«Восточное обозрѣнiе» №2, 17 января 1888

ЯКУТСКУ.

Живъ иль нѣтъ, зарытъ въ сугробы?

Дашь-ли ты какой отвѣть?

Пьяный храпъ, да стонъ несется,

Смерть, тоска и почты нѣтъ! *)

Боккачіо.

*) Въ Якутскъ доселѣ ходитъ всего разъ въ недѣлю почта.

«Восточное обозрѣнiе» №6, 14 февраля 1888

Приказами по министерству юстиціи назначены товарищами прокуроровъ: чиновникъ особыхъ порученій при якутскомъ областномъ правленіи Кокшарскій — якутскаго областнаго; товарищъ якутскаго прокурора Шлецеръ — товарищемъ енисейскаго губернскаго («Прав. В.» № 279—282).

«Восточное обозрѣнiе» №16-17, 24 апр. 1888

Якутскъ. Въ лѣтѣ 1887 года урожай хлѣба и овощей былъ крайне скуденъ. Хотя мѣстные эксплоататоры надумали поднять ржаную муку опять до 4 и болѣе руб. за пудъ, но, благодаря предусмотрительности нашего новаго губернатора, были найдены средства запастись ржаною мукою въ такомъ количествѣ, что мы свободно изъ казны получаемъ эту благодать по 2 р. 50 к. въ такомъ размѣрѣ, что хозяйство горожанъ всегда можетъ быть обезпечено. Все-же дороговизна давитъ тѣхъ, у кого безъ того мало средствъ; мясо вывезли болѣе 50,000 п. въ теченіи осени на промысла, почему оно дошло до 3 руб. пудъ.

Въ лѣто 1886 года генералъ-губернаторъ Восточной Сибири графъ Игнатьевъ посѣтилъ Якутскъ. Ему мы обязаны тѣмъ, что образовался капиталъ для устройства пріюта для дѣтей, ссылаемыхъ въ Якутскъ. Въ подобномъ учрежденіи мы крайне нуждались. Нынѣ городъ отвелъ приличное мѣсто для постройки этого дома. Также устраивается домъ для ссыльныхъ, которые обыкновенно скитаются по лачугамъ, отыскивая ночлегъ и ихъ подъ часъ жестоко обираютъ притонодержатели.

Мы, мѣстные жители, сами удивляемся, отчего мы не встрѣчаемъ какъ въ сибирскихъ, такъ и столичныхъ газетахъ корреспонденцій изъ нашего края, какъ это водилось до настоящаго времени, ужъ будто наша жизнь такъ малоинтересна.

«Сибирская газета» №31, 24 апрѣля 1888

Цѣны въ гор. Якутскѣ 15 марта. Мука пшеничная пудъ 4 руб., ржаная 3 р. 80 к. Крупчатка 1 с. куль 26 руб. Масло скоромное пудъ 9 р. 50 к. Мясо пудъ 1 сортъ 2 р. 80 к. Сало сырецъ пудъ 4 р. 50 к. Сальныя свѣчи пудъ 8 р. 50 к. Мыло пудъ 8 руб. Соль пудъ 1 р. 40 к. Сахаръ пудъ 12 р. 50 к. Медъ пудъ 10 руб. Водка ведро 9 руб. Стерлядь пудъ 10 руб. Караси пудъ 2 р. 50 к.

Якутскъ. (Бѣдственное положеніе якутовъ и его послѣдствія).

 

«Сибирская газета» №34, 8 мая 1888

 

