«Сибирь» №2, 12 января 1886

Изъ ЯКУТСКА. Корреспонденціи изъ Якутска почти всегда носятъ характеръ обличительный, поэтому мы весьма рады случаю сообщить читателямъ уважаемой газеты, что и у насъ проявляются ревнители добра, общеполезные дѣятели и, даже, будущіе цивилизаторы.

Въ засѣданіи миссіонерскаго общества, подъ предсѣдательствомъ мѣстнаго епископа, обсуждался вопросъ о сельско-хозяйственномъ бытѣ якутовъ въ связи съ ихъ интеллектуальнымъ и нравственнымъ развитіемъ. Пр—ный приводилъ примѣры, убѣдительно доказывающіе, что люди, обладающіе достаточными средствами къ жизни, средства эти употребляютъ на обученіе и образованіе дѣтей своихъ; стало быть когда усовершенствуется сельское хозяйство якутовъ и они будутъ въ силахъ располагать достаточными средствами, то, несомнѣнно, дадутъ дѣтямъ соотвѣтственное воспитаніе.

Членами миссіонерскаго общества были выработаны краткія наставленія для якутовъ относительно улучшенія гигіеническихъ условій ихъ жилищъ, — болѣе правильнаго скотоводства, съ указаніемъ извлеченія наибольшей пользы отъ таковаго, — указанія для разведенія огородничества съ примѣненіемъ къ мѣстнымъ условіямъ.

Слово не осталось пустымъ звукомъ и скоро перешло на реальную почву, слѣдствіемъ чего состоялась подписка съ пожертвованіемъ денегъ для пріобрѣтенія огородныхъ сѣмянъ и земледѣльческихъ орудій усовершенствованной конструкціи. Преосвященный, въ желаніи своемъ добра и пользы паствѣ, не остановился на этомъ и указалъ, весьма справедливо, на то обстоятельство, что якуты болѣе 200 лѣтъ находятся въ подданствѣ Россіи, были все время управляемы русскими чиновниками и образовываемы духовенствомъ, однако-же вліяніе это мало отозвалось какъ на умственномъ и нравственномъ развитіи якутовъ, такъ вообще и на всей обстановкѣ ихъ. Между тѣмъ, якуты, какъ и всѣ азіатскія племена, народъ понятливый, смышленый, воспріимчивый, что доказывается ихъ способностію къ торговлѣ и вообще ловкостію, вполнѣ заслуживаютъ, чтобы имъ облегчить пути и способы къ образованію. Въ этихъ видахъ, предложено, чтобы, на добровольныхъ началахъ, учреждена была библіотека для чтенія при городской думѣ. Книги могутъ быть не только духовно-назидательнаго содержанія, но и общеполезнаго, какъ-то: газеты, журналы, популярно-научныя изданія и проч. Для начала основанія таковой пр—ный пожертвовалъ изъ собственныхъ книгъ.

Надо признаться, что у насъ, дѣйствительно, чувствуется крайній недостатокъ въ книгахъ и если-бы кто и пожелалъ заниматься, не говоря о спеціальностяхъ, общеобразовательными науками, — такихъ книгъ и пособій найти невозможно.

Родители обучающагося юношества радуются такъ-же и потому, что нынѣ въ прогимназіи заведенъ новый и основательный порядокъ правильнаго и аккуратнаго преподаванія. Учителя являются на уроки своевременно, а отъ учениковъ требуется благопристойность какъ въ зданіи училища, такъ и на улицѣ,. Какъ въ прочихъ гимназіяхъ, такъ и у насъ нынѣ введены уроки музыки, пѣнія и рисованія; ученикамъ дана возможность изучать два новыхъ языка, заразъ, чего прежде не было.

Къ сожалѣнію, не во всѣхъ отрасляхъ житейскаго благополучія происходитъ такое упорядоченіе... Вотъ, напримѣръ, одно лицо заявило о своемъ желаніи взять на себя обязанность „цивилизатора“ по части городскаго благоустройства и общественной безопасности. Мы, конечно, рады всякому цивилизатору, но надо-же, вѣдь, и какіе-нибудь результаты цивилизаторской дѣятельности! Не хорошо только то, что нашъ якутскій цивилизаторъ началъ свою миссію такимъ оффиціальнымъ заявленіемъ, что здѣшнее населеніе „закоренѣло въ грубостяхъ, невѣжествѣ и своеволіи“ и что первыми плодами этой миссіи были ежедневныя кражи, грабежи и убійства.

Слышно, что и въ округѣ, съ недавняго времени, проявился новый цивилизаторскій талантъ... Это еще очень молодой человѣкъ и талантъ его, такъ сказать, находится еще въ зачаточномъ состояніи, тѣмъ не менѣе блестящая будущность его едва ли можетъ быть подвергнута сомнѣнію. Замѣтивъ пристрастіе якутовъ къ жалобамъ, ябедничеству, кляузамъ и возбужденію всякого рода дѣлъ и, совершенно резонно, приписывая это пристрастіе ихъ невѣжеству, грубости и своеволію, рѣшилъ такой порокъ въ оныхъ искоренить. Средство для этого онъ изобрѣлъ довольно оригинальное и остроумное: не производить никакихъ дѣлъ, а на жалобы не обращать никакого вниманія. Дѣла къ нему поступаютъ со всѣхъ сторонъ и находятъ, не смотря на приказанія сверху и просьбы снизу, совершенно удобное и спокойное помѣщеніе въ его чемоданѣ, гдѣ благополучно и остаются по два и болѣе лѣтъ. Жизнь идетъ и оставляетъ по себѣ слѣдъ: иной умретъ и дѣло само-собою прекращается; иной проситъ-проситъ, отмается, плюнетъ и броситъ; иной, не предвидя никакой пользы отъ жалобы, махнетъ рукой и обратится къ „собственнымъ средствамъ“... Значить, способъ этотъ, все-таки, достигаетъ нѣкоторой цѣли: уменьшается переписка и якуты отвыкаютъ отъ гнуснаго порока жаловаться. И какъ это просто достигается... Рѣшительно, способъ этотъ заслуживаетъ подражанія!

Молодой цивилизаторъ, однако, не удовольствовался результатами испытанія терпѣнія своихъ подданныхъ и нашелъ средства и возможность еще смягчить нравы дикихъ народовъ... Вполнѣ доказано, что женщина, вездѣ и во всѣ вѣка, оказывала, въ смыслѣ смягченія нравовъ, самое благотворное вліяніе на человѣчество. Американцы, въ этихъ видахъ, даже школу выдумали для совмѣстнаго обученія обоихъ половъ. По этому молодой цивилизаторъ, объѣзжая свой участокъ, не ѣздитъ одинъ, а возитъ съ собою свою жену: молодую, красивую и, по его мнѣнію, высокообразованную особу. Представьте себѣ, какое сильное смягчающее вліяніе должно имѣть присутствіе молодой, красивой и образованной женщины на собраніе дикихъ якутовъ! Въ иномъ мѣстѣ грубые якуты поссорились-бы, пожалуй, подрались-бы и вышли-бы жалобы; но присутствіе женщины сдерживаетъ ихъ въ границахъ приличія: якуты не ссорятся, жалобы не выходитъ и нравы совершенствуются. Каждую осень, напримѣръ, якуты массами, собираются на 3 озерахъ, гдѣ они промышляютъ рыбу (карасей) общими усиліями. Собирается по 200—300 и болѣе человѣкъ на одномъ озерѣ и преимущественно мужескій полъ; ужъ тутъ-ли не проявиться грубости, своеволію и невѣжеству? Оно такъ и есть. Но присутствіе молодой, красивой и образованной особы женскаго пола, даже на такомъ сборищѣ, непремѣнно должно сдержать и облагородить грубыя проявленія своевольнаго народа. Нравы смягчаются, народъ цивилизуется..., ну и промыселъ тоже вещь не безъинтересная. А рыбка тоже, въ виду голоднаго года и отсутствія хлѣба въ нашихъ странахъ, вовсе не лишена значенія.

Привѣтствую новаго цивилизатора и утѣшаю себя мыслію, что если и другія цивилизаторы послѣдуютъ примѣру столь благотворному, въ якутской области въ скорости водворится сущая Швейцарія и надъ тюремнымъ замкомъ будетъ развиваться бѣлый флагъ, въ показаніе отсутствія обитателей. Только для полнаго успѣха нашему цивилизатору нужно время, хотя годика 3—4; пусть разѣзжаетъ по участку на счетъ якутовъ съ любезною супругою, съ неизбѣжнымъ дѣлопроизводителемъ своимъ и въ сопровожденіи исполнителя приказанія — казака. Все же русскій элементъ возымѣетъ цивилизаторское вліяніе какъ на опрятность въ домашней обстановкѣ, такъ и на способъ и качество якутками приготовляемыхъ блюдъ для угощенія цивилизаторской компаніи.

N.

«Сибирь» №3, 19 января 1886

Изъ Якутска. У одного изъ полицейскихъ надзирателей оказался недочетъ въ переходящихъ суммахъ, принадлежащихъ разнымъ частнымъ лицамъ. Какъ могли храниться у надзирателя деньги, когда по кассовымъ правиламъ всѣ поступающія въ полицію деньги должны быть сдаваемы въ мѣстное казначейство и оттуда уже выдаваемы для удовлетворенія кредиторовъ по установленнымъ ассигновкамъ? Виновный впалъ въ безпамятство; но вотъ является въ квартиру больнаго собрать его, безъ депутата и понятыхъ, отбираетъ отъ наслѣдниковъ всѣ вещи, лошадь съ упряжью, принадлежащія больному и дѣла полиціи, бывшія въ квартирѣ, безъ всякой описи. Въ скоромъ времени больной умираетъ и полиція съ вещами его поступаетъ такъ: оцѣниваетъ чрезъ присяжнаго оцѣнщика, назначаетъ день распродажи безъ всякаго испрашиванія разрѣшенія на это отъ областнаго правленія, как-бы слѣдовало; но на торгъ никого не является. Что дѣлать полиціи? Не долго думая, она составляетъ лотерейный листъ и, собравъ подписчиковъ, розыгрываетъ вещи покойнаго въ самомъ зданіи полиціи, — въ отдѣльной комнатѣ, занимаемой докладчикомъ. Что-же послѣ этого ожидать отъ нашей полиціи, которая по закону обязана слѣдить, чтобы частныхъ лотерей не было безъ разрѣшенія начальства? Впрочемъ, о подвигахъ нашихъ полицейскихъ ужъ писано и переписано. Ну, мыслимо-ли гдѣ, чтобъ полиція въ цѣломъ своемъ составѣ, съ винами и музыкантами уѣзжала на цѣлые дни на пикники, за 20 верстъ отъ города, или чтобъ арестованныя у воровъ вещи появлялись на оффиціальныхъ лицахъ.

А вотъ еще сюрпризъ. На-дняхъ разнеслась по городу молва, что въ ремесленномъ заведеніи областнаго прокурора открыта фабрикація фальшивыхъ кредитныхъ билетовъ рублеваго достоинства, производимая его, прокурора, ремесленниками, изъ коихъ пять человѣкъ забраны въ полицію и приступлено къ слѣдствію.

Одинъ изъ очевидцевъ передавалъ намъ, что производимое слѣдствіе вмѣстѣ съ фальшивыми кредитными билетами истребовано прокуроромъ отъ слѣдователя, для какой цѣли и что будетъ далѣе, — не извѣстно. Говорятъ, что фальшивые кредитные билеты въ значительномъ количествѣ выпущены въ обращеніе; одинъ отъ инородца не принятъ въ лавкѣ, другой, сданный на трехъ рублевку, возвращенъ въ питейное заведеніе для обмѣна на настоящій.

