Въ Якутскѣ ждали лѣта, и вдругъ наступила зима: съ 10 числа апрѣля все сковало морозомъ и... не сдаетъ. Иногда на нѣсколько часовъ проглянетъ солнышко и потомъ опять спрячется, идетъ снѣгъ, дуетъ холодный вѣтеръ. Въ прошломъ году, нѣкоторые начали посѣвъ хлѣба 23 апрѣля, а теперь (2 мая) на поляхъ снѣгъ даже и не тронулся еще. Къ тому же въ этомъ году очень много снѣгу, да еще и теперь валитъ онъ большими хлопьями. Бѣдные якуты не имѣли достаточнаго количества сѣна, или продали его въ надеждѣ на обыкновенную пору весны; а теперь у несчастныхъ мретъ послѣдняя скотина, или же бѣднякъ закабаливается у міроѣда, потомъ пудъ сѣна беретъ въ долгъ за десять пудовъ, — это фактъ. Въ городѣ теперь пудъ сѣна стоитъ 30 к. — въ три раза дороже, чѣмъ осенью; пудъ мяса стоитъ отъ 3 до 5 р. — вдвое дороже осенняго. Хлѣбъ тоже немного подорожалъ, сколько падетъ скота у бѣдняковъ отъ безкормицы — неизвѣстно теперь, да не будетъ извѣстно и потомъ!

Въ Якутскѣ съ каждымъ годомъ дороговизна на всѣ жизненные припасы увеличивается, благодаря золотопромышленности, пожирающей все, начиная съ мяса и масла, которыя вывозятся на золотые промысла издавна въ значительныхъ количествахъ. Но вотъ уже другой годъ начали закупать тамъ для пріисковъ муку и зерно; соленая рыба изъ Жиганска также въ большомъ количествѣ отправляется мимо Якутска на Мачу и Витимъ. Недавно довѣренный богатой золотопромышленной компаніи закупилъ впередъ у крестьянъ селенія Павловскаго и мархинскихъ скопцовъ будущій урожай огородныхъ овощей. Якутску, придется вѣроятно обойтись и безъ этихъ незатѣйливыхъ приправъ (говядина, недавно продававшаяся по 2 р. за пудъ, теперь продается но 4 р. 20 к. за пудъ). Не смотря на такія цѣны и на огромный вывозъ, денегъ въ народѣ все таки нѣтъ, и благосостояніе якутовъ почти не улучшается. Куда же дѣваются деньги? Отвѣтъ незатруднителенъ, — въ кабаки! На долго ли хватитъ якутовъ и вообще здѣшнихъ производителей, — сказать трудно. Но можно съ увѣренностью сказать, что не надолго. Скота становится все меньше, а земледѣліемъ собственно якуты занимаются мало. Они сѣютъ лишь ячмень; было бы желательно ввести здѣсь посѣвы картофеля , но кто за это дѣло возьмется? («Сибирь»).

