Тайга.

Безлюдная Тайга,

Какъ много у тебя

Прекрасныхъ ручейковъ

И дѣвственныхъ лѣсовъ!

 

Зачѣмъ меня къ себѣ,

Святая глушь, зовешь,

Волнуешь грудь во мнѣ,

Любовью сердце жжешь?!.

 

Мнѣ мнится шепчешь ты:

„Иди, пойми меня...

Я научу тебя,

Мой другъ, любить меня!"

 

Твой шепотъ страшенъ мнѣ..

Уйди, не мучь меня,—

Болѣетъ грудь во мнѣ,

Душой страдаю я...

 

Вновь слышу шопотъ твой:

„Не станетъ грудь болѣть,

Въ глуши моей святой

Душѣ легко терпѣть...

 

Иди, мой другъ, ко мнѣ.

Иди бродить въ Тайгѣ,—

Страданья излѣчу,

Богатства покажу!"...

 

                              Таежникъ.

"Якутская окраина" №37, 14 сентября 1912 г.

Весеннія грезы, какъ нѣжныя розы.

Такъ тихо цвѣтете въ груди вы моей.

И радости слезы, безумныя грезы,

Невольно зовете съ печальныхъ очей.

*

Горя и сіяя волшебною сказкой,

Вы въ сердцѣ надежду святую зажгли

И въ небѣ весеннемъ задумчивой краской,
Туманнымъ узоромъ рисуясь легли...

*

Вы въ шумѣ таежномъ могучимъ аккордомъ

Звучите, печаль отгоняете прочь;

И въ вихрѣ борьбы вы побѣдномъ и гордомъ

Прекрасны какъ чудная бѣлая ночь...

*

Забыты всѣ муки, забыты скитанья.

Забыта, сосущая сердце, печаль;

Былыя въ душѣ позабыты страданья —

Вы въ розовомъ свѣтѣ рисуете даль ...

            *

Весеннія грезы, какъ нѣжныя розы,
Такъ тихо цвѣтете въ груди вы моей.

И радости слезы, безумныя грезы,

Невольно зовете съ печальныхъ очей.

 

Таежникъ.

«Якутская Окраина» №81, воскресенье 14 апрѣля 1913.

На Ленѣ

 

Изъ весенняго альбома.

Посвящаю К ** («Милой Якуточкѣ»)

 

Тайга это символъ любви предъ тобой .. 

 

Лена зеркальная. Ширь величавая.
Все серебро, все спокойно, все спитъ...

Ночь... Развѣ —ночь?!. Это кто-то лукавая.

Свѣтлымъ желаньемъ природу томитъ...

Ночь — будто день... Молодое хотѣніе
Въ сердцѣ становится нѣжно—простымъ.
Юности яркой ревниво мгновеніе.

Грезово—чистъ сладострастія дымъ ..

Ночь—будто день... Моя вѣтка нарядная
Плавно качается въ зыби рѣчной.

Небо Анняха—лазурь ненаглядная...
Обликъ любимый встаетъ предо мной...

Въ даль беспредѣльную, къ небу высокому,
Къ небу Анняха мечтою лечу...

О, въ эту ночку кому-то далекому
Шлю свой привѣтъ я и тихо шепчу:

 

— «Слышишь.. вонъ чайкѣ, крылами сверкающей...

Бѣдной... Вѣдь, видно, ей такъ тяжело...
Плачетъ... О, видишь—надъ Леной ласкающей

Бѣлымъ намекомъ летаетъ»... Свѣтло...

 

Жутко становится... Челнъ не качается...
Бросилъ весло - пусть теченье несетъ...
Ночь—удаганка колдуетъ и мается.

Какъ въ олонхо. Тишиною гнететъ...

Тихо плыву я.. О, Лена.. о, ноченька!..

Тамъ, подъ мураномъ высокимъ она...

... Славная, нѣжная Сѣвера доченька!..
Какъ я люблю тебя! Какъ дорога!!...

                        . . . . . 

Милая Лена и ночь, и Тайга... 

М. В. (Таежникъ.)

 

Журналъ "Ленскiя волны" №7, 1914