ЧТО ТАКОЕ ПРОКАЗА?

Проф. Л. В. Поспелова.

 

   Проказа, какъ болѣзнь свойственная человѣку, была извѣстна въ глубокой древности. Гнѣздясь въ то время по преимуществу въ жаркихъ и побережныхъ странахъ Азіи, - она почти не была извѣстна въ Европѣ. Лишь изрѣдка она встрѣчалась въ Италіи и Греціи, и только въ теченіе первыхъ двухъ столѣтій по Р.X. она распространилась на большую часть Европы и навела ужасъ на всѣхъ европейцевъ.

     Но самое сильное распространеніе проказы по Европѣ слѣдуетъ отнести къ концу XI столѣтія по Р.X. и именно во время крестовыхъ походовъ и затѣмъ въ послѣдующіе два вѣка, когда цѣлыя толпы народа безпрестанно двигались на Востокъ и обратно и когда цѣлыя тысячи людей вели полукочевую, полувоенную жизнь, исполненную всякаго рода лишеній и случайностей. Голодъ терпѣли въ это время не только тѣ, которые принимали участіе въ войнахъ, но даже и тѣ, кои оставались у себя дома, такъ какъ нѣкоторыя страны въ это время совершенно были опустошены реквизиціей благочестивой толпы, а другія оставались не воздѣланными по недостатку рабочихъ рукъ. Всеобщее обнищаніе породило различныя лишенія и болѣзни, проказа значительно усилилась вмѣстѣ съ другими болѣзнямн и явилась огромная потребность въ пріютахъ, которыхъ во Франціи насчитывалось ко времени смерти Людовика VIII до 2000, а во всемъ христіанскомъ мірѣ до 19.000 пріютовъ, - такъ велико было распространеніе проказы. Для ухода за прокаженными образовался особый орденъ - орденъ Св. Лазаря, гроссмейстеръ котораго, говоритъ проф. Гебра, самъ обязательно былъ избираемъ изъ числа прокаженныхъ...

       Больныхъ проказою называли Lazari, а пріюты для нихъ - Lazaretti.

     Усиленіе проказы въ Европѣ, которое стало настоящимъ общественнымъ бѣдствіемъ, заставило, какъ это нерѣдко бываетъ въ такое время, - встрепенуться все общество и врачей тогдашняго времени. Какъ теперь врачи еще спорятъ о заразительности проказы, такъ и тогда они много спорили о томъ - проказа ли это на самомъ дѣлѣ или люэсъ, который, конечно, могъ такъ же быстро распространяться въ массѣ народа, какъ и во время войнъ Карла VIII. 

       Однако въ концѣ XVI и въ теченіе XVII вѣка проказа изъ тогдашнихъ культурныхъ странъ Европы исчезла почти совершенно, напротивъ, люэсъ получилъ повсемѣстное распространеніе, и вопросъ о проказѣ былъ разрѣшенъ самъ собою.

       Въ настоящее время проказа держится по преимуществу прибрежныхъ странъ, и ежели взглянуть на прилагаемую здѣсь географическую карту всемірнаго ея распространенія, то легко видѣть, что нѣтъ ни одной части свѣта, гдѣ бы проказы не было; но сильнѣе всего она выражена все таки на ея родинѣ - въ Азіи. Она и теперь существуетъ въ Малой Азіи, Сиріи, Палестинѣ, Персіи, Аравіи и особенно сильно въ Верхней и Нижней Индіи, Китаѣ и Японіи. Въ Африкѣ она наблюдается постоянно въ Морокко, Алжирѣ, Триполисѣ и Египтѣ, въ Сенегамбіи, Гвинеѣ, Мозамбикѣ, Абиссиніи и Мадагаскарѣ. Въ Америкѣ ею поражены: Мексика, сѣверныя республики южной Америки и Бразилія, а также большинство острововъ, лежащихъ между сѣверной и южной Америкой. Въ Австраліи проказа существуетъ въ Нью-Зюдъ-Уэльсѣ и новой Зеландіи. Въ Европѣ въ настоящее время проказа наблюдается въ Швеціи и Норвегіи, Исландіи, въ нѣкоторыхъ мѣстахъ въ Испаніи и Португаліи, на испанскомъ и французскомъ побережьѣ Средиземнаго моря, въ Сициліи, Греціи и Турціи и въ видѣ спорадическихъ случаевъ въ Венгріи и Галиціи. Въ Россіи проказа издавна существуетъ по побережью Балтійскаго моря въ Остзейскихъ губерніяхъ, въ Финляндіи, по берегамъ Чернаго, Каспійскаго и Азовскаго морей и по берегамъ рѣкъ, впадающихъ въ нихъ, особенно въ землѣ войска Донскаго, въ Астраханской губерніи, въ Крыму, на Кавказѣ, въ Закаспійской области, въ Туркестанѣ, въ Забайкальской области, Якутской области, по берегамъ Охотскаго моря, въ Камчаткѣ и др. мѣстахъ. Но помимо этихъ мѣстъ въ Россіи проказа отдѣльными случаями была наблюдаема не только по окраинамъ Россіи, но даже и въ Москвѣ, какъ это видно изъ случаевъ профессоровъ: Найденова, Мансурова, Поспѣлова, д-ровъ: Спримона и Сперанскаго.

