Къ вопросу о Ленской желѣзной дорогѣ.

«Якутская окраина» №1, 15 iюля 1912.

Текущему 1912 году, повидимому, суждено быть историческим для Ленскаго края: на осень назначено рѣшеніе вопроса о направленіи Ленской желѣзной дороги. Въ переживаемое нами время мудрено быть пророкомъ, но чѣмъ ближе къ концу, тѣмъ больше растетъ увѣренность, что край получитъ именно ту дорогу, какая ему нужна и о направленія которой онъ высказался съ рѣдкимъ единодушiемъ. Край, который на собственной шкурѣ испытываетъ тяжесть бездорожья, уже успѣлъ обдумать, съ какой стороны ему выгоднѣе присоединиться къ остальному міру, благо на размышленіе у него было достаточно времени, и его взглядъ былъ одобренъ правительствомъ, останавливающимся на направленіи Тулунъ — Устькутъ. Казалось бы, этимъ и долженъ былъ окончиться вопросъ о выборѣ направленія: Ленскій край заявилъ, что ему нужно, правительство провѣрило и признало необходимость удовлетворенія просьбы, оставалось приступить къ работѣ, но тутъ на сцену явились „благодѣтели" со стороны. Явился Иркутскъ, который сказавъ себѣ: „чѣмъ я рискую?", началъ доказывать Ленѣ — какъ онъ необходимъ ей. Слабая Лена сумѣла все таки разъяснить, что Иркутскъ нуженъ ей менѣе, чѣмъ нужно пятое колесо телѣгѣ, что она ждетъ не дождется того момента, когда сможетъ обходиться безъ его посредническихъ, не дешево оплачиваемыхъ, услугъ. Въ концѣ концовъ изъ всѣхъ аргументовъ Иркутска остался одинъ и, надо сказать, далеко не убѣдительный. Аргументъ этотъ былъ выложенъ Иркутскимъ городскимъ головой г. Жбановымъ Предсѣдателю совѣта министровъ, при представленіи вмѣстѣ съ Предсѣдателемъ Иркутскаго биржеваго комитета г. Витте. „Если Ленская дорога минуетъ Иркутскъ, послѣдній раззорится“. Угроза своимъ раззореніемъ едва-ли поможетъ Иркутску, даже и въ томъ случаѣ, если бы онъ пошелъ дальше, пригрозивъ, что сопьется съ горя, если дорога минуетъ его.

Плохо то, что въ этомъ доводѣ нѣтъ искренности, т.к. нельзя представить, чтобы Иркутскъ, лишившись коммиссіоннаго вознагражденія, получаемаго съ Лены, раззорился, напротивъ, слѣдуетъ ожидать, что, переставъ надѣяться на маклерство, онъ сможетъ дать Ленѣ что—нибудь свое, кромѣ теперешнихъ пряниковъ и спичекъ. Произведенія свои онъ будетъ переотправлять по дорогѣ, болѣе дешевой, чѣмъ железная, — по Ангарѣ до Мамыри. Принимая-же во вниманіе, что Иркутскъ надолго, если не навсегда, останется культурнымъ центромъ Восточной Сибири, становится понятной не искренность боязни раззоренія. Ясно, что только пугаломъ выставлена эта боязнь.

Съ проведеніемъ дороги отъ Тулуна (или Нижнеудинска) на Устькутъ Ленскій край избавится отъ прежнихъ условій грузооборота, которыя остались бы, почти во всей неприкосновенности, при осуществленіи проекта дороги Иркутскъ—Жигалово. Уменьшая стоимость доставки сибирской по ж.д. до Лены въ 3—5 разъ, дорога на Устькутъ сдѣлаетъ ненужной единовременную трату капитала на покупку всего необходимаго для края, т.к. явится возможность распредѣлить движеніе грузовъ на всю навигацію. Послѣднее дастъ постоянную работу Ленскому пароходству, что неминуемо вызоветъ пониженіе тарифа, какъ грузового, такъ и пассажирскаго; вообще создастся масса причинъ для коренного переворота экономической жизни. Кромѣ того, желѣзная дорога дастъ большой толчекъ въ направленіи къ изученію огромнаго края, остающагося даже и теперь таинственнымъ незнакомцемъ.

