«Сибирь» №1, 1 января 1885

Цѣны на жизненные продукты, существовавшія въ г. Якутскѣ въ октябрѣ мѣсяцѣ минувшаго года: мука ржаная пудъ 2 р. 10 к., пшеничная 2 р. 75 к., крупчатка 1 с. 5 р. 50 к.; крупа ячная 2 р. 80 к.; мясо скотское отъ 1 р. 90 к. до 2 р. 40 к.; соль сырецъ 4 р. 65 к.; свѣчи сальныя 8 р. 50 к.; масло коровье 12 р. 95 к.; нельма свѣжая 4 р. 20 к.; омули жиганскіе за штуку 37 к.; кожи сырыя бычачья 2р. 75 к., коровья 1 р., выдѣланная сыромятная 3 р. 25 к.; ягода брусника пудами 60 к.; сѣно возами въ 20 пудовъ 4 руб.; поденная плата чернорабочимъ: конному 1 р. 95 к., пѣшему 1 р. 20 к. (?) Ни въ сентябрѣ, ни въ октябрѣ мѣс. прошлаго года, какъ видно изъ доставленныхъ намъ свѣдѣній, соленой рыбы въ продажѣ въ Якутскѣ не было, не смотря на то, что въ это время тамъ, въ былое время, соленой рыбы бывало громадное изобиліе; нѣтъ также въ продажѣ въ Якутскѣ овса. Все, должно быть, пріиска скушали. Обездоленный край!

«Сибирь» №2, 6 января 1885

По слухамъ изъ Якутска, тамъ вновь поднимается дѣло о пожарѣ въ окружномъ судѣ. Пожаръ этотъ связываютъ съ дѣломъ о завѣщаніи умершаго купца Маркова, который отказалъ все свое состояніе не наслѣдникамъ, а духовному вѣдомству.

«Сибирь» №4, 20 января 1885

Изъ Якутска пишутъ, что одинъ заѣзжій изъ академиковъ цивилизаторъ клянетъ якутовъ за физіономіи ихъ и платье, и предполагаетъ то и другое истребить: первое запрещеніемъ употреблять мясную животную пищу, а второе просто циркулярами. „Попрошу, говоритъ, моего вліятельнаго пріятеля, чтобъ велѣлъ вамъ сапоги носить“... Якуты прозвали его „кырыстахъ“.

«Сибирь» №5, 27 января 1885

ЯКУТСКЪ. На дняхъ выѣзжаетъ отсюда въ Иркутскъ бывшій чиновникъ окружнаго суда, прослывшій за „синичку, которая постоянно клюетъ, да клюетъ“. По поводу выѣзда „синички“ говорятъ, что онъ ѣдетъ въ надеждѣ найти въ Иркутскѣ послѣдователей системы доктора Буша и получить теплое мѣстечко.

Недавно якуты подали губернатору жалобу на одну молоденькую и хорошенькую засѣдательшу, которая, разъѣзжая по наслегамъ участка, ввѣреннаго управленію ея благовѣрнаго, дѣлала визиты якутамъ и при этомъ угощала ихъ водкой, но не ради душевной доброты, а „умыселъ другой тутъ былъ“: за каждую бутылку водки хорошенькая спекулянтка требовала отъ якутовъ по пуду масла.

Бѣдняжка пренаивно воображала, что и въ якутахъ должно быть развито эстетическое чувство и что они изъ любви къ прекрасному будутъ склонны къ ея требованію, и потерпѣла аффронтъ!

Ленскій.

«Сибирь» №13-14, 24 марта 1885

Въ Якутскѣ при архіерейскомъ домѣ открыто миссіонерское училище на 25 мальчиковъ-инородцевъ. Насъ увѣряютъ, что въ программу этого училища, кромѣ общеобразовательныхъ предметовъ, вошли также и пластическія искусства.

Мы слышали, что въ Якутскѣ продается водка разной крѣпости, начиная отъ 20° и болѣе, смотря по желанію покупателя, и что никакая акцизная ревизія не можетъ искоренить этого зла, такъ какъ каждый разъ, съ пріѣздомъ акцизнаго чиновника, кабатчики разсылаютъ своихъ курьеровъ по всѣмъ складамъ и кабакамъ съ строжайшимъ наказомъ продавать „пока“ водку надлежащей крѣпости.

Изъ Якутска пишутъ: нашъ городъ находится въ осадномъ положеніи: пьяные поселенцы ходятъ по домамъ, дерзко и нагло требуя подаянія и въ тоже время похищая все, что попадетъ подъ руку. Крупныя кражи со взломомъ, особенно часто случающіяся въ Якутскѣ, наводятъ на мысль, что поселенцы, днемъ по одиночкѣ просящіе милостыню, ночью соединяются въ одну шайку и производятъ отчаянные грабежи и кражи, не опасаясь нисколько преслѣдованія со стороны безсильной бороться съ ними полиціи. Почему бы, въ видахъ пресѣченія этого зла, не усилить ночной караулъ. Вѣдь въ нашемъ городѣ насчитывается болѣе 200 чел. солдатъ и столько же казаковъ. Вотъ ихъ бы, намъ кажется, и можно было, не безъ пользы употребить на это дѣло.

«Сибирь» №17, 21 апрѣля 1885

Въ pendant къ сообщенію изъ Шебарты мы можемъ привести слѣдующій случай, имѣвшій мѣсто въ г. Якутскѣ. У одного изъ педагоговъ мѣстной прогимназіи, статскаго совѣтника Ш—берга, опасно заболѣлъ ребенокъ. Приглашенный для оказанія помощи врачъ, прописавъ для больного ребенка лекарство, просилъ родителей его какъ можно скорѣе пріобрѣсти это лекарство; въ противномъ случаѣ, онъ не ручался ни за успѣхъ лѣченія, ни за жизнь ребенка. Въ виду такого заявленія врача, Ш—бергъ поспѣшилъ за лекарствомъ въ единственную въ городѣ аптеку приказа общественнаго призрѣнія; но завѣдывающій аптекой въ это время спалъ. Вслѣдствіе чего Ш—бергъ, съ согласія служителя, постучалъ въ дверь комнаты, занимаемой аптекаремъ, въ надеждѣ разбудить его. Дѣйствительно, послѣ нѣсколькихъ ударовъ въ дверь, аптекарь проснулся. Но, вмѣсто отпуска лекарства, онъ, выскочивъ въ аптеку въ одномъ халатѣ, обругалъ Ш—берга непечатною бранью за то, что тотъ осмѣлился нарушить его послѣобѣденный сонъ, а затѣмъ, когда Ш—бергъ намекнулъ ему на недобросовѣстное отношеніе его къ обязанностямъ службы, окончательно вышелъ изъ себя и приказалъ находившейся тутъ прислугѣ связать „француза“ и въ этомъ видѣ доставить его въ полицію. Приказаніе аптекаря было приведено немедленно въ исполненіе: руки тщедушнаго Ш—берга скрутили сзади толстыми ременными возжами, на шею его надѣли петлю и въ этомъ видѣ, днемъ, повели несчастнаго педагога черезъ весь городъ въ полицію. Что выкроилось изъ этого возмутительнаго дѣла — не извѣстно; аптекарь же, какъ намъ извѣстно, до сего времени продолжаетъ „свирѣпствовать“ въ Якутскѣ.

Въ томъ же Якутскѣ, одинъ изъ исправниковъ, негодуя за слишкомъ рѣзкіе отзывы о немъ на купеческую жену Г., въ выданномъ ей на свободное проживаніе документѣ написалъ, что изъ особыхъ примѣтъ предъявительница обладаетъ слишкомъ длиннымъ языкомъ.

Изъ Якутска жалуются на крайне грубое обращеніе одного изъ педагоговъ классической прогимназіи съ учениками младшихъ классовъ этого учебнаго заведенія. По слухамъ, этотъ образцовый педагогъ получилъ образованіе въ лейпцигскомъ университетѣ.

Замѣтка о цивилизаторѣ изъ академиковъ, помѣщенная въ нашей газетѣ, надѣлала не мало шума въ Якутскѣ. Доискивались — кто корреспондентъ; причемъ чуть не поплатился мѣстомъ секретарь одного сословнаго учрежденія, неосновательно заподозрѣнный академикомъ въ сообщеніи нашей газетѣ фактовъ, характеризующихъ его дѣятельность въ якутской области. Несчастные корреспонденты, скоро ли на нихъ прекратится травля со стороны, такъ называемыхъ, просвѣщенныхъ особъ!

