"ГОЛОДАЮЩІЕ УЧИТЕЛЯ"

Якутская окраина» №44, Воскресенье 23 сентября.

Нѣкоторые учителя жаловались въ томъ году Г. Якутскому Губернатору на порядки, царящіе въ атмосферѣ народнаго образованія, а также и на то, что жалованіе почему—то запаздываетъ на два мѣсяца и больше. Жалоба эта повидимому г. инспектору вышла не по душѣ и онъ озлобился противъ ихъ "легкомысленной выходки". Учителямъ прописалъ "нагоняй" и объяснилъ, что "жалованье высылалось исправно и своевременно, хотя и съ опозданіемъ на нѣкоторое время, но это происходило не по винѣ инспекціи, а потому, что деньги высылала съ большимъ опозданіемъ Казенная Палата". Такая мѣра могла, конечно, успокоить развѣ только г. Инспектора, но для учителей она не стоитъ выѣденнаго яйца. Нагоняями тутъ далеко не уѣдешь и пользы школьному дѣлу не принесешь. Нужно постараться измѣнить все такъ, чтобы всякія шероховатости въ отношеніи между учителями и ихъ непосредственнымъ начальствомъ сами собою устранялись и не ставили въ колеса народнаго образованія палки. На самомъ же дѣлѣ выходить совсѣмъ обратное. Г. инспекторъ не только не идетъ навстрѣчу учительскимъ нуждамъ и не способствуетъ ихъ устраненію, а умышленно ставитъ всякія препятствія этому. Послѣднее видно изъ того, что г. инспекторъ, встрѣчая въ своей канцеляріи одного изъ учителей того мѣста, гдѣ учителя жаловались, изрекъ: "О! Вы не делегатомъ ли явились отъ "голодающихъ учителей?" Просто не вѣрится, что это слова инспектора народныхъ училищъ, того человѣка, который стоитъ ближе всего къ учителю и школѣ, и, обязанность котораго заключается не въ томъ, чтобы "издѣваться надъ учителями и ихъ нуждами, а въ "святомъ" исполненіи "великой" миссіи.

Надъ "голодающими учителями" не смѣяться нужно, а устранять слѣдуетъ причины, вызывающія этотъ голодъ и только при этомъ условіи возможна продуктивная работа на народной нивѣ, какъ одной, такъ и другой стороны.

Что мы, учителя Якутской области, голодающіе, это вѣрно и спорить никто не станетъ по этому поводу. Давно для всѣхъ стало очевиднымъ, что получаемаго жалованья далеко недостаточно и, что вопросъ объ увеличеніи учител. жалованья давно сталъ очереднымъ вопросомъ. Бюджетъ якутскаго учителя настолько тощъ и незначителенъ, что ему изъ года въ годъ приходится терпѣть очень большую нужду, изъ года въ годъ не доѣдать, "ходить шарлатаномъ", прозябать и костнуть въ духовной нищетѣ, въ духовномъ убожествѣ, а чтобы хотя отчасти устранить этихъ вѣчныхъ спутниковъ народнаго учителя, ему приходится разбрасываться по всѣмъ направленіямъ, искать на сторонѣ заработка, отвлекаться отъ прямыхъ своихъ обязанностей, заниматься порой такимъ трудомъ, который только позоритъ народнаго учителя, низводитъ его на степень "торгаша" и т. д.

Все это происходитъ на глазахъ у всѣхъ и навѣрное "никто" не откажетъ себѣ въ незнаніи учительской нужды, но не всякій сочувственно относится къ матеріальному положенію якутскаго учителя.

До сихъ поръ не видно, чтобы кто нибудь шелъ навстрѣчу этому наболѣвшему на сердцѣ "голодающихъ учителей" вопросу, чтобы кто хотя пальцемъ повелъ для скорѣйшаго разрѣшенія этого важнаго для учителя вопроса. Попытки такой не было.

(Продолженіе слѣдуетъ).

Учитель. 

(Продолженіе).

“Якутская окраина» №45, Вторникъ 25 сентября

Покойный г. Бычковъ на министерскій запросъ, какой окладъ жалованья нужно установить для учителей Якутской области, отвѣтилъ: "Самая максимальная сумма вознагражденія 600 р." Давая такой отвѣтъ министерству, г. Бычковъ руководился скорѣе своимъ личнымъ взглядомъ, чѣмъ тѣми существенными данными, которыми такъ богата наша жизнь, и которыя идутъ въ разрѣзъ вознагражденію въ 600 руб.

Взглянемъ же на матеріальный учительскій вопросъ болѣе трезво и безъ предвзятыхъ мыслей.

