Еще однимъ меньше. 

«Якутская Окраина» №19, вторникъ 21 августа 1912.

    Рано утромъ 19 августа весь Якутскъ облетѣла неожиданная вѣсть о смерти В.К. Сальмоновича. Смерть каждаго человѣка какъ-то невольно вызываетъ воспоминанія о личныхъ качествахъ покойнаго, заставляя произвести оцѣнку утраты, конечно постольку, поскольку знаешь умершаго. Съ именемъ Владислава Казиміровича неразрывно связывается представленіе о завѣтахъ, положенныхъ въ основу судебной реформы: независимость и безпристрастіе суда нашли въ покойномъ удивительно яркаго выразителя. Когда приходилось видѣть его за судейскимъ столомъ, чувствовалось, что правосудіе находится въ достойныхъ рукахъ, которыя не дадутъ прикоснуться къ чашѣ вѣсовъ Ѳемиды никому и ничему постороннему, кромѣ закона.

     Не менѣе чувствительна для насъ потеря покойнаго и съ другой стороны. Съ грустью приходится наблюдать, что большинство пріѣзжихъ въ Якутскъ чиновниковъ смотритъ на край только какъ на мѣсто ихъ кратковременнаго служенія, чуждаясь общественной жизни. Совсѣмъ иное мы видѣли въ покойномъ. Откликаясь на каждое общественное дѣло, онъ самъ принималъ во многомъ самое горячее участіе. Устройствомъ общедоступныхъ концертныхъ вечеровъ Якутскъ обязанъ главнымъ образомъ покойному. Его любовь къ организаціи этихъ вечеровъ была положительно трогательной. Будучи душой дѣла, онъ бралъ на свои плечи и черную работу, давая хорошій примѣръ для другихъ, стыдящихся этой работы.

    Пріютъ арестантскихъ дѣтей встрѣтилъ въ лицѣ покойнаго заботливаго о его нуждахъ предсѣдателя совѣта и это не могло не сказаться на жизни пріюта.

    Съ смертью В. К. Якутскъ почувствовалъ, что лишился близкаго человѣка, который не былъ постороннимъ, безучастнымъ къ нашей сѣрой жизни, который вкладывалъ душу въ то, что могло скрасить ее. Мало мы видимъ такихъ людей...

     Теперь еще однимъ стало меньше.

А. С.

Нельканскіе рейсы.

«Якутская Окраина» №21, четвергъ 23 августа 1912.

Четыре года тому назадъ чрезъ законодательныя учрежденія прошелъ вопросъ о 2 почтовыхъ рейсахъ изъ Якутска на Нельканъ и вопросъ этотъ вскорѣ-же получилъ осуществленіе на мѣстѣ. Организацію рейсовъ, съ субсидіей отъ казны, приняло на себя Т-во Глотовыхъ, войдя въ соглашеніе съ Громовыми, пароходъ которыхъ ходитъ ежегодно до Нелькана за чаями, получающимися чрезъ Аянъ. Вскорѣ по открытіи рейсовъ къ Якутскому губернатору посыпались просьбы населенія Алдана и Маи о перенесеніи второго рейса съ начала іюля на начало августа. Просьбы вызывались желаніемъ населенія использовать ярмарку, происходящую въ Якутскѣ съ 20 Iюля по 20 августа. Г. Губернаторъ, раздѣляя взглядъ населенія, возбудилъ ходатайство о перенесеніи рейса на 10 августа, ходатайство это встрѣтило сопротивленіе со стороны пароходства Глотовыхъ, признающаго перенесеніе рейса неудобнымъ. Неудобство оно видитъ въ слѣдующемъ: 1) вода въ августѣ въ р. Маѣ настолько мала, что пароходъ не сможетъ дойти до Нелькана, 2) время слишкомъ позднее для совершенія рейса, потребующаго вѣроятно въ два раза больше тѣхъ 25 сутокъ, которыя требуются теперь, 3) въ случаѣ поломки судна явятся затрудненія въ посылкѣ другого парохода, 4) измѣненiе расписанія въ Нельканскихъ рейсахъ вызоветъ измѣненіе рейсовъ на Вилюй.