«Сибирская газета» №17, 28 апрѣля 1885

Якутскъ, 16 марта. Статистическій комитетъ произвелъ однодневную перепись города. Тоже будетъ сдѣлано и во всѣхъ окружныхъ городахъ области. Между общими статистическими вопросами, комитетъ узнаетъ, сколько русскихъ говорятъ по якутски и якутовъ по русски. Можно смѣло ожидать, что цифры покажутъ не въ пользу русскаго вліянія. Не безъинтересными должны быть также цифры, раздѣляющія жителей по народностямъ. Якуты, евреи, татары, башкиры и прочій сосланный элементъ составятъ половину, если не постояннаго, то временнаго населенія города. Русскихъ, особенно постоянныхъ жителей, такъ мало, что когда городская управа произвела раздѣленіе мѣщанскаго и купеческаго обществъ, имѣвшихъ прежде общее управленіе, то почти всѣ купцы сдѣлались должностными лицами.

Скажемъ кстати о нашемъ купечествѣ и торговлѣ. Въ строгомъ смыслѣ ни того, ни другаго здѣсь нѣтъ. Есть какіе-то захудалые торговцы, торгующіе въ долгъ и на авось. Откроютъ мелочную лавочку, накупятъ съ Иркутскихъ паузковъ разнаго барахла и продаютъ втридорога. Да каждый изъ нихъ еще норовитъ поймать публику на какомъ-нибудь рѣдкомъ товарѣ (а у насъ всѣ товары рѣдки). Одинъ скупитъ на паузкахъ всю горчицу, другой почтовую бумагу, третій лакъ, гвозди, пуговицы, или что-нибудь дешевенькое, по силамъ и средствамъ, — и зимой куражатся надъ публикой. Иркутскіе купцы возятъ сюда товары тоже въ обрѣзъ и каждый годъ покупатели плачутъ да платятъ имъ дикія цѣны. То мыла нѣтъ, то свѣчъ, то сахару, то дабы, а достать ужъ неоткуда. Легкіе товары еще можно выписать по почтѣ, что постоянно и дѣлается, а съ мыломъ трудно такъ сдѣлать. Теперь вотъ только мартъ, до ярмарки еще три мѣсяца, а сахаръ уже 24 р. пудъ, да и то какой нибудь заядлый Миронычъ вдоволь накуражится надъ вами прежде, чѣмъ продать фунта три — пять; о пудахъ и думать нечего: нѣтъ, говорятъ, сахару. Мыло въ прошломъ году вогнали въ 80 к. фунтъ и тоже съ поклономъ. Горчицы теперь совершенно нѣть въ продажѣ. Свѣчи 24 руб. Дабу уже везутъ изъ Олекмы. Развѣ это похоже на сколько нибудь правильную торговлю? Это маркитантская, жидовская торговлишка.

За то виноторговцы всегда имѣютъ достаточный запасъ своего товару. А цѣны ихъ отвѣчаютъ спросу покупателей. Такимъ образомъ, водка законной крѣпости стоитъ 10 р.: водка въ 35% 9 р и т. д. до трехъ рублей за ведро, потому что якуту лишь бы воняла, да дешева была, а крѣпость онъ дополнитъ воображеніемъ.

«Сибирь» №19, 5 мая 1885

Въ Якутскѣ на предметы первой необходимости въ февралѣ мѣсяцѣ существовали слѣдующія цѣны: мука ржаная пудъ отъ 1 р. 90 к. до 2 р., пшеничная 2 р. 50 к., крупичатая 1 с. 6 р., 2 с. 4 р.; крупа ячная отъ 2 р. 40 к. до 2 р. 60 к.; булки сдобныя отъ 3 р. 50 к. до 4 р.; мясо скотское свѣжее отъ 1 р. 90 к. до 2 р. 60 к., сало сырецъ отъ 4 р. 50 к. до 4 р. 80 к., мыло жировое иркутское 20 р. (все-таки дорого); сѣно домовыми возами въ 20 пудовъ 3 р.; вино полугарное ведро 9 р. 50 к.; чай кирпичный штука 1 р. 10 к.; сахаръ фунтъ 55 к.; медъ пудъ 16 р.; рыба: нельма свѣжая пудъ отъ 4 р. до 4 р. 40 к.; омули 3 р. десятокъ; кожи сырыя: бычачья отъ 2 р. 50 к. до 3 р., коровья 2 р.; дрова листвяничныя однополѣнныя сажень съ доставкою 2 р. 20 к.; поденная плата за работу пѣшему 1 р. 20 к., конному 1 р. 95 к.

«Сибирь» №22, 26 мая 1885

Изъ Якутска пишутъ: Какъ и вездѣ, полиція у насъ всегда была мишенью для жалобъ и обличеній. Было и такъ, что обличенія благотворно воздѣйствовали. Но не надолго. Теперь у насъ во главѣ полиціи лицо титулованное, но не оно представляетъ главный рычагъ. Такимъ воротилой оказался (повѣрятъ ли?) одинъ изъ ссыльныхъ, получившій отпущеніе грѣховъ и — мѣсто полицейскаго надзирателя. Какія дѣла творятся этимъ ех-жуликомъ, читатель увидитъ изъ нѣсколькихъ примѣровъ: Одна женщина подаетъ прошеніе объ истязаніяхъ, причиняемыхъ ей мужемъ-поселенцемъ. Между свидѣтелями фигурируетъ одна дворянка-швея. Обвиняемый, близко извѣстный полиціи, такъ угодилъ послѣдней, что та научила его подать извѣтъ на свидѣтельницу съ тяжкимъ обвиненіемъ въ порочномъ поведеніи. Подговорены лжесвидѣтели; въ дѣло запутанъ даже одинъ монахъ. Дѣло объ истязаніяхъ отошло на задній планъ. Къ счастью, подговоренный свидѣтель покаялся и публично сознался въ томъ, что онъ былъ подученъ, между прочимъ, и полиціей... Другое дѣло: какіе то рабочіе учинили драку въ монастырѣ и страшно избили монастырскаго служку. Черезъ день монастырь увѣдомляется, что дѣло окончено „миромъ“, хотя ни о какомъ мирѣ избитому никто ничего не говорилъ. Или вотъ: заслышалъ „ёнъ“, что у нѣкоего Д. продаются часы. Требуютъ прислать для показа. Посланы часы, стоящіе 25 р. Прошло съ недѣлю. Идетъ нашъ торговецъ къ покупателю и ему отдаютъ часы обратно. Но въ тоже время приказываютъ хозяину Д. — отказать ему отъ службы. Тогда добрые люди совѣтуютъ Д. обратиться за ходатайствомъ въ острогъ, къ содержащемуся тамъ шурину „его самаго“ (видно, въ Якутскѣ мода такая: у одного лица — въ острогѣ мужъ экономки, у другаго — шуринъ!). И чтожъ вы думаете? За 40 руб. „шуринъ“ выручилъ и Д. обратно принятъ былъ на службу.

Подобныя дѣянья вынудили мѣстнаго владыку сказать нѣсколько рѣчей... весьма пришедшихся по нраву жителямъ и не по нутру кое-кому.

 

«Сибирь» №22, 26 мая 1885

Намъ пишутъ, что почта, отправленная изъ Колымска 31 января, получена въ Якутскѣ 10 апрѣля; между тѣмъ самый продолжительный для этого пути срокъ 45 дней, считая по 50 вер. въ сутки. Прежде подобныя замедленія широко практиковались: почта по долгу задерживалась въ Верхоянскѣ. Но якутскимъ губернаторомъ эти причины были устранены. Нынѣ, однако, старые порядки опять практикуются въ сихъ злачныхъ мѣстахъ. Чтобы это значило?

