«Сибирская жизнь» №1, 1899.

Духоборы въ Якутскѣ. Въ прошломъ году какъ извѣстно, часть духоборовъ была выселена изъ Закавказья въ Якутскую область. Для жительства назначена была мѣстность по р. Норту. Якутскій корреспондентъ «Спб. Вѣдомостей» передаетъ житье-бытье въ суровой тайгѣ этихъ невольныхъ переселенцевъ. Такъ-какъ въ предписанномъ мѣстѣ поселенія не было никакого жилья, то имъ предписано было вырыть себѣ для зимовки землянки, а затѣмъ, съ наступленіемъ весны, — строить дома. Но съ 14-го сентября начались сильные холода и выпало много снѣга, вслѣдствіе чего производитъ земляныя работы не было возможности. Сопровождавшіе духоборовъ особый чиновникъ и мѣстный засѣдатель вытребовали отъ туземцевъ-тунгусовъ юрту, въ которой духоборы и зазимовали. За юрту они заплатили тунгусамъ 10 рублей. Жить непривычнымъ людямъ въ юртѣ было трудно: сырость, тьма, тѣснота и страшный холодъ. Спали въ валенкахъ и въ тулупахъ всю зиму. Духоборы энергично принялись за дѣло: устроили русскую печь для печенія хлѣба, смастерили нары, скамейки, столы; устроили два очага, которые служили и освѣщеніемъ. Затѣмъ поставили амбаръ, сдѣлали закромъ для муки и баню. Такимъ образомъ получился поселокъ Ноторскій. Въ первое время поселенцамъ было воспрещено отлучаться изъ Ноторскаго и имѣть какія-либо сношенія съ другими людьми, даже съ тунгусами. Но когда у нихъ стали приходить къ концу пищевые продукты, заготовленные у петропавловскихъ скопцовъ, то они обратились къ якутскому губернатору съ ходатайствомъ о разрѣшеніи идти на заработки къ скопцамъ. Разрѣшеніе было получено. 20 человѣкъ проработали у скопцовъ до половины мая за самую ничтожную плату. Оставшіеся дома духоборы съ наступленіемъ весны приступили къ работамъ. Пахали двумя сохами; въ одну впрягались 10 человѣкъ, а въ другую запрягали одну лошадь, которую купили передъ посѣвомъ. Посѣяли 4 пуда ячменя, 1 пудъ ярицы и 24 пуда картофеля. Урожай получился довольно удовлетворительный. Хлѣба (ячменя и ярицы) собрали всего 30 пудовъ, а картофеля — около 100 пудовъ. Вскорѣ по возвращеніи 20 человѣкъ, бывшихъ на заработкахъ, прибыла въ Ноторское новая партія ссыльныхъ духоборовъ, въ количествѣ 42 человѣкъ. Такимъ образомъ, число поселенцевъ болѣе чѣмъ удвоилось. Въ результатѣ духоборы завели въ глухой тайгѣ настоящее культурное хозяйство, доказывающее, какою энергіею обладаютъ эти сектанты.

"Сиб.жизнь"№45, 1899

Изъ Якутска. Въ № 209 «Сиб. Ж.» за минувшій годъ былъ приведенъ отрывокъ изъ письма колоніи духоборовъ, живущихъ въ Якутской области на Ноторѣ, въ которомъ они, между прочимъ, жаловались на полное отсутствіе матеріала для чтенія, такъ какъ средствъ на выписку журналовъ и газетъ у нихъ нѣтъ. Считаемъ небезъинтереснымъ привести теперь нѣкоторыя выдержки изъ новаго, только что полученнаго объ этой колоніи письма. Письмо это доставлено въ редакцію тѣмъ же лицомъ, что и первое.

«Благодаря тому, что вы помѣстили въ газетѣ выдержки изъ нашего письма къ вамъ, добрые люди обратили внимание на то, что у насъ нѣтъ матеріала для чтенія и стали присылать намъ разныя газеты. За это чувствительно благодаримъ васъ.