«Сибирь» №5, 2 февраля 1886

ЯКУТСКЪ. По иниціативѣ перваго якутскаго епископа покойнаго Иннокентія Веніаминова, послѣдовалъ законъ объ обращеніи хлѣбной руги въ денежный сборъ на содержаніе приходскаго духовенства, по добровольному взаимному соглашенію прихожанъ съ причтами съ тѣмъ, чтобы со введеніемъ сего сбора, духовенство исполняло для прихожанъ духовныя требы безвозмездно; равнымъ образомъ обучало-бы, по мѣрѣ возможности, дѣтей ихъ грамотности. Законъ этотъ исполняется и понынѣ въ отношеніи ружнаго сбора съ крестьянъ и инородцевъ области; духовенство безнедоимочно удовлетворяется имъ, сверхъ опредѣленныхъ окладовъ жалованья изъ государственнаго казначейства, еще сѣнными угодьями и общественными домами (послѣдними, т. е. домами не пользуется только якутское городское духовенство). Къ сожалѣнію, со стороны духовенства предначертанныя въ объясненномъ выше законѣ условія далеко не исполняются. За исправленіе духовныхъ требъ берутъ съ инородцевъ по прежнему быками, коровами, масломъ, контес-ами, дере-мами и чобучах-ами *). Мало того, просто торгуютъ горячими напитками, дабами, чаемъ проч., въ видѣ угощенія и подарковъ, за что получаютъ отъ якутовъ отдарки... Ну и житье-же здѣсь духовенству, прекрасные дома, пары и тройки лошадей, цѣлые экипажи, прогулки и пикники, — словомъ, вѣчная масляница! Что ему голодовка, оспы, невѣжество, нужда? было-бы намъ хорошо.

*) Контесъ — волосяная веревка—поводъ, дере — древесная скобка, вставляющаяся въ ноздри быка, для привязки повода, чобучахъ — берестянный туязъ или лукошко безъ крышки.

«Восточное обозрѣнiе» №6, 6 февраля 1886

Изъ Якутска сообщаютъ въ газету «Сибирь», что одинъ «большой баринъ» сослалъ за Верхоянскъ своей властью, «безъ суда и приговора», не лишеннаго правъ обывателя П. Конюхова «за то, что онъ заочно, а затѣмъ при спросѣ, подтвердилъ на письмѣ», что баринъ этотъ «живетъ съ цыганкой», и говорилъ, что «донесетъ въ святѣйшій синодъ». Конюхову пришлось за эту провинность промаяться 5 лѣтъ въ компаніи съ медвѣдями, пока «большой баринъ» не умеръ...

«Сибирь» №8, 23 февраля 1886

Въ минувшемъ году изъ назначенныхъ 18 засѣданій якутской думы не состоялось за не прибытіемъ гласныхъ 6-ть засѣданій. Изъ числа 22 гласныхъ, И. И. Силинъ отсутствовалъ въ 17-ти засѣданіяхъ, священникъ В. I. Охлопковъ — въ 16, И. П. Кондаковъ — въ 16, Н. Д. Эверстовъ — въ 16, Д. И. Арбатскій — въ 16, Н. Е. Верховинскій — въ 16, Ѳ. В. Астраханцевъ — въ 15, протоіерей М. Б. Трифоновъ — въ 13, А. Н. Олесовъ — въ 13, К. Д. Трифоновъ — въ 12, М. Т. Самыловскій — въ 11, священникъ Д. Д. Протопоповъ — въ 11, Е. 3. Авѣренскій — въ 9, Д. И. Зыбинъ — въ 8, М. Ѳ. Капустинъ — въ 8, В. И. Шахурдинъ — въ 7, Н. Ѳ. Шамаевъ — въ 7, В. Г. Гольманъ — въ 5, Ѳ. А. Аммосовъ — въ 4, Н Д. Зедгенизовъ — въ 2 засѣданіяхъ; а А. К. Кочергинъ и Н. I. Москвинъ не пропустили ни одного засѣданія. Въ теченіе года состоялось 79 протоколовъ, изъ нихъ важнѣйшіе по вопросамъ: объ отстрочкѣ до 1887 г. переноса за городъ винныхъ складовъ; о порученіи управѣ просить уполномоченныхъ дѣлами Сибирякова и Базанова о закупѣ въ Якутскѣ припасовъ чрезъ коммиссіонера на наличныя деньги, а не чрезъ мѣстныхъ подрядчиковъ; о избраніи членовъ торговой депутаціи; объ исходатайствованiи распоряженія о продажѣ 6,500 пуд. хлѣба скопцами по 2 р. 50 к.; объ отмѣнѣ обязательнаго постановленія о явкѣ жителей на пожары съ водою и инструментами; по обстоятельству допущенія полиціймейстеромъ княземъ Кропоткинымъ бранныхъ и оскорбительныхъ выраженій о жителяхъ города въ оффиціальной бумагѣ, и объ учрежденіи въ г. Якутскѣ городскаго банка.

«Сибирь» №10, 9 марта 1886

Изъ Якутска. Въ сферѣ нашего городскаго самоуправленія царствуетъ полный застой. Гласные не собираются въ достаточномъ числѣ. Явившіеся въ думу четыре-пять гласныхъ поговорятъ между собою о дневныхъ своихъ дѣлишкахъ и, не касаясь городскихъ вопросовъ, расходятся во свояси, или идутъ въ близи находящуюся отъ зданія думы гостинницу. Новые выборы затягиваются неизвѣстно кѣмъ и почему. Общество молчитъ, а начальство не вступается.

Въ полицейскихъ сферахъ движенія никакого. Тьма воришекъ, пойманныхъ съ поличнымъ, отпускается на волю послѣ лицевого нравоученія и снова принимается за свое ремесло. Всѣ ждутъ „новаго“, а съ нимъ и обновленія. „Вотъ пріѣдетъ баринъ“! Посмотримъ!

«Сибирь» №11, 16 марта 1886

Изъ Якутска, отъ 25 января, пишутъ: Недавно у нашего духовенства возникла мысль открыть училище для дѣвицъ духовнаго званія. Но духовенство встрѣтило затрудненіе въ недостаткѣ средствъ. Правда, ему предлагался домъ, бывшій Маркова. Но домъ этотъ еще спорный, а главное онъ стоитъ на самой толкучкѣ, — сосѣдство очень неудобное для закрытаго заведенія. Сознавая, однако, настоятельную потребность въ обученіи своихъ дочерей, большинство духовенства примирилось съ мыслію образовать стипендіи въ мѣстной прогимназіи, въ которой дѣло ведется съ успѣхомъ. При этомъ предполагалось ходатайствовать объ открытіи еще двухъ классовъ въ прогимназіи. Но добрыя начинанія заколодило сопротивленіе нѣсколькихъ субъектовъ, руководящихся невѣсть какими побужденіями. На томъ дѣло и остановилось.

Якутскъ, какъ извѣстно, отличается курьозами. Къ числу не послѣднихъ курьозовъ принадлежитъ обычай совмѣстнаго служенія родственниковъ въ одномъ мѣстѣ: въ полиціи и въ почтамтѣ служатъ у насъ тесть съ зятемъ и два свояка. А кажись, это воспрещено закономъ?

ЯКУТСКЪ. Бывшій генералъ-губ. Синельниковъ сильно желалъ избавить крестьянъ и инородцевъ отъ темныхъ сборовъ, много издавалъ предписаній по этому предмету; однако, у насъ, напримѣръ (да кажется и не у насъ однихъ) темные сборы не прекратились. Главная статья расходовъ изъ этихъ сборовъ — удовлетвореніе ссыльно-поселенцевъ. Не смотря на то, что, по причисленіи къ инородческимъ обществамъ, они немедленно надѣляются землею и имъ дается по одной штукѣ коннаго и рогатаго скота, поселенцы, расточивъ все это, настоятельно требуютъ себѣ поддержки, какъ то: постройку дома, выдачи хлѣба, обработки пашни и сѣнокоса, или, взамѣнъ всего этого, удовлетворенія деньгами на отправку на золотые промысла. А какъ якуты живутъ большею частію по одиночкѣ и дома ихъ (юрты) отстоять одинъ отъ другаго на значительномъ разстояніи, даже на десятки верстъ (въ сѣверныхъ округахъ — на сотни и болѣе верстъ), то имъ весьма обременительно устраивать домохозяйство каждаго поселенца и выполнять всѣ незаконныя требованія этихъ и „привиллегированныхъ“. Инородцы, по вошедшему въ практику обычаю, дѣлаютъ общественный денежный темный сборъ, безъ всякаго разрѣшенія начальства и, не внося таковой въ смѣту о внутреннихъ повинностяхъ, удовлетворяютъ требованія поселенцевъ. Снабдивъ ихъ билетами, якуты провожаютъ ихъ изъ мѣстъ причисленія на золотые промысла. Объ этихъ темныхъ сборахъ не только извѣстно полиціи и областной администраціи, но всякому обывателю, а между тѣмъ никто не обращаетъ вниманія: на какомъ основаніи дѣлаются эти сборы, куда дѣвается выдаваемое изъ казны нѣкоторымъ поселенцамъ трехрублевое пособіе и почему поселенцы якутской области пользуются особою привиллегіею противъ поселенцевъ другихъ губерній Сибири? Что-же получается въ результатѣ отъ поселенцевъ, такимъ образомъ облагодѣтельствованныхъ якутами? Обыкновенно, поселенецъ, заполучивши денежки и билетъ, пробирается до Якутска. Здѣсь проматываетъ разомъ все полученное, затѣмъ, спарившись съ однимъ изъ подобныхъ себѣ, разгуливаетъ по городу, прося милостыню; собравъ достаточное количество кусковъ хлѣба, онъ нахально требуетъ подачи милостыни уже не хлѣбомъ, а деньгами, разумѣется, уже на пропой; во время сбора милостыни дѣлаетъ разныя кражи. Похищенное безпрепятственно сбывается жидамъ... и опять поселенецъ съ деньгами. Иной пройдоха поселенецъ исходатайствуетъ себѣ перечисленіе въ другой наслегъ и тамъ продѣлываетъ тѣ-же штуки, какъ и въ первомъ. Нищіе поселенцы, не смотря на молодость и видимую физическую силу, чинятъ среди бѣлаго дня кровавыя дѣянья. На дняхъ, одинъ поселенецъ явился къ исправнику съ просьбой о помощи, такъ какъ инородцы-де отказываютъ ему въ содержаніи, а въ городѣ милостыни для него недостаточно, Говорятъ, начальникъ полиціи на просьбу посадить его въ острогъ, отвѣтилъ: „сдѣлай преступленіе, посажу въ острогъ“. Поселенецъ послушался добраго совѣта. 19 января приходитъ въ домъ одного священника для испрашиванія медяшекъ; получивъ отказъ въ просьбѣ и, выходя изъ воротъ, онъ ударилъ длиннымъ ножемъ въ бокъ противъ сердца попавшагося ему на встрѣчу якута работника названнаго священника; якутъ на другой день, отъ нанесенной раны, умеръ, а схваченный и переданный правосудію преступникъ радостно восклицаетъ: „ну, теперь я сытъ буду“!

ЯКУТСКЪ, 25 января. Фальшивые рублевики совершенно заполонили насъ. На-дняхъ отобрано у одного несовершеннолѣтняго мальчика изъ гостинницы „Сѣверное Сіяніе“ шесть фальшивыхъ рублевиковъ. Мальчикъ этотъ арестованъ; между тѣмъ, идетъ молва, что главный дѣлатель фальшивыхъ рублевиковъ освобожденъ изъ острога, какъ искусный и нужный мастеръ въ ремесленномъ заведеніи.