«Сибирь» №23, 2 iюня 1885

Изъ Якутска пишутъ о слѣдующихъ неблаговидныхъ дѣйствіяхъ полиціи подъ управленіемъ князя К. Еврей Сохновскій, торгующій мясомъ, отказалъ въ кредитѣ князю, какъ неплательщику; такъ какъ Сох—скій причисленъ къ мѣщанскому обществу, то отъ полиціи послѣдовало отношеніе въ городскую думу о представленіи въ областное правленіе ходатайства къ выселенію въ г. Верхоянскъ за дурное поведеніе Сох—скаго; но какъ онъ ни въ какихъ дурныхъ качествахъ не замѣчался, то городская управа сообщила, что требованіе это выполнено быть не можетъ, такъ какъ Сох—скій находится на хорошемъ счету въ мѣщанскомъ обществѣ. Въ городѣ также у насъ есть портной В., къ которому обращаются почти всѣ съ заказами, въ особенности изъ высшаго круга. Жилъ онъ очень исправно, составилъ маленькій капиталецъ, но любилъ пріобрѣтать покупкою разныя драгоцѣнныя и золотыя вещи, которыя хранилъ дома для семейства. По разнымъ наущеніямъ, бѣдный В. и его жена попадаютъ въ подозрѣніе, и нынѣ требуются въ полицейское управленіе почти каждый день; члены полиціи заявляются къ нему съ обысками, затѣваютъ дѣла, и бѣдный портной, болѣе 15 лѣтъ прожившій въ городѣ, заслужившій хорошую репутацію, въ виду такихъ напастей и искушеній, отдѣлывался сначала изъ капитальца, но, замѣчая, что онъ быстро уничтожается, началъ жаловаться о своихъ притѣсненіяхъ, а въ концѣ концовъ все-таки раззорился, ибо жалобы его не были уважены. Еще случай вымогательства. Одинъ еврей Б., съ довольно кругленькимъ капитальцемъ, пріобрѣтеннымъ, какъ мы знаемъ, картежною игрою, заарестовывается полиціею. Желая получить свободу, еврей Б. подѣлился однажды съ членами хорошенькимъ кушемъ; и какъ это имъ понравилось, то нашли приличнымъ аресты надъ нимъ продолжать по-чаще, получая съ несчастнаго ежемѣсячно по 15 р. Бѣдный Б. теперь въ вилюйскомъ округѣ.

«Сибирь» №26, 23 iюня 1885

Изъ Якутска пишутъ: Манифестъ 15 мая 1883 года примѣнялся далеко не ко всѣмъ сосланнымъ въ якутскую область: областное правленіе разсматриваетъ и до сихъ поръ прошенія заинтересованныхъ лицъ, кому предоставлено право, по истеченіи 3 лѣтъ со времени ихъ водворенія, переходить въ другія губерніи и общества при одобрительномъ поведеніи. Прокуроръ же занятъ больше столярнымъ и кузнечнымъ ремеслами, чѣмъ заступничествомъ за невинныхъ и угнетенныхъ.

«Сибирь» №27, 30 iюня 1885

Опроверженіе. (Печатается на основаніи ст. 44 прилож. къ ст. 4 (примѣч.) Уст. Ценз. Св. Зак. Т. XIV, по прод. 1876 г.)

Въ № 5 газеты „Сибирь“ за 1885 годъ помѣщена корреспонденція изъ Якутска, въ которой, между прочимъ, говорится, что „недавно якуты подали губернатору жалобу на засѣдательшу, которая, разъѣзжая по наслегамъ ввѣреннаго управленію ея мужа участка, угощала якутовъ водкою, требуя отъ нихъ за то по пуду масла“.

По собраннымъ оффиціальнымъ свѣдѣніямъ, оказалось, что никакой подобной жалобы Губернатору совсѣмъ не поступало.

«Сибирь» №29, 14 iюля 1885

Мы были бы очень благодарны, еслибъ наши корреспонденты въ якутской области или вообще лица и учрежденія, желающія откликнуться на нашъ призывъ, доставили бы намъ слѣдующія свѣдѣнія: а) о числѣ рогатаго и коннаго въ области скота; б) о естественныхъ богатствахъ этой области, встрѣчающихся въ видѣ залежей каменнаго угля, желѣзной, мѣдной, свинцовой и серебрянной рудъ, земель и глинъ, и ихъ утилизаціи; в) о количествѣ ежегодно добываемой въ рѣкахъ якутской области рыбы; г) о добычѣ пушнаго звѣря и мамонтовой кости и сбытѣ ихъ; д) о земледѣліи и его видахъ, о способахъ обработки земли и числѣ лицъ, занимающихся земледѣліемъ и вообще сельскимъ хозяйствомъ; е) о числѣ ежегодно прибывающихъ въ якутскую область ссыльныхъ-ремесленниковъ и ихъ занятіяхъ и, наконецъ, ж) о тѣхъ видахъ кустарной промышленности, какіе привились въ якутской области путемъ русской колонизаціи и какіе унаслѣдованы населеніемъ отъ аборигеновъ края. (Ответ написал А.И. Попов. прим. админ.сайта.)

Весной настоящаго года въ Якутскѣ на предметы первой необходимости, какъ видно изъ доставленныхъ намъ свѣдѣній, существовали слѣдующія цѣны: мука ржаная пудъ отъ 1 р. 50 к. до 1 р. 80 к.; пшеничная — 2 р. 50 к.; крупчатка 1 с. — 6 р.; мясо скотское свѣжее отъ 1 р. 60 к. до 2 р. 60 к.; масло коровье — 12 р.; нельма свѣжая — 4 р. и 4 р. 40 к.; омули (родъ максуновъ) — 3 руб.; сѣно домовыми возами — 3 р.; мыло жировое иркутское пудъ — 20 р. (вѣроятно, обитатели Якутіи оттого и грязны, что тамъ даже дрянное мыло продается чуть-ли не на вѣсъ золота); чай кирпичный штука — 1 р. 10 к.; сахаръ фунтъ — 56 к.; поденная плата чернорабочимъ: конному — 1 р. 95 к.; пѣшему — 1 р. 20 к. (Повторяемъ, Якутскъ — Аркадія; у насъ, въ Иркутскѣ, напр., чернорабочій безъ лошади идетъ охотно работать за 60—70 к. въ день).

«Сибирь» №31, 28 iюля 1885

Изъ Якутска. Въ № 18 „Сибири“ мы читаемъ, что въ одномъ сибирскомъ городѣ г. полиціймейстеръ приказалъ подвѣдомственнымъ ему чинамъ не запрещать сваливать нечистоты, гдѣ не слѣдуетъ, а у насъ въ Якутскѣ не только что навозъ сваливается на улицахъ, которыя вообще содержатся неряшливо по отсутствію правильной нивелировки города, но въ логу, близъ каѳедральнаго собора, между мостами устроенными по Никольской и большой улицамъ, безпрепятственно валяются собачьи трупы, о происхожденіи которыхъ стоустая молва гласитъ такъ: одинъ богатый якутъ, живущій близь малаго моста, избиваетъ собакъ для вынутія нѣкой части для своего лекарства, и никто не думаетъ распорядиться объ уборкѣ падали; городская управа наша также вовсе не думаетъ о благоустройствѣ города. Но вѣдь въ Якутскѣ существуетъ комитетъ общественнаго здравія и общество покровительства животныхъ. Что-же они-то смотрятъ?

«Сибирь» №32, 4 августа 1885

Въ Якутскѣ, кромѣ губернатора, генерала Черняева, умерло еще двое высшихъ чиновниковъ. На одну особу (пока живую) получено изъ Иркутска забавное стихотвореніе, распѣваемое цѣлымъ городомъ. Деньголюбіе одолѣло всѣхъ, даже тѣхъ, кому денегъ совсѣмъ, казалось-бы, не надо.

«Сибирь» №34, 18 августа 1885

Изъ Якутска. Здѣсь, на-дняхъ, во дворъ учителя и секретаря городской полиціи А—ва вошелъ, въ числѣ прочихъ дѣтей, крестьянскій мальчикъ лѣтъ 5—6, и усѣвшись на траву, началъ играть валяющимся тутъ разнымъ хламомъ. Въ это время собака, принадлежащая квартиранту М., бросилась на ребенка и искусала ему всю правую руку. На крикъ мальчика прибѣжалъ отецъ его. На вопросъ отца малютки: „чья это собака“, ему дали отвѣтъ: „это собака господская, и тебѣ жаловаться нѣтъ никакой пользы, а лучше убери своего уличнаго мальчишку и — проваливай“. Мало того, г. М., которому А. сообщилъ, что мужикъ его обругалъ (и подѣломъ) выбѣгаетъ во дворъ и начинаетъ кормить плюхами и безъ того убитаго горемъ отца и, натѣшившись, уходитъ.

