«Сибирскiе вопросы» № 43-44, 30 ноября 1908 г.

Дутыя свѣдѣнія и грандіозные проекты.

Всѣ мы привыкли къ тому, что иностранцы пишутъ о Россіи всякія небылицы. Мы не особенно поражаемся, когда подобнаго рода небылицы изрѣдка попадаются на столбцахъ россійской и, въ частности, столичной газетной прессы относительно чуждой для нея Сибири. Но мы не можемъ быть равнодушны къ тому печальному явленію, что тѣ же невѣроятныя сообщенія о Сибири прямо со столбцовъ россійскихъ газетъ, безъ всякихъ оговорокъ, безъ какихъ бы то ни было комментаріевъ, проникаютъ полностью въ сибирскія газеты и, такимъ образомъ, какъ бы санкціонируются послѣдними.

Въ газетѣ „Амурскій Край" (№ 288, отъ 17 октября) со словъ какого-то одного изъ членовъ экспедиціи, снаряженной академіей наукъ для перевозки изъ Якутской области останковъ мамонта", сообщается, между прочимъ, слѣдующее:

„Вообще, японцевъ въ настоящее время тамъ (въ Якутской области) очень много. Они страшно всѣмъ интересуются. Въ самомъ Якутскѣ, напримѣръ, японецъ открылъ фотографію, которая почти не имѣетъ кліентовъ (конкурентовъ? Э.П.). Другой открылъ огромный торговый домъ и содержитъ массу (курсивъ вездѣ нашъ. Э.П.) приказчиковъ“.

„Якутская область — это неистощимый складъ природныхъ богатствъ, которыми въ Россіи совершенно не интересуются. То же самое можно сказать и о томъ мѣстѣ, гдѣ обитаетъ племя чукчей".

Сообщеніе это заимствовано „Амурскимъ Краемъ" изъ „Далекой Окраины", сибирской же газеты, — той самой, которая недавно позволила себѣ въ крайне неприличномъ тонѣ и въ непозволительныхъ выраженіяхъ обрушиться на автора статьи: „Новая административная единица" („Сиб. Вопросы" №№ 27—28), обличая его ни болѣе ни менѣе, какъ въ невѣжествѣ... Насколько же освѣдомленною — выражаясь корректно — является сама „Далекая Окраина", перепечатывающая плодъ фантазіи „одного изъ членовъ экспедиціи" и вводящая въ заблужденіе своего собрата? На это отчасти даетъ отвѣтъ редакція „Якутской Жизни", помѣстившая въ № 70 (отъ 23 октября) статью г. В. П—ова: „Грандіозныя проекты", о которой мы будемъ говорить ниже, и снабдивши ее, въ соотвѣтственномъ мѣстѣ, такой ироническою выноскою: „Несмотря на самые тщательные розыски, редакціи не удалось обнаружить до сихъ поръ и установить мѣстонахожденіе въ гор. Якутскѣ ни японскаго магазина, ни японской фотографіи". Что же касается неистощимыхъ богатствъ, то о нихъ можно лишь гадать, ибо, даже по офиціальнымъ свѣдѣніямъ, Якутская область нуждается въ фундаментальномъ обслѣдованіи, безъ коего „область является почти никому невѣдомой страной, такъ что „объ использованіи ея сколько-нибудь продуктивнымъ образомъ не можетъ быть и рѣчи". Не обслѣдована она столько же въ статистико-экономическомъ отношеніи, сколько и въ естественно-историческомъ, и говорить о неистощимости ея богатствъ, по меньшей мѣрѣ, преждевременно.

Изъ статьи г. В. П-ова мы узнаемъ, что первоисточникомъ приведенныхъ свѣдѣній о Якутской области является петербургская газета „Вечеръ", поторопившаяся оповѣстить міръ, что ей „удалось побесѣдовать съ извѣстнымъ путешественникомъ Евг. Вас. Пфиценмайеромъ". Намъ что-то не приходилось встрѣчать описанія путешествій г. Пфиценмайера, и мы пока знали его только въ роли скромнаго препаратора зоологическаго музея академіи наукъ... Да, слишкомъ поторопилась газета произвести въ рангъ извѣстныхъ  путешественниковъ и знатоковъ нашего сѣвера и особенно Якутской области, человѣка, который, какъ и всѣ петербуржцы, каждаго якута принимаетъ за японца... Не этою ли способностью смѣшенія объясняется то обстоятельство, что г. Пфиценмайеръ нашелъ въ Якутской области не якутовъ, а японцевъ?..

Не такъ, однако, просто объясняетъ дѣло г. В. П-овъ въ своей статьѣ, на которой слѣдуетъ остановиться.