   Какъ однако давно появилась проказа въ Россіи - съ точностью неизвѣстно. Рихтеръ полагаетъ, что она занесена къ намъ въ ХV столѣтіи съ Запада и распространилась по Дону, Волгѣ, Уралу. Первыя литературныя свѣдѣнія о проказѣ въ области войска Донскаго, говоритъ проф. Полотебновъ, относятся къ 1777 году и принадлежатъ врачамъ Ягодину и Котельницкому, которые считали проказу болѣзнею заразительною и называли ее „крымскою". Изъ переписки, найденной д-ромъ Плаховымъ и относящейся къ 1795 году видно, что въ то время уже существовала для прокаженныхъ больница или лепрозелія, которая съ увеличеніемъ ихъ и была потомъ увеличена. Въ 1839 и 1840 годахъ въ этой больницѣ находилось 27 прокаженныхъ, которые и послужили д-ру Плахову матеріаломъ для описанія проказы Войска Донскаго, носившей въ то время названіе „крымской проказы". Д-ръ Плаховъ полагалъ, что проказа можетъ передаваться по наслѣдству, но что она не заразительна для окружающихъ больнаго.

   Описаніе проказы на Кавказѣ сдѣлано было д-рами Никольскимъ (1859-60) и Красноглядовымъ, а Каспійской - д-рами Ольдекопомъ и Мейерсономъ (1863). Всѣ эти описанія были однако разнорѣчивы и мало убѣдительны. Только въ 1864 г. появилось обстоятельное сочиненіе д-ра Козловскаго о проказѣ въ Терской области, основанное на наблюденіи многочисленныхъ больныхъ и содержавшее въ себѣ цѣнныя топографическія, этнографическія, статистическія и историческія свѣдѣнія о проказѣ. Д-ръ Козловскій отрицалъ заразительность проказы, которая мѣстными жителями, напротивъ, всегда считалась заразительною. Въ силу такого воззрѣенія д-ра Козловскаго, домики для прокаженныхъ были уничтожены и прокаженные стали жить вмѣстѣ съ здоровыми...

    Всего болѣе цѣннымъ изслѣдованіемъ и описаніемъ проказы юга Россіи и Туркестанской области слѣдуетъ считать въ настоящее время недавній и капитальный трудъ профессора Кіевскаго университета Минха. Благодаря проф. Минху, вопросъ о существованіи проказы въ Россіи получилъ новый и сильный толчекъ къ изученію этой почти забытой, но далеко еще не исчезнувшей болѣзни, которую нѣкоторые считали уже археологическою рѣдкостью. Проф. Минхъ не сомнѣвается въ заразительности проказы и настаиваетъ на изолированіи больныхъ отъ здоровыхъ, на устройствѣ для нихъ пріютовъ или лепрозелій.