Якутскъ, 20-го сентября. Съ наступленіемъ осени въ Якутскѣ стали повторяться на время забытые случаи кражъ. Спокойная ночь въ настоящее время въ нашемъ городѣ — явленіе исключительное. Почти каждое утро доводится слышать разсказы о новыхъ, если не значительныхъ, то, по крайней мѣрѣ, ловко совершенныхъ кражахъ. На воровство здѣшній пролетаріатъ вызываетъ, по-видимому, самая отчаянная голодовка, потому что почти въ каждой совершенной за послѣднее время кражѣ первенствующее мѣсто занимаютъ съѣстные припасы. И дѣйствительно, нынѣшняя осень — голодная въ Якутскѣ: хлѣбъ, мясо, масло, картофель, словомъ, всѣ жизненные продукты здѣсь страшно дороги, а заработковъ при отсутствіи въ городѣ всякой производительности и крайней его малонаселенности, положительно никакихъ. Поставленный въ такія тяжелыя условія, здѣшній пролетарій, наичаще въ лицѣ вырвавшагося изъ якутскаго наслега горемыки-поселенца, по неволѣ прибѣгаетъ къ воровству, какъ единственному въ его положеніи средству, могущему, хотя на нѣкоторое время, гарантировать его отъ голодной, томительной смерти; нѣкоторые-же изъ нихъ, люди, такъ сказать, менѣе рѣшительные, не говорю нравственные, конкурируютъ съ почтеннымъ Таннеромъ, или же питаются деревянною кашею, изобрѣтенною якутами въ минувшіе голодные годы и приготовляемою обыкновенно изъ тонкаго слоя сосновой коры (заболонь, Прим. Адм.сайта). Но подражать изо-дня въ день Таннеру и довольствоваться деревянною кашею у здѣшняго голаго люда не стало, наконецъ, ни силъ, ни терпѣнія, и потому этотъ людъ протестовалъ противъ подобнаго рода питанія и противъ своей безпомощности вообще. Въ одно утро въ городѣ появились прокламаціи, въ которыхъ указывалось на то зло, какое терпитъ неимущій людъ отъ закуповъ на якутскомъ рынкѣ для золотыхъ пріисковъ предметовъ первой необходимости, и затѣмъ, конечно, выражались угрозы мѣстной администраціи, если она не приметъ немедленно мѣръ къ пресѣченію этого зла. Не смотря однако на такой вызывающій со стороны бѣдняковъ протестъ, закупы съѣстныхъ припасовъ спеціально для золотыхъ пріисковъ, въ Якутскѣ практикуются еще значительнѣе, чѣмъ прежде. Существующую здѣсь въ настоящее время дороговизну на всѣ съѣстные припасы только и можно объяснить этой безнравственной эксплоатаціей якутскаго края, только благодаря этой эксплоатаціи, здѣсь нѣтъ никакой возможности жить бѣдняку.

Вотъ цѣны, существующія въ Якутскѣ въ настоящее время: Мука ржаная пудъ—1 р. 80 к.— 2 р.; пшеничная—3 р.—3 р. 20 к.; крупа гречневая—3 р.—3 р. 25 к.; мясо—2 р., а весной оно доходитъ до— 5 р.: масло коровье безмѣнъ 80—90 к. ; сотня капусты 10-15 р. ; десятокъ яйцъ—50 к.; картофель за пудъ—85 к.; пудъ свеклы—2 р. 50 к.; сажень лиственничныхъ однополенныхъ дровъ 4 р.; рыбы въ продажѣ почти совсѣмъ нѣтъ, — закуплена на золотые пріиска. Прибавьте еще ко всему этому страшную дороговизну квартиръ (за сырой, грязный уголъ въ якутской юртѣ платятъ обыкновенно не менѣе 2 р.), и вы поймете, читатель, какъ трудно живется здѣшнему бѣдняку!

Чѣмъ-же, однако, оправдывается разрѣшеніе эксплоатировать Якутскій край въ пользу вліятельныхъ золотопромышленниковъ? Вотъ вопросъ. Неужели закономъ? Положимъ, когда-то было издано правительствомъ запрещеніе ограничивать свободный сбытъ на рынкахъ хлѣба, но это запрещеніе, намъ кажется, не можетъ распространяться на здѣшній край, доселѣ еще находящійся въ исключительныхъ условіяхъ, также какъ не можетъ, напримѣръ, оно распространяться на какой нибудь островъ — въ родѣ Сахалина. Земледѣліе въ якутской области находится еще въ младенчествѣ; производимаго въ ней хлѣба едва-едва хватаетъ для удовлетворенія аппетита мѣстнаго населенія. Если допустить, что хлѣбъ изъ этой области будетъ вывозимъ въ другую мѣстность, а земледѣліе въ ней впередъ не двинется, то въ области, конечно, наступитъ голодъ, увеличится процентъ преступленій и сократится значительно ея населеніе. Въ этомъ-то вотъ итогѣ и заключается вся безнравственность эксплоатаціи нашего жалкаго края служителями современнаго идола...

