П.Н. Черных-Якутский

(1882-1933)

    Петр Никодимович Черных-Якутский (1882-1933) вошел в литературу Якутии как один из первых якутских поэтов, писавших на русском языке.

   Ранняя  лирика  П.Н.  Черных-Якутского  по  своей  сути  тяготеет к фольклорному началу – естественному творческому явлению в якутской литературе,  однако  нельзя  отрицать  явного  влияния  на  ранние  стихотворения поэта русской романтической лирики XIX в. Более поздние из его  произведений, посвящены  пролетарской,  гражданской  теме и были представлены  в поэтическом  сборнике 1926  г.  Романтично-пейзажная лирика П.Н. Черных-Якутского,  к 1920-м  гг.  обретает  высокое  гражданское  звучание,  в творчество  поэта  входят  мотивы  гражданственности, самопожертвования, любви к Родине.  

На Сергеляхѣ.

Посвящаю Л.Л.

 

Все та же тишь, кругомъ все тѣ же сосны,

По вечерамъ такая же луна,

Но почему теперь мнѣ такъ несносны

И эта ночь, и лѣсъ, и тишина?

И почему невнятный шорохъ ночи

Не шепчетъ мнѣ о грезахъ прошлыхъ дней,

И но горятъ надеждой свѣтлой очи,
И на душѣ угрюмѣй и темнѣй?

И почему подъ шумъ вершинъ узорныхъ
Трепещетъ сердце, словно предъ бѣдой?

А за стѣной березъ и сосенъ черныхъ,
Какъ и тогда, всталъ мѣсяцъ золотой.

Какъ и тогда, порою набѣгаетъ
И шепчется въ вершинахъ вѣтерокъ,
Какъ и тогда, вдали едва мерцаетъ
Зарею блѣдною задумчивый востокъ.

Ужель въ груди всѣ струны отзвучали?
Ужель душа безвременно мертва?

Ужель во тьмѣ болѣзней и печали
Угасли яркія, волшебныя слова?
 

Какъ и тогда, идутъ и дни и весны...
Все тотъ же лѣсъ, такая же луна...
Но почему болѣзненно несносны
И лунный свѣтъ, и ночь, и тишина?!...

 

                                       П.Черныхъ. Якутскъ. 11 iюля 1913 г.

На Сергеляхѣ.

 

Опять весна. Опять веселымъ смѣхомъ

И гомономъ людей наполненъ Сергеляхъ,

И нѣтъ конца забавамъ и утѣхамъ.

Опять свѣтло и радостно въ сердцахъ.

 

Кругомъ поля цвѣтами запестрѣли,

И бирюзой сіяетъ небосклонъ,

Опять скрипятъ подъ соснами качели,

Опять поетъ о чёмъ то граммофонъ.

 

Всю ночь заря короною лучистой,

Какъ заревомъ объемлетъ небосводъ

И стелится фатою золотистой

По зеркалу озерныхъ, тихихъ водъ.

 

Но почему душа моя, какъ прежде

Не ждетъ весны и ласки теплыхъ дней?

И нѣтъ путей къ сверкающей надеждѣ

И на душѣ угрюмѣй и темнѣй?

 

Ужель тоска, болѣзни и невзгоды

Затмили въ небѣ ясный свѣточь дня?

Или въ тоскѣ промчавшіеся годы

Убили радость въ сердцѣ у меня?

 

Вчера всю ночь туманилась долина

И у озеръ шептались камыши,

У ближнихъ дачъ рыдала мандолина

И кто то пѣлъ въ полуночной тиши.

 

И пѣснь лилась волною безмятежной

Въ тиши лѣсовъ и уносилась въ даль.

Казалось онъ своей душею нѣжной

Сумѣлъ понять души моей печаль.

 

Казалось онъ поетъ о дняхъ минувшихъ,

О свѣтлыхъ дняхъ сверкнувшей мнѣ мечты.

А у террасъ во мглѣ лѣсовъ заснувшихъ

Росою плакали весеннія цвѣты.

 

Онъ пѣлъ о томъ, что радость измѣнила,

Что въ даль ушли и счастье и любовь,

Что впереди - холодная могила,

Что въ сердце стынетъ трепетная кровь.

 

И было такъ и сладостно и больно,

Душа была печальна и больна,

И я упавъ надъ книгою невольно

Всю эту ночь проплакалъ у окна.

 

И до утра печально пѣснь звенѣла

И было такъ лучисто и свѣтло,

А тамъ вдали заря въ окнѣ горѣла,

Какъ ангела лучистое крыло.

 

                                                        П.Черныхъ. Якутскъ. 21 мая 1914 г.