Якутскій казачій полкъ.

Якутскій казачій полкъ, начавшій такъ называться послѣ указа отъ 23 марта 1727 года, которымъ опредѣлено «для разныхъ службъ въ Якутскомъ воеводствѣ» имѣть 1500 казаковъ, управлялся полковою канцеляріею, называвшеюся «Якутскими полковыми дѣлами» *).

*) Памят. книжка Якутской области за 1871 г. (сентябрь 1877 года).

До 1768 года полкомъ этимъ завѣдывала Якутская воеводская канцелярія. Указомъ отъ 14 января 1767 года Иркутской губернской канцеляріи полкъ переименованъ въ команду и для соблюденія лучшаго порядка подчиненъ управленію Иркутскаго оберъ-коменданта. Хозяйственными дѣлами завѣдывала сама команда, начальниками команды назначались сотники и прапорщики.

Съ 1805 года, т.е. съ учрежденія области, команда подчинена Якутскому областному начальству и пребывала въ этомъ подчиненіи до 1823 года, когда она преобразована въ Якутскій полкъ и подчинена Иркутскому гражданскому Губернатору.

Содержаніе Якутскихъ казаковъ, по докладу Сената, утвержденному 28 октября 1795 года, было таково:

"Якутская окраина" №3, 29 iюля 1912 г.

В центре первого ряда восьмой-Губернатор И.И.Крафт, девятый-Епископ Мелетий, седьмой-Голова г.Якутска П.А.Юшманов, шестой-советник А.И.Попов, третий-советник Н.М.Березкин
В центре первого ряда восьмой-Губернатор И.И.Крафт, девятый-Епископ Мелетий, седьмой-Голова г.Якутска П.А.Юшманов, шестой-советник А.И.Попов, третий-советник Н.М.Березкин

Въ отдаленномъ отъ центра краѣ, въ Якутской области, продолжаетъ существовать на устарѣвшихъ началахъ "Якутскій городовой пѣшій казачій полкъ".

Этотъ полкъ въ прошломъ составлялъ нѣкоторую боевую единицу въ общемъ составѣ руской арміи. Онъ покорилъ съ 1630 по 1650 г. и удержалъ въ покорности кочевое населеніе области, собиралъ съ него дань въ богатомъ пушномъ промыслѣ, вводилъ русское управленіе; словомъ, являлся средствомъ подчиненія этого обширнаго края.

Но историческое прошлое этого войска, сохранилось лишь въ краткомъ описаніи Р. Маака "Вилюйскій округъ Якутской области" и въ нѣсколькихъ памятныхъ книжкахъ Якутской области, изданныхъ въ разное время, вѣроятно по даннымъ Маака.

Мы теперь разсмотримъ, что сдѣлало министерство Вн. Дѣлъ, въ вѣдѣніи котораго находится якутскій полкъ, на пользу казаковъ и какъ устроило ихъ экономическое положеніе.

Штатъ Якут. гор. пѣш. каз. полка, введенный 22 іюня 1822 г., съ теченіемъ времени измѣнялся по мѣрѣ мѣстныхъ надобностей и за послѣднее время и по мѣрѣ малой рождаемости дѣтей у казаковъ вслѣдствіе экономическихъ условій.

Введенный въ томъ году штатъ опредѣлилъ полкъ 5 сотеннаго состава; но за откомандированіемъ въ 1857 году 1-й сотни въ Гижигу и Петропавловскъ, нынѣ Приморской области, штатъ остался въ Якутскѣ 4-хъ сотенный. Помимо этой перемѣны были и другія, какъ превращеніе полка изъ пѣшаго въ конный и наоборотъ.

Составъ его долженъ былъ быть нынѣ въ Якутскѣ: 1 атаманъ, 8 офицеровъ, 15 пятидесятниковъ, 23 урядника, 12 нестроевыхъ и 400 казаковъ; но дѣйствительное число ихъ превышаетъ едва половину сказаннаго штата.

