«Восточное обозрѣнiе» №43, 12 апр. 1895

Въ 800 в. отъ Якутска, въ Вилюйскомъ округъ, въ лабазѣ найденъ трупъ якута, который былъ похороненъ по якутскому обычаю въ гробу въ родѣ колоды, сверху обшитомъ замшей. Судя по костюму и другимъ признакамъ, трупъ этотъ лежалъ на поверхности земли свыше 130 лѣтъ; между тѣмъ, какъ самый трупъ, такъ и одежда, которая была на немъ, настолько сохранились, что якутъ казался похороненнымъ точно на-дняхъ, лишь ременный поясъ въ одномъ мѣстъ немного истлѣлъ. Трупъ привезли въ Якутскъ, гдѣ думали его сохранить въ мѣстномъ музеѣ, но эксперты признали его недостаточно бальзамированнымъ, и онъ былъ преданъ землѣ, одежда-же и гробъ и остальныя вещи поступили въ музей.

По разслѣдованіи нашлись потомки этого якута, которые сообщили о его могилѣ и о времени смерти. Архивныя записи вполнѣ подтвердили ихъ слова.

«Восточное обозрѣнiе» №45, 16 апр. 1895

Якутскъ. 7-го марта. Инфлуэнція у насъ свирѣпствуетъ; заболѣванія часто сопровождаются воспаленіемъ легкихъ. Болѣзнь не рѣдко кончается смертью. Смертность значительно возросла. Почти ежедневно видимъ погребальныя шествія. Бѣдный классъ, какъ всегда и вездѣ, наиболѣе подвергается заболѣваніямъ отъ этой болѣзни. Въ улусахъ якуты, вслѣдствіе неудобства помѣщенія и холодныхъ домовъ, умираютъ въ большомъ количествѣ.

5 марта архіерейскимъ хоромъ былъ данъ духовный концертъ изъ произведеній: Бетховена, Бортнянскаго, Турчанинова, Чайковскаго и др. Концертъ, исполненный очень не дурно, собралъ значительное число слушателей.

Изъ Колымска посланный въ Якутскъ нарочный прибылъ съ печальнымъ извѣстіемъ, что тамъ люди голодуютъ. Лѣтомъ не было улова рыбы, и провіантъ, состоящій изъ казенной муки — хотя даже только для казаковъ — еще не доставленъ въ Колымскъ. Исправникъ проситъ начальство о содѣйствіи. Слѣдовало-бы ему обратиться также и къ чукчамъ, богатымъ оленеводамъ, — они въ такихъ случаяхъ и прежде не отказывали бѣднымъ и жертвовали множество оленей.

Въ якутской публичной библіотекѣ, учрежденной въ 1886 г., къ 1 января 95 г. книгъ состояло 1703 т., изъ которыхъ до 180 т. поступило въ отчетномъ году частію на средства библіотеки, а частью были пожертвованы разными лицами.

Получаемыя періодическія изданія подписчиками читаются очень охотно — на расхватъ. Часто спрашиваются книги историческаго содержанія, въ библіотекѣ отсутствующія, а также дѣтскія книги, которыми библіотека тоже не богата, ибо только и имѣетъ нѣсколько книгъ, пожертвованныхъ Пихтиной. Вообще, читающая публика охотно берется за чтеніе всѣхъ новинокъ. Читальня - библіотека пойти никогда и никѣмъ не посѣщается. Одна изъ причинъ этого грустнаго обстоятельства кроется въ томъ, что библіотека открыта только съ 3-хъ до 5½ часовъ, время крайне неудобное для чтенія.

ПИСЬМА ИЗЪ ЯКУТСКА.

I.

«Восточное обозрѣнiе» №60, 24 мая 1895

Минувшая зима; болѣзни и врачи; весна и санитарное состояніе города; Колымскій округъ: неурожай травъ, падежъ скота и собакъ; полный неуловъ рыбы; благотворительность пострадавшимъ; привозъ гроба шамана, выставленн. въ музеѣ.

