въ больницу, потому что стѣснялись обнаружить свою болѣзнь? Изъ призываемыхъ полиціею къ освидѣтельствованію проститутокъ, которыхъ въ прошломъ году считалось около 10-ти, ни одна впродолженіе года не была свободна отъ венерическихъ болѣзней: всѣ до одной лежали въ больницѣ; нѣкоторыя изъ нихъ были по два раза. Сроки (полугодовые и болѣе) указываютъ, что онѣ имѣли тяжелыя — вторичныя и третичныя — формы болѣзни; вторичное поступленіе въ больницу указываетъ, что больныя не были излечены въ первый разъ и что они продолжали заражать въ промежутокъ времени до вторичнаго поступленiя въ больницу. Здѣсь есть одинъ домъ терпимости; въ немъ 4 проститутки: одна была въ 1880 г. два раза въ больницѣ, въ первый разъ 5 мѣсяцевъ, во второй — 2½, итого 7½ мѣсяцевъ; другая была въ больницѣ, не выходя, 6 мѣсяцевъ; третья лежала мѣсяца три; наконецъ четвертая лежала въ больницѣ недѣли двѣ, съ легкой формой венерической болѣзни. Три изъ нихъ говорятъ хриплыми голосами, вслѣдствіе разрушенія сифилисомъ зѣва или гортани; почти всѣ съ вылинявшими на половину волосами на головѣ отъ того же, а одна со ввалившимся носомъ и пепельнымъ, въ полной степени, сифилитическимъ цвѣтомъ кожи. Вотъ каковъ составъ здѣшнихъ, такъ называемыхъ, домовъ терпимости! Помѣщеніе этого заведенія состоитъ изъ юрты, съ ледяными окошками, въ одну комнату; въ юртѣ пола нѣтъ, темно, сыро, грязно и тѣсно. На пространствѣ какихъ нибудь 2½ квадратныхъ саженъ живутъ: содержательница съ мужемъ и нѣсколькими ребятами и 4 проститутки; тутъ спятъ, ѣдятъ и принимаютъ гостей! Проститутки грязны, не чесаны и ходятъ въ какихъ то полинялыхъ, съ подозрительными пятнами, платьяхъ; тюфяковъ и постельнаго бѣлья и въ поминѣ нѣтъ, вмѣсто нихъ на доскахъ, замѣняющихъ кровать, лежатъ какiя-то вонючія, зараженныя тряпки! Смѣшно было бы послѣ этого успокаивать насъ тѣмъ, что существующіе здѣсь дома терпимости, забытые администраціею города, на обязанности которой лежитъ между прочимъ и забота о народномъ здравіи, не имѣютъ въ своихъ стѣнахъ источниковъ сифилитической болѣзни — зараженныхъ венерическимъ ядомъ проститутокъ; своимъ посѣщеніемъ этихъ домовъ и разспросомъ проститутокъ мы убѣдились въ совершенно противномъ: стѣны здѣшнихъ проститутокъ и ихъ жалкія обитательницы насквозь пропитаны этимъ ужаснымъ ядомъ. Было бы особенно желательно, чтобъ мѣстное начальство обратило наконецъ болѣе серьезное вниманіе на эту язву. Пусть оно при этомъ приметъ еще во вниманіе и то обстоятельство, что сифилитическій ядъ дѣйствуетъ на генерацію и что, слѣдовательно, если не принять теперь же дѣйствительныхъ средствъ для борьбы противъ сифилиса, то въ концѣ концовъ большая часть обитателей Якутска и якутской области вообще, выродится въ жалкихъ, всюду гонимыхъ и презираемыхъ паріевъ человѣчества.

«Сибирь» №2024 мая 1881

ЯКУТСКЪ. Распространеніе хлѣбопашества въ якутской области до 1870 г. представлялось задачей весьма трудной; даже въ средѣ русскаго населенія; привить его къ инородцамъ, — являлось дѣломъ положительно не возможнымъ, не смотря на благопріятные результаты хлѣбопашества, оказывавшіеся у сосланныхъ сюда скопцовъ; а потому хлѣбъ и получался изъ иркутской губерніи, въ количествѣ двухъ сотъ тысячъ пудовъ въ годъ. Съ одной стороны, желаніе подрядчиковъ пріобрѣтать больше пользы отъ хлѣба, доставляемаго въ Якутскъ, съ другой — большой расходъ на дальній путь были причиной, что хлѣбъ въ Якутскѣ былъ всегда не дешевле 3 руб. за пудъ. При этомъ нуждающійся хлѣбомъ не могъ еще свободно купить его и за эту цѣну, а ему нужно было пройти разныя мытарства, установленныя лицами, завѣдывающими хозяйствомъ въ области, и взять на это отдѣльную записку отъ полиціймейстера. Такіе порядки, какъ отзывались сами установившіе ихъ, заводились въ видахъ сбереженія хлѣба на будущее время; но цѣль эта не достигалась, а напротивъ хлѣбъ отъ лежанки дѣлался затхлымъ. Кажется такой хлѣбъ и теперь хранится въ магазинахъ. Съ 1870 г., съ пріѣзда въ Якутскъ г. Де-Витте, вопросъ о хлѣбопашествѣ былъ поставленъ на первый планъ и первыя же попытки дали блистательные результаты и въ особенности между инородцами. Теперь уже не привозится хлѣбъ изъ иркутской губерніи, и якутская область имѣетъ свой и сравнительно не дорогой (1 руб. 50 коп. за пудъ); мало того, она снабжаетъ имъ пріиски. Но скупъ хлѣба золотопромышленниками заставляетъ и задумываться. Запасы хлѣба еще не такъ велики, чтобы нельзя было уже вовсе бояться недостатка въ немъ, въ случаѣ неурожая. А нашъ простолюдинъ готовъ сбыть послѣднее. Золотопромышленники же, при закупѣ хлѣба, прибѣгаютъ ко всякимъ средствамъ. Такъ, г. Нѣмчиновъ открываетъ въ Якутскѣ чайную торговлю съ цѣлію мѣнять чаи въ селахъ у инородцевъ на разные ихъ припасы. — Неужели золотопромышленное дѣло у г. Нѣмчинова сдѣлалось плохимъ до того, что ему еще необходимо прибѣгать къ подобнымъ средствамъ? Благодаря этимъ закупамъ, рогатый скотъ здѣсь измельчалъ до нельзя и самое скотоводство у инородцевъ уменьшилось болѣе, чѣмъ на половину. Кто будетъ виновенъ, когда изъ области все необходимое поступитъ на одно прожорливое дѣло золотопромышленности и когда самой области ѣсть будетъ нечего? Слабостію инородцевъ пользуются не одни довѣренные отъ золотопромышленниковъ и содержатели питейныхъ домовъ, но и другія, болѣе важныя лица въ области. Имъ даже, въ видахъ сохраненія интересовъ казны, можно предложить содержаніе станцій даромъ и такія предложенія, бывало, принимались и исполнялись съ покорностію. Вся почта плата за станціи, содержимыя инородцами, производится имъ въ этомъ родѣ и все благодаря увѣщаніямъ, простотѣ и нуждѣ ихъ въ деньгахъ, а деньги — въ кабаки. Жаль инородцевъ: объ улучшеніи ихъ быта совсѣмъ не заботятся. Мало того, что на пользу ихъ ровно ни чего не сдѣлано, но даже и прежнія распоряженія, напримѣръ, о раздѣленіи ихъ отъ совмѣстнаго жительства съ рогатымъ скотомъ остались безъ поддержки, какъ не нужныя и безполезныя.

