«Сибирь» №2, 13 января 1880

Намъ передаютъ нѣсколько случаевъ неисправной доставки писемъ. Нѣсколько времени назадъ былъ случай, что нѣсколько писемъ, отправленныхъ и полученныхъ здѣсь съ значительными промежутками времени, были доставлены по адресу въ одинъ и тотъ же день уже гораздо позже. Все это едва ли можно приписать одной только небрежности почтальоновъ, которые перемѣняются довольно часто; да вѣдь долженъ же кто нибудь смотрѣть и за почтальонами.

Жалобы слышатся и изъ другихъ мѣстъ и городовъ. Такъ изъ Якутска намъ пишутъ: вамъ конечно извѣстно, что газета „Сибирь“, выходя по воскресеньямъ, прежде отправленія на Якутскій трактъ, должна пролежать цѣлую недѣлю въ иркутской почтовой конторѣ, такъ какъ почта отходитъ изъ Иркутска въ Якутскъ по субботамъ.

Черпая многія свѣдѣнія, въ особенности телеграфныя, изъ единственнаго своего мѣстнаго органа печати, газеты „Сибирь“, мы рады-не-рады бываемъ, если дождемся и пролежавшаго недѣлю въ Иркутскѣ №-ра „Сибири“, который должна привозить къ намъ каждая почта, ибо она приходитъ тоже только разъ въ недѣлю. Но въ послѣднее время начали повторяться случаи неполученія номеровъ газеты съ приходящею почтою. Такъ съ почтой изъ Иркутска отъ 5 мая въ Якутскѣ не получено № 17-го „Сибири“, который получился со слѣдующей почтой вмѣстѣ съ № 18-мъ; съ почтой отъ 23 іюня не получено № 24-го, который также получился со слѣдующей почтой съ № 25. Тоже самое случится вѣроятно и съ № 42-мъ, котораго мы не получали съ послѣдней, отъ 28 октября, почтой.

Не полученіе своевременно въ Якутскѣ, и должно быть по всему тракту, по крайней мѣрѣ намъ положительно извѣстно, что съ неполученіемъ „Сибири“ въ Якутскѣ, она не получается и въ Олекминскѣ, — въ тоже время не получаются и „Иркутскія губернскія вѣдомости“. Неаккуратность простирается и на частную корреспонденцію. Однимъ изъ насъ недавно получено письмо, пролежавшее почти цѣлый мѣсяцъ, что доказываютъ находящіяся на письмѣ клейма Ир. Кон. „29 Сентября“ и „21 Октября“, въ первое число оно вѣроятно было принято, а въ послѣднее отправлено.

«Сибирь» №5, 3 февраля 1880

Якутскъ. Жители нашего города съ нетерпѣніемъ ждали прихода пароходовъ (въ 1879 г.). Однимъ, конечно — прекрасному полу, необходимы были разнаго рода косметики, другимъ — бакалейщина, а третьимъ, скопцамъ, всего болѣе существенное — земледѣльческія орудія. На самомъ дѣлѣ для Якутска привозъ земледѣльческихъ орудій есть просто кладъ. При незначительномъ еще хлѣбопашествѣ, земледѣльцы терпятъ большой недостатокъ въ рабочихъ рукакъ, какъ при обработкѣ земли, такъ и при уборкѣ съ полей хлѣбовъ. Населенныя сюда со всѣхъ краевъ свѣта — народы, большою частію изъ арестантскихъ ротъ, — утратили всякое понятіе о жизни поселянина и этотъ-то людъ и составляетъ здѣсь рабочія руки, и то, конечно, въ крайности, — жить нечѣмъ; на золотые промысла еще наему нѣтъ. Высокая цѣна на рабочія руки, понятно, возвышаетъ цѣну и на хлѣбъ. Если принять во-вниманіе, что за одну уборку хлѣба съ поля, скопцы платятъ по 18 р. и болѣе на готовомъ содержаніи съ десятины, и продаютъ хлѣбъ по 1 р. 50 к. и 1 р. 70. пудъ, то, конечно, при уменьшенной рабочей платѣ, цѣна на хлѣбъ понизилась-бы. А мы полагаемъ, что съ пріобрѣтеніемъ земледѣльческихъ орудій, хлѣбопашество разовьется и цѣны на хлѣбъ падутъ.