Начиная съ 1885 года, лѣтнія засухи и морозы вывели изъ наслеговъ всякій хлѣбъ: все посѣянное весною или сгорало, или замерзало въ теченіи лѣта; съ полей не собирались даже, въ большинствѣ случаевъ, и сѣмена... Не мудрено, поэтому, что у якутовъ за это время не образовалось не только никакихъ запасовъ на будущее время, но и старые совершенно уничтожены. Большинство общественныхъ хлѣбныхъ магазиновъ опустѣло еще къ 1887 году, такъ какъ ссуды на обсѣмененіе полей, сдѣланныя въ предшествовавшіе два года, не могли быть возвращены заемщиками. Если въ прошлые два три года, проѣзжая по наслегамъ, особенно близкимъ къ городу, вы поражались большимъ количествомъ заброшенныхъ якутами пашенъ, то ныньче, навѣрное, и послѣднія поля останутся незасѣянными. Въ прошломъ году, по крайней мѣрѣ, изъ казны предлагался якутамъ хлѣбъ заимообразно на посѣвъ: а нынѣ не будетъ и того, какъ говорятъ... О покупкѣ ужъ сѣмянъ якутамъ нечего и думать; вся ихъ забота теперь сводится на прокормленіе себя, на жизнь со дня на день. Для большинства изъ нихъ и эта задача слишкомъ трудная и почти что непосильная! Дѣло въ томъ, что не одного хлѣба не хватаетъ имъ. Природа била якута и какъ земледѣльца (хотя и плохого), и какъ скотовода.. Засухи и ранніе заморозки губили не только хлѣбъ, но и сѣно. Въ большинствѣ улусовъ послѣдніе три года съ покосныхъ мѣстъ собиралось сѣна въ двое-втрое меньше, чѣмъ обыкновенно. Отъ этого произошло слѣдующее. Начиная съ осени 1885 года якуты старались избавиться отъ «лишняго» скота; наконецъ, «лишній» скотъ весь оказался перебитымъ, прокармливать оставшійся скотъ немного легче. Но за то навалилась новая бѣда: мясо на столько подорожало на мѣстномъ рынкѣ въ Якутскѣ (до 3 р. 20 к. за пудъ перваго сорта), что оно совсѣмъ сдѣлалось недоступнымъ для якутскаго желудка.. Если кто и бьетъ одну-двѣ скотины, то, вынуждаемый необходимостью уплаты податей и соблазняемый высокой цѣной на мясо, везетъ его на продажу и ни въ какомъ случаѣ не ѣстъ, иначе ему нечѣмъ выручить деньги для уплаты повинности и для покупки себѣ чаю да табаку. Такимъ образомъ, мясо и хлѣбъ минуютъ якутскаго желудка. Что же остается ему въ пищу? Въ обыкновенные годы можно бы отвѣтить: «молочные продукты», особенно «таръ» (кислое, снятое молоко, особымъ образомъ приготовленное лѣтомъ и замороженное осенью). Но нынѣ нельзя и этого сказать. Какъ ни плохъ самъ по себѣ классическій якутскій таръ, но и его у многихъ не хватаетъ. Тотъ таръ, который доселѣ приготовлялся, сохранялся и потреблялся главнымъ образомъ внутри наслеговъ, выступаетъ въ качествѣ товара на якутскомъ рынкѣ и за покупкой его ѣдутъ въ городъ изъ довольно далекихъ наслеговъ!.. Если такимъ образомъ не хватаетъ и тара, то о болѣе дорогихъ и питательныхъ молочныхъ продуктахъ, каковы, напримѣръ, масло и цѣльное молоко, и говорить нечего. Въ прежніе годы якуты добывали изъ своихъ безчисленныхъ озеръ не мало карасей и мелкой рыбицы «мондушки». Изъ послѣдней, въ отдаленныхъ отъ города наслегахъ, приготовляли «сыму», т. е. сваливая лѣтомъ рыбу въ земляныя ямы, давали ей сгнить и потомъ эту гнилую массу зимою употребляли въ пищу; большихъ же карасей, которые ловятся, преимущественно, осенью и отчасти весною и даже зимою, многіе запасали себѣ прежде даже до половины зимы и тѣмъ разнообразили свой столъ. Но послѣдніе два года и на рыбу уловъ былъ крайне незначителенъ! Гдѣ прежде добывалось изъ озера до 4—6 коробовъ карасей, тамъ нынѣ не находилось часто и одного короба! Не мудрено, что даже и «сыма» — эта отвратительно-вонючая масса, которая прежде совсѣмъ не цѣнилась на деньги — ныньче въ нѣкоторыхъ наслегахъ доходитъ до 50 коп. за пудъ! Что же удивительнаго, если въ нынѣшнюю зиму у якутовъ главной пищей служитъ жидкій «бутугасъ», т. е. варево изъ сосновой коры, воды, да небольшаго количества тара!.. До чего нужда тѣснитъ якутовъ, видно изъ того, что даже у пригородныхъ якутовъ, (у которыхъ всегда есть возможность заработать въ городѣ копѣйку, свезя туда возъ дровъ, и у которыхъ сѣно лучше и обильнѣе, чѣмъ въ другихъ мѣстахъ, ибо собирается оно по преимуществу съ острововъ, затопляемыхъ весною Леной), сосновая кора не сходитъ со стола! Въ глубинѣ же тайги, говорятъ сами якуты, народъ пухнетъ съ голоду! Вѣроятно, еще долго не поправиться нашему инородцу отъ всѣхъ этихъ бѣдъ. Главная надежда его на лучшее будущее покоится на скотѣ, на приплодѣ и ростѣ его въ будущіе годы, если травы будутъ хороши, въ нынѣшнемъ плохомъ урожаѣ сѣна и на это нѣтъ надежды; у скота была масса выкидышей.