Въ списочное число этого штата входятся нынѣ 6 отдѣльныхъ командъ отъ полка съ такимъ приблизительно распредѣленіемъ ихъ комплекта: Вилюйская: 1 пятидесятникъ, 3 урядника и 36 казаковъ. Олекминская: 2 пятид., 3 уряд. и 31 казакъ; Верхоянская: 1 пятид., 3 уряд. и 22 казака; Колымская: 3 пятид., 4 уряд. и 47 казаковъ; Охотская: 1 уряд. и 23 казака; Удская: 1 пятид., 1 ур. и 8 казаковъ, но и здѣсь комплекта ихъ колеблется, иногда увеличивая, а въ большинствѣ уменьшая число казаковъ.

Казачья команда Верхоянска. Снимок Иохельсона.
Казачья команда Верхоянска. Снимок Иохельсона.

За недостакомъ комплекта казаковъ пріемъ въ казаки дозволялся изъ крестьянъ и мѣщанъ, а нынѣ дозволяется пріемъ и якутовъ. Но чрезвычайно плохое экономическое положеніе полка, продолжительная и тяжелая служба его не привлекаетъ желающихъ. Экономическое положеніе заставляетъ жениться казаковъ на якуткахъ, приживать въ семьяхъ дѣтей отъ якутовъ казачьими дочерьми и такимъ путемъ чуть не половина казачьяго населенія оказывается теперь якутскаго происхожденія.

Для примѣра не лишне ознакомить читателей съ получаемымъ денежнымъ довольствіемъ отъ казны казака. Пятидесятникъ (старшій урядникъ) получаетъ въ годъ: аммуничныхъ 7р. 15к., приварочнаго 19р. 20к., квартирнаго 7р. 75к. и жалованія 10р. 20к., всего 44р. 50к. Такимъ образомъ въ мѣсяцъ приходится ему до 3р. 70к. Урядникъ: аммуничныхъ 7р. 15к., приварочныхъ 19р. 20к., квартирныхъ 7р. 75к. и жалованія 3р. 45к., всего 37р. 55к. - въ мѣсяцъ 3р. 13к. Казакъ:            аммуничныхъ 6р. 58к., приварочныхъ 19р. 20к., квартирныхъ 7р, 75к. и жалованія 1р. 80к.—всего 35р. 33к. - въ мѣсяцъ 2р. 941/2к. При жизни съ семьей и дороговизнѣ мѣстныхъ продуктовъ такое жалованіе является бѣдной подачкой.

Правда, онъ получаетъ еще провіантъ хлѣбный, т.н. пайковое довольствіе, въ годъ 20 п. 151/2 ф. ржаной муки и 3 п. крупы и еще хлѣбопахатной и сѣнокосной земли съ выгономъ 15 десятинъ. Но что извлечетъ онъ изъ земельнаго надѣла, не имѣя времени и средствъ къ обработкѣ ея, постоянно занятый службой?

Семья казака в Среднеколымске. Снимок Иохельсона.
Семья казака в Среднеколымске. Снимок Иохельсона.

Казакъ долженъ отслужить минимумъ 25 лѣтъ безъ всякой льготы и нести тяжелую и подъ часъ и унизительную службу.

Продолжительная служба и постоянная оторванность отъ дома и хозяйства отучаютъ и болѣе привязаннаго къ хозяйству казака отъ работы и желанія заняться хозяйствомъ, почему не ведется у него ни скотоводства, ни хлѣбопашества или другого рода занятія, а если и ведется немногими, то во всякомъ случаѣ не въ большихъ размѣрахъ и не для извленія какихъ-либо выгодъ. И даже занятіе его частной службой, торговлей, письмоводствомъ въ учрежденіяхъ, надзирателемъ или стражникомъ, не упрачиваютъ его на службахъ, стѣсняя его наймомъ въ мѣсто себя очереднаго. Оттого казакъ предпочитаетъ лучше пользоваться случайными заработками и мелкими подачками сердобольныхъ, считая трудъ недостойнымъ званія его, и... пьянствовать.