   Что касается литературныхъ данныхъ о проказѣ въ Прибалтійскомъ или Остзейскомъ краѣ, то кромѣ изслѣдованій проф. Вахсмута (1867), лучшимъ изслѣдованіемъ о проказѣ въ Лифляндіи слѣдуетъ считать трудъ проф. Бергмана (1870), бывшаго доцента хирургіи Дерптскаго университета и въ настоящее время профессора хирургіи въ Берлинѣ. Проф. Бергману принадлежитъ заслуга въ разработкѣ и описаніи клинической картины болѣзни проказы съ цѣлью устранить ту сбивчивость, которая существовала даже въ больницахъ при распознаваніи проказы по отношенію къ другимъ, сходнымъ съ нею болѣзнямъ. - Проф. Бергманъ не допускаетъ заразительности проказы. Дальнѣйшія изслѣдованія о проказѣ въ Остзейскомъ краѣ были сдѣланы: Вельбергомъ (1884), Паульсономъ (1886), и проф. Валемъ въ Дерптѣ (1887), вновь обратившемъ вниманіе коллегъ на заразительность проказы, Хромзе (1887) и др.

Первыя оффиціальныя данныя о существованіи проказы въ Сибири, какъ видно изъ документовъ, полученныхъ миссъ Кэтти Марсденъ отъ иркутскаго губернатора, относятся къ 1827 году, когда врачъ Уклонскій заявилъ о существованіи въ Якутской области проказы и о томъ жалкомъ состояніи прокаженныхъ, удаленныхъ изъ общества, которые влачатъ свое существованіе, поселенные въ жалкихъ юртахъ или шалашахъ нерѣдко вмѣстѣ съ другаго рода больными. Посланный для провѣрк и существованія проказы, д-ръ Крузе подтвердилъ донесеніе д-ра Уклонскаго, но завязавшаяся переписка по этому поводу и другія прямыя и побочныя обстоятельства только лишь въ 1860 году позволили мѣстной администраціи построить больницу въ Вилюйскѣ на 40 прокаженныхъ; но черезъ 3 года, по неимѣнію средствъ, и эта больница была закрыта, а больные разбрелись вновь по юртамъ; такое положеніе дѣла продолжалось до времени посѣщенія Вилюйскаго округа англійскою путешественницею и сестрою милосердія миссъ Кэти Марсденъ, повѣдавшею намъ, какъ со словъ медицинскаго инспектора д-ра Смирнова, такъ и по своимъ наблюденіямъ, о томъ ужасномъ состояніи якутскихъ прокаженныхъ, въ которомъ они находятся.

     И такъ, въ Россіи, какъ и въ другихъ странахъ, существуетъ проказа и по настоящее время, откуда она можетъ быть, при благопріятныхъ условіяхъ, заносима въ центральныя губерніи.

    Но что такое проказа, чѣмъ она обусловливается, по скольку она заразительна и чѣмъ въ состояніи мы врачи помочь тѣмъ больнымъ, которые имѣли уже несчастіе заболѣть проказою?

       Проказа представляетъ собою хронически протекающую болѣзнь всего организма, которая выражается характерными измѣненіями кожи, слизистыхъ оболочекъ (рта, носа, гортани) и внутреннихъ органовъ. Прежде чѣмъ у больнаго проявятся эти видимыя на глазъ пораженія, заболѣвшіе ею дѣлаются вялыми, лѣнивыми, чувствуютъ какъ бы усталость, жалуются на чувство онѣмѣнія членовъ и ползанія мурашекъ въ конечностяхъ, на познабливаніе, отсутствіе аппетита, тошноту, при чемъ дѣло иногда доходитъ до лихорадочныхъ приступовъ по вечерамъ. Затѣмъ у нихъ являются боли въ суставахъ, въ костяхъ и мышцахъ, высыпаютъ крупные пузыри, напоминающіе ожоги; все это тянется мѣсяцы и годы, пока не появятся явственвые признаки проказы на кожѣ и на слизистыхъ оболочкахъ. Всѣ эти припадки предшествуютъ сыпи на кожѣ, а потому и носятъ названіе предвѣстниковъ, но которыхъ иногда вовсе не бываетъ.

       Проказа у заболѣвшихъ ею появляется въ двоякой формѣ: или въ формѣ пятенъ - пятнистая проказа, или же въ формѣ возвышеній или бугорковъ - бугорковая проказа.

