«Сибирскiй вѣстникъ» №43, 18 апрѣля 1892

Якутскъ, 6 марта. Экономическій вопросъ, волнующій теперь каждаго изъ русскихъ, кто не чуждъ человѣческаго чувства, долженъ былъ затронуть и нашъ Якутскъ. Хоть мы живемъ далеко-далеко, а все таки эти мольбы о помощи голодающимъ долетаютъ и до насъ и хоть не всегда трогаютъ, но все-таки могутъ смутить спокойное житье-бытье якутскаго обывателя. Главный починъ въ дѣлѣ сбора пожертвованій принадлежитъ администраціи, понужденной къ тому высшей властью. Общественное же сочувствіе выразилось мало.

Попробуемъ познакомить читателей съ результатами сбора пожертвованій въ Якутскѣ.

Послѣ полученія воззванія отъ иркутскаго генералъ-губернатора, якутская администрація распорядилась пригласить 21 ноября 1891 года въ мѣстное собраніе якутскихъ «богатѣевъ» и эти господа съ различнаго рода охотою пожертвовали 631 р. Созванное по этому-же поводу якутское отдѣленіе общества «Краснаго Креста» на засѣданіи 15 ноября постановило: просить главное управленіе общества отчислить изъ запасныхъ суммъ 10,000 руб., принадлежащихъ якутскому отдѣленію и хранящихся въ главномъ управленіи, въ пользу голодающихъ 1500 р. Кромѣ того, на этомъ засѣданіи было собрано 150 р. По предложенію администраціи нѣкоторыя частныя лица приняли участіе въ сборѣ денегъ въ пользу голодающихъ, напр., коллежскій совѣтникъ Гольманъ 45 руб. 25 коп. и жена надворнаго совѣтника Осташкина 10 руб., итого 55 р. 25 к. По личной иниціативѣ пожертвовано: вилюйскимъ окружнымъ врачемъ Шафиръ 50 р., якутскимъ исправникомъ собрано со скопцовъ Мархинскаго селенія 141 р., горнымъ исправникомъ Витимской системы собрано на пріискахъ: 1) со служащихъ и рабочихъ витимскихъ промысловъ Базилевскаго 765 р., 2) съ пріиска Громовой 60 р., 3) Бодайбинской К° 704 р., 4) со служащихъ К° Промышленности 1577 руб., 5) съ рабочихъ той-же К° 2977 руб., 6) со служащихъ и рабочихъ пріиска Патушинскаго 55 р., 7) поступило въ кружку при канцеляріи исправника 431 р., 8) тоже при магазинѣ купца Дьячкова 91 р., 9) тоже на пріискѣ К° Промышленности 40 р., 10) собрано на пріискѣ К° Промышленности, взамѣнъ праздничныхъ визитовъ 426 р., 11) собрано по подписному листу, между рабочими Бодайбинской К°, подрядчика Искрицкаго и др. 183 р. По предложенію Шадринскаго уѣзднаго благотворительнаго комитета, якутскимъ окружнымъ судьею П. Д. Ляпустинымъ собрано 208 р., чиновники якутскаго областнаго правленія рѣшили до августа нынѣшняго года отчислять по 1% съ рубля получаемаго жалованія и, согласно съ этимъ, за время съ 1 ноября по 1 февраля пожертвовано 34 р. 83 к.*), служащіе якутскаго окружнаго суда отчисляютъ по 2% съ 1 рубля жалованія и ими по 1 марта пожертвовано 47 р. 99 к. Какъ передаетъ газета «Новое Время» (отъ 30 декабря 1891 г. № 5688), въ редакціи получено отъ учителей и учениковъ якутскаго реальнаго училища 50 р. Воспитанники IV класса якутской духовной семинаріи, сдѣлавъ складчину, отослали въ главный комитетъ «Красн. Креста» 20 р. Мѣстный «кружокъ любителей музыки и литературы», въ виду неразрѣшенія устроить спектакль въ пользу голодающихъ, отослалъ изъ своего фонда 50 р. Сборъ съ лекціи, читанной врачемъ К. В. Несмѣловымъ въ пользу голодающихъ, оказался не болѣе 14 р. Вся сумма этихъ пожертвованій равняется 10250 р. 32 к.

*) Свѣдѣній о томъ, сколько пожертвовано чиновниками областнаго правленія въ февралѣ н. г. мы не имѣемъ, а изложенными свѣдѣніями пользуемся изъ «Якутскихъ Областныхъ Вѣдомостей».

Кромѣ этого выписаны еще билеты благотворительной лоттереи въ пользу голодающихъ, всего 500 экз., на сумму 2500 р.

Всѣ эти цифры много говорятъ и о якутскомъ обществѣ и о якутской интеллигенціи, изъ которой одинъ только врачъ Несмѣловъ вздумалъ прочесть лекцію въ пользу голодающихъ, но и тотъ потерпѣлъ фіаско въ смыслѣ отсутствія публики и такого 14-ти рублеваго сбора. Тема имъ избранная «О причинахъ дѣтскихъ болѣзней», повидимому, говорила уже ранѣе скептически-настроеннымъ къ наукѣ обывателямъ, что изложеніе будетъ самое простое и что лектору только придется сказать нѣсколько азбучныхъ истинъ по гигіенѣ. Онъ даже особенно постарался «упростить» свою лекцію, вставивъ въ нее немножко не кстати нѣкоторыя строчки изъ лермонтовской «Думы» и некрасовскаго «Школьника».

Но трудъ пропалъ и едва-ли не пропало всякое желаніе дѣлать сборы въ пользу голодающихъ, сѣя въ то-же время «разумное, доброе, вѣчное». Для коснѣющихъ въ тупомъ невѣжествѣ якутянъ при желаніи пробудить въ нихъ что-нибудь хорошее, нужны, оказывается, толчки настоящей силы, чего нибудь въ родѣ «Петровской дубинки». Что говорятъ, напримѣръ, суммы, собранныя нѣкоторыми частными лицами, всѣ эти 45 р. 10 к. и пр. Говорятъ они, что общество еще находится внѣ сознанія своего гражданскаго существованія, которое предполагаетъ нѣкоторую обязанность поддерживать людей, нуждающихся въ матерiальной поддержкѣ. Не понимаютъ эти сытые люди, «какъ проводятъ сутки тощіе желудки». Этимъ же непониманіемъ объясняется и сумма (141 р.), пожертвованная скопцами сел. Мархи, среди которыхъ найдется много обладателей тугой мошны. Намъ пришлось случайно видѣть подписной листъ, по которому собиралъ исправникъ деньги съ этихъ лицъ, и мы были поражены этими «1 р. Чагановъ», «2р. такой-то» и т. д. Цифры, хорошо характеризующiя и скупость и жадность «братцевъ». Якуты изъ богачей не удѣлили вовсе ни копѣйки. За то самой лучшей лептой оказалась сумма, пожертвованная (см. выше) рабочими и служащими Витимскихъ пріисковъ.

Къ числу курьезовъ въ благотворительной дѣятельности нашихъ обывателей можетъ быть отнесена кража изъ кружки якутскаго благороднаго собранія всѣхъ денегъ, за исключеніемъ 1 р., положенныхъ раздобрившимися членами собранія.