Понятно, что если якутъ оскудѣлъ, то и всѣ другіе слои здѣшняго населенія почувствовали себя крайне жутко и печально... И прежде всего здѣшніе крестьяне, амгинскіе и живущіе по приленскимъ станкамъ. Земельные надѣлы у нихъ незначительны и выпаханы, луговъ мало, скота ничтожное количество, а потому и голодуютъ они еще болѣе, чѣмъ якуты. Даже на ближайшемъ къ городу станкѣ, на Табагинскомъ, гдѣ условія жизни болѣе благопріятны, по одной близости города, мясо и хлѣбъ въ эту зиму употребляютъ только въ 3—4 домахъ; остальные же ѣли тотъ же таръ съ сосновой корой, да пили кирпичный чай безъ хлѣба и безъ молока!

Не лучше жилось и живется ныньче и поселенцамъ. Еще тѣ изъ нихъ, которые не живутъ своимъ хозяйствомъ, а питаются по очереди у якутовъ, вымогаютъ у послѣднихъ, что есть у нихъ попитательнѣе: молоко, цѣльный таръ и изрѣдка даже масло, но за то живущіе на своихъ надѣлахъ, благодаря послѣднимъ неурожаямъ, влачатъ самое жалкое существованіе! Многіе изъ нихъ, особенно изъ живущихъ вблизи города, пустились на воровство, мошеничество, но и оно, конечно, не спасаетъ отъ бѣды; а тѣ, которые поселены въ далекихъ наслегахъ, гдѣ воровство опаснѣе и труднѣе, принуждены продавать послѣдній скотъ свой, лишь бы дотянутъ до весны. Были слухи, что въ нѣкоторыхъ мѣстахъ отъ голода заболѣвали и умирали. Такъ, напримѣръ, въ Алтанскомъ наслегѣ, Мегинскаго улуса, одна поселенка передъ смертію заявила, говорятъ, священнику, что она умираетъ отъ истощенія..

О городскихъ жителяхъ утѣшительнаго тоже сообщить не приходится, такъ какъ всѣ городскіе обыватели — не производители, лишь потребители того, что произведутъ здѣсь якуты и крестьяне съ поселенцами. Если оскудѣли эти послѣдніе, то «горечь бытія» должна неизбѣжно коснуться и городскихъ мѣщанъ, казаковъ и купцовъ.

Якутскій обыватель.

