ИЗЪ ЯКУТСКА (Корреспонденція „Сибири").

«Сибирь» №3, 1 февраля 1873

Въ апрѣлѣ мѣсяцѣ текущаго (1872) года, генералъ губернаторъ Восточной Сибири освѣдомлялся у здѣшняго губернатора, о причинахъ уменьшенія количества скота въ Якутскомъ округѣ за послѣдніе 10 лѣтъ, такъ какъ изъ Всеподданнѣйшихъ отчетовъ усматривается, что количество скота съ 1860 г. по 1870 годъ уменьшилось на 110798 головъ рогатаго и 39117 коннаго; а въ мартѣ мѣсяцѣ съ тѣмъ же вопросомъ обратился къ бывшему тогда въ Иркутскѣ, Якутскому городскому головѣ купцу Колесову, на что послѣдній представилъ г. главному начальнику края свою записку, которая была выслана Якутскому губернатору для изслѣдованія достовѣрности словъ Колесова.

Здѣшній губернаторъ предписалъ окружнымъ исправникамъ собрать возможно точныя свѣдѣнія объ уменьшеніи скота и о причинахъ чрезмѣрнаго повышенія цѣнъ на жизненные продукты на Якутскомъ рынкѣ.

Г.г. окружные исправники, каждый въ свою очередь представили свои записки, которыя пріобщивъ къ запискѣ Г. Колесова, совѣтъ общаго присутствія Якутскаго Областнаго Правленія препроводилъ въ Якутскую Городскую Думу съ тѣмъ, чтобы дума собравъ городское общество, обсудила настоящій предметъ, и приняла энергическія мѣры къ установленію правильной торговли мясомъ, на Якутскомъ рынкѣ.

Городское общество въ общемъ собраніи своемъ постановило:  "такъ какъ возвышеніе цѣнъ на жизненные продукты произошло не отъ однаго вывоза мяса на золотые промысла, а главное, отъ чрезмѣрной эксплоатаціи мелкихъ торговцевъ, изъ инородцевъ, то запретить послѣднимъ производить торговлю припасами въ городѣ, и обязать инородцевъ везти свои товары на рынокъ, что прежде не всегда дѣлалось. 3атѣмъ попроситъ г.г. золотопромышленниковъ заподряжать въ Якутскѣ только половинное количество вывозимаго мяса, что и представлено мѣстному губернатору.

Хотя статистическія данныя и показываютъ, что въ 1860 г. рогатаго скота было 571889, лошадей 143632 шт., что ясно показываетъ, что скотоводство въ последнiя 10 лѣтъ значительно уменьшилось; однакожъ г. Колесовъ опровергаетъ это, полагаясь на собственное знакомство съ бытомъ инородцевъ и на то, что якуты никогда не показываютъ вѣрно при собираніи статистики; съ         чѣмъ впрочемъ можно согласиться, тѣмъ болѣе что многимъ уже извѣстенъ уставъ о сибирскихъ инородцахъ, но полагая, что инородцы въ 1860 году показали 371889 рогат. скота и 182749 коннаго, и въ 1870 г. рогатаго 261091 и лошадей 143632 шт., и что въ обоихъ случаяхъ скрыли значительное количество скота, то во всякомъ случаѣ послѣдняя цифра показываетъ, что скотоводство уменьшилось больше, чѣмъ на 11000 шт. рогатаго и 39000 коннаго скота. Нельзя же допустить, что инородцы въ 1860 г. показали вѣрно, а въ 1870 г. солгали? Если лгутъ, то ужъ лгутъ въ обоихъ случаяхъ, слѣдовательно доводы Колесова не выдерживаютъ критики. Г. Колесовъ, полагая въ 8 улусахъ Якутскаго округа до 300 тыс. головъ рогатаго скота, опредѣляетъ цифру ежегоднаго приплода его въ 60 тысячъ: какъ первая, такъ и вторая цифра бездоказательны. Судя по статистическимъ даннымъ, цифра приплода должна быть меньше, показанной г. Колесовымъ. Далѣе г. Колесовъ, въ запискѣ своей упоминаетъ о занятіяхъ якутовъ и раздѣляетъ ихъ на четыре рода, хлѣбопашество, скотоводство, звѣриный и рыбный промыселъ и находить, что первое, теперь незначительное, со временемъ разовьется, въ особенности при поощреніи, съ чѣмъ нельзя не согласиться, но желательно-бы было, чтобъ иниціатива правительства послѣдовала скорѣе, иначе при настоящемъ незначительномъ засѣвѣ хлѣба, безъ правильной обработки земли, инородцы, терпя по собственной винѣ, убытокъ отъ неурожаевъ, потеряютъ всякую энергію, и наконецъ положительно не захотятъ заняться хлѣбопашествомъ.

