«Сибирь» №1, 5 февраля 1878

Цѣны въ г. Якутскѣ: Мука ржаная отъ 110—130 к. пшеничная отъ 120—180 к. крупчатая отъ 3—5 р. за пудъ. Мясо скотское отъ 1 р. до 150 к. Масло коровье отъ 600 до 700 к. Дрова 140 к. за сажень. Водка 4 р. 30 к. за ведро.

«Сибирь» №5, 5 марта 1878

ЯКУТСКЪ. Казалось бы, что при трехъ врачахъ нашъ городъ могъ считать себя обезпеченнымъ на случай разныхъ недуговъ. На дѣлѣ, однако, не такъ. Чѣмъ занимаются наши врачи, Богъ ихъ вѣдаетъ, но только не лѣченіемъ больныхъ; послѣднимъ предоставляется умирать безъ всякой медицинской помощи. Всякія попытки заполучить въ крайнемъ случаѣ одного изъ нашихъ врачей — напрасны. Вотъ случай изъ недавняго прошлаго.

Въ началѣ прошлаго мѣсяца серьезно ушибся нѣкто С., — домашніе обращаются къ врачу, который квартируетъ тутъ же, во дворѣ заболѣвшаго, но врачъ не обѣщаетъ быть тотъ-часъ же, а говоритъ, что будетъ завтра (это было на святкахъ). Больной, лишенный помощи, умираетъ въ день приглашенія. Другой случай. Нѣкто М., разбитый параличемъ, лишается движенія ногъ и языка, родные обращаются къ доктору (другому); онъ заявляется къ больному, разсматриваетъ его, и, находя его какъ бы предназначеннымъ къ смерти, прописываетъ какую-то микстуру, затѣмъ, посылаетъ къ больному своего фельдшера поставить больному сухія банки. Больной былъ человѣкъ тучный и полнокровный, ежегодно пускавшій кровь свою. Больной пролежалъ трое сутокъ и, безъ повторительнаго посѣщенія врача, умеръ. Третій случай. Нѣкто Ш. заболѣлъ серьезно; обращаются къ врачу на квартиру, но не захвативъ его здѣсь, ѣдутъ въ манежъ, обращенный въ театральное зало и, здѣсь застаютъ якутскаго Гиппократа загримированнымъ. Приглашаютъ его къ больному; но онъ говоритъ, что теперь онъ „занятъ дѣломъ", а потому явиться не можетъ, а будетъ завтра, въ 11 часовъ дня. Проходитъ ночь, наступаетъ день и часъ прибытія врача, проходитъ и этотъ часъ, врача все нѣтъ — больному дѣлается хуже и хуже, и онъ умираетъ. Четвертый случай. Заболѣлъ нѣкто С., родные не однократно обращались втеченіе трехъ дней ко всѣмъ тремъ врачамъ, но также безполезно. Одинъ почти съ бранью препровождалъ каждый разъ пригласителей; другаго никогда не заставали дома, (какъ и всегда водится), наконецъ третій отговаривается тѣмъ, что онъ болѣе въ городѣ не практикуетъ, по случаю будто-бы запрещенія мѣстнаго медицинскаго начальства (между тѣмъ, по богатенькимъ домамъ практикуетъ)... Такимъ образомъ и этотъ больной, оставленный безъ пособія, умеръ въ скоромъ времени. Было и еще много случаевъ но — что утомлять читателей ихъ перечисленіямъ. Не довольно ли и приведенныхъ, чтобы составить понятіе о нашихъ эскулапахъ.

«Сибирь» №8, 26 марта 1878

Изъ ЯКУТСКА сообщаютъ, что въ прошедшемъ году въ тамошней прогимназіи окончило курсъ всего двое. Эти двое пожелали для продолженія своего образованія, отправиться въ Иркутскъ и заявили о своемъ желаніи одному извѣстному лицу. Лицо это имѣло полную возможность отправить юношей даромъ, и обѣщало это сдѣлать. Но когда якутскіе Ломоносовы уже собрались въ путь, покровитель имъ отказалъ. Оба они отправились на пароходѣ. Извѣстно-ли читателю, сколько берется за проѣздъ на пароходѣ Сибирякова и К° отъ Якутска до Витима т. е. за 1300 верстъ? 70 р. за каюту во 2-мъ классѣ и 2 р. въ сутки за содержаніе, причемъ вмѣсто чая подается неизвѣстный напитокъ съ заплѣсневѣвшими булками.

— Предположеніе о проведеніи телеграфа въ Якутскъ, кажется отойдетъ въ область предположеній. По крайней мѣрѣ такъ можно судить по тому, какъ встрѣчена была эта мысль въ самомъ Якутскѣ. Лицо, получившее предложеніе — посодѣйствовать предпріятію, даже не сочло нужнымъ сообщить объ немъ кому бы то ни было.

