Внимание! Материал публикуется с сохранением орфографии и пунктуации источника. Несомненно, в целом, материал представляет собой историческую ценность, т.к. живописно иллюстрирует быт и нравы старого Якутска в конце XIX столетия. (Админ.сайта)

Якутская хроника.

«Восточное обозрѣнiе» №2, 4 января 1896

Прошлый разъ я писалъ о возникшемъ спорѣ между улусами Намскимъ и Дюпсюнскимъ. Тогда былъ самый интересный моментъ тяжбы: въ присутствіи представителей обоихъ улусовъ г. начальникъ области лично старался, выѣхавъ въ намскую инородную управу, разобраться въ сложномъ и старомъ спорѣ и привести стороны къ соглашенію. Попытка эта оказалась неудачной; оба тяжущіеся улусы настаивали на своихъ правахъ и найти мирный, полюбовный исходъ оказалось невозможнымъ. Поѣздка г. губернатора, такимъ образомъ, не дала прямого результата, хотя зато пріобрѣли для дѣла не мало цѣнныхъ свѣдѣній и указаній, какія можно было имѣть только на мѣстѣ. Самый-же вопросъ остается открытымъ.

Намскій улусъ — наиболѣе культурный и, быть можетъ, наиболѣе богатый землями изъ числа всѣхъ 8 улусовъ Якутскаго округа. Наоборотъ, несомнѣнно, что Дюпсюнскій, нѣкогда выдѣлившійся изъ Борогонскаго, — одинъ изъ наиболѣе бѣдныхъ. Намчане, улусъ которыхъ расположенъ на лѣвой сторонѣ р. Лены, начинаясь верстахъ въ 40 къ сѣверу отъ города Якутска, владѣютъ не только лѣвымъ берегомъ р. Лены, до р. Вилюя, но и большинствомъ ленскихъ острововъ, даже значительной частью противоположнаго праваго берега и землями по устью р. Алдана. Дюпсюнскій-же, лежащій vis-à-vis Намскаго, черезъ Лену, такимъ образомъ лишенъ богатыхъ покосовъ прирѣчной долины и долженъ довольствоваться своими аласами и болотами. Говорятъ, правда, что этихъ покосовъ въ дѣйствительности у нихъ достаточно для прокормленія ихъ скота, — но здѣсь выступаютъ уже во всей своей сложности причины бытовыя, имѣющія слѣдствіемъ то, что нигдѣ, на самомъ дѣлѣ, нѣтъ такихъ бѣдняковъ и такой нужды, какъ въ Дюпсюнскомъ улусѣ. Эти-то «бытовыя причины» и осложняютъ дѣло на столько, что трудно составить твердое убѣжденіе въ мѣрѣ нужды Дюпсюнскаго улуса, въ степени обилія земель у Намскаго, какъ и вообще по пространству угодій опредѣлить зажиточность какого-бы-то ни было угла Якутской области.

Земли пріобрѣли здѣсь цѣнность сравнительно недавно. Въ тѣ времена якуты были еще народомъ вполнѣ патріархальнымъ, родовой строй — въ полномъ развитіи, аристократія — тоiоны — властны и богаты. Въ ихъ рукахъ сосредоточивались почти всѣ богатства скотоводческія — очевидно, что и земли, по мѣрѣ роста ихъ значенія, стягивались въ ихъ-же рукахъ. То движеніе земли и скота, которое мѣстные изслѣдователи (г.г. Виташевскій, Левенталь) называютъ демократизаціей земли и скота, идетъ лишь три—четыре десятилѣтія, особенно обострившись въ два послѣднихъ, и представляетъ собою суровую внутреннюю борьбу въ якутскихъ семьяхъ, родахъ и обществахъ, возникшую съ той поры, когда пали исконныя средства существованія — пушной промыселъ, извозъ казенной клади въ порты Охотска и Аянъ (дававшіе до 400,000 рублей въ иные годы), когда населеніе замѣтно прибыло, исчезла возможность сытаго существованія охотой или рыбнымъ промысломъ, милостями своихъ патріарховъ. Пришлось обратиться къ скоту — и, стало быть бороться со своими тоіонами изъ за земельныхъ угодій.

Несомнѣнно, что послѣднія десятилѣтія много создали скотоводческихъ мелкихъ хозяйствъ, значительно уравняли земельныя владѣнія, но не менѣе несомнѣнно и то, что это завоеваніе якутской демократіи — обоюдоостро. Тоіону, пожалуй, гораздо легче управляться теперь также съ небольшимъ стадомъ, до 80 —100 головъ, и восполнять сокращеніе хозяйства денежными операціями, раздачей денегъ подъ подряды, пріобрѣтая рубль на рубль, нерѣдко и болѣе, чѣмъ выбиваться изъ силъ въ стремленіи сохранить за собой, на виду бѣдствующихъ сородичей, огромныя земельныя владѣнія... И поэтому — рѣдкій тоіонъ нынѣ не купецъ, не ростовщикъ, не подрядчикъ. Понемногу тоiоны передаютъ свой скотъ и земли массѣ и, конечно, ничего въ этомъ не теряютъ, выигрывая себѣ вполнѣ современное вліяніе и не менѣе современныя расписки и ассигнаціи своей меньшой братіи.

Споръ намчанъ съ дюпсюнцами очень старъ. Въ 1848 году, напр., дюпсюнцы получили кое-какіе покосы отъ Намскаго улуса и обѣщали на томъ на вѣки примириться. Новую-же тяжбу они начали въ слѣдующемъ, 1849 году. Этотъ искъ закончился отказомъ со стороны генералъ-губернатора лишь въ 1865 году Въ 1893 году, подъ предлогомъ наводненія и уничтоженія имъ работъ намчанъ по осушенію огромнаго озера Тараганнахъ, на правомъ (дюпсинскомъ) берегу Лены, дюпсюнцы просятъ объ отводѣ этого озера имъ. Въ этой просьбѣ, конечно, было много «отъ лукаваго»: работы по выпуску воды велись уже нѣсколько лѣтъ, ихъ порча была незначительной — требовалось только прочистить занесенные каналы. Это-же озеро и нынѣ служило предметомъ спора.

Болѣе 40 лѣтъ назадъ, голова Намскаго улуса Эверстовъ, за свои расходы и труды на пользу общества, получилъ въ безраздѣльное 40 лѣтнее владѣніе огромный ленскій островъ отъ своихъ благодарныхъ сородичей. Этотъ островъ, цѣлое нѣмецкое княжество, и понынѣ въ рукахъ сына Эверстова. Дюпсюнцы указываютъ, что переходъ острова къ нимъ поэтому не отзовется на интересахъ намчанъ и несправедливостью по отношенію къ Эверстову. Наконецъ исходомъ сравнительно удачнымъ и остроумнымъ явилось-бы перечисленіе всѣхъ или части намскихъ правобережныхъ земель съ ихъ огромными покосами и весьма малымъ населеніемъ къ улусу Дюпсюнскому, гдѣ эти земли уже и стали предметомъ раздѣла.

Возражая дюпсюнцамъ, намчане указываютъ на другого рода «бытовыя причины» дюпсюнскихъ притязаній. Чрезъ Дюпсюнскій улусъ проходятъ пути на сѣверъ, въ немъ откармливаются огромные табуны коней, возящихъ купеческую и казенную кладь въ Верхоянскъ и Колымскъ. Такими дѣлами, какъ подряды по доставкѣ клади, бѣдняки не занимаются, иногда лишь сдавая своего коня подрядчику—тоіону «въ тѣло». Намчане утверждаютъ, что если-бы дюпсюнскіе тоіоны не откармливали купеческихъ коней, а озаботились бы болѣе равномѣрнымъ распредѣленіемъ покосовъ среди своихъ сородичей, — то сѣна хватило бы у нихъ на всѣхъ...

Якутскія земли, за ничтожными исключеніями, не обмежеваны, самое обмежеваніе, при всей колоссальности задачи, ничего не даетъ безъ кадастра и таксаціи — въ данномъ-же спорѣ, какъ обыкновенно и въ другихъ случаяхъ, обѣ стороны одинаково жалуются, одинаково упрекаютъ другъ друга въ преувеличеніи нужды, въ сокрытіи земель... Эту сторону могло-бы выяснить только обмежеваніе, связанное съ изученіемъ угодій...

Положеніе, какъ видно изъ изложеннаго, не нормальное и, въ виду растущаго значенія земли — покосной и пахатной, въ виду стихійнаго движенія массы населенія къ обладанію землею и скотомъ, въ виду крайней неравномѣрности земельнаго владѣнія — вопросъ долженъ считаться однимъ изъ существеннѣйшихъ для Якутской области.

(Окончаніе будетъ).

 

Якутская хроника.

«Восточное обозрѣнiе» №36 января 1896

Въ концѣ декабря или въ началѣ января 1896 года, надо думать, выйдетъ наконецъ въ свѣтъ наша «Памятная книжка Якутской области» — печатающаяся уже нѣсколько лѣтъ. Мѣстная типографія съ трудомъ печатаетъ, въ среднемъ, 30 страницъ въ мѣсяцъ — изданіе-же, съ приложеніями и таблицами, заключаетъ ихъ до 700. Характеръ работъ большей частью требовалъ печатанія на мѣстѣ и потому лишь около 120 стр. Можно было издать въ Иркутскѣ. Въ слѣдующій разъ дамъ нѣкоторыя свѣдѣнія объ этомъ капитальномъ изданіи.

Жизнь въ Якутскѣ идетъ очень тихо и вопросовъ (помимо: «какую?» (пьете) и «безъ сколькихъ?» (взятокъ) — у насъ никакихъ не подымается. Всѣ очень рады, впрочемъ, каждому «вопросу», которымъ можно заняться отъ скуки. Теперь мы очень волнуемся, что не находится для ѣдущаго г. вице-губернатора подходящей квартиры... что подѣлаете?... зима, все занято, городишко маленькій!., и мы грустно и безпомощно разводимъ руками... ужъ и не знаю, куда мы помѣстимъ г. вице-губернатора!..

Есть, впрочемъ, у насъ и новости пріятныя: съ конца ноября въ Якутскъ и обратно въ Иркутскъ почта идетъ два раза въ недѣлю. Хотя движеніе ея и не ускорилось (около 20 дн.), но все-же — лишній разъ въ недѣлю чувствуешь себя на міру, да вѣроятно и посылки не будутъ такъ безобразно залеживаться, какъ доселѣ, гдѣ-то между Иркутскомъ и Витимомъ. Плата, взимаемая почтовымъ вѣдомствомъ въ предѣлахъ одной губерніи или области — 2 р. съ пуда, поэтому оказывается выгоднымъ для купцовъ откуда-нибудь изъ Тулуна направить къ якутской границѣ свои товары почтой, уплачивая чуть не вдвое дешевле, чѣмъ транспортомъ. Но изъ-за этого многія посылки, которыхъ почта не въ силахъ была забрать, залеживались до негодности. Лѣтомъ придется вѣроятно вновь перейти на одну почту въ недѣлю, такъ-какъ контрактъ съ Глотовымъ заключенъ только на одинъ пароходный рейсъ въ недѣлю. Большое неудобство, кстати сказать, представляетъ въ Якутскѣ отсутствіе почтовыхъ ящиковъ; чтобы отправить письмо, даже простое, необходимо идти на край города, въ почтовую контору. Почему-бы не завести въ Якутскѣ хотя-бы двухъ-трехъ ящиковъ?

Другая наша новость — пока еще только въ проектѣ. Мы слышали, что мѣстный торговецъ г. Кушнаревъ, по мысли и совѣту губернатора, рѣшилъ выстроить и устроить на свой счетъ въ г. Якутскѣ домъ трудолюбія. Мысль прекрасная и очень важная для города, куда попадаетъ такъ много простого, рабочаго люда въ числѣ привозимыхъ ссыльныхъ. Не имѣя средствъ для устройства своего заведенія, подозрительные каждому мѣстному обывателю своимъ титуломъ ссыльнаго, нерѣдко они, съ самыми лучшими намѣреніями — приняться за дѣло и жить честнымъ трудомъ, — опускаютъ руки и постепенно входятъ въ армію тѣхъ «хайлаковъ», которыхъ такъ боится и городъ, и улусъ. Несомнѣнно, что изъ благотворительныхъ и т. п. заведеній Якутска домъ трудолюбія скоро станетъ самымъ важнымъ и крупнымъ учрежденіемъ. Является только вопросъ — какъ организовано будетъ дѣло производства, что и для кого будутъ работать обитатели дома! По слухамъ, дѣло начнется столярной и токарной мастерскими. Дѣйствительно, въ Якутскѣ совершенно нѣтъ хорошихъ столяровъ и плотниковъ, но многимъ-ли они нужны? Въ Якутскѣ 6 тыс. жителей, изъ которыхъ очень немногіе нуждаются въ хорошихъ ремесленникахъ. И если домъ трудолюбія станетъ искать работы для высшаго слоя города, то будетъ имѣть въ годъ всего лишь нѣсколько заказовъ, на нѣсколько десятковъ рублей. Мало обѣщаетъ и работа на низшій слой: онъ удовлетворяется работой якутовъ—кустарей, произведенія которыхъ, къ тому-же, баснословно дешевы (можно, напр., купить дюжину сносныхъ березовыхъ стульевъ за 1 руб. 50 к.), также точно и съ токарными издѣліями. Маленькій пріютъ для арестантскихъ дѣтей (въ 1894 г. 12 мальч. и 7 дѣвочекъ) заработалъ за прошлый годъ около 1,200 рублей своей сапожной и переплетной мастерскими, но онъ пользовался и казенными заказами, и мастерскія его, притомъ, уже исключаютъ возможность учрежденія другихъ такихъ-же, самый составъ рабочихъ устойчивѣе, опредѣленнѣе, чѣмъ онъ можетъ быть въ домѣ трудолюбія. Какъ пожеланіе — можно высказать надежду, что на первыхъ порахъ дому поможетъ вниманіе и сочувствіе горожанъ, а далѣе — слѣдуетъ примѣниться къ рынку и работать то, что будетъ имъ наиболѣе требоваться. Г-ну Кушнареву не впервые выступать крупнымъ благотворителемъ: имъ-же построенъ ночлежный домъ, дающій пріютъ на ночь за годъ около 12,000 челов.; цыфра эта сама говоритъ и за себя, и за доброе дѣло.

Окончательное, кажется, рѣшеніе получилъ и вопросъ о постройкѣ новаго дома общественнаго собранія. Домъ рѣшено строить на мѣстѣ стараго, такъ какъ отведенное городомъ мѣсто на площади, противъ собора, оказалось древнимъ кладбищемъ, прилегавшимъ къ сгорѣвшей Никольской церкви. Церковь выстроена новая за городомъ, и кладбище посреди города было забыто. Теперь-же, при прорытіи канавъ для фундамента собранія, встрѣтили около 12 труповъ; нѣкоторые изъ нихъ сравнительно хорошо сохранились въ вѣчно мерзлой почвѣ. Это произвело сенсацію и преосвященный воспротивился возведенію постройки. Новое собраніе будетъ значительно обширнѣе нынѣшняго; старое зданіе принято подрядчикомъ въ счетъ части слѣдуемой ему суммы.

Въ прошлой хроникѣ я высказывалъ сожалѣніе о томъ, что не удалось мѣстному вспомогательному комитету нижегородской выставки собрать экспонаты соотвѣтственно его первоначальной программѣ. Позже здѣсь было получено увѣдомленіе, что окончательная экспертиза экспонатовъ будетъ произведена въ Иркутскѣ. Какъ-никакъ, а высланныя коллекціи высланы по извѣстному плану и представляютъ собою довольно полную картину жизни области; очень жаль будетъ, если точки зрѣнія окажутся различными, если коллекціи будутъ разрознены и обезличены иркутской экспертизой... Это сдѣлаетъ напраснымъ и большой трудъ, вложенный въ описаніе коллекцій, въ составленіе каталога. Тѣмъ-же, кто съ интересомъ и любовью работалъ надъ дѣломъ, такая экспертиза принесетъ не малое разочарованіе... Посмотримъ, впрочемъ, что скажетъ иркутская экспертиза...

Тифъ въ Якутскѣ стихаетъ. Пока — никакой особенной напасти въ этомъ родѣ нѣтъ — и якутяне, привыкши имѣть всегда какую-нибудь «язву» и «эпидемію», увѣрены, что вотъ-вотъ явится что-нибудь. Было, впрочемъ, нѣсколько случаевъ сибирской язвы на скотѣ — а затѣмъ — до поры, до времени, — все обстоитъ благополучно!..

Якутская хроника.

«Восточное обозрѣнiе» №13, 31 января 1896

Первыя числа января — надо писать хронику... Знаетъ-ли читатель, сколько удовольствія въ этомъ писаніи? Врядъ-ли, хотя «корреспондента» знаетъ всякій. Поставлю иначе вопросъ: любитъ-ли читатель порой узнать въ описываемомъ — что-либо близкое, хорошо знакомое? Всѣ мы рады, когда «пропечатали» нашего ближняго, — ну, а на сколько пріятно узнавать себя въ какомъ-либо дѣяніи, хотя-бы и въ самомъ скромно-неодобрительномъ? Здѣсь-то и лежитъ причина того «удовольствія» для корреспондента, благодаря которому — день за днемъ откладываетъ онъ свое писаніе, долго сидитъ затѣмъ передъ чистымъ листомъ бумаги и съ усиліемъ, наконецъ, принимается, вяло и нехотя, водить перомъ по бумагѣ... Эхъ, господа читатели! Вспомните, что можно писать и не имѣя въ виду личностей, что, не касаясь лицъ, говоря лишь о «желательномъ» и «не желательномъ», — можно и не хватать за горло вашего собесѣдника за то только, что онъ «могъ смѣть свое сужденіе имѣть».. Увѣренъ, что и эту горькую просьбу гг. (А+В+С)·n+1) — примутъ лично на свой счетъ, но этимъ вступленіемъ разъ навсегда я снимаю съ себя обвиненія въ преслѣдованіи личностей. Очень ужъ мы, захолустные обыватели, мнительны, очень многое принимаемъ на свою отвѣтственность — и потому обижаемся даже тогда, когда говорятъ, что погода скверна — «наша» вѣдь погода...

Святки окончились, въ воздухѣ стоить еще ихъ угаръ, тупымъ туманомъ закрывающій городъ... Якутяне веселились довольно добросовѣстно, хотя были-ли веселы — не знаю. Были однако оживлены, суетились, пили, устроили въ собраніи маленькій скандалъ для разнообразія — en petit comіte, танцовали въ собраніи и по домамъ, маскировались... Почти двѣ недѣли по вечерамъ можно было видѣть надъ нѣсколькими воротами фонари, — знакъ того, что хозяева и ихъ гости ждутъ и приглашаютъ разъѣзжающихъ маскированныхъ. Многія партіи ѣздятъ со своей музыкой.

Теперь праздничное веселье почти закончено и якутяне, полные живыхъ воспоминаній, потягиваясь принимаются за свои будничныя дѣла.

Вслѣдъ за ними переходя къ тому-же, скажемъ, впрочемъ, еще объ одномъ обстоятельствѣ, связанномъ со святками. Что находитъ нашъ якутскій beau monde въ поѣздкахъ къ скопцамъ? Ни одинъ праздникъ не обходится безъ этихъ путешествій, — сами скопцы, подобострастно принимающіе горожанъ, при случаѣ не прочь поговорить о томъ, какъ тягостны и обременительны для нихъ эти посѣщенія и намекнуть, когда это имъ полезно, какъ часто и запросто принимаютъ они своихъ городскихъ знакомыхъ. Убѣжденные, что для девяти десятыхъ изъ такихъ экскурсантовъ весь интересъ — лишь въ самой поѣздкѣ за десять верстъ отъ города, по прекрасной дорогѣ, мы однако не можемъ-же вселить этого нашего убѣжденія во всѣхъ, — для многихъ эти поѣздки остаются загадочными, налагая тѣнь на имена безупречныя и всѣми уважаемыя. Не мѣшало бы, пожалуй, и сюда внести нѣкоторое «раздѣленіе труда» или «спеціализацію», оному — скопцы, оному — честь и чистое имя...