Непонятно то, что за 270 лѣтнее существованіе полка, при происшедшихъ за это время реформахъ во всѣхъ казачьихъ войскахъ Европ. Россіи и Сибири, ни одна реформа не коснулась его, какъ будто не существовало живаго и живущаго до сихъ поръ полумертваго якутскаго полка. За это время не вызвалъ полкъ и сочувствія къ себѣ бытописателей, если не считать случайныхъ замѣтокъ въ "Развѣдчикѣ" и въ 1903 году брошюры М. Хлыновскаго подъ названіемъ "Забытый казачій полкъ".

Надо полагать, что брошюра Хлыновскаго оказала полку нѣкоторую услугу въ смыслѣ воздѣйствія на высшія сферы и только ей можно приписать соглашеніе въ концѣ 1900 г. между собой министровъ: внутр. дѣлъ, военнаго, юстиціи и финансовъ, пришедшихъ къ рѣшенію расформировать этотъ полкъ. Но это рѣшеніе, видно, забыто: полкъ не дождался его осуществленія.

Въ 1909 году по иниціативѣ Якут. Губернатора И.И. Крафта отпечатанный въ С.-Петербургѣ статистико-экономическій очеркъ, составленный канцеляріей Якут. обл. статистич. комитета, подъ названіемъ „Экономическое положеніе казачьяго населенія Якутской области", разсматривая бытъ казаковъ и веденіе ими хозяйства, по анкетнымъ опросамъ, пришелъ ко вполнѣ вѣрному и справедливому выводу: расформировать этотъ полкъ, какъ нѣкогда было рѣшено и министрами.

Но брошюра эта, какъ и всѣ подобнаго рода изданія, хранится въ канцеляріяхъ, невѣдомая широкому кругу читателей, не вызывая симпатіи ихъ и обсужденія печати, мертвымъ матерiаломъ.

Въ заключеніе съ грустью нужно отмѣтить нѣкоторую тенденцію высшей администраціи къ оживленію казачьяго полка путемъ пріема якутовъ и производства въ офицеры рядовыхъ казаковъ иногда даже съ весьма низкимъ общеобразовательнымъ цензомъ.

Служилое казачье населеніе полка получаетъ общее ассигнованіе денегъ отъ казны до 50.000 руб. въ годъ, но таковаго не израсходывается за недостаткомъ комплекта служащихъ всего въ 260 человѣкъ. На него потребно, считая среднимъ числомъ на каждаго казака по 39 руб. въ годъ денежнаго довольствія, не многимъ болѣе 10 т. руб., и приложивъ стоимость получаемаго провіанта съ малолѣтками въ ржаной мукѣ и крупѣ по 2 р. за пудъ и перевозку до 4 р. съ пуда по командамъ, всего обойдется казнѣ до 25 т. руб., а въ общемъ весь расходъ достигнетъ цифры 35 т. руб., а на такіе расходы трудно при измѣнившихся условіяхъ, содержать 260 человѣкъ.

Но всѣ эти мѣры нисколько не измѣняютъ основныхъ причинъ бѣдственнаго положенія якутскихъ казаковъ; онѣ лишь увеличиваютъ кругъ лицъ, находящихся въ этомъ состояніи.

Выходъ изъ современнаго положенія для казачьяго населенія Якутской области лишь одинъ — полное расформированіе Якутскаго казачьяго полка и устройства гражданскаго быта Якутскихъ казаковъ на общихъ со всѣми жителями края основаніяхъ. 

С.Л. Кондаковъ.

Краткая справка:

Кондаков Степан Лаврентьевич (1859-1914)

Сотник Якутского городового пешего полка, гласный Якутской городовой думы (1911-1914). Родился 28 июля 1859 г. в семье пятидесятника Вилюйской казачьей команды Кондакова Лаврентия Алексеевича и Веры Ивановны. Родной брат русского химика-органика Кондакова Ивана Лаврентьевича. Окончил Иркутское юнкерское училище (1884). Указом Его императорского Величества из Правительствующего сената от 27 августа 1886 г. № 103 произведен в хорунжие XIV класса. Служил земским заседателем 1-го участка Якутского округа, верхоянским, колымским окружным исправником, исполнял должность атамана полка (1896-1897). Принимал участие в Шведской полярной экспедиции в качестве проводника и переводчика (1898). Вышел в отставку сотником Якутского городового пешего полка после 30 лет службы в 1906 г. Пожертвовал личную библиотеку г. Якутску. Умер 14 февраля 1914 г. Похоронен на кладбище Никольской церкви.