Якутянинъ.

«Сибирь» №21, 31 мая 1881

ЯКУТСКЪ апрѣль. Вотъ и у насъ въ странѣ вѣчнаго льда, наступила оттепель. Начинаетъ таять снѣгъ и развода кучи навоза, вываливаемаго со дворовъ прямо на улицы, образуетъ не вылазную грязь, — источникъ всякихъ мiазмовъ, а за тѣмъ и болѣзней. Въ этомъ отношенiи Якутскъ не только не лучше, но не измѣримо хуже другихъ городовъ. Не забудьте, что въ городѣ живетъ масса якутовъ, — закоренѣлыхъ враговъ чистоты. Множество скота еще содѣйствуетъ увеличенію кучъ навоза. Юрты якутовъ тѣсны и грязны, при 7—8 куб. саженяхъ воздуха, въ юртѣ живетъ до 15 душъ, а тотчасъ за юртой стѣна объ стѣну стайки для животныхъ. Не чище живутъ и евреи, которыхъ приселено сюда въ послѣднее время очень много.

Къ довершенію зла, городская управа распорядилась вывозить нечистоты на чистое поле, начинающееся тотчасъ за монастырской оградой, такъ что семинарія, острогъ и далѣе больница оказались загруженными горою навоза. Дорога мимо казармъ, къ скотобойнѣ и на перевозъ — непроходимы. При разговорѣ объ опасности отъ подобнаго скопленія нечистотъ, управа ссылается на полицію, а полиція на управу.

Чего ожидать при такихъ условіяхъ для здоровья жителей, само собой понятно. Послѣдствія уже и обнаруживаются. Съ оттепелью первою изъ болѣзней является іnfluenza всѣхъ, — дѣтей и взрослыхъ, обоего пола. Также и въ данное время. Нѣтъ дома, гдѣ небыло-бы больнаго; всѣ страдаютъ лихорадочнымъ состояніемъ въ превосходной степени; болью въ головѣ, въ спинѣ и въ суставахъ, которая усиливается отъ насморка и беспрерывнаго кашля. Нужно намъ хинина, какъ „arcanum“, но взять его не откуда. А вотъ цинхонинъ уже появился у насъ и отпускается въ тѣхъ случаяхъ, гдѣ добрые люди употребляютъ хининъ. Какъ извѣстно, гриппъ въ данной формѣ незлокачественъ и самъ по себѣ не имѣетъ смертельнаго исхода, однакожъ и хорошаго также не причиняетъ заболѣвшимъ, особенно дѣтямъ. Появленіе этой катаральной болѣзни страшитъ насъ. Есть ли эта болѣзнь въ данномъ случаѣ обыкновенная, ежегодно въ началѣ весны появляющаяся эпидемія, или служитъ она загонщикомъ болѣе серьезной, уже достаточно извѣстной, подъ названіемъ „дифтерита“? Едва-ли въ другомъ городѣ эта опустошительная, почти непобѣдимая, болѣзнь можетъ найти такую удобную почву для распространенія, какъ у насъ. Несчастный Якутскъ! Дѣти и безъ того, по суровости климата, подвергаются безчисленнымъ опасностямъ и много ихъ умираютъ въ самомъ нѣжномъ возрастѣ отъ другихъ причинъ, а теперь, мы еще постарались приготовить пропасть мiазмовъ, содѣйствующихъ развитію дифтерита.

 

— Оттуда же пишутъ, что при хорошемъ урожаѣ хлѣбовъ въ прошломъ лѣтѣ, цѣна на хлѣбъ къ осени установилась въ 1 р. 40 к. до 1 р. 75 к. По такой цѣнѣ, и даже дешевле, покупали его и золотопромышленники. Но вотъ одинъ г—нъ, которому поручено было закупить хлѣба для казны до 15 тыс., поѣхалъ по селенiямъ и заусловилъ крестьянъ доставить хлѣбъ по 2 р. 25 к. Возвратясь въ городъ, онъ увидѣлъ, что можно купитъ хлѣбъ на рынкѣ недороже 1 р. 70 к. Онъ это и сдѣлалъ, а мужики, прождавъ его по пусту и проклиная покупателя, отдали хлѣбъ другимъ покупателямъ по 1 р. 25 к., пропустивъ хорошую цѣну на 1 р. 70 к. И вездѣ то мужикъ несетъ саргу.