«Восточное обозрѣнiе» №25, 26 iюня 1888

Якутскъ. Нашъ отдаленный край чреватъ всевозможными чудесами, какія трудно встрѣтить во всякомъ другомъ мѣстѣ. Къ числу наиболѣе печальныхъ явленій жизни города Якутска, безъ сомнѣнія, слѣдуетъ отнести животрепещущій вопросъ о санитарномъ состояніи послѣдняго. Окрестности мало населеннаго Якутска трудно обнять взоромъ — онѣ обширны: земли много и рѣка многоводная, что называется, подъ носомъ. А между тѣмъ нечистоты, съ наступленіемъ весны, у насъ открыто сваливаются, если не въ самомъ городѣ, то вблизи его и, будучи заражены, наполняютъ атмосферу смрадомъ и зловоніемъ. Въ лѣто 1887 года до осени не было ни одного дня съ пріятнымъ, чистымъ и здоровымъ воздухомъ; нынѣ находимся въ чаяніи тѣхъ-же гигіеническихъ условій народнаго здравія. Особенно много нечистотъ брошено горожанами возлѣ духовной семинаріи и смежнаго съ нею монастыря; вываливаясь не только около самой ограды, но и на дорогѣ, онѣ дѣлаютъ послѣднюю въ буквальномъ смыслѣ непроходимою. По берегу Лены, ведущему къ «монастырскому острову»*), нѣть мѣста, гдѣ-бы не было навоза по колѣно. Между тѣмъ берегъ этотъ при отсутствіи общественныхъ садовъ въ Якутскѣ, представляетъ единственное мѣсто для гулянія публики, изъ которой одни, путемъ привычки, вѣроятно, сроднились съ зараженнымъ міазмами воздухомъ, такъ что не протестуютъ противъ зла, въ виду котораго другіе ограничиваются покачиваніемъ лишь главами своими, усматривая всю безполезность протестовъ. Такъ неумолима и упряма, какъ старуха, наша городская дума! Какъ смотритъ, съ точки зрѣнія гигіены, на нашъ городъ иркутскіе купцы, или ихъ довѣренные, спускающіеся сюда на своихъ паузкахъ и останавливающіеся обыкновенно вблизи монастыря — сказать трудно. Намъ говорятъ, что каждый торговый паузокъ, за время пребыванія своего въ Якутскѣ, повиненъ внести въ городской доходъ сумму въ количествѣ 100 рублей. Недоумѣваемъ, за что именно вносится столь изрядный кушъ — за пристань-ли собственно, или за попраніе ногами навоза съ его одуряющимъ запахомъ? Въ сѣверной части города есть такъ называемое «талое озеро», гдѣ воздухъ еще чище. Мы затрудняемся объясненіемъ, почему и кѣмъ усвоено озеру столь своеобразное названіе, но очень хорошо знаемъ, что туда бросаютъ пропавшихъ собакъ и всякую другую падаль. Около дома городскаго головы, расположеннаго едва-ли не въ центрѣ города, существуетъ также озеро, похожее, впрочемъ, скорѣе на болото, чрезъ которое устроенъ мостъ. Тутъ столько зловонія, что трудно пройти, не задыхаясь. Представленныя данныя мы считаемъ вполнѣ достаточными для обрисовки неудовлетворительнаго, въ гигіеническомъ отношеніи, состоянія города Якутска, обложеннаго кругомъ нечистотами, смрадомъ и зловоніемъ.

*) Такъ называется участокъ земли, принадлежащій якутскому спасскому монастырю и находящійся въ 1½-хъ верстахъ отъ города.

