«Восточное обозрѣнiе» №155, 22 iюля 1899

Якутскъ. Наши доморощенные Кассандры, предсказывавшіе предстоящее со вскрытіемъ рѣки сильное наводненіе, какъ видно, ошиблись; не сбылось и пророчество того мальчика-якута, которому явилось видѣніе, предрекшее, въ числѣ прочихъ бѣдъ, и грозный потопъ. Протоки Лены, непосредственно окаймляющiя городъ, вскрылись по обыкновенію числа 13-го, «съ чувствомъ, толкомъ и расстановкою», но такъ-какъ относительно «материка» рѣки не имѣлось еще достовѣрныхъ свѣдѣній, то большинство публики готово было ожидать еще чего-то, тѣмъ болѣе, что утвержденія лицъ, ѣздившихъ на осеннюю пристань, за 5 верстъ отъ города, были противорѣчивы. Разсказываютъ даже объ одномъ господинѣ, живущемъ «въ центрѣ города», у котораго жена незадолго передъ тѣмъ разрѣшилась отъ бремени, что онъ спеціально пошелъ къ домовладѣльцу для переговоровъ о приготовленіи особенныхъ лодокъ для его семейства на случай наводненія. Sancta simplicitas! Всѣ эти недоумѣнія были разрѣшены пароходомъ «Лена», пустившимся 18-го іюня въ верхній рейсъ. Публика разсудила очень резонно, что, разъ пароходъ рѣшился выйти противъ теченія, то рѣка, значитъ, давно прошла, и дальнѣйшихъ злоключеній опасаться нечего. А на слѣдующій день, 10-го іюня, рано утромъ пришелъ первый почтовый пароходъ «Пермякъ», привезшій сразу восемь почтъ и запоздавшій изъ-за ледохода на 4 сутокъ. А потомъ пошли купеческіе пароходы, баржи, паузки...

Въ почтово-пароходномъ сообщеніи все осталось по прежнему. Такимъ образомъ и надежды якутянъ, на то, что хоть нынѣ почта будетъ привозиться изъ Иркутска лѣтомъ, какъ и зимою, два раза въ недѣлю, не оправдались. За то вилюйцы были обрадованы извѣстіемъ, что съ 1-го іюня почта будетъ ходить между Якутскомъ и Вилюйскомъ два раза въ мѣсяцъ (до сихъ поръ лишь разъ въ мѣсяцъ). Что-же касается Верхоянска и Колымска, то уже съ прошлаго года стали туда отправлять почту въ зимнее время регулярно разъ въ мѣсяцъ.

Вслѣдъ за открытіемъ навигаціи произошло сразу пониженіе цѣнъ на множество привозимыхъ продуктовъ. Такъ, керосинъ продавали 4 р. 50 коп. за пудъ, свѣчи стеариновыя по 25 коп. за фунтъ, а фунтъ сахару по 20—22 коп. — цѣна, до сихъ поръ еще небывалая въ Якутскѣ. Болѣе предусмотрительная часть публики, впрочемъ, не торопится дѣлать закупки, разсчитывая, не безъ основанія, что въ ярмарку дешевизна будетъ еще больше.

Почти передъ самымъ отбытіемъ парохода «Лена» изъ Якутска произошелъ слѣдующій случай. Вслѣдствіе дошедшихъ до полиціи свѣдѣній на пароходѣ былъ произведенъ обыскъ, въ результатѣ котораго, въ числѣ пассажировъ, готовившихся къ отплытію, оказался одинъ скопецъ съ поддѣльною бородою, который немедленно затѣмъ былъ препровожденъ въ тюремный замокъ для водворенія на мѣсто. Слѣдуетъ замѣтить, что въ послѣднее время тенденція къ «эмиграціи» среди ссыльныхъ скопцовъ явно усилилась. Въ прошломъ году бѣжало двое скопцовъ, изъ которыхъ, какъ говорятъ, нынѣ одинъ живетъ въ Парижѣ, а другой — въ Румыніи; еще одинъ скопецъ чуть не бѣжалъ въ прошлое лѣто на пароходѣ, и былъ замѣченъ и уловленъ лишь на десятой станціи отъ Якутска. — Въ результатѣ самой послѣдней попытки скопцамъ было объявлено, чтобы они ни подъ какимъ видомъ не оставались въ городѣ позже двухъ часовъ пополудни, подъ опасеніемъ въ противномъ случаѣ подвергнуться взятію подъ-стражу и препровожденію въ свое селеніе этапнымъ порядкомъ.

Въ обратный рейсъ пароходъ «Лена» привезъ духоборческую партію, состоящую почти исключительно изъ добровольно слѣдующихъ женъ и семействъ духоборовъ, которыхъ фирма А. И. Громовой взялась доставить безплатно въ Якутскъ. Путешествіе прошло для партіи благополучно, за исключеніемъ неблагопріятнаго исхода болѣзни одного мальчика, умершаго отъ цынги, не смотря на весь уходъ и на старанія врача Сокольникова, сопровождавшаго партію. Въ настоящее время большинство духоборовъ разъѣхалось уже въ разныя мѣста округа къ своимъ.