«Сибирь» №12, 23 марта 1886

Цѣны въ Якутскѣ: мука ржаная пудъ — 3 р. 45 к., пшеничная 1 сортъ пудъ — 4 р. 20 к., крупчатая — 5 р.—7 р., овесъ — 2 р. 10 к., ветчина свиная копченая — 14 р., мясо скотское свѣжее — 3 р. 50 к., свѣчи сальныя литыя — 7 р. 25 к., масло коровье топленое — 10 р. 50 к., мыло — 15 р., за перемолъ муки съ пуда — 25 к., сѣно возъ — 2 р. 40 к., чай кирпичный — 1 р. 15 к., сахаръ бѣлый фунтъ — 50 к.

«Сибирь» №13, 30 марта 1886

Изъ ЯКУТСКА. Въ восемь часовъ вечера, на 28 февраля, полицейскій набатный колоколъ извѣстилъ жителей города о пожарѣ, случившемся въ ренсковомъ погребѣ, принадлежащемъ вдовѣ купчихи К. Пожаръ произошелъ отъ лампы, висѣвшей у подшивки потолка среди заведенія. При тушеніи пожара не обошлось безъ приключеній: воды оказалось недостаточно. Если-бы не были выбросаны горѣвшія подъ паровикомъ дрова, то огонь причинилъ-бы много вреда. Одного солдатика придавило бревномъ стропилъ, подъ которымъ онъ пролежалъ полчаса; солдатикъ умеръ. Убитый оставилъ по себѣ жену и малолѣтнюю дочь. Жители г. Якутска, а особенно содержательница погорѣвшаго ренсковаго погреба да не откажутъ въ пособіи этому бѣдному семейству. Пожертвованія могутъ быть присылаемы для врученія бѣдному семейству чрезъ начальника якутской мѣстной воинской команды.

«Сибирская газета» №16, 20 апрѣля 1886

ЯКУТСКЪ. 3 Января. Все населеніе до сихъ поръ не можетъ придти въ себя отъ сдѣланнаго въ концѣ прошлаго года открытія: оказывается, что у насъ мертвые воскресаютъ и дѣйствуютъ «совершенно, какъ-бы живые», говоря словами Павла Ив. Чичикова. Дѣло, видите-ли, такое. Въ ночь съ 28 февраля на 1 марта 1881 г. быль убитъ здѣсь купецъ Николай Васильевичъ Марковъ и захвачено у него деньгами и разнымъ имуществомъ до 150,000 руб. Ну, казалось-бы, убитъ — стало быть, царствіе небесное, только и всего. Однако — нѣтъ. Оказалось, что покойнымъ оставлено завѣщаніе (чуть ли не въ пользу своихъ убійцъ), явленное имъ лично въ Якутскомъ Областномъ Правленiи 3-го апрѣля того-же 1881 года, т. е. черезъ 34 дня послѣ смерти! Фактъ этотъ констатированъ въ сентябрѣ прошлаго года и съ тѣхъ поръ мы не знаемъ покоя:

Повсюду, если кто умретъ —

Покорно въ гробъ себѣ ложится

И ужъ оттуда не встаетъ,

Чтобъ средь живыхъ живымъ явиться.

Въ Якутскѣ-же законъ иной:

Любой могилу оставляетъ,

Гуляетъ, пишетъ, какъ живой,

И даже акты всѣ скрѣпляетъ!

Теперь вы представьте себѣ, что женились на хорошенькой, молоденькой вдовѣ. Отлучившись по дѣламъ, вы на крыльяхъ радости стремитесь къ ночи домой, предвкушая сладость бытія. Вы взволнованы, вы внѣ себя, вы въ эмпиреяхъ. И вдругъ — застаете на вашемъ мѣстѣ другого мужа, «совершенно какъ бы живаго»!! Какъ это вамъ нравится?!!.. Другой примѣръ. Вы получили новое назначеніе. Уже вы выросли въ собственныхъ глазахъ на цѣлую сажень, уже вы чувствуете въ себѣ способность «испепелять взглядомъ непочтительныхъ», давать знать мирнымъ обывателямъ о своемъ величіи рыканіемъ льва; уже вы, м. б., думаете о томъ, что хорошо, подобно Сквознику-Дмухановскому, быть два раза въ годъ имянинникомъ, но еще лучше — каждый мѣсяцъ!.. «Засимъ» идете вы на свое юпитеревское кресло и что-же?... на немъ сидитъ, какъ ни в чемъ не бывало, вашъ умершій предмѣстникъ и подмахиваетъ бумаги!!!.. Но все это только единичные случаи. А вы войдите въ положеніе обывателя, которому, кромѣ живыхъ, будутъ благодѣтельствовать еще и мертвые!!!! Есть отъ чего взволноваться и даже загрустить.

Я.

«Сибирь» №17, 27 апрѣля 1886

ЯКУТСКЪ. „Происшествія“ у насъ не оскудѣваютъ: при тушеніи пожара, бывшаго съ вечера 27 на 28 м. февраля въ ренсковомъ погребѣ купчихи К., изъ пожарнаго обоза потеряно два лома и топоръ; въ эту-же ночь у одного казачьяго сотника-старика О. подломленъ амбаръ и похищено много цѣнныхъ мѣховъ. Молва гласитъ затѣмъ, что при выдачѣ владѣльцамъ описанныхъ въ обезпеченіе исковъ по дѣламъ о покражѣ пороха изъ казеннаго погреба мѣщанину Г. и о спорномъ имуществѣ умершаго мѣщанина С. потомственному почетному гражданину Ч—ву имуществъ, оказалось много недочета въ вещахъ противъ описей. При заявленіи О—мъ о кражѣ у него мѣховъ слишкомъ на 1,000 руб., полиціей потребовалось свѣдѣніе, на кого онъ имѣетъ подозрѣніе? Если полиція требуетъ отъ пострадавшихъ отъ воровъ отвѣта на „кого имѣется сомнѣніе“, то слѣдовало-бы спросить и ее самое: на кого она имѣетъ подозрѣніе въ утратѣ изъ пожарнаго обоза ломовъ, топоровъ и другихъ вещей, находящихся въ охранѣ ея?

ЯКУТСКЪ. Голодъ по якутскому округу предвидѣлся еще въ срединѣ минувшаго лѣта, а теперь уже начинаютъ оказываться и слѣдствія его. Недавно въ Мегюренскомъ наслегѣ, какъ говорятъ, умеръ якутъ съ голода по дорогѣ, шедши къ сосѣду чего-нибудь поѣсть. Доводится встрѣчать нерѣдко людей съ опухшими лицами. Въ теченіе зимы было много больныхъ голоднымъ тифомъ и воспаленіями желудка. Оно понятно, если изо дня въ день ѣсть сосновую кору. Травъ также не уродилось сей годъ и, какъ нарочно, осенью не было улова рыбы (карасей). Думая о сохраненіи своей собственной жизни отъ голода, якуты должны еще заботиться и о достаточномъ содержаніи наслѣдниковъ, какъ вообще здѣсь называютъ поселенцевъ. Но, къ несчастію, подобныя заботы оканчиваются печальными результатами. Въ концѣ февраля мѣсяца поселенецъ, содержавшійся въ ночлежномъ карцерѣ за настойчивое требованіе пищи, которую можетъ употреблять человѣкъ, а не такую, какъ кора, что и скоту не по нутру, убилъ якута и ранилъ его жену топоромъ. Теперь этотъ поселенецъ лежитъ въ больницѣ весь избитый и, говорятъ, докторъ нашелъ винтовочную пулю у него. А то вотъ и другой случай убійства опять изъ-за пищи. Въ М. управѣ поселенецъ-хохолъ зарѣзалъ ножомъ служителя и ранилъ другаго. Печальное житье поселенцамъ и якутамъ въ Якутскѣ и печальный финалъ для тѣхъ и другихъ. Поселеніе отбросковъ Россіи и другихъ частей Сибири въ Якутскѣ есть самое чувствительное мѣсто въ организмѣ якутской жизни. Поселенецъ не виноватъ въ требованіи отъ якута удовлетворительной пищи и якутъ не виноватъ, что не можетъ предложить ничего лучше коры, хорошо если сосна еще растетъ въ раіонѣ его наслега, а то нужно за ней съѣздить за нѣсколько десятковъ верстъ; поселенецъ требуетъ земли, а откуда ее взять, когда ея недостаточно и для кореннаго селенія. Что дѣлать? Сначала поселенецъ накричитъ, нашумитъ, раздерется въ наслегѣ, почешетъ затылокъ и спину и отправляется въ городъ за талисманомъ. Является въ управленіе за строгимъ предписаніемъ объ удовлетвореніи землею въ законной пропорціи и спѣшитъ съ бумагою обратно въ наслегъ, которую ему всучили, лишь-бы отдѣлаться отъ докучливаго просителя. Просителей таковыхъ по городу шляется масса и держитъ обывателей въ осадномъ положеніи: воровство развито сильно, убійства нерѣдки и въ виду голодовки требованіе подачекъ нахально-дерзкое. Зимой поселенецъ зарѣзалъ у священника кучера изъ-за куска хлѣба. Отправляясь съ бумагой въ рукахъ, поселенецъ мало вѣритъ въ магическое воздѣйствіе ея на якута, да и самъ сознаетъ, что ему нужна не земля, а деньги, которыя онъ выторгуетъ за причитающуюся часть. Наша страна — странная: голодуютъ люди, а съ ними голодуетъ и скотъ, — голодуетъ скотъ, а съ нимъ голодуютъ и люди. Съ 1880 года насъ посѣщаютъ регулярно недоразумѣнія природы: то иней не во время, то обильные дожди, то засуха. Всѣ подобныя событія, однако, нисколько не подвигаютъ насъ къ заботѣ о завтрашнемъ днѣ. Голодовка нынѣшняя — не единственный случай, а старые примѣры забываются скоро и не служатъ урокомъ. Напримѣръ, отчего-бы не имѣть запасовъ хлѣба и сѣна. Вѣдь, запасы того и другаго даже обильны, но только на бумагѣ. Ревизій никогда не было и кто болѣе силенъ, тотъ и господинъ запасовъ.

Теперь нужно сказать и о томъ, что нашъ мертвящій городъ блокируютъ разные выходцы своими шантажами. Въ одинъ прекрасный день вы увидите расклеенными на улицахъ пасквили озлобленнаго человѣка, а то вдругъ объявится самозванный жандармскій чиновникъ и держитъ жителей въ страхѣ для своихъ цѣлей.

«Сибирь» №18, 4 мая 1886

Цѣны въ Якутскѣ за февраль: мука ржаная — 3 р. 20 к., пшеничная — 4 р. 15 к., крупчатка — 5— 6 р. 50 к., говядина — 2 р. 35 к., масло коровье — 10 р. 50 к., водка — 10 р., сахаръ — 20 р., медъ — 16 р., нельма — 8—9 р., картофель — 2 р. 50 к. за пудъ.

«Сибирь» №20, 18 мая 1886

Изъ Якутска, 12 апрѣля. Дивныя дѣла у насъ творятся: одинъ ех-жуликъ, сосланный за растрату казеннаго достоянія и получившій отпущеніе своихъ грѣховъ, служить земскимъ засѣдателемъ. По городскому управленію числятся большія недоимки за обывателями города за взятыя ими въ оброкъ городскія сѣнокосныя и заимочныя земли и налога съ недвижимыхъ имуществъ; между тѣмъ, оказывается, что многіе домовладѣльцы уплатили слѣдующее съ нихъ. Говорятъ, что всѣ эти деньги находятся въ карманахъ чиновъ полиціи. Не лучше-ли было-бы городской думѣ сдѣлать обязательное постановленіе для неисправныхъ плательщиковъ, чтобы они при требованіи полиціи вносили-бы недоимки прямо въ казначейство для записки въ депозиты ея, полиціи или городской управѣ предъявляли-бы только квитанціи казначейства. Носятся слухи, что нашъ сіятельный Кр—нъ уѣзжаетъ вверхъ по Ленѣ.