При предпріимчивости и подражательности якутовъ, было бы безсомнѣнно полезно устроить образцовую ферму, лучшую, въ полномъ смыслѣ этого слова, что едва ли бы слишкомъ дорого обошлось предпринимателямъ; наконецъ, въ крайнемъ случаѣ, обязать поселенцевъ, которыхъ съ каждымъ годомъ прибываетъ болѣе, заняться хлѣбопашествомъ, безсомнѣнія, надѣливъ ихъ предварительно нужною для этого землею, и пособіемъ, какъ денежнымъ, изъ поселенческаго капитала, такъ равно сѣмянами изъ казны. Подобная мѣра, показывая инородцамъ результаты дѣльнаго труда, вліяла бы на нравственное и экономическое положеніе тѣхъ и другихъ. Теперь же партіи поселенцевъ, ссылающихся сюда, нерѣдко чуть не умираютъ съ голода, живя поочередно въ юртахъ якутовъ, что послѣднимъ положительно невыгодно. Поселенецъ прибывшій въ Якутскъ, въ скоромъ времени отсылается этапнымъ порядкомъ въ наслегъ, нерѣдко безъ теплой одежды, при значительномъ холодѣ, а прибывъ туда, прямо сдается старостами на руки якутамъ, и такимъ образомъ переходить съ рукъ одного въ другія. Не понимая языка инородцевъ, поселенецъ дѣлается совершенно безполезнымъ членомъ семьи его, и потому, по крайнему невѣжеству послѣднихъ часто терпитъ разныя огорченія, доводящія его нерѣдко до преступленій. Трудно представить что либо возмутительнѣе положенія ссыльнопоселенца въ Якутскихъ селеніяхъ! Не говоря о гигіеническихъ условияхъ, о которыхъ якуты не имѣютъ никакого понятія, въ предметахъ первой необходимости, бѣдный поселенецъ, терпитъ крайнюю нужду. Можетъ-ли человѣкъ, получающій въ мѣсяцъ 2 р. с., прожить тамъ, гдѣ пудъ ржаной муки продается дороже 3-хъ рублей, не говоря о прочемъ? (*) Занимаясь же хлѣбопашествомъ, поселенецъ, не только будетъ имѣть возможность прокормитъ себя, но даже служа добрымъ примѣромъ для инородцевъ, будетъ полезенъ для нихъ. При настоящей же обстановкѣ, ссыльные не только не полезны, но положительно вредны. Не имѣя возможности трудиться, они часто занимаются нищенствомъ, или мелкимъ воровствомъ и нетолько нравственно не поднимаются, но положительно утрачиваютъ послѣдніе проблестки человѣческихъ чувствъ! Такимъ образомъ исправительная мѣра правительства не достигаетъ своей цѣли, или прямо переходитъ въ карательную.

(*) Поселенцевъ часто никуда не принимаютъ на работу, хотя они здѣсь вообще довольно смирны и трудолюбивы.