       Пятнистая проказа является въ формѣ плоскихъ круглыхъ или овальныхъ, иногда слегка выстоящихъ надъ поверхностью кожи краснобурыхъ, величиною отъ чечевицы и болѣе, пятенъ, нѣсколько плотныхъ на ощупь, которыя или переходятъ въ узлы или, пробывъ нѣкоторое время, исчезаютъ и затѣмъ иногда вновь появляются.

       Бугорковая проказа представляетъ собою болѣе тяжелую форму, обезображивающую больныхъ и ведущую къ разрушенію кожи и слизистой оболочки. Эта форма или развивается изъ предыдущей, при чемъ пятна переходятъ въ бугорки и бугры, или же самостоятельно. 

       Чаще всего бугорковая проказа начинается со лба между бровей въ формѣ узловъ величиною съ дробинку, горошину и доходитъ до грецкаго орѣха. Появленіе этихъ узловъ между бровей придаетъ прокаженнымъ особый угрюмый видъ. Затѣмъ эти узлы появляются въ области бровей, которыя выпадаютъ, на носу, щекахъ, подбородкѣ и ушныхъ раковинахъ. Лицо отъ этого дѣлается шире обыкновеннаго, черты лица становятся сглаженными, кожа лба утолщается, борозды ея углубляются, носъ расширяется и бываетъ приплюснутъ, отчего все лицо получаетъ подобіе львиной физіономіи, какъ это видно на приложенномъ нами рисункѣ (рис. 1).

     Кромѣ лица, проказою поражаются руки, при чемъ ручныя кости дѣлаются подушкообразными, пальцы колбовидными и остаются растопыренными; тоже происходитъ и со стопами ногъ.

    Узлы, разъ появившись, иногда всасываются, но чаще всего, хотя и медленно, тѣмъ не менѣе увеличиваются въ объемѣ или же распадаются, образуя язвы; иногда язвы проникаютъ въ глубь мышцъ, связокъ, разрушаютъ суставы, производя отпаденіе или мутиляцію пальцевъ рукъ и ногъ, или же иногда болѣе крупныхъ частей: кистей, стопъ, голеней или предплечій, что еще болѣе обезображиваетъ прокаженныхъ и вмѣстѣ съ тѣмъ лишаетъ ихъ возможности пользоваться своими конечностями.

    За пораженіемъ кожи слѣдуетъ обыкновенно пораженіе слизистыхъ оболочекъ, выражающееся въ началѣ появленіемъ бляшекъ, узловъ, значительныхъ опухолей, язвъ й за ними рубцевъ, которые разстраиваютъ глотаніе, дыханіе и рѣчь. Вольные съ трудомъ проглатываютъ пищу, трудно дышатъ, и голосъ ихъ дѣлается грубымъ и безвучнымъ. Появляясь на соединительной оболочкѣ глаза, лепрозные узлы уродуютъ глазъ и разрушая его, ведутъ къ слѣпотѣ и прокаженные, лишаясь важнаго органа чувства - зрѣнія, дѣлаются совершенно безпомощными.

       Какъ при пятнистой, такъ и бугорковой проказѣ могутъ поражаться нервные стволы, является особое похуданіе мышцъ, при чемъ однѣхъ больше чѣмъ другихъ, что ведетъ къ искривленіямъ (рис. 2), сведеніямъ или контрактурамъ, не болящимъ, но прободающимъ язвамъ и ведущимъ не только къ обнаженію костей, но даже къ вскрытію суставовъ, отчего, какъ мы уже говорили, отваливаются цѣлые суставы пальцевъ, а иногда даже и болѣе крупныя части конечностей. Въ иныхъ случаяхъ у больнаго проказою является полный параличъ движенія, и тогда, изуродованный, покрытый язвами, съ отпавшими кистями рукъ и ногъ, слѣпой и лишенный движенія, лепрозный скорѣе походитъ на трупъ, чѣмъ на живое существо. Къ этому времени является пораженіе внутреннихъ органовъ и наконецъ наступаетъ смерть.