«Сибирь» №22, 7 iюня 1881

Изъ ЯКУТСКА пишутъ: Какъ извѣстно, въ нашемъ городкѣ давно хлопочутъ объ открытіи женской прогимназіи, и это дѣло, кажется, скоро уладится: средства съ грѣхомъ пополамъ находятся, „учительшъ“ „до извѣстной степени“ откроемъ, на постъ начальницы „старыхъ дѣвъ“ найдется: ихъ не занимать стать и можно, пожалуй, пруды прудить, — стало быть, и все какъ по маслу. Уже теперь, передъ не открытыми дверями нашей прогимназіи предстоитъ, чая великія и богатыя милости, несколько заматорѣвшихъ во днѣхъ своихъ дѣвъ, — предстоятъ съ давно заготовленными прошеніями, точь—въ—точь какъ немного раньше онѣ стояли, томительно ожидая начало игры въ генеральскій, стуколку или въ мушку. У насъ до сихъ поръ, „изволите видѣть“, универсальное образованіе получалось за карточной игрой, въ чемъ прекрасный полъ не только не отставалъ отъ нашего безобразнаго, но даже и превосходилъ. У насъ играютъ всѣ: дамы, и дѣвы „неневѣстныя“, и дѣвы уневѣстившіяся и дѣвицы—подростки. Послѣ игры намъ пилось да ѣлось, а дѣльцо на умъ нешло, тѣмъ болѣе книжка. Само собою понятно, что съ такимъ образованіемъ далеко нельзя было ѣхать, да и теперь не уѣдешь и однако, мы поражены тѣмъ, что къ открытію прогимназіи у насъ готово нѣсколько „учительшь“ съ „дипломами“, полученными, какъ говорятъ злые язычки, „до нѣкоторой степени“ по родству, свойству, кумовству или же, просто, по знакомству съ нѣкоторыми учителями мѣстнаго классическаго разсадника и притомъ отчасти на ихней подготовкѣ (что не мѣшаетъ, впрочемъ, безпристрастной оцѣнкѣ знаній); но мы этому положительно не вѣримъ. Вообще въ виду предстоящаго открытія ж. прогимназіи наше „общество“ раздѣлилось на партіи и „до нѣкоторой степени“ стало заниматься педагогическими вопросами, конечно, настолько, насколько послѣдніе пришлись ей по плечу; одни ратуютъ во имя „учительшь“ и, бахвалятся тѣмъ, что и наша окраина „до извѣстной степени“ не безъ „передовыхъ“ женщинъ (доселѣ это качество ихъ сказывалось только въ картежной игрѣ, ношеніи синихъ очковъ и завитiи локончиковъ барашкомъ, а кромѣ того, въ новомодныхъ шелковыхъ — непремѣнно! платьяхъ); другіе намекаютъ на то, что эпитетъ „передовой“ идетъ къ нимъ совсѣмъ въ особомъ смыслѣ.

По поводу нашихъ „передовокъ“ разсказываютъ слѣдующіе анекдоты: въ началѣ или концѣ прошлаго февраля въ нашемъ классическомъ разсадникѣ наличный составъ преподавателей приглашенъ былъ начальникомъ въ засѣданіе педагогическаго совѣта. Говорятъ, что однимъ изъ вопросовъ было обсужденіе проэкта „частной квартиры“ на 15 учениковъ этого разсадника, — проэкта, представленнаго двумя дѣвицами — „учительшами“, изъ коихъ одной 16, а другой 20 лѣтъ, если не ошибаемся. По проэкту, квартира должна находиться подъ ихъ ближайшимъ надзоромъ и смотрѣніемъ одного (sic) изъ классныхъ наставниковъ. Начальникъ на засѣданiе не явился, а присланный имъ вмѣсто себя письмоводитель, говорятъ, объявилъ воззрѣнiе его на сказанный предметъ. Мнѣніе начальника, говорятъ, приблизительно, было таково, что пусть молъ, какое—нибудь 3-е лицо, болѣе солидное по лѣтамъ, подастъ вмѣстѣ съ ними сказанный проэктъ, и тогда на имя этого лица и можно дать разрѣшеніе. Но иначе взглянули на это учителя: нѣкоторые упирали на пріобрѣтенныя „учительшами“ „права“, и только, говорятъ, одинъ изъ нихъ не призналъ послѣднихъ по отношенію къ открытію квартиры для 15 мужчинъ и ихъ присмотру, даже и при той поправкѣ, о которой сообщилъ отъ лица начальника письмоводитель, находя неудобнымъ присовѣтывать совершать подлоги. Говорятъ, что въ концѣ концовъ и защитники отказались отъ своего мнѣнія и сказанный проэктъ находится подъ спудомъ, не оставивъ никакихъ слѣдовъ даже и въ протоколѣ засѣданія. Недавно намъ пришлось встрѣтиться въ „обществѣ“ съ однимъ изъ учителей и, какъ водится за зеленымъ столомъ. „Ну что? Какъ вашъ пансіонъ („частная квартира“)? — „Провалился“. „Какъ?“ Да такъ: изгибъ! И въ такомъ видѣ подписали? „Еще бы! Такихъ крючковъ наставили, что только ахнешь. И нельзя! Начальство подписало!“ Не знаемъ, въ виду ли имѣющаго быть открытія женской прогимназіи, которая обѣщаетъ этимъ „учительшамъ“ обильную манну, или въ виду обѣщаннаго со стороны учебнаго начальства разрѣшенія, о „частной квартирѣ“ теперь ни слуху, ни духу.

Иванъ Непомнющій.

«Сибирь» №23, 14 iюня 1881

Цѣны въ Якутскѣ за мартъ: мука ржа. 1 р. 40 к. за пудъ, говядина 2 р. 80 к., дрова 2 р. 50 к., саж., сѣно 3 р. за возъ, нельма 5 р., стерлядь 6 р., масло кор. 10 р. 50 к., свѣчи сальныя 9 р., стеарин. 20 р., кирп. чай 1 р. 70 к. (!).

 

ПЕРЕПИСКА РЕДАКЦІИ.

 

Якутскъ, г. городскому головѣ: въ вашей замѣткѣ ничего не опровергается и ничего не доказывается. Замѣтка въ № 12 просто указываетъ на фактъ относительно увеличенія расходовъ на канцелярiю, съ чѣмъ нельзя не согласиться. Городъ гнiетъ отъ навоза, по свидѣтельству многихъ корреспондентовъ, а управа разводитъ канцелярію: вѣдь это чисто чиновничій способъ хозяйствованія. Кабаки тоже увеличиваются и вино дошло до 14—15 р. за ведро. Вѣдь все это правда?