«Сибирь» №40, 29 сентября 1885

ЯКУТСКЪ. Не смотря на изобличенія, дѣятели нашей полиціи не ослабѣваютъ, не унываютъ духомъ, не оставляютъ принятой ими методы въ управленіи и продолжаютъ быть гнетомъ бѣдныхъ беззащитныхъ обывателей города. Такъ, напримѣръ, одинъ изъ нихъ, покупая для себя дрова съ приплавленныхъ въ городъ плотовъ, приторговалъ на одномъ по рублю за сажень съ выгрузкою, но трое сутокъ не уплачивалъ денегъ торговцу; когда-же тотъ сталъ надоѣдать, то ему было объявлено: если отдаешь по 50 к. сажень, то получай деньги, а если нѣтъ, то убирай съ берега опять на плотъ; бѣдный торговецъ, проживши въ городѣ лишнихъ трое сутокъ, по-неволѣ долженъ былъ согласиться, тѣмъ болѣе, что товарищи его не хотѣли долѣе дожидаться. Въ послѣднее время распространилась по городу кража скота; есть основаніе думать, что кражи эти происходятъ по наущенію того-же полицейскаго агента съ тѣмъ, чтобы половинная часть поступала въ пользу его. Желая очернить причисленнаго къ обществу еврея С. по поводу статьи, помѣщенной въ № 23, все онъ-же подговорилъ одного еврея показать, что С. дѣйствительно укралъ шворень, въ противномъ случаѣ грозилъ высылкою въ улусъ; ложный свидѣтель, вопреки своей совѣсти, не взирая на то, что квартировалъ у С., вынужденъ быль удовлетворить требованію; при этомъ случаѣ самъ „Енъ“, требовалъ отъ еврея С. росписки и въ томъ, что онъ отъ него не получалъ никогда въ кредитъ мяса, и не состоялъ ему должнымъ; но С., не взирая на притѣсненія, дать таковой не согласился, и въ настоящее время С. заключенъ въ замокъ, хотя начатое дѣло не имѣетъ еще конца. По поводу этого ареста, нѣкоторые евреи обращались было съ просьбою къ тому-же „Ену“, въ виду того, что С. заключенъ совершенно безвинно, но ходатайства эти не возъимѣли успѣха; даже блюститель правосудія — прокуроръ не склонился на еврейскія просьбы, по неимѣнію, конечно, времени принять на себя заступничество за невиннаго и угнетеннаго, такъ какъ при обширности своихъ столярныхъ и кузнечныхъ занятій, онъ взялъ еще подрядъ — „очистку ретирадъ тюремнаго замка“ за 200 руб. въ годъ, производя таковую заключенными въ замкѣ. Занятія нашего блюстителя правосудія, по-мимо его прямой обязанности, весьма разнообразны и многосложны. Мы видѣли, напримѣръ, 3 іюня с. г. гробъ, устроенный имъ вмѣстѣ со склепомъ за 170 рублей нашему покойному губернатору Ч. Здѣсь приходится кстати замѣтить и о кончинѣ губернатора Ч. Въ воскресенье, вечеромъ 28 апрѣля с. г., Его пр—во былъ въ собраніи, веселился и танцовалъ по обыкновенію; на утро 29 числа захворалъ серьезно; чрезъ десять дней доктора ожидали кризиса, но болѣзнь усиливалась быстро; самая-же смерть не спѣшила, и дала возможность больному составить духовное завѣщаніе въ пользу осиро-тѣвшей экономки съ ея малютками, хотя, впрочемъ, въ упоминаемомъ документѣ свидѣтелями не оговорено, что оно составлялось въ здравомъ умѣ и твердой памяти. Покойный прохворалъ мѣсяцъ и одинъ день. Смерть застигла его 31 мая въ 7 часовъ утра. Умеръ онъ, какъ говорятъ, спокойно, но не   смотря на то, лицо его все время было покрыто. 3 іюня Якутскъ былъ свидѣтелемъ церемоніала, невиданнаго съ давнихъ лѣтъ. Послѣдній областной начальникъ Якутска умеръ въ 1849 году, съ тѣхъ поръ до смерти губернатора Ч. не послѣдовало погребальныхъ процессій. Вотъ описаніе печальнаго шествія: 1) Полиціймейстеръ К. верхомъ; 2) за нимъ чиновникъ съ подносомъ кутьи; 3) слѣдуютъ воспитанницы дѣтскаго пріюта; 4) женской прогимназіи; 5) воспитанники мужской прогимназіи; 6, 7, 8) три подушки съ орденами, несомыя казачьими офицерами, по бокамъ съ ассистентами; 9) гробовая крышка; 10) духовенство по 2 въ рядъ: 11) пѣвчіе; 12) гробъ, несомый семерыми; 13) мѣстный владыко; 14) военный начальникъ; 15) мѣстная команда; 16) казачій полкъ и 17) полицейскій надзиратель В. верхомъ. День былъ ясный. Съ ранняго утра улица передъ губернаторскимъ домомъ буквально была запружена народомъ.

«Сибирская газета» №40, 6 октября 1885

ЯКУТСКЪ, 27 сентября. По произведенной здѣсь переписи оказалось: жителей 3460, прочитывающихъ до конца «Недѣлю» и «Сибирь» — 23. Учреждается публичная библіотека; согласно большинству поступившихъ заявленій о выборѣ матеріала для чтенія, она будетъ состоять изъ: 1) газетныхъ корреспонденцій изъ Якутска (4 экземпляра), 2) «Правительственнаго Вѣстника» (3 экземпл.), 3) «Иркутскихъ Губернскихъ Вѣдомостей» (2 экземпл.) и 4) премій къ «Нивѣ» и «Лучу» (1 экземпляръ).

«Сибирь» №44, 27 октября 1885

По поводу неурожая минувшаго лѣта, изъ Якутска пишутъ: „нигдѣ такъ тяжело не ложится на жителей недородъ хлѣбовъ, какъ въ отдаленныхъ мѣстностяхъ, подобныхъ Якутску. Неурожай у насъ хотя и предвидѣлся, но некому было позаботиться о заготовленіи запасовъ хлѣба. Прежде для нашего края имѣлись казенные запасы (до 70 т. п.); но съ нѣкоторыхъ поръ заготовленія эти прекратились и теперь вся надежда на скопцовъ; но они уже сначала осени подняли цѣны до 2 р. 70 к. за пудъ, а перекупщики еще надбавляютъ по 20 коп. А что будетъ зимою? Между тѣмъ, въ городъ стекается масса поселенцевъ, которымъ нечѣмъ питаться въ якутскихъ наслегахъ и кражи уже начались. Городское управленіе совершенно равнодушно относится къ общему горю; а съ поселенцами ничего не можетъ подѣлать наша полиція“.

«Восточное обозрѣнiе» №42, 31 октября 1885

Потребность чтенія и недостатокъ библіотекъ въ Сибири обнаруживается раздачею книгъ частными лицами, которая иногда оканчивается, къ сожалѣнію, не къ выгодѣ владѣльца, чему служитъ доказательствомъ слѣдующее объявленіе, помѣщенное въ газетѣ «Сибирь»:

Объявление из газеты "Сибирь" №36 от 1 сентября 1885
Объявление из газеты "Сибирь" №36 от 1 сентября 1885

Сибирь» №45, 3 ноября 1885

Изъ Якутска. „Караулъ, грабятъ!“ вопіетъ сотый разъ якутскій обыватель, жалуясь на бездѣйствіе и беззаконіе полиціи. Въ 5 ч. утра, 25 августа, нѣкій дворникъ, ведя на водопой коня, увидѣлъ валяющимися у забора двѣ штуки плиса, о чемъ и заявилъ полиціи. Тотъ-же часъ обнаружилось, что въ эту ночь воры посѣтили магазинъ купца Тѣльнова, куда попали черезъ окно, сломавши болтъ у ставня и выставивши раму. Похищеннымъ оказалось товаровъ на 700 р., денегъ — 500 р. и три банковыхъ билета. Полиція къ розысканію похищеннаго и самыхъ воровъ никакихъ мѣръ не приняла. Къ счастью, у г. Т. оказался родственникомъ секретарь полиціи; и вотъ, благодаря его содѣйствію, снаряжается экспедиція изъ одного якута и десятскаго полиціи. Тотчасъ за городомъ сыщики эти нашли разбитую коробку, похищенную съ билетами и деньгами и затѣмъ возлѣ ея втоптаннымъ въ грязь одинъ билетъ; дальше, въ двухъ верстахъ отъ города, они нашли связаннымъ въ узлахъ почти весь похищенный товаръ и вмѣстѣ съ тѣмъ схватили одного изъ воровъ, — татарина, вооруженнаго большимъ ножемъ. Забравши товаръ и самаго вора, сыщики доставили все это въ полицію. Тѣмъ дѣло и кончилось.

