«Восточное Обозрѣніе» №9, 24 февраля 1891

Весною нынѣшняго года пріѣзжаетъ въ Восточную Сибирь молодая англичанка г-жа Кетъ Марсденъ, предпринимающая далекое и опасное путешествіе на крайній сѣверъ Сибири, въ Верхнеколымскъ съ цѣлію изученія способа лѣченія проказы у якутовъ, для примѣненія впослѣдствіи этого способа въ странахъ наибольшаго распространенія этой ужасной болѣзни, т. е. въ странахъ южной Азіи и въ особенности въ Индіи, гдѣ по сообщенію англійскихъ газетъ на 1, 000 здоровыхъ приходится одинъ прокаженный.

По свѣдѣніямъ «Московскихъ Вѣдомостей», г-жа Марсденъ — «дочъ состоятельныхъ родителей, уже съ 15-лѣтняго возраста посвятила себя служенію страждущимъ. Свои средства она отдала на дѣло благотворительности и, состоя во главѣ всѣхъ сестеръ милосердія у себя на родинѣ, въ Англіи, въ качествѣ сестры-же милосердія, подвизалась въ рядахъ нашихъ войскъ во время турецкой компаніи». Узнавъ, частью изъ книгъ, частью-же отъ миссіонеровъ, о томъ, что якуты обладаютъ секретомъ къ изученію проказы, она рѣшилась отправиться къ обиженнымъ природою аборигенамъ нашихъ далекихъ окраинъ, дабы завладѣть этимъ секретомъ на пользу всего человѣчества.

Г-жа Кетъ Марсденъ выѣхала изъ Москвы около 15-го января и въ началѣ февраля проѣхала черезъ Тюмень.

«Сибирскiй вѣстникъ» №25, 26 февраля 1891

10 февраля послѣ непродолжительнаго пребыванія въ Ирбити, направляясь въ отдаленные части Якутской области, уѣхала въ предѣлы Сибири миссъ Кэтти Марсденъ, англичанка, членъ общества Краснаго Креста, пользующаяся громадною извѣстностью вслѣдствіе своей филантропической дѣятельности. Встрѣчая прокаженныхъ въ своихъ путешествіяхъ по Востоку, миссъ Марсденъ задалась мыслью испытать всѣ средства, если таковыя существуютъ, для излѣченія этой ужасной болѣзни. Узнавъ, что инородцы Якутской области будто бы знаютъ народныя средства для излѣченія проказы, почтенная филантропка немедленно предприняла такое дальнее путешествіе, чтобы на мѣстѣ узнать средства, употребляемыя сибирскими инородцами, и если эти средства окажутся дѣйствительными — принести пользу страждущимъ.

Передъ поѣздкою въ Сибирь миссъ Марсденъ была въ Петербургѣ, гдѣ представлялась Государынѣ Императрицѣ и встрѣтила со стороны Ея Величества живѣйшее сочувствіе и покровительство намѣченной цѣли поѣздки.

Подробный маршрутъ миссъ Марсденъ намъ пока не извѣстенъ, но полагаемъ, что она не минуетъ г. Томска и вѣроятно скоро будетъ въ нашемъ городѣ.

ПРОКАЗА.

«Восточное Обозрѣніе» №11, 10 марта 1891

 

«Проказа есть самое древнее и самое жестокое изъ всѣхъ страданій; эта болѣзнь жаркихъ странъ... быть можетъ и берега сѣвернаго океана раздѣляютъ съ ними это преимущество».

Jean Pierre Frank.

Поставленныя въ эпиграфѣ слова были написаны знаменитымъ въ свое время врачомъ Франкомъ въ его «Тraité de Medicine pratique» еще въ началѣ текущаго столѣтія. Въ настоящее время мнѣніе о распространеніи проказы на сѣверъ вышло изъ области предположеній. Научныя наслѣдованія многихъ врачей доказали, что проказа распространена въ Исландіи, Норвегіи и на сѣверѣ Финляндіи. Оказалось, что и сѣверъ Сибири не чуждъ этой страшной болѣзни, которая невольно внушала намъ ужасъ еще на школьной скамьѣ при изученіи исторіи ветхаго завѣта. Проказа въ Сибири существуетъ главнымъ образомъ въ Вилюйскомъ округѣ Якутской области. Но есть мѣстности и въ Колымскомъ округѣ, гдѣ она наблюдается какъ постоянно существующая болѣзнь. Колыбелью вилюйской проказы считается озеро Нэденеви*) въ Средне-вилюйскомъ улусѣ, но по новѣйшимъ даннымъ извѣстно также, что прокаженные встрѣчаются въ другихъ мѣстахъ при озерахъ: Тайбахъ, Ымыяхталъ, Хатыгнахъ, Обунгда, Бясь-Келя и др.

*) Маакъ. Вилюйскій округъ. Часть З-я ст. 70.

Сверхъ того имѣются свѣдѣнія и о появленіи проказы въ Верхне-вилюйскомъ улусѣ, гдѣ ранѣе таковой не наблюдалось.

Нёсъ-ёлю — лѣнивая смерть — называетъ якутъ проказу и этихъ словъ достаточно для характеристики болѣзни. По словамъ врача Корженевскаго и доктора медицины Пѣтухова **) у якутовъ, одержимыхъ проказою, первоначально появляются на тѣлѣ темно-красныя пятна, лицо дѣлается вздутымъ и краснымъ. Количество пятенъ увеличивается, появляются сначала на лицѣ, а потомъ и на прочихъ частяхъ тѣла бугорки, которые переходятъ затѣмъ въ язвы, выдѣляющія зловонную жидкость. Рѣсницы и брови выпадаютъ, язвы покрываются струпьями и человѣкъ медленно начинаетъ гнить. Въ послѣдній періодъ болѣзни носовыя кости поражаются костоѣдою, почти отпадываютъ, измѣняя свою форму; кости ножныхъ и ручныхъ пальцевъ поражаются также костоѣдою и нерѣдко отваливаются. Голосъ, сначала сиплый, совершенно исчезаетъ. Изнуреніе тѣла достигаетъ высшей степени, но самый мучительный процессъ, которымъ и оканчивается долгій рядъ тяжелыхъ страданій, состоитъ въ затруднительности дыханія въ послѣдніе дни. Больной въ это время не можетъ лечь, такъ какъ сильные приступы одышки заставляютъ его вскакивать. Въ такихъ мученіяхъ прокаженный проводить около 3 сутокъ и, наконецъ, умираетъ. Весь періодъ болѣзни иногда продолжается 20 лѣтъ. Что можетъ быть ужаснѣе этой лѣнивой смерти!

**) Пам. книжка Якут. области за 1867 г.

Прокаженные вилюйскіе, какъ и ветхозавѣтные, изгоняются въ особыя мѣстности и съ ними порывается всякая связь. Каждому изгнанному ставится вблизи мѣста его жительства крестъ, который вынимается другими прокаженными, когда первый умираетъ. Жизнь ихъ малоизвѣстна, но ее можно себѣ представить, если вспомнить, какъ живутъ окружающіе инородцы, непораженные проказой. Средне-вилюйскій улусъ расположенъ въ мѣстности крайне болотистой, необладающей достаточнымъ количествомъ сѣнокосныхъ мѣстъ, вслѣдствіе чего жители принуждены питаться главнымъ образомъ рыбой, о способахъ заготовленія которой въ прокъ они не имѣютъ даже самыхъ элементарныхъ знаній. — Мелкая озерная рыба «мунду» или высушивается на солнцѣ безъ всякой очистки (хохту), или сваливается въ вырытыя въ землѣ ямы, глубиною не болѣе 2-хъ четвертей, гдѣ она разлагается и получаетъ названіе «сыма». Вотъ продукты питанія здоровыхъ средне-вилюйцевъ, тоже самое и у прокаженныхъ, съ той лишь разницей, что неряшливость и вообще зловонная грязь имѣетъ еще большее развитіе. Прокаженные часть пищи добываютъ сами, часть доставляется или обществомъ или родственниками. Намъ извѣстенъ трогательный примѣръ: въ урочищѣ Жанконскомъ изолированно живетъ уже 6 лѣтъ молодой прокаженный. Мать и брать его поселились въ 2-хъ верстахъ отъ него и доставляютъ ему пищу, кладя таковую на порогѣ обитаемой имъ юрты. Больной не можетъ уже ходить и лишь съ трудомъ дѣлаетъ движеніе, чтобы взять принесенную пищу и чтобы затопить камелекъ.