Затронувъ одинъ больной вопросъ, не могу обойти молчаніемъ и другаго, не менѣе-же больнаго вопроса, вопроса о народномъ образованіи. Для 242,000-го населенія, въ составъ котораго входятъ и русскіе въ числѣ 15,000 человѣкъ, въ якутской области существуетъ 21 школа, а именно: 1 шестиклассная классическая прогимназія; 1 духовное училище; 1 пріютъ для дѣтей обоего пола; 4 городскихъ приходскихъ училища и 14 такъ называемыхъ сельскихъ школъ; всего учащихся въ этихъ заведеніяхъ, по свѣдѣніямъ за прошлый годъ, считалось 545 человѣкъ — или 1 учащійся на 444 человѣка населенія. Процентъ учащихся, какъ видите, очень ничтоженъ. Но напрасно стали-бы мы въ данномъ случаѣ сваливать всю вину на равнодушіе къ школѣ мѣстныхъ жителей; нѣтъ, причина тутъ иная, болѣе глубокая, — это во всѣхъ отношеніяхъ неудовлетворительное состояніе предназначенной для полуинородческаго населенія школы. Возьмемъ, напримѣръ, здѣшнее общеобразовательное заведеніе — прогимназію, открытую при бывшемъ министрѣ народнаго просвѣщенія Толстомъ. Разъ ходатайствовало общество объ открытіи прогимназіи въ такомъ отдаленномъ мѣстѣ, какъ Якутскъ, гдѣ преобладающимъ элементомъ населенія являются инородцы, не знакомые ни съ русскою жизнію, ни съ русскимъ языкомъ, слѣдовало-бы, разумѣется, ожидать, что министръ, сообразуясь съ исключительными условіями края, разрѣшитъ открыть здѣсь прогимназію не иначе, какъ реальную-практическую. На дѣлѣ однакожъ вышло иначе: по настоянію министра-классика, въ Якутіи была открыта прогимназія съ двумя обязательными для всѣхъ учащихся, не исключая и инородцевъ, древними языками — латинскимъ и греческимъ. Общество не ожидало такой злой ироніи надъ своимъ бѣднымъ краемъ со стороны графа—министра, но, должно было, съ сокрушеніемъ сердца, принять предложенную графомъ классическую школу, тѣмъ болѣе, что на содержаніе ея была назначена отъ правительства ежегодная субсидія въ 23.000 р., другими словами говоря, такое вспомоществованіе, какимъ за время графа Толстаго вѣроятно не могла похвалиться ни одна гонимая реальная школа, стоящая въ равныхъ правахъ съ классической прогимназіей. Классицизмъ въ Якутіи процвѣтаетъ до днесь. Питомцы здѣшней прогимназіи послѣ шестилѣтняго плаванія по летѣ выходятъ въ большинствѣ случаевъ безграмотными, а инородцы сверхъ того и мало понимающими русскую рѣчь. Совѣсть, читатель, не поднимается упрекать послѣ этого мѣстное населеніе въ индифферентномъ отношеніи къ школѣ!.. Не лучше идетъ дѣло обученія грамотѣ и въ сельскихъ школахъ, но здѣсь уже не классицизмъ тормозитъ дѣло, а неимѣніе книжекъ на якутскомъ языкѣ, по которымъ бы можно было съ успѣхомъ учить грамотѣ маленькихъ якутенковъ, и которыя могли бы удовлетворить ихъ первую любознательность.

Якутскъ, 7 ноябряПро якутовъ сѣверныхъ округовъ смѣло можно сказать, что ихъ хлѣбомъ не корми, только дроби дай. Безъ дроби якутамъ и холодно и голодно. Охота — ихъ главный промыселъ. И вдругъ въ Якутскѣ не оказывается дроби! Въ казенномъ пороховомъ магазинѣ нѣтъ свинцу! Осенью цѣна на дробь поднялась до рубля за фунтъ. А теперь нѣкоторые торговцы уже выписали свинецъ изъ Иркутска по почтѣ. Что онъ будетъ стоить?...