«Сибирь» №21, 25 мая 1886

Цѣны въ г. Якутскѣ въ мартѣ: мука ржаная 2 руб. 85 коп. за пудъ, пшеничная 4 р. 15 к., крупчатка — 5 р. и 6 р. 50 к., крупа гречневая — 4 р., мясо — 2 р. 30 к., масло коровье — 10 р. 50 к., мыло — 16 руб., водка — 10 р. ведро, чай отъ 1 р. 75 к., кирпичный — 1 р. 15 к., сахаръ — 45 к. фунтъ, свѣчи стеариновыя — 55 к., картофель — 2 р. 50 к. пудъ, конный рабочій — 1 р. 90 к. въ день.

«Сибирская газета» №22, 1 iюня 1886

Якутскъ. 12 апр. До шестидесятыхъ годовъ Якутская область питалась хлѣбомъ, ежегодно сплавлявшимся сюда на баркахъ съ верховьевъ Лены, изъ Верхоленскаго округа. Киренскій округъ доставлялъ овощи. Но съ тѣхъ поръ, какъ сосланные сюда скопцы открыли здѣсь свое хлѣбопашество и огороды, когда богатые урожаи нѣсколькихъ лѣтъ, при казенныхъ запасахъ, понизили цѣну до 1 р. 30 к., верхоленскіе хлѣботорговцы стали сокращать свой приплавъ и поворотили на золотые промысла. Въ восьмидесятыхъ же годахъ количество своего хлѣба въ Якутскѣ достигло такихъ размѣровъ, что приплавъ его сверху окончательно прекратился, казенные запасы, вслѣдствіе высокой цѣны, лежали безъ движенія, и начался уже вывозъ хлѣба изъ Якутска вверхъ по Ленѣ. Такъ, купцомъ Громовымъ закуплено было здѣсь для пріисковъ до 50 тысячъ пудовъ по 1 р. 30 к. и 1 р. 40 к. Интендантскiй закупъ дѣлался здѣсь же. Такимъ образомъ, производство съ потребленіемъ стало въ довольно правильныя отношенія и оставалось только регулярно поддерживать и освѣжать запасы, для чего существовалъ порядочный запасный капиталъ (тысячъ 200), 13 казенныхъ и 250 общественныхъ магазиновъ (въ области). На Марху указывали, какъ на неистощимую житницу, способную выдержать какой угодно неурожай.

Но 85 годъ далъ намъ порядочный урокъ не зазнаваться и не плошать. Была сильная засуха. Хлѣбъ не родился. Съ верховьевъ не было приплавлено ни пуда. Пока думали да гадали, не вѣря еще въ серьезную опасность голодовки, Лена покрылась льдомъ и лишила возможности добыть хлѣба хотя отъ ближайшихъ Олекминскихъ сосѣдей. Кинулись въ запасные магазины, но и здѣсь встрѣтили полное разочарованіе. Изъ Якутскаго магазина еще въ 82 г. остатки, до 17 тысячъ пудовъ, были вывезены, за негодностію къ употребленію, въ Киренскій округъ и до сихъ поръ не получены, да тысячи двѣ дано взаймы городской управѣ и тоже не получено. Сельскіе магазины нерѣдко представляли полную пустоту, съ чернильницей и книгой долговъ на столѣ. Провѣдали объ этомъ мархинцы и сказали: «наддай, братцы»! И наддали. Цѣны разомъ поднялись чуть не втрое. Начальство поѣхало на Марху убѣждать, усовѣщевать. Подались скопцы; на больницу, на острогъ уступили дешевле, но въ общемъ понижали цѣны туго. Наконецъ, жителямъ города было объявлено, чтобы дороже 2 р 70 к. они не давали скопцамъ, иначе тащили бы ихъ въ полицію. Не знаю, воспользовался ли кто этимъ правомъ, но цѣны такой мы не видали, хотя по 3 р. 30 к. теперь можно купить ржаной хлѣбъ, а пшеничный 4 и 4 р. 30 к.

Виноватъ ли во всей этой исторіи покойничекъ Ч. или наше общее «авось», — не объ этомъ теперь забота. Горожане переживутъ дороговизну, а сосновые лѣса выручать Якутовъ (до смерти любятъ сосну! Пухнутъ, а все жрутъ), а бѣда въ томъ, что сѣмянъ на будущій посѣвъ мало. Всѣ съѣли. Изъ Олекмы, по распоряженію начальства, привезено зимнимъ транспортомъ 6 тысячъ п. зерна, да это нарасхватъ. Больше взять неоткуда. Впрочемъ, у скопцовъ не безъ запасу.

Овощей въ продажѣ почти нѣтъ. Картофель 3 р. пудъ. Капуста бѣлая 2 р. 50 к. ведро. Моркови, свеклы и пр. совсѣмъ нѣтъ, да изъ жителей города мало кто и толкъ знаетъ въ этихъ вещахъ.

Н.

«Сибирь» №27, 6 iюля 1886

Изъ Якутска пишутъ отъ половины мая, что въ мѣстномъ казначействѣ открылся недочетъ звонкой монеты. Оттуда-же жалуются, что мѣстные богачи, игнорируя распоряженія думы и начальства, пользуясь поблажкой полиціи, загрязняютъ и озараживаютъ городъ нечистотами. Одинъ чиновный тузъ, занимающійся торгашествомъ, убиваетъ на своемъ дворѣ, на большой улицѣ, до двухъ сотъ штукъ скота и не думаетъ очищать двора. Цѣлые потоки всякихъ гадостей вытекаютъ съ его двора на улицу и къ его сосѣдямъ. А полиція ничего не видѣла; замѣтилъ это только новый начальникъ области...

«Сибирь» №28, 13 iюля 1886

Намъ пишутъ изъ Якутска, что нѣкто Кривенко, назначенный въ октябрь прошлаго года туда почталіономъ, 22 января текущаго года быль уволенъ отъ должности, безъ объясненія причинъ, хотя относилъ свою службу добросовѣстно.

 

Изъ Якутска. Наконецъ-то наши думцы, царствующіе уже восьмой годъ, открыли новые выбора. Выбора по 1-й категоріи, назначенные 28 мая, не состоялись, за неприбытіемъ избирателей и отложены до 5 іюня; по 2-й-же категоріи — 3 іюня выбрано 10-ть гласныхъ. Есть основаніе думать, что опять возникнутъ жалобы со стороны исключенныхъ изъ списковъ избирателей и пойдетъ полемика на долгое время, а прежніе городскіе воротилы будутъ пользоваться жалованіемъ на счетъ городскаго общества и оставаться безучастными въ расходахъ.

«Сибирь» №29, 20 iюля 1886

Изъ Якутска. 15 іюня провожали здѣсь отъѣзжавшаго отсюда К. К. Кокоулина. Онъ былъ болѣе десяти лѣтъ учителемъ русскаго языка въ здѣшней прогимназіи и всегда глубоко честно относился къ исполненію своихъ обязанностей. Въ продолженіе десяти лѣтъ онъ всегда пользовался любовію и уваженіемъ какъ своихъ учениковъ, такъ и вообще якутскихъ жителей. Въ день его отъѣзда ему былъ устроенъ довольно многолюдный обѣдъ въ залѣ общественнаго собранія. Въ подпискѣ на этотъ обѣдъ участвовали здѣшній епископъ, вице-губернаторъ, старшій совѣтникъ, медицинскій инспекторъ, начальникъ мѣстной команды, военный врачъ и нѣкоторые изъ купцовъ. Изъ сослуживцевъ его не было только однаго-двухъ учителей и директора.

Объ уваженіи, какое питалъ нашъ городъ къ г. Кокоулину, свидѣтельствуетъ слѣдующій краснорѣчивый фактъ: Г. Кокоулинъ выѣхалъ изъ города, въ 11 часовъ вечера, въ почтовой кибиткѣ, и за нимъ двинулось 15 экипажей публики, пожелавшей проводить его до лодки, за 30 верстъ отъ города. Послѣ обычнаго прощанія, 7—8 друзей тянули лодку еще съ версту.

Нынѣшнее лѣто изъ Якутска очень многіе уѣзжаютъ. Изъ учителей-же, кромѣ Кокоулина, уѣхалъ 18 іюня еще Шелленбергъ, бывшій здѣсь 17 лѣтъ учителемъ въ прогимназіи.

 

Цѣны въ Якутскѣ за апрѣль мѣсяцъ: мука ржаная пудъ 2 р. 85 к., пшеничная 4 р. 15 к.; крупа гречневая и ячная — 4 р.; овесъ — 2 р.; мясо скотское свѣжее — 3 р. 20 к.; свѣчи сальныя— 7р. 50 к.; масло коровье — 10 р. 50 к.; мыло жировое — 15 р.; чай фамильный фунтъ — 1 р. 75 к., кирпичный штука — 1 р. 15 к.; сахаръ бѣлый фунтъ — 45 к.; омуль — 55 к. шт.; нельма, максунъ, стерлядь — 8—9 р. пудъ; бумага писчая — отъ Зр. 60 к. до 8 р.; махорка фунтъ — 36 к.

«Сибирская газета» №32, 10 августа 1886

Якутскъ, 28 іюня. (Проводы симпатичнаго учителя). 15 іюня провожали здѣсь одного изъ самыхъ симпатичныхъ учителей Якутской мужской Прогимназіи, Константина Константиновича Кокоулина. Вслѣдствіе неожиданнаго для всѣхъ (за немногими, можетъ-быть, исключеніями) увольненія его отъ должности учителя русскаго языка, Кокоулинъ навсегда оставилъ Якутскъ. Десять полныхъ лѣтъ его учительской дѣятельности оставили по себѣ живой памятникъ въ лицѣ сослуживцевъ и учениковъ его. Для послѣднихъ онъ былъ не только учителемъ, но и отцемъ, а подъ часъ, и товарищемъ. Въ проводахъ Кокоулина, устроенныхъ по подпискѣ въ зданіи Общественнаго Собранія, участвовали сослуживцы его (кромѣ директора и одного учителя), нѣсколько особъ изъ высшаго мѣстнаго начальства, епископъ Іаковъ, вице-губернаторъ, Старшій Совѣтникъ, медицин. Инспекторъ, начальн. мѣстной команды и знакомые, всего до 30 человѣкъ. Никого еще не провожали здѣсь такимъ тѣснымъ кружкомъ друзей и съ такою искренностію. Самъ Преосвященный Іаковъ, желая выразить свое сочувствіе, принялъ участіе въ подпискѣ и прислалъ благословеніе отъѣзжающему.

П.

Изъ Якутска намъ пишутъ, что нынѣшнее лѣто оттуда уѣзжаютъ очень многіе: тому причиной посѣтившая Якутскъ дороговизна, пустота жизни и милые порядки. Люди посредственные бѣгутъ отъ дороговизны, — хорошіе отъ двухъ послѣднихъ причинъ. Изъ учителей, кромѣ Кокоулина, уѣхалъ 18 іюня еще Шелленбергъ, бывшій здѣсь 17 лѣтъ учителемъ въ прогимназіи.