Число одержимыхъ проказою точно не извѣстно. Въ книгѣ Маака, путешествовавшаго по Вилюйскому округу въ концѣ 50-хъ годовъ, имѣется списокъ прокаженныхъ, изъ котораго видно, что число ихъ достигало 84. Изъ оффиціальныхъ свѣдѣній якутской администраціи можно заключить, что численность прокаженныхъ не увеличивается, но численность пунктовъ, гдѣ есть проказа, за послѣднее время стала значительно болѣе.

Якутская проказа научнымъ образомъ почти не изслѣдована. Мы говоримъ «почти не изслѣдована» въ виду того, что попытки къ изслѣдованію были предприняты. Администрація не разъ обращала на это дѣло свое вниманіе, но эти попытки не увѣнчались успѣхомъ. Командированные врачи не дали намъ точнаго изслѣдованія болѣзни, а опыты леченія ихъ остались совершенно безрезультатными. Даже не выяснена заразительность проказы, причемъ врачъ Корженевскій, давшій болѣе обстоятельное описаніе болѣзни, отрицаетъ совершенно заразность ея, и главнымъ факторомъ распространенія и поддержанія болѣзни считаетъ наслѣдственность.

Если попытки что-либо сдѣлать для излѣченія или предупрежденія проказы въ прежнее время не увѣнчались успѣхомъ, то нынѣ, при новыхъ методахъ въ медицинской наукѣ, можетъ быть удастся и проказу опредѣлить какъ болѣзнь, обязанную своимъ происхожденіемъ особымъ бактеріямъ, и путемъ прививки найти средство для ея излѣченія и предупрежденія.

Главный начальникъ края, обративъ вниманіе на настоящій вопросъ при обозрѣніи Якутской области, какъ мы слышали, уже вошелъ съ ходатайствомъ въ министерство о командированіи для изслѣдованія проказы спеціалиста-врача. Областная-же администрація выработала временно нѣкоторыя санитарно-полицейскія мѣры. Указывая на важность разрѣшенія этого вопроса въ благопріятномъ смыслѣ, остается пожелать, чтобы новый изслѣдователь якутской проказы не ограничился-бы только изученіемъ сущности болѣзни, но занялся-бы и выясненіемъ причинъ, порождающихъ ее, въ зависимости отъ экономическаго быта населенія, топографическихъ и климатическихъ условій.

Въ заключеніе мы не можемъ не остановиться на отрадномъ событіи. Въ № 9 нами было сообщено извѣстіе о путешествіи молодой англичанки миссъ Кэтъ Марсденъ, задавшейся цѣлью изучить способы лѣченія проказы, дабы въ дальнѣйшемъ посвятить свою жизнь оказанію помощи прокаженнымъ. Свѣдѣнія, полученныя нами изъ Петербурга, даютъ основаніе предполагать, что миссъ Марсденъ будетъ на-дняхъ въ Иркутскѣ.

Нашему городу, какъ умственному центру Восточной Сибири, надлежитъ достойнымъ образомъ принять путешественницу, рѣшившуюся посвятить себя столь высоко гуманному дѣлу. Поѣздка миссъ Марсденъ, сопряженная съ громадными трудностями, заслуживаетъ особаго почета. Хотя цѣль изучить народный способъ лѣченія проказы у якутовъ едва-ли можетъ принести желаемые результаты, такъ какъ, по словамъ Р. Маака *) «туземцы отъ проказы не знаютъ никакого средства и больныхъ ею ничѣмъ не лѣчатъ», но тѣмъ не менѣе это мнѣніе нуждается въ провѣркѣ, и намъ остается только привѣтствовать отважную путешественницу, задавшуюся великою для страждущихъ цѣлію, и пожелать ей внести хотя слабый лучъ свѣта въ печальный и мрачный сѣверный уголокъ нашей страны.

*) P. K. Маакъ. Вилюйскій округъ. 1887 г. ст. 77.

«Восточное Обозрѣніе» №13, 24 марта 1891

«Сибирск. Листокъ» сообщаетъ, что англичанка Кэтъ Мэрсденъ, отправляющаяся, какъ извѣстно нашимъ читателямъ, въ Якутскую область для изученія проказы прибыла, въ сопровожденіи переводчицы миссъ Фильдъ 12 февраля въ Тобольскъ, откуда 22 числа выѣхали въ Омскъ. — Заимствуемъ нѣкоторыя подробности изъ «Листка»: миссъ Мэрсденъ не разъ приходилось слышать о страшной не поддающейся не только излѣченію, но даже облегченію болѣзни проказѣ, извѣстной со временъ глубокой древности. Въ Тифлисѣ ей пришлось встрѣтиться съ нѣсколькими врачами, которые указали, что въ Сибири, въ Якутской области, инородцы вылѣчиваютъ проказу травами. У миссъ Мэрсденъ явилось желаніе ѣхать въ Сибирь и во чтобы-то ни стало узнать цѣлебную траву. Съ такими смутными указаніями миссъ Мэрсденъ поѣхала въ Сибирь. Благодаря случаю, она, проѣзжая чрезъ Уфу, имѣла возможность бесѣдовать съ епископомъ уфимскимъ Діонисіемъ, болѣе сорока лѣтъ бывшимъ миссіонеромъ въ Якутской области и Камчаткѣ. Епископъ Діонисій сообщилъ путешественницѣ, что въ Камчаткѣ, Якутской области, и по всему побережью Охотскаго моря можно встрѣтить много инородцевъ, страждущихъ страшной болѣзнію — проказой, которая тамъ считается излѣчимою болѣзнію. Онъ лично зналъ одного человѣка, который былъ вылеченъ тропой совершенно. Въ Якутской области эту траву, называющуюся «кучукта», знаютъ нѣкоторые изъ тамошнихъ миссіонеровъ, и одному изъ нихъ преосвященный Діонисій написалъ, чтобъ онъ къ пріѣзду миссъ Мэрсденъ припасъ этой травы. Тоже самое подтвердилъ миссъ Мэрсденъ и въ Тобольскѣ докторъ Гуль, бесѣдовавшій съ путешественницей. По сообщенію г. Гуля, больныхъ много находится по берегу Охотскаго моря, они находятся въ ужасномъ положеніи. — Средствъ на поѣздку, у миссъ Мэрсденъ едва-ли хватитъ, и тогда придется обратиться къ частной благотворительности, а потому желающіе помочь этому доброму христіанскому дѣлу свои пожертвованія могутъ направлять на имя г-на генералъ-губернатора Восточной Сибири, дѣлая на конвертѣ надпись: «для миссъ Кэтъ Мэрсденъ». Путешественница поѣдетъ быстро, чтобъ какъ можно больше проѣхать зимнимъ путемъ, останавливаться она будетъ только въ большихъ городахъ для отдыха и осмотра тюремъ и больницъ. Въ Тобольскѣ миссъ Мэрсденъ также осматривала больницы, тюрмы и музей, въ которомъ объясненія ей давалъ г. начальникъ губерніи В. А. Тройницкій. Тобольскія больницы ей понравились своей чистотой и обходительностію медицинскаго персонала. Путешествуя по цивилизованнымъ странамъ, путешественницѣ не встрѣчалось видѣть обстановки жилищъ и быта инородцевъ, а потому она, по ея словамъ, съ особеннымъ удовольствіемъ осматривала нашъ музей, этнографическая коллекція котораго ее очень заинтересовала. Миссъ Field сопровождаетъ путешественницу только до Иркутска, гдѣ она должна искать себѣ другаго переводчика, потому что сама совершенно не говоритъ и не понимаетъ по-русски.

Путешествіе миссъ Кети Марсденъ.

(Miss Kate Marsden).

«Сибирскiй вѣстникъ» №37, 29 марта 1891

Во вторникъ, 26 марта, продолжая свое путешествіе къ сѣвернымъ окраинамъ Якутской области, уѣхала изъ Томска миссъ Кети Марсденъ, значительно сокративъ предполагаемую остановку въ нашемъ городѣ, изъ опасенія порчи дороги.