«Сибирскiй вѣстникъ» №45, 22 апрѣля 1892

Якутскъ, 11 марта. Среди влачащаго жалкую, безцвѣтную жизнь провинціальнаго общества, среди процвѣтанія дикости и косности во всѣхъ отношеніяхъ, отрадно бываетъ замѣтить нѣчто свѣтлое, говорящее дикому обществу о духовныхъ потребностяхъ людей, о другихъ, не понятныхъ для этого общества интересахъ. Наши обыватели (большая часть), благодаря своему неразвитію, своей ограниченности, не въ силахъ подчасъ постигать такія явленія. Мы говоримъ здѣсь объ одномъ интеллигентномъ человѣкѣ. Это преподаватель якутской духовной семинаріи С. С Писаревъ. Съ самаго своего пріѣзда въ Якутскъ, онъ производилъ впечатлѣніе хорошаго, гуманнаго человѣка, современнаго намъ склада воззрѣній, съ твердыми убѣжденіями. Появленіе такой личности, произвело самое благопріятное впечатлѣніе на молодежь, которая вездѣ, даже и среди нашего несчастнаго Якутска, гораздо менѣе консервативна, сравнительно съ остальною частью обывателей. Желаніе извѣдать истину, пріобрѣсти знаніе, здѣсь также входитъ въ сознаніе молодежи, какъ и во всякомъ цивилизованномъ или чуть-чуть цивилизованномь городѣ.

Эта жажда знанія нашла себѣ хорошаго утолителя въ лицѣ Писарева. Познакомившись съ нимъ, лучшая часть этой молодежи искала въ немъ хорошаго товарища и руководителя въ дѣлахъ самообразованія. Въ результатѣ этого явились устраиваемыя Писаревымъ у себя на квартирѣ или на квартирѣ одного изъ товарищей литературныя чтенія. Прекращенныя въ 1890 г. чтенія возобновились въ слѣдующемъ съ новой программой. Кружокъ занялся изученіемъ изслѣдованій о Сибири, по этнографіи и др. отраслямъ знаній. Чтенія были исключительно на научной почвѣ, ни о какихъ политическихъ доктринахъ, а тѣмъ болѣе о ихъ осуществленіи на практикѣ не могло быть и разговору.

«Сибирскiй вѣстникъ» №53, 9 мая 1892

Якутскъ, 4-го апрѣля. Вчера, въ одной изъ якутскихъ церквей хоронили 14-лѣтнюю воспитанницу женской прогимназіи дочь мѣстнаго исправника, Анну Кл—ую. Тяжелое впечатлѣніе производила эта ранняя смерть молоденькой красивой и умной дѣвочки. Болѣзнь заставила ее оставить ученіе въ женской прогимназіи со 2-го класса. Училась К., говорятъ, довольно порядочно и давала возможность надѣяться, что современенъ хорошо разовьется въ умственномъ отношеніи, разумѣется, только благодаря природнымъ своимъ способностямъ, такъ какъ наша женская прогимназія въ Якутскѣ мало развиваетъ своихъ питомицъ. Доказательствомъ высказанной мной мысли можетъ служить хоть то обстоятельство, что подруги К., воспитанницы прогимназіи, не нашли нужнымъ проводить на могилу свою рано умершую подругу. Одинъ этотъ фактъ говоритъ много за то, что прогимназія не воспитываетъ у насъ искреннихъ товарищескихъ отношеній, солидарности какихъ либо нравственныхъ интересовъ. Да и что можетъ воспитывать школа, въ которой учатъ читать, писать и перепутывать хронологію, какъ мѣтко выражается о такого рода школахъ нѣмецкій мыслитель Максъ-Нордау. Что, спрашивается, можно ожидать отъ подобной школы? И выходятъ изъ нея дѣвицы, знающія и то очень плохо, что онѣ вовсе ничего не знаютъ. Никакого руководящаго направленія на всю послѣдующую жизнь дѣвицы не получаютъ и даже, выходя изъ школы, не знаютъ гдѣ искать этого направленія: есть, говорятъ, литература, но о ней они мало знаютъ и, благодаря этому, смѣшиваютъ лучшую часть литературы съ подонками ея, въ родѣ романовъ «Родины», «Сына Отечества» и другихъ «патріотическихъ» изданій, гдѣ господствуетъ таже безграмотность, которой каждая ученица прогимназіи можетъ похвастаться. До этого нѣтъ никакого, по-видимому, дѣла лицамъ, руководящимъ нравственностью неопытныхъ дѣвицъ. Эта нравственность внушается въ слишкомъ отжившихъ понятіяхъ и стоитъ только выйти ученицѣ изъ школы, жизнь дѣлаетъ свое дѣло или ломаетъ эти понятія или, если они не исчезнутъ въ дѣвицѣ, совершенно уродуетъ ее нравственно. Озабочиваясь о томъ, чтобы взрослыя дѣвицы все еще воспитывались какъ маленькія дѣти, лица, руководящія ихъ воспитаніемъ, не даютъ имъ читать классическихъ произведеній русской литературы, а вмѣсто этого предлагается имъ очень незамысловатые дѣтскіе разсказы съ нравоученіемъ. Разумѣется, дѣвушка приходитъ домой и отъ скуки хватается за Ясинскаго, Ксавье-де-Монтепена и др. авторовъ подобнаго рода. Такимъ образомъ, воспитатели, въ принципѣ можетъ быть и заботящіеся о нравственномъ совершенствованіи своихъ питомицъ, вносятъ только деморализацію въ юныя головы жаждущихъ иногда воспринять что нибудь разумное и доброе въ истинномъ смыслѣ отъ своихъ руководителей.

Якутскія письма.

«Сибирскiй вѣстникъ» №65, 7 iюня 1892

Наконецъ-то прошла зима съ ея кратчайшими днями и продолжительными ночами. Миновали вмѣстѣ съ нею и лютые морозы, доходившіе до 50° — 58° по Р., хотя въ воздухѣ же еще вѣетъ холодомъ, который смѣняется здѣсь тепломъ вмѣстѣ со вскрытіемъ Лены, происходящемъ въ Якутскѣ, обыкновенно, въ 20-хъ числахъ мая мѣсяца. Снѣгъ, котораго нынѣ вообще было мало, какъ въ городѣ, такъ и въ окрестностяхъ уже стаялъ, оставшись въ небольшомъ лишь количествѣ на поляхъ, нетронутый ни людьми, ни животными. Не мы одни, якутяне, но и все населеніе края, подъ вліяніемъ тяжелаго впечатлѣнія, вызваннаго неурожаемъ въ Россіи, поглядываемъ на нивы. Заняты мы теперь предрѣшеніемъ жгучаго вопроса относительно урожая, поставляемаго здѣсь въ зависимость отъ чернаго пятна, видѣннаго на дискѣ солнца въ продолженіе февраля мѣсяца, и чрезвычайно большаго сѣвернаго сіянiя, совмѣщавшаго въ себѣ всѣ цвѣта радуги*). Но какъ будущее всецѣло находится въ рукахъ Божiихъ, то, по крайней мѣрѣ, я не вхожу въ разрѣшеніе означеннаго вопроса, предоставляя другимъ право вмѣшательства въ высокіе, недоступные для ограниченнаго ума человѣческаго, планы и цѣли премудраго Творца вселенной. Занимающій-же меня вопросъ, рѣшеніе котораго зависитъ вполнѣ отъ воли человѣческой, имѣетъ предметомъ своимъ санитарно-гигіеническое состояніе г. Якутска.