«Восточное обозрѣнiе» №33, 14 августа 1886

Изъ Иркутска, отъ 9-го августа, телеграфируютъ: «Генералъ-губернаторъ графъ Игнатьевъ окончилъ обозрѣніе Якутской области и на дняхъ возвратился въ Иркутскъ».

«Сибирская газета» №34, 24 августа 1886

Изъ Якутска намъ пишутъ, что тамъ событіе, небывалое слишкомъ 30 лѣтъ: 5 іюля на пароходѣ прибылъ Г. Генералъ-Губернаторъ В. С. Графъ Игнатьевъ. Поэтому всѣ текущія дѣла пока пріостановлены и въ городѣ идетъ суета и хлопоты — обычныя и неизбѣжныя въ такихъ случаяхъ. Графъ прибылъ съ семействомъ, адъютантомъ, двумя чиновниками и домашнимъ врачемъ.

«Сибирь» №38, 21 сентября 1886

Иркутскій губернскій судъ, въ новомъ своемъ составѣ, но не въ публичномъ засѣданіи приговорилъ нашу редакцію къ штрафу въ 200 р. за диффамацію, по жалобѣ бывшаго полиціймейстера г. Якутска, князя Кропоткина. Это первый примѣръ обвинительнаго приговора противъ нашей газеты. Редакціей подается апелляція.

 

Цѣны въ Якутскѣ за іюнь: мука ржаная пудъ — 2 р. 50 к., пшеничная — 4 р. 20 к., крупчатка отъ — 5 до 6 р., крупа ячная — 4 р., овесъ — 2 р., мясо скотское до — 2 р. 60 к., масло коровье топленое — 11 р., мыло жировое — 10 р., чай фамильный фунтъ — 1 р. 75 к., чай кирпичный штука — 1 р. 10 к., сахаръ бѣлый фунтъ — 40 к., свѣчи стеариновыя фунтъ — 50 к., дрова однополѣнныя сажень — 1 р. 50 к., конопля (пенька) пудъ — 8 р., человѣку за день конному — 1 р. 90 к., бумага сѣрая — 3 р. 50 к., махорка — 36 к. за фунтъ.

«Сибирь» №39, 28 сентября 1886

Изъ Якутска. На базарѣ и въ мелочныхъ лавочкахъ нашего города въ большомъ количествѣ попадаются нелишенныя исторически-научнаго интереса архивныя дѣла прошлаго столѣтія. То встрѣтишь путевой журналъ какой-то экспедиціи изъ Якутска до Удскаго острога, богатый научными географическими замѣтками; то „промеморій“ Беринга; то листокъ изъ дѣла о камчатскомъ бунтѣ; то письмо Штейнгеля, члена россійско-американской компаніи о Трескинѣ и Пестелѣ и др.

Намъ кажется, что если нельзя обременять архивовъ храненіемъ излишка „дѣлъ“, то сортировка ихъ при продажѣ должна быть производима болѣе внимательно. Не менѣе страннымъ кажется и слѣдующій поступокъ ученыхъ мужей. Изъ библіотеки якутской прогимназіи продана въ лавочку, на вѣсъ, газета „Амуръ“ въ полномъ годовомъ изданіи.

«Сибирь» №41, 12 октября 1886

Опроверженіе. На основаніи 45 ст. временныхъ правилъ о цензурѣ и печати (приложеніе къ ст. 4 уст. ценз. по продолженію 1886 г.) имѣю честь покорнѣйшее просить редакцію газеты «Сибирь» напечатать въ ближайшемъ №, въ видахъ возстановленія истины, нижеслѣдующее опроверженіе:

«Въ № 38 газеты «Сибирь» за настоящій годъ въ отдѣлѣ «городская хроника» напечатана замѣтка, въ которой сказано: «Иркутскій губернскій судъ въ новомъ составѣ, но не въ публичномъ засѣданіи приговорилъ нашу редакцію къ штрафу въ 200 руб. за диффамацію по жалобѣ полиціймейстера, князя Крапоткина, причемъ газета добавляетъ, что это первый примѣръ обвинительнаго приговора противъ газеты. Сообщеніе это не вѣрно: приговоръ губернскаго суда, коимъ г. Загоскинъ признанъ виновнымъ въ оглашеніи въ печати обстоятельствъ, позорящихъ честь г. полицеймейстера г. Якутска, князя Крапоткина, справедливость которыхъ оказалась ничѣмъ недоказанной, состоялся 9 іюля с. г. въ прежнемъ составѣ суда. Губернскій судъ въ новомъ составѣ подписалъ лишь протоколъ, составленный въ исполненіе означеннаго приговора.

Предсѣдатель А. Клоповъ.

ЯКУТСКЪ, 4-го августа (о выборахъ въ думу и о проч.). Наконецъ у насъ состоялись выборы новыхъ гласныхъ и образовалась новая городская управа. Намъ передаютъ, что выбора наши были особенно забавны. Первая категорія состояла изъ 4-хъ избирателей; имъ подлежало выбрать 10 гласныхъ. Они выбрали, въ числѣ прочихъ, одного якута неграмотнаго и русскій языкъ непонимающаго. Благоразумный якутъ потомъ отказался отъ сдѣланной ему чести. Вторая категорія старалась избрать также якутовъ, весьма недостаточно говорящихъ по-русски, но зато въ недавнихъ лишь годахъ, какимъ то необъяснимымъ фокусомъ, вдругъ очутившихся капиталистами. Третья категорія состоитъ изъ избирателей русскаго элемента: чиновниковъ, казаковъ, священниковъ и кулаковъ-якутовъ. Говорятъ, что одинъ торговый тузъ, мечтавшій быть своими соотечественниками якутами выбраннымъ городскимъ головою, руководилъ подъ рукою выборами, приказавъ избрать такого-то и такого. Вотъ приступили и къ выборамъ головы и членовъ управы. Значительнымъ большинствомъ былъ избранъ Ф. В. Астраханцевъ головою. Мы горожане надѣемся на г. Астраханцева, что онъ заведетъ хорошіе порядки по городскому управленію, основанные на любви къ родному городу и къ благосостоянію согражданъ и что онъ избавитъ насъ отъ необходимости быть со всѣхъ сторонъ окруженными міазмами и не допуститъ, чтобы кулаки скупали въ ущербъ остальнымъ жителямъ всѣ съѣстные припасы. Кромѣ г. Астраханцева, предложены были гласными къ выбору на должность городскаго головы гг. Сатиловскій, Эверстовъ, Гольманъ, Салинъ и инородецъ купецъ Захаровъ, но всѣ эти лица отъ баллотировки отказались, въ виду полученія г. Астраханцевымъ 22 избирательныхъ шаровъ изъ числа 27 наличныхъ избирателей, къ которымъ онъ и самъ принадлежалъ. Членами управы остались тѣ же гг. Сатиловскій и Зегденизовъ. Новая дума уже успѣла одинъ разъ собраться для обсужденія нѣкоторыхъ вопросовъ. Говорятъ, что засѣданіе было довольно оживленное. Въ числѣ новыхъ гласныхъ одинъ повелъ рѣчь свою на якутскомъ нарѣчіи. Въ собраніи русскихъ гласныхъ подобная рѣчь была едва-ли кстати. Въ якутской хроникѣ прибавилась еще эпоха, — это посѣщеніе Якутска главнымъ начальникомъ края графомъ Игнатьевымъ. Часто старые люди, разсказывая о какомъ-нибудь дѣлѣ, указываютъ на ревизію, произведенную сенаторомъ графомъ Толстымъ въ 1844 году, говоря: — это случилось до посѣщенія насъ сенаторомъ. Также послѣднее пребываніе графа Муравьева-Амурскаго осталось въ памяти у всѣхъ. Съ перваго взгляда на главноначальствующаго какъ русскіе, такъ и якуты были очарованы его простымъ и любезнымъ, истиннымъ достоинствомъ проникнутымъ обращеніемъ. Графиню мы считаемъ благодѣтельницею нашихъ неимущихъ вдовъ и сиротъ. Она обратила свое вниманіе на нужды просящихъ вспомоществованія и щедрыми руками раздала нѣсколько тысячъ руб.; посѣтила убогую нашу больницу, дѣтскій пріютъ и другія мѣстныя учрежденія.

Прожитые послѣдніе годы (10-ти лѣтіе) глубоко записаны въ душахъ мѣстныхъ жителей печальными красками. Все народонаселеніе въ области до крайности оскудѣло, за исключеніемъ богачей якутовъ и виноторговцевъ. Неурожаи, отсутствіе казенныхъ поставокъ и подрядовъ за соотвѣтствующую цѣну, не имѣніе казеннаго запаса хлѣба, чрезмѣрная страсть инородцевъ къ вину, недостаточный надзоръ въ округахъ за хозяйствомъ и порядками, сильное развитіе мошенничества между инородцами, грабежи и воровство, накопленіе болѣе 1,000 дѣлъ въ нашемъ окружномъ судѣ, неурядица въ городской полиціи, — всѣ эти недуги ложились угнетающею тяжестью на существованіе жителей. Денегъ нѣтъ въ народѣ; буквально всѣ запасы исчезли. Насъ радовалъ ожидаемый урожай хлѣба, какъ вдругъ сдѣлалось извѣстнымъ, что хлѣбъ на поляхъ погибъ отъ холода. Вслѣдствіе этого, цѣна на него поднялась отъ 2 р. 50 к. до 3 р. 80 к., да его болѣе въ продажѣ и нѣтъ. Сего числа получена эстафета изъ Олекмы, откуда наше начальство выписало нынѣ 25 т. пуд. хлѣба, что едва-ли хватитъ хлѣба для продовольствія Олекминскаго округа, такъ какъ положительно весь хлѣбъ отъ холода погибъ; со страхомъ мы ожидаемъ зиму, которая и безъ этого неурожая у насъ требуетъ множество съѣстныхъ припасовъ для продовольствія жителей. А откуда хлѣба взять? Перспектива для Якутска весьма печальная. Рабочій людъ и мелкое чиновничество, продавшее въ 1885 и 1886 году всѣ свои скудные пожитки, находятся уже теперь въ бѣдственномъ положеніи.

Намъ сообщаютъ, что якутскій мѣщанинъ С—скій, дѣлопроизводитель здѣшняго окружнаго по воинской повинности присутствія, на-дняхъ посылаетъ въ техническій комитетъ, состоящій при департаментѣ неокладныхъ сборовъ, свой проэктъ обандероленія махорки.

«Сибирь» №42, 19 октября 1886

Изъ Якутска. Въ минувшемъ году, хотя дорого, былъ все-же въ продажѣ хлѣбъ, но въ настоящее время за деньги нѣтъ въ продажѣ муки. За 5 р. не найти пуда яровой муки: нѣтъ въ продажѣ да и только! Калачи крупичатые продаются по 14 к. фунтъ. Впрочемъ, грѣхъ сказать, чтобы вовсе не было хлѣба, онъ есть, да вопросъ у кого? Въ лѣто с. г. приплавлено было до 7,000 пуд. муки; но гдѣ она? Вслѣдствіе заморозковъ, цѣна на муку отъ 2 р. 50 к. поднялась до 3 р. 50 к. Народъ горюетъ и плачетъ. Жители обращаются въ городскую управу: „дайте Христа ради на деньги муки“! А у города нѣтъ хлѣба... Спасибо мѣстной администраціи! Ей удалось какимъ-то способомъ достать 8,000 пуд., только еще не наступила минута выпуска хлѣба.