Якутскій окружный исправникъ въ свою очередь также находитъ хлѣбопашество недостаточнымъ, и съ крайнимъ сожалѣніемъ относится къ невѣжеству и суевѣрію инородцевъ, затрудняющему всякую иниціативу правительства, и находить искорененіе этого зла только въ распространеніи грамотности между инородцами, въ чемъ нельзя не согласиться съ нимъ. Хотя въ послѣднее время грамотность, видимо, начинаетъ проникать въ массы народа, но образчики представляемыя ею далеко не отрадны, что видимо происходитъ отъ того, что дѣти инородцевъ, положительно незнакомыя съ русскимъ языкомъ, безъ всякаго приготовленія, прямо поступаютъ въ мѣстную прогимназію или въ духовное уѣздное училище, гдѣ пробывъ нѣкоторое время, все-таки не научаются ничему, кромѣ того какъ читать съ трудомъ и писать безтолково; объ общемъ развитіи не можетъ быть и рѣчи. Незнакомство съ русскимъ языкомъ и изученіе его вмѣстѣ съ классическими языками, еще болѣе затрудняетъ дѣтей, и положительно смѣшиваетъ ихъ понятія. Такимъ образомъ молодые классики, инородцы, пробывъ три, четыре года въ заведеніи, отправляются въ свои улусы, гдѣ за неимѣніемъ чтенія и охоты къ нему, быстро позабываютъ послѣднія свѣденія пріобрѣтенныя въ заведеніи. Рѣдкій якутскій мальчикъ выходитъ хорошимъ грамотеемъ: самое большое, - грамота даетъ возможность, и то не многимъ, быть наслежными или улусными писарями, на самомъ скудномъ жалованьи. Отцы ихъ, не видя большой пользы отъ грамоты, нерѣдко не видятъ расчета отрывать ихъ отъ семьи, гдѣ они очень рано начинаютъ приносить болѣе существенную пользу, помогая въ домашнемъ хозяйствѣ. Будь грамотные инородцы людьми хоть сколько нибудь развитыми, польза отъ нихъ была бы несомнѣнна, такъ какъ всякая развитая личность, дѣйствуетъ благодѣтельно на менѣе развитыхъ; а грамотность, безъ общаго развитія, едва-ли даже полезна?! Въ данномъ случаѣ администраціи не мѣшало бы предложить инородцамъ отправить на счетъ обществъ каждаго улуса, хоть по одному мальчику въ Учительскую Семинарію, учрежденную въ Иркутскѣ, а такъ какъ въ 9 улусахъ, включая сюда и тунгусскій, народонаселеніе достигаетъ довольно крупной цифры, то подобный налогъ едва-ли будетъ тяжелымъ для инородцевъ. Если бы была возможность имѣть въ каждомъ улусѣ хоть по одной хорошо организованной школѣ, съ хорошими учебными пособіями и съ хорошими учителями, то польза отъ этого была бы несомнѣнна.

(Продолженіе слѣдуетъ).

ИЗЪ ЯКУТСКА.

(продолженiе).