Пятью годами ранее..

«Якутский край» №7, 22 iюля 1907 г.

Редакціей получено слѣдующее письмо, которое и помѣщаемъ ввиду важности затронутаго вопроса.

„Въ 5 № „Якутск. Края" есть статья „Якутскіе казаки". Будучи самъ казакомъ, прошу васъ помѣстить мое мнѣніе о состояніи нашего сословія.

Казакамъ приходилось до 1905 г. быть у всякаго рода начальства работниками, лакеями, кучерами и пр. Все это якобы „по долгу службы". А за неповиновеніе „строптивому" - наказаніе. Такъ, въ Вилюйскѣ, казакъ Петръ Бубякинъ за отказъ топить печи въ квартирѣ мирового судьи, просидѣлъ 4 дня подъ арестомъ. Но въ концѣ 1905 г. казаки заявили, что просятъ отмѣнить наряды казаковъ къ чиновникамъ: „казаки, назначаемые въ нарядъ г. губернатору, пасутъ коровъ его превосх.", писали казаки въ своемъ приговорѣ. Пришлось чиновникамъ лишиться даровыхъ рабочихъ рукъ: губернаторъ Булатовъ запретилъ чиновникамъ употреблять казаковъ для личныхъ услугъ. Стремленіе улучшить свое положеніе у казаковъ не прекратилось. Въ (началѣ) 1907 г. Вилюйскіе казаки на своемъ сходѣ, обсуждая положеніе казачества, пришли къ заключенію, что оставаться при старомъ положеніи невозможно и рѣшительно высказались въ необходимости реформъ: полное оставленіе Якутскаго казачества съ тѣмъ, чтобы: 1) предоставить свободный выходъ изъ казацк. сословія всѣмъ желающимъ, 2) увеличить жалованье въ 4-5 разъ, 3) сократить срокъ службы, 4) прослужившимъ извѣстный срокъ выдавать отъ казны пожизненное пособіе; размѣръ этого пособія тѣмъ больше; чѣмъ больше казакъ прослужитъ.

Въ началѣ августа 1907 г. въ Якутскѣ будетъ съѣздъ уполномоченныхъ отъ казаковъ отдѣльныхъ командъ Якутскаго полка; на обсужденіе съѣзда будетъ поставленъ вопросъ и преобразованіи Якутск. казачества.

Мое личное мнѣніе таково. Никоимъ образомъ не надо совершенно упразднять казачества. Это возможно только для казаковъ Якутской и Олекминской командъ, такъ какъ съ оставленіемъ въ ихъ рукахъ тѣхъ земель, которые они теперь имѣютъ (10-11 д. на надѣлъ), они могли бы прожить земледѣліемъ. Но Вилюйскіе, Охотскіе, Верхоянскіе и Колымскіе казаки никоимъ образомъ не могутъ желать уничтоженія казачества, такъ какъ казенное жалованье, за неимѣніемъ у нихъ удобныхъ земель и отсутствіемъ зароботковъ, является для нихъ единственнымъ источникомъ существованія. Поэтому въ основу преобразованія Якутск. казачьяго полка должны быть положены пожеланія Вилюйскаго казачьяго схода.

Вилюйскій казакъ.

Якутскіе казаки.

(Письмо въ редакцію «С.-Петербургскихъ Вѣдомостей» 1882 г.).

Четвергъ, 14 марта 1913.

Долгожданная "реформа". Для мѣстныхъ казаковъ приблизилось, наконецъ, время "реформы", которую они ждали десятки лѣтъ. Телеграфъ только что принесъ ізвѣстіе, что совѣтъ министровъ нашелъ возможнымъ испросить Высочайшее соизволѣніе о предоставленіи Якутскимъ городовымъ казакамъ права свободнаго выхода изъ казачьаго сословія. Для казаковъ это право имѣетъ громадное значеніе, т.к. двадцатипятилѣтняя служба казаковъ упраздняется.