Кстати ужъ — о скопцахъ. Недавно здѣсь осужденъ за убійство своего сожителя скопецъ Зиберовъ на 17 лѣтъ каторжныхъ работъ. Убійство загадочное и по обстановкѣ, и по личности убійцы. По словамъ одного изъ свидѣтелей, убитый умирая сказалъ, что «приходилъ кто-то и выстрѣлилъ въ него сзади, что, все равно, дѣло не поправить, — людей жаль»... Обвиненный утверждалъ, что имѣло мѣсто самоубійство. Предполагаемые мотивы убійства — желаніе оставить за собой имущество покойнаго. Но и обвиненный человѣкъ зажиточный. Главное же, что заставляетъ задуматься — это прошлое убійцы: не разъ уже онъ проявлялъ себя такими дѣйствіями, которыя вызывали общее негодованіе, часто — недоумѣніе; однажды онъ уже былъ замѣшанъ въ аналогичномъ дѣлѣ. Намъ кажется, что медицинская экспертиза была-бы далеко не лишней по отношенію къ Зиберову: слишкомъ часто можно было слышать отъ односельчанъ, что Зиберовъ «полуумный», «помѣшанный», «дураковатый» и т. п. эпитеты, а многіе его поступки говорятъ о дѣйствительной неуравновѣшенности. Однажды, напр., совершенно безъ основаній онъ рѣшилъ, что достаточно наказанъ за скопчество, что теперь онъ уже имѣетъ всѣ права. Въ три-четыре дня онъ ликвидировалъ свое хозяйство — и переѣхалъ въ городъ на жительство. Черезъ нѣсколько дней, конечно, несмотря на всѣ его крики и сопротивленіе, онъ былъ водворенъ обратно на мѣстѣ своего прежняго жительства.

Наши «Областныя Вѣдомости» хотятъ реформироваться поднятіемъ «неоффиціальнаго отдѣла». Въ добрый часъ! Но обстоятельства складываются для нихъ неблагопріятно: въ послѣднее время освобождены якутскія наслежныя управленія отъ обязательной подписки на «Вѣдомости». Это отражается на газетѣ потерею трехъ четвертей ея обычнаго дохода. Остатокъ (около 500 руб.) едва-ли даже покроетъ расходы по изданію на типографію и бумагу. Разсчитывать на безплатныя статьи трудно, такъ какъ большинство пишущихъ въ Якутскѣ далеко не въ состояніи работать безвозмездно. Поднять-же газету настолько, чтобы разсчитывать на подписку въ городѣ и округахъ — невозможно до тѣхъ поръ, пока Якутскъ не войдетъ въ общую телеграфную сѣть: гораздо удобнѣе теперь выписывать иркутскую газету и получать въ ней матеріалъ полный, т. е. и телеграммы, и хроники, написанныя согласно свѣжимъ извѣстіямъ, притомъ два раза въ недѣлю, — чѣмъ дважды въ мѣсяцъ читать уже знакомыя новости. «Вѣдомостямъ» пока по-видимому остается скромная, но благородная и полезная роль — собирать тотъ основной матеріалъ къ изученію края, какой несомнѣнно уже имѣется въ значительномъ количествѣ въ рукахъ отчасти самой администраціи, отчасти — нѣкоторыхъ самостоятельныхъ изслѣдователей. Состоянiе средствъ газеты, впрочемъ, не даетъ надежды на возможность привлеченія къ ней особо-широкаго состава сотрудниковъ.

Во всякомъ случаѣ — sі desіnt vires, tanun est laudonda voluntas...

Еще одна работа, требующая много интеллигентныхъ силъ, какъ и вездѣ, надвигается и на Якутскую область. Въ какой формѣ будетъ происходить здѣсь всеобщая перепись? Этотъ вопросъ очень важенъ: мѣстныя условія таковы, что рѣшительно невозможно примѣнить къ нимъ самый главный принципъ переписи — одновременность. Сколько нужно счетчиковъ, чтобы въ одинъ день, напр., объѣхать Колымскій округъ, гдѣ одинъ житель приходится на 93½ квадр. верстъ? Навѣрное — больше, чѣмъ самихъ жителей... Зимній день въ Области — отъ четырехъ-пяти часовъ на югѣ, — до короткихъ сумерекъ на часъ-полтора — на крайнемъ сѣверѣ; объѣздъ жилищъ въ этихъ условіяхъ сведется на заранѣе подготовленную наличность счетчика чуть-ли не въ каждой юртѣ. Лѣтомъ объѣздъ и подавно явится невозможнымъ: только морозы устанавливаютъ сообщенія по многимъ путямъ даже въ южныхъ округахъ, не говоря о сѣверныхъ тундрахъ. Раздача карточекъ домохозяевамъ заранѣе — также безцѣльна, при полномъ почти отсутствіи въ улусахъ людей не только грамотныхъ, но даже хотя-бы знающихъ русскую рѣчь. Вызовъ домохозяевъ въ извѣстные центры, помимо широкой возможности для населенія утаивать своихъ членовъ семьи, изъ боязни налоговъ и вѣчно страшной инородцамъ солдатчины, — также явится мѣрой трудно осуществимой, хотя-бы потому, что очень и очень не мало найдется домохозяевъ, не владѣющихъ быкомъ, конемъ или оленями, не мало бѣдняковъ сидятъ зимой по своимъ юртамъ за отсутствіемъ теплой одежды, многимъ невозможно будетъ оставить надолго своей семьи безъ работника. Намъ кажется, что единственно возможнымъ цѣлесообразнымъ способомъ является способъ экспедиціонный. Значительное количество маленькихъ партій счетчиковъ, въ теченіе, напр., всей зимы, или даже цѣлаго года, могли бы объѣхать каждая всѣ пункты населенія своего раіона. Практика выработала уже такой пріемъ для требоисправленія духовенства, — остается только расширить и поставить болѣе послѣдовательно и строго его основной принципъ. Конечно, духовенство при такомъ способѣ совершенія переписи, могло-бы оказать дѣлу особенно цѣнныя услуги своимъ опытомъ, знаніемъ и мѣстности, и населенія. Пока, насколько знаемъ, въ области еще не предпринимается никакихъ подготовительныхъ мѣръ. Но планы и программы, выработанныя въ Петербургѣ, могутъ придти слишкомъ поздно въ Якутскъ и застать его совершенно неподготовленнымъ къ грандіозной задачѣ. Отмѣтимъ, кстати, что якутскій улусъ — понятіе совершенно особое, только административно-территоріальное. Якуты не селятся деревнями, поселками, — условія ихъ скотоводства требуютъ возможнаго удаленія другъ отъ друга и поэтому каждая почти юрта стоитъ особнякомъ, въ нѣсколькихъ верстахъ отъ сосѣдей. Между тѣмъ нерѣдко запросы и «вопросные листки» различныхъ учрежденій, обращаясь къ изслѣдованіямъ жизни улусовъ, предполагаетъ ихъ существующими именно въ видѣ сплошныхъ поселеній, а «кочеваніе» — массовымъ передвиженіемъ улуса-поселка цѣликомъ, тогда какъ на дѣлѣ эти перекочевки за полъ-версты—за двѣ, за три версты съ покосовъ на выгоны, совершаются каждой семьей отдѣльно и, въ общемъ, совершенно незамѣтны и нисколько не мѣняютъ общаго характера осѣдлой жизни якутовъ.

Однажды я уже обѣщалъ дать свѣдѣнія о положеніи нашихъ городскихъ дѣлъ, — къ сожалѣнію, до сихъ поръ ревизіонная коммиссія еще не успѣла просмотрѣть и утвердить счетныя книги за 1895 г., почему и обсужденіе смѣты доходовъ и расходовъ этого года оказывается еще неудобнымъ. На этотъ разъ мы ограничимся разсмотрѣніемъ бюджета гор. Якутска за трехлѣтіе 1892—1894 гг.

Доходъ города за это трехлѣтіе выразился обшей суммой 105811 р. 81 к., изъ которыхъ наиболѣе крупную часть составили поступленія съ городскихъ имуществъ и оброчныхъ статей (67717 р.), — покосныхъ и др. земель, лавокъ, балагановъ, пристаней и т. п. Оцѣночный сборъ съ недвижимыхъ имуществъ далъ за это время 8618 р. 62 к., сборъ съ торгов. и промышл. заведеній, съ документовъ на право торговли и промысловъ, при совершеніи засвидѣтельствованій, протестовъ и т. п. —20142 руб. Остатокъ прихода состоитъ изъ казеннаго пособія на квартирное довольствіе войскъ (болѣе половины) — и изъ различныхъ случайныхъ, оборотныхъ и возвратныхъ поступленій.

Такимъ образомъ, средства города являются сравнительно очень малыми: на каждаго жителя городъ можетъ расходовать не болѣе 5 р. 80 к. въ годъ, т. е. всего около 35 тыс. руб. Конечно, и съ этими средствами можно сдѣлать многое, но чтобы опредѣлить истинную величину того, что находится въ свободномъ распоряженіи города на дѣло благоустройства его, нужно вычесть прежде всего изъ суммы доходовъ сумму обязательныхъ расходовъ. Таковыми являются (также за трехлѣтіе), — 9028 р. на содержаніе городск. полиц. управ., 15431 р. 67 к—на пожарную команду, 10803 руб. — на отправленіе воинскаго постоя и содержаніе тюремнаго зданія, 5312 р„ на содержаніе городскихъ учрежденій (по маклерской части, сиротскій судъ, архитекторъ, землемѣръ, ветеринаръ и др.) Затѣмъ слѣдуютъ 14299 р. 55 к. на пособія учащимся, содержаніе благотворительныхъ учрежденій, пенсіи служащимъ, и 29362 р. 65 к. — на содержаніе городск. общ. управ. Случайные и сверхсмѣтные расходы, пособіе казнѣ на содержаніе центр. учрежденій министерства внутреннихъ дѣлъ (105 р.) — составили за трехлѣтіе 12900 р. 89 к.; изъ нихъ, впрочемъ, 7791 р. переведены въ запасный капиталъ и 3240 р. отнесены въ смѣту 1895 г.

Остатокъ отъ всѣхъ этихъ расходовъ, показывающихъ, что Якутскъ — городъ — какъ городъ, со всѣми городскими учрежденіями всякого культурнаго города, съ культурнымъ, дорого стоющимъ самоуправленіемъ, — остатокъ равняющійся 1397 р. 23 к. за трехлѣтіе, — употребленъ на «благоустройство города»... Отсюда понятно, почему въ Якутскѣ нѣтъ ни одной мощеной улицы (если, впрочемъ, не считать «мостовой» настилку изъ хвороста съ навозомъ и щепьемъ), отчего въ городѣ нѣтъ ни одного фонаря, почему «благоустройство» ровно ничѣмъ не выдаетъ себя и нигдѣ не проявляется... А между тѣмъ слѣдовало-бы помнить, что холера хотя и пришла, но еще не прошла, что городъ, прежде всего, — грязенъ до послѣдней степени. Положимъ, послѣдніе годы полиція довольно дѣятельно заботится объ очисткѣ дворовъ, но въ то-же время происходитъ знаменитое «мощеніе» улицъ, свалка сору и навозу по берегамъ Талаго озера попрежнему благодушно — и т. д. Кстати о Таломъ озерѣ. Оно окончательно загажено и загрязнено; лѣтомъ, когда дуетъ сѣверный, сѣв.-западный и западный вѣтеръ— на городъ несется такой смрадъ отъ него и его ближайшихъ окрестностей, что ради этого многіе считаютъ неудобными квартиры въ этой части города, наилучшей въ другихъ санитарно-гигіеническихъ отношеніяхъ. Съ каждымъ годомъ озеро засоряется больше, и очистка становится все труднѣе и недостижимѣе... Задачъ для городского управленія можно найти не мало, но впредь до изысканія средствъ ихъ перечислять нѣтъ особой надобности.

На Крещенье была разыграна лоттерея-аллегри въ пользу пріюта для арестантскихъ дѣтей. Доходъ пріюта отъ лоттереи — около 800—850 р. (куплено вещей на 360 р., работы дѣтей пріюта, въ общемъ очень недурныя и хорошо исполненныя, — на 110 р. и пожертвованныя разными лицами вещи, — въ общемъ разыграно на сумму до 600 р.), при валовомъ доходѣ въ 1200 р. Мы попали въ залу собранія въ моментъ наиболѣе интересный, — когда начали выдавать выигранныя вещи, а колеса съ билетами быстро пустѣли. Залъ былъ наполненъ преимущественно якутами, — и тяжело было смотрѣть, какъ разгорѣлись страсти, съ какимъ азартомъ набрасывались «игроки» на билеты, какъ жадно сверкали глаза, впившіеся въ руки развертывавшихъ билеты, во взволнованное лицо собственника ихъ. Якуты еще слишкомъ мало культурны, слишкомъ легко отдаются безумной погонѣ за случайной наживой, чтобы эта лоттерея была для нихъ лишь веселымъ и забавнымъ пріемомъ благотворительности: объ этой послѣдней сторонѣ дѣла врядъ-ли кто въ залѣ думалъ... Слава Богу, что эта тяжелая картина повторяется въ Якутскѣ только два раза въ годъ... а лучше-бы — и того меньше...

Отъ мимолетной эпидеміи наживы къ эпизоотіи быть можетъ ближе, чѣмъ это кажется... Послѣднее время инфлуэнца опять развернулась на животныхъ и въ формѣ очень рѣзкой: упало и падаетъ много собакъ и лошадей Зима у насъ стоитъ небывалая: то морозы до 60°Ц, — то на нѣсколько дней необычайное тепло — 12° мороза, такая перемѣнная зима, да эпизоотія заставляютъ трусливо покачивать головой нашихъ старожиловъ: примѣта есть у нихъ, что если съ начала зимы стали собаки да лошади падать, —  значитъ и на людей моръ сильный будетъ...

Нашъ міръ медицинскій и имъ интересующійся теперь любопытствуетъ, кто изъ врачей будетъ отправленъ на съѣздъ сифилитологовъ, предстоящій этимъ лѣтомъ. Наибольше шансовъ, кажется, у г. Введенскаго, завѣдующаго больницей и обладающаго серьезнымъ матеріаломъ, въ числѣ коего имѣется и до 500 скорбныхъ листовъ сифилитиковъ. Поживемъ — увидимъ. Какъ-бы то ни было, — предстоитъ значитъ отъѣздъ одного врача, а намъ и такъ негдѣ лѣчиться... Въ Колымскъ вовсе нѣтъ врача уже болѣе 4 лѣтъ... Положеніе медицинскаго дѣла въ Области, впрочемъ, вообще оставляетъ желать многаго.

Якутская хроника.

«Восточное обозрѣнiе» №27, 3 марта 1896

Уже болѣе недѣли, какъ чиновникъ особыхъ порученій при иркутскомъ генералъ-губернаторѣ, г. Щербо-Равичъ знакомится съ дѣятельностью мѣстныхъ учрежденій и изучаетъ наши дѣла и дѣлишки. Общее настроеніе обывателей повышено и всѣ живо интересуются послѣдствіями этой ревизіи.

Читатели «Восточнаго Обозрѣнія» уже знаютъ, что есть свѣдѣнія о возвращеніи Нансена. Письмо довѣреннаго и родственника якутскаго купца Кушнарева, въ концѣ сообщаетъ: «у насъ новость: Нансенъ возвращается, открывши полюсъ и землю»... болѣе ничего нельзя извлечь изъ письма. Собаки и провизія, о которыхъ письмо говоритъ, были доставлены Нансену Санниковымъ, агентомъ Кушнарева, еще при выѣздѣ Нансена въ экспедицію. Кушнаревъ, сообщающій о возвращеніи экспедиціи, очевидно ею мало интересуется и не сообщаетъ даже, откуда онъ получилъ это извѣстіе. Возбуждаетъ недовѣріе мысль, почему Нансенъ, если имѣлъ сношенія съ материкомъ, не отправилъ самъ своей почты, нарочнаго, или хотя-бы какого-либо извѣстія? Остается ждать дальнѣйшихъ сообщеній.

Не малую сенсацію въ Якутскѣ произвела драма, разыгравшаяся въ Амгинской слободѣ (150 в. отъ Якутска, къ юго-западу): въ началѣ января извѣстный всему городу купецъ Киренскій выстрѣломъ изъ ружья убилъ свою жену. Давно извѣстно было, что супруги живутъ не особенно мирно, указывали, что причиной этого служитъ не вполнѣ безупречное поведеніе жены и ревность мужа, — но финалъ разыгрался все-же слишкомъ рѣзко и неожиданно. Какъ мы слышали, арестованный убійца заявилъ, что женою украдены у него изъ приготовленныхъ къ поѣздкѣ въ городъ денегъ 1200 руб. 1100 р., которые затѣмъ и были дѣйствительно при обыскѣ случайно найдены въ жестянкѣ, подъ половицей въ чуланѣ. Другіе указываютъ, что жена сама имѣла средства и могла предъявить претензіи и на большее, такъ какъ все имущество принадлежало ей.

Не безъинтересно, что дѣло это связано съ главнымъ вопросомъ жизни Амгинскаго селенія за послѣднее время, съ возникновеніемъ тамъ общественныхъ кабака и лавки. Амгинское общество на столько бѣдно, что одно время не было въ состояніи оплачивать содержаніе своихъ должностныхъ лицъ и получало для этого ежегодно средства изъ общаго по области земскаго сбора. Виннымъ складомъ купца Астраханцева въ Амгинскомъ селеніи и завѣдывалъ г. Киренскій, имѣвшій при томъ и свою лавку. Само селеніе хотя и насчитываетъ болѣе 100 семействъ, но главный доходъ виннаго склада — отъ сбыта спирта окружающимъ инородцамъ. Этотъ-то доходъ и сталъ теперь достояніемъ не купца Астраханцева и не лавки Киренскаго, а общественныхъ кабака и магазина предметовъ первой необходимости. За послѣдній годъ, такимъ образомъ, общество получило около 1600 р. доходу, въ среднемъ до 130 р. въ мѣсяцъ. Главными врагами новыхъ общественныхъ учрежденій явились, конечно, тѣ купцы, дѣла которыхъ были подорваны новыми порядками — и на этой почвѣ уже происходили столкновенія между г. засѣдателемъ, живущимъ въ Амгинскомъ селеніи и писаремъ мірской избы, поддерживающими общество, съ нѣкоторыми изъ торговцевъ, какъ, напр., тотъ-же Киренскій, Уваровскій и др. Наканунѣ убійства, поздно вечеромъ 2-го января, въ комнату г. засѣдателя вошли двое замаскированныхъ мужчинъ, выказавшихъ сразу нѣкоторое удивленіе и растерянность при видѣ гостей, бывшихъ въ комнатѣ и которыхъ въ самомъ дѣлѣ въ этотъ вечеръ не ждали тамъ. Пройдясь нѣсколько разъ по комнатѣ и ничего ни отвѣтивъ на вопросы, что имъ угодно, маски вышли. Черезъ нѣкоторое время супруга засѣдателя вышла, черезъ сѣни, въ кухню, но чуть открыла дверь въ сѣни, какъ на нее набросился одинъ изъ замаскированныхъ. Къ счастью, ударъ былъ не вѣренъ и г-жа Пермякова получила только толчокъ. На крикъ ея выбѣжали бывшіе въ домѣ, но догнать маску не могли, такъ какъ по близости стояли сани съ лошадью и оба замаскированные ускакали. Слѣдствіе на другой день доказало, что замаскированные были все тѣ-же г. Киренскій съ товарищемъ. На слѣдующій за этимъ происшествіемъ день жена Киренскаго, обѣдавшая въ семьѣ засѣдателя, по возвращеніи домой была убита, а убійца отправился самолично къ засѣдателю объявить о происшедшемъ.

Какъ извѣстно, продажа спирту въ области разрѣшается лишь въ городахъ, но скоро вѣроятно и дер. Покровская, находящаяся въ 150 вер. къ югу отъ Якутска, обогатится также кабакомъ; намъ передавали, что купецъ, имѣющій открыть тамъ кабакъ и лавку, надѣется получить разрѣшеніе. Но говорятъ, что въ средѣ самого покровскаго общества есть сильная оппозиція, хлопочущая о неразрѣшеніи открытія винной торговли. Трудно сказать, хлопочетъ-ли эта оппозиція во имя высшихъ соображеній, или-же просто не желаетъ поступиться своей нынѣшней контрабандной торговлей тѣмъ-же виномъ... Покровское сравнительно близко отъ Якутска, вино растетъ въ цѣнѣ по мѣрѣ удаленія отъ городовъ и, съ этой точки зрѣнія, не легко сказать, что желательнѣе: дорогая-ли и отравленная примѣсями водка, или «вольная» и сносная — гдѣ-нибудь на полъ-пути между Якутскомъ и Олекминскомъ. При легальномъ существованіи по крайней-мѣрѣ кабакъ имѣетъ менѣе поводовъ разводить и портить водку различными спеціями.