«Сибирь» №9, 2 апрѣля 1878

Цѣны въ ЯКУТСКѢ за январь: мука ржаная 120 к., пшеничная 120—200 к., крупчатка 3—5 р. Мясо 180—200 к. за пудъ, масло коровье 8 р., мыло 12 р., чай отъ 140 к., кирпичный — 1 р. Нельма 3 р., стерлядь 750 к., дрова 140 к. сажень, пенька 10 р. Плата рабочему 1 р., конному 250 к.

«Сибирь» №13, 30 апрѣля 1878

Цѣны въ г. Якутскѣ за февраль 1878 г.: мука ржаная 1 р. 20 к., пшеничная 2 р., крупчатка 3 — 3 р. 50 к., крупа гречневая 3 р., мясо 1р.50 до 2 р., масло 8 р., сахаръ 18 р., чай 1 р. 50 коп., дрова 1 р. 40 к. Бумаги писчей въ продажѣ нѣтъ.

«Сибирь» №22, 2 ля 1878

Цѣны въ г. Якутскѣ въ мартѣ 1878 г. Мука: ржаная 120 к. за пудъ, пшеничная 140 к., крупчатка 3 — 5 р., мясо скотское свѣжее: 150 к. — 2 р., свѣчи сальныя 6 р., масло коровье 8 р., мыло 12 р., чай кирп. 1 р., сахаръ 45 к. за ф., омуль 30 к., кожа бычачья 1 р. 75 к., выдѣланная юфть 4 р. бумага писчая № 6—7-го 6—7 р., — табакъ простой 14 р.

«Сибирь» №33, 17 сентября 1878

Цѣны въ Якутскѣ въ іюнѣ: Мука: ржаная 120 к.. пшеничная 180 к., крупчатая 300-450 к. Мясо скотское свѣжее 150-180 к. Свѣчи сальныя литые 650 к. пудъ. Жиръ скотскій нетопленый 3 р. Масло коровье топленое 850 к. Мыло 10 р. Чай кирп. 1 р. Дрова 130 к. за однопол. саж. пенька 10 р.

«Сибирь» №37, 15 октября 1878

ЯКУТСКЪ, 9 сентября. Сегодня въ 11-ть часовъ утра пришелъ сюда, черезъ Ледовитый океанъ, шведскій пароходъ „Лена“, подъ командою капитана Іоганнесена. Команды на пароходѣ семь человѣкъ, кромѣ капитана, груза никакого нѣтъ, кромѣ запаса провіанта и небольшаго остатка угля. Смѣлые путешественники вошли въ устье Лены и пробрались въ Якутскъ безъ лоцмана, который хотя и былъ посланъ изъ Якутска на встрѣчу имъ по распоряженію г. Сибирякова, но „Лена“ его нигдѣ не нашла. Пароходъ вышелъ изъ Готенбурга 6/18 іюня. Путешественники въ морѣ на всемъ пути, никакихъ препятствій не встрѣчали; хотя и попадались льды, но незначительные. Капитанъ ожидаетъ здѣсь распоряженія г. Сибирякова.

Получено извѣстіе, что пароходъ „Лена“ изъ Якутска поднялся до Витима. Отъ устьевъ Лены около 800 вер. онъ шелъ безъ лоцмана, а далѣе провожалъ его якутъ. Всего отъ устьевъ Лены до Якутска пароходъ шелъ 13 дней.

«Сибирь» №38, 22 октября 1878

ЯКУТСКЪ 15 сентября. Прибывшій сюда, недѣлю тому назадъ изъ Норвегіи, заказанный на шведскихъ заводахъ, винтовой пароходъ, „Лена“, принадлежащій г. Сибирякову, имѣетъ длины 90 фут. при 15 ф. ширины; нагруженный сидитъ въ водѣ среднимъ числомъ до 5 фут. Это первое паровое судно, прибывшее сюда съ Ледовитаго океана. Его провожалъ 3-хъ мачтовый большой пароходъ, на которомъ находится проф. Норденшильдъ. По мелководью, такой большой пароходъ и не могъ дойти до Якутска, Норденшильдъ, кажется, и не думалъ заходить въ Лену; онъ прямо прошелъ къ Берингову проливу.