Наконецъ, у насъ настаетъ весна, наконецъ, прошла эта долгая тяжелая зима! И скатертью ей дорожка! Добромъ ее помянуть не приходится. Надолго останется она въ памяти якутянъ. Съ самаго наступленія зимы появились у насъ всевозможныя болѣзни, принявшія эпидемическій характеръ. Сначала появились корь и коклюшъ, свирѣпствовавшіе какъ въ городѣ, такъ и въ ближайшихъ наслегахъ. Въ городѣ не было ни одного дома, который минула бы та или другая болѣзнь. Хворали взрослые и дѣти. При этомъ можно было, конечно, лишній разъ убѣдиться, какъ плохо поставлена у насъ медицинская часть. Нельзя сказать, чтобы у насъ было мало врачей въ городѣ: на такой городокъ, какъ Якутскъ, 6 врачей было-бы вполнѣ достаточно, если-бы большинство изъ нихъ не было въ большей или меньшей степени привержено Бахусу и если-бы, наконецъ, они относились болѣе серьезно къ своимъ обязанностямъ оказанія помощи. Къ сожалѣнію, жители Якутска имѣютъ полное основаніе относиться недовѣрчиво къ медицинской помощи, прибѣгать къ ней только въ крайнихъ случаяхъ, стараясь обойтись домашними средствами, прибѣгая охотнѣе къ фельдшеру, чѣмъ къ врачу. Медицинская помощь внѣ города, въ улусахъ, конечно, одна фикція. Окружный врачъ для Якутскаго округа!! При огромныхъ разстояніяхъ нашихъ, вѣроятно, все время врача занято только переѣздами отъ одного мертваго тѣла къ другому, и то дай Богъ поспѣть. Гдѣ ужь тутъ лѣчить или просто хоть опредѣлить болѣзнь! Такимъ образомъ все инородческое населеніе и вообще внѣгородское предоставлено вполнѣ своей безпомощности, и эпидемія можетъ тамъ разгуливать на просторѣ. Такъ оно и было на самомъ дѣлѣ съ корью. Если-бы было возможно собрать свѣдѣнія о числѣ жертвъ кори въ наслегахъ, то, навѣрное, пришли-бы въ ужасъ. Ужь не знаемъ, какими путями, но якуты пришли къ убѣжденію, что лучшимъ средствомъ противъ кори является глотаніе льда, и этимъ путемъ они залѣчивали насмерть массу дѣтей. Къ рождеству эти эпидеміи начали стихать, но на смѣну имъ появилась немедленно другая болѣзнь, горловая (не то жаба, не то дифтеритъ). Хотя она не имѣла сильнаго распространенія, но все-же унесла въ городѣ не мало жертвъ — большею частью дѣтей бѣдныхъ родителей. Не успѣли мы отдохнуть отъ всѣхъ этихъ болѣзней, какъ инфлуэнца пронеслась ураганомъ, сваливъ сразу массу народа, какъ въ городѣ, такъ и въ наслегахъ, близкихъ къ городу. Во многихъ случаяхъ она сопровождалась разными осложненіями, далеко не всегда кончавшимися благополучно. Говорятъ, что смертность отъ инфлуэнцы была довольно значительная. Легко представить себѣ, какъ все это нарушало домашній покой состоятельныхъ людей, сколько страданій и лишеній это принесло бѣднымъ, среди которыхъ болѣзни особенно свирѣпствовали. Ко всему этому присоединилась необычайная дороговизна дровъ (вмѣсто 35 к. 70—80 к. за возъ), какъ увѣряютъ, отчасти вслѣдствіе глубокаго снѣга, препятствовавшаго возкѣ и рубкѣ дровъ, отчасти вслѣдствіе того, что весною разливомъ Лены было унесено много дровъ и такимъ образомъ чрезвычайно усилился спросъ. А зима какъ на грѣхъ была очень суровая въ этомъ году. Вообще у насъ все было въ этомъ году гораздо дороже, кромѣ, впрочемъ, муки