Сенсаціонная выдумка и дѣйствительность.

Своеобразно слагающіяся обстоятельства заставляютъ меня сказать нѣсколько по дѣлу, почти личному, но имѣющему и нѣкоторое общественное значеніе.

Съ начала текущаго года въ сибирской прессѣ начали появляться корреспонденціи изъ Якутска, въ которыхъ мрачными красками разрисовывалась моя дѣятельность. Душитель газеты, "Малюта Скуратовъ современной формаціи", какъ назвало "Пріишимье" спиртогонъ и, наконецъ, хищникъ - вотъ эпитеты, которые должны были приклеиться ко мнѣ.

Дополнительная дѣятельность кое-кого изъ досужихъ людей привела къ тому, что весною скучающiй Якутскъ началъ питаться сенсаціонными слухами. Вернувшись въ Якутскъ на первомъ пароходѣ я узналъ впервые, что сидѣлъ въ тюрьмѣ, получилъ 300.000 руб. субсидіи и прочее въ этомъ же родѣ.

Вполнѣ возможно, что въ душѣ у многихъ закопошилась зависть: везетъ-же человѣку, - ни за что ни про что получаетъ сотнями тысячъ. Даже теперь многіе почтенные люди спрашиваютъ меня о размѣрѣ субсидіи. Долженъ успокоить ихъ, что никакой субсидіи я за всю свою жизнь ни у кого не просилъ, слѣдовательно и не получалъ.

Удивляюсь я, читая и о "Малютѣ Скуратовѣ", зная, что пока еще никто не потратилъ въ Якутскѣ на газетное дѣло столько денегъ и времени, сколько потрачено мною, но еще болѣе удивляюсь, когда начинаютъ говорить о выкуркѣ спирта на свинцовомъ рудникѣ или плавильномъ заводѣ. Люди привыкли думать о другихъ по самимъ себѣ — только это и можетъ служить объясненіемъ такой инсинуаціи. Но въ дѣло добычи свинца затрачивается больше 100.000 руб., подряжены якуты и ламуты вывезти 40000 пудовъ РУДЫ, — неужели и это дѣлается ради выгонки спирта?

Въ первый разъ корреспонденція о спиртокуреніи въ газетѣ "Алтайское Дѣло", гдѣ было указано, что члены Сѣвернаго горно-промышл. т-ва С. и Ш. организовали спиртовую факторію. Я просилъ редактора назвать фамиліи полностью, чтобы благородный гнѣвъ не превращался въ грязь, бросаемую не по адресу. Отвѣта не получилъ въ теченіи нѣсколькихъ мѣсяцевъ. 28 іюня я телеграфировалъ, оплативъ отвѣтъ въ 20 словъ, прося расшифровать иниціалы, выслать номеръ съ корреспонденціей и, наконецъ, сообщить имя, отчество и фамилію редактора. Отвѣта не было, 5 іюля я вновь повторилъ свою просьбу и 7-го получилъ лаконическій отвѣтъ: "Номеръ высылается. Редакторъ Ушаковъ".

Ни номера ни письма нѣть и теперь, хотя съ 7 іюля прошло времени болѣе, чѣмъ достаточно для пересылки письма изъ Новониколаевска въ Якутскъ.

7 іюля и, наконецъ, 20 Августа я пишу редактору, прося поторопиться, пишу, что не нужно мѣшать правдѣ появляться на свѣтъ, и надѣюсь, что хотя теперь газета наберется смѣлости сказать, что она обличаетъ. Обличитель не долженъ прятаться въ кусты.

Оставляя въ сторонѣ "дѣятельность" какого-то или какихъ-то анонимовъ, разсылающихъ журналъ "Ленскія Волны" съ двусмысленной замѣткой о "нашихъ богатствахъ", перейду къ послѣдней буффонадѣ, разведенной "Биржевыми Вѣдомостями" по корреспонденціи изъ "Сиб. Ж." Стремленіе къ буму, къ сенсаціи заставило нагородить нѣчто ужасное.

Спекуляція, хищничество, прикосновенность къ этому "якутскаго административнаго Олимпа" и т.д. и т.п. "Караулъ, грабятъ!" — можетъ крикнуть читатель, не знающій какого сорта свѣдѣнія ему преподнесены.

Врачебный инспекторъ г. Образцовъ подаетъ черезъ 2, черезъ 10, черезъ 12 дней (въ разныхъ газетахъ и срока разные!) послѣ разрѣшенія на развѣдку, заявленіе, что онъ добылъ 3000 пудовъ свинцовой руды (а въ "Б. В." даже не руды, а прямо свинца, — чего, молъ, стѣсняться съ истиной!). Врачебный инспекторъ добываетъ хищнически свинецъ — ну какъ же не панама? — думаетъ читатель. Посмотримъ какова дѣйствительность.

Никакого заявленія о добычѣ 3000 пудовъ руды или свинца г. Образцовъ не подавалъ ни черезъ 2,ни черезъ 10, ни черезъ 12 дней, ни послѣ этихъ сроковъ ... Значитъ это... это ложь, ложь, господинъ читатель. Это же слово я телеграфировалъ редакціи "Сибирской Жизни", но почтенная редакція постѣснялась помѣстить его, считая оскорбительнымъ. Г-жа Ложь названа своимъ именемъ — это оскорбительно, а въ человѣка кинуть грязью не оскорбительно;

Прикосновенность г. Образцова къ дѣлу выразилась лишь въ томъ, что, отправивъ изъ Якутска внезапно заболѣвшую свою жену, онъ подписалъ три-четыре бумаги. Никакого другого отношенія къ добычѣ свинца г. Образцовъ не имѣлъ и не имѣетъ и облитъ грязью только лишь за участливое отношеніе къ больному человѣку.

Не смотря на доносы, въ изобиліи сыплющіеся "куда слѣдуетъ", дѣло добычи свинца въ Якутской обл. подвигается впередъ, правда, медленно, преодолѣвая препятствія, которыя свойственны только этому далекому краю. Среди снѣжной пустыни, на полюсѣ земного холода закипаетъ новая жизнь. Пусть будутъ ошибки и неудачи, но вѣдь, послѣдствія ихъ беру я одинъ, рискъ за неудачи ложится только на мои плечи. Въ своей работѣ я не ждалъ и не жду помощи, зная что трудъ, соединенный съ опасностью потери матеріальнаго благополучія, не заманчивъ. Всѣ мы любимъ получать, не работая. 

А.Семеновъ.

Четвергъ, 25 августа, "Якутская окраина" №2, 1916