(Окончаніе будетъ).

Якутская хроника.

(Окончаніе).

«Восточное обозрѣнiе» №28, 6 марта 1896

Торговля съ Колымой чрезъ порты Охотскаго моря до сихъ поръ не можетъ установиться: недавно были извѣстія, что въ Колымскъ изъ Олы пришли товары Приамурской К° и что цѣны на все баснословно низки. Немногимъ позже были письма, что Пріамурская К° привезла очень мало товаровъ, что цѣны опять подняты выше прежняго.

«Открыть» путь, въ смыслѣ единичной поѣздки, конечно, не такъ трудно, но установить, организовать правильное движеніе по нему дѣло нелегкое. Говорятъ, что путь устраивается Приамурской К°, строящей тамъ склады и мѣстами поварни, но въ результатѣ явится, конечно, монополія компаніи, что уже разъ было отвергнуто администраціей, когда предложеніе сдѣлала фирма Бережновыхъ. На этотъ разъ монополія явится безъ помпы, простымъ фактомъ, но отъ этого краю будетъ не легче. Приамурская К°, не смотря на всю грандіозность своихъ дѣлъ, плаваетъ такъ-же мелко, по образу дѣйствій, какъ и всѣ сибирскія фирмы. Заручившись монополіей она умѣетъ затѣмъ затянуть узелъ. Въ частности, многіе въ городѣ высказываютъ недовольство магазиномъ компаніи, постепенно теряющимъ довѣріе публики: такъ, напр., тамъ два покупателя могутъ купить одинаковую вещь по очень различнымъ цѣнамъ («смотря съ кого»), нельзя, какъ ранѣе, вполнѣ полагаться на расцѣнку и качество товара и т. п. Но компанія уже твердо основалась въ Якутскѣ, и мелкій покупатель, публика и ея мнѣніе — ей теперь не интересны. Такимъ образомъ врядъ ли можно возлагать много надеждъ на «естественный ходъ дѣлъ» въ поднятіи благосостоянія сѣвера, въ удешевленіи тамъ предметовъ первой и насущной необходимости, какъ хлѣбъ, чай и т. п. Торговыя фирмы осуществляютъ такія задачи иногда попутно, но прежде всего имѣютъ въ виду свои выгоды. Между тѣмъ жизнь на сѣверѣ въ самомъ дѣлѣ становится съ каждымъ годомъ труднѣе. Такъ, послѣ голодовокъ и падежа оленей, рогатаго скота и собакъ въ прошломъ году, край опустился еще ниже, чѣмъ это было ранѣе. Чрезвычайно желательнымъ поэтому является дѣйствительное открытіе казеннаго пути отъ одного изъ портовъ Охотскаго моря къ Колымѣ, съ постоянной и правильно организованной доставкой по нему казенныхъ транспортовъ хлѣба, соли, пороху, свинцу, конскаго волоса, конопли. Нынѣ-же краю грозитъ еще худшая прежней участь: якутскіе купцы уменьшаютъ свои транспорты и даже совершенно прекращаютъ отправку ихъ въ Колымскъ изъ боязни конкуренціи Приамурской К°, послѣдняя-же не даетъ того несчастному краю, чего отъ нея ждали, — въ результатѣ такимъ образомъ является полная случайность и необезпеченность удовлетворенія самыхъ насущныхъ потребностей округа.

Въ связи съ этимъ необходимо вспомнить, что опять заговорили объ уничтоженіи porto franco побережья охотскаго моря. Несомнѣнно, что содержаніе таможенной охраны тамъ будетъ стоить значительно больше, чѣмъ дастъ ожидаемый доходъ, но кромѣ того явится и тяжелымъ ударомъ для бѣднаго края: главнымъ продуктомъ почти даже исключительнымъ, движенія чрезъ Охотскiе порты является чай, всякое возвышеніе цѣны котораго тяжелымъ гнетомъ отзовется на населеніи, для котораго чай нуженъ и знакомъ болѣе, чемъ хлѣбъ. Кирпичъ, стоящій въ Якутскѣ нынѣ 65—70 коп., несомнѣнно съ закрытіемъ портовъ поднимется до цѣны, на какой стоялъ нѣсколько лѣтъ еще назадъ, когда привозъ чрезъ Аянъ и Охотскъ не былъ организованъ, т. е. до 1 р.—1 р. 30 коп. А появленіе таможенъ въ Аянѣ и Охотскѣ несомнѣнно поведетъ за собою прекращеніе ввоза чрезъ нихъ и возвращенiе къ старому господству стачки нашихъ и иркутскихъ купцовъ, тѣмъ болѣе, что желѣзная дорога сдѣлаетъ южный путь еще проще и устойчивѣе.

Желѣзная дорога, открытая до Красноярска, для насъ, якутянъ, до сихъ поръ ничѣмъ не отозвалась. Мы мечтали, что съ открытіемъ этого участка почта изъ Россiи будетъ доходить сюда всего лишь дней въ 30, но она и понынѣ идетъ до двухъ мѣсяцевъ. Неужели рядомъ съ линіей дороги до сихъ поръ треплется наша почта на коняхъ? И двигается-ли она отъ Тюмени уже конями, или перемѣнила направленіе и перекладывается изъ вагоновъ въ телѣги гдѣ-нибудь въ Челябинскѣ, Омскѣ?... Въ Америкѣ, говорять, въ пустыняхъ запада можно видѣть иногда пустырь со столбами. На одномъ надпись: «городъ и станц. такая-то», на другомъ — «почта и телеграфъ» и т. д. — у насъ-же культурные спутники желѣзной дороги движутся не по ней, а плетутся рядомъ съ ней.

Масляница прошла у насъ шумно и весело — по крайней мѣръ для тѣхъ, кто искалъ того и другого. Благочестивые еще и донынѣ не успѣли покончить съ предверіемъ поста и еще въ него не вступили.

Въ реальномъ училище былъ спектакль — игрались три пьески дѣтскаго репертуара ученицами женской прогимназіи. Замѣтимъ, кстати, что вовсе не педагогическій пріемъ эннервировать дѣтей цѣлый мѣсяцъ мыслью о выходѣ на сцену и затѣмъ, въ моментъ такового, отмѣнять его вовсе. Нѣсколько дѣвочекъ, готовившихся читать послѣ спектакля, были сильно огорчены, когда имъ сообщили, что чтенія не будетъ. Залъ былъ полонъ, но сборъ, благодаря расходамъ, не великъ.

Послѣднее время стоитъ очень теплая погода — пахнетъ весной. Охъ, что-то будетъ, когда начнутъ таять горы навоза на улицахъ «вновь замощенныхъ» и «поднятыхъ въ уровнѣ» этимъ мостильнымъ матеріаломъ?..

Якутская хроника.

«Восточное обозрѣнiе» №46, 17 апр. 1896

Тихо и глухо у насъ. Постъ. Хотя многіе и пытались сократить его обычную продолжительность, растянувъ масляницу и на первую недѣлю, но все-же —онъ наступилъ, великій постъ, — и скоромные блины со всѣми своими грѣховными аксесуарами исчезли въ рѣкѣ временъ и адскомъ чадѣ горѣлаго масла... Хороши, все-же, были они покойники!.. Извѣстно — de mortuis aut nihil, aut bene — тѣмъ болѣе-же примѣнимо мудрое изреченіе къ дорогимъ сердцу нашему покойникамъ... Мы здѣсь въ самомъ дѣлѣ любимъ блины и, пожалуй, даже не столь блины, сколь вообще «погулять», выпить-закусить. Но во время поста только и остается, что устраивать пироги по случаю причастія. И эти «пирожки» («порошки») здѣсь, какъ и вообще, впрочемъ, по Сибири, — законъ и обычай. Особенно много пироговъ на первой и на послѣдней недѣляхъ — такъ много, что иныхъ даже въ тупикъ ставитъ, — какъ быть, чтобы нигдѣ не пропустить? Пропустишь — обидятся. А вѣдь стоитъ только на первомъ перепустить, такъ уже навѣрно на другіе не попадешь... — «Ужъ эти мне порошки!» сердится потомъ иной бѣдняга, «перепустившій» и «пропустившій». Тогда наступаетъ длинный и мрачный постъ.

Звѣздой лишь блеститъ впереди Пасха, разговѣнье и «вкушеніе» всѣхъ прелестей, доступныхъ въ эти радостные дни...

Страшные морозы свалили, вѣетъ весной. Но въ области эта весна тревожна для Колымскаго края. Обыкновенно въ это время тамъ наибольшее оживленіе: съѣзжаются купцы, привозятъ товары, образуется нѣчто въ родѣ ярмарки, завершающейся поѣздкой на Анюй, къ чукчамъ. На этотъ разъ на сѣверѣ вообще добыча пушнины очень слаба и неудачна — обычные зимніе и весенніе транспорты мѣховъ оказались болѣе, чѣмъ скудны; анюйская-же ярмарка, торгъ съ чукчами и анадырщиками врядъ-ли даже состоится. Какъ уже сообщалось въ сибирскихъ газетахъ, ярмарка въ прошломъ году закончилась печальнымъ инцидентомъ: на ярмаркѣ хотѣли прекратить продажу водки чукчамъ. Но у послѣднихъ на это оказался свой особый взглядъ: какая-же можетъ быть на ярмаркѣ «продажа», «торговля» водкой. Вѣдь всѣ чукчи приходятъ на ярмарку единственно для того, чтобы «угоститься» водкою и отчасти только запастись русскимъ табакомъ, металлическими издѣліями.

Одинъ чукча былъ арестованъ и, какъ извѣстно, отъ разрыва сердца умеръ. Чукчи вытребовали трупъ для погребенія.

И вотъ теперь, передъ ярмаркой, они прислали свой ультиматумъ — имъ, кровь за кровь, должны дать въ полное распоряженіе одного русскаго... «Хоть плохонькаго какого», наивно они требуютъ; какой-то «шпіонъ» (такъ его называютъ въ Колымскѣ) — ламутъ шныряетъ между чукчами отъ рода къ роду, является въ Колымскъ, устраиваетъ какія-то дѣла, ведетъ какіе-то переговоры... Какъ намъ сообщаютъ — русское населеніе Колымскаго края нынѣ находится въ тревогѣ. Въ самомъ дѣлѣ, — край совершенію беззащитенъ въ случаѣ нападенія чукчей. Въ виду тревоги, недавно казаковъ учили въ Колымскѣ стрѣлять изъ берданокъ (ихъ тамъ имѣется 20 шт.), но никто не могъ попастъ въ дно фляги изъ-подъ спирту, діаметромъ около ¾ арш. У чукчей-же имѣется прекрасное оружіе, получаемое ими отъ американцевъ: часто встрѣчается и новѣйшій винчестеръ, и магазинка... Сколько чукчей? Этого никто не знаетъ, но извѣстно, что ихъ во всякомъ случаѣ во много десятковъ разъ тамъ болѣе, чѣмъ русскихъ. Чукчи и ихъ территорія совершенно внѣ какихъ-бы то ни было вліяній, всѣ свѣдѣнія о численности — гадательны. Къ числу русскихъ подданныхъ принадлежитъ около 480 душъ муж. и жен.

Надо помнить, что чукчи — народъ наименѣе культурный и обособленный въ Сибири, родовая месть для нихъ почти единственная форма удовлетворенія въ извѣстныхъ случаяхъ. За умершаго были выданы подарки еще въ прошломъ году, но очевидно, что «вирою» общественное мнѣніе чукчей данный фактъ не покрываетъ... Мартъ, апрѣль будутъ тревожны для колымскихъ русскихъ. Нѣкоторая надежда есть на ламутовъ; эти послѣдніе часто враждебны чукчамъ и на анюйской ярмаркѣ обыкновенно играютъ роль полиціи и резерва; но численный перевѣсъ во всякомъ случаѣ, какъ и въ вооруженіи, останется за чукчами.

Члены якутской экспедиціи безпокоятся за своего собрата, В. Г. Богораза, ведущаго изслѣдованія исключительно среди чукчей. Онъ былъ на ярмаркѣ въ прошломъ году и послѣ нея уѣхалъ къ чукчамъ, съ которыми и кочевалъ нѣсколько мѣсяцевъ, живя среди нихъ и по ихъ образу. Къ Рождеству г. Богоразъ былъ въ Ср. Колымскѣ и собирался ѣхать опять къ чукчамъ.

(Окончаніе будетъ).

Якутская хроника.

«Восточное обозрѣнiе» №47, 19 апр. 1896

Раньше я уже писалъ, что одною изъ главнѣйшихъ нуждъ населенія области въ ея южныхъ округахъ является урегулированіе поземельныхъ отношеній, возможное лишь при условіи предварительныхъ обмежеванія и таксаціи. Проектъ мѣръ въ этомъ направленіи уже выработанъ мѣстной администраціей и скоро будетъ представленъ высшему правительству. Но и по мимо таксаціи и обмежеванія возможны неустройства. Примѣромъ можетъ служить скопческо-Кильдемское селеніе (30 вер. къ сѣв. отъ Якутска), гдѣ, не смотря на обмежеваніе, на надѣленіе селенія «по числу наличныхъ душъ» землею въ размѣрѣ 15 дес. на душу (на 64 чел. 960 дес.), — до сихъ поръ идутъ споры въ средѣ общественниковъ о землѣ, до сихъ поръ иные не имѣютъ надѣловъ, другіе — сидятъ на томъ, что благоугодно было выдѣлить въ ихъ пользу воротиламъ селенія. А между тѣмъ вопросъ по-видимому рѣшается очень просто: относительно Кильдемскаго селенія имѣется подробное «Предложеніе» г. иркутскаго генералъ - губернатора (№ 10926 за 1891 г.) основанные на немъ «предложеніе» якутскаго губернатора областному правленію и указъ послѣдняго окружному управленію. Въ селенiи-же происходятъ странныя вещи: лица, бывшія въ числѣ тѣхъ «наличныхъ душъ», по коимъ отводилась земля, — сидятъ на клочкахъ, лучшія-же земли свободно захватываются богачами. Выморочныя усадьбы, вопреки «Положенію 16 февраля» и «предложенію» генералъ-губернатора, — общество продаетъ; продаетъ оно и усадьбы, прирѣзанныя селенію спеціально для надѣленія вновь причисленныхъ — и эти послѣдніе, если не имѣютъ средствъ купить землю, остаются безъ усадебъ. Продаются именно земли, такъ какъ постройки продаются особо.

Спеціально скопческая, кажется, жадность, — жадность людей, вырванныхъ изъ міра и прикрѣпленныхъ кучей на одномъ тѣсномъ клочкѣ, — дѣлаетъ то, что воротилы не знаютъ мѣры въ злоупотребленіи своей силой. Довольно для иллюстраціи указать, напр., какъ два сосѣда, зарившіеся на усадьбу третьяго между ними, покончили споръ убійствомъ (дѣло ск. Бондарева). Одинъ изъ ловкихъ маневровъ заправилъ — ссорить своихъ враговъ между собою.

Большой трудъ изслѣдованія русскихъ поселеній въ области въ отношеніяхъ по преимуществу судебномъ, административномъ и экономическомъ, исполненный по порученію администраціи гг. Кондаковымъ и Майновымъ законченъ и сданъ. Какъ мы слышали, испрашивается у г. генералъ-губернатора особый кредитъ на изданіе этого труда. Изданіе предполагается вести въ Иркутскѣ, — якутская типографія, печатавшая Памятную книжку, не можетъ браться за такія большія работы. Этимъ лѣтомъ типографія получила новый запасъ шрифта и скоропечатную машину, но помѣщеніе типографіи очень мало и врядъ-ли будетъ въ немъ мѣсто для кассъ шрифтовъ, полученныхъ нынѣ — якутскаго и французскаго. Но главное, чѣмъ слаба мѣстная типографія — это опытные наборщики и рабочіе: корректуру иногда приходится держать шесть и семь разъ, самый наборъ производится чрезвычайно медленно.

Якутскій шрифтъ выписанъ въ областную типографію восточно-сибирскимъ отдѣломъ И. Р. Г. О., въ обмѣнъ на плату, какая будетъ слѣдовать типографіи за предстоящее печатаніе якутско-русскаго словаря г. Пекарскаго. Изданіе это вѣроятно начнется не ранѣе осени текущаго года — авторъ теперь усиленно занятъ окончательной редакціей словаря и подготовкой его къ печати. Любопытно-бы справиться, кто будетъ набирать этотъ словарь, — шрифтомъ, отлитымъ по начертанію Бетлингка, съ дополненіями автора словаря? Если корректура русскаго набора держится по семи разъ, то сколько корректуръ предстоитъ имѣть при изданіи словаря? Или самому автору придется быть и наборщикомъ? Пожалуй, что это единственный исходъ...

Якутская хроника.

«Восточное обозрѣнiе» №58, 19 мая 1896

Скоро имѣетъ выйти изъ печати 3-й выпускъ (ранѣе, 2-го) памятной книжки Якутской области, содержащій въ себѣ четыре журнала областного совѣта по главнымъ вопросамъ современной жизни области. Въ свое время мы ознакомимъ читателей съ этими чрезвычайно важными для края проектами, заглянувъ на нихъ съ точки зрѣнія соотвѣтствія предположенныхъ мѣръ дѣйствительнымъ нуждамъ.

Всѣ четыре журнала занимаются южной частью области, округами Якутскимъ, Олекминскимъ и Вилюйскимъ; нужда же сѣвера, какъ и весь складъ его жизни, совершенно другого порядка и, вѣроятно, вызоветъ особыя мѣропріятія. Объ ихъ необходимости же свидѣтельствуютъ такіе страшные годы, какъ 94-й, когда весь крайній сѣверъ испыталъ чрезвычайную нужду, когда пало тамъ такъ много скота и безъ того очень немногочисленнаго.

Ничего не слышно особаго о дѣйствіяхъ чукчей. Прибылъ изъ Колымска нарочный и привезъ жалобу чукчей по дѣлу прошлаго года. Въ городѣ же было распространился слухъ, что привезенъ даже трупъ убитаго чукчи, якобы присланный чукчами спеціально для судебно-медицинскаго освидѣтельствованія, за ихъ счетъ.

Пришелъ нарочный и изъ Усть-Янска. О Нансенѣ нѣтъ никакихъ свѣдѣній. Такимъ образомъ, инцидентъ можно считать исчерпаннымъ, хотя остается еще неизвѣстнымъ, почему Кушнаревъ сообщилъ свое извѣстіе въ Якутскъ, на чемъ основывался онъ. Г. Кондаковъ, сообщавшій первое свѣдѣніе «Восточному Обозрѣнію», какъ мы слышали, чрезвычайно смущенъ всѣмъ сенсаціоннымъ шумомъ его телеграммы, отвѣтственностью, какую онъ на себя взялъ. Но мы полагаемъ, что еще болѣе тяжелой была бы отвѣтственность, если-бы извѣстіе оказалось вѣрнымъ. Нансенъ дѣйствительно возвращался-бы. Во всякомъ случаѣ лучше избытокъ вниманія и чуткости, чѣмъ индифферентизмъ, въ чемъ несомнѣнно обвинялись бы «прозѣвавшіе» возвращеніе смѣлаго ученаго и не протянувшіе ему во время руку помощи. Предварительная-же провѣрка извѣстія была совершенно невозможна.

Послѣднее время городъ испытываетъ нѣкоторую тревогу благодаря слухамъ о появленіи оспы. Пока, кажется, ея еще въ области нѣтъ, но она есть въ верховьяхъ Лены, стало-быть неизбѣжно дойдетъ и до Якутской области. Что такое оспа среди инородцевъ —вѣроятно знаютъ всѣ. Что она въ Якутской области — ярко разсказано въ повѣсти г. Сѣрошевскаго «На краю лѣсовъ». Воспоминанія о послѣдней эпидеміи еще очень живы у якутовъ и одно извѣстіе о появленіи оспы способно навести на нихъ паническій ужасъ. Между тѣмъ въ Якутскѣ вовсе нѣтъ теперь детрита; обычно-получаемый изъ Иркутска къ веснѣ, нынѣ онъ еще не пришелъ, вѣроятно въ зависимости отъ возросшей нужды въ немъ на мѣстѣ.