и хлѣба: и мясо, и масло, и яйца и т. п. Послѣ такой тяжелой зимы сердце якутянина должно было-бы радоваться при наступленіи весны, тепла, при паденіи перваго весенняго дождика. Къ несчастью намъ не суждено радоваться, ибо за зимними бѣдствіями слѣдуютъ весеннія (по сезону), съ тою разницей что зимнія — случайны, проходящи, а весеннія — хроническія, неизбѣжныя въ нашей обстановкѣ. И мы увѣрены, что всѣ якутяне, забывая про зимнія горести, проклинаютъ на чемъ свѣтъ стоить нашу весну и... городскую управу. Картина, которую представляетъ теперь Якутскъ, по истинѣ ужасна. Настоящая Венеція, только безъ гондолъ, да притомъ невыразимо грязная, навозная и зловонная. Всѣ улицы въ большей или меньшей степени затоплены, затоплены и тротуары, и иному пѣшеходу приходится мѣсить грязь по 3-мъ — 4 уличкамъ, вмѣсто своей одной, такъ какъ есть переулки сплошь затопленные и непроходимые вбродъ. Обыватели Якутска должны изъ года въ годъ нести всѣ послѣдствія небрежнаго отношенія городской управы къ своимъ обязанностямъ и нашихъ домовладѣльцевъ къ своимъ удобствамъ. Въ меньшей хотя степени, но эта слякоть и наводненіе повторяются ежегодно. Причины этого вполнѣ понятны и удобоустранимы, была-бы добрая воля. На улицахъ не вездѣ есть канавы для стока воды, а тѣ, которыя есть, недостаточно глубоки, засорены да и въ канавы стекаетъ вода изъ десятковъ дворовъ, переполняетъ ихъ и въ конечномъ результатѣ у насъ улицы въ большей или меньшей степени затоплены 1). Прибавьте къ этому всему навозъ, никогда, за всю зиму, не убираемый, отъ котораго теперь уже распространяется по городу неимовѣрное зловоніе, и улицы Якутска покажутся похожими на выгребныя ямы, по крайней-мѣрѣ тѣ, которыя подальше отъ протоки, не имѣющія поэтому естественнаго стока для воды. И не странно-ли, что наши злополучные обыватели познаютъ наличность городского самоуправленія только чрезъ взиманіе отъ нихъ положеннаго этимъ послѣднимъ; положительно ничѣмъ инымъ городская управа не обнаруживаетъ своего существованія, а вѣдь доходы идутъ въ управу и изъ кармановъ пѣшеходовъ, которымъ каждую весну приходится упражняться въ эквилибристикѣ. Неужели изъ доходовъ города ничего не остается на благоустройство его. Не говоря о такой роскоши, какъ нѣсколько фонарей или напр. исправленіе нашей набережной, чтобы берегъ протоки не обрушивался все болѣе и болѣе и не потопилъ когда -нибудь массы людей, собирающихся тамъ при приходѣ и отходѣ пароходовъ, неужели невозможно на городской счетъ чистить улицы отъ снѣга и навоза и вывозить тотъ и другой за городъ? А если не можетъ это дѣлать городская управа, то отчего-бы не обязать домовладѣльцевъ выполнить это? Нисколько не обременяя владѣльцевъ, такое распоряженіе могло-бы избавить обывателей отъ излишнихъ неудобствъ и отъ лишняго источника зловонія и заразы. Не даромъ, очевидно, какой-то острякъ утверждалъ, что единственное средство заставить управу предпринять какія-либо мѣры противъ этого безобразiя — это запретить членамъ управы разъѣзжать въ экипажахъ, дабы они, шествуя пѣшкомъ, «восчувствовали» всю силу непріятности отъ передвиженія по подобнымъ улицамъ.