Какъ мы уже сообщали въ № 25 «Сиб. В.», миссъ Марсденъ ѣдетъ съ цѣлью изученія на мѣстѣ средствъ, употребляемыхъ якутами для излѣченія проказы, и затѣмъ, примѣненія этихъ средствъ на Востокѣ, т. е. въ Сиріи, Палестинѣ, Китаѣ и пр., гдѣ свирѣпствуетъ эта страшная болѣзнь, до сихъ поръ считающаяся неизлѣчимою. Почтенная филантропка, не жалѣя личныхъ своихъ средствъ и трудовъ, ѣдетъ съ исключительною цѣлью принесенія пользы страждущему человѣчеству. Изъ личнаго разговора съ миссъ М., мы узнали слѣдующій подробный маршрутъ предполагаемаго ею громаднаго путешествія. Посѣщая по дорогѣ всѣ важнѣйшіе города, она поѣдетъ черезъ Красноярскъ, Иркутскъ и Якутскъ до Средне-Колымска, откуда вернется въ Якутскъ. Затѣмъ, черезъ Охотскъ, по берегу Охотскаго моря, проѣдетъ вдоль всей Камчатки, откуда опять, черезъ Якутскъ и Читу, прослѣдуетъ въ Китай, посѣтитъ Корею и Японію и сухимъ путемъ вернется въ С.-Петербургъ, чтобы лично доложить Государынѣ Императрицѣ о результатахъ этого путешествія.

Слѣдуетъ только удивляться отвагѣ и преклониться передъ благороднымъ стремленіемъ молодой еще дѣвицы, которая одна, совсѣмъ не зная русскаго языка, рѣшается сдѣлать такое громадное путешествіе, по дикой, почти пустынной странѣ, находящейся въ самыхъ тяжелыхъ, для всякаго иностранца, климатическихъ условіяхъ.

Благодаря Августѣйшему покровительству Государыни Императрицы, миссъ Марсденъ, по всему своему пути въ предѣлахъ Россійской Имперіи встрѣчаетъ содѣйствіе со стороны мѣстныхъ властей, по возможности облегчающихъ ей, какъ самое путешествіе, такъ и доступъ во всѣ мѣста, гдѣ страдаютъ люди.

Въ г. Томскѣ миссъ М., въ сопровожденіи г. томскаго полиціймейстера и пристава сѣнной части, посѣтила въ понедѣльникъ больницу, тюремный замокъ, пересыльную тюрьму и арестантское отдѣленіе. Всѣхъ заключенныхъ и больныхъ она одѣляла чаемъ, сахаромъ и книжками св. Евангелія на русскомъ языкѣ.

Остается намъ только пожелать миссъ Марсденъ счастливаго пути и полнаго успѣха въ ея благородномъ предпріятіи.

«Восточное обозрѣнiе» №14, 31 марта 1891

Намъ телеграфируютъ изъ Красноярска, что 26-го марта выѣхала оттуда англійская путешественница миссъ Кэтъ Марсденъ.

«Сибирскiй вѣстникъ» №39, 3 апрѣля 1891

Тобольскъ. Въ концѣ февраля черезъ г. Тобольскъ проѣхала англичанка, сестра милосердія, миссъ Кетъ Марсденъ въ Якутскую область для изученія способа лѣченія страшной болѣзни — проказы, весьма распространенной въ Индіи, гдѣ, по сообщенію газетъ, на 1000 человѣкъ приходится одинъ зараженный проказой. Путешествуя по всему свѣту, миссъ Марсденъ не разъ приходилось слышатъ о страшной неподдающейся не только излѣченію, но даже облегченію болѣзни — проказѣ, извѣстной со времени глубокой древности. Въ Тифлисѣ ей пришлось встрѣтиться съ нѣсколькими врачами, которые указали, что въ Сибири, въ Якутской области, инородцы излѣчиваютъ проказу травами. У миссъ Марсденъ явилось желаніе ѣхать въ Сибирь и во чтобы то ни стало узнать цѣлебную траву. Съ такими смутными указаніями миссъ Марсденъ поѣхала въ Сибирь. Благодаря случаю, она, проѣзжая чрезъ Уфу, имѣла возможность бесѣдовать съ епископомъ уфимскимъ Діонисіемъ, болѣе сорока лѣтъ бывшимъ миссіонеромъ въ Якутской области и Камчаткѣ. Епископъ Діонисій сообщилъ путешественницѣ, что въ Камчаткѣ, Якутской области и по всему побережью Охотскаго моря можно встрѣтить много инородцевъ, страдающихъ страшною болѣзнію — проказой, которая тамъ считается излѣчимою болѣзнію. Онъ лично зналъ одного человѣка, который былъ вылѣченъ травою совершенно. Въ Якутской области эту траву, называющуюся «кучукта», знаютъ нѣкоторые изъ миссіонеровъ, и одному изъ нихъ преосвященный Діонисій написалъ, чтобъ онъ къ пріѣзду миссъ Марсденъ припасъ этой травы. Тоже самое подтвердилъ путешественницѣ и докторъ Гуль, въ Тобольскѣ. По сообщенію г. Гуля, больныхъ много находится на берегу Охотскаго моря, они находятся въ ужасномъ положеніи.

Въ Тобольскѣ она осматривала тюрьмы, больницу и музей.

«Восточное обозрѣнiе» №17-18, 21 апрѣля 1891

Въ настоящее время въ Иркутскѣ гоститъ проѣздомъ англичанка, миссъ Кэтъ Марсденъ, поставившая себѣ цѣлью придти на помощь всѣмъ, чѣмъ можно, и обратить вниманіе образованнаго міра на положеніе самыхъ несчастныхъ изъ людей, — прокаженныхъ Вилюйскаго округа Якутской области.

Глубокое чувство состраданія къ прокаженнымъ и горячее желаніе помочь, во чтобы то ни стало, этимъ несчастнымъ явилось у миссъ Марсденъ впервыѣ вскорѣ послѣ окончанія послѣдней русско- турецкой войны, въ которой она принимала участіе въ качествѣ сестры милосердія, — когда она однажды встрѣтила прокаженнаго на улицахъ Константинополя. Видъ этого несчастнаго, страшно обезображеннаго болѣзнію, съ отвалившимися пальцами, съ лицомъ представляющимъ однообразную безформенную массу, покрытую бѣлыми струпьями, его жалкое безпомощное положеніе — произвели глубокое впечатлѣніе на молодую дѣвушку, и съ тѣхъ поръ она прониклась желаніемъ наблюдать вездѣ жизнь прокаженныхъ и испытать всѣ средства, чтобъ облегчить ихъ безотрадную участь.

Изъ Стамбула миссъ Марсденъ переѣхала нѣсколько дней спустя на азіатскій берегъ — въ Скутари. Здѣсь, какъ извѣстно, въ тѣни громадныхъ кипарисовъ расположено колоссальное кладбище, на которомъ похоронены турки, чувствующіе, что рано или поздно ихъ племени суждено быть изгнанному изъ Европы и завѣщающіе поэтому хоронить себя въ родной землѣ Малой Азіи. Кладбище окружено глубокимъ рвомъ и содержитъ въ себѣ нѣсколько милліоновъ труповъ, тѣсно лежащихъ одинъ возлѣ другого. Въ самой серединѣ кладбища, гдѣ кипарисы наиболѣе высоки и тѣнисты и образуютъ мрачную, прохладную рощу, живутъ нѣсколько сотъ прокаженныхъ, къ которымъ никто не смѣетъ подойти близко, и питаются милостыней, оставляемой у края кипарисной рощи. По иниціативѣ миссъ Марсденъ, въ Константинополѣ стали собирать деньги для постройки особой больницы прокаженнымъ; но мысль эта не осуществилась: деньги были собраны, и, какъ часто случается, онѣ не были израсходованы на дѣло.

Съ этого времени миссъ Марсденъ предприняла цѣлый рядъ путешествій въ различныя мѣстности, гдѣ были больные, одержимые проказой. Ома посѣтила островъ Кипръ, Палестину, Остъ-Индію, гдѣ эта болѣзнь является наиболѣе распространенной, такъ что въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ насчитывается одинъ прокаженный на тысячу жителей. О существованіи проказы въ Якутской области она впервыѣ услышала еще въ Константинополѣ. При проѣздѣ черезъ Тифлисъ, тамошніе русскіе врачи передавали ей, что у якутовъ есть какое-то средство для излѣченія страшной болѣзни.

Эти немногія данныя явились для миссъ Марсденъ тонкимъ лучомъ свѣта и надежды, и она отправилась въ Петербургъ, желая собрать тамъ какія-нибудь свѣдѣнія объ якутской проказѣ. Здѣсь она имѣла счастіе представиться Ея Величеству Государынѣ Императрицѣ, всегда идущей на встрѣчу дѣлу христіанской любви. Тогда-же у миссъ Марсденъ созрѣла окончательно мысль самой отправиться въ Якутскую область, чтобы на мѣстѣ изучить форму и распространеніе страшной болѣзни и средства для ея излѣченія.