Единственнымъ аргументомъ противъ Тулунъ — Устькутской дороги является опасеніе за то, что дорогу эту трудно продолжить, если это потребуется въ будущемъ, до соединенія съ Амурской, т.к. по увѣренію геолога Преображенскаго, мѣстность отъ Устькута къ востоку представляетъ высокое плато, изрѣзанное глубокими поперечными для будущей дороги, долинами. Противоположность заявленій мѣстныхъ жителей и непродолжительность срока работъ г. Преображенскаго даютъ основаніе надѣяться на отысканіе переваловъ въ мѣстности, которую все-же признается возможнымъ перерѣзать дорогой отъ Иркутска въ Бодайбо.

Однако, какъ бы ни было благопріятно положеніе вопроса о дорогѣ, Ленскій край долженъ теперь, въ моментъ рѣшенія его судьбы, направитъ всѣ силы, чтобы отстоять то направленіе, которое нужно ему, а не Иркутску, т.к. интересы ихъ въ данномъ случаѣ прямо противоположны.

А. А. Семеновъ.

Отвѣтъ на ,,Голосъ якута".

«Якутская Окраина» №19, вторникъ 21 августа 1912.

Какъ членъ коммиссіи по вопросу о Ленской ж.д. и какъ житель Якутска, я не могу не сказать нѣсколько словъ по поводу статьи: „Голосъ якута", напечатанной въ №18 „Якутской Окраины".

Примѣчаніе къ статьѣ со стороны редакціи устраняетъ надобность говорить о томъ, что г—нъ авторъ, по свойственной многимъ привычкѣ бухать въ колоколъ, не заглянувъ въ святцы, направилъ совсѣмъ не по адресу свое обвиненіе въ превратности пониманія интересовъ Якутской области; но прежде, чѣмъ выступать въ газетѣ, нелишне было-бы смотрѣть, что въ той же газетѣ сообщалось по данному вопросу.

Обхожу молчаніемъ также и путешествіе автора въ область политической экономіи, ограничившись успокоительнымъ завѣреніемъ г. Октемца, что членамъ коммиссіи извѣстна приводимая имъ аксіома: „покупательная сила населенія возрастаетъ по мѣрѣ роста его богатства", а нѣкоторые знаютъ даже, что дважды два = четыре.

Обращаюсь къ сути вопроса.

Коммиссія, не претендуя на то, что только она можетъ считаться выразительницей интересовъ Ленскаго края, на сколько могла, выполнила возложенное на нее порученіе, но, конечно, не отъ результата ея работъ будетъ зависѣть рѣшеніе вопроса о направленіи дороги. Необходимо всему краю сплотиться и дружно встать на защиту самого себя, такъ какъ приближается моментъ исключительной важности для всего края, моментъ, который можетъ произвести переворотъ, давъ огромный толчекъ къ подъему экономической жизни, но можетъ и усыпить край до радостнаго утра. Помня евангельское наставленіе — толцыте и отверзется, — мы, жители Лены, должны настойчиво добиваться всѣми способами такого рѣшенія о Ленской жел. дорогѣ, какое подсказываетъ намъ долгъ передъ краемъ и отечествомъ. Всѣми силами мы должны поддержать два основныхъ требованія, предъявленныя намъ ранѣе къ будущей дорогѣ: 1) направленіе ея съ запада и 2) выхода на Лену не выше Усть-кута. Задача наша облегчается тѣмъ, что пока правительственные матеріалы говорятъ за насъ, слѣдовательно; если въ рѣшеніи вопроса о Ленской дорогѣ произойдетъ ошибка, мы будемъ много виноваты въ ней: мы спимъ и слишкомъ мало дѣлаемъ даже для самихъ себя.