1) И въ Иркутскѣ весною не лучше. Ред.

Особенно тяжелую зиму пришлось пережить Колымскому округу. Все какъ-будто соединилось противъ колымчанъ: съ одной стороны полный неурожай травъ и глубокій снѣгъ, благодаря которому скотъ не могъ добраться до подножнаго корма, лишилъ скотъ всякаго корма, и онъ началъ падать. Съ другой стороны полный неуловъ рыбы, вслѣдствіе котораго цѣна рыбы, главнаго предмета питанія для значительной части населенія и единственный кормъ для ѣздовыхъ собакъ, поднялась до 3 р., когда ее еще можно было достать 2). Такимъ образомъ, большинство колымчанъ принуждено было еще съ осени прекратить прокормъ собакъ, и онѣ начали въ свою очередь падать. Этотъ падежъ собакъ лишилъ колымчанъ и послѣдняго средства заработать что-нибудь, возможности заниматься извозомъ, а также возможности ѣздить въ тундру за оленями, вслѣдствіе чего цѣна мяса еще болѣе поднялась. Падежъ, какъ скота, такъ и собакъ усиливается еще больше отъ какой-то болѣзни. Результатомъ всего этого явился голодъ. Колымскій исправникъ, г. Карзинъ, собралъ тамъ-же въ пользу голодающихъ 600 р.; здѣсь, въ Якутскѣ собрано въ ихъ пользу всего, какъ говорятъ, 400 р. Надо надѣяться, что администрація приметъ болѣе значительныя мѣры, чтобы помочь населенію пережить это тяжелое время, а также избавиться отъ когтей міроѣдовъ, не упускающихъ случая окончательно закабалитъ его, пользуясь такой его крайней нуждой.

2) Обычная цѣна рыбы — 1½ р. — сельдятка, и 2 р. употребляемая въ пищу людей. — Теперь-же бѣда не столько въ цѣнѣ, сколько въ томъ, что ее немыслимо достать ни за какія деньги.

У насъ новостей никакихъ нѣтъ, поигрываемъ себѣ помаленьку да потихоньку въ картишки да изслѣдуемъ причины, почему N остался безъ 2-хъ въ бубнахъ. Вотъ развѣ та новость, что въ мартѣ весь городъ всполошился отъ извѣстія, что изъ Вилюйска привезенъ трупъ шамана въ 3 саж. длины, умершаго 175 л. тому назадъ. Масса публики стала осаждать музей; желая увидѣть эту диковинку, говорили, что онъ сохранился весь и лежитъ въ полномъ шаманскомъ костюмѣ. Однако, ожиданія публики не оправдались: ничего ей увидѣть не пришлось. А дѣло состояло въ слѣдующемъ. Изъ Вилюйска дѣйствительно былъ присланъ арангасъ съ трупомъ якута, который, по предположеніямъ потомковъ его, умеръ поколѣнія 3 тому назадъ. Почему-то предположили, что трупъ высохъ, и что въ арангасѣ такимъ образомъ лежитъ цѣльный скелетъ, покрытый высохшей кожей, что сохранились всѣ вещи, положенныя вмѣстѣ съ тѣломъ. Однако когда ящикъ съ трупомъ вскрыли, то отъ него понесло такимъ зловоніемъ, что трудно было устоять недалеко отъ него, медицинскимъ-же осмотромъ констатировано, что трупъ находится въ процессѣ гніенія. Вещи, найденныя при немъ, какъ-то: тарелки, ножъ, котелокъ и еще кое-что не подтверждаютъ того, чтобы прошло столько времени со смерти якута. Трупъ, конечно, преданъ землѣ, а вещи, найденныя при немъ сданы въ музей.

На послѣднемъ засѣданіи якутскаго вспомогательнаго комитета всероссійской нижегородской выставки сдѣлано постановленіе, за которое наши обыватели, вѣроятно, будутъ крайне благодарны членамъ комитета. Постановлено дать возможность познакомиться публикѣ со всѣми предметами, которые будутъ посланы на выставку, для чего они будутъ сосредоточены всѣ въ городѣ и будутъ открыты для осмотра публики въ залѣ благороднаго собранія во все время, пока не будутъ упакованы для отправки, т. е. все лѣто.

21 марта 1895 г.

ЯКУТСКАЯ ХРОНИКА.

I.