Въ настоящее время намъ живется въ общемъ не особенно плохо. Лѣтомъ занимались разными работами. Приготовили земли къ будущему году около 10 десятинъ, на которой уже посѣяли 10 пудовъ озимой ржи. Накосили сѣна 1000 копенъ (въ 15 пудовъ каждая копна); построили общій домъ, въ 40 арш. длины и 12 арш. ширины. Въ покосное время 20 человѣкъ жили у скопцовъ Петропавловскаго и Троицкаго селеній по 25 р. въ мѣсяцъ, а въ жнитво —23 р. (рабочихъ дней въ мѣсяцѣ 30). На жнитвѣ работали и отъ снопа — по 1½ коп. Послѣ лѣтнихъ работъ проживающіе въ Петропавловскомъ и Троицкомъ селеніяхъ закупали тутъ же продуктовъ и сплавили на Ноторъ, обезпечивъ себя этимъ до открытія р. Алдана. 15 человѣкъ, пользуясь разрѣшеніемъ губернатора, отправились было въ подгороднія селенія на лѣтнія работы, но благодаря позднему разрѣшенію и долгому пути (они плыли по р.р. Алдану и Ленѣ 20 сутокъ) на лѣтнія работы они опоздали и остались на зимнія работы въ скопческихъ селеніяхъ: Мархинскомъ, Кильдемскомъ и Ново-Никольскомъ. 20 человѣкъ пристроились зимовать въ Петропавловскомъ и Троицкомъ селеніяхъ. Здѣсь работъ зимой всѣмъ не находится, потому что здѣшніе скопцы живутъ незажиточно и сами управляются съ работами. Въ общемъ зимнія работы въ смыслѣ чистаго дохода ничего не приносятъ, но слава Богу и за то, что хоть кормиться можно.

Такимъ образомъ зимовать мы устроились въ трехъ мѣстахъ: старики и нѣсколько молодыхъ для хозяйственныхъ работъ остались на Ноторѣ, а молодые, раздѣлившись на двѣ партіи, думаютъ провести зиму на отхожихъ промыслахъ.

Всѣ расходы и приходы у насъ общіе. Среди насъ имѣются двѣ женщины и одинъ подростокъ. Одинъ нашъ товарищъ, Иванъ Конкинъ, съ женой и дочерью поселенъ въ Олекминскомъ округѣ въ 15 верстахъ отъ г. Олекминска у якута, по случаю болѣзни дочери. Три брата — Иванъ, Василій и Григорій Веригины, поселены въ селеніи Нельканѣ. Имъ довѣренный Громовыхъ Петръ Филипповъ уступилъ домъ, не взимая платы. Они у него же и работаютъ — построили баню и сѣнцы придѣлали къ дому и тѣмъ заработываютъ себѣ дневное пропитаніе. Изъ живого инвентаря у насъ имѣется 5 лошадей и одна корова съ теленкомъ для молока больнымъ. На большее не имѣется средствъ. Сѣяли на Ноторѣ 4 пуда ячменя, 1 пудъ ярицы, 4 пуда картофеля. Получилось самъ-шесть. А больше не могли посѣять, потому что не было больше приготовлено земли, — не успѣли сдѣлать этого, такъ какъ первая партія пришла на мѣсто водворенія въ заморозки. Въ Петропавловскомъ селеніи сѣяли 20 пудовъ картофеля, — родился среднимъ числомъ.

Питаемся мы преимущественно яречнымъ хлѣбомъ, похлебкой изъ ячменной или пшеничной крупы, куда кладется картофель и небольшое количество коровьяго масла, а также варимъ и щи изъ кислой капусты съ добавленіемъ картофеля; рѣдко случается ѣсть пшеничную лапшу и пироги съ творогомъ, что служитъ лакомствомъ; чай пьемъ кирпичный, больше случается безъ сахару.

Одежды у насъ теплой по здѣшнимъ климатическимъ условіямъ мало, отъ чего происходятъ часто простуды. Многіе изъ насъ болѣютъ простудными болѣзнями. Всѣхъ больныхъ 11 человѣкъ, — хвораютъ грудью, животомъ, ногами и т.п. По прибытіи въ Якутскъ изъ первой партіи, четыре человѣка умерло: одинъ въ якутской тюремной больницѣ, другой въ гражданской, а два — на Ноторѣ.

Домашніе пишутъ, что переселяются заграницу. Многіе уже переселились на островъ Кипръ, а остальные хотятъ переселиться въ Канаду. Мы тоже хлопочемъ о разрѣшеніи намъ переселиться заграницу.

Начальство здѣшнее относится къ намъ хорошо, во всѣхъ просьбахъ не отказывало, только жаль, что не разрѣшаетъ проживать въ г. Якутскѣ, гдѣ наши мастера могли бы хорошо заработывать, что послужило бы для установленія нашего хозяйства пока не получимъ свой хлѣбъ. Если не разрѣшатъ, то не надѣемся просуществовать такъ, чтобы не потерпѣть недостатковъ.

Отъ казны намъ выдаютъ кормового довольствія по 9 коп. въ сутки. Назначили было вспомоществованіе — 600 руб. на первую партію, съ условіемъ уплачивать равными частями, начиная съ 1899 года. Отъ этой ссуды мы отказались, такъ какъ считали невозможнымъ такъ скоро погашать долгъ, а взять на себя обязанность и не выполнить ее — считаемъ безчестнымъ.