А. Семеновъ.

Четвергъ, 25 августа 1916, "Якутская окраина" №2

Печальный юбилей.

Въ Декабрѣ 1916 г. исполнится десять лѣтъ съ момента признанія необходимости проведенія дороги Тулунъ-Усть-Кутъ. Приближающійся юбилей невольно заставляетъ бросить взглядъ на это десятилѣтіе, чтобы подвести итогъ тому, что сдѣлано въ области соединенія огромнаго Ленскаго края съ Сибирской желѣзно-дорожной магистралью. Итогъ получается печальный: ничего не сдѣлано.

Теперь, какъ и десять лѣтъ тому назадъ, край продолжаетъ оставаться отрѣзаннымъ. Пассажиры, проѣхавъ судоходную часть р. Лены, по-прежнему передвигаются по способу праотцевъ - на лодкахъ; груза, дойдя до рѣки, остаются ждать прибыли воды, или переотправляются тѣмъ же путемъ, т.е. на лодкахъ, микроскопическими дозами.

Въ началѣ 1916 года вопросъ о Ленской дорогѣ начиналъ принимать форму, обѣщавшую движеніе. Въ коммиссіи о новыхъ дорогахъ было рѣшено вести дорогу на УстьКутъ, начавъ ее отъ сибир. ж. дороги западнѣе Иркутска. Рѣшеніе это было невыгоднымъ г. Иркутску и въ результатѣ... возъ и нынѣ тамъ.

Неутомимые иркутяне обѣщаютъ правительству новыя доказательства преимущества ихъ варіанта, но жизнь выдвигаетъ опять основное требованіе, которое было учтено Коммиссіей новыхъ дорогъ — Ленская дорога должна выходить въ судоходномъ пунктѣ рѣки.

Иркутяне выдвигаютъ заманчивую перспективу: дорога проводится сначала отъ Иркутска до Бодайбо, затѣмъ черезъ Тихоно-задонскій пріискъ на Мачу. Дальше напрашивается продолженіе ея до Сунтара, но кто поручится, за то, что дорога будетъ доведена до Бодайбо въ ближайшее время? Не остановится ли проведеніе ея въ пунктѣ пересѣченія р. Лены, т.е. въ Качугѣ или Верхоленскѣ? Цѣль иркутянъ будетъ достигнута — Ленскій край привяжется къ Иркутску и, вмѣстѣ съ тѣмъ, останется почти въ прежнемъ положеніи, т.к. самое большое зло транспортировки груза на Лену —участокъ отъ Качуга до Устькута.

Въ текущемъ Августѣ, при разстройствѣ гужевой перевозки, все же была возможность передвигать груза изъ Иркутска въ Качугъ, но нельзя было сплавлять отъ Качуга до Устькута.

Правда, наши злоключенія на участкѣ Качугъ — Устькутъ для Иркутска не убѣдительны да и забота иркутянъ о самихъ себѣ вполнѣ понятна, но самое главное требованіе, предъявляемое къ будущей дорогѣ — чтобы она: выходила въ судоходномъ мѣстѣ рѣки — должно отстаиваться всѣми, кому не безразличны интересы края.

Не сдѣлавъ почти ничего въ продолженіи десяти лѣтъ, мы едва-ли соберемся проводить желѣзную дорогу въ скоромъ времени, а поэтому слѣдуетъ обратиться къ выходу, удовлетворяющему всѣхъ: возможно скорѣе провести колесную дорогу изъ Мамыри въ Устькутъ, связавъ бассейны Ангары и Лены. Пишущій эти строки ежегодно безпокоитъ власть имущихъ напоминаніями о необходимости проведенія дороги на Лену, но для движенія дѣла нужны дружныя усилія общественныхъ учрежденій края и вообще всего населенія, живущаго въ нёмъ.

А. С.