Опять и кражи стали появляться, но нельзя не благодарить временно исправляющаго должность полиціймейстера Ш.: мы не боимся теперь ночнаго грабежа или нападенія шайками, какъ это у насъ было въ 1884 и 1885 годахъ. Но все-таки у насъ мерзостей еще дивно. Напримѣръ, въ половинѣ августа одинъ богатый якутъ накупилъ въ городѣ товаровъ болѣе 2,000 р., потянулся въ лодкѣ съ 2-мя работниками, якутами и съ однимъ поселенцемъ вверхъ по рѣкѣ домой. Ждали дома недѣлю, нѣтъ хозяина съ людьми; ждали еще; наконецъ, принялись розыскивать, и нашему исправляющему должность исправника С. удалось открыть это обстоятельство. Поселенецъ, который былъ нанятъ для тяги лодки, убилъ одинъ всѣхъ троихъ; на нанятой подводѣ, привезъ товары въ 2-хъ сундукахъ на первую станцію, затѣмъ бѣжалъ, но теперь сидитъ въ тюрьмѣ. За городомъ, по временамъ, находятъ убитыхъ. Гдѣ и украдутъ быка, лошадь, а гдѣ и залѣзутъ безъ ключа въ амбаръ, съ пашенъ стали увозить снопы. — Достоинъ упоминанія, еще слѣдующій случай. Года 2 или 3 назадъ крестьянка послала своего сына въ Якутскъ для образованія въ якутскую прогимназію и вручила его за плату учителю и классному наставнику А.; мальчикъ переводился изъ класса въ классъ надлежащимъ порядкомъ. Нынѣшнее лѣто этотъ мальчикъ отправился на пашню въ 7 верстахъ отъ города съ рабочими и еще однимъ сверстникомъ, имѣющимъ пристрастіе къ охотѣ. Однажды въ палаткѣ началъ товарищъ мальчика поправлять курокъ своего ружья и несчастіе совершилось. Курокъ вырвался, раздался выстрѣлъ и дробь врѣзалась въ шею и мозгъ мальчика, — вотъ и не стало его, подававшаго родителямъ большія надежды.

Въ городѣ появилась скарлатина. Мы даже нынѣ не имѣемъ при единственной аптекѣ больницы аптекаря. Его по прошенію уволили, а заступаетъ его мѣсто доморощенный лекарскій ученикъ казакъ.

П. Д. Еверстовъ пожертвовалъ въ пользу якутской женской прогимназіи 2,000 р.

«Сибирь» №43, 26 октября 1886

Намъ пишутъ изъ Якутска, что во время тамошняго междуцарствія, въ виду дороговизны содержанія и недостаточности канцелярскихъ суммъ, мелкіе чиновники, писцы и т. п. частію лишены мѣстъ, частію имъ убавлено содержаніе*). Деньги, оставшіяся отъ вакантныхъ должностей распредѣлены въ награду, при чемъ разнымъ совѣтникамъ давались, напр., по сту рублей и болѣе, а писцамъ по 10—15 р. единовременно. Мало этого: бѣднягамъ невозможно получить даже въ долгъ изъ такъ называемаго благотворительнаго капитала, потому что изъ него просятъ одолжить высшіе чины: одинъ военный 500 р., два штатскихъ по 600 р., а одинъ ученый даже тысячу! Хлѣбъ въ Якутскѣ 4 р. ржаной и 4—50 к. простой пшеничный за пудъ!

*) За то заполучили тепленькія мѣста папенькины сынки и племяннички, нигдѣ неучившіеся. Былъ даже такой курьозъ, что въ одномъ столѣ было по два столоначальника и по два помощника, такъ какъ настоящіе-то папенькины сынки не въ состояніи были даже имени подписать.

«Сибирскiй вѣстникъ» №92, 2 ноября 1886

Съ разрѣшенія св. синода, въ Якутскѣ, будутъ издаваться подъ редакторствомъ ректора мѣстной духовной семинаріи, протоіерея Стефана Добротворскаго, «Якутскія епархiальныя вѣдомости».

«Сибирь» №45, 9 ноября 1886

Якутскъ. Нигдѣ, конечно, неурожаи хлѣбовъ не отзываются такъ тяжело на населеніи, какъ въ якутской области, ибо, благодаря географическому своему положенію на краю свѣта, — куда, по пословицѣ, макаръ телятъ не гоняетъ, — отсутствію сосѣдей и удобныхъ путей сообщенія, она не можетъ ждать ни откуда помощи. При такихъ условіяхъ, естественно, цѣны на хлѣбъ поднимаются до невѣроятности. А годы пошли въ якутской области неурожайные. Урожай выше средняго былъ въ 1883 году, урожай 1884 года ниже средняго, а послѣдніе два года дали земледѣльцамъ одни лишь убытки. Впрочемъ, кое-гдѣ хлѣба получались, такъ въ 1885 году въ олекминскомъ округѣ, а въ этомъ году въ окрестностяхъ Якутска (преимущественно на казачьихъ земляхъ, арендуемыхъ скопцами) и въ кильдемскомъ наслегѣ, — у скопцовъ. Все это, однако, составляетъ бездѣлицу въ сравненіи съ общимъ неурожаемъ по области. Къ большему несчастiю, 1885—86 года были неурожайны не для хлѣба только: не родилось ни картофеля, ни овощей, ни грибовъ, ни ягодъ, — продуктовъ, составляющихъ, какъ извѣстно, не малое подспорье въ сельскомъ быту.

Нынѣшняя весна чрезвычайно благопріятствовала посѣвамъ: всходы были вездѣ замѣчательно хороши. Хлѣбъ шелъ густой, кустистый, ровный и высокій; съ 20-хъ чиселъ іюня сталъ колоситься, вытянулся въ ростъ человѣка съ колосомъ вершка 3. Къ половинѣ іюня хлѣбъ совершенно выколосился, въ рѣдкомъ колосѣ было 20—30 зеренъ, а то 40—50, словомъ, обѣщалъ урожай не бывалый. Не одинъ хозяинъ, выйдя на свое поле, тѣшилъ себя надеждою вернуть прошлогодніе убытки и обезпечиться надолго хлѣбомъ. Нужно было только недѣльку-другую тепла, чтобы хлѣбъ дозрѣлъ. Но, вотъ тутъ-то и случилось то, подъ страхомъ чего якутскій земледѣлецъ засѣваетъ свое поле. Обыкновенное жаркое лѣто смѣнилось холоднымъ, какого не запомнятъ и старики: больше 20° по Р. на солнцѣ не было все лѣто, да и то не много дней въ концѣ іюня и въ самомъ началѣ іюля. Прошелъ іюль, наступилъ августъ, время-бы ужь и жать, а хлѣбъ все стоитъ въ томъ-же положеніи, не спѣетъ, только по релкамъ, на высокихъ мѣстахъ, по преимуществу песчаныхъ, попадались въ видѣ оазисовъ, лоскутки съ ушедшимъ хлѣбомъ, хотя и не съ совершенно полнымъ зерномъ. Ждали, ждали тепла, прошла добрая половина августа, и ждать перестали; дѣло ужь къ осени пошло. Въ хорошіе годы жатва начиналась въ концѣ іюля и въ 20-хъ числахъ августа кончалась, а нынче, за ожиданіемъ тепла, благодаря тому, что недошедшее зерно крѣпко держалось въ колосѣ и не высыпалось, жатву начали почти мѣсяцемъ позже обыкновеннаго и кончили къ половинѣ сентября, такъ что нѣкоторымъ запоздавшимъ хозяевамъ пришлось жать по снѣгу. Поспѣвшій хлѣбъ убрали, разумѣется, своевременно. Все, что говорится здѣсь о севогоднемъ урожаѣ хлѣбовъ, относится только до ближайшихъ окрестностей г. Якутска; объ остальныхъ земледѣльческихъ углахъ области довольно сказать, что тамъ всѣ посѣвы погибли отъ раннихъ морозовъ.

Результаты урожая пока еще не вполнѣ выяснены, потому что нигдѣ не молотили до морозовъ, но, судя по цѣнамъ, существующимъ теперь на ржаную муку, едва-ли можно разсчитывать на дешевый хлѣбъ. Еще въ 20-хъ числахъ іюля ржаная мука поднялась съ 2 руб. на 3 руб. за пудъ и, постепенно возвышаясь, достигла къ концу сентября до 4 р. 60 к. Съ первыми морозами хлѣбъ, конечно, подешевѣетъ, но несомнѣнно и то, что къ веснѣ цѣны на него снова дойдутъ до крайнихъ предѣловъ. Перспектива не отрадная, принимая во вниманіе отсутствіе частныхъ и общественныхъ запасовъ хлѣба, истощенныхъ въ предъидущіе неурожайные годы. При такихъ обстоятельствахъ, поселенцы — этотъ бичъ здѣшняго, и безъ того забытаго Богомъ края, дадутъ, должно-быть себя, почувствовать.

П —въ. (Прим.админ.сайта: вероятно А.И. Попов)

 

Изъ Якутска пишутъ, что, по постановленію новаго состава гласныхъ думы съ Ф. В. А. во главѣ, были произведены ревизіи городскихъ капиталовъ, причемъ обнаружена нѣкоторая растрата; однакожъ, не слышно, чтобы виновныхъ предавали законной отвѣтственности. Не по кумовству-ли ужь?

«Сибирь» №46, 16 ноября 1886

Цѣны на припасы въ Якутскѣ, за августъ мѣсяцъ: мука ржаная 3 р. 75 к., пшеничная 4 р. 15 к. Крупъ, овса, булокъ въ продажѣ не было; говядина 2 р. 40 к., свѣчи сальныя 6 р. 50 к., масло коровье 8 р. 50 к., мыло жировое 9 р., водка 8 р., кирп. чай 1 р. 10 к., медъ 14 р., дрова однопол. саж. 1 р. 60 к., пакля 8 р., картофель за пудъ 1 р. 60 к., табакъ-махорка ф. 36 к.

«Сибирская газета» №47, 23 ноября 1886

Якутскъ. 10 октября. (Объ открытіи вновь якутско-аянскаго тракта.) Г. генералъ-губернаторъ Вост. Сибири, гр. Игнатьевъ, желая вновь открыть якутско-аянскій трактъ, закрытый лѣтъ 20 тому назадъ, съ упраздненіемъ Русско-Американской Компаніи, и, притомъ, имѣя въ виду двоякую цѣль, — транзитную и колонизаціонную — командировалъ для ближайшаго ознакомленія съ мѣстными условіями края, на пути между Аяномъ и Якутскомъ, якутскаго губернатора, полковника Свѣтлицкаго. Отправившись въ концѣ іюля, въ слѣдъ за выѣздомъ изъ Якутска графа, г. Свѣтлицкій вернулся изъ этой трудной командировки только черезъ 2 мѣсяца. Изъ разговора съ губернаторомъ я узналъ, что онъ доѣзжалъ до самого Аяна, бывшаго порта, куда, кстати сказать, къ тому времени прибылъ на своемъ пароходѣ г. Филиппеусъ. Одна треть этого разстоянія, отъ Якутска до с. Усть Майскаго (примѣрно 320 в.), представляетъ всѣ удобства для устройства тракта и введенія земледѣльческой культуры; остальныя же двѣ трети и, въ особенности, послѣднія 200 верстъ къ Аяну, только съ большимъ трудомъ могутъ быть утилизированы, такъ какъ отличаются каменистой почвой, непригодной ни для какого рода хозяйства, а потому на заселеніе этой части тракта трудно разсчитывать. Бывшія станціи аянскаго тракта ютились, какъ это видно по развалинамъ ихъ, на мѣстахъ, представляющихъ небольшіе оазисы въ этой тайгѣ.