*) Сіяніе это видимо было въ ночь съ 5-го на 6-ое февраля.

Исколесилъ я, можно сказать, всю Восточную Сибирь, вдоль и поперекъ, отъ Владивостока до Камчатки и холоднаго Якутска; бывалъ я въ Китаѣ, Японіи и даже Кореѣ; видѣлъ разныя административныя учрежденія съ ихъ представителями, городскія думы съ ихъ головами, санитарныя комиссіи; видѣлъ такое или иное благоустройство въ посѣщенныхъ мною городахъ. Но, признаться сказать, нигдѣ не встрѣчалъ такой нечистоплотности и неряшливости въ санитарно-гигіеническомъ отношеніи, какая царитъ въ Якутскѣ, гдѣ жители жмутся, какъ овцы въ овчарнѣ, предпочитая заботу о питаніе легкихъ питанію тѣла, нарядамъ, сплетнямъ, ябедамъ, интригамъ и т.п. ненормальнымъ явленіямъ.

Говорятъ, что Якутскъ одинъ изъ старѣйшихъ городовъ Сибири и что возникновеніе его имѣло мѣсто на 27 лѣтъ ранѣе Иркутска. Между тѣмъ, на сколько процвѣтаетъ послѣдній, настолько падаетъ первый. У насъ, въ Якутскѣ, въ дѣлѣ народнаго здравія нѣтъ и не можетъ быть прогресса: его замѣняетъ абсолютный застой. Никакая, кажется, человѣческая логика не въ состояніи объяснить того равнодушія и упрямства нашей думы, какія сказываются въ отношеніи ея къ дѣлу очищенія города. Якутскъ съ его обветшалыми, невзрачными домами, похожій скорѣе на деревню, чѣмъ на городъ, кругомъ обложенъ нечистотами, далеко распространяющими смрадъ и зловоніе, бьющіе самые крѣпкіе нервы. Но, чтобы освѣтить предметъ, обратимся къ нѣкоторымъ подробностямъ.

Въ сѣверной сторонѣ города есть такъ называемое «Талое озеро». Неизвѣстно, почему, когда и кѣмъ усвоено озеру такое названіе, но всѣ знаютъ, что туда бросаютъ кромѣ нечистотъ, пропавшихъ собакъ, кошекъ и т. п. падаль. Здѣсь столь гадости и зловонія, что нельзя пройти не задыхаясь. Около Каѳедральнаго собора есть также не менѣе вонючее озеро. Въ прежнее время, въ періодъ весенняго разлива, вода изъ него, по крайней мѣрѣ, стекала въ Лену, но 3 года тому назадъ воду эту запрудили затѣмъ, чтобы устроить катокъ. Прихоть во вредъ здоровью!.. Около Кяѳедральнаго-же собора находятся остатки деревянной крѣпости, созданной казаками при покореніи Якутской области. Башни крѣпости буквально переполнены человѣческими изверженіями. Кромѣ того, онѣ служатъ иногда мѣстомъ совершенія уголовныхъ преступленій. 3 года тому назадъ въ одной изъ нихъ случайно былъ найденъ трупъ убитой женщины съ признаками сильнаго разложенія**). Не вдалекѣ отъ городской больницы находится небольшое озеро, хотя и представляющее изъ себя сплошную грязную лужу, но именуемое «минеральнымъ», или «цѣлебнымъ», Цѣл. свойства этой лужи открыты какимъ-то кучеромъ, купавшимъ здѣсь лошадей. Съ наступленіемъ теплаго времени къ этой «Силоамской купели» устремляются всѣ одержимые недугами. Сюда же идутъ бабы мыть бѣлье, а кучера купать и поить лошадей. А одинъ Титъ Титычъ, держащій «древле благочестіе», такъ даже приказалъ возить воду къ себѣ въ домъ, чтобы дѣлать ванны. Какъ-то разъ въ этой «живой водѣ» я видѣлъ чью-то свинью, тоже, вѣроятно, недужную... За оградою Спасскаго монастыря, находящагося на восточной окраинѣ города, близь духовной семинаріи, есть также озеро, издающее поразительное зловоніе, а около него набросано горожанами навоза и нечистотъ по колѣна. Противъ монастыря останавливаются павозки иркутскихъ ярможанъ, изъ которыхъ каждый за право топтанія нечистотъ и вдыханія смертоноснаго воздуха повиненъ вносить въ городскую думу по 100 и болѣе руб. Невдалекѣ отъ монастыря стоитъ выстроенная однимъ ловкимъ еврейчикомъ баня, изъ которой всѣ нечистоты стекаютъ въ монастырское озеро, въ продолженіе цѣлаго года служащее водопоемъ для домашняго скота и мѣстомъ стирки бѣлья. Не берется ли отсюда, втихомолку, и вода для бани? Необходимо прибавить, что, по нуждѣ, баня эта имѣетъ характеръ и дома терпимости. И это вблизи св. обители, архіерейскаго дома, духовной семинаріи, миссіонерскаго и духовныхъ училищъ и консисторіи, такихъ заведеній и учрежденій, съ которыми совмѣстно понятіе лишь о нравственной чистотѣ и святости!... Не очень далеко отъ бани устроена городская скотобойня, привлекающая цѣлыя стаи хищныхъ птицъ, такъ какъ всѣ остатки послѣ убитаго скота выбрасываются тутъ же, распространяя въ воздухѣ своимъ гніеніемъ зловоніе и зловредныя міазмы. Въ небольшомъ разстояніи отъ скотобойни находится старинное, давнымъ давно заброшенное, кладбище, расположенное на песчаной мѣстности, Ни крестовъ, ни памятниковъ, ни ограды на немъ нѣтъ: они уничтожены временемъ, а можетъ быть даже употреблены на дрова. Присутствіе кладбища можно узнать лишь по висящимъ надъ водою гробамъ, такъ какъ протока Лены, на берегу которой расположенъ Якутскъ, годъ отъ году, особенно во время весенняго разлива, размываетъ берегъ, который быстро разваливается, разрушая кладбище. Здѣсь видны не только гробы, но и цѣлые трупы, черепы, чашки — принадлежности соборованія и проч. Все это сваливается въ Лену и, если не уносится ея теченіемъ, то тутъ же садится на дно. Какой вопіющій варваризмъ! И это въ XIX просвѣщенномъ вѣкѣ, вѣкѣ науки, прогресса, открытій и гуманизма!... Между тѣмъ, при отсутствіи въ городѣ садовъ***), мѣсто это одно изъ любимѣйшихъ горожанами для прогулокъ. Какъ совмѣстить удовольствіе, сообщаемое гуляніемъ, съ раздирающею душу и нервы картиною, предоставляемъ судить читателю. А у насъ ничего... какъ будто такъ и надо. Если благовременно не будетъ принято мѣръ къ укрѣпленію берега, то вода, слѣдуетъ полагать, въ недалекомъ будущемъ подойдетъ къ монастырю, а за нимъ и къ самому городу, и подвергнетъ ихъ одинаковой съ кладбищемъ участи.

**) Если городское управленіе не въ состояніи сохранить остатковъ крѣпости, близкихъ къ паденію, какъ памятниковъ древности, то поступило бы благоразумно, если бъ, въ предотвращеніе несчастныхъ случаевъ и заразы, приказало совсѣмъ уничтожить ихъ.