        Но есть еще форма проказы, гдѣ у прокаженныхъ, часто безъ всякаго недомоганія, тамъ и сямъ по тѣлу являются не выстоящія надъ уровнемъ кожи пятна, которыя незамѣтно для больнаго появляются на любой части тѣла в имѣютъ розоватобурый цвѣтъ; пятна затѣмъ въ центрѣ блѣднѣютъ, оставляя кольца съ нѣкоторымъ истонченіемъ кожи внутри кольца и полною безчувственностью къ уколамъ кожи, заключенной внутри этихъ колецъ. Если булавкою сильно колоть эти пятна или кольца, то прокаженный не чувствуетъ въ этихъ мѣстахъ боли, но стоитъ только уколоть кожу гдѣ бы то ни было внѣ кольца и больной отлично чувствуетъ уколъ. Эта форма проказы и есть собственно нервная проказа. Она длится годы, при чемъ кольца, образовавшіяся изъ пятенъ, дѣлаются шире и шире, являются новыя пятна, припухаютъ нервные стволы, являются мышечное похуданіе, сведеніе конечностей (контрактуры), прободающія язвы стопъ и кистей рукъ, отпаденіе конечностей, какъ и при бугорковой формѣ, общій параличъ, чрезвычайное истощеніе (маразмъ) и смерть.

     И такъ, проказа, повторяемъ, есть хроническое заболѣваніе всего организма всегда почти и безусловно ведущее къ смерти, которая является для прокаженныхъ, послѣ продолжительныхъ и весьма тяжкихъ страданій, желаннымъ исходомъ.

     Но спрашивается отчего происходитъ проказа?

  Если взглянуть на географическую карту проказы, то сейчасъ же можно видѣть, что проказа гнѣздится по преимуществу по берегамъ морей и рѣкъ, - фактъ, изъ котораго, пожалуй, можно вывести заключеніе, что на существованіе проказы оказываютъ вліяніе сырой воздухъ и почвенныя условія, какъ это допускали прежде; но противъ этого говоритъ то обстоятельство, что проказа существуетъ и въ такихъ мѣстностяхъ, которыя далеко отстоятъ отъ морей и рѣкъ и стоятъ высоко надъ уровнемъ моря, какъ напр. Ливанъ и Абиссинія, гдѣ (Гаршъ) проказа существуетъ на горныхъ высотахъ. Тоже самое подтверждаютъ изслѣдованія профессора Минха, изслѣдовавшаго проказу въ Туркестанѣ.

   Надо полагать, что прибрежное распредѣленіе проказы зависѣло не отъ почвы и водяной влаги, а отъ того, что водяные пути издавна служили народамъ не только для торговыхъ сношеній, но и для колонизаціи. Далѣе къ причинамъ, способствующимъ развитію проказы, слѣдуетъ отнести бѣдность, какъ бытовое благопріятствующее условіе; и дѣйствительно нельзя отрицать того, что большую часть жертвъ, гдѣ бы то ни было, проказа уноситъ изъ среды болѣе бѣднаго, недостаточнаго класса. Отъ проказы однако никто не гарантированъ: проказою поражались и люди высшихъ, достаточныхъ классовъ, высокопоставленныя и даже коронованныя особы, говоритъ Берендъ въ своей статьѣ о проказѣ. Въ прежнее время думали объяснить зависимость проказы отъ состава и качества пищи, и происхожденіе болѣзни у береговыхъ жителей приписывали рыбѣ и прѣсной, не соленой пищѣ, но и это оказалось невѣрнымъ. Пища сама по себѣ не порождаетъ проказы; но недостатокъ ея, ослабляя организмъ человѣка, конечно можетъ располагать къ зараженію проказою, какъ и всякою другою болѣзнею, скорѣе поражающею человѣка именно тогда, когда онъ ослабленъ.

    Что касается наслѣдственности, то долгое время ее считали безспорною, но съ того времени, какъ Ганзеномъ открыты были палочки проказы, наслѣдственная передача отошла на второй планъ.