«Сибирь» №24, 21 iюня 1881

ЯКУТСКЪ, 2 мая. Всѣ мы ждали лѣта, а вдругъ наступила зима: съ 10 числа апрѣля все сковало морозомъ и... не сдаетъ. Иногда на нѣсколько часовъ проглянетъ солнышко и потомъ опять спрячется, идетъ снѣгъ, дуетъ холодный вѣтеръ. Въ прошломъ году, нѣкоторые начали посѣвъ хлѣба 23 апрѣля, а теперь на поляхъ снѣгъ даже и не тронулся еще. Къ тому же въ этомъ году очень много снѣгу, да еще и теперь валитъ онъ большими хлопьями. Бѣдные якуты не имѣли достаточнаго количества сѣна, или продали его, въ надеждѣ на обыкновенную пору весны; а теперь у несчастныхъ мретъ послѣдняя скотина, или же бѣднякъ закабаливается у міроѣда, потому пудъ сѣна беретъ въ долгъ за десять пудовь, — это фактъ. Въ городѣ теперь пудъ сѣна стоитъ 30 к. —  въ три раза дороже, чѣмъ осенью; пудъ мяса стоить отъ 3 до 5 р. — вдвое дороже осенняго. Хлѣбъ тоже немного подорожалъ, сколько падетъ скота у бѣдняковъ отъ безкормицы — не извѣстно теперь, да не будетъ извѣстно и потомъ.

«Сибирь» №26, 5 iюля 1881

ЯКУТСК, 20 мая. Съ каждымъ годомъ дороговизна на всѣ жизненные припасы здѣсь увеличивается, благодаря золотопромышленности, пожирающей все, начиная съ мяса и масла, которыя вывозятся на золотые промысла издавна въ значительныхъ количествахъ. Но вотъ уже другой годъ начали закупать здѣсь для пріисковъ муку и зерно; соленая рыба изъ Жиганска также въ большомъ количествѣ отправляется мимо Якутска на Мачу и Витимъ. Недавно довѣренный богатой золотопромышленной компаніи закупилъ впередъ у крестьянъ селенія Павловскаго и мархинскихъ скопцовъ будущій урожай огородныхъ овощей. Якутску, придется вѣроятно обойтись и безъ этихъ незатѣйливыхъ приправъ (говядина, недавно продававшаяся по 2 р. за пудъ, теперь продается но 4 р. 20 к. за пудъ). Не смотря на такія цѣны и на огромный вывозъ, денегъ въ народѣ всетаки нѣтъ, и благосостояніе якутовъ почти не улучшается. Куда же дѣваются деньги? Отвѣтъ незатруднителенъ, — въ кабаки! Надолго ли хватитъ якутовъ и вообще здѣшнихъ производителей, — сказать трудно. Но можно съ увѣренностью сказать, что не надолго. Скота становится все меньше, а земледѣліемъ собственно якуты занимаются мало. Они сѣютъ лишь ячмень; было бы желательно ввести здѣсь посѣвы картофеля , но кто за это дѣло возьмется?

 

Цѣны въ г. Якутскѣ. Мука ржаная пудъ 1 р. 40 к., пшеничная 1 сорть пудъ 2 р. 10 к., крупичатая 1-й сор. 7 р. 50 к., 2-й сор. 6 р., крупа ячная 1 р. 80 к., мясо скотское свѣжее 1-й сортъ 3 р., 2-й сор. 2 р. 50 к., 3-й сор. 2 р. 20 к., масло скоромное пудъ 11 руб.

«Сибирь» №31, 9 августа 1881

Изъ ЯКУТСКА пишутъ: въ № 20-мъ газеты „Сибирь“ спрашивали: есть-ли гдѣ нибудь такое общественное собраніе или клубъ, въ которомъ бы не выписывалось ни одной газеты, ни книги? Отвѣчаемъ: такое благоустроенное собраніе существуетъ и въ областномъ городѣ Якутскѣ. Здѣсь говорятъ, что газеты мѣшаютъ „винту". Винти ребята! Въ томъ же 22-мъ № „Сибири“ напечатано, что въ Якутскѣ открывается женская прогимназія. Это пока еще вопросъ, не совсѣмъ рѣшенный: наша дума, все еще думаетъ; созывалось три засѣданія, но ни на одно не являлось узаконеннаго числа гласныхъ. Есть гласные, которые находятъ, что прогимназія, пожалуй, ужъ и не нужна, — дорого — дескать — будетъ стоить содержаніе ея. Можно полагать, что прогимназія съ нынѣшняго учебнаго года открыта еще не будетъ. Вотъ, другое дѣло — склады; такіе вопросы въ думѣ рѣшаются скоро: въ одно засѣданіе было рѣшено оставитъ всѣ склады (деревянные) по прежнему, въ городѣ, кромѣ запасныхъ спиртовыхъ; въ этомъ вопросѣ заинтересовано нѣсколько гласныхъ виноторговцевъ, по этому то онъ и рѣшенъ такъ удачно... для нихъ...

Якутъ.

«Сибирь» №32, 16 августа 1881

ЯКУТСКЪ, 28 іюня. К° г. Базанова имѣетъ здѣсь коммиссіонера для закупа хлѣба, мяса, масла, сѣна и прочаго. Закупы эти дали себя знать: въ городѣ трудно достать мяса, масло вздорожало, хлѣбъ тоже, почти большая половина около городскихъ покосовъ арендуется довѣреннымъ К°, на что городское самоуправленіе смотритъ вѣроятно сквозь пальцы. Затѣмъ мы слышали, что довѣренный К° заторговалъ всѣ всходы капусты въ селѣ Павловскомъ, которое одно снабжаетъ ею городъ; больше капусты достать не откуда. Даже куриныя яйца, — и тѣ въ количествѣ 30,000 штукъ укатятъ на золотые провалы. Пернатая дичь — зимняя — стала рѣдкостью въ городѣ, ибо закупается тоже для пріисковъ... Скоро весь скотъ изъ края будетъ уведенъ и городъ будетъ жить только воспоминаніями о говядинѣ и другихъ продуктахъ живности.

И хорошее-бы дѣло, кажись, было: продукты покупаются за наличныя деньги и по дорогой цѣнѣ. Но за этимъ, проницательные люди видятъ умыселъ другой; они боятся, что  К° золотозагребателей, убивъ мелкихъ поставщиковъ и подрядчиковъ своими деньгами, потомъ будетъ брать продукты мѣстнаго производства по произвольной цѣнѣ.. Намекъ на подобнаго рода фортель уже проявляется. — Г. Н., имѣющій львиную долю въ К° золотопромышленниковъ сообразилъ, что если продавать въ Якутскѣ чай, то можно извлечь не малую пользишку. И вотъ онъ, не долго думая, посылаетъ въ Якутскъ громадное количество кирпичнаго чаю. Другiе торговцы, видя такой необычный складъ чаю, разумѣется, постараются поскорѣе сбыть свой чай по дешевой цѣнѣ и тогда-то: послѣдняя лишь обнаружится во всей своей красотѣ: придутъ и поклонятся: „отпусти молъ, родимый, чаю“. А имъ скажутъ: отпустимъ, если ты уступишь 20% съ цѣны продаваемаго продукта. Что же дѣлать? повертится-повертится покупатель, да и купитъ и продастъ. Причемъ на куплю тоже наложится 20%...