Авторъ обратилъ вниманіе на появившуюся въ № 193 „Биржевыхъ Вѣдомостей" статью подъ многообѣщающимъ заглавіемъ: „Эксплоатація Сѣвернаго Океана", въ которой „трактуется о несмѣтныхъ богатствахъ побережья Ледовитаго океана, о роскошномъ климатѣ и почвѣ, о лугахъ и о необходимости устройства совершеннѣйшихъ путей сообщенія — водныхъ и сухопутныхъ, даже желѣзной дороги".

Изобразивъ въ такихъ краскахъ прелести нашего крайняго сѣвера и подчеркнувъ невозможность раціональной и продуктивной дѣятельности сѣверныхъ окраинъ при временной связи только морскимъ путемъ и, въ силу этого, „необходимость связать крупные смежные бассейны по водораздѣламъ", газета самымъ серьезнымъ образомъ рисуетъ предъ нашимъ министерствомъ путей сообщенія такую программу его дальнѣйшей дѣятельности: проложить желѣзные пути Обдорскъ—Туруханскъ и Туруханскъ—Жиганскъ—Средне-Колымскъ. Пути эти, по словамъ газеты (цитируемъ вездѣ по статьѣ г, В. П—ва), „легко осуществимы, ибо вмѣстѣ составляютъ магистраль всего около 2.000 верстъ, а между тѣмъ свяжутъ на всѣ времена города Петербургъ и Москву съ портами не только Печоры и Оби, но Енисея и Лены". Тутъ же указывается и „чрезвычайно серьезное" стратегическое значеніе такой постоянной связи...

По поводу этого проекта, являющагося якобы результатомъ „изслѣдованій, опытовъ и фактическихъ данныхъ", г. В. П—овъ задается далеко не празднымъ вопросомъ: для кого могутъ быть выгодны подобнаго рода проекты? „Для кого угодно, — отвѣчаетъ онъ, — но только не для обитателей далекой окраины", объ интересахъ которой „меньше всего заботятся творцы колоссальныхъ проектовъ". Въ самомъ дѣлѣ, если въ созданіи всевозможныхъ проектовъ хотя сколько-нибудь играетъ роль благо той мѣстности, которую тотъ или другой проектъ собирается осчастливить, то, спрашивается, „почему до сихъ поръ не разрѣшена болѣе практичная и осуществимая задача — проведеніе желѣзно-дорожной вѣтви между Иркутскомъ и Усть-Кутомъ? Почему до сихъ поръ не оборудованъ Аяно-Нельканскій трактъ, изысканія котораго производятся періодически? Развѣ эти пути менѣе важны, чѣмъ приполярные? Все дѣло, видите ли, состоитъ въ томъ, что, „не приступивъ немедля же къ коренному оживленію крайняго сѣвера, можно потерять этотъ сѣверъ", которымъ-де въ недалекомъ будущемъ могутъ завладѣть японцы и американцы. И вотъ, останавливаясь на вопросѣ, для чего понадобились г. Пфиценмайеру японцы, г. В. П—овъ естественно приходитъ къ заключенію, что и японцы г. Пфиценмайера являются тѣмъ пугаломъ, которое должно заставить насъ, во избѣжаніе угрожающей опасности потерять крайній сѣверъ, поскорѣе приступить къ осуществленію грандіознѣйшихъ проектовъ, не останавливаясь даже предъ возможностью новыхъ и новыхъ панамъ...

Съ этой точки зрѣнія являются вполнѣ понятными всѣ тѣ дутыя свѣдѣнія, которыми время отъ времени угощаютъ насъ разные извѣстные и неизвѣстные путешественники. Можно сказать большое спасибо редакціи „Якутской Жизни“ и ея сотруднику, г. В. П—ову, что они обратили свое вниманіе на статьи „Биржевыхъ Вѣдомостей" и „Вечера" и дали намъ ключъ къ уразумѣнію истинныхъ побужденій разныхъ прожектеровъ — основать свое личное благополучіе на грандіозныхъ предпріятіяхъ, сулящихъ имъ не менѣе грандіозные доходы. Эта тенденція облагодѣтельствовать Россію новыми панамами, замѣчаемая у нѣкоторыхъ „государственныхъ мужей" и поддерживаемая нѣкоторыми органами печати (одними сознательно, а другими просто по недомыслію), обязываетъ ту часть печати, которая дѣйствительно стоитъ на стражѣ государственныхъ интересовъ, зорко слѣдитъ за каждымъ шагомъ, за каждымъ „ловкимъ" ходомъ русскихъ панамистовъ. И прежде всего эта обязанность лежитъ на печатныхъ органахъ Сибири, сѣверной окраинѣ которой дѣйствительно грозитъ опасность, но не отъ японцевъ, а отъ нашихъ доморощенныхъ благодѣтелей.

Э. Пекарскiй