«Сибирь» №415 февраля 1873

Желаніе правительства учреждать школы, главнымъ образомъ встрѣчаетъ затрудненіе въ недостаткѣ учителей, и безъ помощи самихъ обществъ еще надолго останется однимъ желаніемъ. Учители изъ народа, обязанные своимъ развитіемъ народу, несомнѣнно принесутъ больше пользы, нежели казенные, часто вовсе не педагоги, преданные своему дѣлу, а просто, аккуратные чиновники, посѣщающіе свою должность. Съ открытіемъ правильно устроенныхъ сельскихъ школъ, почти не нужно будетъ инородцамъ отрывать дѣтей отъ семьи; а если нѣкоторые и будутъ отправлять дѣтей своихъ въ сельскія училища, то это во всякомъ случаѣ менѣе затруднительно, и жизнь въ любомъ улусѣ, гораздо дешевле городской. Реальное направленіе сельскихъ школъ, постепенно знакомя дѣтей съ явленіями законовъ природы, разовьетъ способности мышленія, а разумно направленное чтеніе пріохотитъ къ нему. Не дурно бы было въ сельскихъ школахъ преподавать сельское хозяйство, если возможно, наглядно. Но это желаніе къ несчастію, едва ли исполнимо? Возможность нагляднаго обученія обусловливается устройствомъ сельскохозяйственной фермы при сельской школѣ, а это желаніе теперь врядъ-ли своевременно... Устраиваемыя нынѣ въ инородческихъ селеніяхъ школы невольно вызываютъ улыбку сожалѣнія: это убогія заведенія, съ еще болѣе убогими наставниками изъ не окончившихъ воспитанія здѣшней прогимназіи, не только не полезны, но положительно вредны. Средства инородцевъ растрачиваясь безполезно, лишаютъ послѣднихъ возможности имѣть что либо порядочное, и не видя пользы отъ подобныхъ учрежденій они очень естественно, не всегда охотно соглашаются на предложенія администраціи: покажите прямую пользу и якуты никогда не откажутся поддержать дѣло. Вѣдь жертвуютъ же изъ нихъ многiе на устройство церквей; есть не мало членовъ миссіонерскаго общества, общества попеченія о раненныхъ и больныхъ воинахъ и проч.? Опытъ показалъ, что инородцы никогда не начнутъ заниматься ни чѣмъ, какъ Вы ихъ не убѣждайте, теоретически, пока не покажете видимой пользы на практикѣ. И хлѣбопашество до тѣхъ поръ не установится раціонально, пока инородцы на дѣлѣ не увидятъ пользу. Въ бытность губернатора Штубендорфа были отправлены на слетъ инородцевъ нѣсколько якутскихъ мальчиковъ въ Казань для обученія земледѣлію и фельдшерскому искусству, и такимъ образомъ получилось отъ 5 до 7 фельдшеровъ и столько же земледѣльцевъ. Фельдшера эти и до нынѣ практикуютъ въ разныхъ мѣстностяхъ области, и даже очень не безполезно: за недостаткомъ здѣсь врачей, услуги фельдшеровъ еще замѣтнѣе! Если земледѣльцы не принесли странѣ пользы, то это произошло не по ихъ винѣ. Правда было устроено что то въ Октемскомъ наслегѣ, въ родѣ фермы, но далеко не удовлетворяющее сельскаго хозяина, но и это что-то вскорѣ само собою разрушилось отъ недостатка средствъ, а земледѣльцы, лишенные возможности заняться своей спецiальностію, должны были искать другую дѣятельность!

(Продолженіе слѣдуетъ).

ИЗЪ ЯКУТСКА. (Продолженіе).

«Сибирь» №5, 1 марта 1873

Вилюйскій Окружный Исправникъ выдалъ о земледѣліи слѣдующія цифры: въ 1852 г. было посѣяно 74 четверти, 3 четв. и 3 гарнца; въ 1871 г. 2844 ч. и 2 г. Насколько вѣроятны эти цифры, не могу судить, однакожъ, насколько мнѣ извѣстно, хлѣбъ сѣется только въ Сунтарскомъ Улусѣ, и то въ очень не большомъ количествѣ, а въ прочихъ едва-ли даже имѣютъ понятіе о земледѣліи.

Олекминскій Округъ по земледѣлію стоитъ впереди прочихъ, и то съ очень недавняго времени, благодаря стараніямъ бывшаго исправника, Жуковскаго.