***) Въ 1889 году разводился было садъ при арестантскомъ пріютѣ путемъ посадки тальника, но въ концѣ лѣта того же года садъ этотъ предался разрушенiю. Теперь гуляетъ въ немъ рогатый скотъ и лошади.

Улицы города содержатся въ такой же неопрятности и неряшливости, какъ и окраины. Кто бы, напр., могъ представить себѣ, что уголъ Большой и Полицейской улицъ буквально заваленъ человѣческими изверженіями. Но, тѣмъ не менѣе, это горькая правда, какъ правда то, что тротуары всѣ погнили на столько, что нѣтъ рѣшительно никакой возможности ходить по нимъ, а приходится тонуть въ грязи, особенно въ темные вечера и ночи. Въ городѣ нѣтъ ни одного фонаря и обыватели довольствуются Божіимъ свѣтомъ.

Такимъ образомъ, изъ приведенныхъ иллюстрацій видно, что при столь изумительныхъ санитарно-гигіеническихъ условіяхъ, въ Якутскѣ благодарнѣйшая почва для различныхъ эпидемій: оспы, тифовъ, лихорадокъ, дифтерита и т. п. И если мы отчасти избѣгаемъ ихъ, то благодаря лишь тому, что живемъ въ суровомъ, неблагопріятномъ для многихъ болѣзней, климатѣ. Многіе изъ здѣшнихъ жителей, особенно русскихъ, предрасположены къ страданію легкихъ. Хотя и привыкли здѣсь объяснять явленіе это холодомъ, который поражаетъ легкія, но, тѣмъ не менѣе, нельзя не согласиться съ тѣмъ, что въ данномъ случаѣ большую роль играютъ именно гигіеническія условія жизни. Худосочіе и блѣдноличіе, сопровождаемыя кашлемъ, обыкновенныя явленія, особенно среди прекраснаго пола. Нѣкоторые изъ обывателей города, съ наступленіемъ лѣта, для поправленія своего здоровья выѣзжаютъ на заимки, за 5—15 верстъ отъ города. Но что это за заимки и насколько соотвѣтствуютъ онѣ требованіямъ гигіены? Представьте себѣ небольшой домикъ, выстроенный на половину по русски, на половину по якутски. Онъ такъ малъ, а обитателей въ немъ столько, что приходится задыхаться отъ недостатка воздуха, при зноѣ въ 30—35° Р. Да и какъ не быть зною, когда большинство заимокъ ютится около покрытыхъ скудною растительностью, или совсѣмъ лишенныхъ послѣдней, горъ, образовавшихся изъ песка, очень сильно нагрѣваемаго палящими лучами лѣтняго полярнаго солнца? А вода иногда не близко — въ 1—2-хъ верстахъ отъ заимки, такъ что дачники наши принуждены пить гнилую озерную воду, будучи лишены благодѣтельной прохлады, предоставляемой купаньемъ. Вслѣдствіе сихъ причинъ у нихъ день превращается въ ночь, въ продолженіе которой обитатели заимки или гуляютъ, подвергая себя страшнымъ пыткамъ отъ множества насѣкомыхъ, или сидятъ дома, забавляясь картами, въ большинствѣ-же случаевъ времяпрепровожденіе ихъ заключается въ возліяніяхъ Бахусу.

Якутянинъ.

«Сибирскiй вѣстникъ» №74, 28 iюня 1892

Якутскъ, 7 мая. Въ четвергъ, 30 апрѣля, якутскимъ кружкомъ любителей музыки и литературы былъ данъ спектакль. Шли пьесы: драма Ал. Потѣхина, «Судъ людской — не Божій» и водевиль «Бархатная шляпа». Впечатлѣніе, вынесенное публикой, не смотря на выдающуюся игру г-жи Сухачевой, о которой мы поговоримъ ниже, — самое печальное. Причина этого, разумѣется, кроется въ неумѣломъ выборѣ пьесъ. Объ этомъ-то и выборѣ, прежде всего, мы и скажемъ нѣсколько словъ. Въ настоящей корреспонденціи мы намѣрены предложить нашему любительскому кружку нѣсколько вопросовъ, вызванныхъ его нѣсколько странной дѣятельностью. Въ самомъ дѣлѣ, какая цѣль существованія этого общества, носящаго очень громкое названіе «кружка любителей музыки и литературы»? Мы полагаемъ, что тамъ, гдѣ не играетъ роли личная нажива присяжныхъ актеровъ, предлагающихъ для публики Богъ знаетъ какія угощенія, съ цѣлью выручить громадный сборъ, — слѣдуетъ, повидимому, ожидать постановки какихъ либо нравственно-воспитательныхъ пьесъ для которыхъ и служитъ театръ. Шиллеръ, очень компетентное въ этомъ случаѣ лицо, давно еще назвалъ его нравственнымъ учрежденіемъ. Взглядъ на театръ, на искусство существуетъ довольно опредѣленный. Всякій школьникъ теперь знаетъ, что искусство даетъ намъ нравственные уроки, развиваетъ въ насъ разумныя понятія и что театръ есть одинъ изъ пунктовъ, гдѣ люди пріобрѣтаютъ эти понятія. Изъ интеллигенціи, которая организовала любительскій кружокъ, навѣрно, найдутся люди знающіе это. Почему-же въ дѣятельности этой корпораціи не замѣтно какихъ либо разумныхъ цѣлей, какого либо направленія? Послѣдній спектакль говоритъ, что для якутскихъ любителей все равно, чтобы не поставить на сцену. Если они ставятъ «Свадьбу Кречинскаго» или «Бѣдность не порокъ» и самымъ содержаніемъ этихъ пьесъ, не смотря на посредственное исполненіе, производятъ сильное впечатлѣніе на якутскую публику, то для нихъ нисколько не совѣстно ставить послѣ этихъ замѣчательныхъ произведеній русской драматической литературы вещи съ совершенно противоположнымъ направленіемъ. Если эта публика одинъ разъ слышитъ (и нельзя сказать, что не сочувствуетъ) стоны забитыхъ Любы и Мити(«Бѣдность не порокъ») подъ гнетомъ «темнаго царства»; то въ другой разъ съ тѣхъ-же подмостокъ раздается мораль какого нибудь Николая Спиридоныча (главное дѣйствующее лицо драмы Потѣхина) о нравственности, которую создаетъ только одно вліяніе этого «темнаго царства». Пьеса Потѣхина «Судъ людской — не Божій», написанная очень слабо, въ сравненiи съ другими его произведеніями, проводить такого рода идею: свободная любовь есть преступленіе, которое карается отцовскимъ проклятіемъ, а сила этого проклятія такъ велика, что вліяетъ на всю жизнь «преступнаго» человѣка. Большинство нашей публики воспитано въ этихъ-же домостроевскихъ понятіяхъ и трудно ихъ заставить отрѣшиться отъ подобныхъ традицій. Этой-то публикѣ преподносятъ литературное произведеніе, проводящее излюбленныя его правила и съ театральныхъ подмостокъ, мало этого, проповѣдуются дикія мысли въ духѣ патріотическихъ драмъ блаженной памяти Нестора Кукольника. Какъ назовешь иначе всю ту ерунду, которую мелетъ герой пьесы Иванъ о Россіи—матушкѣ, о его желаніи побольше перерѣзать турокъ и т. под.