Якутская область очень разнообразна по цѣнности продуктовъ первой необходимости, съ этимъ обстоятельствомъ, я думаю считаться слѣдуетъ. Начиная отъ Иркутской губ. и кончая Чукотскимъ полуостровомъ, всюду наблюдаются разныя условія для существованія учителя. Считаясь съ этими условіями, вытекающими изъ самаго чисто природнаго положенія, нужно также считаться и съ вознагражденіемъ учителей. Разбивая Якутскую область на округа, рѣзко отличающіеся одинъ отъ другого, мы этимъ самымъ даемъ возможность болѣе точно и ясно взглянуть на матеріальное положеніе учителей каждаго округа.

Для примѣра возьмемъ Олекминскій и Якутскій округа. Въ отдѣльности въ каждомъ изъ этихъ послѣднихъ округовъ условія существованія различны, хотя сумма расходовъ, думаю, не будетъ особенно велика. По числу учителей Олекминскіи и Якутскій округа самые многочисленные, поэтому и слѣдуетъ считаться больше съ преобладающимъ большинствомъ, хотя, при этомъ условіи, забывать и остальные округа не слѣдуетъ.

(Продолженіе слѣдуетъ). 

(Продолженіе).

“Якутская окраина» №47, Пятница 28 сентября

По вздутости цѣнъ на всѣ жизненные продукты выдѣляется очень ярко Олекминскій округъ. Цѣны на припасы вздуваются находящимися въ этомъ округѣ золотоносн. пріисками. Слѣдовательно, и въ матеріальномъ положеніи учителя Олекминскаго округа сравнительно съ другими округами находятся въ гораздо худшемъ. Цѣны приходится брать среднія, существующія не въ ярмарочное время, а въ продолженіи года или, особенно, зимы. Годовой окладъ жалованія равняется 480 руб., а гдѣ учителя преподаютъ сами Законъ Божій нужно прибавить еще 100 руб. Всего, значитъ, учитель получаетъ 580 руб. Изъ этихъ 580 руб. нужно вычесть 34 р. 80 к. и тогда учителю останется только 545 р. 20 к. Этой суммы учителю, чтобы прожить одному, въ единственномъ числѣ взятомъ, далеко недостаточно. Это очевидно для всѣхъ и указаніе на 600 руб. вызываетъ только усмѣшку, и существенной разницы не будетъ при увеличеніи жалованья на "20" руб. въ годъ. Въ такомъ слѣпомъ топтаніи на 600 руб. можетъ только тотъ, кого учительская жизнь мало или даже совсѣмъ не интересуетъ, кто ничего не знаетъ о матеріальномъ положеніи учителей.

Теперь посмотримъ, насколько былъ правъ г. инспекторъ, когда отвѣчалъ на министерскій запросъ, что 600 руб. достаточно.

По смѣтѣ, составленной учителями, которая сейчасъ находится у меня подъ руками, видно: для того чтобы прокормиться одному человѣку, нужно имѣть въ карманѣ 380 руб; одѣться и другія расходы, съ выпиской книгъ, журналовъ, газетъ 315 руб: всего 695 руб. это для одного человѣка, а для двухъ потребуется около 1000 рублей.

Видно, что учителя холостые кое какъ могутъ пробиваться, а семейныхъ постигаетъ полная нищета. Что же учитель семейный долженъ дѣлать, чѣмъ жить, гдѣ добывать средства? Надъ этими вопросами никто по всей вѣроятности не задумывался. Гдѣ же и въ самомъ дѣлѣ учителя достаютъ средства для поддержанія своего существованія? Этотъ вопросъ довольно темный и дать на него отвѣчающій истинѣ отвѣтъ довольно трудно. Правда, знаю я много случаевъ, гдѣ учителя играютъ довольно печальную роль, совсѣмъ не идущую къ лицу народнаго учителя, но вѣдь ихъ на этотъ путь толкаетъ нищета, полная безвыходность положенія, обездоленность.

Намъ, учителямъ, приходится бывать во всякихъ положеніяхъ, заниматься всякаго рода профессіями, не соотвѣтствующими нашему прямому назначенію.

У большинства учителей есть возможность садить огородныя овощи, сѣять хлѣбъ, но есть и такія школы, которыя не имѣютъ ни клочка земли, такъ что учителю волей не волей приходится бросаться во всѣ стороны въ поискахъ средствъ, и браться за все, что даетъ возможность заработать хотя сколько нибудь грошей.

Между нами можно встрѣтить учителя торговца, учителя скупщика пушнины, учителя сторожа, учителя охотника, учителя мѣновщика и другихъ.