„Бездна — бездну призываетъ“; „большіе тѣла притягиваютъ къ себѣ меньшія", а милліоны притягиваютъ послѣдніе гроши изъ края *), въ которомъ все находится въ зачаточномъ состояніи: и народное хозяйство, и гласность и человѣческія права.

*) До чего сильны эти милліоны, вотъ фактъ: во дворѣ квартиры довѣреннаго золотопромышленной К° г. К-ва, отъ пребыванiя 350 коровъ накопилась масса навоза. Гласные заявляли объ этомъ думѣ и полиціи, но г. К—въ и ухомъ не ведетъ: мои-де хозяева — люди сильные!

 

— Оттуда же извѣщаютъ. Не смотря на позднюю весну (снѣгъ окончательно сошелъ только около 20 мая) всходъ хлѣбовъ и травъ великолѣпны. Хлѣба посѣяно больше прошлогодняго. И если при созрѣванiи хлѣба будетъ благопріятствовать погода, надобно ожидать хорошаго урожая. Теперь цѣны слѣдующія: масло коровье 9 р. 50 к., мука ржаная 1 р. 50 к., мясо отъ 2 р. 30 до 2 р. 80 к. На эти продукты была установлена такса, но она ни къ чему не привела, потому что по таксѣ на базарѣ ничего нельзя было купитъ. Привозные товары продаются по слѣдующей цѣнѣ: чай кирпичный 1 р. 10 к.— 1 р. 15 к., сахаръ 17— 18 р. (пудъ), крупчатка 1 с. 36 р. куль, ситецъ 18 к., табакъ черкасскій 10 к. ф., водка очищенная 8—9 р. за ведро.

«Сибирь» №33, 23 августа 1881

Опроверженіе (частнаго лица). „Въ 22 № газеты „Сибирь“, напечатана корреспонденція изъ Якутска, не имѣющая и тѣни правды. Очевидно, редакція введена была въ заблужденіе какимъ-нибудь борзописцемъ *). Дѣло вотъ въ чемъ: все женское образованіе въ Якутскѣ ограничивается доселѣ только тѣми познаніями, которыя даетъ мѣстный дѣтскій пріютъ, гдѣ учатъ читать, писать, считать и рукодѣльямъ. Мѣстная жизнь, вслѣдствіе многолѣтняго сна и извѣстной косности такихъ глухихъ окраинъ, не представляла никакихъ большихъ требованій на женское образованіе, но благодаря вліянію г-жи Г., трое изъ воспитанницъ этого пріюта, дочерей очень бѣдныхъ семействъ, зарабатывая себѣ содержаніе уроками въ томъ же пріютѣ и отчасти въ частныхъ домахъ, пошли дальше въ дѣлѣ самообразованія и, послѣ нѣсколькихъ лѣтъ тяжелаго труда, выдержали въ мѣстной прогимназіи экзаменъ на званіе домашнихъ учительницъ. Все это, въ другихъ мѣстахъ достигается легко, благодаря женскимъ учебнымъ заведеніямъ, множеству учителей и сочувствію и поддержкѣ со стороны общества; но ничего этого здѣсь не было.

*) Очень охотно помѣщаемъ настоящее опроверженiе, къ сожаленію, за три тысячи верстъ нѣтъ возможности провѣрять справедливость сообщаемыхъ намъ извѣстiй; возможность же явленій, подобныхъ описаннымъ въ №22 несомнѣнна. Ред.

По выдержаніи экзамена, двѣ изъ этихъ дѣвушекъ подали директору здѣшней прогимназiи прошеніе о выдачѣ дозволенія на открытіе частной квартиры для воспитанниковъ первыхъ 4-хъ классовъ прогимназіи, считая въ томъ числѣ и приготовительный. Нужно-ли добавлять, что эти молодыя дѣвушки, прося о дозволеніи открыть частную квартиру, вовсе не были проникнуты корыстными цѣлями, а единственно желаніемъ къ чему-нибудь полезному приложить свою дѣятельность. Въ этомъ убѣждаютъ и крайняя скромная плата, предположенная въ условіяхъ объ открытіи квартиры, и они понятны только тогда, когда примемъ въ соображеніе то обстоятельство, что дѣвушки эти имѣли въ виду вести хозяйственную часть при непосредственномъ участіи г. Г., которая многолѣтнимъ примѣромъ доказала не только добросовѣстность, но и необыкновенную умелость въ этомъ дѣлѣ, ибо веденіе хозяйства въ пріютѣ и веденіе до такой степени удовлетворительное почти при нищенскихъ средствахъ, едва-ли кому могло быть подъ силу. Такъ въ данномъ случаѣ, обезпечивая на первое время успѣхъ хозяйства содѣйствіемъ г. Г., эти дѣвушки могли быть только репетирами учениковъ по русскому языку и математикѣ, — предметамъ, по которымъ они держали экзаменъ. Прогимназическое начальство отказало въ позволеніи, считая этихъ особъ слишкомъ молодыми. Все вѣдь это просто и естественно: и выдержка экзаменовъ на званіе домашнихъ учительницъ и отказъ начальства въ позволенiи открытія частной квартиры для учениковъ. Но на этой канвѣ, авторъ упомянутой корреспонденціи. г. Иванъ Непомнящій, рисуетъ уже совсѣмъ безобразные узоры.