Изъ Якутска. 14 сентября у одного купца было здѣсь покушеніе злоумышленниковъ пустить краснаго пѣтуха; но, къ счастію, не удалось. На-дняхъ, у одного домохозяина, на городскомъ лугу, сожгли стогъ сѣна. Все это дѣлается пролетаріями, за которыми наша полиція нисколько не слѣдитъ, какъ-бы слѣдовало по уставу о предупрежденіи и пресѣченіи преступленій; мало того, наши пролетаріи открыто продаютъ собранные ими куски хлѣба различнымъ посредникамъ на пріиска и на вырученныя деньги пьянствуютъ, находя ночлегъ гдѣ-нибудь въ стогахъ сѣна (отсюда пожары и поджоги).

Изъ Якутска, 21 сентября. Вотъ и мы жители далекаго сѣвера дожидаемся новыхъ судебныхъ реформъ и желаемъ, чтобы при введеніи новой судебной реформы былъ обновленъ и персоналъ служащихъ новаго судебнаго мѣста, дабы съ кончиной стараго суда исчезли личности психически-больные и недоучки, а съ ними исчезли-бы и разные существующіе у насъ поборы, и съ опредѣленіемъ новыхъ лицъ воцарилась-бы справедливость и скорый милостивый судъ, который-бы не откладывалъ дѣлъ на многія лѣта и избавилъ-бы казну отъ излишнихъ расходовъ по содержанію въ острогѣ или въ городской тюрьмѣ, иногда безвинно арестуемыхъ людей. Съ перемѣною персонала служащихъ дореформеннаго суда, мы считаемъ необходимымъ желать перемѣны и прокурорскаго надзора, представитель котораго занятъ многими посторонними дѣлами, какъ-то: въ мѣстномъ казначействѣ, новой духовной консисторіи, столярнымъ, кузнечнымъ мастерствами и, сверхъ того, носится молва, что онъ взялся за очистку нечистотъ въ мѣстномъ острогѣ.

«Сибирь» №47, 1ноября 1885

Изъ Якутска. Шайка, состоящая изъ 5 человѣкъ, разобрала у А. заборъ и посредствомъ этого взлома украла не мало бѣлья; воры эти были, случайнымъ образомъ, пойманы двумя чиновниками, которые бѣлье отобрали и въ полиціи одного изъ воровъ узнали, но воръ былъ отпущенъ и слѣдствія надъ нимъ не производилось.

«Сибирь» №47, 1ноября 1885

Отвѣты редакціи.

Якутскъ г. судьѣ: стыдно г. судьѣ не знать, что дѣла по печати вѣдаются только губернскимъ судомъ, который и вправѣ требовать именъ авторовъ.

Свѣдѣнія о ленско-якутской ярмарочной торговлѣ въ 1885 году.

«Сибирь» №49, 1 декабря 1885

Товаровъ на Лену въ нынѣшній годъ было отправлено болѣе, чѣмъ въ 84-мъ году. Увеличить количество товаровъ въ этомъ году побудило торговцевъ то обстоятельство, что въ 84-мъ году, когда товаровъ было привезено очень мало, сбыли ихъ хорошо и даже чувствовался недостатокъ въ нихъ.

Повозки нагружаются товаромъ на пристаняхъ Качугской, Рудовской и Жигаловской. На первую товары приходятъ съ ирбитской ярмарки чрезъ Иркутскъ гужемъ, а на пристани Рудовскую и Жигаловскую поступаютъ товары, идущіе въ теченіе всей зимы изъ Томска чрезъ Куйтунъ, минуя Иркутскъ. Послѣднимъ путемъ идутъ тяжелые товары, напр., сахаръ, табакъ-«махорка», крупчатка, свѣчи, мыло, желѣзо разное и т. п. На ленскія пристани въ нынѣшнемъ году доставлено товаровъ для сбыта на Ленѣ на 1,500,000 рублей *). Въ это количество не входятъ товары, доставленные въ Качугъ для производства на мѣстной ярмаркѣ, которая происходитъ въ началѣ мая, т. е. въ то-же время, когда и павозки нагружаются товаромъ.

*) Цифры, выражающія обороты ярмарокъ за отсутствіемъ статистики, выставлены приблизительныя, выведенныя изъ соображеній, основанныхъ на нашемъ знакомствѣ съ дѣломъ.

Оборотъ качугской ярмарки простирается до 200,000 руб. Торгуютъ здѣсь съ инородцами, — бурятами, пріѣзжающими на ярмарку отъ ближайшихъ мѣстностей. Обмѣна на качугской ярмаркѣ не происходитъ никакого, а товаръ сбывается за деньги и состоитъ больше всего изъ хлопчатобумажныхъ тканей, желѣзныхъ издѣлій и пр. Говоря о качугской ярмаркѣ, мы не можемъ пройти молчаніемъ факта — отсутствія въ Качугѣ, хотя на время ярмарки, телеграфной станціи, крайне необходимой тамъ въ это время. На недостатокъ этотъ мы указывали въ прошломъ году **), но наши сѣтованія по этому поводу остались пока «гласомъ вопіющаго въ пустыни».

**) „Сибирь“ 84 г., № 50.

Отправившись съ Качуга, по обыкновенію между 10 и 15 ч. мая, павозки въ нынѣшній годъ плыли, почти не встрѣчая препятствій отъ мелей, — уровень воды въ рѣкѣ былъ средній, удобный для плаванія.

Торговля съ павозковъ въ верховьяхъ Лены до самаго Киренска не имѣетъ особеннаго значенія и имѣетъ небольшіе размѣры, по той причинѣ, что мѣстные торговцы сами получаютъ товаръ прямо изъ Иркутска и Томска, когда въ томъ встрѣтятъ надобность, и потому имѣютъ возможность снабжать имъ населеніе во всякое время, тогда какъ въ мѣстности, расположенныя ниже по Ленѣ, товары доставляются только разъ въ годъ, на павозкахъ. Не смотря на это, павозки и въ верховьяхъ Лены останавливаются по всѣмъ селеніямъ и торгуютъ со своими знакомыми за деньги и въ кредитъ.

Въ Киренскѣ прежде съ павозковъ торговали гораздо лучше, чѣмъ въ послѣдніе годы. Нынѣ оборотъ киренской ярмарки едва-ли превышалъ 30,000 рублей. Упадокъ торговли въ Киренскѣ во время ярмарки произошелъ отъ части отъ того, что тамъ открылъ постоянную торговлю торговый домъ Щ. и М. и затѣмъ кое-кто изъ мѣстныхъ купцовъ сами начали ѣздить за товаромъ въ Томскъ и ирбитскую ярмарку; главнымъ образомъ торговые обороты уменьшились отъ того, что населеніе, поражаемое частыми неурожаемъ и наводненіями, стало еще менѣе требовательно, будучи занято только одной думой: гдѣ бы хлѣбца достать, да не умереть съ голода. На киренской ярмаркѣ скопилось до 100,000 бѣлки, которая была продана по 11½ коп.