Другіе товары, дозволенныя къ ввозу въ Сибирь, какъ-то: желѣзныя подѣлки, машины, масло деревянное, керосинъ также необходимы на золотыхъ промыслахъ ленско-витимской системы. Незнаемъ, на сколько чувствуется недостатокъ въ соли въ енисейской губерніи, но что касается до якутской области, то здѣсь своей соли неисчерпаемое количество. Кромѣ соляныхъ источниковъ, кемпендейскаго и богинскаго, богатыхъ солью, есть еще въ вилюйскомъ-же округѣ цѣлыя горы каменной соли, ни кѣмъ не тронутыя. Быть можетъ заграничная соль будетъ продаваться дешевле*) ибо она безъакцизная. О состояніи мѣстной солепромышленности мы поговоримъ особо.

*) Въ настоящемъ году въ вольной продажѣ въ г. Якутскѣ соль продается отъ 1 р. 50 к. до 2 р; въ отдаленныхъ же округахъ области казенная соль продается по 1 р. 20 к. пудъ.

Нынѣшнимъ лѣтомъ получилось въ Якутскѣ распоряженіе коимъ, на основаніи положенія комитета министровъ, министромъ финансовъ разрѣшено привезти изъ заграницы въ навигацію н. г. къ устьямъ рр. Енисея и Лены безпошлинно разные товары иностранные, поименованные ниже сего: потомственному почетному гражданину Сибирякову: желѣза и желѣзныхъ издѣлій 5000 п.; торговому дому Л. Кнопъ деревяннаго масла 1000 п., керосина 3000 п., холщовыхъ мѣшковъ 20,000 ш., паровыхъ катеровъ 2 ш., десятичныхъ вѣсовъ 2 ш.; великобританскому подданному Моссею: деревяннаго масла на 5000 р., галантерейнаго товару — 5000 р., стали и стальныхъ издѣлій — 7300 р., мебели — 4000 р., музыкальныхъ инструментовъ — 4000 р., фаянсовыхъ издѣлій — 1000 р., разнаго рода бумаги и обоевъ — 1000 р., бакалейнаго товару — 5000 р., сыру — 500 р., сельдей — 500р., вареній и конфектъ — 1000 р., мыла и косметиковъ — 500 р., гутаперчевыхъ издѣлій — 500 р., пробокъ — 250 р., хмѣлю — 1500 р., соли — 5000 р., рису — 500 р., фруктовъ и овощей — 250 р., кофе и какао — 500 р., принадлежностей для постройки кораблей на 10,000 р., цинка въ листахъ и свинкахъ — 1000 р., жести — 1000 р., дымогарныхъ трубъ — 7500 р., земледѣльческихъ орудій — 5000 р., машинъ и принадлежностей — къ нимъ — 20,000 р., гвоздей — 2000 р., проволокъ — 500 р., винтиляторовъ — 250 р., мѣдныхъ издѣлій — 2000 р., посуды изъ британскаго металла — 5000 р., часовъ разныхъ сортовъ — 2000 р., кровельнаго толя — 2000 р., керосину — 10,000 р., дѣтскихъ игрушекъ — 2500 р., оптическихъ инструментовъ — 1000 р., канцелярскихъ принадлежностей — 500 р.; великобританскому подданному Кетли: машинъ всякаго рода 100,000 п., аппаратовъ и инструментовъ 20,000 п., цѣпей, якорей, и принадлежностей корабельныхъ и пароходныхъ 10,000 п., соли 20,000 п., деревяннаго масла 3000 п., керосина 3000 п., стали въ брускахъ 1000 п., кофе въ зернахъ 1000 п., рису 500 п., посуды и разныхъ мелкихъ предметовъ изъ драгоцѣнныхъ металловъ 750 п., гвоздей и винтовъ 350 п., разныхъ сортовъ проволоки 150 п., свинцовыхъ трубъ 200 п., разнаго кожевеннаго товару 200 п., домашнихъ предметовъ изъ металлическихъ композиціи 100 п., фарфоровой и фаянсовой посуды З00 п., разной писчей бумаги 500 п., разнаго бакалейнаго товару, консервовъ и колоніальныхъ пряностей 100 п., грецкой губки 10 п., издѣлій изъ щетины и кожи 50 п., москательныхъ товаровъ 50 п.

Пароходъ г. Сибирякова „Норденшильдъ“, шедшій въ Якутскъ черезъ Беринговъ проливъ, какъ извѣстно, потерпѣлъ крушеніе 5 августа, близь мыса Озъ. О судьбѣ другихъ пароходовъ, отправившихся къ рр. Ленѣ и Енисею съ поименованными здѣсь товарами, намъ ничего не извѣстно. Съ большимъ прискорбіемъ жители Якутска встрѣтили осенью нынѣшняго года, возвратившійся съ моря, пароходъ „Лена“ съ извѣстіемъ, что пароходъ не встрѣтилъ ни одного судна и, по случаю наступившей холодной погоды, долженъ былъ поторопиться возвращеніемъ въ Якутскъ.