Комментарiй. Въ отдѣлѣ корреспонденцій читатель найдетъ чрезвычайно важное для всего Якутскаго края извѣстіе о возстановленіи тракта отъ порта Аяна до Якутска, — тракта, упраздненнаго лѣтъ 20 тому назадъ, съ прекращеніемъ дѣйствій Россійско-Американской компаніи. Мысль объ этомъ возстановленіи настойчиво проводилась якутской губернской администраціей во всеподданнѣйшихъ отчетахъ съ начала 80-хъ годовъ (съ вице-губернаторства г. Приклонскаго), и можно только радоваться тому, что, наконецъ, она близка къ осуществленію. Якутская область состоитъ изъ 5 округовъ: Якутскаго, Колымскаго, Верхоянскаго, Вилюйскаго и Олекминскаго, изъ которыхъ только послѣдній получаетъ привозные товары непосредственно изъ Иркутска, такъ какъ Олекминскъ стоитъ между послѣднимъ и Якутскомъ. Для остальныхъ 4 округовъ доставляетъ привозный товаръ тотъ-же Иркутскъ, но при посредствѣ Якутска, отъ котораго отстоитъ на 2818 вер., тогда какъ протяженіе якутско-аянскаго тракта равно всего 1000 верстамъ — сокращеніе пути и удешевленіе товаровъ огромное! Одинъ изъ якутскихъ купцовъ и теперь уже нѣсколько лѣтъ получаетъ чрезъ Аянъ чай и товары изъ Евр. Россіи и, перевозя ихъ въ Якутскъ, при посредствѣ подрядчиковъ-якутовъ, все таки находитъ для себя выгоднымъ продавать ихъ дешевле товаровъ, привозимыхъ изъ Иркутска тамошними купцами. По установкѣ-же пути, аянскій транзитъ явится еще болѣе сильнымъ конкурентомъ въ торговлѣ привозными товарами. Отсюда ясно, что учрежденіе аянскаго тракта должно, несомнѣнно, играть важную роль въ увеличеніи благосостоянія цѣлаго края, въ особенности, при условіи вывоза этимъ-же путемъ сырыхъ произведеній страны (пушного товара).

Мы, съ своей стороны, желали-бы, чтобы это прекрасное предпріятіе, достойное государственнаго ума, не остановилось на полдорогѣ. Дѣло въ томъ, что для обширнаго Колымскаго края и аянскій трактъ еще слишкомъ далекъ: Средне-Колымскъ отстоитъ отъ Якутска на 2315 в. (лѣтомъ, когда изъ Колымы вывозятъ мѣха, путь этотъ удлиняется до 2600 в.); такимъ образомъ, даже и послѣ открытія Аянскаго порта, дороговизна всѣхъ привозныхъ товаровъ въ Колымскомъ округѣ будетъ, все таки, страшная вслѣдствіе дороговизны провоза. Между тѣмъ всего въ 1050 верстахъ отъ того-же Колымска находится приморскій городъ Гижигинскъ, гдѣ товары гораздо дешевле, чѣмъ въ Якутскѣ. Доставка этихъ товаровъ въ Средне-Колымскъ обошлась-бы неизмѣримо дешевле, чѣмъ изъ Якутска, такъ какъ ⅔ этого пути (750 в.) идетъ водою, по рр. Коркодону и Колымѣ. Волокъ въ 300 в. отъ того мѣста, гдѣ онъ перестаетъ быть судоходнымъ, до Гижиги — очень удобенъ, такъ какъ на немъ нѣтъ трудныхъ переваловъ чрезъ горные отроги; чтобы приспособить гижигинскій трактъ, нужно только очистить достаточной ширины сухопутную полосу отъ лѣсныхъ зарослей, да кое-гдѣ сравнять почву. Это должно стоить государству ничтожныхъ денегъ, а между тѣмъ сократило-бы, по крайней мѣрѣ, втрое теперешнія колымскія цѣны, по которымъ кирпичъ чаю обходится, въ этомъ году, въ 4 р. (въ Якутскѣ 90 к.), фунтъ сахару — 1 р. 30 к., фунтъ стеар. свѣчей—1 р. 50 к., фунтъ жпроваго мыла — 1 р. 20 к., аршинъ ситцу — 50 к., фунтъ крупчатки — 80 к., пудъ ржаной муки — 14 рублей и т. д. Вопросъ объ устройствѣ торговаго пути изъ Гижигинска въ г. Средне-Колымскъ вовсе не новъ; его впервые возбудилъ въ 1870 г. К. К. Нейманъ, въ извѣстной брошюрѣ: «Нѣсколько словъ о торговлѣ и промыслахъ въ сѣверныхъ округахъ Якутской области»; въ 1878 г. бывшій Якутскій губернаторъ, генералъ Черняевъ принялъ къ сердцу это дѣло. Къ несчастью, путь, избранный покойнымъ генераломъ для осуществленія предпріятія былъ совершенно невѣренъ: онъ циркуляромъ пригласилъ Колымскихъ купцовъ принять на себя какъ производство изысканій, такъ и самое открытіе пути, безъ малѣйшаго содѣйствія или денежной помощи отъ казны. Не говоря уже о косности Колымскаго купечества, издавна привыкшаго къ Якутско-Колымскому тракту, — оно прямо было заинтересовано въ сохраненіи прежняго порядка вещей, такъ какъ съ упадкомъ Якутско-Колымскаго транзита неизбѣжно должно было бы потерять все то, что съ незапамятныхъ временъ числится имъ въ долгу на трактовомъ населеніи. Вотъ почему одинъ изъ мѣстныхъ коммерсантовъ сдѣлалъ для вида маленькую экскурсію въ 100 верстъ и поспѣшилъ донести губернатору, что проектъ послѣдняго неосуществимъ. Въ 1879 году г. Черняевъ попытался произвести новыя изысканія при посредствѣ Колымскаго исправника. Но и неудачный выборъ лица, и невозможность произвести изслѣдованіе на совсѣмъ ничтожную сумму, отпущенную губернаторомъ (чуть-ли не 100 р.) заранѣе обрекли это начинаніе на неудачу.

То, что мы узнаемъ изъ Якутской корреспонденціи, даетъ намъ право думать, что теперешніе высшіе представители Восточно-Сибирской и въ частности Якутской администраціи смотрятъ на предпріятія этого рода инымъ, болѣе широкимъ и правильнымъ взглядомъ. Будемъ же надѣяться, что вопросъ объ избавленіи Якутской областп отъ ига разорительно-дорогого провоза, такъ удачно начатый возобновленіемъ аянскаго тракта, будетъ такъ же удачно доконченъ проведеніемъ гижигинскаго.

Свѣдѣнія о ленско-якутской ярмарочной торговлѣ въ 1885 году.

«Сибирь» №49, 7 декабря 1886

Прежде всего мы просимъ извиненія у читателей въ томъ, что каждый разъ, когда дѣлаемъ сообщеніе о якутской ярмаркѣ, вынуждены бываемъ приводить по оборотамъ товаровъ, привозимыхъ изъ Россіи и Томска, только приблизительныя цифры и даже во многихъ случаяхъ обходиться безъ всякихъ цифръ, означая просто, что товаровъ было много, или мало; больше прошлогодняго или меньше. Что-же дѣлать: мы вынуждены къ голословнымъ сообщеніямъ отсутствіемъ какихъ-бы то ни было статистическихъ свѣдѣній. «Лучше что-нибудь, чѣмъ ничего», — думаемъ мы, — и беремся за перо. Но зато мы можемъ ручаться за точность цифръ, показывающихъ оборотъ пушными товарами.

Вывозъ въ нынѣшнемъ году изъ Иркутска и Томска товаровъ для продажи на Ленѣ съ самыхъ верховьевъ ея до города Якутска, а оттуда для снабженія ими и всей якутской области не превышаетъ цифры прошлаго года, т. е. равнялся приблизительно 1½ милліонамъ рублей. Въ виду-же печальныхъ извѣстій, получавшихся съ Лены, о бѣдствіяхъ претерпѣваемыхъ ленскими жителями отъ повторявшихся нѣсколько лѣтъ неурожаевъ, слѣдовало-бы ожидать товаровъ на Лену гораздо меньше, но то обстоятельство, что въ предъидущій годъ въ нѣкоторыхъ товарахъ чувствовался недостатокъ, побудило торговцевъ не только не уменьшить привоза, но даже значительно увеличить его и зато пришлось имъ, ко благу покупателей, поплатиться, т. е. торговать безвыгодно и едва-ли не съ убыткомъ.

Съ самыхъ первыхъ ярмарокъ началась недовыручка въ торговлѣ, сравнительно съ прошлымъ годомъ. На первой ярмаркѣ, въ Качугѣ, торговали хотя немного хуже прошлогодняго, но ярмарка у Рудыхъ навела на торговцевъ чуть не панику. На этой ярмаркѣ, гдѣ прежде каждый павозокъ торговалъ по нѣсколько тысячъ рублей, нынѣ выручали только десятки. Наѣзда жителей изъ окрестныхъ деревень почти совсѣмъ не было, что объяснили отсутствіемъ у нихъ денегъ.

Далѣе до Витима, по всѣмъ селамъ, вмѣстѣ съ городомъ Киренскомъ, давно потерявшимъ всякое значеніе, какъ центральный пунктъ округа, торговля въ нѣсколько лѣтъ такъ измельчала и выразившись въ прошломъ годѣ въ минимальной цифрѣ, не могла и въ нынѣшній годъ представить ничего лучшаго. Сомнительно, чтобы нынѣ успѣли сбыть товары въ Киренскѣ на 30 т., какъ это было въ 1885 году.

На Витимѣ, этомъ центрѣ золотопромышленности, въ прошломъ году нѣкоторыя фирмы торговали весьма удачно. Нынѣ-же и онѣ были разочарованы, по той причинѣ, что въ нынѣшній годъ не выѣзжали довѣренные для покупки товаровъ на пріиска, вслѣдствіе закрытія тамъ нѣкоторыхъ торговыхъ магазиновъ; ибо упадающія съ каждымъ годомъ золотопромышленныя дѣла и въ нынѣшній годъ не только не обѣщали ничего лучшаго, но, напротивъ, паденіе этихъ дѣлъ рельефнѣе всѣхъ другихъ годовъ выразились въ этотъ годъ, когда даже у Сибиряковскихъ, въ такомъ какъ-бы волшебномъ дѣлѣ, случилась недомывка золота по смѣтѣ и если-бы не помогъ имъ Благовѣщенскій пріискъ, купленный у города и въ которомъ нынѣ намыли золота много больше противъ смѣтнаго назначенія*), то недомывка золота у Сибиряковскихъ была-бы весьма значительная.

*) Во время-же владѣнія городомъ пріискъ этотъ, кромѣ убытковъ, ничего не обѣщалъ.

Не лучшіе результаты по торговлѣ произошли и на Мачѣ,— въ этомъ не по днямъ, но часамъ угасающемъ центральномъ пунктѣ Олекминской золотопромышленности.

И Олекминскъ, дышащій золотопромышленностью своей системы, не обрадовалъ торговцевъ. Якуты, получающіе главныя свои средства отъ поставки и доставки разныхъ припасовъ на пріиски, вслѣдствіе уменьшенія этихъ подрядовъ, оказались съ весьма ограниченными средствами и покупали мало. Другіе олекминскіе покупатели, скопцы, производили покупки въ прошлогоднемъ размѣрѣ и тѣмъ нѣсколько поддержали нѣкоторыхъ торговцевъ. Предвидя уже въ Олекминскѣ печальные результаты, торговцы начали тутъ сбывать товаръ со скидкой съ первоначальныхъ цѣнъ, но и этимъ немного увеличили свой сбытъ, за отсутствіемъ у жителей средствъ, и «съ печальной думой на челѣ» должны были отправиться въ Якутскъ.