Воины якутяне в первой мировой.

Газета “Якутская окраина” 1915 г. в 1-м номере опубликовала следующее: “Петроградское телеграфное агентство сообщает: награждается Георгием 4-й степени капитан Якутского полка Алейников, ныне убитый за то, что он в бою 12 —13 января севернее села Усть-Сольде первым со своей ротой перешел по пояс в воде реку Рабу, под сильным огнем противника и овладел противоположным берегом, на оном держался и был ранен, но получив приказание наступать повел роту в атаку до получения смертельной раны”. Добровольцы-якуты, как В.Федулов, А.Гаврилов, В.Татаринов и др., направлялись служить в Якутский пехотный полк. В 1916 г. якут-доброволец Василий Федулов за проявленную храбрость и мужество в бою награжден Георгиевским крестом. Основной костяк добровольцев Якутского полка составили якутские казаки из Олекминска, Покровска, Вилюйска, Петропавловска, Абыя, Верхоянска и других мест. Среди них был Иван Иннокентьевич Андросов, награжденный двумя Георгиевскими крестами, ушедший добровольцем в 1915 г.

якутский георгиевский кавалер Андросов
Георгиевский кавалер Андросов. Якутия

Иван Андросов родился в с. Баяга Баягантайского улуса (ныне Таттинский). Рано оставшись сиротой вслед за старшим братом приехал в Якутск на заработки. Когда началась война, он добровольно записался в солдаты. Воевал храбро, достойно. По его рассказам, особенно страшно было во время штыкового боя. На врага шли в форме треугольника или каре. Впереди — самые сильные и умелые. Среди них Иван шел третьим. Выписка из наградного листа Ивана Андросова: “Сообщаем, что в приказе № 373 от 13 октября 1917 г. по 44 стрелковому Сибирскому полку значится ефрейтор пулеметной команды Андросов Иван, награжденный Георгиевским крестом 3-й степени № 294354 за то, что в бою 9 и 10 июня 1917 г. под м.Крево, выдвинув свой пулемет на опасно близкую дистанцию, несмотря на ураганный огонь, метким огнем заглушил пулемет противника и дал возможность нашей атакующей пехоте перейти р. Кревлянка почти без потерь”. На родину Иван Андросов вернулся в 1918 г. Впоследствии принимал активное участие в гражданской войне на стороне красных. Погиб 8 апреля 1922 г. в перестрелке будучи на разведке. Другой активный участник Первой мировой войны, уроженец села Покровска (г. Покровск) Андрей Иванович Притузов родился 30 декабря 1894 г . в семье потомственных “государевых ямщиков”. Окончив Покровскую церковно-приходскую школу в 1904 г., поступил в Якутское духовное училище. С 1909 г. работал ямщиком. В 1912 г. поступил в двухгодичные педагогические курсы, по окончании которых назначен учителем Тюнгюлюнского двухклассного народного училища. 1 января 1915 г. был призван в армию. После Первой мировой войны, 1 февраля 1918 г., прапорщик А.И. Притузов записался добровольцем в Красную армию. Прошел с боями всю гражданскую и Отечественную войну 1941 —1945гг. Генерал-майор Притузов скончался в июне 1977 г. в Москве. Урна с его прахом захоронена в г.Покровске. В войну, втянута была и Якутия. По обнаруженным документам видно, что к началу 1915 г. из Якутии было призвано 374 низших чинов, из них 187 были крестьянами. Только из Иситского сельского управления Западно-Кангаласского улуса было призвано 41 человек. С началом войны в 1914 г. Г.В.Ксенофонтова выбрали председателем инородческого комитета Российского общества Красного креста. К 25 февраля 1915 г. было собрано 4261 руб. 25 коп. пожертвований и изготовлено 1640 теплых вещей для солдат на фронте. В обращении к населению Якутской области говорилось: “…И мы, якуты, как дети единой матери России, должны в дни всенародной скорби откликнуться на общее дело. Будучи мыслями и чувствами за одно с ними, которые на полях сражений своею кровью запечатлевают преданность долгу, станем же здесь на местах проявлять заботливость к осиротелым семьям и мере сил своих помогать им из своего достатка. Пусть эти деяния малы и незначительны, но цена им больше, ибо они идут от чистого сердца на благое дело!”. 23 августа 1915 г. Якутский губернатор Витте на особом совещании представителей улусных голов организовал Комитет по снабжению армии теплыми и меховыми вещами в составе городского головы П.А. Юшманова, купца П.А. Кушнарева и Г.В. Ксенофонтова. В течение года было изготовлено и отправлено 4003 теплых жилета. Даже больные проказой Вилюйского лепрозория собрали в пользу беженцев, пострадавшим от войны 54 руб. 80 коп. 