«Восточное обозрѣнiе» №31, 7 августа 1888

Якутскъ. Зловоніе нашего города составляетъ нѣчто выходящее изъ ряда. И хотя мы свыклись съ нимъ настолько, что оно перестало поражать насъ, тѣмъ не менѣе улучшеніе санитарныхъ условій должно быть первой задачей нашего городского управленія. Но... обращать слишкомъ большое вниманіе на такіе «пустяки» можетъ только тотъ, у кого дѣлать нечего, а мы заняты и очень заняты коммерціей, зарывшись въ которую думаемъ, что выше и существеннѣе нѣтъ дѣла, какъ разливаніе вина и спаиваніе якутскихъ обывателей. Говорятъ, будто-бы въ другихъ городахъ наблюденіе за условіями общественнаго здравія входитъ въ кругъ дѣйствій, напримѣръ, полиціи, но это какіе-нибудь счастливые города. У насъ-же, видя, какъ несется постоянно по городу куда-нибудь пожарный обозъ, предводительствуемый г. полиціймейстеромъ, стремительно скачущимъ на парѣ рысаковъ, невольно приходишь къ заключенію, что полиціи совершенно нѣкогда заниматься еще и санитарной частью. Что дѣлать — «прожили до сихъ поръ въ грязи, проживемъ и еще». — Но вотъ вопросъ: проживемъ-ли? Въ іюнѣ былъ морозъ, хотя и небольшой. Всходы картофеля въ мѣстностяхъ, прилегающихъ къ Якутску, померзли, хлѣба нетронуты, а хотя мы надѣемся на хорошій урожай, но если морозы будутъ повторяться, то не мудрено, что мы останемся безъ хлѣба. Сидимъ-же мы безъ мяса, хотя принято думать, что главный промыселъ мѣстныхъ жителей составляетъ скотоводство. Не говоря уже о томъ, что мясо далеко не лучшаго качества стоитъ 3 р. 20 к. и 2 р. 80 к. за пудъ. Нѣтъ правильной торговли мясомъ, мясники не пріобрѣтаютъ скотъ по улусамъ и въ достаточномъ для продажи количествѣ, а каждый, имѣющій возможность купить на базарѣ корову, становится мяснымъ торговцемъ. На дороговизну мяса помимо этого вліяютъ промысла, потребляющіе очень много мяса. Это крайнее неудобство можно-бы уничтожить, сокративъ вывозъ: когда край нуждается въ какомъ-нибудь продуктѣ, вывозить — значить обрекать жителей на лишенія, чего, разумѣется, допускать не слѣдуетъ.

«Восточное обозрѣнiе» №45, 13 ноября 1888

Якутскъ. Наконецъ и нашъ отдаленный уголокъ начинаетъ все болѣе и болѣе цивилизоваться. Недавно на городскія средства открытъ ночлежный домъ, а 1-го сентября — женское духовное училище. Училище это построено по иниціативѣ якутскаго преосвященнаго Іакова, на средства имъ-же самимъ и собранныя. Домъ и вся обстановка на первый разъ — не заставляютъ желать ничего лучшаго. Цѣль училища — первоначальное образованіе, которое ввѣрено особой начальницѣ и помощницѣ ея въ роли воспитательницы. Открытіе было очень скромное, такъ что большинство якутскихъ обывателей даже и не знало о такомъ событіи. Дай Богъ только, чтобы этотъ новый свѣточъ не обратился въ едва теплящійся огонекъ. Примѣры бывали. Существовали и раньше женскія образовательныя учрежденія, но изъ нихъ выходили лица съ совершенно бѣдными научными познаніями. Конечно, все дѣло заключается въ педагогахъ, но въ томъ-то и бѣда, что въ нашу холодную сторону хорошія педагоги не ѣдутъ, а изъ мѣстныхъ жителей въ нѣкоторыхъ учебныхъ заведеніяхъ можно найти такихъ воспитателей и начальниковъ, которые въ наказаніяхъ за непониманіе ихъ безтолковыхъ объясненій придерживаются до сихъ поръ колпака съ ослиными ушами. Послѣдствія ихъ дѣятельности получаются, конечно, самыя грустныя. Мнѣ приходилось встрѣчать дѣвочекъ, которыя послѣ двухлѣтняго пребыванія въ подобномъ пріютѣ читаютъ только по складамъ. Въ женской и мужской прогимназіяхъ дѣло идетъ еще недурно, но % оканчивающихъ курсъ крайне скудѣнъ...

Въ другихъ мѣстахъ теперь, пожалуй, еще осень, а у насъ уже зима и почти совсѣмъ установившаяся зима. Снѣгу выпало такъ много, что санный путь уже вполнѣ готовъ; но что намъ въ этомъ пути, подвоза продуктовъ ждать не откуда, а мѣстные жизненные припасы, не смотря на хорошiй урожай, въ этомъ году дороже, чѣмъ въ прежніе. Такъ, напримѣръ, ржаная мука — 2 р. 80 к. пудъ, мясо — 3 р. пудъ, крупчатка — 5 р. 50 к. Нѣкоторые увѣряютъ, что дешевле этого и не будетъ, такъ какъ настоящій урожай не покрываетъ спроса. Прежде инородцы помогали удешевленію хлѣба своими посѣвами, а теперь и сами инородцы, съѣвши въ неурожайное время весь свой запасъ, остались безъ сѣмянъ и достать ихъ было имъ не у кого. Помочь-же въ этомъ случаѣ никто не озаботился.