На пути въ Сибирь, миссъ Марсденъ бесѣдовала въ Уфѣ съ епископомъ Діонисіемъ, который болѣе сорока лѣтъ былъ миссіонеромъ въ Якутской области. Епископъ Діонисій, во время своихъ разъѣздовъ но Камчаткѣ и берегамъ Охотскаго моря, встрѣчалъ очень много прокаженныхъ; но болѣзнь эта не считается тамъ неизлѣчимою; самъ епископъ встрѣтилъ въ Якутской области одного человѣка, который совершенно излѣчился отъ проказы, при пользованіи травою, называемой якутами «кучукта». По словамъ епископа Діонисія, цѣлебныя свойства этой травы извѣстны и нѣкоторымъ миссіонерамъ. Подобныя-же свѣдѣнія о лѣченіи проказы у якутовъ сообщилъ миссъ Марсденъ докторъ Гуль въ Тобольскѣ. Правда, этимъ разсказамъ противоречитъ категорическое утвержденіе д-ра Ричарда Маака въ его извѣстной книгѣ «Вилюйскій округъ», что якуты не знаютъ никакого средства для излѣченія страшной болѣзни. Но Маакъ посѣтилъ только небольшую часть Якутской области и но былъ на крайнемъ сѣверѣ, гдѣ именно, по другимъ источникамъ, инородцы знаютъ средство противъ проказы. Поэтому, какъ мы уже замѣтили однажды въ другомъ мѣстѣ, мнѣніе Маака нуждается въ провѣркѣ.

Задача, поставленная миссъ Марсденъ, должна привлечь себѣ наши симпатіи. Ея прошлое, — высокое покровительство, оказанное ей, ея энергія и твердость въ намѣченномъ пути, ея внутреннее, ничѣмъ не удержимое стремленіе помочь несчастнымъ, — все это заставляетъ насъ какъ отнестись къ ея личности съ глубокимъ довѣріемъ, такъ и разсчитывать на успѣхъ ея миссіи, и вызвать въ нашемъ обществѣ, среди нашихъ богатыхъ людей, желаніе помочь смѣлой и энергичной дѣвушкѣ, облегчить достиженіе ея завѣтной цѣли — явиться въ среду прокаженныхъ вѣстникомъ жизни и избавленія отъ тяжелыхъ страданій. Средства, имѣющіяся въ настоящее время въ распоряженіи миссъ Марсденъ, довольно ограничены, и потому она не можетъ, безъ новой помощи, выполнить все то, что желала-бы. Будемъ надѣяться, что наше общество и богатые люди, вообще столь отзывчивые на денежныя пожертвованія всякому доброму дѣлу, обратятъ вниманіе и на этотъ случай, столь исключительный какъ по своимъ условіямъ, такъ и по характеру личности, взявшей на себя осуществленіе трудной задачи.

Миссъ Марсденъ проѣхала черезъ всю Сибирь, напутствуемая пожеланіями всего хорошаго отъ лучшей части сибирскаго общества. Ее не могли смутить ни холодъ и суровость страны, ни разсказы о холодѣ и суровости людей, среди которыхъ она должна будетъ вращаться въ теченіи полугода. Но миссъ Марсденъ осталась глуха къ этимъ навѣтамъ, а тѣ люди, съ которыми ей приходилось сталкиваться въ различныхъ городахъ Сибири, разсѣяли въ ней окончательно ложныя представленія. Богатымъ городамъ Восточной Сибири слѣдуетъ устранить и самую тѣнь сомнѣнія въ отзывчивости сибирскаго общества на всякое доброе дѣло; будемъ надѣяться, что миссъ Марсденъ вынесетъ изъ своей поѣздки добрую память не только о радушной встрѣчѣ, которую ей повсюду оказываютъ, но и о выразившемся болѣе существеннымъ образомъ стремленіи помочь ей въ успѣшномъ выполненіи взятой на себя миссіи.

Дѣло, вѣдь, идетъ о помощи самымъ несчастнымъ изъ людей. Дѣло идетъ о помощи тѣмъ, кто имѣетъ еще живую, чувствующую и мыслящую душу, но чье тѣло одержимо столь страшною болѣзнію, что они какъ-бы утратили совсѣмъ человѣческій образъ. Дѣло идетъ объ облегченіи участи заживо похороненныхъ людей, объ облегченіи страданій, длящихся цѣлые десятки лѣтъ. Въ день великаго христіанскаго праздника пожертвованіе на помощь самымъ обездоленнымъ изъ людей будетъ какъ нельзя болѣе кстати.

«Восточное обозрѣнiе» №20, 12 мая 1891

Недавно образовался комитетъ, имѣющій цѣлію организовать помощь прокаженнымъ Якутской области. Комитетъ состоитъ изъ слѣдующихъ лицъ: Высокопреосвященнаго Веніамина, архіепископа иркутскаго и нерчинскаго, викарія иркутской епархіи епископа Агаѳангела, каѳедральнаго протоіерея А. Виноградова, городскаго головы В. П. Сукачева, камергера П. А. Сиверса, инспектора врачебной управы Н. Е. Маковецкаго и адъютанта командующаго войсками штабсъ-капитана Э. Л. Львова.

Образованіе этого комитета находится въ тѣсной связи съ поѣздкой миссъ Кэтъ Марсденъ въ Якутскую область, гдѣ она намѣрена собрать самыя полныя свѣдѣнія какъ о числѣ, такъ и объ условіяхъ жизни прокаженныхъ, и разработать планъ устройства больницы или даже просто пріюта для этихъ несчастныхъ. На возвратномъ пути черезъ Иркутскъ миссъ Кэтъ Марсденъ представить свои соображенія вновь организовавшемуся комитету и будетъ просить его содѣйствія для устройства проектируемаго пріюта. Вмѣстѣ съ г-жою Кэтъ Марсденъ отправился въ Якутскую область военный врачъ изъ г. Читы, г. П. С. Алексѣевъ, поставившій себѣ цѣлію изслѣдовать якутскую проказу съ медицинской точки зрѣнія. Относительно прокаженныхъ будутъ собраны подробныя свѣдѣнія по особой санитарной картѣ, составленной изъ 31 вопроснаго пункта и выработанной при общемъ участіи миссъ Кэтъ Марсденъ, г. Алексѣева и Н. Е. Маковецкаго.

«Восточное обозрѣнiе» №37, 8 сентября 1891

На этой недѣлѣ прибыла въ Иркутскъ миссъ Кэтъ Марсденъ, возвратившаяся изъ своей поѣздки въ Якутскую область для изученія мѣстной проказы.

«Восточное Обозрѣніе» №48, 24 ноября 1891

О путешествіи миссъ Марсденъ чрезъ Сибирь. Миссъ Марсденъ возвратилась изъ Якутска и проѣхала чрезъ Сибирь въ распутицу, достигнувъ Томска въ октябрѣ и выѣхавъ въ началѣ ноября по зимнему пути. Распутица не останавливала путешествія миссъ Марсденъ, хотя она захворала въ Томскѣ и пробыла здѣсь нѣсколько дней. Англійская миссъ ѣхала съ большой помпой и пользовалась вездѣ особо предупредительными услугами и содѣйствіемъ, благодари рекомендательнымъ письмамъ, которыя она имѣла; повидимому, она должна была-бы остаться вполнѣ благодарной и довольной, но не таковъ характеръ миссъ: она очень нервна, нетерпѣлива и всякое замедленіе вызывало ея жалобы, хотя она мчалась въ такое время по сибирской дорогѣ, когда ѣзда требовала-бы осторожности.

Въ Енисейской губерніи, при замерзшей почвѣ, въ лѣтнемъ экипажѣ, тормозъ не удерживалъ болѣе на спускахъ, и въ одномъ мѣстѣ лошади разнесли. Поплатился несчастный ямщикъ, жестоко разбившись: кожа съ лица его и черепа была буквально содрана.