   При колонизаціи лепрозной страны появленіе проказы у европейцевъ, рожденныхъ въ странахъ, гдѣ нѣтъ проказы и при томъ отъ родителей, у которыхъ не было никогда проказы, уже не могло быть объяснено наслѣдственностью. Точно также появленіе у родителей и дѣдовъ проказы позже, чѣмъ у дѣтей и внуковъ ихъ, - также не могло быть объяснено наслѣдственною передачею. Поэтому невольно является вопросъ: да передается ли проказа по наслѣдству? Не появляется ли она путемъ лишь одной передачи заразы отъ больнаго къ здоровому, но не по наслѣдству? По сообщенію д-ра Штюрмера, д-ръ Рѣшетилло, десять лѣтъ прожившій въ Іерусалимѣ и конечно хорошо знакомый съ проказою, имѣлъ случай убѣдиться лично, что рождающійся плодъ отъ прокаженной - уже носитъ иногда всѣ признаки развитой проказы. Этотъ фактъ ясно доказываетъ, что наслѣдственность проказы не только допустима, но очевидно можетъ имѣтъ мѣсто и на самомъ дѣлѣ.

     Съ открытіемъ Ганзеномъ проказныхъ палочекъ, рисунокъ которыхъ мы приводимъ здѣсь (рис. 3), большее и большее число врачей стало говорить о заразительности проказы, объясняя зараженіе проказы передачею этихъ палочекъ отъ больнаго здоровому при благопріятныхъ, но неизвѣстныхъ намъ еще пока условіяхъ. Дѣйствительно, что можетъ быть соблазнительнѣе объясненія заразительности проказы отъ переноса лепрозной бациллы отъ больнаго здоровому, подобно переносу чахоточной, сыпной, сибиреязвенной и др. болѣзнетворныхъ палочекъ. Но къ сожалѣнію, не смотря на прямую прививку, произведенную 31 человѣку и изъ нихъ тремъ врачамъ, рѣшившимся пожертвовать собою для науки, - проказа не привилась никому изъ нихъ (Полотебновъ). Только Арнингу, много работавшему надъ изученіемъ проказы, повидимому удалось привить проказу преступнику, осужденному на смертную казнь. Но Арнингу, справедливо возражаютъ, что его опытъ прививки проказы могъ удастся лишь потому, что самъ преступникъ, проживая въ странѣ, гдѣ давно существуетъ проказа, могъ заболѣть ею и помимо прививки, сдѣланной ему д-ромъ Арнингомъ. Недавно проф. Герднеръ (1887) описалъ два случая проказы, полученные дотолѣ здоровыми субъектами чрезъ прививку имъ оспенной лимфы, взятой изъ вакцинальныхъ пустулъ ребенка, заболѣвшаго впослѣдствіе проказой. Послѣднее обстоятельство однако не вполнѣ доказано, а между тѣмъ прививка обоимъ дѣтямъ происходила въ мѣстности, гдѣ была распространена проказа. Но какъ бы то ни было, а факты занесенія проказы въ мѣстность, гдѣ ея прежде не было и гдѣ она съ того времени стала развиваться, заболѣваніе дѣдовъ и отцовъ послѣ дѣтей и внуковъ, зараженіе врачей и прислуги въ лепрозеліяхъ, бациллярная натура болѣзни, - все это наводитъ на мысль, что проказа болѣзнь прилипчивая, и что здоровые моіутъ ею заразиться.

    Но спрашивается, какъ велика степень заразительности прокаженныхъ и по скольку здоровымъ слѣдуетъ избѣгать этихъ больныхъ? Тѣ изъ врачей, которые отрицаютъ заразительность проказы, обыкновенно указываютъ на случаи, гдѣ сидѣлки въ лепрозеліяхъ много лѣтъ пьютъ и ѣдятъ вмѣстѣ съ прокаженными и какъ врачи, перевязывающіе раны тѣмъ же прокаженнымъ, - не заражаются проказою.