Слѣдующая за киренскимъ ярмарка — въ Витимѣ. Здѣсь сбыли товаровъ въ нынѣшнюю ярмарку мѣстнымъ торговцамъ и для золотыхъ промысловъ на

120,000 р., и на 100 т. осталось товаровъ у двухъ постороннихъ фирмъ, имѣющихъ въ Витимѣ свои лавки. Вообще-же, сравнительно съ ярмарками прежнихъ лѣтъ, на Витимѣ ярмарка была не изъ бойкихъ: торговали только оптомъ, а въ розницу торговли совсѣмъ не было: всѣ жаловались на безденежье. Торговать хуже на Витимѣ стали отъ того, что нѣкоторые золотые промысла сами выписываютъ товаръ и пооткрывали у себя магазины. Бѣлки на Витимѣ было въ предложеніи и продано до 20,000 шт., по 11 коп.

Съ Витима много товаровъ, не менѣе какъ на 200,000 р., отправлено на пріисковыя бодайбинскія резиденціи купцами, имѣющими тамъ свои лавки. Въ это число не входятъ товары, получаемые на пріискахъ самими золотопромышленниками, для своихъ магазиновъ.

Вслѣдъ за Витимомъ павозки останавливаются въ Мухтуѣ, ярмарка въ которой была въ нынѣшній годъ изъ порядочныхъ. Якутовъ съ Вилюя вышло много, но денегъ у нихъ было не въ изобиліи; причина та, что единственный продуктъ производства ихъ, — скотъ въ послѣднее время съ трудомъ сталъ сбываться на золотые промысла, гдѣ стараются избѣгать его, считая тощимъ. Этотъ фактъ, вмѣстѣ съ паденіемъ цѣнъ на пушные товары, главныя партіи которыхъ сбываются на якутской ярмаркѣ, обезденежилъ вилюйскихъ якутовъ. Бѣлки въ Мухтуѣ скопилось до 30,000.

Затѣмъ торгующіе приплыли на Мачу, гдѣ встрѣтили сильное разочарованіе. У собравшихся на ярмарку якутовъ, занимающихся подрядами по перевозкѣ съ резиденцій на пріиски, въ тайгу, тяжестей, ни у кого не было денегъ, потому что имъ не заплатили по квитанціямъ пріисковыя управленія, А между тѣмъ, ранѣе подрядчики, получивъ деньги съ пріисковъ, раздавали ихъ мелкимъ возчикамъ, а тѣ въ свою очередь оставляли ихъ на павозкахъ за товаръ. Вслѣдствіе упадка золотопромышленности въ системѣ р. Олекмы, мачинскія резиденціи теряютъ значеніе, какимъ онѣ пользовались въ краѣ въ торговомъ отношеніи и по доставленію заработка мѣстному населенію. Кромѣ упомянутыхъ подрядчиковъ, покупателями на Мачѣ является кое-кто изъ мелкихъ якутскихъ торговцевъ; затѣмъ не много покупаютъ для пріисковъ. Всего, такимъ образомъ, въ нынѣшнюю ярмарку удалось сбыть товаровъ на Мачѣ не болѣе, какъ на 100,000 р. Въ мѣстныхъ двухъ лавкахъ иркутскихъ купцовъ осталось товаровъ на 50 или 60 т. р.

Между мачинской и олекминской ярмарками павозки торгуютъ въ селеніи Бирюкѣ и на островѣ Кыллахѣ. Но въ этихъ мѣстностяхъ торговля производится большею частію въ розницу, потому что болѣе состоятельные якуты этой мѣстности пріѣзжаютъ покупать для себя товаръ на Мачу.

Въ Олекминскѣ торговали тоже въ розницу и не завидно, покупали только скопцы, а у якутовъ денегъ не было. Мѣстные-же торговцы потребовали товаровъ болѣе прежняго, такъ какъ въ теченіе зимы расторговались безъ остатка. Сбытъ товаровъ на этой ярмаркѣ долженъ равняться 80,000 р.; кромѣ того, на 50,000 р. оставлено товаровъ для зимней торговли одного иркутскаго купца. Бѣлки въ Олекминскѣ продано 50,000, по 15 коп. и 40,000 отправлено богатымъ якутомъ И. въ Иркутскъ для ирбитской ярмарки.

Наконецъ, въ Якутскъ привезено товаровъ послѣ расторжки на всѣхъ вышеозначенныхъ ярмаркахъ и по разнымъ населеннымъ пунктамъ по р. Ленѣ, — на 500,000 рублей. Изъ этихъ товаровъ продано въ ярмарку на сумму до 300,000 р.; увезено обратно на 30,000 р. и осталось въ Якутскѣ на 170,000 р. Всѣхъ-же товаровъ осталось въ Якутскѣ гораздо болѣе, не менѣе какъ на 500,000 р. Сумма эта составилась изъ остатковъ прошлаго года и изъ товаровъ, купленныхъ мелкими мѣстными торговцами.

Оборотъ по сбыту пушныхъ товаровъ на ярмаркѣ въ г. Якутскѣ выразился слѣдующимъ образомъ.

*) Цифры этой таблицы точны съ дѣйствительностью.

Всѣ эти товары проданы на ярмаркѣ, за исключеніемъ 30 сорочковъ соболей, отправленныхъ въ Москву.

Въ прошлогоднюю ярмарку въ Якутскѣ пушныхъ т. было на 291,670 руб. и хотя та ярмарка была изъ самыхъ печальныхъ и существовавшія на ней цѣны на пушные т. мы считали самыми минимальными, за всѣмъ тѣмъ въ нынѣшнюю ярмарку пушныхъ т. вышло еще менѣе на 29,000 р. Недочетъ этотъ оказался по двумъ причинамъ: во-1-хъ, отъ уменьшенія цѣнъ, а во-2-хъ, въ нынѣшней ярмаркѣ фигурировало менѣе: соболей на 60 сороч., лисицъ черныхъ — на 18 шт., сиводушекъ — на 370, красныхъ — на 3,000, колонковъ — на 1,500, кости мамонт. — на 200 пудовъ. Соболей на ярмаркѣ было менѣе, по причинѣ плохаго улова ихъ, а лисицъ потому, что нѣкоторые колымскіе купцы не были на анюйской ярмаркѣ, изъ опасенія сдѣлаться жертвами свирѣпствовавшей тамъ эпидеміи, — оспы, а пушные тѣхъ купцовъ, которые рискнули побывать на анюйской ярмаркѣ, остались за карантиномъ въ Колымскѣ.

Изъ пушныхъ т. нынѣшней ярмарки превысили прошлогоднія количества: горностай на 5,000 шт., струя — на 600. и песецъ — на 10,700. Песцовъ въ такомъ значительномъ количествѣ было привезено на ярмарку по той причинѣ, что хорошіе промысла ихъ были въ верхоянскомъ округѣ отъ громаднаго набѣга ихъ съ западной стороны, какъ объясняютъ мѣстные торговцы. Интересно знать — какой промыселъ песцовъ былъ въ минувшій годъ въ енисейской губерніи, — если плохой, то значитъ, песцы оттуда перебѣжали въ якутскую область. Здѣсь опять вопросъ: что заставляетъ звѣрей перебѣгать?..

Цѣны на якутской ярмаркѣ на главные привозные товары существовали слѣдующія:

Цѣны-же на провозъ товаровъ были слѣдующія:

Въ передній путь гужемъ изъ Иркутска до Качуга отъ 45 к. до 60 к., сплавомъ на павозкахъ съ Качуга и Рудовской пристани до Витима отъ 35 к. до 40 к., до Якутска отъ 40 к. до 50 к.; въ обратный путь на баржѣ за пароходами К° Сибирякова: изъ Якутска до Витима отъ 1р. 10 к. до 1 р. 40 к., изъ Якутска до Киренска отъ 1 р. 40 к. до 1 р. 80 к., на павозкахъ, тягой лошадьми: изъ Киренска до Жигаловой отъ 1 р. 50 до 2 р. и гужемъ изъ Жигаловой до Иркутска отъ 80 к. до 1 р.

Ленскій.