«Восточное обозрѣнiе» №140, 26 ноября 1895

Не безъ нѣкотораго колебанія я принимаю предложеніе уважаемой редакціи «Восточнаго Обозрѣнія» и начинаю писать якутскую хронику... Разныя бываютъ хроники и различные хроникеры... Далеко, на краю свѣта, за тридевять земель, стоитъ среди тайги нашъ Якутскъ, — и кому любо знать, чѣмъ онъ волнуется въ теченіе каждаго мѣсяца? Вы вотъ, господа иркутяне, теперь органически начинаете чувствовать свою связь съ міромъ внѣшнимъ, съ западомъ и востокомъ, связь эта съ каждымъ днемъ и рельсомъ — все крѣпнетъ и растетъ, — какое дѣло вамъ до глухихъ провинціаловъ, въ недоумѣніи еще порой спрашивающихъ: «а онъ, паровозъ, какъ-же, — конями что ль возить будетъ?.. Телѣги-то, должно, всѣ кованыя?... и дорого-же стоитъ чугунка эта!».. Трудно намъ удивить свѣтъ и широтой своей общественной жизни: потихоньку—помаленьку сидимъ мы въ своихъ норахъ, вылазимъ порой къ знакомымъ, въ собраніе, — повинтить, потанцевать, выпить — (пожалуй, по преимуществу послѣднее), поточить зубы на косточкахъ друзей, — вотъ и все тутъ. Тихо и благородно. И скука-же... Лишь время отъ времени является какой-либо «свѣтлый моментъ» оживленія, когда всѣ возбуждены, всѣ волнуются, разспрашиваютъ, толкуютъ: вышелъ гдѣ-то скандалъ. Но и здѣсь у насъ шири не хватаетъ: побить — можемъ, выругаться — съ удовольствіемъ, да вѣдь этимъ тоже никого не удивишь. Нашъ послѣдній скандалъ былъ любопытенъ не своей оригинальностью, а только форменнымъ заявленіемъ своего права на дебошъ. Если изъ собранія выводить дебошировъ, составлять протоколы, то... пожалуй... придется закрыть собраніе за обиліемъ протоколовъ и исключенныхъ... Дебошъ, такимъ образомъ, сталъ у насъ однимъ изъ пунктовъ деклараціи правъ якутянъ.

Итакъ, — не берусь за хронику нашихъ дебошей и вообще — «событій». Новаго и оригинальнаго въ этомъ мы ничего не выдумаемъ, а старое — старо... Интересна эта жизнь для бытописателя, — но я — простой хроникеръ...

Какъ ни какъ, а не все же и у насъ стоитъ на выпивкѣ и дебошѣ... И если хронику разумѣть, какъ безыскусную, непретенціозную передачу того, свершающагося вокругъ, что пойдетъ когда-нибудь въ исторію области, — то, пожалуй, и найдется кое-что сказать. Не общій это тонъ городской нашей жизни, мало быть можетъ и замѣтный, но въ жизни, конечно, оставитъ слѣдъ большій, чѣмъ сенсаціи скандаловъ. Въ краѣ накопилось много нерѣшенныхъ и нерѣшаемыхъ старымъ закономъ вопросовъ и нуждъ. Жизнь ушла далеко отъ первой четверти вѣка и пора оглянуться. Общій для Сибири толчокъ, данный послѣднимъ временемъ, не прошелъ даромъ и для Якутской области: ничто еще изъ стараго не измѣнилось, но ясно стало, что и на самомъ дѣлѣ, — надо-же разобраться въ сложной сѣти своихъ нуждъ и запросовъ. «Восточное Обозрѣніе» уже не разъ говорило о различныхъ изслѣдованіяхъ, ведшихся въ области за послѣдніе годы. Широко и основательно изслѣдованъ бытъ и экономическое положеніе русскаго населенія области (изслѣдованія гг. Стрежнева, Лукина, Кондакова - Майнова), сдѣланы опыты подворной переписи въ 8 инородческихъ наслегахъ, изслѣдованы сѣверные округа, ихъ главныя нужды, изучено положенiе скотоводства южныхъ трехъ округовъ, готовится къ выпуску памятная книжка съ нѣсколькими изслѣдованіями по вопросамъ земледѣлія, скотоводства, исторіи землепользованія и обложенія, якутскаго рода, положенія дѣла ссылки... И въ той-же книжкѣ, — состоявшіеся «Журналы» областного совѣта по вопросамъ содѣйствія населенію въ упроченіи и развитіи скотоводства, земледѣлія, по устройству дешеваго кредита... А на очереди стоятъ не менѣе важные вопросы, — какъ, напр., землепользованіе, опредѣленіе и нормировка его, со своимъ для населенія основнымъ вопросомъ, — о правѣ вмѣшательства администраціи въ дѣла улусовъ и наслеговъ и правѣ вліянія, воздѣйствія, рѣшенія спорныхъ вопросовъ, до нынѣ улаживавшихся путемъ компромиссовъ, полюбовныхъ согласій, а больше — неулаживавшихся вовсе. И въ настоящій моментъ губернаторъ лично рѣшаетъ въ Намскомъ улусѣ многолѣтній земельный споръ между улусами Намскимъ и Дюпсюнскимъ. Надо видѣть, какъ волнуются якуты, чтобы понять, какой важный прецедентъ нынѣ устанавливается, какое громадное значеніе для населенія имѣетъ признаніе за администраціей права на рѣшеніе земельныхъ споровъ *). И всѣ эти земельныя тяжбы вызываютъ настойчиво мысль еще объ одномъ грандіозномъ дѣлѣ — condіtіo sіne qua non правильнаго рѣшенія. Это — обмежеваніе инородческихъ владѣній. Когда, по предложенію администраціи, мѣстная чертежная составила проектъ этого дѣла, оказалось, что для измѣренія якутскихъ земель нынѣшнимъ составомъ чертежной нужно сто лѣтъ, — или надо во сто разъ усилитъ составъ чертежной, чтобы покончитъ все за годъ.