О своей поѣздкѣ миссъ Марсденъ разсказываетъ чудеса и это есть прелюдіи тѣхъ разсказовъ, которые будутъ распространены въ столицѣ и въ Россіи. Она говорить, что путешествовала 2, 000 верстъ верхомъ въ Якутскѣ, что видѣла ужасныя болѣзни якутовъ, встрѣчая людей, одержимыхъ проказой, которые, лишась мяса, ползали на костяхъ рукъ и т. д. О цѣли своей поѣздки и намѣреніяхъ она передаетъ слѣдующее: Она слышала, что отъ «проказы» якуты употребляютъ какой-то корень, излѣчивающій ее, но лѣкарства этого она не нашла. Не будучи знакома съ медициной и вовсе не имѣя цѣлью изслѣдованіе болѣзни, она имѣла въ виду будто-бы единственно филантропическую цѣль. Живя когда-то въ Индіи, миссъ видѣла, какъ больныхъ проказой изолировали въ особую колонію; въ организаціи этой колоніи принимала участіе ея мать. Затѣмъ она видѣла такія-же колоніи изолированныхъ больныхъ въ Константинополѣ, и вотъ это дало ей мысль организовать такую-же колонію въ Якутскѣ. Она передаетъ, что она на эту колонію уже пожертвовала 5, 000 р. Въ рукахъ ея нѣкоторые видѣли крупныя суммы, о которыхъ они говорили, что они назначены для пересылки въ Якутскъ.

Если миссъ задалась филантропическимъ дѣломъ помочь несчастнымъ и больнымъ якутамъ, то, конечно, что-же можно выразить ей, кромѣ глубокаго уваженія и сочувствія, особенно если она оставила въ Якутскѣ свои средства. Конечно, мы будемъ имѣть скоро извѣстія изъ Якутска объ организуемой миссъ Марсденъ колоніи для больныхъ. И вообще объ ея интересной поѣздкѣ и пребываніи въ Якутскѣ желательны-бы болѣе подробныя и точныя свѣдѣнія, такъ какъ послѣ ея разсказовъ ходятъ различные толки и самые разсказы могутъ передаваться другими не точно. Нѣкоторые выражаютъ изумленіе подвигамъ отважной миссъ Марсденъ, какъ она, не будучи посвящена въ область медицины и не будучи медикомъ, могла совладѣть съ трудностью задачи помогать прокаженнымъ, когда сама медицина здѣсь, произведя рядъ наблюденій, еще не открыла настоящихъ средствъ излѣченія. Въ этомъ отношеніи планы и намѣренія г-жи Марсденъ могутъ быть названы дѣйствительно «отважнымъ предпріятіемъ».

ВЪ ОБЩЕСТВѢ ВРАЧЕЙ.

(Засѣданіе общества иркутск. врачей 4-го декабря 1891 г.).

«Восточное Обозрѣніе» №51, 15 декабря 1891

4-го текущаго декабря въ 7 ч. вечера въ зданіи больницы состоялось засѣданіе общества иркутскихъ врачей. Предметы занятій: 1) о дезинфекціи жилыхъ помѣщеній и вещей; 2) о проказѣ (Lepra); 3) объ Ямаровскихъ водахъ; 4) о тибетской медицинѣ; 5) объ избраніи новаго члена въ общество и 6) о чествованіи товарища-врача по случаю его 25-ти лѣтняго служенія.

…2) Затѣмъ врачъ Асташевскій демонстрировалъ предъ обществомъ двухъ женщинъ, заболѣвшихъ проказою. Первая — это молодая женщина 23-хъ лѣтъ. Отецъ ея поселенецъ изъ средней Россіи, умеръ отъ ушиба лошадью. Мать — якутка, умерла очень давно отъ неизвѣстной причины, хотя, насколько помнитъ больная, не отъ проказы. Сама больная никогда никакими накожными болѣзнями не страдала, а заболѣла годъ тому назадъ настоящею болѣзнью. Поражены у нея части лица, кисти рукъ и голени. Болѣзнь въ первоначальномъ развитіи. Проживала больная съ самаго младенчества въ Иркутскомъ округѣ, имѣла трехъ дѣтей. Шесть мѣсяцевъ тому назадъ у ней остановилась менструація, хотя, по заявленію врача, признаковъ беременности не усмотрѣно. Вторая больная — женщина пожилая, даже на видъ совсѣмъ старуха, еврейка, заболѣла восемь лѣтъ тому назадъ. Мужъ ея заболѣлъ тоже проказою два года спустя послѣ нея. Дѣти ея здоровы, причемъ одному ребенку всего 6—7 лѣтъ. Болѣзнь находится въ разрушительномъ періодѣ. Особенно замѣчательно пораженіе слизистой оболочки.

По окончаніи демонстраціи было приступлено къ обсужденію вопроса, заразительна или нѣтъ проказа, не наслѣдственна-ли она? а также поднялся вопросъ объ устройствѣ пріюта для лепрозныхъ больныхъ (мѣстныхъ). Не могу тутъ умолчать объ оригинальномъ предложеніи военнаго врача Ельяшевича, отправлять заболѣвшихъ проказою въ Якутскъ, гдѣ уже правительство озаботилось устройствомъ необходимыхъ пріютовъ (стоить-ли тутъ, молъ, обременять себя хлопотами!). Это предложеніе просто было замолчано обществомъ, до того оно оригинально. Только въ одномъ углу послышалось заявленіе, что отправка будетъ стоить не дешевле мѣстнаго лѣченія въ пріютѣ, да кто-то бросилъ вскользь, что въ Якутскъ ссылаютъ лишь за совершеніе преступленія, а не за заболѣваніе. Тѣмъ вопросъ о «ссылкѣ прокаженныхъ въ Якутскъ» и исчерпался (интересно знать, какимъ образомъ думалъ врачъ Ельяшевичъ отправлять больныхъ въ Якутскъ? При помощи существующихъ этапныхъ командъ, что-ли)? По окончаніи преній рѣшено было обратиться для устройства пріюта къ частной благотворительности. Съ этой цѣлью врачъ Асташевскій намѣревается прочесть публичную лекцію о прокаженныхъ, сборъ съ которой послужить «первой лептой» для образованія денежныхъ средствъ, необходимыхъ для учрежденія пріюта для лепрозныхъ.

«Сибирскiй вѣстникъ» №23, 23 февраля 1892

Одна изъ начальствующихъ монахинь здѣшняго женскаго монастыря вызывается въ Петербургъ, а оттуда будетъ командирована въ Якутскую область для принятія участія въ организаціи пріюта для прокаженныхъ, — по мысли филантропки Кэти Марсденъ, не такъ давно ѣздившей въ Якутскую область для изученія на мѣстѣ проказы.

По свѣдѣніямъ передаваемымъ столичными газетами, миссъ Марсденъ, во время своей поѣздки по Восточной Сибири, собрала отъ частныхъ благотворителей на устройство пріюта для прокаженныхъ сумму до 20,000 рублей. Эти деньги переданы филантропкою на распоряженіе генералъ-губернатора Восточной Сибири.

«Восточное обозрѣнiе» №11, 15 марта 1892

Въ «Новомъ Времени» нѣкто г. Копленскій, по поводу отчета извѣстной г-жи Марсденъ о поѣздкѣ ея въ Якутскую область для оказанія помощи прокаженнымъ, сообщаетъ слѣдующія свѣдѣнія о новомъ способѣ лѣченія проказы, практикуемомъ въ Тонкинѣ:

Познакомился я весною 1884 г. на о. Капри съ французскимъ миссіонеромъ, директоромъ музея во имя св. Людовика, близь Туниса. Мой знакомый сообщилъ мнѣ, что одинъ изъ миссіонеровъ, долгое время жившій въ Тонкинѣ, возвратясь въ Парижъ, привезъ корень растенія гуангъ-нанъ, которымъ туземцы лѣчатъ отъ проказы, lupus’а и даже бѣшенства.