    „На это возраженіе не стоило бы и отвѣчать, говоритъ Э. Бенье въ своемъ докладѣ о заразительности проказы Парижской Медицинской академіи, такъ какъ случаевъ зараженія проказою несчастныхъ сестеръ милосердія и духовныхъ лицъ, сдѣлавшихся жертвами своего самоотверженія, а также лепрозныхъ врачей - весьма много. Достаточно напомнить, что отъ 9-10% служащихъ въ Молокайской лепрозеліи становятся прокаженными и что по переписи 1884 г. изъ 943 прокаженныхъ было 52 служащихъ въ лепрозеліяхъ и заболѣвшихъ уже тамъ на службѣ." Тоже самое можно сказать и по поводу незараженія одного изъ супруговъ отъ другаго -лепрознаго. Развѣ мы не видимъ того же самаго въ случаяхъ чахотки одного изъ супруговъ, который отъ нея умираетъ, а другой не заражается, но развѣ изъ этого слѣдуетъ заключать, что чахотка - незаразительна?

     Отрицать незаразительность проказы въ настоящее время нельзя и чѣмъ хуже будутъ гигіеническія бытовыя условія человѣка, чѣмъ болѣе онъ будетъ ослабленъ, тѣмъ возможнѣе будетъ зараженіе этою болѣзнею и обратно; поэтому чѣмъ лучше будетъ гигіеническая обстановка, напримѣръ лепрозеліи, чѣмъ чистоплотнѣе и осторожнѣе будетъ обращаться медицинскій и служебный персоналъ лепрозеліи съ прокаженными и чѣмъ крѣпче будетъ ихъ организмъ, тѣмъ болѣе они будутъ гарантированы отъ зараженія проказою.

       Но какъ узнать проказу?

  Распознаваніе проказы въ выраженныхъ случаяхъ ея бугорковой формы настолько не трудно, что въ мѣстностяхъ, гдѣ существуетъ постоянно проказа, она опредѣляется самимъ народомъ. Проф. Минхъ въ своей статьѣ о заразительности проказы говоритъ: „гдѣ я не былъ - въ Россіи ли, въ Туркестанѣ, тамъ, гдѣ я только встрѣчалъ систему отдѣленія больныхъ, я никогда не наталкивался на діагностическую ошибку." Само собою разумѣется, что это относится къ бугорковой развитой формѣ, которая рѣзко бросается въ глаза и ее трудно смѣшать съ чѣмъ либо. Иное дѣло бугорковая проказа въ начальномъ ея періодѣ, особенно же нервнопятнистая форма, которая рѣже встрѣчается и труднѣе узнается.

     Всего чаще проказа можетъ быть смѣшана съ сифилисомъ, какъ это доказалъ еще въ 1863 г. д-ръ Шперкъ въ своей диссертаціи: „медикотопографическія замѣчанія о сифилисѣ въ Сѣверо-восточной Сибири, называемомъ тамъ „проказою". Для правильнаго распознаванія проказы въ начальныхъ ея проявленіяхъ необходимо не только врачебное образованіе, но и спеціальная подготовка врачей по сифилидологіи и дерматологіи, съ обращеніемъ вниманія на изученіе проказы въ спеціальныхъ лепрозеліяхъ.

   Лѣченіе проказы. Въ огромномъ большинствѣ случаевъ проказа болѣзнь неизлѣчимая. Только въ исключительныхъ случаяхъ проказа оставляетъ больнаго, и онъ излѣчивается отъ нея; но какою цѣною, говоритъ проф. Лелюаръ: „они парализованы, лишены нѣкоторыхъ суставовъ конечностей, слѣпы" и т.п... но и въ этихъ случаяхъ врачъ не можетъ еще утверждать. что онъ остановилъ болѣзнь; не одинъ добросовѣстный врачъ не можетъ сказать въ настоящее время, чтобы онъ сумѣлъ вылѣчить проказу. Ежели въ медицинской литературѣ и были опубликованы нѣкоторые случаи скораго излѣченія проказы, то это свидѣтельствуетъ только или о шарлатанизмѣ, или о недостаточно продолжительномъ наблюденіи за больнымъ. Врачамъ, наблюдавшимъ бугорковую проказу, хорошо извѣстно, что въ теченіи этой болѣзни наступаетъ временами обратное развитіе болѣзни, узлы опадаютъ, пятна блѣднѣютъ и вотъ этотъ то періодъ обратнаго развитія болѣзни или регресса, легко принять за наступленіе излѣченія проказы отъ того или другаго средства Д-ръ Лепинъ (Lepine), опубликовавъ свое средство, какъ „наивѣрнѣйшее" отъ проказы, умеръ самъ, спустя 2-3 года, отъ проказы послѣ своего „открытія".