Скотоводство, въ Якутской Области составляетъ прямую отрасль народной промышленности, оно снабжаетъ сырыми продуктами не только область, но и многія мѣста вверхъ по р. Ленѣ, и до Иркутска, включительно. Послѣдняя статистическая цифра ясно показала, что скотоводство значительно уменьшилось. Причину уменьшенія скота многіе объясняютъ тѣмъ, что значительное количество его ежегодно отправляется на золотые промыслы. Хотя это и можетъ вліять на уменьшеніе скотоводства, но не въ той степени, какъ многіе думаютъ. Всего вѣроятнѣе, что дурной уходъ за скотомъ, не хорошее питаніе, не говоря уже о правильной случкѣ, истребляетъ скотъ, по крайней мѣрѣ, не меньше золотыхъ промысловъ. Почти во всѣхъ улусахъ конный скотъ, лѣтомъ и зимой, ходитъ на подножномъ корму, а рогатый только до половины зимы кормится сѣномъ, а съ половины также выгоняется на подножный кормъ, а съ наступленіемъ весны, когда атавы вытравливаются, или за глубокимъ снѣгомъ затрудняютъ скотъ вырывать изъ подъ снѣга траву, тогда якуты опустошаютъ цѣлые лѣса тальнику, чѣмъ и кормятъ свой скотъ. Расчитывая на тальникъ, продаютъ барышникамъ сѣно, которое часто покупаютъ обратно дороже, чѣмъ продали сами. Нѣтъ возможности убѣдить ихъ, что затраченные на каждую скотину лишнихъ два три вола сѣна вознаградятся молокомъ, полученнымъ отъ тѣхъ же коровъ, въ большемъ количествѣ, при хорошемъ кормѣ. При усиленіи хлѣбопашества, скотоводство само собою поднялось бы, такъ какъ эти двѣ промышленности одна безъ другой почти не возможны. Скотъ, унавоживая поля, удобрялъ бы ихъ, и за эту услугу получалъ бы, если не хлѣбъ, то по крайнѣй мѣрѣ, солому, которая несравненно вкуснѣе тальника. Если скотоводство не такъ замѣтно уменьшилось въ числѣ, то въ количествѣ, содержимаго въ немъ мяса, будетъ замѣтнѣе убыль, такъ какъ только крупный скотъ сбывается инородцами. (Продолженіе слѣд.)

ИЗЪ ЯКУТСКА. (Продолженіе).

«Сибирь» №7, 28 марта 1873

Звѣриный и рыбный промыселъ, хотя далеко не составляетъ народнаго богатства, однакожъ при лучшихъ условіяхъ, дали бы странѣ значительный доходъ; въ особенности при настоящихъ высокихъ цѣнахъ на эти продукты. Звѣринымъ промысломъ преимущественно занимается бродячее населеніе страны, которое, при дурныхъ соціальныхъ условіяхъ, не рѣдко принуждено бываетъ оставлять ловлю звѣрей и увлекаться необходимостью исканiя пищи. Дальнія поѣздки сопряжены съ опасностью жизни отъ холода и голода, этихъ бичей отдаленныхъ тундръ крайняго Сѣвера. Тунгусы звѣроловы не рѣдко погибаютъ преслѣдуя звѣря, при неудачныхъ охотахъ: часто отъ голода, а также заблуживаясь при сильныхъ пургахъ цѣлыя семейства безслѣдно гибнутъ въ пустыняхъ. Нерѣдко голодъ доходитъ до того, что люди ѣдятъ другъ друга. (*)

(*) фактъ, истинность котораго не утверждаю. Авт.