Прежде между Олекминскомъ и Якутскомъ всегда торговали порядочно, но нынѣ и тутъ ничего не вышло.

Наконецъ, павозки добрались въ концѣ іюля въ конечный пунктъ своего торговаго плаванія, въ Якутскъ. Такъ какъ весь годъ носились слухи, что хлѣбъ въ Якутскѣ былъ дороже 4-хъ рублей, и потому у жителей, въ особенности у простаго народа, на хлѣбъ уходило много денегъ, въ ущербъ удовлетворенія другихъ потребностей, то покупательная способность ихъ ослабла, и торговли слѣдовательно ожидать было нельзя; но торговцамъ каждому хотѣлось сбыть свой товаръ и вотъ они начали продавать его по такимъ цѣнамъ, какія-бы только не предложилъ покупатель. Прибѣгнуть къ этой мѣрѣ заставило приплывшихъ торговцевъ еще и то обстоятельство, что въ нынѣшній годъ много товаровъ было еще доставлено въ Якутскъ мѣстными купцами. Въ концѣ-же концовъ, все-таки всѣмъ расторговаться, конечно, не пришлось и нѣкоторые торговцы оставили товаръ въ Якутскѣ; одинъ открылъ тамъ лавку, а другіе увезли товаръ обратно.

Вотъ цѣны, которыя существовали въ нынѣшній годъ на Ленѣ и въ Якутскѣ при продажѣ за наличныя деньги:

чай кир.

мѣсто

отъ

64

до

68

р.

к.

сахаръ

пудъ

«

10

50

«

11

«

50

«

масло томское

«

«

10

50

«

12

«

«

мыло

«

«

7

«

9

«

«

свѣчи сальныя

«

«

7

«

9

«

«

свѣчи стеаринов.

«

«

14

«

16

«

«

табакъ лист. мах.

«

«

8

50

«

11

«

«

табакъ крошен.

ящикъ

«

11

«

13

«

«

крупчатка томск. 1 с.

к.

«

25

«

28

«

«

даба Коновал. 1 с.

тюк.

«

26

«

28

«

«

ситецъ тверск.

арш.

«

14

«

«

16

«

 

ситецъ Кони 1с.

«

«

12

«

«

15

«

сарпинка Мороз.

«

«

20

«

«

23

«

сарпинка Зимина

«

«

17

«

«

20

«

кретонъ Мор.1 с.

«

«

17

«

«

20

«

сукно ф. Остан.

«

«

1

30

«

1

«

40

«

сукно ф. Шадр.

«

«

1

30

«

1

«

50

«

При продажѣ въ кредитъ цѣны эти были выше отъ 10 до 20%.

Что-же касается оборота на ярмаркѣ пушными товарами, то онъ выразился въ слѣдующихъ цифрахъ: на ярмаркахъ по Ленѣ до Якутска изъ пушныхъ бываетъ преимущественно одна бѣлка, которой въ нынѣшній годъ было въ предложеніи и продано:

ленской

въ

Киренскѣ

80,000

по

14 ½

к.

«

«

Витимѣ

30,000

«

15

«

«

«

Мухтуѣ

50,000

«

15½

«

Олекминской

«

Олекмѣ

60,000

«

22

«

        Привозъ-же пушныхъ товаровъ на ярмарку въ городъ Якутскъ мы приводимъ въ нижеслѣдующей таблицѣ вмѣстѣ съ таковымъ за 1885 годъ для нагляднаго сравненія ихъ.

Къ суммѣ цѣнности, на которую привезено въ минувшую ярмарку пушныхъ, слѣдуетъ еще прибавить тѣ пушные, которые не успѣли доставить на ярмарку колымскіе торговцы. Пушныхъ у колымцевъ можетъ быть на 50,000 руб., и тогда только сумма цѣнности нынѣшняго привоза сравнится съ прошлогодней. Но сравняется только сумма цѣнности и то благодаря тому чрезвычайно благопріятному обстоятельству, что въ нынѣшній годъ на главные пушные товары, бѣлку и песецъ, цѣны образовались отъ 40 до 50% выше прошлогодней. Обративъ-же вниманіе на количество пушныхъ, встрѣчаемъ весьма печальное явленіе, упорно повторяющееся каждый годъ: съ каждымъ годомъ количество привозныхъ на ярмарку пушныхъ уменьшается.

Причина этому, конечно, не та, чтобы пушные сбывались гдѣ-нибудь въ другомъ мѣстѣ, кромѣ Якутска. Тогда это обстоятельство не относилось-бы къ фактамъ печальнымъ, а напротивъ можно было-бы думать, что если пушные сбываются въ другомъ мѣстѣ, то слѣдовательно они нашли новый рынокъ, болѣе выгодный и потому полезный для края. На дѣлѣ-же вовсе не такъ. Пушные тѣхъ округовъ области, которые и ранѣе привозились всегда на ярмарку въ Якутскъ и теперь нигдѣ въ другомъ мѣстѣ не сбываются, а между тѣмъ привозится ихъ все менѣе и менѣе, значитъ причина этому та, что самые промыслы звѣрей уменьшаются, чего, конечно, нельзя не приписать главнымъ образомъ хищничеству промышленниковъ, неруководствующихся при промыслахъ никакими разумными соображеніями, ожидать которыхъ отъ полудикихъ и не мыслимо, приплодъ-же звѣрей между тѣмъ уменьшается, въ ущербъ этихъ-же полудикихъ.

Возвращеніе изъ Якутска въ нынѣшній годъ было сопряжено съ большими неудобствами, вслѣдствіе крайне индифферентнаго отношенія пароходства К-° Сибирякова къ своимъ пассажирамъ и грузоотправителямъ. Пушные поэтому нынѣ не дошли водой до Жигаловой и остались до зимней дороги въ Усть-кутѣ.

Ленскій.

«Восточное обозрѣнiе» №4, 29 января 1887

А вотъ еще отрывокъ письма изъ Якутска:

„Народъ мы очень благонадежный и покладистый, пьемъ водку, играемъ въ винтъ, а мысли не только вредныя, но даже какія бы то ни было, рѣдко посѣщаютъ наши головы, ибо пребываемъ въ полуснѣ“.

И все въ такомъ родѣ. Или: „укралъ“, „прибилъ“, „обидѣлъ“, или: „пьемъ водку и находимся въ полуснѣ“.

            Кто жъ не слыхалъ, иль кто не видѣлъ

            Всего того, что пишутъ мнѣ?

            «Убилъ», «укралъ», «прибилъ», «обидѣлъ»,

            «Пьемъ водку», «дремлемъ въ полуснѣ»...

Вотъ вамъ картинки мѣстной жизни. Прикажете еще?!

 

Добродушный Сибирякъ.

«Сибирь» №5, 1 февраля 1887

Изъ Якутска, 6 ноября. Наступаетъ зима и голодъ. Годъ будетъ очень тяжелъ для всей якутской области. Въ якутскомъ округѣ, относительно хлѣбородномъ, ранними инеями побиты всѣ посѣвы и къ будущей веснѣ положительно нѣтъ зерна даже на посѣвъ. Чѣмъ будемъ питаться, представить себѣ трудно. Рыбы никакой: ни рѣчной и ни озерной. Такого безрыбнаго года никто изъ старожиловъ не запомнитъ. Говорятъ, что въ хлѣбномъ городскомъ магазинѣ было до 8,000 пуд. ржанаго хлѣба, но его бѣдняки съ трудомъ получаютъ по нѣскольку фунтовъ и то слава Богу! На 6,000 жителей города что составитъ 8 тыс. пуд.? Въ послѣднее время, какъ слышно, сдѣлано распоряженіе печь хлѣбъ въ тюремномъ замкѣ и затѣмъ пускать въ продажу на базарѣ. Теперь цѣна вольной продажи хлѣба отъ 4 до 5 р. Надежда на скопцовъ, но они пока придерживаютъ хлѣбъ. Положеніе верхоянскаго, колымскаго и вилюйскаго округовъ, гдѣ хлѣбъ не растетъ, еще болѣе плачевно. Купцы колымскіе и верхоянскіе стали прибывать только къ ноябрю, такъ что запоздали на три мѣсяца. Когда отправятся изъ Якутска эти доставщики годовой провизіи и спасутъ жителей отъ неминуемой голодной смерти? Время прошло и нѣкоторые изъ купцовъ остаются въ городѣ. Паузки съ товарами вилюйскихъ купцовъ не дошли до города Вилюя и застряли на полпути, вслѣдствіе низкаго уровня воды въ рѣкѣ Вилюѣ. Одинъ, только что пріѣхавшій казакъ изъ Вилюя говоритъ, что тамъ даже и мундушки (мелкая озерная рыба) нѣтъ, а страна именно этой рыбой проводила лютую зиму. Что дѣлать и что придумать, когда никто объ этомъ ничего не думаетъ?

 

«Сибирь» №5, 1 февраля 1887

Въ Якутскѣ 10-го декабря небольшимъ кружкомъ жителей г. Якутска, по преимуществу изъ лицъ должностныхъ, былъ данъ, въ честь проѣзжавшаго черезъ г. Якутскъ, возвращавшагося съ прибрежья Ледовитаго моря, начальника экспедиціи, доктора-медицины А. А. Бунге — прощальный обѣдъ. Обѣдъ этотъ, хотя на немъ участвовало всего лишь 14 лицъ, прошелъ крайне оживленно. Послѣ перваго обычнаго тоста, д-ръ Щавинскій сказалъ прочувствованный спичъ. Упомянувъ вначалѣ о цѣляхъ послѣдней экспедиціи къ прибрежьямъ Ледовитаго моря въ предѣлахъ восточной Сибири, преимущественно къ Востоку отъ Лены по рр. Янѣ, Индигиркѣ, Алазеѣ, Колымѣ и въ особенности на островъ, извѣстный подъ названіемъ «Новой Сибири», д-ръ Щ. отдалъ должную дань заслугамъ молодаго ученаго, превозмогшаго, съ спутникомъ своимъ кандидатомъ естественныхъ наукъ барономъ Толемъ (проѣхавшимъ черезъ Якутскъ двумя недѣлями раньше), всѣ трудности и лишенія, представляемыя суровою природою на каждомъ шагу въ столь отдаленной и безлюдной мѣстности и собравшаго богатый матеріалъ по геологіи и метеорологіи, — этихъ, почти новыхъ для науки, мѣстностей. За симъ слѣдовали тосты г. Финистова и др. Этотъ скромный обѣдъ внесъ живую струю въ здѣшнюю скучно-обыденную жизнь и оставилъ во всѣхъ пріятное впечатлѣніе. Затѣмъ послѣдовали проводы ученаго цѣлымъ кружкомъ сочувствующихъ лицъ. Вмѣстѣ съ г. Бунге оставила Якутскъ одна изъ здѣшнихъ любительницъ-актрисъ г-жа Марусина (псевдонимъ), жена, занимающаго здѣсь видное мѣсто, чиновника, съ цѣлію поступить на иркутскую сцену. Отъѣздъ г-жи М. огорчилъ остальныхъ любительницъ и любителей театра, и вотъ всѣ они любовно проводили свою любимицу въ Иркутскъ, желая ей успѣха на любимомъ ею поприщѣ.

Я.

«Сибирь» №11, 15 марта 1887

Изъ Якутска извѣщаютъ, что тамъ 29 дек. покончилъ съ собою бывшій городской голова Ф. А. Амосовъ, въ припадкѣ умопомраченія.

Оттуда-же пишутъ, что въ тамошнемъ сиротскомъ судѣ по 9 лѣтъ служатъ члены, никѣмъ не избранные и не поставленные. Курьозно даже для нашей богатой курьозами окраины.