Пушка шхуны «Заря»

"Якутск вечерний", 4 августа 2017 г.

Недавно главный искатель страны Андрей И предложил мне присоединиться к группе ребят, выезжающих на речку Кэнкэмэ в поисках пушки с легендарной шхуны «Заря», с которого барон Эдуард Васильевич Толль с проводниками ушёл в поисках таинственной Земли Санникова и в итоге бесследно исчез. Шхуна тоже потерпело крушение. Экипаж был спасен пароходом «Лена». Часть снаряжения было транспортировано Торговым домом Анны Ивановны Громовой в Якутск. Предыстория была такова.

Земля Санникова

Впервые о Земле Санникова сообщил в 1810 году промышлявший песцов и мамонтовую кость на северных берегах Новосибирских островов купец-зверопромышленник Яков Авраамович Санников, опытный полярный путешественник. Ранее он открыл острова Столбовой и Фаддеевский. Санников высказал мнение о существовании «обширной земли» к северу от острова Котельного. По словам охотника, над морем поднимались «высокие каменные горы». В 1811-м Санников показал в подзорную трубу некую землю полярному исследователю Матвею Матвеевичу Геденштромму. Большая часть экспедиций, исследовавших регион в XIX веке, совершалась на собачьих упряжках в весенние месяцы; попытки добраться до Земли Санникова на собачьих упряжках (в том числе Санниковым в 1810—1811 и Анжу в 1824 году) зачастую прерывались торосами и полыньями. 

На одном из выпусков Морского корпуса император Александр III якобы сказал: «Кто откроет эту землю-невидимку, тому и принадлежать будет. Дерзайте, мичмана!» 

Барон Толль

Именно на поиски Земли Санникова были нацелены арктические экспедиции барона Э. В. Толля, убеждённого в существовании Арктиды — северного полярного континента, побережье которого, по его мнению, и наблюдал Яков Санников. 13 августа 1886 года Толль зафиксировал в своем дневнике: «Горизонт совершенно ясный. В направлении на северо-восток ясно увидели контуры четырёх столовых гор, которые на востоке соединились с низменной землей. Таким образом, сообщение Санникова подтвердилось полностью. Мы вправе, следовательно, нанести в соответствующем месте на карту пунктирную линию и написать на ней: «Земля Санникова». В 1893 году Толль вновь визуально зафиксировал на горизонте полоску гор, которые он отождествил с Землёй Санникова. В том же году Фритьоф Нансен прошёл на своем судне «Фрам» мимо Новосибирских островов и достиг 79 градуса северной широты, но не нашёл никаких следов Земли Санникова. Не отрицая полностью Санникову землю, он осторожно предположил, что это может быть небольшой остров, но никак не целый полярный континент. Ранее в 1879-м зажатая в дрейфующих льдах шхуна «Жаннетта» Джорджа Вашингтона Де Лонга открыла острова Жаннетта, Генриетта, Беннетта, но Земли Санникова тоже не зафиксировали.

В 1899-м Э.В. Толль приступил к организации новой экспедиции, целью которой было изучение морских течений в Карском, Лаптевых и Восточно-Сибирском морях Северного Ледовитого океана, исследование уже известных и поиск новых островов в этой части Арктики, а в случае удачи — открытие материка Арктиды (Земли Санникова), в существование которого Толль свято верил. Это, действительно, было сродни вере или даже скорее одержимости. Первым делом нужно было найти подходящее судно для плавания.

Шхуна «Заря»

Шхуна Заря в Норвегии, 1899 год
Шхуна Заря в Норвегии, 1899 год

На приобретение судна Российским правительством было ассигновано 60 000 рублей. В 1899 году в Норвегии был приобретён трёхмачтовый зверобойный барк «Харальд Харфагер». Это судно рекомендовал Толлю Фритьоф Нансен, как подобное его знаменитому «Фраму». Заново проконопаченный и отремонтированный, обшитый новым противоледовым поясом барк переводят на верфь Колина Арчера в порт Ларвик. Здесь на «Заре» полностью перестроили все помещения, которые должны были быть приспособлены для проведения экспедиций в Арктике. Промежуточные межпалубные переборки были заменены новыми, а между фок- и грот-мачтами была возведена палубная надстройка с семью каютами для членов экипажа. С точки зрения отечественной океанологии «Заря» ознаменовала начало нового этапа в этой науке: это было первое в России научно-исследовательское судно для проведения морских комплексных исследований, полностью переоборудованное для выполнения специальных работ в арктических условиях.

21 июня 1900 года «Заря» снялась с якоря в Санкт-Петербурге. Примечательно, что участником экспедиции был будущий Верховный правитель России во время Гражданской войны, а в ту пору лейтенант флота Александр Васильевич Колчак. Летом 1901 года экспедиция обследовала Таймыр. В мае 1902 года начинается подготовка санно-шлюпочного перехода на остров Беннетта (один из островов Де-Лонга) и 5 июля 1902 года Толль покинул «Зарю» в сопровождении астронома Фридриха Зееберга и зверопромышленников Василия Горохова и Николая Дьяконова. Планировалось, что «Заря» подойдет к острову Беннетта два месяца спустя. 13 июля партия Э.Толля на собачьих упряжках достигла мыса Высокого на острове Новая Сибирь. 3 августа на байдарах они достигли острова Беннетта. Из-за тяжёлой ледовой обстановки «Заря» не смогла подойти к острову Беннетта в назначенный срок и получила серьёзные повреждения, делавшие невозможным дальнейшее плавание. В сентябре 1902 года лейтенант Матисен был вынужден увести судно в бухту Тикси и выбросить на мель.