Прививка идетъ почти единственно въ городахъ. Въ слабой степени — въ раіонахъ нѣсколькихъ священниковъ, занимающихся оспопрививаніемъ. Въ 1894 году въ улусы для этой цѣли были командированы фельдшеръ и окружный врачъ. Вѣроятно неудобныя условія перевозки детрита имѣли слѣдствіемъ чрезвычайно малый процентъ принявшихся прививокъ. Такъ, напр., въ одномъ пунктѣ Намскаго улуса (Модутскій наслегъ), гдѣ произведена прививка около 50 человѣкамъ, — не было ни одного случая развитія процесса на всѣ 50. Въ улусахъ прививка лежитъ на обязанности «оспенныхъ учениковъ», но къ нимъ населеніе относится чрезвычайно недовѣрчиво и дѣятельность ихъ ничтожна. Нѣсколько лѣтъ назадъ была попытка поднять оспенное дѣло устройствомъ оспеннаго телятника въ Якутскѣ, но отсутствіе денегъ оставило все въ прежнемъ состояніи. Такимъ образомъ, появись оспа, мы къ ней готовы менѣе, чѣмъ когда-бы то ни было, т. к. теперь у насъ нѣтъ даже детрита.

Въ больницѣ появился ребенокъ, покрытый оспенными пустулами, — но очень скоро эта оспа была разжалована въ экзему, каковая дѣйствительно теперь эпидемически охватываетъ дѣтей. Путемъ культуры, какъ мы слышали, больничный врачъ было надѣялся въ началѣ получить оспенную лимфу отъ этого ребенка.

Какъ мы слышали, администрація уже телеграфировала въ Иркутскъ объ ускореніи высылки детрита.

Якутскъ за послѣдніе годы замѣтно началъ обстраиваться. Теперь воздвигается нѣсколько хорошихъ зданій въ центрѣ города и уже замѣтно выдѣляется среди другихъ построекъ будущій домъ общественнаго собранія. На постройку этого зданія уйдутъ всѣ средства, какими собраніе обладаетъ.

«Кружокъ» любителей литературы и искусствъ мало проявляетъ свою дѣятельность. Недавно состоялись новые выборы членовъ правленія кружка, которымъ мы охотно желаемъ успѣть въ возбужденіи энергіи своихъ сотоварищей на почвѣ «служенія искусству».

Просмотрѣлъ изданную отдѣломъ книгу г. Іоника. Очевидно, что въ Иркутскѣ не ожидаютъ получить ту по истинѣ грандіозную массу матеріала, какую добыли по историческимъ вопросамъ члены экспедиціи г.г. Виташевскій и Левенталь, первый преимущественно въ области права, второй — экономической жизни края, широко разумѣя области. Хотя оба изслѣдователя и владѣютъ уже большими матеріалами, но работы ихъ еще не закончены и къ имѣющимся крупнымъ своимъ пріобрѣтеніямъ оба добавятъ вѣроятно еще не мало новаго.

Немалую сенсацію въ городѣ произвело извѣстіе объ утвержденіи новыхъ штатовъ мѣстнаго областного правленія. По слухамъ, къ тремъ отдѣленіямъ областного правленія прибавится четвертое, съ функціями казенной палаты.

Такъ-же реформируется и чертежная. Ея штатъ увеличивается съ назначеніемъ окружныхъ землемѣровъ для каждаго изъ южныхъ округовъ, (кромѣ одного областного землемѣра). Вмѣстѣ съ тѣмъ значительно увеличивается и жалованье служащихъ. Эта реформа особенно важна въ виду такого громаднаго запроса на работу чертежной, какой предъявляетъ къ ней поземельная неустроенность области и масса споровъ, изъ того вытекающихъ.

Однако, сегодня хроника слишкомъ растянулась: пора и кончать. Въ городѣ, какъ видите, все благополучно. Изъ неблагополучнаго можно указать на нѣсколько смертей за послѣднее время: покончилъ съ собой самоубійствомъ юноша, служившій при меблированныхъ комнатахъ, — какъ говорятъ, — отъ безнадежной любви. Убилъ жену изъ ревности кузнецъ, скоропостижно умеръ извощикъ еврей... Умеръ, послѣ тяжелой и долгой болѣзни пользовавшійся симпатіями въ городѣ бывшій товарищъ прокурора при мѣстномъ судѣ, В. К. Дыбовскій.

(Окончаніе будетъ).

Якутская хроника.

«Восточное обозрѣнiе» №59, 22 мая 1896

Въ февральской хроникѣ я писалъ о преступленіи, совершенномъ въ Амгинской слободѣ. Преступникъ принадлежитъ къ числу коренныхъ якутскихъ родовъ. Само по себѣ дѣло имѣетъ за собою общественную подкладку, такъ какъ неустройства въ семьѣ Киренскихъ разыгрывались на почвѣ вопроса о несходствѣ характеровъ и симпатій супруговъ, имѣвшихъ отраженіе часто и на общественной дѣятельности преступника. Разборомъ дѣла заинтересованы были не только родственники и друзья убитой и убійцы, но и всѣ тѣ, кто такъ или иначе интересовался общественнымъ смысломъ совершеннаго факта.

Разбирательство дѣла Киренскаго производилось 8-го апрѣля. Товарищъ прокурора въ нѣсколькихъ словахъ своего обвиненія сразу сталъ на эту-же точку зрѣнія и заговорилъ о томъ, что приговоръ именно имѣетъ это высокообщественное значеніе выраженія и удовлетворенія общественной совѣсти. Эта часть его краткой рѣчи сразу подняла судъ до высотъ его дѣйствительнаго высокаго назначенія и усилили звучавшій тонъ настроенія публики.

Предверіемъ къ разбору дѣла явилось объявленіе утвержденнаго приговора по одному изъ ранѣе разсмотрѣнныхъ дѣлъ: въ залу приведенъ поселенецъ; засѣдатель суда читаетъ ему, что за увѣчье въ запальчивости и раздраженіи, безъ заранѣе обдуманнаго намѣренія, нанесенное, подсудимымъ брату, слѣдствіемъ чего была смерть увѣчнаго, онъ, подсудимый, приговаривается къ 60 плетямъ и 6 г. каторжныхъ работъ и 2 г. состоянія въ разрядѣ испытуемыхъ.

Предсѣдатель читаетъ суду выдержки изъ показаній Киренскаго и свидѣтелей.

Защищался Киренскій самъ. Это была заученная наизусть трескучая и претенціозная рѣчь съ яркимъ желаніемъ бросить пыль въ глаза, патетикой разжалобить сердца и фальшивой искренностью ихъ умилить. Видно-же было маленькую и трусливую душу, претензіи недоучки, самодовольство и самомнѣніе истиннаго сына своего общества. «Какъ-же могъ я дойти до столь ужаснаго, столь, г.г. судьи и обвинительная власть, противуестественного преступленія!? Убить кого-же? свою жену, мать своихъ дѣтей!?» Подсудимый безнадежно и съ недоумѣніемъ разводитъ руками. — «Я пришелъ къ заключенію, г.г. судьи и обвинительная власть, что все зависитъ, отъ интерваловъ нервной раздражительности!» заключаетъ онъ психологическій свой анализъ. «Интервалъ нервной раздражительности!» вотъ они, истинные виновники и, конечно, Киренскій искренно убѣжденъ, что только они и виноваты, только они и сгубили жизнь его жены, разбили его семью...

Все это сложное дѣло было разобрано судомъ въ теченіе 50 минутъ. Совѣщаніе судей заняло еще 35 минутъ.

Во всякомъ случаѣ Надежда Киренскаго оправдалась; его дѣти сохраняютъ отца. Другое дѣло — каковъ отецъ, каково будетъ воспитаніе при его «интервалахъ нервной раздражительности»...

Въ № 5 «Вост. Обозр.» появилась короткая корреспонденція изъ Якутска съ таблицей цѣнъ на разные товары въ г. Ср.-Колымскѣ. Цѣны чрезвычайно дешевыя, изъ чего неминуемо слѣдуетъ заключить, что Приамурская К° облагодетельствовала край. Къ сожалѣнію, въ корреспонденціи нѣтъ указаній на то, что вообще товаровъ было привезено очень немного, что поступили они преимущественно въ руки мѣстныхъ торговцевъ, что помимо короткаго времени съ прибытія транспортовъ до ихъ перепродажи купцамъ въ городѣ и округѣ весь годъ стояли цѣны совсѣмъ не тѣ и многихъ продуктовъ и вовсе не было. Вотъ цѣны, по которымъ одинъ изъ наиболѣе крупныхъ торговцевъ Якутска и сѣвера назначилъ вести продажу въ теченіе года въ Колымскѣ:

Черкасскій табакъ, за 1 ф. 70 к.

Сахаръ 65—70 к.

Рисъ 60—70 к.

Мыло 50 к.

Свѣчи стеаринов. 80 к.

Крупчатка 1 п. 15 р.

Топоръ желѣзн. 1р.20 к. — 1 р. 50 к.

Даба, кусокъ 3 р. 80 к. — 4 р.

Сарпинка, 1 арш. 35 к.

Ситецъ 30 к.

Тикъ 45— 50 к.

Плисъ 70 к.

Котлы жел. за 1 ф. 60 к.

Спиртъ, ведро 32 р.

Эти цѣны сравнительно очень низки, такъ какъ крупный торговецъ имѣетъ въ виду продать преимущественно посредникамъ. Не мудрено, что на дѣлѣ у этихъ купцовъ второй руки, а иногда и у самаго довѣреннаго г. В. цѣны обыкновенно значительно выше. Притомъ, Приамурская К° многаго не имѣла вовсе: такъ, сбытомъ, напр., ситцу по 60—70 к. за аршинъ въ настоящемъ году колымскіе купцы компенсировали маленькій подрывъ, какой по внѣшнему виду получили отъ новаго явившагося конкуррента.

Мы уже сообщали о нуждѣ сѣвера и пользуемся случаемъ повторить, что устройство вѣрнаго и постояннаго сообщенія Колымскаго края съ портами Охотскаго моря единственно только можетъ помочь уменьшенію этой нужды.

Только казенный трактъ, проведенный для общаго пользованія и для передвиженія казенныхъ грузовъ, можетъ дать необходимую поддержку краю.

Якутская хроника.

«Восточное обозрѣнiе» №74, 26 iюня 1896

Наконецъ Якутскъ вновь связанъ съ міромъ и не сидитъ Робинзономъ на необитаемомъ островѣ, среди безбрежнаго океана... Именно такое чувство полнаго уединенія, хотя-бы и коллективнаго, производитъ на насъ осенняя и весенняя распутицы, прекращеніе сообщеній съ міромъ болѣе чѣмъ на мѣсяцъ. Послѣднія весеннія почты прибыли въ Якутскъ 19 апрѣля и 1 мая, затѣмъ, совершенно неожиданно, явилась еще почта и 3 мая, — кажется, не бывало позднее прибытіе. Послѣднія иркутскія газеты, привезенныя почтой 3 мая, были отъ 10 апрѣля. Затѣмъ полная изолированность до парохода, явившагося 21 мая, въ 9 ч. вечера. Второй прибыль 24, привезя послѣдній № «Восточнаго Обозрѣнія» отъ 10 мая. Такимъ образомъ, пароходы привезли много новаго, много газетъ, журналовъ и нѣкоторую надежду, что отнынѣ во все лѣто мы будемъ имѣть по почтѣ въ недѣлю, хотя пароходство въ этомъ случаѣ, какъ оказалось изъ примѣра прошлаго года, даетъ менѣе гарантій, чѣмъ обычная ранѣе перевозка въ лодкахъ: одинъ за другимъ садились пароходы на мель и появленiе ихъ въ Якутскѣ далеко не было правильнымъ.

Внеся нѣкоторую правильность и удобства въ сообщеніи Якутска пароходы, однако, оставляютъ желать многаго лучшаго и прежде всего удешевленія проѣзда, нынѣ чрезвычайно дорогого. Такъ, билетъ отъ Якутска до Тарасовой въ 1-мъ классѣ стоитъ 108 руб., въ 3-мъ 32 р. 41 к. Это, конечно, дешевле, чѣмъ движеніе почтовыми лодками, но въ нѣсколько разъ превышаетъ соотвѣтственную разстоянію стоимость проѣзда по рѣкамъ Европ. Россіи и Сибири *). Два рубля въ сутки за обѣдъ и чай также слишкомъ много, непомѣрно высоки вообще цѣны буфета.

*) Напр., почти такое-же разстояніе между Томскомъ и Тюменью оплачивается въ 1-мъ классѣ лишь 18 р., въ 3-мъ пятью рублями (пароходство Трапезникова).

Непонятна и высокая цѣна на провозъ товаровъ, болѣе чѣмъ вдвое, почти втрое превышающая стоимость провоза на паузкахъ (1 р. 8 к. и 40 к.) Понятно отсюда, что и каждый не почтовый, сторонній пароходъ увозить съ собою много пассажировъ и привозитъ несомнѣнно больше товаровъ (напр. «Громовъ»). Говорятъ, что фирма жаловалась на малые доходы отъ своего пароходства; въ этомъ случаѣ ей пенять не на кого, кромѣ своей жадности: будь цѣны болѣе нормальны, напр. вдвое ниже, пароходы были бы, вѣроятно завалены товарами, усилилось-бы пассажирское движеніе. Здѣсь указываютъ, что убытки, понесенные компаніей то за опозданіе въ приходѣ, то за снятiе съ мели, за провозъ почты въ лодкахъ и т. п. должны быть прежде всего поставлены въ укоръ жадности компаніи, неимѣющей хорошихъ капитановъ, не берущей хорошихъ лоцмановъ, перегружающей свои пароходы, снабдившей ихъ малосильными машинами...

По контракту съ этого года компанія должна имѣть пристани, но о нихъ ничего не слышно. Вѣроятно, какъ и въ прошломъ году, публика будетъ мѣсить грязь на берегу, при случаѣ и подъ дождемъ. Какъ и въ прошломъ году, женщины и дѣти должны будутъ пробираться на пароходъ по узенькой и длинной раскачивающейся сходнѣ, рискуя слетѣть въ воду и не имѣя даже перилъ, чтобы держаться.

Весна у насъ поздняя. Ледъ шелъ долго. Разливъ былъ выше средняго, но ниже, чѣмъ въ прошломъ и третьемъ году. Все-же луга затоплены были достаточно и это даетъ надежду на хорошій сборъ сѣна. Съ хлѣбомъ дѣло обстоитъ хуже. Обыкновенно близь Якутска посѣвы начинаются въ концѣ апрѣля, кончаясь къ срединѣ мая. На этотъ-же разъ весь апрѣль и даже часть мая, особенно долго на низинахъ, лежалъ глубокій снѣгъ. Когда онъ стаялъ, земля оказалась настолько сырой, что сѣять было невозможно. Пришлось ждать, засѣвая постепенно, по мѣрѣ нѣкотораго подсыханія пашенъ. Такимъ образомъ посѣвы шли съ 10-хъ чиселъ мая и вплоть по средину двадцатыхъ, т. е. почти мѣсяцемъ позже обычнаго засѣва. Нерѣдко приходилось и вовсе почти не боронить: поля, оставленныя на два дня ради дальнѣйшаго сѣва, при теплыхъ майскихъ дняхъ уже успѣли дать ростъ зерну. Лѣтомъ здѣсь, въ общемъ, мало дождей — они начинаются съ конца іюля, съ августа, обыкновенно мѣшая уборкѣ; влажность земли въ этомъ году даетъ много надеждъ на удачный сборъ, но лишь при условіи вообще жаркаго лѣта и отсутствія раннихъ морозовъ. Если-же лѣто будетъ дождливое и хлѣбъ будетъ расти и вызрѣвать медленно, или мокнуть, если его хватитъ морозомъ въ іюлѣ, началѣ августа — то области предстоитъ очень тяжелый годъ.

Въ этомъ году муки изъ Иркутской губерніи, вѣроятно, почти не будетъ, все уйдетъ на продовольствіе желѣзно-дорожныхъ рабочихъ, казенные запасы малы, да и не разсчитаны на большой кругъ, запасы же нашихъ кулаковъ и скопцовъ создадутъ имъ состоянія, ставя въ тяжелое положеніе не только населеніе города, но и якутовъ, въ Якутскомъ округѣ уже вполнѣ введшихъ хлѣбъ въ свое питаніе. Цѣны уже теперь повышены на 25—35 к. съ пуда, стоитъ придти точному извѣстію объ отсутствіи сплава и онѣ еще повысятся на 25—30 проц., а если начало лѣта будетъ неблагопріятно, то онѣ сразу удвоятся. Вообще Якутску предстоитъ тяжелый годъ: благодаря дороговизнѣ провоза между Томскомъ И Иркутскомъ, купцы въ этомъ году за многіе товары уже платили въ Иркутскѣ такія-же и даже болѣе высокія цѣны, по какимъ ранѣе ихъ продавали на мѣстѣ, въ Якутскѣ; напр. обыкновенныя якутскія цѣны: даба — 3 р. 20 к., сахаръ — 9 р. 50 к., мыло томское — 8 руб., нынѣ же даба куплена въ Иркутскѣ по 3 руб. 30 к., сахаръ обойдется съ доставкой не менѣе 13 р. 40 к., мыло иркутское — 8—9 р. (вмѣсто 4—5 рублей прежней цѣны).

(Окончаніе будетъ).

Якутская хроника.

(Окончаніе).

«Восточное обозрѣнiе» №76, 30 iюня 1896

Чрезвычайно интересно и важно для Якутска извѣстіе объ экспедиціи инж. Брусницына и др. Экспедиція ѣдетъ въ составѣ и со средствами невиданными здѣсь со временъ Биллингса — обладая крупными средствами и вспомогательными орудіями. Результаты такой экспедиціи не могутъ быть маловажны. Хотя изъ статьи «Вост. Обозр.» и телеграммъ трудно понять непосредственную, прямую задачу экспедиціи, однако, составъ ея, преимущественно изъ лицъ съ практически-научнымъ образованіемъ, указываетъ, что и цѣли экспедиціи — не въ одномъ чистомъ изученіи области. Очевидно, что результатомъ изученія не будетъ одно голое констатированіе факта богатства области дарами природы; повидимому этой экспедиціей будетъ положено основаніе и къ утилизаціи этихъ богатствъ. Намъ не разъ уже приходилось вскользь указывать, что обѣднѣніе области, идущее вѣка, неизбѣжно вызывалось и поддерживается бѣдностью и некультурностью; она отдаетъ купцамъ свою пушнину, сначала старые запасы, затѣмъ ежегодные уловы, втягивается съ каждымъ днемъ все болѣе въ потребленіе продуктовъ, изготовленныхъ чужими руками и машинами, бросаетъ свое примитивное производство, съ каждымъ годомъ все болѣе нуждается въ деньгахъ на подати, на покупку товаровъ, ставшихъ уже необходимостью (чай, ситецъ, металлы, спиртъ, хлѣбъ) — и съ каждымъ годомъ сбываетъ все большую долю уже не запасовъ, не излишковъ своихъ, а насущнаго пропитанія. Якутъ продаетъ на пріискъ масло, мясо — и самъ почти ихъ не ѣстъ уже, довольствуясь продуктами снятаго молока. И въ тоже время платитъ невѣроятныя цѣны за товары, вошедшіе въ его обиходъ, платитъ болѣе десятку посредниковъ за доставку, чѣмъ за самый товаръ. Быть можетъ, что всякое новое дѣло въ области благодатно отзовется на ней прежде всего появленіемъ заработковъ, улучшеніемъ и удешевленіемъ сообщеній съ міромъ, посылающимъ сюда свои заманчивые ситцы, платки, водку и чайники.