«Восточное обозрѣнiе» №47, 5 декабря 1885

Якутскъ (корреспонденція „Восточнаго Обозрѣнія"). Наше городское самоуправленіе въ захолустьяхъ, къ сожалѣнію, далеко не удовлетворяетъ своему назначенію; въ громадномъ большинствѣ случаевъ оно является орудіемъ, при посредствѣ котораго разные ловкіе господа пристраиваются къ общественному пирогу. По истеченіи послѣдняго четырехъ-годичнаго срока, установленнаго 1,963 ст. гор. полож. т. 11 ч. 1, назначены были у насъ новыя избирательныя собранія, но прежней корпораціи думы вздумалось опровергать права двухъ-трехъ лицъ, неправильно будто бы внесенныхъ въ избирательные списки. Не сама ли городовая управа составляетъ таковые? Возникли жалобы какъ со стороны избирателей, такъ и со стороны гласныхъ; дѣло затянулось, пошло въ правительствующій сенатъ. Петербургъ отъ насъ весьма далекъ. Болѣе одного года какъ получено разъясненіе сената, а между тѣмъ новыхъ выборовъ нѣтъ да нѣтъ. Хотя были въ послѣднее время оглашены списки избирателей, но также оказываются невѣрными, такъ какъ многіе домовладѣльцы умерли, много выбыло изъ торговыхъ и многія лица вновь имѣютъ права на подачу голоса въ избирательныхъ собраніяхъ, по силѣ 1,964 ст. город. полож., чрезъ пріобрѣтеніе ценза. Выбора не начинаются и по настоящее время, а это прежнимъ воротиламъ и на руку; они еще послужатъ и попользуются общественнымъ пирогомъ, а городская интеллигенція и не думаетъ настаивать о скорѣйшихъ выборахъ, не смотря на то, что бѣднякамъ приходится жутко отъ налоговъ для покрытія ежегодно-увеличивающагося дефицита въ городскихъ доходахъ, а поперечныя и другія канавы для стока снѣжной и дождевой воды и мосты, всетаки, не исправляются, такъ что ходить и ѣздить по городскимъ улицамъ небезопасно для здоровья людей и прочности экипажей, а о грязи и нечистотахъ говорить нечего — мы уже привыкли къ нимъ!

Изъ подробностей небезъинтересно отмѣтить такіе примѣры. Въ одномъ городѣ во главѣ самоуправленія состоитъ одинъ господинъ уже болѣе семи лѣтъ; ранѣе онъ пріобрѣлъ опытность въ іерархіи земской полиціи одного захолустнаго округа нашей области, но лицо это отличалось массивностью, наклонностью къ ябедничеству и было ярымъ поклонникомъ Бахуса. Часто онъ обижаетъ людей и самъ же въ оправданіе свое приноситъ жалобы, которыя рѣдко говорятъ въ его пользу. А стоустая молва гласила, что принципалъ этотъ никогда почти не является къ своей обязанности въ нормальномъ состояніи, руководясь тѣмъ, что съ Бахусомъ, можно смѣлѣе дѣйствовать, и хотя онъ иногда и впадаетъ въ ошибки, но ему съ рукъ все сходитъ. Другой случай. Въ минувшемъ году въ одной управѣ, одному члену управы съ секретаремъ выдана была книга на записку денегъ, собираемыхъ съ паузковъ, лодокъ, баржъ и пароходовъ, приходившихъ къ намъ по р. Ленѣ въ навигацію на ярмарку, для записки сборовъ за занятыя для стоянки ихъ мѣста на городскихъ пристаняхъ; вдругъ эта книга теряется, и теперь неизвѣстно, сколько собрано было денегъ съ владѣльцевъ паузковъ и проч., и точно ли всѣ деньги поступили въ городскую кассу. Все это такъ и осталось во мракѣ неизвѣстности.

«Сибирь» №50, 8 декабря 1885

Изъ Якутска пишутъ: Кражи у насъ не прекращаются. На-дняхъ, у каѳедральнаго протоіерея, чрезъ взломъ замка, изъ амбара унесена вся провизія; въ монастырѣ подломили два пустыхъ амбара, а изъ третьяго склали на салазки (ручныя санки), но не успѣли взять съ собою поворованное, такъ какъ сосѣдній семинарскій сторожъ поднялъ крикъ и салазки остались достояніемъ монастыря. Здѣсь не въ обычаѣ даже заявлять полиціи о кражахъ, — безполезно. Наши полицейскіе чины на просьбы объ отысканіи краденаго даютъ такой отвѣтъ: развѣ полиція обладаетъ даромъ отыскивать уворованное неизвѣстными людьми? У насъ должность полиціи исполняютъ не люди, а животныя: на-дняхъ у якута потерялось рогатое животное и хотя были принимаемы полицейскими чинами мѣры къ отысканію воровъ, но они остались безъ успѣха, пока воздушные агенты, — воронье не открыли уворованнаго, которое лежало подъ снѣгомъ въ логу, недалеко отъ самой полиціи. Не лучше-ли было бы совсѣмъ замѣнить чиновъ полиціи воронами; по крайней мѣрѣ, содержаніе ихъ стоило-бы дешевле.

«Сибирская газета» №50, 15 декабря 1885

Якутскъ. Начальство изыскиваетъ средства... Городская управа и помочь бы готова, да не въ силахъ... Жители, по обыкновенію всѣхъ «жителей», ропщутъ... Голь щелкаетъ зубами... А цѣна на хлѣбъ все въ гору идетъ и нѣтъ надежды, что когда-нибудь понизится. 3 р. 30 к. ржаной хлѣбъ; 4 р. 30 к. пшеничный. Съ верховьевъ Лены хлѣба не приплавили, въ запасномъ магазинѣ пустота, сосѣдей хлѣбныхъ нѣтъ по близости (живемъ у черта на куличкахъ)... Посылали чиновника скопцовъ усовѣщивать, чтобъ брали по божьему, а скопцы жалуются на засуху. Картофель бы ѣли, да цѣна ей 3 р. пудъ. Какъ тутъ быть?                                                                                                                          N.

«Сибирь» №51, 15 декабря 1885

Изъ Якутска. Гласность хотя и считается грозною силою, но таковая не устрашаетъ нашу полицію, не смотря на то, что много уже было писано о безобразныхъ дѣйствіяхъ ея. Вотъ примѣры: у одного одиночнаго мѣщанина дѣлается изъ амбара кража, простирающаяся до 800 руб.; у него-же украдена изъ пригона лошадь, стоющая 100 р. По заявленіи объ этомъ, полиція не спросила даже свидѣтелей, видѣвшихъ подходившихъ воровъ, а самые воры хотя были приглашаемы полиціею, но тотчасъ-же освобождены полицейскимъ надзирателемъ. Вскорѣ у того-же мѣщанина дѣлается вновь кража разныхъ вещей изъ двора его на 12 р., а на 30 ч. сего августа подламываютъ у него-же амбаръ и крадутъ вещи, стоющія до 300 руб. По заявленіи о семъ, начальникъ полиціи даетъ резолюцію: „немедленно приступить къ розысканію“, но тотъ-же полицейскій надзиратель-казакъ, вступившій въ дежурство, отозвался, что обстоятельство это учинено не при его дежурствѣ. Такъ всѣ покражи, учиненныя у мѣщанина, какъ человѣка одинокаго и не дѣлившагося ничѣмъ съ полицейскими чинами, остались безъ изслѣдованія — въ забвеніи. Напротивъ, другой случай: у близкаго родственника секретаря полиціи, купца Т., дѣлается кража изъ магазина разныхъ вещей и 500 руб. денегъ, а всего до 5 т. рублей. Чрезъ два три дня все розыскивается цѣлымъ за кладбищенскою церковью, а виновныхъ не открывается. Еще случай: у одного богатаго казака дѣлается кража вещей на 500 р. Онъ обѣщаетъ субсидію полицейскому надзирателю, и послѣдній розыскиваетъ часть изъ украденнаго. Не худо было-бы обратить вниманіе, кому слѣдуетъ, на эти порядки, продѣлываемые чинами нашей полиціи.