«Сибирь» №7, 17 февраля 1880

Якутскъ. При полномъ отсутствіи болѣе или менѣе разумныхъ интересовъ, общественная жизнь, не только въ нашемъ городкѣ, находящемся въ «отдаленнѣйшихъ мѣстахъ» Сибири, но, кажется, и во многихъ провинціальныхъ городкахъ, проявляется только въ сплетняхъ, выпивкѣ и карточной игрѣ. Если и появляются проблески свѣта въ этомъ мракѣ захолустья, то они лишь моментально освѣтятъ этотъ мракъ и гаснутъ, никого не просвѣтивши. Такъ случилось въ послѣднее время у насъ съ вопросомъ о женской прогимназіи.

Какъ въ городѣ, пользующемся правами губернскаго, у насъ есть областное правленіе, судъ, полиція, городская управа, мѣстныя воинская и казачья команды, мужская прогимназія и пр. и пр.; — слѣдовательно, у насъ есть высшіе и низшіе чиновники, большею частію наѣзжіе; есть у насъ купечество, купеческіе приказчики, мѣщанство. Все это, вмѣстѣ взятое, составляетъ наше общество. Часть этого общества, какъ и вездѣ, лѣтомъ разъѣзжается по дачамъ. Дачи наши, кромѣ одной-двухъ, просто лачуги, обмазанныя глиной, но мы ихъ называемъ дачами, — нельзя-же! всякій порядочный городъ имѣетъ дачи — отчего и намъ не имѣть ихъ, хоть по названію? Другая часть общества, обреченная дышать въ городѣ зараженнымъ міазмами воздухомъ, часто выѣзжаетъ за городъ въ «поле», при чемъ, забравъ съ собой приличный запасъ возліяній, на свободѣ въ волю услаждаетъ свою душу. Зимой общество собирается, кромѣ домашнихъ вечеринокъ, въ «благородномъ собраніи», три раза въ недѣлю: два раза воздѣлывать зеленое поле винтообразными плугами, а третій разъ, по воскресеньямъ, вмѣстѣ съ тѣмъ, заниматься по части хорографіи. Но ѣздить въ собраніе, въ послѣднее время, сливки нашего общества почему-то сочли недостойнымъ своего высокаго положенія, развѣ кто завернетъ туда нечаянно, подъ вліяніемъ «безсознательности». Такимъ образомъ, «собраніе» годъ отъ году падаетъ и теряетъ значенiе. Купцы наши тоже не охотники до эстетическихъ наслажденій, а любятъ что-нибудь болѣе существенное; рѣдкіе изъ нихъ посѣщаютъ собраніе, поэтому оно страдаетъ недостаткомъ  денежныхъ средствъ и поражаетъ своей убогостью. Въ послѣднее время оно стало походить на какой-то захолустный трактиръ. Оркестръ, услаждающій слухъ собранской публики, составляютъ: одна скрипка, виліончель и, въ придачу къ нимъ — барабанъ. 22 ч. ноября члены собранія были приглашены для выбора старшинъ на слѣдующій годъ (съ 1 декабря по 1 декабря). Собраніе это отличалось отсутствіемъ какого бы то ни было порядка: имъ никто не руководилъ; большинство собравшихся членовъ, и въ томъ числѣ и старшины, засѣли за карты. Было, впрочемъ, подано нѣсколько избирательныхъ записокъ, по которымъ сосчитали голоса и, по большинству ихъ, необъявивъ предварительно результата выборовъ избраннымъ членамъ, сидѣвшимъ за картами, написали, кому вздумалось, постановленіе, по прочтеніи котораго, во всеуслышаніе, почти всѣ избранные члены заявили рѣшительное нежеланіе быть старшинами. Слѣдовало бы приступить тогда же къ новымъ выборамъ, но всѣ кинулись стремглавъ къ своимъ мѣстамъ за винтомъ. О разсмотрѣніи же отчета и не было упомянуто въ постановленіи. Какая судьба постигаетъ далѣе наше несчастное «собраніе» — вѣдаетъ Аллахъ. Говорятъ, что хотятъ его «запечатать». Извѣстно, что не оказалось даже устава собранія, — гдѣ онъ погибъ, тоже неизвѣстно.