Въ газетахъ читаемъ мы, что въ другихъ губерніяхъ принимаются мѣры къ огражденію публики отъ эксплуатаціи ее разными винныхъ дѣлъ мастерами. Коснется-ли эта реформа нашего края? Было-бы крайне желательно, чтобы и насъ якутянъ не позабыли. Питейное дѣло здѣсь вслѣдствіе пристрастія инородцевъ къ вину развито сильно, между тѣмъ цѣны на водку положительно нѣтъ никакой. Сегодня продается она 30 к., завтра — 45, а черезъ день — 50 к. за бутылку. И притомъ какая водка! выпьешь, такъ Леной и отзываетъ. Водка продается безъ оклейки бандеролью, часто даже безъ печати. Вообше, контроля нѣтъ никакого. Въ повышеніяхъ и пониженіяхъ цѣны на водку въ особенности отличается довѣренный Г—на К.,который, какъ виртуозъ, разыгрываетъ съ публикой подобные фокусы очень часто. Неужели-же нельзя установить на водку опредѣленную цѣну, тѣмъ болѣе въ Якутскѣ, гдѣ доставка спирта бываетъ только разъ въ годъ, и гдѣ слѣдовательно такихъ постоянныхъ колебаній быть не можетъ.

«Восточное обозрѣнiе» №4727 ноября 1888

Якутскъ. Вопросъ о назначеніи къ намъ вице-губернатора, составляющій для насъ почти злобу дня, наконецъ-то вырѣшенъ. Получено извѣстіе, что вице-губернаторомъ назначенъ дѣлопроизводитель канцеляріи генералъ-губернатора г. Осташкинъ. Пріѣзда его ожидаютъ съ нетерпѣніемъ. Въ составѣ полиціи послѣдовали тоже перемѣны. Полицейскій надзиратель Б. уволенъ отъ службы. Причина увольненія, какъ обыкновенно бываетъ у такихъ лицъ, какая-то грязная исторія по службѣ. Такіе случаи съ чинами полиціи у насъ не новинка, въ годъ ихъ смѣняютъ по нѣскольку, недавно уволенъ былъ надзиратель А., теперь Б. — вѣроятно предполагается такимъ способомъ перебрать весь русскій алфавитъ, но будетъ-ли только отъ этого польза и не ближе-ли было-бы высшему полицейскому начальству съ разборомъ окружать себя помощниками? Сдѣлать это въ нашемъ маленькомъ городѣ тѣмъ легче, что всѣ чиновники у начальства на глазахъ, и умственныя и нравственныя черты каждаго извѣстны. Помимо этого наши полицейскіе чины еще отличаются недоступностью. Кажется, что въ Петербургѣ легче увидѣть министра, чѣмъ у насъ кого-либо изъ полицейскихъ. Въ самой полиціи только съ 10 и до 12, да и то рѣдко. Отъ міра служебнаго — перейдемъ къ обществу. 25-го октября въ зданіи манежа, въ пользу обновленія театра, былъ данъ любителями спектакль. Давно-бы пора подумать объ этомъ. Зданіе нашего театра уже очень ветхо, холодъ сквозитъ черезъ щели въ стѣнахъ и въ полу. Къ этому надо прибавить нестерпимый запахъ изъ дверей смежной солдатской кухни, куда убѣгаютъ зрители отогрѣваться, запахъ углей отъ безпрерывно подогрѣваемаго самовара для чая, наконецъ, и то, что сама публика за неимѣніемъ курильной комнаты производитъ табакомъ въ театральномъ залѣ такой дымъ, что даже дышать трудно; но не смотря на это зрителей, ищущихъ развлеченія и нуждающихся въ немъ, набирается много. Давали пьесы «Поздняя любовь» и «Сама себя раба бьетъ, коли не чисто жнетъ». Въ бѣдности костюмировки, грима и декорацій любители, конечно, не виноваты. Имъ нужно быть благодарными и за то удовольствіе, которое они доставили. Наше новорожденное дѣтище «ночлежный пріютъ» обратился дѣйствительно въ пріютъ всякихъ темныхъ личностей, которыя тамъ и днюютъ и ночуютъ. Смотритель дома — устроилъ изъ пріюта доходную себѣ статью. Продаетъ не только воду, но чай, сахаръ, хлѣбъ, однимъ словомъ все, допуская въ самомъ домѣ — разгулъ. Чтобы придать своей коммерціи болѣе широкіе размѣры, онъ запираетъ собравшихся на замокъ и несчастные нуждаясь въ припасахъ, должны по необходимости покупать у своего аргуса — все въ три-дорога. Было-бы желательно, чтобы начальство, не стѣсняясь холодомъ, почаще заглядывало туда и на первыхъ-же порахъ устраняло всякія злоупотребленія, чѣмъ предупредило-бы недовѣріе общества къ такому полезному учрежденію.