Плаванiе обоихъ пароходовъ было довольно продолжительно. Отправившись изъ Норвегіи въ половинѣ іюля, они прибыли къ 15/27 августа къ устью Лены. Тутъ ихъ долженъ былъ ожидать лоцманъ, но по неизвѣстнымъ причинамъ, послѣдняго на мѣстѣ не оказалось и такимъ образомъ пароходъ долженъ былъ по незнакомой рѣкѣ идти до селенія „Булукъ“ безъ лоцмана. Но здѣсь случилось слѣдующее: взявши въ Булукѣ лоцмана, въ первую же ночь пароходъ наскочилъ на мель и задержался на 30 часовъ. Пароходъ снялся помощію особаго снаряда, которымъ онъ запасся, зная мѣстныя условія. Приборъ состоитъ изъ якоря, цѣпи и ворота. Якорь отвозится на нѣсколько десятковъ саженъ отъ мели и закидывается въ глубокое мѣсто. Тогда начинается дѣйствіе ворота, который силою пара накручиваетъ цѣпь и такимъ образомъ сводитъ пароходъ съ мели. Вся суть въ дѣйствіи пара на ручку ворота. На русскихъ судахъ не видано подобнаго устройства. Кромѣ этой незначительной задержки причиной медленнаго хода пароходовъ было то, что въ Ледовитомъ морѣ они держались берега, не рискуя выходить въ открытое море. Наконецъ 3-я причина тихаго хода — невѣрность картъ берега Ледовитаго океана. Очертаніе береговъ совсѣмъ другое, чѣмъ это показано на нашихъ картахъ; даже нѣкоторыя географическія названія, какъ напр. мысъ Таймыръ, норвежцамъ вовсѣ неизвѣстны, а самой сѣверной оконечностью Азіи у нихъ считается мысъ Челушкинъ, лежащій подъ 70° съ нѣсколькими минутами сѣверной широты. Что обѣщаетъ намъ этотъ первый гость изъ Европы? Будетъ ли посѣщеніе „Лены“ пока единственнымъ опытомъ, или мы увидимъ вскорѣ, у пристаней г. Якутска, „флаги пестрые судовъ“*)?

*) Это будетъ зависѣть отъ самихъ сибиряковъ. Ред.

Г. К.

«Сибирь» №39, 29 октября 1878

Въ одномъ частномъ письмѣ съ пріисковой резиденціи (отстоящей отъ Якутска приблизительно на 900 верстъ), на Мачѣ, пишутъ: былъ у насъ пароходъ „Лена“, пришедшій чрезъ Ледовитое море изъ Стокгольма. Пароходъ проходилъ выше нашихъ резиденцій на 150 в. Вернувшись онъ остановился противъ прiисковыхъ резиденцій. Желающіе имѣли прогулку на пароходѣ внизъ по Ленѣ. Онъ безъ колесъ — винтовый, всей команды было на немъ 8 человѣкъ — шведовъ, одинъ изъ нихъ переводчикъ. Пароходъ ушелъ обратно въ Якутскъ на зимовку.

 

— Изъ ЯКУТСКА сообщаютъ, что прибытіе парохода Лены страшно перепугало тамошнихъ торгашей. Кто—то имъ сообщилъ, что на пароходѣ привезено много сахару и что онъ будетъ продаваться по 5 р. Всполошились наши барышники и рѣшились скупить весь привезенный сахаръ. Но на бѣду не оказалось въ городѣ ни одного человѣка, знающаго шведскій языкъ. Едва-едва остзейскіе нѣмцы растолковали азіатамъ, что никакого сахару на пароходѣ не привезено. Баснь сія многому научаетъ, что мы вскорѣ во—очію увидимъ.

«Сибирь» №40, 5 ноября 1878

Цѣны въ г. Якутскѣ: Мука ржаная 120 к., пшеничная 2 р., крупичатая 3—5 р. Крупа гречневая З р. Овса нѣть. Мясо скотское свѣжее 150 к. — 2 р. Пенька 10 р. Дрова 130 к. сажень. Чай 1 р., сахаръ 45 к.

«Сибирь» №44, 3 декабря 1878

ЯКУТСКЪ. 31 ч. октября въ здѣшнемъ манежѣ данъ былъ любительскій спектакль. Поставлены были три піэсы: „Правда хорошо, а счастье лучше“, комедія Островскаго, „Въ чужомъ глазу сучекъ мы видимъ, въ своемъ не видимъ и бревна“, водевиль Ѳедорова, и „Полька въ Петербургѣ, или балъ у танцевальнаго учителя“. Публика осталась довольна спектаклемъ, но недовольна крайнею нечистотою лавокъ, которыя были покрыты толстымъ слоемъ грязи. Не одинъ сюртукъ, не одно дамское платье пострадало отъ этой грязи. Если за сохраненіе шубъ публика платила 10 к. то, навѣрное, заплатила бы ту же сумму за очистку отъ грязи лавокъ.

Зимній путь установился, а съ нимъ начался вывозъ изъ Якутска на пріиски мяса, масла, отчего и цѣны на эти продукты возвышаются. Морозы усиливаются и доходятъ уже до 34° Р.