Затѣмъ постановка совершенно невозможнаго водевиля «Бархатная шляпа», очень скучнаго, безсодержательнаго и вдобавокъ пересыпаннаго, съ претензіей на юморъ, некрасивыми, но пріятными для извѣстной части публики, словечками, — что она доказываетъ? Она говоритъ, что кружокъ совершенно безсознательно вноситъ недостойное порядочнаго общества извращеніе эстетическаго вкуса публики и поощреніе грубыхъ увлеченій всякой пустяковиной.

Вотъ къ какому убѣжденію приводитъ злополучное поведеніе интеллигентнаго по видимому общества. Намъ, пожалуй, станутъ возражать, что постановка пьесъ зависитъ отъ незначительнаго количества любительскихъ силъ, имѣюищихъ возможность играть на спектакляхъ, но это едва-ли можетъ служить оправданіемъ; вѣрнѣе всего, что администраціи кружка нѣтъ дѣла позаботиться выпискою подходящихъ пiесъ. Издается, напр., въ Россіи спеціальный музыкально-театральный органъ «Артистъ», отзывы о которомъ въ нашихъ солидныхъ журналахъ самые благопріятные, а якутскій кружокъ любителей музыки и литературы какъ будто не вѣдаетъ, что не мѣшало-бы позаботиться о прiобрѣтеніи такого органа. Между тѣмъ, какъ видно, библіотека кружка не обладаетъ хорошимъ выборомъ піесъ. Но все-таки въ распоряженіи кружка, навѣрно, имѣется (а если нѣтъ, то не трудно найти въ любой библіотекѣ) полное собраніе сочиненій А. Н. Островскаго. Въ этомъ «собраніи» есть много хорошихъ и даже очень хорошихъ вещей. Островскій явился создателемъ національнаго русскаго театра и его произведенія должны быть фундаментомъ для развитія дѣятельности всякаго драматическаго общества. Каждое изъ его произведеній, за исключеніемъ развѣ его литературнаго грѣха — драмы «Не такъ живи, какъ хочется», можетъ быть, если найдутся силы въ кружкѣ, поставлено скорѣе, чѣмъ какое-бы то ни было изъ произведенiй въ духѣ названной Потѣхинской драмы.

Закончимъ нашу корреспонденцiю указаніемъ на исполненіе любителями спектакля 30 апрѣля. Пальму первенства безспорно слѣдуетъ отдать на этотъ разъ г-жѣ Сухачевой. Роль, доведенной до сумашествія, Матрены была исполнена ею замѣчательно правдиво и съ сильнымъ неподдѣльнымъ чувствомъ. Г-жа Сухачева вообще одна изъ выдающихся нашихъ любительницъ; съ ней можетъ только соперничать въ нѣкоторыхъ случаяхъ г-жа Гусева, но она, выступивъ разъ въ  «Маіоршѣ», послѣ того не показывалась на якутской сценѣ. Недурно, по обыкновенію, а мѣстами даже очень хорошо провела свою роль г-жа Несмѣлова. Г. Горчаковъ внесъ много оживленія въ скучное и вяло тянувшееся первое дѣйствіе драмы. Главный герой драмы Иванъ (г. Дубскій) былъ слабъ и мало подходилъ даже по внѣшности къ изображенному типу. Неблагодарная роль старика—отца, проклявшаго свою дочь, написанная авторомъ ужасно безобразно, но съ претензіей на знаніе народнаго быта, производила непріятное впечатлѣніе, не смотря на видимое желаніе г. Шанцева съиграть эту роль по естественнѣе.

Хороша была въ роли комической знахарки г-жа Добржинская, благодаря которой первая половина 3-го акта прошла бойко и жизненно. Толпа деревенскихъ дѣвушекъ, фигурировавшая въ нѣкоторыхъ моментахъ драмы на сценѣ, не портила впечатлѣнія только во время этого акта, а въ I и II она представляла мало интереса, въ особенности во время пѣнія «березы». Г. Мушкатеръ (по нѣкоторымъ афишамъ Богачевъ) повторилъ въ роли помѣщика Скрипунова игранныхъ ранѣе имъ француза Дюроше и маіора (изъ драмы Шпажинскаго). Недурна была на первый разъ г-жа Словцова, игравшая роль содержательницы постоялаго двора. Главное, что портило ея роль это излишняя пѣвучесть голоса, притомъ подчасъ безъ всякой интонаціи, и видимое желаніе скопировать г-жу Несмѣлову.

Въ скучнѣйшій водевиль никто не внесъ жизни и движенія, хотя, надо сознаться, г-жа Бойкова и г. Несмѣловъ съиграли семейную провинціальную парочку, въ общемъ, недурно.

«Сибирскiй вѣстникъ» №112, 25 сентября 1892

Г. Якутскъ, 8 августа. Въ письмахъ изъ Якутска указывается, между прочимъ, на неудовлетворительное санитарное состояніе города, гніеніе близъ лежащихъ озеръ. Въ каковомъ состояніи винится городская управа... Частью это такъ, но не вполнѣ, ибо хотя на городской управѣ и лежитъ обязанность блюсти о благоустройствѣ города, но отъ той же обязанности не освобождается и городская полиція. Не полиція ли должна ежедневно, замѣчая какой либо непорядокъ въ городѣ, вредный въ санитарномъ отношеніи, сообщать о томъ управѣ? Управа со своей стороны, какъ извѣстно всему Якутску, принимала мѣры къ выпуску «Талаго озера», лежащаго подъ самымъ городомъ съ сѣв.-западной стороны, для чего нанимала въ недавніе годы члена управы г. Гольмана вести канаву, но... вода въ озерѣ вѣроятно была очень густа, такъ что не двинулась съ мѣста по прорытой Гольманомъ канавѣ, что, конечно, никоимъ образомъ нельзя ставить въ вину управѣ, или приписывать бездѣятельности ея; виновата сама мать природа, сгустившая воду нашей «Силоамской купели»... Озера, что у монастыря и недалеко отъ собора (послѣднее чуть не за версту) не выпускаются, какъ нужныя городу для водопоя и на случай пожаровъ. Въ виду этихъ данныхъ безусловно винить въ недоброкачественности гигіеническихъ условій города городскую управу нѣтъ основаній: она пыталась, но не одолѣла природу. Въ письмахъ упущено изъ вида еще и то важное неблагопріятное въ санитарномъ отношеніи обстоятельство, что очень часто на улицахъ города можно видѣть дохлыхъ, гніющихъ собакъ или кошекъ, не говоря уже о массѣ высыпаемаго подъ самой набережной улицы и на всей западной сторонѣ города мусора. И эти прелести подъ самымъ носомъ якутской публики гніютъ и издаютъ смрадъ въ теченіи всего лѣта... Скажите, пожалуйста, кто въ этомъ виноватъ — городская управа, или полицейское управленіе, или кто другой?

А знаете ли читатели, что такое якутскій казакъ? Это, съ весьма миніатюрнымъ исключеніемъ, люди, которые съ полнымъ правомъ могутъ сказать omnia mecum porto. Какой же интересъ подобному субъекту блюсти чистоту и опрятность города, — вѣдь онъ далекъ отъ его личныхъ интересовъ!?., да и какое ему дѣло до какой-то гигіены или санитаріи, не практичнѣе ли какъ нибудь выпить на счетъ простака, а то и сорвать съ него что нибудь и посущественнѣе, вѣдь, «каждый о себѣ, а Богъ обо всѣхъ»!..

