Письмо приказчиковъ.

Въ Якутскую городскую Думу.

Обмѣнъ взглядами заинтересованныхъ сторонъ въ комиссіи по выработкѣ обязательнаго постановленiя объ обезпеченіи нормальнаго отдыха служащихъ, показавшiй рѣзко отрицательное отношеніе къ пожеланіямъ приказчиковъ со стороны представителей города, которые по мнѣнію приказчиковъ были призваны служить нейтральнымъ судьею между хозяевами и приказчиками, и которые заявили о солидарности своей съ представителями купечества, побуждаетъ Правленіе Общества взаимопомощи приказчиковъ пояснить письменно тѣ соображенія, которыя легли въ основаніе предъявленныхъ делегатами приказчиковъ въ комиссіи пожеланій.

Вопросъ о продолжительности рабочаго дня, рѣшенный комиссіей въ духѣ, близкомъ къ желаніямъ приказчиковъ, не требуетъ поясненій, такъ какъ, очевидно, что и хозяева сознали, что существовавшій доселѣ порядокъ, съ различной продолжительностью торговаго дня и разновременное открытіе и закрытiе магазиновъ и лавокъ отражаются прежде всего на ихъ собственныхъ интересахъ, и лучшимъ доказательствомъ правильности постановленнаго въ комиссіи рѣшенія объ одновременномъ открытіи и закрытіи магазиновъ, служитъ слѣдующій отвѣтъ однаго изъ почтенныхъ торгующихъ мелкаго разряда, на разосланномъ представителями купечества опросномъ листкѣ: „необходимо слѣдить въ особенности, чтобы (въ неположенное время) не торговали базарники, а также тѣ, кто имѣетъ задній ходъ, такъ, какъ торговля съ задняго хода возбуждаетъ зависть и ведетъ къ упадку честности". Если къ этому присовокупить слѣдующія слова изложенiя соображеній, на которыхъ основано законоположеніе 15 ноября 1906 г. объ обезпеченіи нормальнаго отдыха служащихъ „ограниченіе времени торговли является тѣмъ болѣе возможнымъ, что оно не можетъ оказать ощутительнаго вліянія на сбытъ товаровъ, представляющій собою болѣе или менѣе опредѣленную величину, зависящую не столько отъ продолжительности времени торговли, сколько отъ потребительной способности населенія", и что „въ цѣляхъ созданія для однородныхъ отраслей торговли вполнѣ одинаковыхъ условій въ отношеніи продолжительности торговли, законъ распространяетъ правила о продолжительности времени торговли въ постоянныхъ торговыхъ заведеніяхъ и на базарную" (законоположеніе объ обезп. норм. отд. служ., стр. 8) то постановленіе смѣшанной коммиссіи, устанавливающее общія нормы для всѣхъ торговыхъ заведеній Якутска является вполнѣ соотвѣтствующимъ тѣмъ соображеніямъ, которыя положены законодателемъ въ основу законоположенія 15 ноября 1906 г.

Вопросъ о закрытіи магазиновъ на время обѣденнаго перерыва въ 2 часа, представляемаго служащимъ статьею 4 законоположенія, послужилъ предметомъ особенно горячаго оспариванія со стороны представителей города въ смѣшанной комиссіи, которые въ закрытіи магазиновъ на это время видѣли серьезное нарушенiе интересовъ горожанъ. Посмотримъ же, какъ смотритъ законодатель на эти 2 часа: на стр. 8-й законоположенія читаемъ: "согласно ст. 1 продолжительность времени торговли изъ всякаго рода торговыхъ помѣщеній (максимумъ ограничивается 12 часами въ сутки, что при перерывѣ въ 2 часа на пріемъ пищи, составитъ 10 часовъ дѣйствительной работы. Слѣдовательно на эти 2 часа законодатель смотритъ, какъ на время, въ которое приказчики не должны быть занимаемы работой. Далѣе о способѣ, которымъ должно быть гарантировано исполненіе закона и въ частности права приказчиковъ, въ изложеніи соображеній говорится: "въ случаѣ, если бы закономъ была опредѣлена продолжительность рабочаго дня безъ обязательства хозяевъ закрывать торговыя помѣщенія по истеченіи его, дѣйствительное исполненіе закона оказалось бы совершенно необезпеченнымъ, въ виду весьма значительныхъ трудностей, которыя при большомъ количествѣ магазиновъ и лавокъ представлялись бы для надзора; и здѣсь законодатель видитъ только одинъ выходъ, при которомъ возможно дѣйствительно исполненіе закона, а именно, закрытіе магазина на время положеннаго отдыха". На страницѣ же 14-й изложенія соображеній читаемъ: "въ целяхъ обезпеченія служащихъ въ торговыхъ заведенiяхъ возможности ... питанія и отдыха среди рабочаго дня, законъ обязываетъ владѣльцевъ торговыхъ заведеній предоставлять служащимъ у нихъ лицамъ перерывъ продолжительностью не менѣе 2 часовъ въ день. При этомъ указано, что въ заведеніяхъ, открытыхъ не болѣе 8 часовъ въ сутки, перерывъ можетъ быть и менѣе указаннаго времени, но не короче получаса". Изъ этой выписки ясно, что законодатель не допускаетъ и мысли о возложеніи надзора за исполненіемъ обязательнаго постановленія объ обѣденномъ перерывѣ на самихъ приказчиковъ или хозяевъ; предоставляя приказчикамъ входить въ соглашеніе съ хозяевами относительно сокращенія обѣденнаго отдыха, онъ тотчасъ же сокращаетъ и продолжительность времени торговли до 8 часовъ. Итакъ, и съ этой стороны постановленіе смѣшанной комиссіи объ обязательномъ закрытіи магазиновъ и лавокъ на время обѣда, рѣшенное въ духѣ пожеланiй приказчиковъ, представляется въ полномъ соотвѣтствіи со взглядами законодателя.