 

Цѣны въ ЯКУТСКѢ — въ сентябрѣ: мука: ржаная 120 к., пшеничная 2 р., крупичатая 3 — 450 к. Мясо 150 — 200 к. за пудъ. Свѣчи сальныя 650 к. Масло коровье 9 р. Мыло 10 р. Водка 550 к. ведро. Свѣчи стеар. 45 к. ф. Чай кирп. 1 р. Сахаръ 45 к.

«Сибирь» №45-46, 10 декабря 1878

ЯКУТСКЪ, 4 ноября. Перваго іюля н. г. кончилось первое четырехлѣтіе со введенія здѣсь новаго городоваго положенія и въ началѣ этого мѣсяца городская управа, съ головой во главѣ, сложила съ себя бразды правленія. О дѣятельности думы въ прошлое четырехлѣтіе скажемъ въ другой разъ. Здѣсь же упомянемъ только о послѣднихъ дѣяніяхъ старой управы, отличавшейся во все время своей дѣятельности только постоянными несогласіями между ея членами.

Въ одномъ изъ первыхъ своихъ засѣданій новые гласные рѣшили, что старый голова, утвержденный только до 1 іюля, не можетъ долѣе этого срока продолжать службу; но самъ голова думалъ иначе. И вотъ (такова наша патріархальность), одинъ изъ гласныхъ въ засѣданіи прямо объявляетъ головѣ: и до куда, въ самомъ дѣлѣ, вы будете сидѣть—то тутъ, не пора ли вамъ отправляться на спокой.

Голова тотчасъ же закрылъ засѣданіе и на завтра сдѣлалъ предложеніе новой управѣ о замѣнѣ его. Но этимъ еще не кончились несчастія „бывшаго головы“. Недавно его обличили въ продажѣ дохлой коровы; дѣло дошло до полиціи и получило огласку въ городѣ. Выбора въ гласные на новое четырехлѣтіе были произведены гораздо правильнѣе, чѣмъ ранѣе. Опытъ, вѣроятно, произвелъ свое благодѣтельное дѣйствіе на избирателей. Новымъ головой выбранъ человѣкъ, служившій головой по старому положенію, одинъ изъ крупныхъ торговыхъ дѣятелей. Въ управленіе онъ еще не вступилъ, по неполученію утвержденія. На засѣданія новой думы, никакихъ особенныхъ вопросовъ поставляемо не было. Въ послѣднемъ же засѣданіи 19 ч. октября, разсматривался вопросъ о банкѣ, возникавшій въ прошлое четырехлѣтіе нѣсколько разъ. Нынѣ же былъ поставленъ этотъ вопросъ вслѣдствіе заявленія купца Колесова, который еще до введенія здѣсь новаго городоваго положенія сдѣлалъ заявленіе о желаніи своемъ пожертвовать на банкъ 10 т. руб. Но тогда общество не согласилось принять на себя отвѣтственность за дѣйствія банка и дѣло затянулось, а между тѣмъ дѣла Колесова разстроились и пожертвованіе состоятся не могло. Нынѣ же, когда дѣла его приняли благопріятный оборотъ, онъ и заявилъ думѣ, что желаетъ возобновить свое пожертвованіе, при чемъ, прилагая 2000 руб., проситъ на остальные 8000 рублей принять отъ него векселей съ уплатой въ четыре года. Дума же рѣшила, чтобъ опять не откладывать дѣла въ долгій ящикъ, одолжить Колесову (а не банку)? изъ находящихся при думѣ капиталовъ, учрежденныхъ съ благотворительною цѣлью, 8 т. рублей подъ залогъ каменныхъ лавокъ. И такимъ образомъ мы не въ дальномъ будущемъ окажемся съ банкомъ.

Хотя прошло только три мѣсяца, какъ избрана новая дума, но она уже успѣла обнаружить нѣсколько и слабыхъ сторонъ. Были несостоявшіяся по неявкѣ достаточнаго числа гласныхъ засѣданія, а недавно ей грозила опасность остаться безъ гласныхъ, и вотъ по какой причинѣ: нѣсколько новыхъ гласныхъ, одинъ за другимъ, начали подавать заявленія о нежеланіи быть гласными. Откуда явилось такое желаніе — вѣроятно, и сами просившіеся не знаютъ. Но пока дѣло обошлось и дума осталась думой.                               Ленскій.

«Сибирь» №6, 11 февраля 1879

Цѣны въ Якутскѣ въ ноябрѣ: мука рж. 105 к., пшен. 190 к. за пудъ, крупчатка отъ 300 до 450 к., овесъ 65 к., мясо 180 — 200 к., масло коровье 9 р., водка 5 р. 75 к. ведро, кирпичный чай 1 р., сахаръ 45 к. ф., стеариновыя свѣчи 45 к., дрова 130 к. сажень, писчая бумага отъ 350 до 7 р.