     Даніельсенъ, много занимавшійся проказою въ Норвегіи, говоритъ: „я перепробовалъ при лѣченіи проказы все что до сихъ поръ было предложено, гдѣ бы то ни было для лѣченія этой болѣзни, начиная съ іода и кончая масломъ хольмогры и гурьюномъ, но и теперь я долженъ повторить тоже, что и прежде: мы не знаемъ средства, которое вылѣчивало бы проказу."

     Но спрашивается, что же дѣлать съ прокаженными тамъ, гдѣ они существуютъ? Какъ помочь имъ, чтобы по крайней мѣрѣ облегчить ихъ страданія и какъ охранить здоровое общество отъ внесенія въ него проказной болѣзни и прервать неизбѣжное распространеніе ея?

      Хотя до сихъ поръ вопросъ о заразительности проказы еще не окончательно рѣшенъ, но тѣмъ не менѣе, говоритъ Э. Бенье, „въ настоящее время даже сами противники заразительности проказы допускаютъ мысль, что проказа можетъ бытъ и заразительна при извѣстныхъ условіяхъ." Но пока вопросъ о заразности будетъ рѣшенъ въ полномъ смыслѣ, „вопросъ о призрѣніи прокаженныхъ, говоритъ проф. Ге, имѣетъ значеніе не только санитарной мѣры, но еще болѣе акта человѣколюбія, ибо всѣ знаютъ, какъ грустно положеніе прокаженныхъ больныхъ, особенно въ деревняхъ. Во имя одной лишь гуманности ихъ слѣдуетъ удалить отъ окружающихъ и тѣмъ самымъ больнымъ дать врачебный пріютъ, а здоровыхъ охранить отъ зараженія проказою." По мнѣнію проф, Минха, глубоко убѣжденнаго въ заразительности проказы, для прокаженныхъ слѣдуетъ строить лепрозеліи, дабы изоляціею больныхъ способствовать вырожденію болѣзни и охраненію другихъ отъ проказы. Примѣръ такого очевиднаго ограниченія проказы, говоритъ д-ръ Петерсенъ, можно видѣть въ Норвегіи, куда онъ былъ командированъ медицинскимъ департаментомъ. Для изолированія прокаженныхъ въ Норвегіи существуютъ пріюты, возникшіе еще въ 1270 году въ г. Бергенѣ. Помѣщеніе прокаженныхъ въ эти пріюты повело за собою въ нѣкоторыхъ округахъ Норвегіи къ уменьшенію жертвъ зараженія, а въ другихъ и совершенное вымираніе проказы лишь потому, что число вновь заражающихся дѣлается все менѣе и менѣе числа умирающихъ отъ проказы.

       Пріюты для прокаженныхъ должны быть учреждаемы не въ формѣ больницъ, гдѣ больные обрекаются на бездѣйствіе, а именно въ видѣ пріютовъ-колоній (Петерсенъ) съ прирѣзаннымъ къ нимъ участкомъ земли, которую могли бы обработывать отчасти и больные, а для женщинъ кромѣ того устроить рукодѣльныя мастерскія. Къ этому слѣдуетъ добавить, что лепрозеліею долженъ завѣдывать врачъ, изучившій болѣзни кожи и спеціально подготовленный въ изученіи проказы. Такія образцовыя лепрозеліи уже выстроены: одна близъ Риги, другая близъ Дерпта, по типу коихъ должна быть устроена и лепрозелія въ Якутскѣ, зародившаяся по иниціативѣ миссъ Кэти Марсденъ, извѣстной англійской путешественницы и сестры милосердія, имя которой будетъ тѣсно связано съ основаніемъ этой колоніи для пріюта прокаженныхъ, которымъ будутъ въ правѣ позавидовать ихъ остальные собратіи по несчастію, разсѣянные по различнымъ уголкамъ обширной Россіи.

Конецъ
Конецъ
В начало книги
В начало книги