Мы упомянули вначалѣ о женской гимназіи. Для изысканія средствъ къ устройству ея, образованъ комитетъ, въ который приглашены и здѣшнія дамы. Но комитету этому едвали ее суждено остаться мертворожденнымъ чадомъ. Многіе члены даже забыли, что онѣ избраны въ этотъ комитетъ.

Не лучше судьба и другихъ здѣшнихъ обществъ или отдѣленій — Краснаго-Креста, покровительства животнымъ (!) и «учащимся вост. Сибири». Всѣ они не могутъ собрать даже членскихъ взносовъ. Особенно жаль, что не имѣетъ успѣха об—во вспомоществованія учащимся.

—нъ.

«Сибирь» №9, 2 марта 1880

Якутскъ, 8 января. Сегодня было собраніе гласныхъ, въ которомъ разсуждали объ избраніи словеснаго судьи; на него же возлагаются обязанности маклера и нотаріуса (за отказомъ двух-сословнаго общества); выборъ палъ на мѣщанина К. Въ числѣ прочихъ лицъ, г.г. гласные предлагали баллотироваться и гласному, крестьянину А. Съ 27 на 28 декабря м. г. часа въ два ночи случился у насъ пожаръ; загорѣлось казенное зданіе, занимаемое областнымъ правленіемъ (сгорѣло дотла и съ дѣлами). Пожарная команда пожаловала тогда только, когда зданіе почти сгорѣло до половины. Странное обстоятельство: когда горѣло зданіе, сторожа спали и печи еще не были топлены. Народная молва гласитъ, что пожаръ начался съ какой-то темной комнаты, въ которой хранился разный хламъ, и въ которую было опасно входить со свѣчкой, фонарей же въ правленіи никогда не бывало. Въ данное время, для областнаго правленія городская дума уступила одно угловое казарменное зданіе, впредь до отысканія удобной квартиры, безъ кортома; однакожъ, дума вмѣнила въ обязанность управѣ заключить законный договоръ съ казною. Въ сказанномъ выше собранiи думы, двое гласные П. и Т. заявили о застрахованіи общественныхъ построекъ, какъ то: казармы, училища и проч.; хотя всѣ гласные согласились съ этимъ, но протокола не составили въ тотъ же день. Почему такъ? неужели секретарь не могъ составитъ протокола самъ, безъ помощи писца? Слѣдуетъ занести въ хронику еще слѣдующій обычай; рѣшенное большинствомъ голосовъ, дѣло пишется въ протоколѣ, а мнѣніе меньшинства не пишется; «подайте особое мнѣніе», говоритъ секретарь. А бываетъ иногда, что другой гласный разсуждаетъ очень разумно, но написать самъ не можетъ по малограмотности, и подписывается въ посланномъ на домъ*) протоколѣ подъ мнѣніемъ большинства, съ которымъ не согласенъ. Еслибъ мнѣніе меньшинства гласныхъ писалось въ протоколѣ въ томъ же засѣданiи секретаремъ, то и особаго мнѣнія подавать не было-бы надобности. Спрашивается, за что-же секретарь получаетъ жалованья 800 р., если лицамъ, несогласнымъ съ большинствомъ, приходится нанимать особыхъ для себя письмоводителей. Въ Якутскѣ, съ основанія города т. е. съ 1632 года, не было ни одного дома застрахованнаго, кромѣ дома бывшаго начальника области. До введѣнія новаго городоваго положенія въ Якутскѣ, при двух-сословномъ обществѣ и при участіи всѣхъ разночинцевъ домовладѣльцевъ, былъ обсуждаемъ, по предложенію правительства, вопросъ о застрахованіи домовъ, на что тогда сдѣлали такое заключеніе, что въ Якутскѣ пожары бываютъ рѣдко, а потому страховать дома не желаемъ-де и не для чего. Въ настоящее время г.г. представители города пришли къ одному общему мнѣнію, что страховать слѣдуетъ; мотивировали согласіе свое тѣмъ, что и у насъ, въ Якутскѣ, нынче горятъ кварталы. Правду говорятъ, что русскій мужикъ не перекрестится, пока громъ не загремитъ.

*) У насъ протоколы никогда не пишутся во время засѣданiй, и подписываются спустя нѣсколько дней послѣ засѣданiя, для чего они разсылаются гласнымъ по домамъ.