Нѣтъ, не одна управа должна нести обвиненіе въ неудовлетворительномъ санитарномъ состояніи города. Убійствъ въ нынѣшнее лѣто, слава Аллаху, нѣтъ, а кражи, часто повторявшіяся за зиму, но прекратившіяся благодаря розыскамъ бывшаго полицейскаго надзирателя Каппусто, арестовавшаго Чупровскую шайку воровъ и грабителей, нынѣ повторяются все чаще и чаще, не смотря на то, что ночи еще свѣтлы. Изъ выдающихся по смѣлости воровъ или цифрѣ убытковъ кражъ намъ извѣстна кража, совершенная въ началѣ ярмарки (въ іюлѣ мѣсяцѣ) у купца Виннера съ паузка 2600 р. денегъ и тысячъ на пять документовъ, и лошади и. д. губернатора; ни виновные, ни краденное, въ 1-мъ случаѣ не найдены, а во 2-мъ нашли лишь шкуру коня.

Весна и лѣто сухія. Хлѣба и травы въ первой половинѣ лѣта, не успѣвъ подняться, частію сгорѣли, частію попорчены массой въ это лѣто появившейся мелкой птицей. Съ половины іюня пошли дожди, благодаря которымъ травы и подсадъ хлѣбовъ поднялися весьма значительно и если ведро простоитъ до сентября мѣсяца, то хлѣба будетъ вдоволь, какъ говорятъ спеціалисты. Благодаря сплаву съ верховьевъ Лены, въ началѣ іюня пудъ ржаного хлѣба понизился до рубля, пшеницы до 2 р. (распродажа купца Ө. В. Астраханцева), но въ данное время поднялся первый до 1 р. 40 к., а второй до 2 р. 50 к. Сплавной хлѣбъ скупленъ большею частію кулаками скопцами, но едва-ли имъ удастся эксплоатировать жителей города и области по примѣру добрыхъ былыхъ лѣтъ, такъ какъ слышно г.г. начальникъ края и новый якутскій губернаторъ сочли нужнымъ сплавить въ Якутскъ 25000 п. казеннаго хлѣба, который на дняхъ и ожидается. Не думаемъ, чтобъ кто нибудь въ области былъ недоволенъ этимъ распоряженіемъ, развѣ скопцы.

«Сибирскiй вѣстникъ» №128, 1 ноября 1892

Якутскъ, 12 сентября. Недавно получено изъ гор. Колымска оффиціальное извѣстіе о смерти палеонтолога Черскаго, между г.г. Нижне-Колымскомъ и Средне-Колымскомъ отъ простудной болѣзни. Г. Черскій проѣхалъ Якутскъ лѣтомъ минувшаго года, въ сопровожденіи жены, сына и препаратора г. Фонъ Дугласъ, полный силъ, здоровья и надеждъ. Г. Черскій командированъ въ Якутскую область академіей наукъ въ началѣ минувшаго года для изслѣдованія Якутской области. Не беремся описывать ту утрату, какая выпала наукѣ со смертью г. Черскаго, то безвыходное положеніе вдовы его и малолѣтняго сына, въ какомъ они остались на далекой окраинѣ сѣвера безъ друзей и родныхъ, но сонадѣемся на гуманное сочувствіе правительства къ сиротамъ.

Г. Дугласъ выѣхалъ изъ Колымска въ Якутскъ до смерти г. Черскаго, что, по всему вѣроятію, болѣе ухудшило положеніе сиротъ, лишившихся въ лицѣ г. Дугласъ единственнаго близкаго къ нимъ человѣка.

Якутскъ однообразенъ и скученъ по обыкновенiю. Осень крайне дождлива. Были любители драматическаго искусства, намѣревались дать спектакль, но почему-то онъ не состоялся, что, какъ говорится, болѣе усугубило скуку и жаждущія увеселеній дамы beaux mondes'а нашлись вынужденными развлекать себя маскарадами. Но не думайте, читатели, чтобъ это были маскарады въ клубѣ или театрѣ. Нѣтъ, это простые, доморощенные, скороспѣлые, если можно такъ выразиться. Они могутъ составляться у насъ каждый вечеръ, но наши дамы не ежедневно пользуются такими превращеніями, а лишь когда празднуется чья либо свадьба, или танцевальные вечера въ клубѣ. Ряженныя въ полумаскѣ идутъ къ тому дому, гдѣ идетъ свадебная вечерника, смотрятъ въ окна на пирующихъ, слушаютъ музыку, можетъ быть интригуютъ подобныхъ себѣ зрителей мужскаго пола и преблагополучно возвращаются домой, насладившись даровымъ зрѣлищемъ. Кажись, чего-бы невиннѣе такого развлеченія: можно идти въ домашнемъ костюмѣ, лишь надѣвъ полумаску, не платить за удовольствіе ни гроша, какъ за входъ на спектакль, и подышать влажнымъ вечернимъ воздухомъ. Кажись бы однѣ розы, откуда-бы шипамъ быть!? Анъ нѣтъ, и тутъ оказываются шипы. Не особенно давно, въ это лѣто, праздновались просватыванье и свадьба дочери крупнаго мѣстнаго жителя Еруслана Лазарича съ Алешой Поповичемъ. И вотъ на гулянье сего Поповича и вздумали полюбоваться нѣкоторыя изъ дамъ beaux mondes’а замаскированными. Долго-ли, коротко-ли онѣ любовались весельемъ пирующихъ чрезъ окна, мы не знаемъ, но зрительницы, не удовольствуясь своей позиціей у оконъ, отправились въ сѣни веселящагося дома. Вдругъ откуда ни возьмися — не вѣдьма стала передъ ними, а слуга Лазарича, именуемый Перцовка или Ромашка, принявшій зрительницъ за воровъ и... постаравшійся проводить ихъ изъ сѣней и даже изъ двора. Мы не знаемъ, деликатно-ли проводилъ любительницъ зрѣлишъ г. Ромашка, но мѣстный острякъ Шарръ-киксъ-кій проводы эти называетъ полетомъ Венеръ съ Олимпа. Какъ видите, нѣтъ розъ безъ шипъ. А тутъ еще, при всякихъ подобныхъ случаяхъ, не скроешься отъ самаго вреднаго шипа, даже крапивы какого нибудь корреспондента. Но не думай, читатель, что пишущій эти строки, такая-же крапива! Наоборотъ, мы то и доброжелатели мѣстныхъ дамъ, что доказывается даже и этой корреспонденціей, цѣль которой образно представить читателямъ «Сибир. Вѣстн.», ту скуку и то отсутствіе какихъ либо увеселеній въ Якутскѣ, какая вынуждаетъ нашихъ милыхъ дамъ непріятно сталкиваться съ какимъ нибудь г-мъ Перцовкой, для того только, чтобъ чѣмъ нибудь разнообразить свою жизнь. Мы глубоко имъ сочувствуемъ.