Говоря объ алданской экспедиціи, нельзя не упомянуть и объ якутской экспедиціи, имени И. М. Сибирякова, — хотя-бы по контрасту средствъ. Всего на эту экспедицію затрачено 10000 руб., на которые изслѣдованы пріиска и жизнь населенія Олекминскаго, частью Вилюйскаго и Якутскаго округовъ въ ея связи съ пріисками; около 20 лицъ работали и еще понынѣ въ большей части работаютъ въ Якутскомъ округѣ надъ различными вопросами якутскаго быта и жизни (начиная съ антропометріи, вѣрованій, кончая словаремъ, экономическимъ строемъ); два члена изучаютъ Колымскій округъ — и работаютъ всѣ много. Уже теперь ясно, что результаты этихъ изслѣдованій будутъ весьма значительны и область почата глубокимъ внутреннимъ изученіемъ весьма серьезно. Ничтожныя средства, какія имѣла якутская экспедиція, благодаря мѣстнымъ силамъ, дали тѣмъ не менѣе очень много и, намъ кажется, это рѣшаетъ вопросъ о наилучшей формѣ ученыхъ изслѣдованій. Жаль, что якутская экспедиція не имѣла средствъ болѣе широкихъ; при всемъ желаніи, каждый изъ членовъ долженъ былъ отказываться отъ многихъ изслѣдованій, отъ многихъ экскурсій, памятуя о томъ, что нѣтъ на нихъ средствъ. Кстати, объ одномъ изъ колымскихъ экскурсантовъ, г. Богоразѣ. Онъ взялъ на себя по преимуществу изученіе чукчей и мелкихъ народностей сѣвера. Прошлую зиму онъ кочевалъ вмѣстѣ съ чукчами (т. е. жилъ почти pecudum ritu), выучился ихъ языку и собралъ серьезный матеріалъ. Такъ-же провелъ онъ и эту зиму и къ веснѣ прибылъ на Анюй, гдѣ думалъ въ пологѣ жившей тамъ семьи чукчей дожить до весенней анюйской ярмарки. Но чукчи напали на него, ограбили и не убили только благодаря спутнику г. Богораза, казаку, отбившему въ сторону ножъ, съ которымъ чукча бросился на г. Богораза. Затѣмъ оба отбились отъ чукчей (г. Богоразъ очень силенъ) и уѣхали. Отъ прибывшаго въ Якутскъ купца нельзя было узнать, погибли-ли собранные матеріалы, или нѣтъ. Ничего не извѣстно также о томъ, какъ проѣхали они это разстояніе (болѣе 300 верстъ) отъ Анюя до Нижне-Колымска. Въ апрѣльской хроникѣ я писалъ о безпорядкахъ чукчей, писалъ также и объ опасности положенія г. Богораза, — исходъ, намъ кажется, нужно считать для смѣлаго изслѣдователя очень удачнымъ, такъ какъ чукчи настоящіе дикари, и разъ они рѣшили мстить, нужно было для сношеній съ ними очень много присутствія духа и отваги, особенно чтобы не только ѣхать, но даже и жить съ чукчами.

Анюйская ярмарка въ текущемъ году все-же, вѣроятно, состоялась, — ранѣе предполагали, что изъ-за волненій среди чукчей не состоится и самая ярмарка. Но купцы не думаютъ, что ея обороты будутъ значительны. Послѣдніе годы наибольшее количество мѣховъ привозилось русскими съ р. Анадыри, но «анадырщикамъ» нужны прежде всего деньги и лишь отчасти — водка и табакъ. Денегъ-же на ярмаркѣ, напр., въ прошломъ году почти не было, такъ что 12 полныхъ пушнины нартъ анадырщики увезли обратно. Еще въ большей мѣрѣ то-же безденежье среди колымскихъ купцовъ и въ этомъ году. Чукчи же изъ году въ годъ привозятъ мѣховъ все менѣе. Съ установленіемъ-же провоза товаровъ по ихъ территоріи (отъ Гижиги на Омолонъ) чукчи еще легче, чѣмъ прежде, имѣютъ сношенія съ гижигинскими купцами, у которыхъ берутъ всѣ товары значительно дешевле, чѣмъ его продаютъ купцы въ Колымскѣ и на Анюѣ. Ярмаркѣ очевидно грозитъ полное паденіе.

Запасъ пушнины въ Якутскѣ къ лѣтней ярмаркѣ оказывается довольно значительнымъ, много большимъ, чѣмъ это предполагали купцы ранѣе. Между тѣмъ еще не пришли транспорты многихъ торговцевъ съ сѣвера, съ Момы, не привезены еще удскіе и сахалинскіе соболи. Надо думать, что соберется запасъ крупный.

Въ самомъ городѣ жизнь идетъ глухо и вяло. Жаровъ сильныхъ пока не было и страшный лѣтній бичъ, — особенно дѣтей, — желудочно-кишечныя заболѣванія еще не обнаружились. Запахъ въ городѣ отъ «новыхъ мостовыхъ» такой, что ходить по «замощеннымъ» улицамъ и вблизи ихъ можно, лишь зажимая носъ. Послѣдніе дни и пыль донимаетъ. Якутскъ, къ счастью, благодаря лиственницѣ, горитъ очень рѣдко; надо полагать, что и пожарнымъ лошадямъ и командѣ можно было-бы полить хотя-бы двѣ-три улицы въ центрѣ города.

Недавно сгорѣла часть зданія анатомическаго кабинета мѣстной гражданской больницы. Пожаръ начался отъ печки, на которую давно уже обращали вниманіе.

Недавно была обревизована наша управа. Какъ извѣстно, ст. 101 новаго город. положенія даетъ право губернатору производить эти ревизіи. По ревизіи все обстоитъ благополучно.

Со вчерашняго вечера, когда получена телеграмма о Священной Коронаціи Ихъ Императорскихъ Величествъ, въ городѣ замѣтно праздничное возбужденіе. Зданіе областного правленія украсилось щитомъ съ иниціалами Государя и Государыни, убрано флагами и зеленью, частные дома, гостинный дворъ и управа также расцвѣтились флагами и обставились зеленью, по улицамъ можно встрѣтить людей послѣ 9 час. вечера, что для Якутска въ особенности необычно. Дума ассигновала на празднества 1000 руб., въ лагерѣ назначены въ теченіе трехъ дней народныя гулянья. Якутскъ совершенно не знаетъ уличной жизни, поэтому движеніе, шумъ толпы на его улицахъ производятъ на всѣхъ особенное впечатлѣніе самымъ своимъ существованіемъ, — что, конечно, еще болѣе повышаетъ общій праздничный видъ города.

Якутская хроника.

«Восточное обозрѣнiе» №914 августа 1896

Лѣто — наиболѣе живое время для Якутска. Къ этому времени сводятся торговыя операціи, приходятъ годовые запасы товаровъ изъ Иркутска и съ востока, являются иркутскіе купцы, приходятъ ярмарочные паузки, и горожане торопятся закупить подешевле запасовъ, торопятся исчерпать не особенно богатый источникъ впечатлѣній, какія можно извлечь изъ ярмарочнаго оживленія города, изъ появленія новыхъ лицъ. Настоящее лѣто, помимо обычнаго ряда лѣтнихъ новостей, оказалось богато въ особенности появленіемъ многихъ новыхъ для города лицъ, прибывающихъ сюда, какъ на службу, такъ и по обязанностямъ службы. Такъ, на первомъ-же пароходѣ прибылъ ген. Рубецъ, обревизовавшій медицинскую часть мѣстной команды, затѣмъ прибыли, также для ревизіи, чиновники интендантскаго вѣдомства, акцизнаго управленія, прокуроръ иркутскаго губ. суда, ревизоръ казначейства. Пріѣхалъ новый окружный землемѣръ, новый акцизный надзиратель, ожидается пріѣздъ двухъ врачей и еще нѣкоторыхъ чиновниковъ. Якутскъ, вслѣдствіе этого, имѣетъ за послѣднее время болѣе оживленный и болѣе суетливый видъ. Къ половинѣ іюля ожидается прибытіе экспедиціи г. Брусницына. Открытіе пріисковъ въ округѣ неминуемо дастъ сильный и характерный толчокъ развитію края, и уничтоженіе остатковъ патріархальнаго строя и натуральнаго хозяйства пойдетъ быстро впередъ, б. м. — въ сторону выдѣленія огромнаго числа профессіональныхъ «рабочихъ», контингентъ которыхъ составится изъ нынѣшнихъ безхозяйственныхъ кумалан'овъ, хамначит’овъ и изъ мелкихъ хозяевъ, кое-какъ перебивающихся теперь подъ рукой своихъ тойоновъ. Съ другой стороны, якутъ отвыкнетъ, пользуясь ростомъ привоза, производить для себя то, что производитъ теперь. Тойоны обратятся въ крупныхъ подрядчиковъ и посредниковъ, рядовой-же «родовичъ», какъ луна вокругъ земли и солнца, будетъ вращаться въ магическомъ кругу свѣта и блеску, то своего тойона—благодѣтеля, то заработка—пріиска... Какъ сложится новая жизнь, укажетъ уже недалекое теперь будущее. Пока же якутскіе обыватели сильно интересуются, много-ли экспедиція намѣрена оставить денегъ въ Якутскѣ? вѣдь «у нихъ» свои собственные пароходы, почти шестьдесятъ человѣкъ народу!..

Оживленіе области прежде всего, конечно, будетъ замѣтно на улучшеніи сообщеній Якутска. До сихъ поръ Якутскъ отстоитъ на двѣ тысячи верстъ отъ телеграфа (ближ. станція въ Киренскѣ), и это сильно термозитъ и затрудняетъ многія торговыя операціи. Такъ, не смотря на Ирбитскій справочный листокъ и др. газеты, до сихъ поръ здѣсь точно не извѣстны цѣны на многіе мѣха, и торговцы принуждены сдавать ихъ крупнымъ мѣстнымъ и иркутскимъ скупщикамъ по тѣмъ цѣнамъ, какія имъ предлагаютъ. Нѣкоторые увѣряютъ, что всѣ газетныя извѣстія о цѣнахъ въ Ирбитѣ составляются именно такъ, чтобы нельзя было вывести точнаго понятія о размѣрѣ сдѣлокъ, о цѣнахъ на пушнину. Одна изъ крупныхъ мѣстныхъ фирмъ рѣшилась обратиться съ запросомъ по телеграфу къ нѣкоторымъ россійскимъ фирмамъ, но врядъ-ли успѣетъ получить отвѣтъ; въ виду срочныхъ платежей ей придется, повидимому, и теперь, какъ всегда, сдать мѣха по цѣнамъ, указаннымъ скупщиками.

Кстати, укажу на нѣкоторую неточность цифръ, какъ статистич. отчетовъ мѣст. статист. комитета, такъ и М. В. Пихтина (въ Изв. Вост. Сиб. Отдѣла) о количествѣ пушнины на ярмаркѣ. Благодаря подобнымъ неточностямъ, промыселъ оффиціально считается падающимъ, быть можетъ, потому-же не исполнена насущно-неотложная просьба сѣверныхъ инородцевъ о казенномъ снабженіи ихъ оружіемъ? Вѣдь они платятъ по 50 руб. за кремневое ружье, въ лучшемъ случаѣ служащее два года.

Въ прошлой хроникѣ я писалъ о дѣйствіяхъ приамурскаго т-ва въ Колымскомъ округѣ. За послѣднее время появились извѣстія, что эта крупная фирма прекращаетъ свои операціи въ области, вслѣдствіе распаденія т-ва, операціи-же въ Колымскомъ округѣ, какъ говорятъ, во всякомъ случаѣ, будутъ или сокращены, или совершенно закрыты. Передаютъ, что устройство пути оказалось значительно труднѣе, чѣмъ это разсчитано было урядникомъ Калинкинымъ, что самая торговля тамъ не дала ожидавшихся доходовъ. Все это очень похоже на правду: путь, открытый и устроенный урядникомъ, вмѣсто инженера, неминуемо долженъ былъ дать сюрпризы самаго непріятнаго свойства; торговля-же въ малолюдномъ округѣ, конечно, не можетъ покрыть безполезныхъ расходовъ на безтолковое «устройство». Къ тому-же, какъ мы слышали, на Анюйской ярмаркѣ товарищество торговало очень плохо и убыточно, т. к. привезло чукчамъ недоброкачественные товары. Табакъ, напр., былъ гнилой, и чукчи его не брали Но тутъ не на кого пенять. Съѣздъ на чукотскую ярмарку, противъ ожиданія, былъ большой, и пушнины было много; ярмарка прошла вполнѣ спокойно и благополучно. Инцидентъ съ убійствомъ чукчи законченъ выдачей крупной «виры» брату убитаго. На ярмарку пріѣзжалъ и анадырскій исправникъ, г. Гондатти, встрѣтившійся тамъ съ членами якутской экспедиціи гг. Іохельсономъ и Богоразомъ. Совмѣстно они произвели различныя изслѣдованія и много фотографическихъ съемокъ. Г. Гондатти удивленъ былъ обстановкой нашихъ эксурсантовъ и предлагалъ имъ воспользоваться кое-чѣмъ изъ своихъ запасовъ. Г. Іохельсонъ очень радъ былъ взять 2 д. фотогр. пластинокъ, которыя у него почти окончились.

Въ самомъ дѣлѣ, положеніе этихъ двухъ экскурсантовъ очень тяжело. Оба все время въ разъѣздахъ, чтобы ознакомиться со всѣмъ разнообразіемъ населенія округа, и этимъ ихъ положеніе значительно хуже, чѣмъ ихъ товарищей въ Якутскомъ округѣ, гдѣ главное значеніе имѣли изслѣдованія на мѣстѣ, требовавшія лишь сравнительно малыхъ и недорогихъ переѣздовъ. Уже теперь оба колымскіе экскурсанта должны торговцамъ болѣе 300 р., и если Отдѣлъ не найдетъ возможнымъ усилить ихъ средства (2500 руб. на три года, въ каковой суммѣ и расходы на передвиженіе *), на научныя пособія), то оба окажутся въ чрезвычайно трудномъ положеніи. Г. Іохельсонъ тогда долженъ будетъ отказаться отъ своего намѣренія вернуться въ Якутскъ чрезъ Нижній Колымскъ, побережьемъ Океана, чрезъ Русское Устье, Усть-Янскъ и Верхоянскъ и направится непосредственно изъ Ср. Колымска на Верхоянскъ. Прошлый разъ я писалъ объ ограбленіи г. Богораза чукчами. Какъ теперь оказывается, г. Богоразу удалось спасти свои вещи отъ грабежа, и пострадала лишь часть ихъ, въ числѣ прочаго — и нѣкоторыыя его бумаги, записки.

*) Отъ Якутска до Ср. Колымска около 2500 вер., отъ Ср. Колымска къ Верхнему и Нижнему Колымскимъ сел. по 500 вер.

Выше я упоминалъ о пріѣздѣ въ Якутскъ г. прокурора иркутскаго губернскаго суда. Поѣздка эта находится въ связи съ предстоящей въ Сибири реформой судебной организаціи. Якутяне съ нетерпѣніемъ ждутъ новаго суда, — какъ-бы ни было слабо развитіе юридическихъ понятій въ якутскомъ обществѣ, но, во всякомъ случаѣ, оно переросло старый судъ формальныхъ доказательствъ и письменнаго производства. Очень жаль, что Якутску останется чуждымъ судъ присяжныхъ.

Я писалъ уже о томъ недоумѣніи, въ какое повергнуты были якутяне приговоромъ по дѣлу Киренскаго, за убійство жены въ запальчивости и раздраженіи сосланнаго лишь въ Балаганскъ, Иркутск. губ., въ то время какъ два, совершенно такихъ-же еще дѣла окончились (ранѣе и вслѣдъ за д. Киренскаго), для убійцы брата — шестью годами каторги, для женоубійцы (кузнецъ) одиннадцатью.

Недавно Киренскій былъ отправленъ на югъ, на мѣсто ссылки, въ Балаганскъ. Прощаясь съ друзьями, онъ кричалъ съ парохода, что черезъ два года возвратится въ Якутскъ.

Съ установленіемъ пароходнаго правильнаго движенія по Ленѣ, условія лѣтнихъ торговыхъ операцій, повидимому, имѣютъ измѣниться замѣтно. Не смотря на дороговизну провоза клади пароходами и буксированія ими «проходныхъ» паузковъ, уже всѣ значительныя фирмы Якутска давно получили свои товары; на долю мелочной ярмарочной торговли останется, правда, его обычный покупатель — лавочникъ-мелочникъ, городскіе обыватели, якуты, но все же уже и многіе изъ нихъ, соблазнившись рано прибывшими товарами, кое-какія сдѣлки и закупки совершили у своихъ торговцевъ. Центръ ярмарочнаго времени, такимъ образомъ, передвигается нѣсколько съ конца іюля къ іюню, и даже конца мая. Пароходъ Громова успѣлъ сдѣлать рейсъ въ Вилюйскъ, отвезя туда около 8000 п. товару, т. е. главный годовой запасъ. Еще два паузка имѣютъ уйти туда осенью, по заключеніи сдѣлокъ съ торговыми паузками. Прибытіе же послѣднихъ въ Якутскъ можетъ быть задержано сильнымъ мелководьемъ: послѣдній почтовый пароходъ, прибывшій 28-го іюня сюда, не могъ подойти къ Якутску и, сдѣлавъ въ виду города и собравшейся публики нѣсколько попытокъ, ушелъ назадъ, и присталъ на такъ наз. «осенней» пристани, въ 5 вер. выше города. Если не будетъ сильныхъ дождей въ верховьяхъ Витима, Олекмы и Лены, то маловодье можетъ не мало повредить и пароходству, и торговлѣ.

Мѣсяцъ назадъ, пять человѣкъ скопцовъ выѣхали изъ Якутска на юго-востокъ, гдѣ, въ 200 вер. отъ города, предназначено основаніе новаго скопческаго поселенія. Еще нъ 1891 г. г. генералъ-губернаторъ, предписывая о надѣленіи землею скопцовъ Кильдемскаго селенія, поставилъ на видъ мѣстной администраціи, что впредь основываться новыя поселенія скопцовъ въ области не будутъ; нынѣ-же собрано до 40 чел. для поселенія въ Бологурскомъ наслегѣ. На этотъ разъ нарушеніе распоряженія имѣетъ основаніе въ желаніи администраціи дать Амгинской слободѣ хорошихъ учителей-земледѣльцевъ, что и исполняютъ скопцы. Несомнѣнно, что уровень хозяйства повышается вокругъ поселеній скопцовъ. Выдѣлится впослѣдствiи изъ общей массы нѣсколько зажиточныхъ крестьянъ и якутовъ, ведущихъ дѣло по-скопчески. Добрая школа съ курсомъ сельскаго хозяйства, навѣрное, была-бы гораздо полезнѣе и сдѣлала-бы свое дѣло прочнѣе.

Не смотря на чрезвычайно, небывало-поздніе посѣвы и холодную весну, виды на урожай пока очень хороши. Какъ-то дожди шли въ самую пору, съ весны-же земля была сильно влажной. Если не будетъ раннихъ морозовъ или сильныхъ дождей въ концѣ лѣта, хлѣба будутъ превосходны. Все-же, вѣроятно, изъ осторожности, цѣны скопцами повышены на 25% и даже болѣе. Привозъ сверху не великъ; и если сборъ будетъ плохъ, Якутску хлѣбъ обойдется очень дорого.

Якутская хроника.

«Восточное обозрѣнiе» №126, 25 октября 1896

Паузки привезли намъ не только галантерею, но и кули муки, а на куляхъ — все трагики да комики, да исполнительницы шансонетокъ, словомъ, Ярославцевъ-Сибирякъ съ братіей. Какого они качества муку привезли, не знаю; но актеровъ несомнѣнно плохихъ: какалось, на сценѣ трагики и комики постоянно мѣнялись ролями. Впрочемъ, г-жа Верхозина и при плохомъ голосѣ и неумѣломъ исполненіи добилась публичнаго поднесенія букета, опоясаннаго золотымъ браслетомъ. Авось хоть перспективы браслетовъ привлекутъ къ намъ на будущій разъ болѣе посредственныхъ исполнителей.

«Храмъ искусства» созданъ былъ иждивеніемъ антрепренера изъ собственнаго паузка, освободившагося отъ груза муки и актеровъ. Балаганъ вышелъ вовсе не хуже тѣхъ, гдѣ подвизается знаменитый сибирскій «Петрушка». Первыя представленія даны были на куляхъ, на паузкѣ.

Отдѣлившійся отъ компаніи г. Мурашевъ заполнялъ звуками своего смычка цѣлую казарму. За minіmum 1 р. 60 к. вы могли прослушать и серьезную музыку, и музыкальный фокусъ — дуэтъ въ одинъ смычекъ. Мудреныя пьесы намъ не по зубамъ до такой степени, что два концерта были отложены, а самъ г. Мурашевъ сидитъ въ Якутскѣ, безъ средствъ.