Доводы Т—ва Глотовыхъ обсуждались на дняхъ въ Якутской „желѣзно—дорожной коммиссіи“. Коммиссія, признавая необходимым перенесенiе рейса на августъ, ради интересовъ населенія Алдана и Маи, признала вмѣстѣ съ тѣмъ и полную возможность осуществленія этой реформы. Переходя къ оцѣнкѣ доводовъ Т—ва Глотовыхъ она нашла слѣдующее: уровень воды въ Маѣ и Алданѣ почти всегда выше въ конце іюля, чѣмъ въ началѣ, что подтверждается какъ опросомъ мѣстныхъ жителей, такъ и личными поѣздками нѣкоторыхъ членовъ коммиссіи. Если отправленіе изъ Якутска назначить на 5 августа, какъ просятъ нельканцы, или даже 10 августа, то остающихся до конца навигаціи полуторыхъ мѣсяцевъ болѣе чѣмъ достаточно для совершенiя рейса, достаточно также и для подачи помощи, въ случаѣ поломки, въ виду пересѣченія Алдана линіей Охотскаго телеграфа. Вопросъ о зависимости нельканскихъ рейсовъ отъ вилюйскихъ коммиссія считаетъ легко разрѣшимымъ, т.к. г.г. Глотовы, вѣроятно, сумѣютъ войти въ соглашеніе съ Громовыми не безъ обоюдной выгоды. Въ заключеніе коммиссія высказала желательность перенесенія рейса, въ особенности въ виду того обстоятельства, что за послѣдніе три года въ началѣ августа отходилъ изъ Якутска на Нельканъ пароходъ Ленскаго Т—ва „Александръ", который восполнялъ отсутствіе почтоваго рейса, но пароходъ этотъ теперь на Нельканъ не ходитъ и поэтому тѣмъ острѣе ощущается нужда въ августовскомъ рейсѣ.

А. С.

Вторникъ, 18 сентября 1912.

ПИСЬМО ВЪ РЕДАКЦІЮ.

Г. Редакторъ.

     Не откажите дать мѣсто письму, освѣщающему фактъ, на мой взглядъ, общественнаго значенія.

   15 сентября законоучитель Якутской женской гимназіи, священникъ Суворовъ, спрашивая на урокѣ ученицу Угловскую, сестру моей жены, выразилъ ей обвиненіе нашей семьѣ въ отсутствіи вѣры въ Бога, иллюстрируя это примѣрами, якобы подтверждающими наше "безбожіе". Обвиненіе свое пастырь закончилъ совѣтомъ перейти въ магометанство. Хотя послѣднее предложеніе нѣсколько не вяжется съ обвиненіемъ, но наличность логики, повидимому, не считалась въ данномъ случаѣ обязательной.

       Не отнимая у священника Суворова права обличать другихъ, а также давать совѣты, полезность которыхъ соотвѣтствуетъ нравственному уровню обличителя, я не могу не выразить своего удивленiя по поводу того, что обличеніе направляется не прямо ко мнѣ или женѣ, а къ десятилѣтнему ребенку, который не можетъ быть отвѣтственнымъ за то, въ кого и какъ вѣрятъ его взрослые родственники.

     Если бы я пришелъ къ убѣжденію, что, напримѣръ, о. Суворову необходимо перейти въ магометанство и обратился съ предложеніемъ перехода не къ нему самому, а къ его десятилѣтнимъ родственникамъ, то о. Суворовъ, вѣроятно, былъ бы удивленъ какъ способу обращенiя, а также и тому, что въ нашъ вѣкъ свободы совѣсти находятся люди, охочіе до залѣзанія въ чужую душу съ руками, быть можетъ, подозрительной чистоты.

Алексѣй Семеновъ.

Распутица.

«Якутская Окраина» №76, воскресенье 7 апрѣля 1913.

    Опять, какъ всегда аккуратно, пришла гостья незванная. Пришла и разсѣлась почти на два мѣсяца. Гостепріимные хозяева должны опускать руки, терпѣливо ожидая, когда гостья уйдетъ. За эти два мѣсяца изъ Якутска далеко не уѣдешь, да и въ Якутскъ никого не дождешься. Даже почта, доставивъ нѣсколько порцій жидкой каши изъ писемъ, газетъ и журналовъ, остановится. Да и писать теперь безполезно: напишешь сейчасъ или черезъ полтора мѣсяца — результатъ одинъ: и то и другое будетъ въ Иркутскѣ около 5-6 іюня.

Встрѣчая распутицу больше двухъ вѣковъ ежегодно, Якутскъ какъ-то сжился съ ней и обыватели мало задумывались надъ вопросомъ — нельзя ли спровадить ее изъ Якутска, не пора-ли перестать быть хлѣбосолами. Впрочемъ и выхода для этого не было.