Рыбный промыселъ, далеко неудовлетворительный теперь, могъ-бы служить значительным подспорьемъ народнаго продовольствія и мѣстной торговли, такъ, въ сѣверо западныхъ окраинахъ области въ особенности, по Жиганскому округу, рыбы вылавливается очень значительное количество, чѣмъ преимущественно питается населеніе Жиганскаго округа. При поѣздкахъ моихъ по этому мѣсту, мнѣ случалось видѣть огромное количество безполезно выловленной рыбы, которая въ зимнее время остается на льду сложенной подобно дровамъ, на протяженіи нѣсколькихъ саженъ, а съ наступленіемъ весны оставаясь не сохраненной, весь остатокъ ея сгниваетъ и заражаетъ воздухъ на десятки верстъ, міазмами. Какъ въ Жиганскомъ округѣ, такъ и въ Вилюйскомъ очень не многіе имѣютъ погреба для сохраненія пищи, хотя это очень удобно при тамошней мерзлой почвѣ. Населеніе Вилюя и донынѣ питается гнилой рыбой, кое-гдѣ подъ хворостомъ сохраняемой. Странно однакожъ, что никто не обращаетъ вниманія на такую непрактичность народа!? Мнѣ случалось видѣть по Жиганскому округу огромныя запасы гусей и утокъ, остающихся безполѣзно обреченными гніенію! Ихъ ловятъ тамъ сѣтью во время линянія. Невольно приходитъ на мысль: многимъ не достаетъ пищи, и многіе не умѣютъ ѣсть ее! Морскіе жители, не очищенную отъ перьевъ пищу употребляютъ вмѣсто мочала при мытьѣ половъ. Это невѣроятно; однакожъ фактъ, который мы видѣли собственными глазами.

Каждый годъ по очищеніи Лены отъ льда, группы инородцевъ плывутъ въ своихъ лодкахъ внизъ по р. Ленѣ до урочища Булунъ, за пріобрѣтеніемъ и засолкой рыбы. Инородцы, отправляющіеся туда, почти не занимаются рыбной ловлей, а пріобрѣтаютъ ее за безцѣнокъ отъ мѣстныхъ жителей, преимущественно, вымѣнивая на водку, которую тамъ продаютъ слишкомъ дорого и дурнаго качества. Привозимая отъ туда рыба часто не застаетъ здѣсь парохода и потому больше остается въ городѣ и раскупается скопцами оптомъ. Хорошо-бы было еслибъ небольшія пароходы могли дѣлать рейсы до Булуна, гдѣ перевозя купеческую кладь, вмѣстѣ могли бы перевозить и засоленную рыбу, которой тогда заготовлялось-бы больше. Огромное количество сельдей, добываемыхъ въ мѣстечкѣ Кумахъ суркъ, нынѣ продовольствующее только жителей, при открытіи пароходства, сдѣлалось-бы предметомъ главной рыбной торговли. (Окончаніе слѣдуетъ)

«Сибирь» №8, 11 апр.1873

Письмо къ редактору. Прочитавъ въ № 3, издаваемой Вами газеты, корреспонденцію изъ Якутска о мѣстной прогимназіи, я долженъ быль заключить, что корреспондентъ совершенно не знакомъ съ предметомъ, о которомъ пишетъ, и потому, въ опроверженіе имъ высказаннаго, долгомъ считаю заявитъ, что въ Якутской Прогимназіи принимаются только дѣти, сдавшіе экзаменъ, положенный по Уставу, если же при этомъ и дѣлается дѣтямъ якутовъ снисхожденіе въ слабомъ знаніи ими русскаго разговорнаго языка, то это потому, что имъ негдѣ научиться ему до поступленія въ Прогимназію. Что же касается до вышедшихъ изъ заведенія по четырехлѣтнемъ пребываніи въ немъ, то рано еще судить о нихъ, такъ какъ самая Прогимназія не существуетъ четырехъ лѣтъ, и первый выпускъ будетъ лишь нынѣ лѣтомъ, и тогда общество можетъ судитъ о дѣятельности Прогимназіи и будетъ видѣть, какую пользу приносить изученіе классическихъ языковъ, но не вредъ, какъ пишетъ Якутскій корреспондентъ.

Инспекторъ училищъ Якутской Области, К. Яковлевъ

ИЗЪ ЯКУТСКА (окончаніе).

«Сибирь» №10, 9 мая 1873

Возвратимся къ главной цѣли настоящей записки, т. е. къ тому, отъ чего поднялись цѣны на жизненные продукты въ Якутскѣ, и какъ устранить это зло?