Академия наук России обратилась к купчихе А. И. Громовой, которая владела пароходом «Лена», с просьбой спасти членов экспедиции, получив взамен остатки шхуны. Пароход сделал несколько рейсов в Тикси, вывез людей и кое-какое снаряжение со шхуны – в основном все металлические части. Всё имущество с «Зари» было погружено в склады Громовой в Якутске. Экипаж «Зари» на рейсовом судне по Лене прибыл в Якутск и уже в декабре 1902 года был в Петербурге. Известно, что группа Толля, не дождавшись «Зари», приняла решение самостоятельно двигаться на юг в сторону континента, однако дальнейшие следы этих четырёх человек поныне не обнаружены. «Заря» осталась в бухте Тикси в северной части острова Бруснева. В 1915 году на судне вспыхнул пожар, и оно сгорело до уровня ватерлинии. Деревянный корпус судна намертво прирос к грунту и стал своего рода основанием нефтяного причала, используемого в Тикси и сегодня.

Год 1918-й

Вихрь революций 1917 года разбросал участников той экспедиции в разные уголки страны, разделив по разные стороны баррикад. А пушка, снятая со шхуны «Заря» с иным ценным оснащением яхты до поры до времени находилась на складах купчихи Анны Ивановны Громовой. Двор и склады Громовой находились примерно в районе современного ресторана «Ирбис» в Старом Городе.

По мнению историка Пантелеймона Пантелеймоновича Петрова, пушка эта могла быть китобойной или морзверобойной гарпунной пушкой. Однако сохранились отрывочные воспоминания очевидца тех лет В. Бялыницких-Бируля, приведённые в книге Баркоўскі А. «Якутская ветвь Бялыницких-Бируля» Койданава, 2011 г., где пушка названа сигнальной.

Сигнальная пушка
Сигнальная пушка

В начале лета эсеровский Областной совет постановил взять со склада А.И. Громовой снятую с «Зари» сигнальную пушку и установив на телеге возить по городу в целях устрашения большевиков-подпольщиков. 30 июня 1918 году красный интеротряд (в основе своей красная польская рота) под командованием Аполлинария Станиславовича Рыдзинского высадил основные силы у Табагинского утёса, откуда они отправились пешим ходом к Якутску. Пароходы проследовали в сторону Гольминки к Осенней пристани. Это был отвлекающий маневр. 1 июля белые под командованием капитана Бондалетова, увидев пароходы, сняли силы с Покровского тракта и бросили их к Гольминке и Мархинке, в то время, как интеротряд красных почти беспрепятственно вошел в Якутск. К тому же телефонистка, француженка Жанна Монье, перерезала провода в телефонной станции, лишив белых оперативной связи. Сопротивление оказали лишь те бойцы Областного совета, что засели на колокольне Преображенской церкви и двухэтажном деревянном здании женской гимназии, находившемся рядом.

Признаки старинного моста через речку Кэнкэмэ.
Признаки старинного моста через речку Кэнкэмэ.

   Капитан Бондалетов, участник Русско-японской войны, человек нюхавший пороху, тем не менее, решил отступить по Вилюйской дороге к речке Кэнкэмэ. Дело в том, что в Якутске накопились собранные с 1917 года как натуральный налог и добровольные взносы 3000 пудов мамонтовой кости, 20000 шкурок песца, 10000 лисьих, 1 миллион беличьих, 50000 шкурок горностая и 6000 – колонка на общую сумму около 15 миллионов долларов. Якутские купцы и эсеровская администрация собирались продать эти сокровища на рынках США и Японии, чтобы закупить затем на выручку товары и продовольствие. Часть этого добра уже было вывезено на Кэнкэмэ, а часть вывозилась только во время спешного отступления обоза Бондалетова. При отступлении белых из Якутска сигнальная пушка находилась в обозе. В книге А. Баркоўскі  написано: «На мосту через реку Кэнкэмэ пушка упала в воду, где, вполне возможно, и лежит до сих пор». По другим устным сведениям пушку утопили нарочно, осознавая ее бесполезность.

Наши дни

Нами была проведена подготовительная работа в виде разведочной вылазки с целью ознакомления с местностью. Проезжая современный мост можно наблюдать прежний, советских времён, находящийся восточнее. Юго-западнее нового моста сохранились остатки горбатого деревянного моста 1950-х годов постройки, по которой проезжал гужевой транспорт и легковые автомобили. Грузовики пересекали речку вброд. Также рядом с новым мостом сохранились признаки ещё одного моста. По единодушному мнению старожилов этих мест самый старый мост находился ровно под современным мостом, по которому проходит Вилюйский тракт. Топография и история местности восстановлена благодаря воспоминаниям председателя городского отделения ЯРО ВООПИиК Андрея Анатольевича Высоких и его отца, в 1960-1970-е годы проводивших лето на Кэнкэмэ. Там постоянно жили семьи Корякиных, Дьячковских (их отец следил за состоянием деревянного горбатого моста), чуть ближе к городу жил старик Степанов, один из благоустроителей Вилюйского тракта. Недалеко в старину находился малокуренный завод, производивший скипидар.

Общая картина складывается. Предстоит дальнейшая работа по составлению планов, проработка технических моментов по предстоящим поискам. Андрей И сообщил нам, что он подключает к поискам пушки яхты «Заря» представителей РОФ «Русский Север» и ГО ЯРО ВООПИиК.

Владимир Попов, краевед