Не богата развлеченіями жизнь и мужей этихъ дамъ. Единственное развлеченіе ихъ — это бой по маленькой на зеленомъ полѣ; разсужденія при этомъ о доблестяхъ или порокахъ мелкихъ чиновниковъ (beaux mondes cостоитъ преимущественно изъ чиновниковъ), плодомъ чего является или возвышеніе мелкоты, или совершенное пониженіе ихъ. Бывало сраженія эти сопровождались «легонькими возліянiями въ интимномъ кружкѣ своихъ», но и тѣ прекратились съ тѣхъ поръ, какъ въ минувшемъ году одинъ изъ членовъ клуба «донъ-Альфонсо-Есчіо» сдѣлалъ карамболь по щекамъ акцизнаго, что, какъ замѣчаетъ тотъ-же мѣстный острякъ Шарръ-киксъ-кій, не слишкомъ-то важный поводъ къ тому, чтобъ «легонько не возліять иногда», такъ какъ карамболь этотъ случился ни гдѣ нибудь, не на базарѣ или на улицѣ, а въ благородномъ собраніи и между членами онаго, а члены-же собранья «одна семья», въ семьѣ-же мало-ли чего не случается, — не всякое лыко въ строку. Совершенно вѣрно: карамболь имѣлъ характеръ семейный, родственный!..

«Сибирскiй вѣстникъ» №141, 2 декабря 1892

Якутскъ, 1 ноября. Въ фельетонѣ 65-го № «Сибирскаго Вѣстника» за текущій годъ помѣщены «Якутскія письма», изображающія неудовлетворительное санитарно-гигіеническое состояніе г. Якутска. Слава Богу, услышавшему наши вопли и стенанія! Городъ нашъ не только очищается, но и обновляется. Только крайне желательно, чтобъ начало это не было безъ конца. На всѣхъ улицахъ города, въ продолженіе лѣта и осени, видна была оживленная работа. Если прибавить къ этому то, что въ немъ появляются новыя, выстроенныя по правиламъ гигіены, хотя и деревянныя, обширныя зданія, таково главное зданіе якутскаго епархіальнаго женскаго училища съ домовою, еще неоконченною, церковью, домъ купца В. Н. Эверстова и др., то какъ то невольно проникаешься отрадною мыслію, что въ Якутскѣ живутъ не дикари, а люди съ нѣсколько облагороженными понятiями о своемъ и чужомъ здоровьѣ. «Счастіе, говорилъ Дизраэли, есть атмосфера, окружающая насъ». А то дѣло дошло до того, что и насъ, якутянъ, нынѣшнимъ лѣтомъ посѣтила незванная гостья — холерина съ ея рвотою, поносомъ и даже судорогами. Но, слава Богу, болѣзнь миновала, не оставивъ особенныхъ по себѣ слѣдовъ!...

22 октября якутскимъ кружкомъ любителей музыки и литературы былъ данъ спектакль. Играли: драму А. Н. Островскаго «Грѣхъ да бѣда на кого не живетъ» и водевиль В. Крылова «Внучка». Общее впечатлѣніе, навѣянное главнымъ образомъ содержанiемъ прекрасной пьесы знаменитаго русскаго драматурга, — было самое отрадное, хотя продолжительные антракты смущали публику. Особенно хорошимъ исполненіемъ отличались: Меликовъ въ роли Краснова и г-жа Осташкина, игравшая роль язвительной дѣвицы Жмигулиной. Въ водевилѣ была хороша Дыбовская и недуренъ Якобинскій. Роль Пичугиной (зрѣлой дѣвы) была типично сыграна г-жей Ляпустиной. Нѣкоторыя роли были проведены плохо, но это не такъ бросалось въ глаза, благодаря талантливому исполненію двухъ первыхъ игравшихъ въ драмѣ.

Хорошимъ явленіемъ было также участіе любителей въ оркестрѣ, смѣнившимъ нашъ пресловутый собранскій оркестръ. Мы слышали, что дѣятельность мѣстнаго кружка въ нынѣшній сезонъ выразится въ постановкѣ спектаклей и З музыкально-литературныхъ вечеровъ. Въ программѣ будущихъ спектаклей намѣчены такія вещи, какъ «Гроза» Островскаго, «На зем. нивѣ» Карпова, «Кайсаровы» Крылова. Радуемся этому. Слышали мы также, что новый губернаторъ В. В. Скрыпицынъ сочувственно отнесся къ положенію кружка и, говоритъ, намѣренъ оказать свое содѣйствіе въ постройкѣ новаго театра.

«Сибирскiй вѣстникъ» №148, 19 октября 1892

Якутскъ, 13 ноября. Наша непривѣтливая, негостепріимная область — страна стужи, мрака и невѣжества, не разгоняемаго солнцемъ, какъ извѣстно, служить мѣстомъ ссылки всевозможныхъ, по злодѣяніямъ, преступниковъ со всѣхъ концовъ необъятной матушки Россіи. Цѣль, преслѣдуемая ссылкою, карательно-исправительная. Но только немногіе изъ несчастныхъ людей этихъ обнаруживаютъ въ жизни своей раскаяніе, подтверждаемое исправленіемъ поведенія. Большая же часть изъ нихъ не только не измѣняетъ нравственной физіономіи своей, но и, ожесточаясь, усвоиваетъ собственное развитіе, взгляды и убѣжденія, съ которыми и сообразуетъ всю свою, исполненную злодѣяній, жизнь, дотолѣ, пока гробъ и холодная, мрачная могила не скроютъ несчастнаго отъ лица и взоровъ человѣческихъ. Вотъ двѣ печальныя иллюстраціи въ подтвержденiе мною сказаннаго.

Намъ сообщаютъ изъ г. Верхнеколымска о слѣдующемъ, выходящемъ изъ ряда обыкновенныхъ, происшествіи. Въ урочищѣ Улаханъ-сень, въ 330 верстахъ отъ города, населенномъ якутами, живетъ ссыльно-поселенецъ, изъ скопцовъ, Игнатій Богомоловъ. 1 августа н. г., отправляясь на рыбную ловлю, онъ подъѣхалъ къ лежащей на пути часовнѣ (въ 6 верстахъ оть урочища), гдѣ совершилъ возмутительно-дерзкое кощунство. Войдя въ часовню, Богомоловъ, вооруженный топоромъ, изрубилъ и искололъ въ щепки: царскія и діаконскія двери, престолъ, жертвенникъ, иконы, подсвѣчники и столы. Преступникъ мѣстнымъ гражданскимъ начальствомъ арестованъ. Что же касается того, подъ вліяніемъ какихъ побужденій совершено преступленіе, покажетъ слѣдствіе.

Подобный случай имѣлъ мѣсто въ Верхне-Колымскѣ же, кажется, въ 1885 году. Дѣйствующимъ лицомъ является сосланный туда изъ Олекминска солдатъ, ни имени, ни фамиліи котораго я не знаю, мнѣ извѣстно лишь то, что онъ православный. Однажды, въ ранній часъ утра, когда, обыкновенно, топились церковныя печи, онъ заявляется къ церковной прислугѣ, съ которою водилъ знакомство. Выразивши передъ ними желаніе помолиться Богу, злоумышленникъ покупаетъ свѣчу и, вступивши въ храмъ, направляется къ алтарю, гдѣ совершаетъ неслыханное, дерзкое кощунство. Ударами топора онъ приводитъ въ страшное колебаніе престолъ и разсыпаетъ запасные св. дары. Совершивши богохульство, преступникъ оставляетъ церковь и, забравшись на колокольню, начинаетъ трезвонъ, встревожившій всѣхъ обитателей. Преступникъ былъ тотчасъ арестованъ и хотя на судѣ силился разыграть роль умалишеннаго, но не достигъ, конечно, своей цѣли, и понесъ заслуженную кару.