Я написалъ въ Collége des Missionnaires въ Парижѣ и получилъ брошюру съ описаніемъ свойства корня, его химическаго анализа и также отчета клиники въ Монпелье, гдѣ испытывали дѣйствіе этого снадобія. Кромѣ того, выслана была мнѣ пачка порошка гуангъ-нанъ. Хотя я не врачъ, но имѣю непреодолимое влеченіе къ медицинѣ и пользуюсь всякимъ случаемъ для обогащенія своихъ свѣдѣній. Въ Неаполѣ было легко слушать лекціи, не состоя въ числѣ студентовъ. Поэтому, обладая кое-какими познаніями въ медицинѣ, я жадно ухватился за опыты съ корнемъ гуангъ-нанъ и мнѣ удалось убѣдиться въ дѣйствіяхъ его при lupus’ѣ. На мою бѣду, я не могъ достать ни прокаженнаго, ни одержимаго водобоязнью — хотя-бы животнаго и поэтому цѣлебныя свойства корня мною не провѣрены въ послѣднихъ болѣзняхъ. Лично на себѣ я испытывалъ дѣйствія порошка, принимая его въ малыхъ дозахъ, причемъ вполнѣ подтверждались наблюденія, сдѣланныя въ Монпелье. Корень содержитъ въ себѣ стрихиноиды, между прочимъ брусину, поэтому, введенный въ желудокъ, производить сильный жаръ въ тѣлѣ, но безъ испарины и, наконецъ, судороги въ конечностяхъ. Это вліяніе корня на здороваго человѣка. Но время холерной эпидеміи въ Неаполѣ 1884 и 85 годахъ я раза два пробовалъ давать внутрь тяжко-больнымъ (только въ такихъ случаяхъ я рѣшался на эксперименты) капель 20 составленной мною настойки этого корня, и оба раза кровообращеніе становилось быстрое, больной согрѣвался и былъ спасенъ. Хотя я получилъ самъ азіатскую холеру въ 1885 г., но, къ прискорбію моему, не могъ испытать на себѣ самомъ дѣйствія гуангъ-нана, въ виду сильнаго припадка. Лѣчили меняспособомъ неаполитанскаго профессора Арнольда Конни, который я и сообщилъ своевременно «Моск. Вѣдомостямъ» и харьковскому профессору хирургіи Грубе.

Дѣйствіе корня гуангъ-нанъ сильнѣе во Франціи и Италіи, чѣмъ въ Тонкинѣ — это объясняется климатическими условіями. Въ виду этого въ Якутской области дозы пріема лѣкарства должны быть уменьшены. Я замѣтилъ на больномъ съ lupus’омъ, что совершенно достаточно было присыпать его лишаи порошкомъ, не давая его во внутрь.

Какъ извѣстно, эта неизлѣчимая болѣзнь констатирована у насъ въ Иркутскѣ и хотя г. Копленскій не врачъ, но во всякомъ случаѣ — отчего не попробовать новаго средства тамъ, гдѣ старые не помогаютъ.

«Восточное обозрѣнiе» №14-15, 5 апрѣля 1892

На-дняхъ въ квартирѣ американскаго посланника, г. Смитта, состоялся митингъ по вопросу объ организаціи помощи прокаженнымъ въ Сибири. Въ собраніи присутствовала г-жа Кэтъ Марсденъ, возбудившая вопросъ объ устройствѣ колоній для страдающихъ на Кавказѣ и въ отдаленныхъ окраинахъ Сибири и изучившая положеніе этихъ несчастныхъ на мѣстѣ. По выслушаніи сообщенія неутомимой путешественницы, а также доклада д-ра Петерсена о положеніи вопроса о проказѣ въ Россіи и способовъ обезпеченія населенія отъ распространенія этой болѣзни, а также о помощи несчастнымъ страдальцамъ, въ собраніи открытъ былъ сборъ пожертвованій для устройства колоній для прокаженныхъ. Говорятъ, что по иниціативѣ г-жи Марсденъ уже собрано съ этою цѣлью болѣе 20,000 р.

«Сибирскiй вѣстникъ» №47, 26 апрѣля 1892

Москва, 23 апрѣля. Десять сестеръ общины «Утоли моя печаль» отправляются въ Вилюйскій округъ Якутской области для оказанія помощи прокаженнымъ.

«Восточное обозрѣнiе» №17, 26 апрѣля 1892

«Новое Время» заинтересовалось положеніемъ якутскихъ прокаженныхъ и англійской путешественницей Кетъ Марсдэнъ. И въ фельетонахъ и въ замѣткахъ сообщаются свѣдѣнія о ней, свѣдѣнія довольно новыя для насъ. Фельетонистъ разсказываетъ очень много о трудностяхъ путешествія г-жи Марсдэнъ. Никто не отрицаетъ, что поѣздка въ Якутскъ изъ Петербурга дѣло трудное, требующее, и здоровья, и силъ и энергіи, но зачѣмъ прикрашивать разсказъ: кто-же повѣритъ, что г-жу Марсдэнъ отправили внизъ по Ленѣ въ грязномъ товарномъ павозкѣ. Администраціей были приняты всѣ мѣры для облегченія трудностей пути. Въ Якутскъ сопровождалъ ее врачъ Алексѣевъ и особо командированный съ нею чиновникъ. Павозокъ или лодка для путешествія ея былъ заготовленъ заранѣе, когда гостья наша жила еще въ Иркутскѣ. Не можемъ представить себѣ, чтобы она лишена была возможности освѣжать бѣлье и должна была спать, гдѣ попало. Путь этотъ отъ Иркутска до Якутска совершаютъ каждый годъ многіе и мужчины и женщины, совершаютъ попросту, съ ними ни провожатыхъ, ни нарочныхъ не посылаютъ, но мы не слыхали, чтобы путешественники и путешественницы претерпѣвали неудобства, описываемыя фельетонистомъ. Кажется для знаменитой особы были приняты всѣ мѣры для облегченія трудностей пути.

Тоже «Новое Время» сообщаетъ слухъ о 20,000 рубляхъ, собранныхъ г-жею Марсдэнъ для прокаженныхъ. Интересно-бы узнать, какое назначеніе получили эти деньги? Теперь примѣры лепры есть уже и въ Иркутскѣ и за ними нѣтъ надобности ѣхать на Вилюй. Газеты сообщаютъ также, что вышла брошюра о путешествіи англійской миссъ; мы еще не имѣли ее въ рукахъ. Своевременно мы дадимъ объ ней отчетъ. Въ № 11-мъ «Русскаго Паломника» за 1892 годъ помѣщенъ очень похожій портретъ г-жи Марсдэнъ и факсимиле ея подписи — журналъ опять таки называетъ путешествіе англичанки безпримѣрнымъ. Должно быть «Русскій Паломникъ» ничего не слыхалъ о русскихъ женщинахъ, о жизни и трудахъ русскихъ миссіонеровъ съ ихъ семьями на крайнемъ сѣверо-востокѣ Азіи.

Сверхъ того въ послѣднемъ полученномъ нами номерѣ «Нов. Времени» сообщается, что будто-бы миссъ Кэтъ Марсдэнъ открыла въ Якутской области траву, исцѣляющую проказу. Такъ какъ никакой подобной травы нѣтъ, то и все открытіе не болѣе, какъ праздная фантазія, вдобавокъ уже не новая.

«Восточное обозрѣнiе» №21, 24 мая 1892

«Сибирскій Вѣстникъ» сообщаетъ изъ достоверныхъ источниковъ, что казначея томскаго Іоанно-Предтеченскаго монастыря, монахиня Зинаида оставляетъ настоящую должность и назначается завѣдывающей пріютомъ для прокаженныхъ, который будетъ устроенъ въ Якутской области. Устройство этого пріюта будетъ производиться подъ непосредственнымъ наблюденіемъ монахини Зинаиды и она въ скоромъ времени (вѣроятно въ концѣ этого мѣсяца) и сама отправится въ Якутскъ. Сестра Зинаида была вызвана въ Петербургъ совершенно неожиданно для нея, по указанію миссъ Марсденъ, которая въ бытность здѣсь только предлагала ей взять на себя трудъ устройства пріюта, но сестра Зинаида, сознавая важность этого дѣла, колебалась принять ея предложеніе. По прибытіи въ Петербургъ, сестра Зинаида была командирована въ Ригу и Ревель для осмотра существующихъ тамъ пріютовъ для прокаженныхъ. По возвращеніи оттуда обратно въ Петербургъ, она имѣла счастіе представляться Ея Императорскому Величеству Государынѣ Императрицѣ. Сестра Зинаида, по словамъ томской газеты — самая дѣятельная и энергичная монахиня въ Іоанно-Предтеченскомъ женскомъ монастырѣ и уходъ ея изъ него будетъ, по мнѣнію «Сиб. Вѣстн.», несомнѣнно, большой потерей для монастыря.

МОСКВА, 17-го мая. Сегодня, послѣ напутственнаго молебствія въ нижегородскомъ вокзалѣ, отправился съ большими запасами бѣлья и медикаментовъ въ Вилюйскій округъ Якутской области отрядъ изъ пяти сестеръ милосердія для ухода за прокаженными; въ вокзалѣ провожавшіе пожертвовали отряду около 400 руб. 