«Сибирь» №615 февраля 1881

Въ «Новости» пишутъ изъ Якутска: въ началѣ истекшаго года одинъ изъ мѣстныхъ купцовъ, нѣкто Силинъ, поѣхалъ въ Москву для закупки разныхъ товаровъ, которые онъ предполагалъ, на пароходахъ добровольнаго флота, перевезти въ Якутскъ черезъ Одессу, Владивостокъ и Аянъ. Мѣстные жители съ нетерпѣніемъ ждутъ результатовъ этого перевоза, такъ какъ, если онъ окажется удачнымъ, въ недалекомъ будущемъ нашъ городъ будетъ получать товары сравнительно гораздо дешевле. Въ обществѣ все болѣе оказывается необходимость поднятiя уровня женскаго образованія. Болѣе года тому назадъ у насъ составился комитетъ для изысканiя средствъ къ открытію женской прогимназіи, но, къ сожалѣнію, дѣятельность его не дала еще до сихъ поръ никакихъ плодотворныхъ результатовъ.

 

«Сибирь» №6, 15 февраля 1881

Изъ ЯКУТСКА пишутъ: 12 сентября открыта кража въ пороховомъ погребѣ. Покрадено 52 п. пороха и 118 п. свинца! Оказалось, что порохъ и свинецъ воровали съ марта мѣсяца. Замки открывали просто палкой, а печать осторожно подрѣзывали. Кромѣ того въ соляномъ магазинѣ сломана печать и чуть—ли тоже что то неукрадено, а въ почтовой конторѣ сломанъ замокъ.

Другой фактъ: письмоводитель одного земскаго засѣдателя, разсердившись за отказъ отъ мѣста, сжегъ подъ пьяную руку всѣ находящіяся у него дѣла.

Теперь отмѣтимъ нѣсколько фактовъ изъ общественной жизни. Въ день открытія сезона въ здѣшнемъ собраніи, поколотили содержателя собранія; тогда же потерпѣлъ пораженіе отъ буфетчика старшина собранія, чиновникъ. Судебныхъ процессовъ, конечно, никакихъ не возбуждалось: свои люди!... На вечеру же 30 ноября, вышерѣченный содержатель собранія — нѣмецъ, послѣ общаго приличнаго возліянiя, назвалъ одного-двухъ членовъ дураками и преспокойно отправился спать. Обиженные вступились за свою честь; подняли на ноги всю полицію, съ полиціймейстеромъ во главѣ, требуя арестованія нѣмца. Полиціймейстеръ, не видя ни кого, кромѣ бушующихъ членовъ, и никакихъ доказательствъ полученной ими обиды, отказался исполнить требованiя оскорбленнаго самолюбiя и получилъ за то на дорогу достаточное количество приличныхъ случаю привѣтствій, отъ которыхъ ему недолжно поздоровиться. — На пирушкѣ одного значительнаго лица, двое изъ гостей, тоже значительныхъ лицъ чуть не изгрызли другъ друга. Случай исчезновенія золотыхъ часовъ при гостяхъ въ домѣ одного купца тоже характеризуетъ понятіе о порядочности въ нѣкоторыхъ членахъ нашего общества. Теряются впрочемъ и не однѣ часы. Въ областномъ правленiи исчезла со стѣны икона, — не дурная-ли это примѣта? Вѣдь, говорятъ, если упадетъ со стѣны икона, — быть покойнику. А у насъ даже совсѣмъ исчезла, — и по этому велѣно всѣ иконы сдать хозяину квартиры, занимаемой правленіемъ! Вотъ вамъ образчики нашихъ нравовъ.

«Сибирь» №11, 22 марта 1881

ЯКУТСКЪ. 29 числа декабря въ нашемъ, съ позволенія сказать, благородномъ собраніи былъ „семейный танцовальный вечеръ“. Является одинъ изъ пріѣзжихъ чиновниковъ, съ позволенія сказать, нѣкто А. слывущій здѣсь за дѣльнѣйшаго слѣдователя, которому поручаются самыя, что не на есть серьозныя дѣля. Этотъ господинъ, будучи немножко того... ни за что, ни про что оскорбилъ нѣсколько ему знакомыхъ людей, при чемъ объявилъ, что онъ американецъ и что не позволитъ кому бы то ни было оскорблять себя, а то вотъ!... И къ ужасу благодушныхъ обывателей, вынимаетъ изъ кармана заряженный револьверъ и поводитъ имъ кругомъ себя... Xрабрая Якутская публика — въ страхѣ и трепетѣ. Старшина „собранія“ совершенно растерялся и чуть не со слезами на глазахъ упрашиваетъ полицейскаго надзирателя не уѣзжать, при чемъ жестомъ указывалъ на А. и прибавляетъ „видишь, вѣдь“!... Таковы наши цивилизаторы.