Отъ 40 до 50 тысячъ пудовъ мяса, по словамъ Г. Колесова, вывозится каждо-годно на золотые промыслы; хотя цифра эта далеко не достовѣрна, и мяса вывозится изъ Якутскаго округа несравненно больше, но вывозъ этотъ, самъ по себѣ, не могъ вліять на такое быстрое возвышеніе цѣнъ на жизненные продукты, и въ особенности на мясо; вздорожало же оно потому, что съ открытіемъ золотопромышленности, при усиленномъ спросѣ на него и довольно высокихъ подрядныхъ цѣнахъ, народъ все—таки получаетъ при подрядахъ далеко не ту цифру, какая стоитъ на рынкѣ. Заподряжаясь г. Колесову и проч., инородцы часть подрядныхъ денегъ получаютъ впередъ почему и подряжаются далеко дешевле обыкновенныхъ цѣнъ. Получая же за весь подрядъ не все деньгами, а большую часть товарами, для нѣкоторыхъ вовсе ненужными, инородцы принуждены сбывать ихъ на рынкѣ, или въ разноску. Получая такимъ образомъ при подрядахъ цѣну, далеко ниже рыночной, якуты получаютъ за мясо очень низкую цѣну, а тѣ, которые не въ подрядѣ, очень естественно, просятъ, что хотятъ, видя спросъ и не встрѣчая конкуренціи. Подрядчики же г. Колесова и проч. не только не занимаются продажей, - напротивъ, каждый старается, въ свою очередь, заподрядить другаго, или сдѣлать закупъ. Понятно, что подряды инородцевъ еще невыгоднѣе подряжаемымъ: сами они покрайней мѣрѣ, хоть часть получаютъ деньгами, а своимъ подрядчикамъ сбываютъ товары получаемыя отъ г. Колесова и проч., набавляя еще, на высокія и безъ того уже, цѣны. — Такимъ образомъ бѣднѣйшее населеніе области сбываетъ скотъ несравненно дешевле прочихъ и въ добавокъ получаетъ не деньги, а товаръ, сѣно и проч. Очень часто богатые инородцы дѣлаютъ громадные закупы сѣна, чѣмъ лишаютъ бѣднѣйшихъ возможности прокормить свой скотъ; а такъ какъ инородцы не охотно разстаются со скотомъ, и по непрактичности своей, не всегда дѣлаютъ полные запасы, то сѣноторговцы, пользуясь этимъ, пріобрѣтаютъ скотъ баснословно дешево. Иногда даже за возъ сѣна отдаетъ бѣднякъ упадающую скотину и тѣмъ старается продлить существованіе прочихъ, хоть на нѣсколько дней.

Подрядное мясо, несравненно дешевое, увозится каждый годъ на золотые промыслы, а населеніе города получаетъ эти продукты дорогими цѣнами. Состоятельные инородцы, промышляющіе на сѣнѣ, постоянно монополируютъ; бѣдные же, едва прокармливая скотъ, — естественно стараются не продавать его, или продать возможно дороже.

Г. Колесовъ и Вилюйскiй Исправникъ стараются увѣрить, что народъ, съ открытіемъ золотыхъ пріисковъ въ Олекминскомъ округѣ, благоденствуетъ; въ доказательство словъ своихъ, какъ г. Колесовъ, такъ и Вилюйскій Исправникъ, приводятъ слѣдующее: уменьшеніе недоимокъ на инородцахъ, значительные улучшенія въ домашнемъ быту, какъ напр. постройки избъ на русскій манеръ, ношеніе бумажныхъ и шерстяныхъ издѣлій, повсемѣстное употребленіе чая и проч. Взглядъ этотъ далеко одностороненъ. Положительно можно сказать, что уменьшеніе недоимки вовсе не можетъ дать правильнаго понятія о народномъ благоденствіи. Взносъ этотъ зависитъ чисто отъ внѣшнихъ причинъ: наприм. нѣсколько состоятельныхъ инородцевъ, чаще всего старостъ, платятъ за бѣдныхъ инородцевъ своего наслега государственныя повинности, за что пользуются покосною и пахатною землею. Подобная операція всегда выгодна предпринимателямъ, въ особенности, старостамъ, которые не давая времени бѣдняку, по неволѣ принуждаютъ соглашаться на предлагаемыя, условія.