   Но вотъ проводится Амурская ж.д. на разстояніи только 1200 верстъ отъ Якутска и способъ избавиться отъ распутицы является самъ собой, въ видѣ почтоваго тракта Якутскъ — Рухлово, направляющагося не вдоль, а поперекъ рѣкъ. При устройствѣ этого пути распутица можетъ сократиться до нѣсколькихъ дней, превратившись сразу въ существо миѳическое, въ родѣ бабы-яги, которой пугаютъ ребятишекъ.

  Дорогу Якутскъ — Рухлово намъ обѣщали многіе, до самаго Рухлова и даже премьеръ министра включительно. Если бы кто-нибудь изъ обѣщавшихъ пережилъ въ Якутскѣ хотя одну распутицу, то, вѣроятно, трактъ былъ-бы давно проведенъ, но едва-ли обстоятельства такъ измѣнятся, что кому-нибудь изъ нихъ придется побывать въ Якутскѣ, а поэтому мы должны обратиться къ старому средству — просить. Требовать мы пока боимся, но просить можемъ. Просить до изнеможенія, до тѣхъ поръ, пока не скажутъ: „отвяжитесь!" и бросятъ намъ дорогу Якутскъ - Рухлово.

  Взявъ эту дорогу, мы сможемъ прогнать ею злодѣйку распутицу, направивъ гостью дальше, къ Верхоянску или Колымску, пока тѣ не найдутъ способа спровадить ее къ сѣверному полюсу.

   Уйдетъ распутица и мы заживемъ лучше.

А. С.

«Якутская Окраина» №81, воскресенье 14 апрѣля 1913.
«Якутская Окраина» №81, воскресенье 14 апрѣля 1913.

Вторникъ, 9 августа 1916. "Якутская окраина" №1.

Ѳ. В. Астраханцевъ.

5 Августа похороненъ мѣстный благотворитель Ѳ. В. Астраханцевъ, оставившій еще при жизни своей 1.300.000 руб., на учрежденіе больницы и училища. Послѣ смерти покойнаго остался значительный капиталъ и недвижимость, которые предназначены также на дѣла благотворенія. Жена, дѣти и близкіе родственники покойнаго будутъ получать пожизненное пособіе, которое, по смерти ихъ, присоединятся къ благотворительному капиталу.

Совершивъ рѣдкiй по красотѣ поступокъ, покойный увѣковѣчилъ свое имя тамъ, гдѣ было нажито состояніе, отданное теперь обратно.

Не оскудѣла еще земля Русская. Слышимъ мы не только трескучія фразы о благѣ народномъ, - изрѣдка видимъ дѣла, говорящія краснорѣчивѣе словъ. Радостно сознавать, что не ко всѣмъ относятся слова Горькаго:

А вы на землѣ проживете,

Какъ черви слѣпые живутъ:

Ни сказокъ объ васъ не разскажутъ,

Ни пѣсенъ про васъ не споютъ. 

А. С.

Куплеты дней нашей жизни.

 

Хоръ дѣвъ.

 

Мы всѣ невинны отъ рожденья

Всѣ сердобольны мы вполнѣ,

Но мы не можемъ къ сожалѣнью,

Работать въ "Краѣ" и "Волнѣ".

 

Нѣкто въ пестромъ.

 

Подписчики пускай не тужатъ:

Мы дѣло снова создадимъ;

По дому каменному даромъ

Имъ въ приложеніе дадимъ.

 

Плательщикъ.

 

Ахъ, вы такъ много обѣщали,

Вы столько вызвали надеждъ!

А въ результатѣ столько дали,

Что я безъ дома и одеждъ.

                                                            Н.

(Наталья Семенова, супруга А.Семенова)

Вторникъ 9 августа 1916.

  Обыскъ. 20 іюля на строющемся въ устьѣ р. Алдана плавильномъ заводѣ былъ произведенъ внезапный полицейскій обыскъ. Передають, что обыскъ явился результатомъ доносовъ о выкуркѣ на заводѣ спирта. Никакихъ признаковъ спиртокуренія ни на заводѣ, ни въ окрестностяхъ не оказалось. Доносы и обыски, повидимому, должны выражать нашу своеобразную помощь нарождающейся мѣстной промышленности.

   Вывозъ руды. Вывозъ свинцоваго блеска изъ Верхоянскихъ рудниковъ предполагается производить въ предстоящую зиму въ увеличенномъ размѣрѣ. Для этой цѣли сдѣлано 3000 ящиковъ. Руда будетъ вывозиться до Сегенъ-Кельской станціи на оленяхъ, а далѣе на лошадяхъ.