Инородцы тунгусы по прибытіи насъ сюда боялись, что мы станемъ наносить имъ непріятности и будемъ въ тягость, а теперь, когда узнали, что мы хлопочемъ выселиться заграницу со своими родными, то жалѣютъ объ этомъ и совѣтуютъ намъ потребовать сюда свои семейства и жить тутъ. Скопцы Петропавловскаго и Троицкаго селеній, съ которыми намъ приходится вести конкуренцію, тоже были рады, что имъ по приходѣ насъ открылся сбытъ на продукты, а также явились и рабочія руки. Но спросъ на рабочія руки здѣсь незначительный, что видно уже изъ вышесказаннаго, и потому на первыхъ порахъ мы нуждаемся въ болѣе значительныхъ отхожихъ промыслахъ...

Адресъ пишите такъ: Станція Амгинская, Якутской области и округа, г. земскому засѣдателю 2-го участка, для передачи Григорію Войкину, живущему на Ноторѣ».

Письмо это послано 10 января 1899 г. и по тому является самымъ послѣднимъ извѣстіемъ о жизни духоборцевъ Якутской области.

"Сиб.жизнь"№60, 1899

Якутская область. (Ходатайство духоборовъ). Изъ Якутска «В. Об.» пишутъ: года полтора тому назадъ была выслана въ Якутскую область партія духоборовъ, которая была поселена колоніею на р. Ноторѣ, притокѣ Алдана. Одною изъ главныхъ заботъ духоборовъ, по водвореніи ихъ на новомъ мѣстѣ, были хлопоты о доставкѣ ихъ женъ изъ Россіи. Двое изъ этихъ женъ недавно прибыли сюда и временно поселены на Мархѣ. Узнавъ о томъ, что нѣкоторой части духоборовъ, сосланныхъ на Кавказъ, разрѣшено переселиться въ Англію, и здѣшніе духоборы возбудили ходатайство о томъ, чтобы къ нимъ было примѣнено то-же самое разрѣшеніе. Недавно якутскимъ губернаторомъ было получено письмо отъ гр. Л.Н. Толстаго. Маститый писатель, который, какъ извѣстно, сильно интересуется судьбою духоборовъ и неоднократно уже выступалъ горячимъ ихъ заступникомъ, обращается къ гуманнымъ чувствамъ начальника области, прося его оказать возможное содѣйствіе облегченію ихъ участи и благопріятному исходу возбужденнаго ими ходатайства; въ особенности же онъ просить озаботиться о томъ, чтобы путешествіе женъ духоборовъ было обставлено наиболѣе благопріятнымъ образомъ, чтобы онѣ были препровождаемы отдѣльно отъ уголовныхъ арестантскихъ партій.

«Сибирская жизнь» №134, 1899.

Якутскъ. (Духоборы). Духоборцы, водворенные здѣсь въ 1897-мъ году на р. Ноторѣ, нынѣ значительною частью разбрелись уже по другимъ мѣстамъ: нѣкоторые изъ нихъ еще первоначально были поселены въ Нельканѣ, гдѣ, судя по письмамъ, они устроились довольно сносно; часть духоборцевъ перевелась въ Кильдямцы на заработки; наконецъ, два или три десятка переселились въ городъ, гдѣ они занимаются работою, главнымъ образомъ строительною. На Ноторѣ осталось человѣкъ тридцать. Живутъ они въ большомъ домѣ, выстроенномъ колонистами. Климатическія и почвенныя условія мѣстности признаются ими не особенно благопріятными. Лѣтомъ ожидается прибытіе сюда духоборческихъ женъ, слѣдующихъ сюда, повидимому, на свой счетъ, въ числѣ 37-и душъ. Въ то-же время духоборцы съ нетерпѣніемъ ждутъ отвѣта на возбужденное ими ходатайство о разрѣшеніи имъ переселиться въ Канаду, подобно ихъ единовѣрцамъ, эмигрировавшимъ туда, съ разрѣшенія правительства съ Кавказа. Съ послѣдними якутскіе духоборы ведутъ оживленную переписку: большинство тѣхъ и другихъ связаны между собою близкимъ родствомъ. Вѣсти, получаемыя отъ новыхъ канадскихъ эмигрантовъ, весьма утѣшительнаго свойства. Нѣкоторые изъ духоборцевъ, страдающіе недугами, пріобрѣтенными еще въ пути, но здѣсь окончательно развившимися, — главнымъ образомъ легочными и гастрическими болѣзнями — лѣчились и лѣчатся въ городской больницѣ. Одинъ изъ духоборовъ умеръ въ больницѣ отъ чахотки.

(«Вост. Обозр.»).