Сибирь: деньги и романтика как достопримечательности.

 

Это называется "проект века" и для тех, кто работает в нем, преимуществ предостаточно. Ими приходится завлекать в Сибирь законопослушных советских граждан.

 

© Никки Финке, 1979

 

Беркакит, С.С.С.Р. (AP) - Сибирь, Родина трудовых лагерей и принудительной ссылки, быстро становится страной возможностей для поколения молодых и беспокойных первопроходцев.

Одинокие или женатые, физики или слесари, Русские добровольно соглашаются жить без излишеств. Сибирские поселения помогут открыть обширные запасы природных ресурсов региона.

Многие приходят за деньгами, которые могут быть вдвое или втрое больше московских зарплат. Другие видят в этом "романтический" образ новых героев своей страны, воспетый в cоветской прессе.

Город Якутск, новый микрорайон, украшен очаровательно старомодными бревенчатыми домами, соседствующими с бетонными многоквартирными домами. Здесь также очень холодно.

Но для всех это тяжелый труд, особенно для поселенцев крошечного Беркакита, трудящегося на малом БАМе, новейшей ветви Байкало-Амурской магистрали, близящейся к завершению в Советской республике Якутия.

"Мы хотим иметь возможность сказать нашим детям: это то, что мы сделали”, - говорит Алихом Сулеманов, 30-летний филолог, который покинул свой солнечный дом на Кавказе, чтобы работать механиком.

Изображенная Максимом Горьким как "страна смерти и цепей", Сибирь начала свое современное развитие при Иосифе Сталине, который привлек сюда рабочую силу из сосланных на Север советских граждан, к которым позже присоединились депортированные поляки и немецкие военнопленные.

Лидер диссидентов Андрей Д. Сахаров утверждает, что Сибирь по-прежнему зависит от труда заключенных, и, по оценкам, на севере страны в трудовых лагерях может находиться до 2 миллионов заключенных.

При Никите С. Хрущеве коммунистов со всей страны призывали "идти на север", но мало кто это делал. Сейчас, при Генеральном секретаре Леониде И. Брежневе, "проект века", как называют железную дорогу, привлекает бригады комсомольцев и молодых коммунистов, готовых выдержать холод и обособленность.

Возраст этих сибирских первопроходцев варьируется от 15-летних строителей в угледобывающем городе Нерюнгри до 30-летних железнодорожников в Беркаките.

Некоторые выпускники вузов и техникумов направляются правительством в Сибирь на двух-  или трехлетнюю работу. Другие люди, приближающиеся к пенсии, могут претендовать на самые высокие пенсии государства всего только после года труда.

Но за пропагандой про добровольцев лежит очевидный факт, что многие россияне переезжают в Сибирь только за деньгами и льготами, предоставляемыми правительством.

Стимулы включают дополнительное время отпуска, большие квартиры, бесплатные поездки в другие части страны и послабление ограничений на поездки за границу. Существуют значительные надбавки к заработной плате, и поселенцам разрешено сохранять свое постоянное место жительства дома.

Говорят, что у сибирских первопроходцев больше всего машин на душу населения в Советском Союзе и самые жирные сберкнижки.

Одна пара говорит, что им удалось сэкономить 15000 рублей менее чем за два года, что является огромной суммой, если учесть, что годовая зарплата среднестатистического работника в других странах составляет менее 3000 долларов.

"Я могу купить все, что захочу", - говорит 31-летняя переводчица Нина Васильева, живущая в Якутске. Она говорит, что ее семья живет на зарплату мужа в размере $580 в месяц и обеспечивает ее.

Но даже деньги не могут сделать жизнь в Сибири менее мрачной.

"Мы достаточно замерзли", - сказала 30-летняя железнодорожница, которой не терпится вернуться в родной Казахстан. "Вначале было, конечно, очень интересно и романтично. Но сейчас... я хочу вернуться домой".

Сибирь по-прежнему страдает от текучки и острой нехватки рабочей силы. Некоторые работники подписывают двухлетние контракты и уезжают, когда у них становится достаточно, чтобы купить предметы роскоши советской жизни.

А жилищное строительство не поспевает за наплывом приезжих. Перенаселенность в Нерюнгри была настолько велика, как недавно указала советская газета, что многие работники зимовали в школах и училищах.

Когда город только начинался, был всего один душ для общины, и только шахтеры могли регулярно мыться.

В 4-летнем Беркаките, с населением 5500 чел., около 300 недавно прибывших живут в грузовых вагонах с центральным отоплением или "вагончиках" из-за нехватки квартир.

Понятно, что поколение, чьи бабушки и дедушки свершили российскую революцию 1917 года, хотело бы сегодня вершить свою судьбу. Так что, помимо денег, один советский журнал дал такое разделение по мотивации сибирских рабочих: 43 процента хотели бы проявить себя, 23 процента - принять участие в "проекте века", 23 процента - найти друзей или товарищей и 11 процентов – найти вторую половинку.

“Мы хотим иметь возможность сказать нашим детям, это то, что мы сделали”, - говорит Алихом Сулеманов, держа на руках сына, Ахмета. Он и его жена Зарема - одни из первопроходцев Советского Союза, которые работают над тем, чтобы открыть огромные запасы природных ресурсов Сибири. 

Беркакит не привлекательный город. Его жилые комплексы похожи на армейские казармы, а бараки повсеместны. В то время как в городе есть культурный центр и кинотеатр, большинство семейных пар говорят, что они проводят вечера, выпивая водку или смотря телевизор.

"Если вам не нравится телевидение, то тут делать нечего", - пожаловался один сибирский администратор гостиницы. - "Жизнь здесь скучна, скучна, скучна".

Но это также место, где формируются тесные связи между людьми, разделяющими трудную жизнь в дикой природе.

Квартира Сулемановых является довольно типичной. Однокомнатная квартира с кухонной плитой не утихает с друзьями и соседями, заходящими выпить кофе и пообщаться.

Чтобы сделать дни интереснее, в городе отмечают даже самые малораспространенные праздники - День строителя и День учителя. А Новый Год жители Беркакита празднуют дважды - один раз по Беркакитскому времени, а потом по московскому.

Перевод текста Администратор yakutskhistory.net