Во 1-хъ г. Непомнящій съ недостойнымъ честнаго человѣка зубоскальствомъ набрасывается на всѣхъ передовыхъ женщинъ Якутска, относительно трудящихся и серьезно относящихся къ жизни, говоря, что всѣ здѣшнія передовки, — какими онъ, искуснымъ подтасовываньемъ словъ желаетъ выставить и сказанныхъ дѣвушекъ, — играютъ въ карты, рядятся въ шолковыя платья, пьютъ и проч. Тогда какъ эти дѣвушки въ особенности и вообще всѣ другія женщины, которыя стоятъ сколько-нибудь выше общяго уровня по своему развитію, обыкновенно не играютъ въ карты, не говоря уже о шолковыхъ платьяхъ, которыя дѣвушкамъ этимъ совсѣмъ невозможно и завести, даже еслибъ они и желали — по неимѣнію средствъ.

Въ описаніи засѣданія педагогическаго совѣта что ни слово, то и вздоръ: во 1-хъ директоръ, вмѣсто себя послалъ письмоводителя; во 2-хъ онъ же совѣтовалъ сдѣлать подлогъ и въ 3-хъ подписанъ протоколъ потому только, что начальство подписало. И нашелся въ средѣ учителей только одинъ порядочный человѣкъ, который не согласился „присовѣтывать“ сдѣлать подлогъ. Все это чистѣйшая выдумка.

Г. Непомнящій дѣлаетъ далѣе намекъ на то, что экзамены выдержаны этими дѣвушками только потому, что экзаменовали ихъ тѣ же учителя, которые обучали ихъ извѣстнымъ предметамъ. При этомъ онъ, по свойственной ему гадкой привычкѣ, разумѣется, намекаетъ на родство, близкое знакомство и проч. Но какъ же онъ забываетъ, что въ той же прогимназіи экзаменуютъ учениковъ тѣ же учителя, которые преподавали извѣстные предметы, а не приглашали для этого другихъ учителей. И откуда же несчастныя дѣвушки нашли бы себѣ экзаменаторовъ, еслибъ таковыми нельзя было быть личностямъ, которыя когда либо давали какой нибудь совѣтъ, или указаніе, не говоря уже объ обучавшихъ, ибо извѣстно что г. Щ., учитель прогимназіи, преподававшій главмый предметъ экзамена одной изъ экзаменовавшихся, которая была ему родственницей, предоставилъ произвести экзаменъ другому учителю. Г. Непомнящiй, обвиняя директора въ присовѣтываніи сдѣлать подлогъ, не помнитъ извѣстный законъ, по которому директору гимназій и прогимназій предоставляется полное право единолично давать разрѣшенiе на открытіе частныхъ квартиръ для воспитанниковъ заведенія. И если здѣшній директоръ передалъ дѣло педагогическому совѣту, то, вѣроятно, вовсе не съ цѣлію сдѣлать коллективный подлогъ, ибо его гораздо легче сдѣлать одному...

Но что за несчастное мѣсто Якутскъ! Въ другихъ мѣстахъ, этихъ дѣвушекъ, которыя первыми рѣшились пробить себѣ дорогу на пути образованія, стали бы превозносить до небесъ, ставить другимъ въ примѣръ и всѣми мѣрами, хотя на первыхъ порахъ, старались бы датъ имъ возможность еще дальше идти по этому прекрасному пути; а здѣсь, это свѣтлое явленіе забрасывается клеветой и грязью какимъ нибудь, забывшимъ все доброе, наѣздникомъ слова, заѣхавшимъ сюда из за прогоновъ, или потому, что въ другихъ мѣстахъ обширной имперіи былъ не терпимъ. И это вмѣсто поощренія къ образованію со стороны образованныхъ европейцевъ!.. Скверно, господа!..“

Никита Гороховъ.

«Сибирь» №35, 6 сентября 1881

ЯКУТСКЪ. Городъ нашъ тихій и вялый; всякiй свое дѣло дѣлаетъ не торопясь. По этому, обыкновенно, на улицахъ мало движенія, но за то ужъ евреевъ всегда встрѣтите: съ озабоченнымъ, а больше съ торжествующимъ видомъ снуютъ они взадъ и впередъ по улицамъ.

— ъ.

«Сибирь» №37, 20 сентября 1881

Цѣны въ Якутскѣ за май и іюнь мѣсяцы: мука ржаная 1 р. 50 к. за пудъ, говядина 2 р. 50 к. — 3 р. 40 к., масло коровье 13 р. 50 к., водка 10 р. ведро, чай отъ 1 р. 10 к., кирпичный 1 р. 10 к., сахаръ 45 к. ф., свѣчи стеариновыя 50 к., стерлядь 7 р., дрова 2 р. 50 к. за саж.

«Сибирь» №38, 27 сентября 1881

ЯКУТСКЪ. 14 августа. Жизненные продукты — хлѣбъ, мясо и масло съ каждымъ днемъ становятся здѣсь дороже и дороже. Рыбы въ продажѣ почти вовсе нѣтъ. Всю приплавленную сей годъ изъ Жиганска на каюкахъ рыбу, скупилъ довѣренный отъ промысловъ Сибирякова. Имъ же, говорятъ, скупленъ въ Павловскомъ селеніи весь ожидаемый въ семъ году урожай овощей.

Урожай хлѣбовъ въ настоящемъ году не обѣщаетъ бытъ обильнымъ, вслѣдствіе позднихъ посѣвовъ и раннихъ холодовъ. Мѣстами уже начали косить позябшій отъ инея хлѣбъ, для корма скоту.

Дрова сей годъ покупались вдвое дороже противъ прошедшихъ годовъ.

П.

«Сибирь» №41, 18 октября 1881

ЯКУТСКЪ. 28 августа. Не смотря на хорошiе урожаи хлѣба и овощей, цѣны на нихъ уже теперь начинаютъ подниматься. Съ 1 р. 40 к. цѣна на ржаной хлѣбъ возвысилась до 1 р. 80 к. Наши думцы трактуютъ объ этомъ чуть не каждый день, но ничего изъ этого не выходитъ. Въ прежнiе года осенью приплывали въ Якутскъ каюки изъ Жиганска съ соленой рыбой, которая продавалась недорого. Теперь и на рыбу цѣны удвоились и утроились.

Пробовало городское управленiе воспретить гуртовой скупъ припасовъ въ городѣ, но и это не удалось: распоряженiе оказалось незаконнымъ, хотя подобныя мѣры практикуются въ другихъ городахъ.

Прежнiй патрiархальный Якутскъ, гдѣ даже пріѣзжiе чиновники обязательно выучивались якутскому языку, такъ какъ безъ этого было невозможно даже имѣть прислугу, — теперь превратился въ одинъ изъ городовъ юго — западной Россіи.