Постройка избъ на русскій ладъ производится только богачами, а ношеніе бумажныхъ и шерстяныхъ издѣлій далеко непоказываетъ, что народъ благоденствуетъ. Куда же дѣваться якуту съ матеріями, которыя нежданно-не-гаданно попадаютъ къ нему взамѣнъ мяса, масла и прочаго? Чай, вошедшій въ употребленіе повсюду, расходуется не какъ роскошь, а напротивъ, какъ самый необходимый продуктъ, по своей дешевизнѣ; — при плохой пищѣ и суровыхъ климатическихъ условiяхъ здѣшняго края, онъ болѣе, чѣмъ необходимъ. Посуда, какъ фарфоровая, такъ мѣдная и серебряная, достояніе только богатыхъ семействъ.

Съ открытіемъ золотопромышленности, дѣйствительно, явился спросъ почти на всѣ жизненные продукты, и естественное повышеніе цѣнъ на нихъ, вслѣдствіе чего поднялся, разумѣется, и заработокъ. Массы народа, прежде не имѣвшія ни какихъ опредѣленныхъ занятій, потянулись на золотые промыслы, и большая часть, вывозимыхъ изъ области припасовъ, потребляется мѣстнымъ же населеніемъ, которое, живя въ городѣ, или въ Якутскихъ селенiяхъ, все-таки должно же питаться чѣмъ нибудь? Такимъ образомъ, вывозимые припасы, продовольствуя мѣстное населеніе, еще не составляютъ такого зла, какъ думаютъ многіе.

Было—бы желательно, чтобы администрація въ замѣнъ сокращенія вывоза мяса на золотые промыслы, по предложенію общества, — запретила положительно золотопромышленникамъ подряды въ Якутскѣ, а если угодно, то дѣлать закупы самимъ и непремѣнно на деньги. Не лишне запретить и прочіе подряды инородцамъ, такъ какъ они отъ этаго ничего не выигрываютъ, а напротивъ — много теряютъ. При закупѣ золотопромышленниками скота не мѣшаетъ слѣдить кому слѣдуетъ, — чтобъ инородцы получали за свой товаръ наличныя деньги, это достижимо только тогда, если администрація положительно запретитъ подряды.

При такихъ закупахъ нѣтъ возможности думать, чтобъ золотопромышленники слишкомъ подняли цѣны на припасы, такъ какъ безъ подрядовъ ихъ будетъ всегда довольно, и въ продавцахъ не будетъ недостатка. И если такимъ образомъ составятся на рынкѣ нынѣшнія подрядныя цѣны, то и тогда населеніе можетъ получать эти продукты несравненно дешевле, чѣмъ теперь, а инородцы, получая за свои товары наличныя деньги, при томъ не дешевле подрядныхъ цѣнъ, несомнѣнно останутся въ прямомъ барышѣ, и товары, получаемые нынѣ отъ подрядчиковъ, по дорогимъ цѣнамъ, замѣнятся дешевыми; при вольной покупкѣ, трудно сомнѣваться, чтобъ инородцы не нашли товаръ лучше и дешевле. Мѣстная же мануфактурная торговля перестанетъ подвергаться монополіи.                                                Ѳ. Т.

«Сибирь»  №21, 10 октября 1873

ЯКУТСКЪ. 5 Іюля скончался якутскій окружный судья Н. Ф. Пашкевичъ, бывшій студентъ Харьковскаго университета, котораго уважалъ весь Якутскъ.

Якутская аптека недавно отличилась особою внимательностью къ посѣтителю и тѣмъ почетомъ, съ которымъ провожала посѣтителя изъ аптеки.

Въ общественныхъ собраніяхъ все чаще вводится употребленіе крѣпкихъ словъ и мордобитій.