«Восточное обозрѣнiе» №23, 7 iюня 1892

Въ нѣкоторыхъ русскихъ столичныхъ газетахъ, а также въ № 23-мъ «Сибирскаго Вѣстника» за текущій годъ появились статьи, сообщающія свѣдѣнія о дѣятельности англичанки миссъ Марсденъ на пользу прокаженныхъ якутовъ Вилюйскаго округа, Якутской области, и о поступающихъ для помощи имъ денежныхъ пожертвованіяхъ. Въ статьяхъ этихъ между прочимъ сообщено, что на обратномъ пути изъ Якутска миссъ Марсденъ успѣла собрать отъ благотворителей на устройство церкви и бараковъ для прокаженныхъ 20,000 руб., переданные ею въ Иркутскѣ, по сообщенію однихъ газетъ иркутскому архіепископу Веніамину, а по свѣдѣніямъ другихъ иркутскому генералъ-губернатору. Живо сочувствуя устройству быта прокаженныхъ, мы очень порадовались этому извѣстію, но къ сожалѣнію оно оказалось не вѣрнымъ. По собраннымъ нами свѣдѣніямъ за время проѣзда миссъ Марсденъ чрезъ Енисейскую и Иркутскую губерніи къ ней поступило для помощи прокаженнымъ лишь пожертвованіе камергера Двора Его Императорскаго Величества, дѣйствительнаго статскаго совѣтника Сиверса въ размѣрѣ 2,000 р. Изъ этой суммы 1,400 р. съ чѣмъ-то отосланы были г-жею Марсденъ въ Якутскъ на покупку одежды и припасовъ для прокаженныхъ, а остальные около 600 р. послужили средствомъ къ выѣзду ея изъ Иркутска. За симъ никакихъ другихъ собранныхъ г-жею Марсденъ суммъ не поступало отъ нея ни къ покойному архіепископу Веніамину, ни къ генералъ-губернатору. Вообще-же на устройство быта прокаженныхъ сдѣлано, въ предѣлахъ иркутскаго генералъ-губернаторства, помимо упомянутыхъ 2,000 руб., всего лишь одно денежное пожертвованіе въ размѣрѣ 10,000 руб. потомственнымъ почетнымъ гражданиномъ А. Я. Нѣмчиновымъ, передавшимъ означенныя деньги въ распоряженіе генералъ-губернатора помимо всякаго участія г-жи Марсденъ и уже не мало времени спустя послѣ ея выѣзда изъ Иркутска. О настоящемъ пожертвованіи г-жа Марсденъ впервые узнала отъ камергера Коленко, которому объ этомъ въ Петербургъ было сообщено г. генералъ-губернаторомъ. Изъ помянутыхъ десяти тысячъ рублей 500 р. переведены якутскому губернатору на устройство помѣщеній для ожидаемыхъ въ Вилюйскѣ сестеръ милосердія, юрты-же для прокаженныхъ, а равно снабженіе послѣднихъ дойнымъ скотомъ отнесены къ обязанности мѣстнаго населенія по раскладкѣ. Остальныя деньги хранятся вкладомъ въ иркутскомъ отдѣленіи сибирскаго банка и будутъ расходоваться по требованіямъ якутскаго губернатора и съ разрѣшенія каждый разъ главнаго начальника края. Мы не знаемъ, на основаніи какихъ свѣдѣній печатались и перепечатывались разсказы о дѣятельности г-жи Марсденъ въ газетахъ; подлинно-ли она сама разсказывала о ней или-же данныя хотя и сообщаемыя отъ ея имени получены изъ третьихъ рукъ; но относительно нашихъ свѣдѣній, хотя онѣ идутъ въ разрѣзъ съ большинствомъ газетныхъ сообщеній, мы находимъ умѣстнымъ прибавить, что за достоверность ихъ ручаемся безусловно.

Помощь прокаженнымъ.

«Восточное обозрѣнiе» №25, 21 iюня 1892

Заброшенные въ дальній уголъ Вилюйскаго округа, прокаженные заинтересовали собой многихъ. Хотя слухи объ ихъ ужасномъ безпомощномъ положеніи, распространенные въ петербургскомъ и московскомъ обществѣ, и не совсѣмъ согласны съ дѣйствительностью, — якуты-одноплеменники изолируютъ ихъ отъ здоровыхъ, но не оставляютъ безъ помощи; но во всякомъ случаѣ вниманіе къ страдающимъ въ отдаленной Якутской области, гдѣ и безъ прокаженныхъ такая масса страданій, гдѣ существуютъ хроническія голодовки, составляетъ отрадный фактъ. Какъ всегда и во всѣхъ случаяхъ на Руси, требующихъ помощи, явились самоотверженныя души, которыя, не задумываясь, рѣшились ѣхать въ дальнюю тайгу, отдать себя на служеніе страдающимъ. Газеты извѣстили, что уже 6-ть сестеръ милосердія изъ общины «Утоли моя печали» ѣдутъ на дальній сѣверъ. Какъ всегда и вездѣ, видимъ мы здѣсь двойственную натуру русскаго общества. Началась война — безъ всякаго вызова, по влеченію сердца, цѣлые отряды санитаровъ и сестеръ милосердія съ полнымъ забвеніемъ своей личности идутъ на тяжкій трудъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ возникаетъ дѣло о сухаряхъ. Недородъ хлѣба — великій писатель идетъ кормить голодныхъ, банковскій чиновникъ Зиминъ ѣдетъ туда-же съ цѣлью растратить свои сбереженія — плодъ трудовъ долголѣтней службы; ѣдетъ и радуется, что собранныя имъ деньги пойдутъ на хорошее дѣло, а стало быть и трудъ всей его жизни послужитъ на пользу народу; молодежь на средства Сибиряковыхъ ѣдетъ въ голодающую Тобольскую губернію и въ пропитанные тифозной заразой переселенческіе бараки. Съ другой стороны томскіе пароходчики, забывши что чужіе люди, американцы, посылаютъ намъ подарки съ даровымъ хлѣбомъ, что Царь и Царская семья изъ своей шкатулки жертвуютъ на нуждающихся, спекулируютъ на поднятіе хлѣбныхъ цѣнъ, и разные злодѣи, подобныхъ которымъ рѣдко видалъ судъ, скупаютъ березку, просянку, сѣмена сорныхъ травъ и подмѣшиваютъ въ хлѣбъ, покупаемый и на деньги изъ государевой казны, и на лепту вдовицы для голодныхъ. Въ этой двойственности великое утѣшеніе въ томъ, что число «смѣлыхъ, благородныхъ, сильныхъ любящей душой» съ избыткомъ покрываетъ «тупыхъ, холодныхъ и напыщенныхъ собой» въ русской землѣ. Казалось-бы, что прошлогодній недородъ далъ массу дѣла самоотверженнымъ людямъ, занялъ ихъ вниманье и силы; но затронутъ вопросъ о якутскихъ прокаженныхъ — явились новые. Кликнутъ кличъ на новое дѣло любви и самопожертвованія и, не отрывая занятыхъ рукъ, явятся новыя лица. Для русскаго человѣка нужно только, чтобы подвигъ былъ не человѣчески труденъ, чтобы онъ сулилъ массу тяжкихъ страданій и безвѣстную смерть на дѣлѣ и желающихъ испить такую чашу найдется столько, что многихъ придется огорчать отказомъ въ участіи. Не диво, что перспектива труда среди страдающихъ неизлѣчимой болѣзнью, въ глуши вѣковыхъ лѣсовъ и мерзлыхъ болотъ, при десятимѣсячныхъ сорокаградусныхъ морозахъ вызвала жажду новаго подвига и открыла дающую руку. Преклоняясь передъ этими жертвами, мы считаемъ своею обязанностью, какъ мѣстные жители, знающіе о якутскихъ прокаженныхъ со временъ путешествія Маака, остановиться на самомъ планѣ помощи. Было-бы недобросовѣстно съ нашей стороны въ виду такихъ жертвъ умолчать о нашемъ мнѣніи въ этомъ случаѣ и оправдывать свое молчаніе поговоркой: «моя хата съ краю»... Наша хата дѣйствительно съ краю, но съ того краю, который граничитъ съ мѣстомъ будущей дѣятельности сестеръ милосердія. Охлаждать рвеніе подвижницъ перспективой будущихъ лишеній и страданій мы не будемъ — этимъ скорѣе подольешь масла въ огонь, чѣмъ затушишь его, но есть другая сторона дѣла. Надобно помнить, что духъ бодръ, а плоть немощна и что всякое дѣло, кромѣ добрыхъ стремленій, требуетъ приспособленности къ нему. Мы не станемъ говорить о лишеніяхъ въ Якутской области, а спросимъ только — вынесутъ-ли европейскія женщины якутское благополучiе? Мы говоримъ не съ вѣтру и знаемъ по многимъ опытамъ, что лица, выносившія безнаказанно наши лишенія, нашъ трудъ съ безсонными ночами у постели больнаго, скверную пищу, холодъ и не человѣческое утомленіе, пасовали передъ таежнымъ благополучіемъ, не говоря уже о таежной нуждѣ. Сестры милосердія, часто хрупкія, болѣзненныя созданія, оказывали изумительные подвиги выносливости и стойкости на своемъ дѣлѣ; но представьте себѣ, какую пользу принесли-бы эти героини, если-бъ ихъ заставить на войнѣ чинить сбрую или ухаживать за лошадьми? Сбруя была-бы плохо починена, смирные кони перекалѣчили бы неумѣлыхъ, оставшіеся цѣлыми захворали-бы отъ непривычнаго труда и растеряли лошадей. Между тѣмъ одинъ солдатъ-шорникъ и двое лодырей изъ нестроевой роты, негодныхъ ни на какое путное дѣло, безтолковыхъ въ строю, благословляли-бы свое существованіе, еслибъ начальство уволило ихъ отъ «ученья» и карауловъ и заставило-бы пасти лошадей. Тамъ, гдѣ благородныя женщины задыхались-бы оть истощенія, какой-нибудь олухъ жирѣлъ-бы и отъѣдался. И что всего досаднѣе — неспособный, даже слабосильный, лѣнивый, за которымъ надобно было-бы наблюдать, толкать его подъ бокъ, оказался бы въ концѣ концовъ исправнѣе самоотверженныхъ и благородныхъ.