 

(Продолженіе слѣдуетъ).

8 ноября 1907 г., «Якутскiй край» №36.

Представители города въ смѣшанной комиссiи разсматривали въ требованіи закрытія магазиновъ на время оьѣденнаго перерыва чуть ли не полное забвенiе интересовъ населенія. Но представимъ себѣ слѣдующее: магазины не закрываются на время обѣда, а установленъ посмѣнный порядокъ, какъ того желали хозяева; и вотъ, когда наступило время идти приказчику обѣдать, онъ заявляетъ покупателю, что онъ уходитъ и передаетъ его своему товарищу; хорошо, если покупатель войдетъ въ положеніе приказчика, а другой можетъ и обидѣться; представимъ себѣ, далѣе покупателей якутовъ изъ тайги: эти привыкли покупать гуртомъ сразу человѣкъ по десять; приказчикъ мѣряетъ и записываетъ, у него десять покупателей и десять записей разныхъ товаровъ, уже отобранныхъ, и все это, уходя обѣдать надо передать товарищу, какъ и отложенные этими десятью якутами покупки, которые еще не оплачены. Не займетъ ли эта передача, по крайней мѣрѣ, полчаса и не грозитъ ли эта процедура на-спѣшку прежде всего интересамъ хозяина; не вызоветъ ли все это больше неудобствъ, чѣмъ закрытіе магазина на время обѣда, къ чѣму публика скоро привыкаетъ, какъ привыкла къ закрытію магазиновъ въ праздники, что еще недавно казалось невозможнымъ и такъ же горячо оспаривалось. Кромѣ того, посмѣнный порядокъ создастъ такое положеніе, при которомъ остающіеся части приказчиковъ невозможно будетъ въ обѣденное время управиться съ дѣломъ и покупателемъ, чтобы не стоятъ подолгу въ ожиданіи очереди придется примѣняться къ нимъ и стараться избѣгать посѣщенія магазиновъ въ то время, когда приказчики обѣдаютъ. Время же это, если приказчики будутъ обѣдать разновременно, будетъ очень продолжительно, во всякомъ случаѣ далеко болѣе двухъ часовъ. Такой порядокъ будетъ болѣе стѣснителенъ для покупателей, чѣмъ одновременное закрытіе всѣхъ магазиновъ.

Если къ этому имѣть въ виду, что есть много лавокъ, гдѣ всего одинъ приказчикъ, то тамъ осуществленіе положеннаго на обѣдъ времени явится невозможнымъ при условіи открытыхъ дверей въ другихъ лавкахъ, такъ какъ лавка съ однимъ приказчикомъ окажется въ менѣе выгодныхъ условiяхъ, чѣмъ магазинъ съ нѣсколькими приказчиками. По этому поводу вновь припоминаемъ приведенное выше замѣчаніе почтеннаго торговца, что неравное исполненіе закона поведетъ къ зависти и упадку честности вообще, а въ частности, что часть приказчиковъ не будетъ въ состояніи воспользоваться предоставленнымъ закономъ обѣденнымъ перерывомъ. Да и въ большихъ магазинахъ при незакрытіи дверей на обѣденный перерывъ вскорѣ сойдетъ на нѣть, въ виду трудности контроля, въ особенности въ горячѣе лѣтнее время, когда если основываться на современныхъ условіяхъ не приходится пообѣдать, а проглатывать на скоро нѣсколько кусковъ мяса и хлѣба.

Посмотримъ, какими соображеніями руководится законодатель, устанавливая 2-хъ часовой обѣденный перерывъ; на стр. 4-й изложенія соображеній читаемъ: „антигигіеническія условія труда, неправильность въ принятіи пищи, вызываемыя нерѣдко самымъ характеромъ занятій въ горячее время торговли не могутъ не отражаться на работоспособности сего населенія, дѣйствительно цифры возрастнаго распредѣленія служащихъ указываютъ на значительное сокращеніе періода способной къ работѣ жизни ихъ", далѣе: „рабочіе имѣютъ необходимые перерывы для обѣда и завтрака и могутъ во время пріостановки машинъ присѣсть отдохнуть. Между тѣмъ, приказчики, весь день бесѣдующіе съ покупателями, достающіе, убирающіе и переносящіе иногда довольно тяжеловѣсные товары и такъ же обязанные быть напряженно внимательными къ своему дѣлу, по принятому у насъ обычаю, не имѣютъ права садиться пока они въ магазинѣ, и все время несутъ службу на ногахъ. Кромѣ того, приказчикамъ предъявляется требованіе, чтобы не смотря на усталость, они не показывали ея и были всегда ровны и любезны въ обращеніи съ публикою". Итакъ, законодатель отмѣчаетъ „неправильность" питанія приказчиковъ. Если приказчики будутъ пользоваться обѣденнымъ отдыхомъ не въ одно и тоже время, то одни будутъ обѣдать очень рано, другіе очень поздно, что конечно будетъ тяжело для послѣднихъ и они потребуютъ смѣны очередей.

Это, разумѣется, поведетъ къ еще большей неправильности въ питаніи, не говоря о путаницѣ, въ распорядкѣ торговаго дня.

Вопросъ о безплатномъ лѣченіи служащихъ, включенный приказчиками въ число своихъ пожеланій, не нуждается въ поясненіи мотивовъ, по которымъ онъ возбужденъ и справедливость соотвѣтственнаго постановленія была признана хозяевами на частномъ свиданіи, предшествовавшемъ одному изъ засѣданій комиссіи; кромѣ того, безплатное лѣченіе и пользованіе лѣкарствами предоставлено служащимъ и теперь въ одной якутской фирмѣ.