 

Изъ Якутска пишутъ отъ первыхъ чиселъ ноября: хлѣбъ у насъ и теперь уже продается по 3 р. 40 к. за пудъ. Что-же будетъ дальше? Говорятъ, у скопцовъ есть порядочные запасы; но они выжидаютъ еще болѣе высокой цѣны. Другихъ конкурентовъ имъ не предвидится; у казны тоже нѣтъ нынѣ запаса. Вообще, положеніе края наводитъ на грустныя размышленія. Прежніе промыслы истощаются: пушнаго звѣря добывается все менѣе и менѣе; скотоводство за послѣднія два-три десятилѣтія уменьшилось въ десять разъ. Между тѣмъ, въ край прибываютъ все новые и новые нахлѣбники-поселенцы, которыхъ прокормленіе составляетъ тяжкую повинность для якутовъ. Послѣдніе, чтобы избавиться отъ нежданныхъ нахлѣбниковъ, дѣлаютъ особый денежный сборъ и выдаютъ поселенцамъ извѣстную сумму денегъ, послѣ чего послѣдніе удаляются изъ наслеговъ въ городъ, гдѣ, за неимѣніемъ промысла и даровыхъ кормовъ, кормятся воровствомъ и грабежомъ. Старые завоеватели Сибири — казаки представляютъ жалкихъ пролетаріевъ, едва поддерживающихъ свое существованіе. Ужели этотъ, нѣкогда богатый край, привлекавшій русскихъ добычниковъ, будетъ брошенъ на произволъ судьбы, на жалкое вымираніе? Примѣръ скопцовъ, однако, показываетъ, что и въ этомъ обширномъ краѣ есть оазисы, удобные для обработки и земледѣлія; есть обширные луга, способные прокормитъ безчисленныя стада крупнаго скота, множество озеръ и рѣкъ богатыхъ рыбою... Чего-же не достаетъ? Возстановить старый строй жизни, основанный на пушномъ промыслѣ и скотоводствѣ едва-ли вполнѣ возможно: условія жизни мѣняются и воротить старыя условія жизни не въ силахъ человѣческихъ. По нашему глубокому убѣжденію, край, прежде всего, требуетъ серьознаго изученія съ экономической стороны. Только послѣ такого всесторонняго изученія возможно будетъ говорить о мѣрахъ къ поднятію уровня здѣшней экономической жизни. Безъ научнаго изслѣдованія и опыта какъ, напримѣръ, опредѣлить, гдѣ, въ какихъ уголкахъ края можно съ успѣхомъ заниматься земледѣліемъ и огородничествомъ? Не возможно также, безъ тщательныхъ изслѣдованій указать, причины упадка скотоводства и мѣры къ его поднятію. Словомъ, только послѣ тщательнаго изученія края можно думать о поднятіи его благосостоянія. Единственная палліатива, которая можетъ быть принята немедленно, — это прекращеніе ссылки, — этого бича здѣшняго края, не менѣе губительнаго, чѣмъ оспа и падежъ скота...

 

Намъ сообщаютъ, что одинъ якутскій родоначальникъ нѣкто Соловьевъ пожертвовалъ спеціально на постройку шкафовъ въ здѣшнемъ музеѣ 500 рублей.

«Сибирь» №52, 22 декабря 1885

Изъ Якутска жалуются, что обывателямъ его угрожаетъ голодовка. Уже въ ноябрѣ мѣсяцѣ хлѣбъ доходилъ тамъ — ржаной до 3 р. 70 к.; пшеничный — до 4 р. 60 к. пудъ. Обитатели Якутска съ нетерпѣніемъ ждутъ новаго губернатора, возлагая на него большія надежды по ослабленію угрожающей бѣды. Они разсчитываютъ, что такъ какъ хлѣбъ имѣется у скопцовъ, то стоитъ только распорядиться — и изъ скопческихъ амбаровъ онъ перейдетъ на кухни якутскихъ обывателей. Но можно спросить этихъ обывателей: если скопцы, какъ люди предусмотрительные, считаютъ необходимымъ имѣть запасы хлѣба на три года, то кто имѣетъ право лишать ихъ этихъ запасовъ, да еще и силою? А затѣмъ мы-бы предложили мѣстнымъ жителямъ и такой вопросъ: что они сдѣлали для развитія земледѣлія въ краѣ съ тѣхъ поръ, какъ лѣтъ двадцать пять назадъ впервыѣ сосланные къ нимъ скопцы доказали имъ своимъ примѣромъ, что и въ Якутскѣ можно съ успѣхомъ заниматься не только земледѣліемъ и огородничествомъ, но и пчеловодствомъ? Спросили-бы мы и мѣстную думу, съ ея пресловутымъ головою, что она сдѣлала въ нынѣшнемъ году для обезпеченія города хлѣбомъ, зная, что въ хлѣбѣ этомъ будетъ чувствоваться большой недостатокъ?

«Сибирь» №1, 5 января 1886

ЯКУТСКЪ, декабря 7 дня. Дороговизна на ржаной хлѣбъ и прочіе жизненные продукты, какъ-то: мясо, масло и рыбу доходитъ здѣсь до баснословныхъ цѣнъ, по случаю неурожая въ минувшемъ лѣтѣ перваго и закуповъ въ значительномъ количествѣ послѣднихъ на золотые промысла Олекминской и витимской системъ. Ржаной хлѣбъ продается теперь поселенными близь города скопцами по 3 руб. 55 коп. за пудъ, а переторговщиками-евреями въ печеномъ видѣ — 4 руб. Поговариваютъ, что къ веснѣ хлѣбъ возвысится до 5 руб. за пудъ.

Въ Якутскѣ, для обезпеченія народнаго продовольствія, существуетъ казенный запасный магазинъ, въ коемъ къ 16 мая 1882 г. хранилось запаса хлѣба до 30,000 пуд. Хлѣбъ этотъ, хотя отчасти и былъ подгорѣлый и не дешевый (3 р. 25½ коп. за пудъ), но все-таки въ настоящее время былъ-бы большимъ подспорьемъ бѣдному люду. Удешевить цѣну на хлѣбъ можно было-бы очень просто: пріобрѣсти въ благопріятные годы въ иркутской губерніи тысячъ двадцать пудовъ на состоящій въ наличности запасный капиталъ, разчитывая пудъ много уже съ доставкою въ Якутскъ въ 1 р. 50 к.; всего составилось-бы запаса въ магазинѣ 50,000 пудъ, на 127,650 руб. Значитъ, каждый пудъ обошелся-бы по 2 р. 55½ коп., все-же дешевле прежней цѣны на 70 коп. съ пуда; но сего никому и на умъ не пришло, а бывшій запасъ хлѣба для освѣженія въ 1883 г. отправленъ въ долгъ крестьянамъ киренскаго округа, со срокомъ уплаты таковаго въ навигацію 1887 года. Какой будетъ урожай въ будущіе посѣвы по иркутской губерніи и якутской области, опредѣлить теперь невозможно.

По поводу подмыванія берега Хатыстахской протоки р. Лены, на которомъ устроены были запасные магазины, мѣстная администрація исходатайствовала дозволеніе перенести ихъ на болѣе безопасное мѣсто за гражданскую больницу; переносъ этихъ магазиновъ принесъ не малый расходъ запасному капиталу, но хранить въ нихъ уже нечего, судя потому, что въ текущемъ году, позаимствовало отъ интендантскаго вѣдомства до 3,000 пуд. для перевозки въ сѣверные округа на предметъ продовольствія служащихъ тамъ казаковъ, гражданскихъ чиновъ и духовенства. Для поддержанія народнаго здравія нѣкоторые коммерсанты, доставлявшіе на пріиска мясо и проч., думали было закупить хлѣба въ олекминскомъ округѣ, гдѣ въ прошедшее лѣто былъ хорошій урожай, но цѣна тамъ вслѣдствіе усиленнаго спроса немедленно возвысилась свыше 3 руб. за пудъ. Цѣна эта, понятно нашимъ, коммерсантамъ показалась не выгодною.

Виды на урожай хлѣбовъ въ олекминскомъ и якутскомъ округахъ должны быть извѣстны, кому слѣдуетъ, еще съ весны и лѣта, но почему-же никто не позаботился своевременно объ обезпеченіи народнаго продовольствія въ началѣ осени, когда существовала навигація по р. Ленѣ?

«Сибирь» №7, 16 февраля 1886

Цѣны въ Якутскѣ въ ноябрѣ 1885 г.: мука ржаная пудъ — 3 р. 65 к., пшеничная — 3 р. 95 к., крупчатая 1 с. отъ — 5 до 7 р., крупа ячная — 4 р., мясо скотское свѣжее 1 с. — 2 руб. 45 коп., свѣчи сальныя литыя — 7 р., масло коровье топленое — 11 р. 25 к., мыло жировое пудъ — 14 р.