Одинъ изъ старыхъ учителей разсказывалъ мнѣ, что когда онъ пріѣхалъ въ школу, то въ школѣ на чердакѣ или вышкѣ нашелъ обильный складъ пустыхъ бутылокъ изъ подъ сивухи.

Сначала онъ неудомѣвалъ по поводу этого склада пустыхъ бутылокъ. Послѣ оказалось, что его предшественникъ занимался торговлей водки, устраивалъ у себя картежныя игры, на которыя сзывались инородцевъ, продавалъ карты тутъ же, кормилъ до отвалу и въ результатѣ получался "капиталецъ".

Знаю еще случай, когда учитель оставлялъ школу и ѣздилъ на Вилюй скупать пушнину, "исправлялъ", т.е., замѣнялъ псаломщика и др. и тоже въ результатѣ въ годъ скопилъ 520 руб.

Одинъ учитель [цер.шк.] занимался эллеханьемъ среди инородцевъ, другія занимаются чѣмъ нибудь подобнымъ.

Покойный Бычковъ разсказывалъ мнѣ, что видѣлъ учителей — сторожей. Хотя, онъ по этому поводу не "смѣялся", а выражалъ сожалѣніе и говорилъ, что направитъ все свое вниманіе на матеріальную сторону народнаго учителя и обѣщалъ достигнуть благопріятныхъ результатовъ. Искренное ли было это его желаніе, или было высказано для красиваго словца, такъ и осталось тайной.

Въ общемъ, если внимательно изучить всѣ тѣ способы и пути, которыми учителя добываютъ себѣ недостающія средства, то картина получится далеко не отрадная. Конечно, было бы большой наивностью ожидать или надѣяться на то, что учителя могутъ откровенно указать каждый свои способы и пути, посредствомъ которыхъ онъ дополняетъ свой бюджетъ.

Да это и не требуется. Чтобы улучшить матеріально положенiе учителей, то для этого не требуется начинать отъ Адама, а просто собрать справочныя цѣны на продукты первой необходимости въ данной мѣстности и въ данное время и по этимъ цифрамъ дѣлать выводъ, какое нужно установить начальное жалованье для учителей, чтобы они могли вполнѣ безбѣдно жить, а не влачить свое жалкое существованіе.

[Окончаніе слѣдуетъ.] 

(Продолженіе).

Якутская окраина» №52, Пятница, 5 октября. 

Самое меньшее жалованье учителя я считаю въ 850 руб., для холостыхъ и 1200 руб. для семейныхъ съ двумя дѣтьми. Эти цыфры покажутся слишкомъ большими, но напрасно, господа, это не только не большое, но самое умѣренное жалованье. которое и слѣдовало установить.

Вѣдь тѣ способы и пути, которые примѣняются сейчасъ нами для заработка недостающихъ денегъ губятъ самихъ учителей, низводятъ ихъ на степень "кулачествующей братіи"; развращаютъ духовно, унижаютъ въ глазахъ населенія, которое начинаетъ смотрѣть на учителя какъ на "ремесленніка" своего дѣла, а не какъ на своего воспитателя, какъ на человѣка, призваннаго обогащать ихъ дѣтей умственно и нравственно. Мы если и "ремесленники" своего дѣла, если и нельзя намъ довѣрить молодую душу дитяти, то въ этомъ не наша вина, не мы виноваты въ томъ, что приходится уклоняться отъ своихъ прямыхъ обязанностей.

Вина въ этомъ падаетъ на тѣхъ, кто не сознаетъ, что обезпеченный учитель поведетъ дѣло образованія лучше, что его независимое положеніе въ деревнѣ возвыситъ его авторитетъ въ глазахъ населенія, что обезпеченный учитель имѣетъ возможность заняться самообразованіемъ, воспринять духъ времени, изучить педагогическую и психологическую литературу, но ничего не дѣлаютъ для приближенія того времени, когда народный учитель скажетъ "свершилось", и бодро, смѣло, самоотверженно ринется въ область идей, въ омутъ деревни, въ пучину темноты и невѣжества и вездѣ будетъ сѣять одно великое и прекрасное!

А теперь что?!

Что мы сѣемъ?!

(Окончаніе будетъ). 

(Окончаніе). *)

“Якутская окраина» №53, Воскресенье, 7 октября.

*) См. № 44. 45, 47, 52.