«Сибирь» №42, 25 октября 1881

Въ г. ЯКУТСКѢ по Клубной улицѣ, противъ гостиннаго двора открыта гостинница «СѢВЕРНОЕ СІЯНІЕ», имѣющая нѣсколько отдѣльныхъ номеровъ, прилично отдѣланныхъ, меблированныхъ. Номера имѣютъ отъ одной до трехъ комнатъ. Цѣна номеру отъ одного рубля и дороже въ сутки.

А. Леппертъ.

(4) 1.

«Сибирь» №44, 8 ноября 1881

ЯКУТСКЪ. Пріобрѣтеніе газетъ и журналовъ здѣшнее собраніе не считаетъ насущной потребностью своихъ посѣтителей. Послѣдніе довольствуются тремя завѣтными развлеченіями: картами, танцами и буфетомъ. Нынѣ само это собраніе, нечаянно для него самаго, должно было закрыться. Дѣло вотъ въ чемъ: бывшій и потомъ уволенный содержатель собранія, открывши здѣсь гостинницу, нѣкто Леппертъ, недовольный назначеніемъ нового содержателя, взялъ да и разрушилъ въ собраніи печи, вынулъ изъ нихъ вьюшки, сломалъ крыльцо, убралъ билліардъ и вынулъ оконныя рамы. Все это онъ сдѣлалъ въ разсчетѣ, что собраніе, не имѣя средствъ скоро исправитъ свое помѣщеніе, будетъ вынуждено хотъ на время остановить свои вечера, между тѣмъ въ промежутокъ того времени, въ гостинницѣ увеличится число посѣтителей. Оно такъ и вышло: съ апрѣля по октябрь мѣсяцъ не назначалось въ собраніи ни одного танцовальнаго и карточнаго вечера: многіе изъ членовъ собранія, не зная куда дѣваться, идутъ въ гостинницу. Едва-ли собраніе откроется втеченіи зимы, такъ какъ для него не заготовлено даже дровъ.

«Сибирь» №46, 22 ноября 1881

Цѣны въ Якутскѣ: Мука ржаная пудъ 1 р. 75 к., пшеничная 2 р. 60 к., Крупчатка 1 с. 6 р. 50 к., 2 с. 5 р. 50 к., Крупа ячная пудъ 2 р. 35 к., Мясо скотское свѣжее 2 р. 45 к., Мыло жировое 11 р., Вино полугарное ведро 10 р., Рабочій пѣшій 1р. 20 к., конный 1 р. 95 к.

Якутскъ, 20-го сентября. Съ наступленіемъ осени въ Якутскѣ стали повторяться на время забытые случаи кражъ. Спокойная ночь въ настоящее время въ нашемъ городѣ — явленіе исключительное. Почти каждое утро доводится слышать разсказы о новыхъ, если не значительныхъ, то, по крайней мѣрѣ, ловко совершенныхъ кражахъ. На воровство здѣшній пролетаріатъ вызываетъ, по-видимому, самая отчаянная голодовка, потому что почти въ каждой совершенной за послѣднее время кражѣ первенствующее мѣсто занимаютъ съѣстные припасы. И дѣйствительно, нынѣшняя осень — голодная въ Якутскѣ: хлѣбъ, мясо, масло, картофель, словомъ, всѣ жизненные продукты здѣсь страшно дороги, а заработковъ при отсутствіи въ городѣ всякой производительности и крайней его малонаселенности, положительно никакихъ. Поставленный въ такія тяжелыя условія, здѣшній пролетарій, наичаще въ лицѣ вырвавшагося изъ якутскаго наслега горемыки-поселенца, по неволѣ прибѣгаетъ къ воровству, какъ единственному въ его положеніи средству, могущему, хотя на нѣкоторое время, гарантировать его отъ голодной, томительной смерти; нѣкоторые-же изъ нихъ, люди, такъ сказать, менѣе рѣшительные, не говорю нравственные, конкурируютъ съ почтеннымъ Таннеромъ, или же питаются деревянною кашею, изобрѣтенною якутами въ минувшіе голодные годы и приготовляемою обыкновенно изъ тонкаго слоя сосновой коры (заболоньПрим. Адм.сайта). Но подражать изо-дня въ день Таннеру и довольствоваться деревянною кашею у здѣшняго голаго люда не стало, наконецъ, ни силъ, ни терпѣнія, и потому этотъ людъ протестовалъ противъ подобнаго рода питанія и противъ своей безпомощности вообще. Въ одно утро въ городѣ появились прокламаціи, въ которыхъ указывалось на то зло, какое терпитъ неимущій людъ отъ закуповъ на якутскомъ рынкѣ для золотыхъ пріисковъ предметовъ первой необходимости, и затѣмъ, конечно, выражались угрозы мѣстной администраціи, если она не приметъ немедленно мѣръ къ пресѣченію этого зла. Не смотря однако на такой вызывающій со стороны бѣдняковъ протестъ, закупы съѣстныхъ припасовъ спеціально для золотыхъ пріисковъ, въ Якутскѣ практикуются еще значительнѣе, чѣмъ прежде. Существующую здѣсь въ настоящее время дороговизну на всѣ съѣстные припасы только и можно объяснить этой безнравственной эксплоатаціей якутскаго края, только благодаря этой эксплоатаціи, здѣсь нѣтъ никакой возможности жить бѣдняку.

Вотъ цѣны, существующія въ Якутскѣ въ настоящее время: Мука ржаная пудъ—1 р. 80 к.— 2 р.; пшеничная—3 р.—3 р. 20 к.; крупа гречневая—3 р.—3 р. 25 к.; мясо—2 р., а весной оно доходитъ до— 5 р.: масло коровье безмѣнъ 80—90 к. ; сотня капусты 10-15 р. ; десятокъ яйцъ—50 к.; картофель за пудъ—85 к.; пудъ свеклы—2 р. 50 к.; сажень лиственничныхъ однополенныхъ дровъ 4 р.; рыбы въ продажѣ почти совсѣмъ нѣтъ, — закуплена на золотые пріиска. Прибавьте еще ко всему этому страшную дороговизну квартиръ (за сырой, грязный уголъ въ якутской юртѣ платятъ обыкновенно не менѣе 2 р.), и вы поймете, читатель, какъ трудно живется здѣшнему бѣдняку!