Якутские казаки на охоте
Якутские казаки на охоте

Этот трогательный и глубоко патриотический поступок людей, которые сами нуждались в сочувствии и помощи, произвел неизгладимое впечатление на общественность, что сам император Николай II написал “сердечно благодарю”. Личные пожертвования внесли атаман Якутского казачьего полка Казанцев, городской голова, купец В.М. Пихтин, зять А.И.Громовой — 1000 рублей, Н.О.Кривошапкин — 10 тыс. рублей и мн. другие. В 1916г. пожертвования резко сократились. Угар патриотизма спал, война стала в тягость всем. 25 июня было получено предписание о призыве инородцев на работу по устройству оборонных рубежей в районе действующей армии в возрасте от 19 до 31 года. Подлежало мобилизации около 10 тыс. человек. Однако реквизиция была отменена по ходатайству Ленского золотопромышленного товарищества, которое могло остаться без рабочих. 

Пестерев Владимир Ильич 

Вторникъ 9 августа 1916. "Якутская окраина" №1

  Освященіе церкви. 5 Августа епископомъ Евфиміемъ освящена вновь построенная церковь въ городскихъ лагеряхъ. Церковь построена исключительно трудомъ солдатъ мѣстной команды.

    Якуты на войнѣ. Якутъ Вас. Ѳедуловъ, ушедшій на войну добровольцемъ, награжденъ георгіевской медалью.

Разныя извѣстія. 

9 января 1917 года г. Якутскимъ губернаторомъ получена изъ дѣйствующей арміи телеграмма отъ 2 января слѣдующаго содержанія:

„Прошу сообщитъ родственникамъ прапорщика Еремѣя Ильича Гатилова, что онъ въ лихомъ бою положилъ жизнь свою за горячо любимую родину. Полковникъ Сычевъ".

Содержаніе этой телеграммы немедленно было сообщено г. губернаторомъ ректору духовной семинаріи, протоіерею Василію Ильинскому, который тутъ-же поставилъ въ извѣстность всѣхъ учащихъ и учащихся, знавшихъ, Іеремію Ильича. Кромѣ того, въ семинарскомъ храмѣ по полученіи печальнаго извѣстія о смерти была совершена духовникомъ въ семинарскомъ храмѣ панихида.

Іеремія Ильичъ Гатиловъ по своему происхожденію принадлежалъ къ сословію Якутскаго казачества, родился 14 іюня 1890 года, образованіе получилъ въ мѣстной духовной семинаріи, гдѣ и окончилъ полный курсъ наукъ въ 1915 году съ званіемъ воспитанника семинаріи. По своимъ нравственнымъ качествамъ покойный былъ очень трудолюбивъ, терпѣливъ и религіозенъ, любилъ свою семью и жилъ для нея. Онъ былъ холостъ, сирота и на его иждивеніи были младшіе братья, сестры и бабушка. Будучи воспитанникомъ старшихъ классовъ, онъ состоялъ иподіакономъ при особѣ Его Преосвященства.

Въ отношеніи своихъ товарищей покойный Іеремія Ильичъ всегда отличался спокойнымъ, тихимъ и скромнымъ нравомъ и среди товарищей пользовался любовью; въ отношеніи лицъ начальствующихъ онъ былъ корректенъ и услужливъ.

