«Якутская окраина» №111, воскресенье 31 мая 1915.

Перспективы народнаго образо­ванія.

По распоряженію общаго присутствія областного Управленія въ наступающемъ учебномъ году будутъ выдаваться пособія пансіонерамъ, вмѣсто прежнихъ 85 рубл., по 42 р. 50 коп. на мальчика. А въ послѣднее время, кромѣ того, настойчиво циркулируютъ слухи объ упраздненіи пансіоновъ при начальныхъ инородческихъ школахъ. Но какъ отразится этой походъ противъ пансіоновъ на школьной жизни вообще?

Вопросъ о пансіонахъ при начальныхъ инородческихъ школахъ имѣетъ особую остроту, какъ нигдѣ, здѣсь въ Якутской области, которая цѣликомъ лежитъ въ полосѣ полярнаго пояса, гдѣ зимніе морозы не рѣдко достигаютъ до 50 гр.R и гдѣ зима длится почти восемь мѣсяцевъ. Развѣ такая климатическая особенность страны не является лучшимъ ручательствомъ необходимости пансіоновъ: какъ будутъ таскаться во время такой бѣды карапузы восьми, девяти лѣтъ; да еще откуда таскаться. Якуты, составляющіе почти весь элементъ населенія, еще не знаютъ сплоченную городскую или деревенскую жизнь: рѣдко, гдѣ можно насчитать въ квадратной верстѣ пять, шесть юртъ. Чѣмъ же фактически сглаживались эти неблагопріятныя для школьной жизни физическія и соціальныя особенности страны?— Пансіономъ.

А подумать о гигіеническихъ условіяхъ жизни якутовъ — много ли они способствуютъ обученію дѣтей: постоянная грязь, гдѣ ютятся различныя заболѣванія, полумракъ въ домѣ, скудное питаніе — чѣмъ ихъ устранить хоть въ необходимое для обученія время — на зиму — пансіономъ.

Самый взглядъ якутовъ на человѣка, какъ только на рабочую, силу, оказываетъ на школьную жизнь свое вліяніе: какъ только ребенокъ придетъ домой, сейчасъ же его заставляютъ дѣлать что нибудь по домашности и никто ему не упомянетъ объ урокахъ, а о провѣркѣ и разговоровъ быть не можетъ (сами ничего не знаютъ). Гдѣ всѣ эти дефекты устранимы? — Въ пансіонѣ.

Я не беру на себя трудъ указывать всего того, что требуетъ, по крайней мѣрѣ при теперешнемъ положеніи страны, существованія пансіоновъ и говоритъ не за сокращеніе ихъ числа, а наоборотъ, за увеличеніе: пансіоны являются всѣмъ, чѣмъ существуютъ начальныя инородческія школы. Такъ что, ставя вопросъ объ упраздненія пансіоновъ, собственно ставятъ вопросъ: быть или не быть народнымъ инородческимъ школамъ въ Якутской области, какъ школамъ (здѣсь школа безъ пансіона то же, что дерево безъ корня).

Такія обстоятельства дѣла заставляютъ насъ учителей обратить свой взоръ на должностныхъ сознательныхъ инородцевъ, которые всѣми силами должны стараться не дать хирѣть народному образованію: необходимо вопросъ о пансіонахъ обсудить на улусныхъ, наслежныхъ сходахъ, тѣмъ болѣе на глазахъ имѣется прекрасный примѣръ по этому вопросу, Верхне-Вилюйскаго улуса, который по предложенію своего головы Потапова, принялъ на себя расходъ на пансіоны путемъ внутренней душевой раскладки въ данномъ улусѣ, (сообщ. инсп. нар. уч. Як. обл. на учительскомъ совѣщаніи 27-го мая с. г.)

Г. Ефимовъ.

 

«Якутская окраина» №168, вторникъ 11 августа 1915.

Къ ст. "Перспективы народнаго образованія".

Кромѣ указанныхъ въ названной статьѣ условій, казалось бы, препятствующихъ закрытію пансіоновъ при школахъ, мнѣ хотѣлось бы указать на одно чисто педагогическое явленіе, именно - такъ назыв., „домашніе“ ученики изъ инородцевъ (и отчасти и изъ русскихъ) учатся гораздо хуже, чѣмъ „казенники", т.е. пансіонеры. Фактъ, который, думаю, подтвердятъ и всѣ учителя подобныхъ школъ. Насколько я успѣлъ замѣтить изъ частныхъ посѣщеній квартиръ „домашниковъ" эта неуспѣшность есть результатъ той обстановки, въ каковой приходится находиться „домашнику" послѣ классныхъ занятій. Типичная обстановка такова: полутемная юрта или срубъ, безконечно коптящій камелекъ, изъ смежнаго хотона струится всѣмъ знакомое амбре; на грязномъ полу лужи ядовитыхъ плевковъ, особенно изобильно извергаемыхъ при куреніи табака, среди которыхъ ползаютъ грязные и шумливые дѣтишки; на оронахъ и скамьяхъ возсѣдаютъ хозяинъ и гости и сладко гуторятъ. А вы знаете что такое якутскій разговоръ? Это состязаніе въ остроуміи изъ области половыхъ, картежныхъ и т.п. деликатныхъ переживаній, нисколько не стѣсняясь присутствія женщинъ и дѣтей. Если этого нѣтъ, то обязательно дуются въ буры, штоссъ* и т.д., опять таки съ энергичнымъ упоминаніемъ названныхъ переживаній и восходящихъ родныхъ. И все это шумное и крикливое собраніе сверху осѣняетъ ѣдкое синее облако табачнаго дыма. Гдѣ ужъ тутъ мальчику до учебы? И однимъ послѣдствіемъ подобной обстановки является то, что „домашники" гораздо хуже знаютъ по-русски, чѣмъ „казенники". И это простительно, извинительно и не удивительно при наличности подобной воспитательной обстановки. Надо быть исключительнымъ талантомъ, чтобъ не забыть уроковъ и не отставать отъ счастливцевъ—пансіонеровъ.

Закрыть пансіоны это значитъ обрекать учениковъ на проживанiе и на воспитаніе среди подобной обстановки, отсюда: на муки малоуспѣшности, на двоякое воспитаніе съ преобладаніемъ своего „юртоного", съ явнымъ рискомъ въ концѣ концовъ на рецидивъ неграмотности и т.д. Подобное воспитаніе даетъ и дастъ всегда лишь несчастныхъ „цыфрасытовъ" (т.е. умѣющихъ писать и читать только цыфры) т.е. не то, что должна дать инородческая школа. Въ самомъ дѣлѣ, что такое въ идеѣ инородческія школы, какъ не стремленіе поднять данное инородческое племя, по крайней мѣрѣ,  до уровня культурнаго населенія метрополіи, какъ не стремленіе духовно слить его съ таковой? Очевидно, что учеба при содержаніи учениковъ внѣ пансіона не дастъ всего этого и не можетъ дать.

Сельскiй.

* - азартные карточные игры