Причины, вызвавшія преступниковъ на злодѣянія, крайне загадочны; но тѣмъ не менѣе здѣсь, въ Якутскѣ, объясняютъ поступки ихъ томленіемъ дальнею ссылкой и желаніемъ такъ или иначе избавиться отъ нея.

«Сибирскiй вѣстникъ» №151, 25 декабря 1892

Якутскъ, 20 ноября 1892 года. Нельзя обойти молчанiемъ то очень отрадное явленіе, что при якутской центрально-миссіонерской школѣ, находящейся подъ покровительствомъ и ближайшимъ руководствомъ самого архипастыря, предположено, по мысли послѣдняго, открыть ремесленное отдѣленіе. Мысль весьма благая, и вотъ почему.

Якуты, подобно всѣмъ дикимъ племенамъ и народамъ, отъ природы косны, лѣнивы и неизобрѣтательны. Все ремесло нѣкоторыхъ изъ нихъ заключается въ безхитростномъ дѣланіи ножей, крестиковъ, поясовъ, цѣпочекъ, гребешковъ съ вырѣзанными надписями и т. п. бездѣлушекъ. Но дайте толчокъ духовной природѣ якута путемъ основательнаго развитія и онъ встрепенется. Неподвижный умъ и усыпленныя способности, — золотыя чувства въ грязной и жесткой корѣ, — пробудятся, и онъ, примѣняя пріобрѣтенныя знанія въ жизни, самъ вкуситъ отъ плодовъ цивилизаціи и для сородичей своихъ послужитъ вѣрнымъ и надежнымъ проводникомъ ея. Еще обучаясь въ школѣ *), въ числѣ учениковъ которой были инородцы разныхъ категорій: корейцы, гольды, буряты и др., мнѣ пришлось фактически убѣдиться въ томъ, что рѣдкая воспріимчивость послѣднихъ равно пропорціональна ихъ лѣности и неподвижности.

*) Въ благовѣщенской на Амурѣ духовной семинарiи.

Въ памяти моей, между прочимъ, удержался такой случай изъ школьной жизни. Въ училище были привезены два корейскихъ мальчика **), не знавшіе почти ни одного русскаго слова. И что же? чрезъ два-три мѣсяца они не только научились русскому языку, но и опередили въ наукахъ многихъ изъ своихъ русскихъ товарищей, что нерѣдко встрѣчается и здѣсь между якутскими мальчиками, обучающимися въ миссіонерской школѣ. У нѣкоторыхъ изъ нихъ, благодаря удачному подбору наставниковъ, развита любознательность и стремленіе къ самоусовершенствованію. Они любятъ чтеніе, живопись, рисованіе, занимаются переплетомъ книгъ и пр. — Такимъ образомъ, школа эта, при открытіи въ ней ремесленнаго отдѣленія, является для края, бѣднаго ремесленниками, но изобильнаго праздношатающимся, любящимъ пожить на счетъ другого, людомъ, истиннымъ благодѣяніемъ. И дай Богъ, что-бы всѣ труды и благія начинанія нашего архипастыря принесли плоды, сообразные съ великими нуждами и потребностями нашего края!

**) Оба мальчика привезены въ Благовѣщенскъ преосвященнѣйшимъ Веніаминомъ (въ Бозѣ почившимъ архіепископомъ Иркутскимъ) изъ южно-уссурійскаго края, во время управленія имъ камчатскою епархіей. Одному изъ нихъ, взятому съ канонерской лодки «Горностай», усвоена фамилія Горностаевъ; другому, найденному въ одномъ корейскомъ селеніи привязаннымъ на что-то къ столбу, — Пуцилловъ, по фамиліи крестнаго его отца, доктора медицины г. Пуцилло. Первый, окончивъ полный курсъ семинаріи и теперь, кажется, учительствуетъ; другой, вышедши изъ первыхъ классовъ семинаріи, поступилъ въ телеграфное вѣдомство.

«Сибирскiй вѣстникъ» №10, 23 января 1893

Якутскъ, 1 декабря 1892 года. Лѣтнія ожиданія, что подсадъ хлѣбовъ дойдетъ ко времени жатвы, не сбылись, благодаря раннимъ инеямъ. Цѣна хлѣба поднялась: пшеницы до 2 р. 80 коп. за пудъ и ржаной до 1 р. 60 к. Зима холодная, снѣга мало, что говорятъ, не обѣщаетъ въ будущемъ хлѣбороднаго года, если только весна не будетъ изобиловать дождями... Радуйся злата поклонникъ, радуйся эксплоататоръ, рода людского пресѣкатель, радуйся скопецъ якутскій! Пожнешь ты, если и не посѣешь, продавъ съ тройной прибылью скупленный лѣтомъ хлѣбъ, а также и свои залежи...

Якуты все чаще и чаще стали жаловаться на кражи, совершаемыя чуть ли не ежедневно то тамъ, то здѣсь, въ улусахъ ихъ, и самымъ безцеремоннымъ образомъ: днемъ и изъ загоновъ при юртахъ, да и не по штучно, а десятками головъ. На дняхъ, напримѣръ, якуты Б—го наслега поймали ссыльн. татаръ, везущихъ къ городу съ десятокъ тушъ краденаго коннаго скота, и недалеко отъ заимки дѣтскаго пріюта, у моста, найдена въ снѣгу цѣлая туша конины. Прекращеніе подобныхъ кражъ, отчасти и совершаемыхъ въ городѣ, по нашему крайнему разумѣнію, вполнѣ зависитъ отъ земской полиціи. Поселенцы, причисленные къ разнымъ наслегамъ улусовъ подъ надзоръ обществъ, свободно, безъ всякихъ письменныхъ видовъ, разгуливаютъ по области, очень часто проживая и въ городѣ, Чѣмъ же имъ существовать, какъ не кражами! Непремѣнная обязанность земской полиціи принять энергическія мѣры къ прекращенію подобной свободы ссыльныхъ, каковая цѣль можетъ быть достигнута путемъ требованія отъ инородческихъ сельскихъ властей строгаго надзора надъ своевольными отлучками ссыльныхъ, съ правомъ примѣненія къ нимъ, при ослушаніи, нѣкоторыхъ наказаній, закономъ установленныхъ. Въ связи съ этимъ, не мѣшало бы земской полицiи, какъ близко стоящей къ улусному ссыльному элементу и къ самому инородцу, озабочиваться объ осѣдлости ссыльн., надѣлять ихъ достаточнымъ количествомъ десятинъ земли, ходатуйствуя о пособіи на первое обзаведеніе; просить у кого слѣдуетъ объ освобожденіи желающихъ пріобрѣсть осѣдлость отъ взноса податей и повинностей на извѣстное время, чтобъ этимъ путемъ пріохотить поселенцевъ къ домовитости; озаботиться объ установленіи пунктовъ общежитія ссыльн. и т. д. Мало ли чего еще можно бы было сдѣлать къ улучшенію быта ихъ и къ огражденію интересовъ мѣстныхъ жителей при желаніи и сообразительности, близко стоя къ дѣлу.