*) Подробно объ этомъ важномъ вопросѣ придется говорить въ слѣдующему мѣсяцѣ.

Какъ мы слышали, — нынѣ готовится проектъ значительнаго усиленія штата чертежной, въ связи именно съ вышеизложенными нуждами.

Второй годъ уже работаетъ, отдаваясь дѣлу всей душой, якутская экспедиція имени И. М. Сибирякова, программа которой обнимаетъ жизнь отъ физіологическихъ проявленій вплоть до художественныхъ и философскихъ включительно. Въ составѣ экспедиціи находится болѣе 20 человѣкъ, отчеты за первый годъ уже отосланы въ Отдѣлъ и въ его отчетѣ вѣроятно иркутянамъ уже знакомы. Въ настоящій моментъ многіе изъ членовъ экспедиціи переживаютъ очень тяжелое время: скоро истекаетъ срокъ работъ и вмѣстѣ — времени, въ теченіе котораго Отдѣлъ, изъ средствъ И. М. Сибирякова, поддерживалъ многихъ экскурсантовъ. А работы — непочатый уголъ. Свои средства, на ея продолженіе, есть очень у не многихъ, — приходится кое-какъ комкать свою программу и заканчивать дѣло, такъ захватившее работниковъ своихъ. Вопросомъ стоитъ предъ ними и дальнѣйшая судьба ихъ работъ. Кто будетъ обрабатывать матеріалы? Какъ ихъ отдать, когда они стали каждому такъ близко — дороги? Обрабатывать самимъ — опять нужно имѣть время и деньги... А, между тѣмъ, приходится брать частныя занятія, чтобы существовать, отдавать силы и время тому, что даетъ хлѣбъ насущный...

Несомнѣнно, что нѣкоторые изъ работающихъ не успѣютъ закончить своихъ работъ къ опредѣленному ранѣе сроку и будутъ продолжать изслѣдованія уже независимо отъ порученія отдѣла, какъ имъ позволятъ ихъ средства и досугъ, другіе-же должны будутъ поневоле окончить свои занятія.

(Продолженіе будетъ).

 

ЯКУТСКАЯ XРОНИКА.

II.

(Окончаніе).