Чѣмъ-же, однако, оправдывается разрѣшеніе эксплоатировать Якутскій край въ пользу вліятельныхъ золотопромышленниковъ? Вотъ вопросъ. Неужели закономъ? Положимъ, когда-то было издано правительствомъ запрещеніе ограничивать свободный сбытъ на рынкахъ хлѣба, но это запрещеніе, намъ кажется, не можетъ распространяться на здѣшній край, доселѣ еще находящійся въ исключительныхъ условіяхъ, также какъ не можетъ, напримѣръ, оно распространяться на какой нибудь островъ — въ родѣ Сахалина. Земледѣліе въ якутской области находится еще въ младенчествѣ; производимаго въ ней хлѣба едва-едва хватаетъ для удовлетворенія аппетита мѣстнаго населенія. Если допустить, что хлѣбъ изъ этой области будетъ вывозимъ въ другую мѣстность, а земледѣліе въ ней впередъ не двинется, то въ области, конечно, наступитъ голодъ, увеличится процентъ преступленій и сократится значительно ея населеніе. Въ этомъ-то вотъ итогѣ и заключается вся безнравственность эксплоатаціи нашего жалкаго края служителями современнаго идола...

Затронувъ одинъ больной вопросъ, не могу обойти молчаніемъ и другаго, не менѣе-же больнаго вопроса, вопроса о народномъ образованіи. Для 242,000-го населенія, въ составъ котораго входятъ и русскіе въ числѣ 15,000 человѣкъ, въ якутской области существуетъ 21 школа, а именно: 1 шестиклассная классическая прогимназія; 1 духовное училище; 1 пріютъ для дѣтей обоего пола; 4 городскихъ приходскихъ училища и 14 такъ называемыхъ сельскихъ школъ; всего учащихся въ этихъ заведеніяхъ, по свѣдѣніямъ за прошлый годъ, считалось 545 человѣкъ — или 1 учащійся на 444 человѣка населенія. Процентъ учащихся, какъ видите, очень ничтоженъ. Но напрасно стали-бы мы въ данномъ случаѣ сваливать всю вину на равнодушіе къ школѣ мѣстныхъ жителей; нѣтъ, причина тутъ иная, болѣе глубокая, — это во всѣхъ отношеніяхъ неудовлетворительное состояніе предназначенной для полуинородческаго населенія школы. Возьмемъ, напримѣръ, здѣшнее общеобразовательное заведеніе — прогимназію, открытую при бывшемъ министрѣ народнаго просвѣщенія Толстомъ. Разъ ходатайствовало общество объ открытіи прогимназіи въ такомъ отдаленномъ мѣстѣ, какъ Якутскъ, гдѣ преобладающимъ элементомъ населенія являются инородцы, не знакомые ни съ русскою жизнію, ни съ русскимъ языкомъ, слѣдовало-бы, разумѣется, ожидать, что министръ, сообразуясь съ исключительными условіями края, разрѣшитъ открыть здѣсь прогимназію не иначе, какъ реальную-практическую. На дѣлѣ однакожъ вышло иначе: по настоянію министра-классика, въ Якутіи была открыта прогимназія съ двумя обязательными для всѣхъ учащихся, не исключая и инородцевъ, древними языками — латинскимъ и греческимъ. Общество не ожидало такой злой ироніи надъ своимъ бѣднымъ краемъ со стороны графа—министра, но, должно было, съ сокрушеніемъ сердца, принять предложенную графомъ классическую школу, тѣмъ болѣе, что на содержаніе ея была назначена отъ правительства ежегодная субсидія въ 23.000 р., другими словами говоря, такое вспомоществованіе, какимъ за время графа Толстаго вѣроятно не могла похвалиться ни одна гонимая реальная школа, стоящая въ равныхъ правахъ съ классической прогимназіей. Классицизмъ въ Якутіи процвѣтаетъ до днесь. Питомцы здѣшней прогимназіи послѣ шестилѣтняго плаванія по летѣ выходятъ въ большинствѣ случаевъ безграмотными, а инородцы сверхъ того и мало понимающими русскую рѣчь. Совѣсть, читатель, не поднимается упрекать послѣ этого мѣстное населеніе въ индифферентномъ отношеніи къ школѣ!.. Не лучше идетъ дѣло обученія грамотѣ и въ сельскихъ школахъ, но здѣсь уже не классицизмъ тормозитъ дѣло, а неимѣніе книжекъ на якутскомъ языкѣ, по которымъ бы можно было съ успѣхомъ учить грамотѣ маленькихъ якутенковъ, и которыя могли бы удовлетворить ихъ первую любознательность.

«Сибирь» №48, 6 декабря 1881

ЯКУТСКЪ. Въ Якутскѣ, какъ и въ другихъ городахъ, существуютъ разныя филантропическія общества. По обществу Краснаго Креста вотъ уже второй годъ нѣтъ отчета, и не бываетъ собраній. Два года назадъ, открыто здѣсь общество покровительства животнымъ, выбраны президентъ и члены; полученъ уставъ; но существуетъ ли общество и чѣмъ оно занимается, никому неизвѣстно. Между тѣмъ это общество нашло бы здѣсь занятіе. Въ большинствѣ перевозка тяжестей и другія тяжелыя работы производятся здѣсь на быкахъ, которымъ въ ноздри продергиваютъ прутья, въ видѣ колецъ и за эти кольца привязываютъ поводья; нерѣдко случается, что ноздри у быковъ прорываютъ и причиняютъ животнымъ жестокія и безполезныя страданія. На золотыхъ промыслахъ существуетъ варварскій обычай: каждую осень бракованныхъ лошадей, чтобы даромъ не кормить, десятками выгоняютъ во время прохода льда на рѣку Лену и тутъ ихъ топятъ!

Якутскъ, 7 ноябряПро якутовъ сѣверныхъ округовъ смѣло можно сказать, что ихъ хлѣбомъ не корми, только дроби дай. Безъ дроби якутамъ и холодно и голодно. Охота — ихъ главный промыселъ. И вдругъ въ Якутскѣ не оказывается дроби! Въ казенномъ пороховомъ магазинѣ нѣтъ свинцу! Осенью цѣна на дробь поднялась до рубля за фунтъ. А теперь нѣкоторые торговцы уже выписали свинецъ изъ Иркутска по почтѣ. Что онъ будетъ стоить?...