Впрочемъ, мы во всякомъ случаѣ гг. артистамъ благодарны: во все время, пока длилось ихъ «представленіе», мы выпивали только въ антрактѣ, а потому естественно не успѣвали допиться до мордобоя. Но при нашихъ аппетитахъ мы и урывками умѣли сглотнуть столько, что г. Ярославцевъ «заработалъ» главнымъ образомъ на буфетѣ. И несомнѣнно, не будь буфета, многихъ-бы пятаковъ недоставало въ храмѣ искусства, скудно прикрытомъ рванымъ холстомъ.

Ярмарка кончена. Долгое время здѣсь были убѣждены, что верхоянской и колымской клади — пушнины въ настоящемъ году, благодаря падежу, не будетъ. Дѣйствительно, по тракту язва произвела большія опустошенія. На почту уже не принимаютъ даже такихъ не тяжелыхъ посылокъ, какъ нѣсколько книжекъ журнала. Но и за всѣмъ тѣмъ, верхоянская почта, говорятъ, застряла на Алданѣ. Къ устью Алдана подрядчики по поставкѣ въ Верхоянскъ казенной клади пригнали 54 лошади, а остались всего при 10-ти.

Къ самому концу ярмарки лѣтнія клади пушнины все-таки прибыли. Цѣны опредѣлились слѣдующія: лисица красная — 5 р., мѣха лисьи хребтовые — 120—175 р., лисьи лапы — 55—60 к. пара, чернобурыя и бурыя лисицы вовсе не проданы, а сданы на коммиссію по оцѣнкѣ 250—300 р., песецъ — 4 р., недопесокъ —3½  р., синякъ — 3 р., чаяшникъ — 2 р. 50 к., песцовыя лапы — 15— 25 к. пара, сиводушка — 8—20 р., чернодушка — 6 р., бѣлка хвостовая черная — 21 к., фунтъ бѣличьяго хвоста — 4 р., горностай — 27 к., медвѣдь на 100 проц. дешевле прошлаго года; выпоротокъ атласный — 1 р. 20—1 р. 30 к., сѣрый — 45 к., коричневый — 90 к., пореникъ — 75к., оленьи шкуры 1½— 2½ р., пыжикъ черный 2 р. 50— 3 р. 75 к., колонокъ — 80 к. На соболя годъ необыкновенно урожайный и по преимуществу на лучшіе сорта. О цѣнѣ можно составить понятіе по тому, что одна фирма продала 401 шт. за 13,400 р.; ровдуга 2—3 р. 50 к., рукавицы, перчатки 80 к.— 1 р. 20 к., камлейка чернотская 4 р. 50 к.—5 руб., тарбаганъ 50 — 60 к., кабарговая струя 3 р. 40— 50 р., малыя — 3 р., мамонтова кость перваго сорта 32 р., похуже 22 — 29, моржовый зубъ 30 р.

О размѣрѣ пушного привоза можно судить по слѣдующ. даннымъ. Песцовъ было доставлено: Санниковымъ (устьянскій привозъ) 7000 шт., Софр. Бакшевымъ (колымскій и верхоянскій) 2500 шт., Парзняковымъ (колымскій) 180 шт., Бережновымъ (колымскій) 250 шт. Весь привозъ купца Васильева — крупнѣйшая пушная фирма — состояла въ слѣдующемъ: 401 соболь, 12 чернобур. лисицъ, 3 бурыхъ, 221 сиводушка, 1187 красн. лисицъ, 5 бѣлыхъ медвѣдей (проданы за 400 р.), 66 черныхъ, 686 песцовъ, 35 недопесковъ, 32 синяка, 140 норниковъ, 30,727 бѣлокъ, 14,638 горностаевъ, 3170 выпоротковъ (перв. сорта), 1013 коричневыхъ, 894 пестрыхъ, 5 колонковъ, 1 рысь (7 рублей), 553 тарбагана, 15 ф. бѣличьяго хвоста, 352 пыжика (черныхъ), 34 бобра (25—35 р.), 102 оленьихъ шкуры, 3 волка (6 р.), 1 горный баранъ (цѣнъ нѣтъ), 399 ровдугъ, 69 камлеекъ, 3 анадырскихъ норки, 90 паръ рукавицъ и перчатокъ, 129 струй, 169 п. 31 ф. мамонтов. кости (самый крупный привозъ), 5 п. 26½ ф. моржевого зуба.

Другой.

Якутскъ, 25 августа.

Внимание! В этом тексте «Якутских писем» присутствуют высказывания по нац. признаку, написанные во времена царского колониализма. Материал публикуется целиком, без купюр и правки и никоим образом не преследует никаких целей в настоящее время. (Админ.сайта)

Якутскія письма.

«Восточное обозрѣнiе» №1068 сентября 1896

Не люблю я хроникъ, ни въ какомъ смыслѣ, потому, вмѣсто бывшихъ «Якутскихъ хроникъ» уѣхавшаго отсюда корреспондента, буду писать письма, не обязываясь ни объемомъ, ни срокомъ, а когда можется и хочется и будетъ о чемъ писать. Буду чаще выбираться изъ города на просторъ полей, луговъ и полупервобытной тайги и почаще забираться въ улусы къ якутамъ. Лѣнивы они и скрытны, грязны и скверно пахнутъ своимъ хлѣвомъ-жильемъ, потомъ и вѣчными катаррами желудка *). Но кто въ состояніи подавить въ себѣ первое чувство брезгливости, тотъ непремѣнно заинтересуется этимъ энергичнымъ племенемъ, найдетъ въ немъ весьма много интереснаго и не мало заслуживающаго изученія и симпатіи.

*) Въ продолженіе своего многолѣтняго общенія съ якутами, я весьма мало зналъ такихъ, отъ которыхъ не пахло-бы скверно изъ рта. Лѣтомъ-же, когда они начинаютъ сравнительно хорошо питаться, многіе изъ нихъ распространяютъ до того мерзкій запахъ, что мало-мальски брезгливому человѣку приходится держать себя возможно дальше при разговорѣ съ такими субъектами. Да и зимою ихъ жилища и одежда, насквозь пропитанныя острымъ хлѣвнымъ запахомъ, достаточно таки противны.

Болѣе десятка лѣтъ живу я въ окрестностяхъ Якутска и въ самомъ этомъ городѣ. Это, пожалуй, не очень много для того, чтобы ознакомиться со всѣми интимностями мѣстной жизни; но и за такой незначительный періодъ времени многое здѣсь подверглось замѣтнымъ измѣненіямъ. Интересно будетъ кой-когда по пути отмѣтить, что здѣсь видимо отживаетъ свое время, идетъ къ вымиранію, а что, напротивъ, стоитъ крѣпко и нерушимо, весьма мало измѣняя даже свои формы и проявленія, и нѣтъ-ли чего-нибудь новаго, что при дальнѣйшемъ ростѣ и развитіи обѣщало-бы болѣе отрадное будущее этому глухому, суровому и отдаленному краю.

Но прежде, чѣмъ приступить къ какимъ-бы ни было сообщеніямъ, для пишущаго важно, хоть въ немногихъ словахъ, остановиться надъ цѣлью и смысломъ предстоящей ему работы.

Долго газетныя сообщенія, касавшіяся самаго Якутска, какъ центра управленія областью, были рѣдки и незначительны, пока не нашелся человѣкъ, взявшій на себя ежемѣсячно сообщать редакціи «Вост. Обозр.» обо всемъ, что находилъ здѣсь интереснаго и поучительнаго. Уѣхалъ этотъ человѣкъ, и его мѣсто сейчасъ-же занимаетъ другой, обѣщающій хоть и не періодическія, но постоянныя сообщенія. Спрашивается, кому и для чего это нужно, чтобы случайнаго и рѣдкаго корреспондента замѣнилъ хроникеръ, чтобы мѣсто послѣдняго непремѣнно сейчасъ-же занялъ какой-то письмо-писатель?

Пишущему ли это такъ нужно, ради построчной платы? Но право-же, не то, что интеллигентный, а грамотный только человѣкъ легко можетъ найти здѣсь куда болѣе прибыльное и, во всякомъ случаѣ, куда болѣе пріятное для себя занятіе, чѣмъ корреспондировать въ мѣстной газетѣ.

Но какъ растительная жизнь въ приполярныхъ странахъ, когда придетъ ея время, неудержимо рвется наружу, не взирая на холодъ и не вполнѣ еще стаявшій снѣгъ, такъ и потребность здѣшняго жителя знать, что дѣется вокругъ него, сообщать другимъ и обсуждать съ другими свои мѣстныя дѣла; потребность эта, очевидно, назрѣла и настоятельно требуетъ удовлетворенія, разъ существуетъ и окупается мѣстная газета.

Періодическая печать могучій факторъ общественнаго развитія. Она можетъ быть и вредна и полезна, смотря по тому, кто и какъ пользуется ею. Но въ качествѣ легкаго и удобнаго средства для умственнаго развитія и духовнаго воздѣйствія, она и въ хорошую, и въ дурную сторону можетъ оказать ничѣмъ не замѣнимыя услуги. Особенно важна въ этомъ отношеніи печать мѣстная, такъ-какъ именно въ своихъ мѣстно-общественныхъ дѣлахъ всего труднѣе быть безстрастнымъ, всего труднѣе и разобраться, какъ слѣдуетъ, и такъ-какъ о мѣстныхъ общественныхъ дѣлахъ мы всего менѣе привыкли думать, заботиться и спокойно судить.

Но именно поэтому добросовѣстное и честное участіе въ мѣстной прессѣ весьма нелегко. Оно требуетъ такта и тонкаго чутья, ибо печать здѣсь не окрѣпла. Завести провинціальный органъ вообще очень трудно, особенно-же въ неграмотной, бѣдной и столь слабо населенной восточной половинѣ Сибири. И нужно дорожить имъ, разъ онъ уже существуетъ. Необходимо всячески поддерживать и оберегать его. Каждая сила здѣсь на счету и обязана начать дѣйствовать, разъ заявлено требованіе на нее.

Для пользы дѣла лучше было бы, конечно, если-бы выступила лучшая изъ существующихъ на мѣстѣ силъ. Но разъ другіе молчать и пока они молчать, выбывшаго члена обязанъ, очевидно, замѣнить тотъ, кто въ данную минуту особенно сильно сознаетъ лежащій на немъ долгъ посильнаго служенія мѣстному дѣлу.

Что касается здѣшнихъ улусовъ, то въ первую половину лѣта въ нихъ, какъ говорится, «все обстояло благополучно». Урожай сѣна и хлѣба, послѣ нѣкоторыхъ колебаній, обѣщалъ быть нѣсколько выше средняго, мѣстами-же хлѣба и сѣно были очень хороши. На Амгѣ, напр., кой гдѣ на Баягѣ и Таттѣ ячмень выросъ въ ростъ человѣка и на лучшихъ пашняхъ стоялъ сплошной стѣной, такъ-какъ каждое зерно дало по 5—6 стеблей. Погода въ началѣ покоса также стояла весьма благопріятная какъ для уборки сѣна, такъ и для налива зерна. Якутовъ ожидалъ сравнительно весьма благополучный годъ, такъ какъ ни о какихъ болѣзняхъ, часто посѣщающихъ здѣсь лѣтомъ населеніе, также ничего не было слышно.

Но вотъ въ началѣ іюля съ береговъ Алдана изъ Дюпсюнскаго улуса стали доходить зловѣщіе слухи о распространеніи сибирской язвы на конномъ скотѣ. Въ прошломъ году она также вырвала не мало жертвъ въ Алданскомъ наслегѣ Батурусскаго улуса; но далѣе смежныхъ наслеговъ она не распространилась и дѣйствовала не сильно. По словамъ областного ветеринара, она поражала не только скотъ, но и крупныхъ мѣстныхъ звѣрей; по крайней мѣрѣ, якуты, разсказывали ему, что видѣли много павшихъ медвѣдей и сохатыхъ. Теперь точно такъ-же дюпсюнскіе якуты утверждаютъ, что зараза распространена прибѣжавшимъ изъ Алданскаго наслега и павшимъ здѣсь осенью зараженнымъ сохатымъ.

Такъ-ли это или нѣтъ, но въ первыя недѣли существованія болѣзни въ Чириктейскомъ наслегѣ Дюпсюнскаго ул. пала большая половина скота, такъ-какъ вскорѣ болѣзнь перешла и на рогатый скотъ. Особенно сильно свирѣпствовала она въ Джелинскомъ родѣ помянутаго наслега, гдѣ у И. Б. съ зятемъ изъ 400 штукъ осталось, какъ говорятъ, всего 50, а у С. изъ 200 шт. — не болѣе десятка. Многіе-же мелкіе хозяева остались совершенно безъ скота и, бросивъ дома и покосы, отправились на озерья ловить мелкую рыбешку, чтобы заготовить себѣ на зиму запасъ сымы (проквашенной рыбы). Много-ли скотоводовъ-хозяевъ обратилось такимъ образомъ въ жалкихъ балыксытовъ (рыболововъ), пока не выяснено, не говоря уже о томъ, что якуты вообще любятъ сильно преувеличивать. Но, судя по всему, несчастье, постигшее Дюпсюнскій улусъ, должно быть очень велико.

Быстрота дѣйствія болѣзни была столь велика, что не успѣвали зарывать одни трупы, какъ уже накоплялись цѣлыя кучи новыхъ. Одинъ богатый хозяинъ задумалъ было зарѣзать весь бывшій у него скотъ, чтобы заморозить мясо въ глубокихъ ледникахъ, но пока били одну часть скота, въ другой нѣсколько штукъ пали, пораженныя болѣзнью. Къ удивленію, я узналъ, что трупы не сжигаются, что было-бы, кажется, вѣрнѣе и скорѣе, а зарываются на глубинѣ трехъ аршинъ, такъ-какъ якуты почему то думаютъ, что запахъ, который распространился-бы при сжиганіи, долженъ дѣйствовать особенно заражающимъ образомъ. Но если принять во вниманіе, что при вѣчной мерзлотѣ здѣшней требуется не мало силъ и времени, чтобы вырыть глубокую яму и что было очень много падалинъ, то легко повѣрить, что населеніе не справлялось съ зарываніемъ труповъ. Между тѣмъ сосѣди не приходили на помощь, такъ-какъ заняты были покосомъ, а организовать ее также не кому было, такъ-какъ засѣдатель не выѣхалъ.

Не менѣе велика была и сила распространенія болѣзни. Изъ Чириктейскаго, она перешла съ одной стороны, въ другіе дюпсюнскіе наслеги, съ другой — на Верхоянскій трактъ. По словамъ одного изъ членовъ управы, каждый день падало въ разныхъ наслегахъ улуса не менѣе 50 шт. скота. Изъ Дюпсюнскаго болѣзнь перешла въ Борогонскій и одновременно въ Баягантайскій ул., оттуда перешла въ Батурусскiй, а теперь объявилась уже въ Восточно-Кангаласскомъ улусѣ. На станкахъ Верхоянскаго тракта по сю сторону хребта пали всѣ лошади, а теперь, говорятъ, болѣзнь перешла и за хребетъ. Всего въ нижней части Алдана и ея окрестностяхъ, по мнѣнію якутовъ, пало около 3000 шт. скота. О страхованіи скота здѣсь, конечно, и слыхомъ не слыхали, такъ что для пострадавшихъ вредъ ни чѣмъ не вознаградимъ, если наиболѣе бѣднымъ изъ нихъ не будетъ оказана какая-либо помощь.

На западную сторону рѣки болѣзнь, къ счастью, не перешла, и только въ Намскомъ улусѣ на самомъ берегу Лены заболѣло нѣсколько скотинъ.

Дней 10 тому назадъ одновременно выѣхали въ Дюпсюнскій улусъ окружный врачъ съ фельдшеромъ и областной ветеринаръ. Зная о томъ, что на станкахъ имъ побоятся дать лошадей, они спустилась по Ленѣ, потомъ поднялись вверхъ по Алдану и такимъ образомъ добрались до Дюпсюнскаго ул. По слухамъ извѣстно было, что тамъ есть нѣсколько человѣкъ, заразившихся при убоѣ скота. Но то-ли слухъ былъ не вѣренъ, то ли боялись разъѣздовъ и новой потери лошадей, — только врачу заявили, что заболѣвшихъ язвою людей нѣтъ совсѣмъ, и даже дали въ этомъ подписку. Отъ дачи же лошадей совершенію отказались. Зато на обратномъ пути врачъ нашелъ 7 челов. больныхъ, заразившихся, по всей видимости, при сдираніи шкуръ съ павшаго скота. Говорятъ, впрочемъ, что бѣдные якуты ѣдятъ мясо отъ скота, вовремя прирѣзаннаго, но несомнѣнно зараженнаго. Врачъ нашелъ у всѣхъ больныхъ язвы на рукахъ, а у одного и на лбу, выше праваго глаза.

Ветеринару якуты также отказались дать лошадей, и предложили тягою на лодкѣ добраться до очага заразы, Чириктейскаго наслега. Больныхъ лошадей г. Дмитріевъ старается лѣчить, чѣмъ можетъ, хотя и самъ понимаетъ, что, по размѣрамъ болѣзни, помощь его совершенно ничтожна. Окружный врачъ съ фельдшеромъ и проводникомъ вернулись всего на двухъ лошадяхъ, такъ-какъ больше не могли раздобыть для нихъ, и по очереди шли пѣшкомъ.

Изъ городскихъ новостей послѣдняго времени наиболѣе крупными можно назвать пожаръ во дворѣ купца К. и перемѣны въ устройствѣ областного правленія. Пожаръ ограничился небольшимъ жилымъ флигелемъ, который и сгорѣлъ дотла, но такъ-какъ вѣтеръ былъ со стороны этого дома (крайняго съ юго-восточной стороны) на городъ, то опасность, грозившая послѣднему, была довольно велика. Опасность увеличивалась отъ того, что въ непосредственной близости къ горѣвшему флигелю находился подвалъ, въ которомъ быль порядочный запасъ керосина. Загорись этотъ подвалъ, и пламя съ неудержимой силой ринулось-бы къ сѣверо-западу, гдѣ по пути ему предстояла обильная пища въ видѣ тѣсныхъ двориковъ со скученными лачугами мелкихъ якутовъ, поселенцевъ-евреевъ и другой городской бѣдноты. Естественно, что всѣми силами старались отстоять этотъ подвалъ, а на жилой домъ г К. съ роскошной обстановкой обратили вниманія уже потомъ, когда перестала грозить опасность со стороны подвала. Но къ тому времени флигель рухнулъ, и всякая опасность вообще миновала. Народу было очень много, и работалъ онъ прекрасно, хотя и не особенно дружно. Впечатлѣніе получалось такое, что въ случаѣ серьезной опасности не будетъ недостатка ни въ работникахъ, ни даже въ очень смѣлыхъ и рѣшительныхъ людяхъ. Большое раздумье возбуждалъ только пожарный паркъ дружинниковъ, въ которомъ бочки и трубы оказались разсохшимися, топоры — растасканными по домамъ, а щиты — мало пригодной игрушкой. Не мало также дружинниковъ блистало отсутствіемъ на пожарѣ. Кромѣ того, благодаря недостаточно организованной распорядительности, въ самую горячую пору не хватало воды, не смотря на огромную массу водовозовъ на лошадяхъ и быкахъ.

«Громъ не грянетъ — мужикъ не перекрестится», говорятъ, и теперь, наученные опытомъ, г.г. дружинники осмотрѣли свой паркъ и раза два произвели репетицію тушенія пожара. Слѣдовало-бы только, чтобы при этомъ возницы болѣе умѣло правили лошадьми.

Сгорѣлъ, собственно говоря, пустякъ для такого состоятельнаго человѣка, какъ К.; но перепорчено и растаскано имущества на нѣсколько тысячъ рублей. Просто поражала безтолковость и даже намѣренное варварство, съ которымъ ломались дорогія шифоньерки, шкафы, зеркала и др. мебель и домашняя утварь. Дотащитъ, напр., какой-нибудь здоровенный верзила рѣзной столикъ къ мѣсту, гдѣ складывалось имущество, и тутъ-же изо всей силы брякнетъ его объ землю, такъ что остаются однѣ щепочки, и снова отправляется въ домъ продолжать свое дѣло спасенія. Другой потѣшникъ сперва разбиваетъ кулакомъ зеркало въ трюмо, а потомъ ломаетъ окно, чтобы выбросить трюмо на улицу. Поражала также нахальная дерзость, съ которой тутъ-же среди бѣла дня грудами растаскивались товары и вещи. Не одна лавчонка, пустовавшая до того, наполнилась дешевымъ товаромъ. Необходимо, впрочемъ, отмѣтить, что мелочами, въ родѣ сургуча, конвертовъ и т. п., не брезговали даже и порядочно одѣтые, но, очевидно, далеко не порядочные люди: порицаніе такихъ дѣйствій я слыхалъ на другой день изъ устъ многихъ.