«Восточное обозрѣнiе» №141, 29 ноября 1895

Не мало интереснаго дала, или по крайней мѣрѣ — могла дать Якутску и нижегородская выставка. Для организаціи якутскаго отдѣла на ней была выработана широкая программа, заключавшая въ себѣ отраженіе всей якутской дѣйствительности, проектировалось даже поставить на выставкѣ якутскую юрту и снабдить ее полнымъ типичнымъ хозяйствомъ. Явились и средства — до 5000 руб., собранныя частью путемъ добровольныхъ взносовъ, частью отъ золотопромышл. компаній, города. Притомъ вся главная масса экспонатовъ явилась безплатной, представленной населеніемъ добровольно. Первоначально и программа была предъявлена собранію городскихъ и улусныхъ дѣятелей, — лицъ служащихъ, торгующихъ, вообще чѣмъ-нибудь себя отмѣтившихъ, и всѣ предметы программы, такимъ образомъ, были взяты отдѣльными лицами, а въ общемъ — сразу должна-бы осуществиться вся программа, представивъ собою цѣлую широкую картину жизни, быта и нуждъ области. Но, какъ и часто бываетъ, въ дѣйствительности оказалось не то. Была упущена изъ виду маленькая вещь: необходимость единства во всемъ, присутствіе общей мысли и руководительства. Исполнялись взятыя обязательства — кто во что гораздъ. Скопцы ярко размалевали масляной краской игрушки — модели своихъ дворовъ и домовъ, упустивъ изъ виду пропорціональность вещей; якуты представляли рядомъ крошечный топорикъ и огромную зубочистку, иной — не считалъ себя обязавшимся дать чистые или новые образцы одежды и снялъ со своей прислуги такіе костюмы, къ которымъ и подойти страшно и т. д. и т. д. Получилась картина хаотическая и грустная. Потрачена масса труда, средствъ, — не было только затрачено достаточно вниманія, предусмотрительности и неустающаго сочувствія, не было организующей и объединяющей мысли при самомъ веденіи дѣла...

Но все-же коллекція собрана значительная и очень интересная. Нынѣ составляется каталогъ отправленныхъ (съ послѣднимъ пароходомъ) вещей. Кстати, почему также оказалось удобнѣе составить описаніе и каталогъ по отправкѣ вещей, а не во время хотя-бы цѣлаго почти мѣсяца, когда эти коллекціи были выставлены въ «мѣстной выставкѣ», въ зданіи городского училища?.. Это достойный финалъ всего дѣла. Вещи еще и понынѣ прибываютъ изъ округовъ: на-дняхъ пришли вилюйскія, вѣроятно еще будутъ изъ Верхоянска и Колымска. Изъ нихъ будутъ, надо думать, отправлены только очень немногія, легкія по вѣсу: пересылка почтой слишкомъ дорога.

Какъ видите, у насъ не мало есть и такого, чѣмъ можно похвалиться: за послѣднее время такъ много серьезныхъ вопросовъ поднято, такъ энергично начато изслѣдованіе края, столько является матеріала, что даже бѣглая характеристика идущихъ работъ составила-бы цѣлую большую статью. И, конечно, это-то и есть новое, что отдѣляетъ рѣзко и глубоко современную жизнь области отъ прежняго ея существованія. Оказалось, что не мѣшаетъ и въ Якутской области кое къ чему присмотрѣться, кое-что дѣлать, работать... Тотъ интересъ, какой русское общество теперь проявляетъ къ жизни Сибири, —благодѣтельно отозвался даже и въ захолустномъ Якутскѣ. Въ послѣдніе годы у насъ появилась даже газета — «Областныя Вѣдомости». Не говоря о многихъ частныхъ лицахъ, скопившихъ большіе матеріалы, изданіе которыхъ мало интересно для чужедальнихъ органовъ, имѣется масса неоффиціальныхъ, очень цѣнныхъ трудовъ, изъ которыхъ хотя-бы извлеченія могли-бы появляться въ печати. Назовемъ, напр., никому невѣдомый, но по слухамъ, — очень содержательный докладъ г. Мелихова, изучавшаго сѣверные округа и установившаго точку зрѣнія на значеніе портовъ Охотскаго моря для сѣверо-востока области, проѣхавшаго лично по новому пути между Колымскомъ и Гижигой. Укажемъ на докладъ гг. Сикорскаго, Гориновича, командированныхъ изслѣдовать путь отъ Якутска до Аяна, на изслѣдованіи вопроса землепользованія у якутовъ гг. Кондакова, Попова... Опубликованіе многаго могло-бы служить и болѣе широкому выясненію вопроса и скорѣйшему рѣшенію, хотя-бы, напр., въ такомъ дѣлѣ, какъ устройство пути къ Аяну. Не безинтересно-же торговцамъ знать о его будущности, о состояніи его, какъ оно опредѣлено учеными техниками.