«Восточное обозрѣнiе» №5018 декабря 1888

Якутскъ. Мы не разъ описывали внѣшнее благоустройство города. Въ этомъ отношеніи прибавлять уже почти нечего. Все идетъ по старому. По старому сваливаются нечистоты по берегамъ Лены, по старому улицы не очищаются и не освѣщаются, тротуары во многихъ мѣстахъ какъ, напр., на Полицейской улицѣ и даже противъ самой полиціи сломаны, и, кромѣ того, теперь еще занесены снѣгомъ. По старому заборы падаютъ и угрожаютъ ежеминутно задавить пѣшеходовъ. По старому не чистятся никогда трубы и изъ нихъ летятъ искры, какъ фейерверки и проч. Городскихъ трубочистовъ нѣтъ. При скученности построекъ и бѣдности пожарной команды могущій вспыхнуть пожаръ можетъ надѣлать большихъ несчастій и убытковъ, что, впрочемъ, уже и произошло въ ночь съ 9-го на 10-е ноября. Наша мужская прогимназія чуть не сдѣлалась жертвою пожара. Къ 12 часу ночи, когда каланчистъ должно быть спалъ и предвкушалъ скорую свою смѣну, какой-то господинъ возвращаясь домой, замѣтилъ въ верхнемъ этажѣ прогимназіи выбивающійся наружу дымъ. Тотчасъ-же поднялъ тревогу, далъ знать въ полицію, забили набатъ, сбѣжался народъ и, наконецъ, прибыли пожарные, прибыли, — но... въ пожарномъ обозѣ не оказалось воды. Бросились отыскивать воду, и пока тѣ, кому слѣдовало распоряжаться и дѣйствовать пребывали въ совершенномъ бездѣйствіи, сбѣжавшаяся публика стала распоряжаться сама; но, не зная какъ приступить къ дѣлу, ворвалась въ зданіе и началось безтолковое разрушеніе. Бросились освобождать нижній этажъ зданія. Парты, доски, карты, а главное библіотека довольно цѣнная — все полетѣло на улицу. Наконецъ кто-то надоумилъ — искать пожаръ вверху. Всѣ бросились туда и дѣйствительно разумный совѣтъ пришелся какъ нельзя болѣе во время: зданіе спасено, хотя разгромъ повелъ къ существеннымъ затрудненіямъ и къ убыткамъ. Классы закрыты на неопредѣленное время. Жителей, разумѣется, винить нельзя за недостатокъ умѣнья и сообразительности въ тушеніи пожара: это не ихъ дѣло. Что касается до пожарныхъ, то они имѣли больше практики въ обязательномъ изученіи кучерскаго искусства, которому посвящали цѣлые дни, чѣмъ въ тушеніи пожаровъ. Общественной безопасности отъ этого, конечно, не лучше. Что-жъ дѣлать? Будемъ надѣяться на свои силы; отстояли одно зданіе, отстоимъ и другое, если придетъ необходимость. — Морозъ у насъ переходить за 30°. Ужъ не это-ли обстоятельство было причиной того, что наша городская управа сочла за лучшее обратить безплатную читальню, въ платную. Публика, конечно, не изъ боязни мороза, а по неимѣнію средствъ посѣщать библіотеку не стала.