О перемѣнахъ въ областномъ правленіи побесѣдуемъ въ другой разъ; ибо это, какъ говорится, отъ насъ не уйдетъ. Здѣсь же умѣстнѣе будетъ остановиться на происходящей теперь лѣтней ярмаркѣ, на которой сосредоточиваются немалые экономическіе интересы края. Паузковъ прибыло около 30, изъ коихъ, впрочемъ, нѣкоторые принадлежатъ мѣстнымъ якутамъ. По словамъ паузниковъ, на Ленѣ торговля была плоха, а между тѣмъ здѣсь замѣтно отсутствіе однихъ товаровъ и довольно ограниченный привозъ другихъ. Кромѣ того, за исключеніемъ двухъ-трехъ паузковъ (Щ. и М., Ш., Д.) товаръ плохо подобранъ и явно не свѣжъ. Едва-ли, поэтому, можетъ быть сомнѣніе, что намъ просто сбываютъ залежавшіеся остатки иркутскихъ товаровъ. А между тѣмъ подъ предлогомъ дорогого привоза товаровъ до Иркутска, гг. паузочники подняли цѣны до такой степени, что до ихъ прибытія многое можно было, да и сейчасъ можно кое-что купить въ городскихъ лавкахъ, по болѣе доступнымъ цѣнамъ, чѣмъ на паузкахъ. Такъ, напр., ситцы Цинделя нѣкоторые здѣшніе купцы отпускаютъ на 1 коп. дешевле, чѣмъ паузочники; 1 п. томскаго мыла дешевле на 1 р.; ящикъ варенья можно было купить до паузковъ за 22 р., теперь онъ стоитъ 32; 1 п. черкасскаго табаку стоилъ 10 р., теперь 11р. 50 к.; 1 п. трех-вершковыхъ гвоздей стоитъ 8 р. 80 к. — 9 р., вмѣсто прежнихъ 6 р. 50 к. — 7 р.; 1 п. дроби 8 р. вмѣсто 7 р.; 1 п. сковороднаго желѣза 11 р. вмѣсто прежнихъ 7 — 8 р.; 1 ф. котельной мѣди 80 — 85 к., вмѣсто прежнихъ 70 к.

Враздробь цѣна нѣкоторыхъ товаровъ выше прошлогоднихъ на 8—10 и до 15 к. за каждый фунтъ! Такъ, 1 ф. стеариновыхъ свѣчъ стоитъ 40 к. вмѣсто прошлогоднихъ 32—34 к., 1 ф. туалетнаго мыла на 12—15 к. дороже и т. п. И снова намъ напомнили о торговыхъ обычаяхъ, о которыхъ въ послѣдніе года успѣли было позабыть даже наши мѣстные торговцы. А именно: нѣкоторые товары не охотно отпускаются въ большихъ количествахъ, если вы спрашиваете только одинъ какой-нибудь товаръ, либо требуютъ за него далеко дороже. Такъ, напр., вмѣстѣ съ изряднымъ количествомъ другихъ товаровъ вамъ отпустятъ 1 п. сахару по 11 р. 50 к., а безъ первыхъ требуютъ 13 р. Рыбы-же много вамъ и совсѣмъ не дадутъ безъ другихъ товаровъ.

Не мудрено, что вмѣсто давки, которая обыкновенно происходила на паузкахъ, въ этомъ году находите тамъ сравнительно весьма мало народу, да и изъ того числа добрая половина прицѣнивается и торгуется, а покупаетъ мало. До сихъ поръ обстоятельно закупали лишь мелкіе городскіе купцы, да и изъ болѣе крупныхъ нѣкоторые подбираютъ недостающее у нихъ въ лавкахъ.

О цѣнахъ вообще и результатахъ ярмарки въ слѣдующій разъ, когда она окончится.

Якутскія письма.

II.

«Восточное обозрѣнiе» №112, 22 сентября 1896

Редакція помнитъ, конечно, что по ея порученію одинъ изъ ея здѣшнихъ случайныхъ сотрудниковъ старался въ мартѣ мѣсяцѣ отправиться на берегъ Ледовитаго океана, къ мѣсту, откуда распространился слухъ о Нансенѣ. Благодаря «независящимъ обстоятельствамъ», изъ стараній сотрудника ничего тогда не вышло. По-неволѣ пришлось дождаться пріѣзда на ярмарку сѣверныхъ торговцевъ: не удастся-ли отъ нихъ узнать что-нибудь для провѣрки страннаго слуха.

И вотъ, что мнѣ удалось узнать «изъ первыхъ рукъ», отъ людей, къ которымъ въ данномъ случаѣ имѣю всѣ основанія относиться съ полнымъ довѣріемъ.

Въ началѣ ноября лица, прибывшія съ «костнаго» промысла (добыванія мамонтовой кости и моржоваго зуба), инородцы-промышленники, разсказывали, что осенью до замерзанія моря одни изъ нихъ видѣли у берега Ледовитаго океана большой морской корабль, съ котораго сходило на сушу нѣсколько «бородатыхъ» человѣкъ и что то тамъ дѣлали. Изъ наблюдавшихъ за ними инородцевъ чужестранцы замѣтили только одного, который, впрочемъ, немедленно-же ударился въ бѣгство и скрылся изъ виду, такъ что никакихъ сношеній между чужестранцами и аборигенами не произошло.

Нѣсколько позже другая партія такихъ-же промышленниковъ слышала частые пушечные выстрѣлы около мыса св. Анисіи острова Котельнаго; но прежде, чѣмъ успѣли что-нибудь предпринять, — корабль унесло далѣе, и выстрѣлы перестали слышаться. Самого корабля инородцы не разглядѣли хорошенько, но почему-то утверждали, что онъ большихъ размѣровъ.

Далѣе начинается область гаданій и предположеній, изъ которыхъ извлеку лишь то, что лично никому не должно быть обидно, но нужно для дѣла и не лишено характерности.

Говорятъ именно (тѣ-же пріѣзжіе съ крайняго сѣвера), что чужестранцы не просто походили по берегу, а оставили какіе то значки и извѣстія о себѣ. Но инородцы, напуганные большимъ разгономъ оленей и другими тяготами, легшими на нихъ (безъ всякаго вознагражденія) во время розысковъ погибшаго экипажа Жаннеты, — инородцы уничтожили слѣды и знаки; могли, значитъ, уничтожить и документы, если таковые были оставлены, — вмѣсто того, чтобы немедленно-же передать ихъ въ ближайшее населенное мѣсто. А о самой встрѣчѣ они, какъ водится, разсказывали потомъ по секрету всѣмъ, кому довѣряли.

По мнѣнію купцовъ, будь своевременно послано туда частное лило, то инородцы показали-бы всю правду.

Говорятъ, впрочемъ, что отъ русскихъ чиновникъ узналъ часть правды и мотивы скрывательства со стороны тунгусовъ, обыкновенно не отличающихся скрытностью. Но, то-ли мотивы показались ему достаточно вѣскими, а слухи — далеко не полными, то-ли не хотѣлось ему показаться неисполнительнымъ, —только, посовѣтовавшись съ кой-какими «мужами совѣта», онъ донесъ, что въ слухахъ не нашелъ ничего, заслуживающаго вниманія, и что они являются результатомъ газетной же статейки, невѣрно понятой въ Устьянскѣ, и, какъ австралійскій бумерангъ, обратно попавшей въ газеты.

Такова сказка, а вотъ и присказка къ ней.

Когда въ «Восточн. Обозр.» появилось опроверженіе первой телеграммы этой газеты, то въ городѣ нашемъ стали усиленно разсуждать на тему: кто виноватъ, и что надлежитъ сему виновному за его вину. При этомъ проницательные внутренніе политики раздѣлились на два лагеря.

Напрасно указывали имъ, что, какъ членъ отдѣла географическаго общества и даже, просто, какъ интеллигентный человѣкъ, г. Кондаковъ обязанъ былъ передать извѣстіе, полученное въ столь категорической формѣ и изъ извѣстнаго ему источника. Напрасно указывали на примѣры, то и дѣло мелькавшіе въ газетахъ. Вотъ кто-то оповѣстилъ о смерти, причиненной Криспи 7 смертельными ударами кинжала, оповѣстивъ зря. Или, вотъ, напр., въ «Смоленскомъ Вѣстникѣ» заставили безвременно погибнуть секретаря городской управы, тогда какъ онъ благополучно здравствовалъ. А вотъ покойный графъ Шамборъ, столь скучавшій въ своемъ Фрошдорфѣ въ ожиданіи торжества бѣлаго знамени, — тотъ даже отъ скуки развлекался пусканіемъ сенсаціоннѣйшихъ утокъ въ европейскихъ и американскихъ газетахъ.

— Ну, батенька, отвѣчали находчиво гг. политики: такъ, вѣдь, то былъ графъ Шамборъ.

Выведемъ-же и нравоученіе изъ нашей исторіи.

Допустимъ даже, что то былъ китобой, случайно занесенный въ мѣсто, куда они, обыкновенно, только по несчастью попадаютъ въ такое позднее время года, допустимъ, что тамъ, какъ говорится, и духомъ Нансена не пахло, — весьма важно все-таки указаніе, что инородцы скрылись передъ какими-то людьми, вышедшими на берегъ, готовы скрыть всякую вѣсть объ арктической экспедиціи.

Сибирская язва продолжаетъ распространяться, но, вмѣстѣ съ тѣмъ, видимо ослабѣваетъ. Такъ, въ Баягантайскомъ ул., на томъ его концѣ, гдѣ онъ примыкаетъ къ Дюпсюнскому, болѣзнь постигла, въ среднемъ, чуть-ли не десятую скотину, тогда какъ на другомъ, противоположномъ, концѣ она въ каждомъ хозяйствѣ захватила всего одну-другую скотину, изъ коихъ къ тому-же многія выздоровѣли. Всего погибшаго скота считаютъ въ Баягантайскомъ улусѣ около 300 штукъ. Но штука штукѣ рознь, и суть въ томъ, что въ мѣстахъ, гдѣ она дѣйствуетъ спорадически, болѣзнь захватываетъ все крупныя жертвы: порозовъ, жеребцовъ, быковъ и вообще отходящій довольно далеко отъ жилищъ крупный гулевой скотъ. Во множествѣ издыхаютъ также собаки. Болѣзнь такимъ образомъ явно передается путемъ самопроизвольнаго общенія животныхъ. Предусмотрительные подгородніе скопцы (мархинскіе) устроили у себя карантинъ, такъ-какъ уже были случаи перехода болѣзни по сю сторону рѣки. Но, чтобъ карантинъ былъ дѣйствителенъ, имъ нужно не давать подходить къ своему скоту гулевому скоту якутовъ.

Въ Батурусскомъ ул. болѣзнь охватила уже большую часть наслеговъ, гдѣ она дѣйствуетъ, однако, отнюдь не сильнѣе, чѣмъ въ сосѣднихъ, Баягантайскихъ. Число смертныхъ случаевъ людей отъ заразы уже не мало и въ Батурусскомъ улусѣ. Въ одномъ, сравнительно небольшомъ районѣ, около инородной управы, выѣзжавшимъ туда частнымъ врачемъ, г. Дз., констатировано 6 смертныхъ случаевъ. Если взять, въ общемъ, всѣ случаи, о которыхъ уже имѣются частныя свѣдѣнія, то ихъ наберется два—три десятка.

Интересенъ такой случай. Одинъ зажиточный инородецъ, наслышавшійся о томъ, что заразное начало совершенно исчезаетъ отъ сильнаго и долгаго кипяченія (а якуты очень плохо провариваютъ мясо) вздумалъ угостить павшей скотиной людей, приглашенныхъ на помочь (куляй) при уборкѣ сѣна, приказавъ долго и хорошо проварить мясо. Дѣйствительно, люди, ѣвшіе послѣднее, не пострадали, за то потрошившіе скотину и рубившіе мясо заболѣли, а одинъ изъ нихъ умеръ. Заболѣваютъ, впрочемъ, не только трогавшіе скотину, а подчасъ даже близко къ ней стоявшіе.

Инеемъ, бывшимъ въ началѣ этого мѣсяца, въ зарѣчныхъ улусахъ мѣстами побило хлѣбъ, который былъ поздно посѣянъ, а потому и не успѣлъ созрѣть. За то остальной хлѣбъ далъ очень хорошій урожай.

Якутскъ 18 августа 96 г.

Случайныя замѣтки изъ Якутска.

«Восточное обозрѣнiе» №129, 1 ноября 1896

Въ первыхъ числахъ сентября по г. Якутску было наконецъ расклеено «наставленіе для дѣйствій противъ сибирской язвы», помѣченное 28 августа и за подписью и. д. медицинскаго инспектора М. Смирнова. Изъ «наставленія» мы узнали, что «обыкновенно болѣзнь появляется... всегда въ теплое время года». Весьма возможно, что наставленія тоже требуютъ для своего появленія извѣстной температуры, и потому появляются всегда въ холодное время, когда болѣзнь проходитъ. Конечно, учиться никогда не поздно. И мы за науку очень благодарны. Но «послѣ ужина горчица», можетъ быть, и по вкусу г. Смирнову, зато едва-ли якутамъ, потерявшимъ своихъ кормильцевъ. Увы! «Панафинеи и Діонисіи празднуются у насъ во время, флоты-же наши вѣчно опаздываютъ», можемъ мы повторить слова огорченнаго греческаго оратора, mutatis mutandis.

Флоты не флоты, а наша пожарная команда дѣйствительно, если не всегда, то въ двухъ послѣднихъ (всѣхъ было три) случаяхъ опаздывала, попадая, что называется, къ шапочному разбору. Обыватели острятъ, что кони и люди поутомились на лѣтнихъ работахъ.

Съ пожарами связано остроуміе и другого пошиба. Какіе-то шалопаи состряпали подметныя письма съ угрозою зажечь въ назначенный день городъ съ четырехъ сторонъ. Говорятъ даже, что одно объявленіе въ этомъ духѣ было наклеено гдѣ-то на улицѣ. Заработала обывательская фантазія и приписала авторство нѣкоторымъ лицамъ. Къ стыду нашему, въ числѣ распространителей подобнаго вздора фигурируютъ и люди, по крайней мѣрѣ формально, принадлежащіе къ мѣстной интеллигенціи. Удивительнѣе-же всего то, что та-же омеряченная среда знаетъ, что взбудоражившіе ее два пожара, хотя и были слѣдствіемъ поджога, но отъ мести и лицами, ничего общаго неимѣющими съ инкриминируемой категоріей.

Единственное объясненіе этой своеобразной логики можно найти только въ томъ, что «голь на выдумки хитра». Мы дѣйствительно «голы», въ смыслѣ отсутствія впечатлѣній и живыхъ интересовъ. Лѣтомъ еще такъ-сякъ. Прицѣниваемся на паузкахъ; любуемся даровыми ракетами, пускаемыми паузочниками; даромъ катаемся, по установившемуся обычаю, до осенней пристани на отходящихъ пароходахъ; ходили на «представленіе»... Съ отъѣздомъ паузковъ все это благополучіе минуло. Пить — надоѣдаетъ, читать — не обвыкли...

А между тѣмъ при болѣе серьезномъ отношеніи къ жизни — дѣла именно въ настоящемъ году непочатый уголъ. Вотъ, напр., хоть-бы организація помощи пострадавшимъ якутамъ. До сихъ поръ въ этомъ отношеніи сдѣлано чрезвычайно мало. Изъ казенныхъ запасовъ пожертвовано въ пользу наиболѣе пострадавшаго Дюпсюнскаго улуса 1100 пуд. хлѣба. Участіе-же общества пока выразилось только тѣмъ, что одинъ купецъ, г. Ожиговъ, даетъ свои лодки для перевозки этого хлѣба черезъ Лену, другой, г. Васильевъ, самъ якутъ, взялся доставить хлѣбъ дальше по назначенію Но что-то не слышно о содѣйствіи со стороны владѣльцевъ винныхъ складовъ, построившихъ свое благосостояніе на спаиваніи якута отвратительной «якутской водкой». Пожертвуйте, гг. кабатчики! Поправится якутъ — и вамъ-же пропьетъ сторицею.

Земля наша велика и обильна, но, на зло лѣтописцу, и порядокъ въ ней есть. По крайней мѣрѣ голодаютъ по порядку: нынче здѣсь, завтра тамъ. И такъ она велика, что непремѣнно гдѣ-нибудь да голодаютъ. Въ Якутской области въ нынѣшнемъ году очередь формальной голодовки, кажется за Колымскимъ округомъ.

Полученныя здѣсь письма говорятъ категорически: «ждемъ голода». Рыба, главный продуктъ колымчанина, въ настоящемъ году ему измѣнила. Уловъ былъ совсѣмъ плохъ. Къ этому присоединился неурожай травъ, благодаря необыкновенно холодному лѣту. Колымчане говорятъ, что лѣто у нихъ продолжалось всего 4—5 дней.

Пока что, анюйская ярмарка прошла хорошо. Торговали главнымъ образомъ съ Анадырью, откуда пришло болѣе 12 нартъ съ пушниною, проданной по «сходнымъ цѣнамъ». Амурская компанія торговала плохо, благодаря недоброкачественности главнаго продукта, чая, и ограниченному подбору другихъ товаровъ. Кирпичный чай, продававшійся компаніей по 1 р. 80 к., оказался гнилымъ. Чукчи брали, но, испробовавъ, приносили назадъ и забирали обратно свою пушнину. Табакъ шелъ по 1 р. за фунтъ. Сахару, мыла жирового, конопли, холста, столь необходимыхъ для сѣтей, желѣзной и мѣдной посуды (котловъ) не привозили вовсе.

Компанейскій паузокъ прибылъ въ Колымскъ 11 іюня. На немъ привезено 180 мѣстъ чаю, 100 американскихъ кульковъ (1 п. 10 ф.) крупчатки, 30 пудовъ спичекъ; сахару всего 25 п. Ситцы привезены, по мѣстному выраженію, «воздушные», немного соли, ржаной муки и черкасскаго табаку. Компанія увѣряетъ, что зимою будетъ всего много: подрядили богатаго чукчу на 1000 п. клади. Но такими обѣщаніями угощаетъ она вотъ уже третій годъ. Пока дѣло стоитъ такъ, что для анюйской ярмарки будущаго года товаровъ нѣтъ.

Такая вялость дѣятельности компаніи едва-ли объяснима плохимъ состояніемъ ея дѣлъ вообще; она ускоряетъ обороты и заводить новыя дѣла въ Охотскѣ. Скорѣе всего зависитъ это отъ недостатка конкурренціи, которая подбодривала-бы дѣльцовъ, да отъ привычки слишкомъ легко наживаться на мѣновомъ торгѣ. Иногда, благодаря ему, внѣшній результатъ представляется въ такомъ видѣ, какъ будто купцы ведутъ дѣло себѣ въ убытокъ.