И вотъ, когда пробилъ часъ міровой войны, нашъ Іеремія Ильичъ, движимый чувствомъ высокаго патріотизма и беззавѣтной любви къ своей родинѣ, зачисляется въ ряды добровольцевъ и отправляется въ г. Иркутскъ. Въ Иркутскѣ онъ поступаетъ въ числѣ прочихъ, вѣрныхъ родинѣ и долгу, въ школу прапорщиковъ и оканчиваетъ въ ней курсъ. По окончаніи ея, Іеремія Ильичъ зачисляется въ одну изъ конныхъ сотенъ Амурскаго казачьяго войска. Спустя немного времени якутяне узнаютъ, что Іеремія Ильичъ въ дѣйствующей арміи.

Этотъ молодой, бодрый, полный силъ и энергіи воинъ остался вѣренъ духу казачества и славную, геройскую кончину запечатлѣлъ для насъ своею красивою, отважною cмертью, смертью храбраго, безкорыстнаго, самоотверженнаго

бойца и защитника Вѣры. Престола и Отечества. Такъ способны умирать истые герои! Онъ добровольно принесъ изъ глухого, далекаго сѣвернаго края жизнь свою на алтарь дорогого Отечества. Слава герою, слава и честь якутскому казачеству.

Чтобы достойно почтить память славнаго героя, было рѣшено отслужить торжественно въ Каѳедральномъ соборѣ заупокойную литургію по павшемъ воинѣ и панихиду.

Утромъ, въ воскресенье, 15 января въ Каѳедральномъ соборѣ о. ректоромъ семинаріи, протоіереемъ Вас. Ильинскимъ въ сослуженіи мѣстнаго духовенства и были совершены Божественная Литургія съ панихидой по воинѣ Іереміи.

Къ началу службы прибыли въ Каѳедральный соборъ учащіеся духовной семинаріи и училища, ученики учительской семинаріи М. Н. Пр., ученики высшаго начальнаго училища во главѣ начальниковъ заведеній, представители мѣстнаго военнаго гарнизона, представители якутскаго казачьяго полка съ атаманомъ во главѣ, представители мѣстнаго самоуправленія и проч. учрежденій. На панихидѣ присутствовалъ Его Превосходительство Якутскій губернаторъ Р. Э. Витте.

Предъ началомъ панихиды по павшемъ воинѣ Іереміи о. ректоромъ, прот. В. Ильинскимъ произнесено было слово очень прочувствованное и трогательное, въ коемъ ораторъ отмѣтилъ характерныя черты почившаго, какъ человѣка, и качества храбраго защитника Вѣры и Отечества и что его ожидаетъ тамъ на небѣ въ будущей жизни.

Такъ почтили память славнаго и отважнаго защитника Отечества Іереміи Ильича граждане г. Якутска.

Преподаватель семин. С. Лебедевъ.

Якутская воинская команда

После Октябрьской революции 1917 года в Сибири началось строительство альтернативной антибольшевистской государственности и собственной армии. Органы власти в уездных, губернских и краевых центрах опирались на воинские части местных гарнизонов. О непризнании власти Советов объявила и Якутия. Регулярным воинским формированием, составлявшим основу гарнизона, там была Якутская местная команда. Она относилась к частям вспомогательного назначения, до революции входила в состав Иркутского военного округа, комплектовалась пополнением из русских крестьян, главным образом приленских (живших на берегах Лены), так как коренное местное население платило ясак (подать) и было освобождено от военной службы. Функции команды определялись Уставом гарнизонной службы. В их числе были обеспечение порядка и дисциплины, караульная служба, охрана и оборона хранилищ с вооружением, другими материальными средствами и иных военных и государственных объектов. После заключения Брестского мира (3 марта 1918 г. по старому стилю) и выхода России из Первой мировой войны Якутская местная команда была расформирована.