Та подвижность, которая характеризуетъ всѣ стороны жизни на порогѣ новаго вѣка, проникла и въ Якутскую область, отражаясь, напримѣръ, на быстрой смѣнѣ состава служебнаго персонала. Такъ, быстро обновляется составъ судейской корпораціи, а изъ прокурорскаго надзора не осталось нынѣ ни одного изъ членовъ, служившихъ при введеніи новаго суда. Понемногу пополняется и обновляется служащее врачебное сословiе. Совершенно оставляетъ службу покровскій участковый врачъ, пріѣхавшій сюда не болѣе года тому назадъ. Изъ вновь пріѣхавшихъ нынѣ врачей нѣкоторые производятъ впечатлѣніе людей интеллигентныхъ, желающихъ работать и понимающихъ важность возложенной на нихъ задачи.

Окончанiе будетъ.

«Восточное обозрѣнiе» №156, 24 iюля 1899

Якутскъ. (Оконч.). Какъ случайно создаются здѣсь медицинскія командировки, видно изъ слѣдующаго случая. На границѣ трехъ округовъ — якутскаго, верхоянскаго и колымскаго — имѣется урочище Оймяконъ, отстоящее отъ Якутска болѣе, чемъ на тысячу верстъ. Подати и повинности населенiя этой мѣстности, состоящаго изъ нѣсколькихъ десятковъ душъ якутовъ, взносились состоявшимъ на жалованьи довѣреннымъ, каждый годъ ѣздившимъ въ Якутскъ и обратно. Но такъ какъ расходы на этого довѣреннаго и на его разъѣзды превышали въ нѣсколько разъ обычно вносимую сумму налоговъ, то оймяконцы въ концѣ концовъ отказались отъ его услугъ. Послѣднiй донесъ областному начальству, что оймяконцы всѣ поголовно заражены сифилисомъ и нуждаются въ медицинской помощи: вмѣстѣ съ тѣмъ онъ предложилъ себя въ проводники на случай командировки врача или фельдшера въ мало извѣстный и мало доступный Оймяконъ. И дѣйствительно, для леченія былъ отправленъ на четыре мѣсяца въ Оймяконъ одинъ изъ фельдшеровъ мѣстной гражданской больницы.

Какъ и всякій градъ, подвизающійся по стезямъ прогресса, Якутскъ чествовалъ столѣтнiй юбилей Пушкина. Въ устройствѣ празднества приняли участіе городъ, учебное вѣдомство и кружокъ любителей. Именно, 26 мая произошло въ зданіи благороднаго собранія литературно-музыкально-вокальное утро, на которое были приглашены учащіеся и почетные гости. Преподаватель реальнаго училища Ушаковъ прочелъ краткую біографію поэта, потомъ воспитанникъ реальнаго училища и одна ученица прогимназiи продекламировали по стихотворенiю Пушкина, а затѣмъ начался спектакль, состоявшій изъ драматической части (сцена въ кельѣ Пимена, сцена въ корчмѣ на литовской границѣ и сцена у фонтана — изъ „Бориса Годунова"), музыкально-вокальной (пѣніе соло и хоровое, а также исполненiе любительскимъ оркестромъ нѣкоторыхъ Пушкинскихъ сюжетовъ) и, наконецъ апоөеоза. Учащимся были розданы пакетики съ лакомствами и также спецiальные жетоны, полученные отъ г-жи Громовой. Наиболѣе удаченъ былъ апоөеозъ: музы вѣнчаютъ при бенгальскомъ освѣщеніи поэта вѣнками, а хоръ при этомъ исполняетъ кантату. На публичномъ вечерѣ 28-го мая, сборъ съ котораго пошелъ въ пользу Маріинскаго дѣтскаго пріюта, была выполнена таже сценическая программа, кромѣ только чтенія біографіи и декламаціи стиховъ молодежью. И, наконецъ, 30 мая вечеръ былъ данъ вторично по общедоступнымъ цѣнамъ, „для народа", по той-же программѣ и лишь съ той разницей, что нѣкоторые изъ исполнителей не сочли ужъ болѣе нужнымъ принять въ немъ участіе.

Любопытно, что дѣйствительно общедоступнаго, вполнѣ безплатнаго чтенія или представленія для народа въ ряду торжествъ такъ и не оказалось; нельзя-же въ самомъ дѣлѣ считать таковымъ собраніе приглашенныхъ на литературно-музыкально-вокальное утро 26 мая... Не слѣдуетъ-ли объяснять это обстоятельство взаимными пререканіями двухъ вѣдомствъ, послужившими не только прелюдіею къ празднествамъ, но и завершившимися, какъ утверждаютъ слухи, въ видѣ финала двухсторонними представленіями — съ одной стороны инкриминирующими, съ другой же — защитительными?

Пушкина чествовали не только въ Якутскѣ, но и въ Олекминскѣ. Здѣсь торжество было организовано вновь только основавшимся олекминскимъ любительскимъ кружкомъ.