Во всякомъ случаѣ, роль мѣстныхъ органовъ — обсуждать мѣстные вопросы и собирать матеріалы къ нимъ — могла-бы выполняться Якутскими Вѣдомостями по крайней мѣрѣ во второй своей половинѣ. Вѣдомости, выходящія два раза въ мѣсяцъ, обязательно выписываются всѣми мѣстными органами управленія, т. е. расходятся въ количествѣ 250 экз. по области. Если даже подписныя деньги (6 р.) и всѣ расходуются по дѣлу изданія, то не трудно было-бы и слѣдовало-бы изыскать средства, чтобы дать газетѣ возможность дѣйствительно служить краю.

Не можетъ похвалиться Якутскъ даже здоровьемъ: въ немъ неизмѣнно существуетъ какая-либо эпидемія, то желудочно-кишечныхъ болѣзней, лѣтомъ, иногда принимающая очень серьезный характеръ, особенно для дѣтей, то тифъ, воспаленіе легкихъ, оспа, корь, коклюшъ, инфлюэнца, скарлатина, жаба... Въ настоящее время извѣстны тифъ, жаба, инфлюэнца... Не смотря на «вѣчную мерзлоту» почвы, якобы оковывающую собою все, якутяне умудрились прочно насадить въ своемъ городѣ питомники для всевозможныхъ микробовъ. Стоитъ только взглянуть на якутскія улицы: мощеніе ихъ совершается путемъ настилки тонкаго ряда хвороста и сваливанія на него всего, что имѣется на заднихъ дворахъ. Послѣднее время такъ идетъ работа по поднятію Береговой улицы и Набережной, до сихъ поръ сравнительно еще довольно чистой. Съ другой стороны, — оказывается, что Якутскъ стоитъ на кладбищѣ. Для постройки новаго зданія общественнаго собранія городъ отвелъ мѣсто на Соборной площади, но при копаніи ямъ и рвовъ для фундамента была найдена такая масса костей и, порой, еще не вполнѣ истлѣвшихъ труповъ, что сенсація повела къ запрещенію постройки въ этомъ мѣстѣ и зарытію труповъ обратно. Обстановка могильниковъ указываетъ на ихъ значительную древность. Такимъ образомъ, нашъ Якутскъ не можетъ похвалиться даже здоровымъ мѣстоположеніемъ, что ясно и безъ особаго изслѣдованія тому, кто ходитъ по зыблящейся, волнующейся подъ ногами почвѣ нашихъ нѣкоторыхъ улицъ.

Дурное санитарное положеніе города тѣмъ важнѣе, что и медицинская помощь у насъ очень слаба... Кстати, что значатъ неустройства въ нашей несчастной больницѣ? Почему ея врачъ, отдающійся ей дѣйствительно всецѣло, порой теряетъ голову въ отчаяніи, что у тифозныхъ нѣтъ молока, что нѣтъ дровъ и т. п... Что-то будетъ лѣтомъ? Холера все близится, а въ Якутскѣ и безъ нея всякое лѣто свирѣпствуютъ всевозможныя разстройства органовъ пищеваренія...

Наше «новое» городское управленіе намѣрено было предпринимать какія-то мѣры въ цѣляхъ оздоровленія города, но пока дѣятельность эта выразилась кажется единственно только уже извѣстнымъ намъ «подъемомъ уровня» улицъ... Новый составъ думы вообще болѣе энергиченъ, — но о его дѣятельности, какъ и о кое-чемъ другомъ — до слѣдующаго мѣсяца. Моя первая хроника что-то очень уже растянулась...

Г. Якутскъ.

3 ноября 95 г.