Войсковая церковь в Якутске
Войсковая церковь в Якутске

В августе 1918 года она была воссоздана в составе вооружённых сил антибольшевистского Временного Сибирского правительства под председательством В.П. Вологодского. Команда находилась в подчинении начальника Иркутской местной бригады. Когда в ноябре 1918 года к власти пришёл А.В. Колчак, Якутская команда уже была дееспособна и укомплектована личным составом. Штат команды воссоздавался по дореволюционным нормативам. Как показывают архивные документы, он был самым большим в Иркутском военном округе, очевидно потому, что Якутия составляла значительную часть его территории. В августе 1918 года штат команды составлял 203 человека (в том числе 185 строевых): 3 офицера — один штаб-офицер (подполковник, полковник) и два обер-офицера (от прапорщика до капитана), 12 младших командиров, 170 рядовых и ефрейторов 3. В июле 1919 года, когда команда была укрупнена до батальона, в её штате насчитывались 20 офицерских должностей. В августе 1919 года батальон снова разукрупнили, вернули их прежнее число. Количество офицеров, служивших в местной команде с августа 1918 по август 1919 года, превышало предусмотренное штатом. В октябре—ноябре 1918 года в команде были 10 офицеров: её начальник в звании подполковника, 1 поручик, 1 подпоручик и 7 прапорщиков 4. Сверхштатные офицеры занимали унтер-офицерские должности и исполняли обязанности младших командиров. В феврале 1919 года в команде числились 12 офицеров: начальник, 1 штабс-капитан, 2 поручика, 1 подпоручик и 7 прапорщиков. Вышестоящее начальство попыталось отправить всех сверхштатных офицеров в другие места или на фронт, но якутский воинский начальник на запрос Иркутской местной бригады ответил рапортом о том, что только на офицерах держатся обучение и дисциплина, поэтому их отправка из Якутска крайне нежелательна.

поручик якутского полка Карамзин
Поручик Карамзин. Якутск

Сведения о сокращении в то время в Якутской команде числа офицеров в документах не обнаружены. Формулярные списки, датированные июнем 1919 года, когда шла реорганизация Якутского местного батальона в команду и предполагалось откомандирование сверхштатных офицеров в распоряжение штаба округа, содержат информацию о 18 офицерах (1 подполковник, 1 капитан, 2 штабс-капитана, 4 поручика, 1 подпоручик, 9 прапорщиков). Большинство их них за исключением одного кавалериста и одного артиллериста были пехотинцами. Средний возраст офицеров — 30 с небольшим, самому молодому было 22 года, старшему — 46. Четверо обучались в гражданских высших учебных заведениях, но не окончили их, у остальных было среднее или среднее специальное образование, в том числе неоконченное. Военным образованием обладали лишь 4 офицера, 12 окончили ускоренные курсы или школы прапорщиков, 2 получили офицерское звание за боевые заслуги. У всех офицеров был боевой опыт, приобретенный при подавлении Ихэтуаньского восстания в Китае в 1900—1901 гг., на фронтах Русско-японской и Первой мировой войн. 8 офицеров получили в боях ранения и травмы (огнестрельные, контузии, отравление газами), при этом всех медицинская комиссия признала годными к строевой службе. Награды были у 10 офицеров, в том числе у двоих Георгиевский крест 3-й и 4-й степеней. 5 офицеров военного времени из 14 получили очередное звание (подпоручика, поручика) за боевые заслуги. О некоторых с их слов указано, за что именно: «за поджог порохового склада неприятеля» (при подавлении Ихэтуаньского восстания), «за бессменное пребывание в окопах» (в Первую мировую войну). Реорганизация в июне 1919 года Якутского пехотного батальона и возвращение ему прежнего статуса команды привели к значительному, почти семикратному сокращению штатных офицерских должностей. Сверхштатных офицеров предполагалось откомандировать в Иркутск и затем в действующую армию. В июле того же года в управление якутского уездного воинского начальника поступил приказ верховного главнокомандующего А.В. Колчака об отправке всех офицеров, находившихся вне театра военных действий (в штабах, управлениях, министерствах) и вне штата (в тыловых частях, гарнизонах), в Омск для направления на фронт.
Захарова Тамара Викторовна — научный сотрудник Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения Российской академии наук, кандидат исторических наук