Тѣ-же самыя неожиданности ожидаютъ нашихъ сестеръ милосердія въ улусахъ таежныхъ полукочевниковъ. Скажемъ безъ преувеличенія — каждая изъ нихъ будетъ гораздо безпомощнѣе прокаженнаго, который еще волочитъ ноги. Нужно, напримѣръ, найти въ лѣсу корову, пригнать и подоить ее: прокаженная, ковыляя, опираясь на палочку, пойдетъ въ лѣсъ и пригонитъ ее; сестру нельзя отпустить безъ провожатаго — она заблудится или искалѣчится въ тайгѣ. Если у прокаженнаго есть кумысъ, саламатъ и въ праздникъ старая жирная кобыла на варево — онъ сытъ и иной какой-либо пищи въ ротъ не возьметъ — помирится-ли желудокъ европейской женщины съ такой пищей? Прежде всего, наконецъ, какъ будетъ сестра разговаривать со своими больными? Не иначе какъ черезъ «переводчика!» Вотъ уже для шести женщинъ нужно 6-ть переводчиковъ, но, кромѣ того, для нихъ нуженъ будетъ особый штатъ прислуги, такъ какъ дико и безчеловѣчно предполагать, что въ такой совершенно непривычной обстановкѣ русскія женщины съумѣютъ позаботиться о себѣ сами. Можетъ быть предполагается устроить въ якутской тайгѣ европейскую больницу съ кроватями и всѣми приспособленіями осѣдлой, цивилизованной жизни? Это другое дѣло, но какъ отзовется ломка обстановки и привычнаго образа жизни на дикаряхъ? Думаемъ также, что при условіяхъ якутскаго хозяйства прокаженныхъ будетъ трудно стянуть въ одно мѣсто, и тѣхъ, которые еще въ состояніи двигаться, въ больницу, хотя-бы самую образцовую, не загонишь. Во всякомъ случаѣ пройдетъ не мало времени прежде, чѣмъ ѣдущія туда сестры милосердія достаточно акклиматизируются и будутъ способны сами обходиться безъ посторонней помощи.

Намъ рисуется другой планъ призрѣнія прокаженныхъ. Для безпомощныхъ, находящихся въ послѣдней стадіи развитія болѣзни, необходимо центральное мѣсто, но таковыхъ изъ 74 наберется не болѣе 15 человѣкъ. Для нихъ было-бы достаточно одного фельдшера или фельдшерицы и троихъ служителей, а остальныхъ оставить на мѣстахъ жительства (отъ общенія съ другими они достаточно изолированы), улучшить ихъ обстановку жизни и поручить ихъ, подъ общимъ наблюденіемъ врача, если угодно, сестрамъ милосердія или фельдшерамъ, но только изъ мѣстныхъ жителей. Намъ кажется было-бы весьма практично взять четырехъ дѣвушекъ изъ якутокъ и четырехъ мальчиковъ приблизительно и подготовить изъ нихъ года черезъ четыре въ Иркутскѣ, Красноярскѣ или Томскѣ фельдшерскій персоналъ для наблюденія за лепрозными. Этотъ контингентъ устроился-бы безъ хлопотъ на родинѣ, получая жалованье, чувствовалъ-бы себя прекрасно, для нихъ такое занятіе было-бы не лишеніемъ, а карьерой. Срокъ четыре года не великъ при медленномъ теченіи проказы, до тѣхъ поръ можно-бы ограничиться временными недорого стоющими мѣрами. Фондъ для призрѣнія якутскихъ прокаженныхъ не великъ, разсказъ 20,000 р., какъ оказывается теперь, одно недоразумѣніе, прокаженные есть и у насъ въ Иркутскѣ и также потребуютъ издержекъ.

«Восточное обозрѣнiе» №27, 5 iюля 1892

Въ «Руск. Вѣд.» напечатано воззваніе начальницы общины «Утоли моя печали», по поводу снаряжаемой экспедиціи сестеръ милосердія, на помощь прокаженнымъ. Грустное впечатлѣніе производитъ этотъ документъ! Разумѣется, тамъ очень много говорится, конечно, о страданіяхъ г-жи Марсденъ, хотя разсказы эти такое-же недоразуменіе, какъ исторія съ 20,000 и съ открытіемъ цѣлебной травы. Никакихъ прокаженныхъ по тайгамъ она не разъискивала — это дѣлала за нее ея свита, но Богъ съ ней, съ г-жей Марсденъ. Обратимся лучше къ тому, что пишетъ начальница о своихъ сестрахъ и о ихъ дорогѣ. Проѣздъ до Томска съ разными льготами имъ обезпеченъ. Отъ Томска «начнутся для сестеръ трудности путешествія на лошадяхъ съ багажемъ». Если считать за «трудность» путешествіе на почтовыхъ, то... не знаемъ что и сказать? Нѣтъ той избалованной барышни въ Сибири, которая сочла-бы за подвигъ проѣхать отъ Томска до Иркутска. Дальше, до Киренска, судя по воззванію, сестры поѣдутъ на лошадяхъ, а отъ Киренска до Якутска — тоже на лошадяхъ. Это будетъ дѣйствительная трудность, такъ какъ по Ленѣ сухимъ путемъ никто не ѣздитъ и почтовое сообщеніе производится на лодкахъ. Вверхъ по Вилюю начальница намѣрена отправить сестеръ на плотахъ, «отталкиваясь шестами» (противъ теченія-то!). Организованная съ такимъ знаніемъ мѣстныхъ условій экспедиція по неволѣ будетъ терпѣть всякія трудности, но кто-же въ этомъ будетъ виноватъ?

«Восточное Обозрѣніе» №27, 4 iюля 1893

Извѣстная Россіи миссъ Марсденъ выпустила на-дняхъ въ Лондонѣ сочиненіе подъ заглавіемъ «На саняхъ и верхомъ къ отверженнымъ сибирскимъ прокаженнымъ», въ которомъ она сообщаетъ результаты своей извѣстной сибирской поѣздки. Въ Якутскѣ «на митингѣ», какъ она выряжается, рѣшено было построить больницу для прокаженныхъ. Средства на постройку больницы дала отчасти миссъ Марсденъ изъ пожертвованныхъ въ ея распоряженіе суммъ. Пожертвованія продолжаютъ къ ней поступать, вызывая нѣкоторое недовѣріе въ англійской прессѣ. Такъ, напримѣръ, «Truth» полагаетъ, что миссъ Марсденъ слѣдовало-бы представить подробный отчетъ въ расходованіи довѣренныхъ ей денегъ: сколько она ихъ получила, сколько истратила, на что она ихъ истратила и сколько у нея ихъ осталось». Въ ея сочиненіи этихъ свѣдѣній почему-то не оказалось. («Нов. Вр.»).