Если между нами и не найдется такого учителя, который говорилъ бы дѣтямъ воруй, обижай слабѣйшихъ, обманывай, то тотъ образъ жизни, который мы ведемъ, говоритъ на каждомъ шагу дѣтской душѣ объ этомъ, онъ учитъ примѣромъ, безъ лишнихъ словъ, что обманомъ легче прожить, чѣмъ правдой, что нужда выше совѣсти и разума. Многіе изъ насъ чувствуютъ и видятъ прекрасно, что между нами и дѣтской душой воздвигнута громаднѣйшая крѣпость изъ безчисленнаго множества сплетшихся условностей, которыя подрываютъ въ учителѣ вѣру въ величіе и полезность своего дѣла, окутываютъ его душу густымъ туманомъ нужды! Нужда ставить учителя въ такое положеніе, что ему простонѣтъ времени заняться своимъ самообразованіемъ, своимъ самовоспитаніемъ, а приходится только изобрѣтать способы для заработка существеннаго недостатка къ своему бюджету.

Обезпеченный учитель не будетъ чувствовать себя пришибленнымъ, не будетъ гнуть голову передъ "деревенскимъ кулакомъ", что при данныхъ
условіяхъ бываетъ очень часто.

Зависимость отъ "кулаковъ" окончательно убиваетъ все живое, все чуткое въ учителѣ. Радъ бы онъ отстоять себя, да вѣдь нужда заставитъ смириться, потому-что къ кулаку пойдешь занимать мясо, хлѣбъ, свѣчи, дрова и другое.

Кулакъ это чувствуетъ, сознаетъ свою силу, поэтому и старается прибрать учителя въ свои лапы, обмотать его вокругъ, какъ паукъ муху и тогда для учителя нѣтъ другого выхода, какъ бѣжать въ другое мѣсто. Тамъ опять тоже самое. Намъ не у кого искать защиты, да напрасно и вопить объ этомъ; все равно вѣдь "сытаго ухо глухо".

Примѣровъ такихъ много и навѣрное они бываютъ въ жизни каждаго учителя, но о нихъ никто не говоритъ, потому что негдѣ было помѣстить, теперь же, при появленіи въ свѣтъ мѣстной газеты, мы имѣемъ возможность хотябы отчасти дѣлиться своими мыслями, чувствами и переживаніями.

Да, мы "голодающіе" и этотъ учительскій голодъ только усугубляетъ ту пустоту жизни, въ которой живутъ Якутскіе народные учителя. Изъ этого заколдованнаго круга выхода пока не находится. Мы, учителя или покорно повинуемся судьбѣ, или просто трусимъ какъ зайцы, иначе я не могу назвать то молчаніе, которое царитъ въ средѣ учителей.

Коллеги! Не требую я, чтобы наше матеріальное положеніе улучшалось посредствомъ грубой силы или чего нибудь подобнаго. Мы призваны судьбой къ культурной работѣ, мирной понятно, ну и пусть то миролюбіе и будетъ положено въ основу нашихъ стремленій къ лучшей жизни, къ лучшей долѣ. Мы должны добиваться лучшей доли не грубыми выходками, а рядомъ разумныхъ мѣръ, подвергнутыхъ предварительно обсужденію въ группѣ учителей или на общемъ собраніи Якутскихъ учителей. Такія собранія необходимо устраивать, и намъ въ этомъ не откажутъ. Наши собранія будутъ носить чисто дѣловую физіономію, понятно съ педагогической окраской, но съ полнымъ отсутствіемъ политики.*)

Въ Якутской области нѣтъ той классовой борьбы, которая ведется по ту сторону Уральскихъ горъ, поэтому существованіе рѣзкой партійности не должно быть.

Въ частной жизни каждый воленъ быть или Пуришкевичемъ, или Гегечкори, но въ дѣлѣ воспитанія это должно быть совершенно устранено. Иначе партійность поведетъ къ шпіонству, что повсемѣстно и наблюдается.

Подобострастныя по отношенію къ своему начальству собранія не должны быть. Каждый долженъ говорить и писать о своихъ нуждахъ не съ дрожью въ поджилкахъ, а прямо, безъ боязни и рѣшительно.

Преступленія въ томъ никто не увидитъ, что мы будемъ добиваться лучшей доли въ нашемъ экономическомъ положеніи.

Нашимъ общимъ петиціямъ дорога открыта въ Государственную Думу и въ Государственный Совѣтъ. Не будемъ ждать у моря погоды, а примемся дружно за дѣло!

Учитель.

*) Редакція не беретъ на себя отвѣтственности за выводы, дѣлаемые авторомъ статьи. Профессіональныя организаціи, по нашему мнѣнію, должны безусловно быть чужды партійности, но гдѣ можно установить грань, когда профессіональная борьба не будетъ связана съ политическими дѣйствіями? Не слѣдуетъ забывать, что и вопросъ объ увеличеніи содержанія, и объ улучшеніи духовнаго и матеріальнаго положенія учительской арміи стоитъ въ непосредственной связи съ характеромъ нашей политической жизни.

Редакція.