Въ прошлый разъ я приводилъ якутскія цѣны пушнины, теперь отмѣчу нѣкоторыя изъ мѣстныхъ: выпоротокъ черный — 80 к., свѣтлый — 60 к., красный — 20 к., междуумокъ — 50 к., пыжикъ черный — 1 р. 50 к., пыжикъ мятый — 1 р., песецъ — 3 р. 50 к., недопесокъ— 2 р. 50 к., синякъ — 1 р. 50 к., чаяшникъ — 1 р., крестоватикъ — 50 к., норникъ — 40 к., сиводушка (съ лапами) 1-го сорта — 15 р., 2-го сорта — 13 р., похуже — 7—9 р., лисица красная (съ лапами) 5 р., битая — 3 р. 50 к., тонкая — 2 р. 50 к., бѣлка — 20 к., горностай — 20 к., боберъ 1-го сорта — 18—20 р., 2-го сорта — 16 р., мамонтова кость гребневая 1-го сорта — 25 р., 2-го сорта — 20 р., торговая 1-го сорта — 17 р., 2-го сорта — 10—12 р. Цѣны эти безусловно достовѣрны. Сразу видно, что нѣкоторыя статьи въ Якутскѣ проданы по цѣнѣ пріобрѣтенія, не смотря на провозъ. Такъ, красная лисица въ томъ и другомъ случаѣ стоитъ 5 р., бѣлка хотя и продана одной копѣйкой дороже, но ровно 1 коп. стоитъ провозъ ея изъ Колымска. Но не говоря уже о компенсаціи на другихъ нумерахъ, нужно принять во вниманіе, что стоимость пріобрѣтенія рѣдко выражаетъ выданную наличность. Обыкновенно она представляетъ мѣстную цѣну отданнаго въ обмѣнъ товара. Напр., кирпичъ чаю въ заготовкѣ въ Охотскѣ, по словамъ свѣдущихъ людей, обходится около 30 к., въ Колымскъ онъ идетъ въ мѣну по 1 р. 80 к. Барышъ т. о. маскированъ, хотя и составляетъ солидный процентъ. Сколько же сотъ процентовъ получали гг. купцы, когда въ Колымскѣ чай стоялъ на 5-ти рубляхъ! А тогда снабженіе поставлено было еще хуже, чѣмъ теперь. Вѣрная, легкая и большая нажива развращаетъ торговца. Нужна вѣчная угроза вырвать лакомый кусокъ, чтобы заставить ихъ быть внимательнѣе къ интересамъ потребителя.

Сентябрь. Летятъ гуси. Якутскъ обезумѣлъ отъ охотничьяго пыла. Въ весьма солидныхъ лавкахъ вы можете не застать никого, кромѣ главнаго довѣреннаго: весь прочій людъ отпросился на охоту. Городъ точно отбивается отъ многочисленнаго непріятеля. Стрѣляютъ съ крышъ, съ дворовъ, съ оконъ... А когда стадо гусей летитъ довольно низко надъ городомъ, по всей линіи полета идетъ непрерывная канонада. Въ прошломъ году кто-то подстрѣлилъ слегка ребенка; въ нынѣшнемъ, къ удивленію, о несчастныхъ случаяхъ не слышно.

Безружейные отводятъ душу насмѣшками надъ неудачными охотниками, рекомендуя «на хвостъ соли насыпать», чѣмъ по-пусту тратить заряды, — совѣтъ тѣмъ болѣе неудачный, что какъ разъ въ эту пору соль была раза въ четыре дороже пороха и дроби. Два паузка казенной соли застряли гдѣ-то на мели. Въ складѣ, ея вовсе не осталось. Пользуясь этимъ случаемъ, два-три торговца, у которыхъ остались запасы, вогнали казенные 1 р. 5 к. до 2 и даже 3 р. 50 к. за пудъ. Въ половинѣ сентября пришелъ какой-то пароходъ съ 14 тыс. пудовъ соли, и соленой Калифорніи была поставлена точка.

Не за долго передъ тѣмъ приходилъ пресловутый «аллюминіевый» пароходъ экспедиціи Брусницына. Маленькій, даже сравнительно съ нашими рѣчными пароходишками, онъ отличается большой быстротой хода, но сидитъ слишкомъ глубоко для Лены въ извѣстное время. Благодаря этому, а также густымъ туманамъ, обратный путь до Олекмы онъ совершилъ довольно медленно.

До послѣдняго времени райономъ операціи предполагался Алданъ и Мая. Въ августѣ г. Гориновичемъ, приглашеннымъ на службу въ экспедицію. получена была телеграмма отъ инженера Брусницына, подтверждавшая это предположеніе. Г. Брусницынъ просилъ даже собрать свѣдѣнія о сдѣланныхъ уже по Якутскому округу заявкахъ. Теперь оказывается, что работы будутъ вестись пока только въ Олекминской тайгѣ. Начнутся онѣ безотлагательно, зимою-же. Пароходъ зимуетъ въ Витимскѣ. Сюда пріѣзжали затѣмъ, чтобы запастись теплой одеждой, спиртомъ и кое-какими другими продуктами. За отъѣздомъ г. Брусницына завѣдуетъ инженеръ Поддьяконовъ.

Якутскія письма.

III.

«Восточное обозрѣнiе» №142, 1 декабря 1896

Первѣе всего позволю себѣ отмѣтить нѣкоторыя досадныя опечатки въ первомъ-же письмѣ моемъ. Самъ не занимаясь физическимъ трудомъ, считаю себя мало компетентнымъ относительно лѣни и прилежанія другихъ, этимъ трудомъ пропитывающихъ себя и свою семью. Кромѣ того никоимъ образомъ немогу сказать о якутахъ вообще, чтобы они были лѣнивы. А между тѣмъ напечатано именно это, тогда какъ я говорилъ объ ихъ лживости, противъ чего едва-ли они и сами станутъ спорить, такъ-какъ искренность и откровенность во всякомъ случаѣ не причисляютъ къ желаннымъ для себя добродѣтелямъ.

Точно также говоря о привозныхъ фабричныхъ товарахъ, я не могъ въ числѣ ихъ говорить о рыбѣ. Я писалъ, что, по случаю малаго привоза нѣкоторыхъ товаровъ, наши паузники вспомнили свою недавно прошедшую замашку — заставлять покупателя вмѣстѣ съ необходимымъ брать и совершенно для него не нужное. Вы просите, напр., чай и сахаръ, а вамъ предлагаютъ вмѣстѣ съ тѣмъ пріобрѣсть шапо-клякъ, дамскія туфли или что-нибудь въ этомъ родѣ, а иначе не дадутъ требуемыхъ вами сахара и чая. Вотъ дабу (а отнюдь не рыбу) продавали въ этомъ году только съ другими товарами, а безъ нихъ давали крайне неохотно или въ очень ограниченномъ количествѣ.

Но все это, конечно, уже прошло, а потому перейдемъ къ менѣе давнимъ здѣшнимъ «событiямъ».

Дней 7 тому назадъ у насъ открылся сезонъ и не просто открылся, а — въ новенькомъ съ иголочки собраніи. Надо отдать справедливость, что строили его — не зѣвали. Начали разборку стараго зданія, когда еще не стаялъ прошлогодній снѣгъ, а вполнѣ закончили постройку еще до настоящихъ морозовъ. При «горевыхъ» здѣшнихъ плотникахъ и другихъ мастерахъ, и для общественной постройки, это — весьма незначительный срокъ, свидѣтельствующій объ аккуратномъ и настойчивомъ надзорѣ. Положимъ, что, если въ нашемъ собраніи скучаютъ немногіе, то — единственно только потому, что весьма многіе совершенно не посѣщаютъ его. Но все-же пріятно имѣть новенькое собраніе съ крохотной, но все-же настоящей, а не наскоро изъ досокъ сбитой сценкой и т. п.

Къ сожалѣнію, о первомъ балѣ ничего не могу вамъ написать, такъ-какъ совершенно имъ не интересовался. Знаю только, что, не смотря на нѣкоторую экстренность случая, оживленія было очень мало. Боюсь напророчить, но пока что — въ новое зданіе какъ будто перенесли старую скуку, приправленную партійнымъ недовѣріемъ и кружковщиной. Положимъ, что все это черты, общія всѣмъ захолустнымъ, якобы, центрамъ. Но на этотъ разъ у насъ въ этомъ отношеніи даже какъ-то особенно неблагополучно...

Кромѣ собранія, достроеннаго въ свое время, у насъ многое какъ-то запоздало въ этомъ году. Съ приплавомъ соли, напр., опоздали до такой степени, что кое-кто, кому это было желательно, уже потирали руки. Но только наши благодѣтели разлакомились и стали надбавлять копѣйку за копѣйкой на фунтикъ, обнадеживая насъ пріятной перспективой, что къ веснѣ они его загонять и въ 15 к., а тутъ, хоть и съ опозданіемъ и порядочнымъ недочетомъ, сольца все-таки приплыла... Послѣднее, говорятъ, произошло оттого, что довѣренный, который долженъ былъ приплавить соль, очень весело жилъ по дорогѣ и «для жизни веселой» сталъ сбывать подрядную соль приленскимъ жителямъ, а потомъ, спохватившись, бросилъ паузокъ и удралъ восвояси.

Опоздало, какъ я вамъ писалъ, лѣто, но, словно не желая остаться въ недоимкѣ, такъ славно грѣло и свѣтило весь сентябрь, что многіе дачники только къ концу его переѣхали въ городъ. Да и октябрь былъ замѣчательно мягокъ и благодушенъ. Тѣмъ не менѣе осень у насъ все-таки была, хотя и очень короткая. Иллюзія осени поддерживалась еще тѣмъ, что снѣгъ также значительно опоздалъ. По Олекминскому округу онъ выпалъ еще въ половинѣ, а во Вилюйскому — къ концу сентября; у насъ-же только къ половинѣ октября всѣ стали ѣздить на саняхъ. Долго наши пригородныя озера стояли неплотно замерзшія и безъ признака снѣга. Послѣднее, какъ нельзя болѣе, нравилось нашимъ мальчуганамъ, большимъ любителямъ гонять кубарей, или «комарей», какъ ихъ здѣсь называютъ. Чѣмъ ровнѣе и тверже площадь, тѣмъ быстрѣе и дольше безъ подхлестыванія кнутикомъ вертится кубарь. И разумѣется, что ровная и гладкая поверхность озеръ должна была привлечь къ себѣ множество мальчугановъ. Благодаря, однако, стоявшему теплу, среди дня ледъ становился менѣе крѣпкимъ и потрескивалъ подъ ногами ребятъ. Но увлеченные игрою, они не обращали на это вниманіе, пока двое изъ нихъ не поплатились жизнью за опасную игру. Послѣ того уже, какъ погибъ второй мальчикъ, ученикъ миссіонерскаго училища, поставили у каждаго озера по городовому, чтобы не пускать туда ребятъ.

Второй случай могъ окончиться еще болѣе печально, такъ-какъ товарищи бросились на помощь къ утопавшему и, въ свою очередь, также стали тонуть, но спасены были быстро подоспѣвшими взрослыми. Пока, однако, вытаскивали ихъ, главный виновникъ суматохи успѣлъ такъ долго побывать подъ водою, что тщетными оказались всѣ усилія оживить его со стороны фельдшеровъ, немедленно призванныхъ изъ близкой больницы. Немедленно-же былъ призванъ и врачъ; но онъ все время былъ занятъ эквилибристикой да что-то такое бормоталъ про себя, чего никто не могъ разобрать. Наконецъ, среди нечлено-раздѣльнаго бормотанья г. врача удалось разобрать слово «лошадь». Немедленно-же добыли лошадь, посадили верхомъ дюжаго парня, привязали къ нему утопленника и заставили раза-два проскакать довольно большое разстояніе. Но головы привязать не догадались, такъ что она все время болталась на вѣсу. И когда во второй разъ парень подъѣхалъ, то у мальчика уже хлынула кровь изо рта, ушей и носа, и онъ былъ мертвъ.

Да, плоха у насъ медицина, изъ рукъ вонъ плоха! Ибо главная оффиціальная ея сила почти что совершенно не практикуетъ и даже гонитъ отъ себя обращающихся за помощью, черезчуръ занятая надзоромъ за большинствомъ своихъ подчиненныхъ. Изъ послѣднихъ, впрочемъ, одинъ всецѣло занятъ больницей; другіе-же — не лучше, а далеко хуже вышереченнаго товарища. А тутъ, какъ на грѣхъ, только настала зима, уже приспѣли незваныя гостьи, въ образѣ инфлюэнцы и разныхъ дѣтскихъ простудныхъ болѣзней. Всѣмъ, кого покинуло здоровье, достается здѣсь плохо. Но «хроникъ», тотъ можетъ еще ловить утренніе часы, вообще — поймать моментъ, когда наша «медицина» хоть немножечко соображать можетъ. Ну, а съ острыми больными, съ больною дѣтворою какъ прикажете быть?

(Окончаніе будетъ).

Якутскія письма.

(Окончанiе).

«Восточное обозрѣнiе» №1434 декабря 1896

Какъ и слѣдовало ожидать, подметныя письма съ угрозою пожаровъ, оказались дѣломъ рукъ какого-нибудь безвреднаго шалопая. Одинъ случай былъ, дѣйствительно, нѣсколько похожій на поджогъ, и еще два случая, уже совершенно незначительныхъ и невинныхъ, отъ собственной неосторожности. А затѣмъ все само собою прекратилось, и одно изъ мѣстъ болѣе важныхъ пожаровъ уже снова застроено. Тамъ, говорятъ, даже нѣкое чудо объявилось, такъ-какъ найденъ цѣнный пакетикъ съ надписью: «на погорѣлое мѣсто № 1863». Sі non e vero — e bene trovato!

Другіе толки... Впрочемъ, сейчасъ они вообще нѣсколько притихли, какъ-бы притаились. Ждемъ нѣсколькихъ крупныхъ, по здѣшнему мѣсту, чиновниковъ, а съ ними, быть можетъ, — и кой-какія новости вообще. Досужіе люди идутъ дальше и, сверхъ сказанныхъ чиновниковъ, ждутъ еще двухъ сенаторовъ — на меньшемъ помириться никакъ не согласны; ждутъ ихъ съ часу на часъ, хотя прекрасно знаютъ, что путь по Ленѣ пока еще совсѣмъ неудобенъ для проѣзда.

Возвратимся, однако, къ другимъ толкамъ. Касаются они одного изъ обитателей — называйте какъ хотите, ибо отъ этого дѣло не проиграетъ и не выиграетъ, столь недурно оно само по себѣ. Итакъ, забрался нашъ обитатель въ гости къ своему пріятелю, выпилъ, какъ будто, въ самую мѣру и домой сталъ собираться вполнѣ своевременно. Все, однимъ словомъ, обстояло настолько благополучно, что хозяинъ не догадался предложить своему гостю кучера и лошадь, чтобы отвезти его домой. Да и близко это настолько, что самъ гость расхохотался-бы, если-бы предложить ему лошадь или проводника. Пошелъ онъ одинъ, сошелъ въ логъ, пересѣкъ его, какъ надлежитъ быть, и уже подходилъ къ мостику, откуда его домъ, какъ говорится, — рукой подать. Но тутъ-то подъ мостикомъ его и ждалъ лукавый и пошелъ водить. Идетъ нашъ воинъ, идетъ да все диву дается, какъ это онъ ложка не перешелъ. Наконецъ вотъ и подъемъ. Положимъ, что черезчуръ крутымъ послѣдній показался ему на этотъ разъ. Ну, да и то сказать: угостили его на славу, такъ-что немудрено было и отяжелѣть. Но вотъ онъ поднялся и не только никакой улицы не видитъ передъ собой, а и снова начинаетъ опускаться.. Это было ужъ совсѣмъ не модель. Давай нашъ обитатель глаза продирать, и видитъ, что стоитъ онъ на курганѣ у берега Лены, примѣрно въ полуверстѣ отъ города, на городскомъ лугу. И понялъ онъ сразу, что дѣло не чисто, совсѣмъ не чисто, и что всего лучше онъ сдѣлаетъ, если пойдетъ не прежнимъ путемъ, а — къ ближайшей подгородной церкви, которую ясно различалъ, и откуда прямой дорогой долженъ попасть въ свою улицу и въ свой домъ. Подошелъ онъ къ церкви; постоявъ, перекрестился и пошелъ, какъ будто той самой дорогой, какою ему слѣдовало итти, а очутился гдѣ-то въ полѣ, среди ямъ и буераковъ. И опять вокругъ него пустое пространство, а уже съ другой стороны видна все та-же загородная церковь. Опять побрелъ онъ къ ней, помолился, и пошелъ, какъ будто совсѣмъ правильно; но снова очутился въ какихъ то кустахъ, уже въ цѣлой верстѣ отъ города. Положимъ, что зналъ онъ прекрасно и эти кусты и тутъ-же около нихъ пролегающую дорогу, которая ведетъ прямо въ средину города, а стало быть — и въ его домъ, гдѣ его ждетъ семья и мягкая, теплая постель. Но все-таки... тутъ ужъ не оставалось ни малѣйшаго сомнѣнія, что его водитъ... Да, смѣйтесь себѣ, сколько хотите, а бѣдному было совсѣмъ не до смѣха!

Дѣлать, однако, было нечего; пошелъ онъ по знакомой дорогѣ. Идетъ да идетъ, но видитъ, что вмѣсто того, чтобы ему приближаться къ дому, городъ остался гдѣ-то далеко позади; что его все болѣе окружаютъ ночной мракъ и пустыня; а только гдѣ-то далеко впереди чуть-чуть мерцаетъ одинокій огонекъ, откуда едва доносится отдаленный лай собаки. Дѣлать опять таки нечего. Пошелъ онъ туда, и, когда на этотъ разъ дѣйствительно подошелъ къ заимкѣ (въ 4 верстахъ отъ города), то до того ужъ обезсилѣлъ, что самъ не въ состояніи былъ войти въ домъ, и тутъ-же легъ и взревѣлъ не своимъ голосомъ. Какъ водится, люди не сразу набрались храбрости, чтобы выйти на такой крикъ, но наконецъ все-таки вышли, втащили, разболокли и, къ величайшему своему изумленію, узрѣли человѣка. Само собою разумѣется, что его сейчасъ-же напоили чаемъ, запрягли лошадь и отвезли домой. Но, подите-ка, увѣрьте его, да и не его одного, что... ему не слѣдовало подходить къ своему дому со стороны этого пакостнаго мостика.

P. S. Сибирская язва совершенно ослабѣла еще въ сентябрѣ, но окончательно не прекратилась и до сихъ поръ. Съ Баягантайскаго Алдана, говорятъ, (а не съ Дюпсюнскаго) она началась; тамъ-же и сейчасъ продолжаетъ выхватывать рѣдкія жертвы. Будемъ надѣяться, что большіе морозы совершенно прекратятъ заразу. Иначе, если она еще затянется, то далеко худшее бѣдствіе грозитъ здѣшнему краю въ слѣдующемъ лѣтѣ, такъ-какъ второй годъ существованія сибирской язвы здѣсь всегда бывалъ далеко губительнѣе перваго. Слѣдовало-бы еще обратить вниманіе на сохатыхъ и оленей, которые также пали отъ язвы и валяются около Охотскаго тракта, грозя зараженіемъ употребляемымъ тамъ лошадямъ и оленямъ.

Въ редакцію «Восточнаго Обозрѣнія».

«Восточное обозрѣнiе» №149, 18 декабря 1896

По поводу корреспонденціи изъ Якутска «о сибирской язвѣ», помѣщенной въ № 129 текущаго года и въ которой авторъ корреспонденціи, не разслѣдовавши дѣло, позволяетъ себѣ глумиться надъ должностнымъ лицомъ, изощряя по адресу его свое потужное остроуміе, имѣю честь покорнѣйше просить редакцію, для возстановленія истины, не отказать помѣстить на столбцахъ своего журнала слѣдующее разъясненіе:

Сибирская язва есть хроническій бичъ Якутской области, почти ежегодно раззоряющій населеніе. Борьба съ ней ведется уже много лѣтъ и принимаются всѣ зависящіе отъ администраціи мѣры, указанныя закономъ. Но къ сожалѣнію, мѣры эти безсильны при сильномъ развитіи эпизоотіи, благодаря мѣстнымъ, жизненнымъ инородческимъ условіямъ, недостатку матеріальныхъ средствъ и малочисленности медицинскаго персонала, не говоря уже о ветеринаріи — одинъ на всю область.

Все что можно было сдѣлать въ текущемъ году, при сказанныхъ условіяхъ, для ограниченія эпизоотіи, сдѣлано. Наставленіе для дѣйствій противъ сибирской язвы, о которомъ говоритъ г. корреспондентъ, и которое даетъ общее понятіе о болѣзни, признакахъ ея и указываетъ возможныя мѣры для предупрежденія и прекращенія, уже нѣсколько лѣтъ, какъ разослано и разсылается во всѣ уголки области. Въ текущемъ году лишь были вновь отпечатаны нѣсколько экземпляровъ по образцу 1895 года, за полнымъ израсходованіемъ ихъ. Число и годъ проставлены типографіей и обозначаютъ время ихъ выпуска изъ таковой.

Ноября 24 дня 1896 года.

И. д. медицинскаго инспектора М. Смирновъ.

г. Якутскъ.

Примечание Админ.сайта: «Якутская хроника» и «Якутские письма» написаны двумя разными авторами, к сожалению оба неизвестны. Автор «Якутских хроник» - предположительно один из участников Сибиряковской экспедиции.