Книга публикуется полностью и с сохранением орфографии.

Инструкция - для увеличения нажать на фото, по тексту книги также.
Инструкция - для увеличения нажать на фото, по тексту книги также.

Дозволено цензурою.  Москва, 7 апрѣля 1892 года.

ВВЕДЕНІЕ.

               

    Якутская область лежитъ на дальнемъ востокѣ Сибири и простирается приблизительно на три съ половиною милліона квадратныхъ верстъ.

  Эта громадная по своему протяженію область заселена очень мало; всѣхъ жителей въ ней считаютъ двѣсти пятьдесятъ тысячъ душъ обоего пола.

   Народонаселеніе этой области состоитъ изъ различныхъ племенъ; половину всего народонаселенія составляютъ якуты, народъ монгольскаго происхожденія, пришедшій, какъ полагаютъ, съ юга; русскихъ насчитываютъ здѣсь до ста тысячъ; остальные жители Якутской области принадлежатъ къ мелкимъ инородческимъ кочующимъ племенамъ разныхъ наименованій - чукчи, тунгусы и проч.

  Въ административномъ отношеніи Якутская область дѣлится на округи улусы (волости) и наслеги (селенія или общества). Всѣхъ округовъ въ Якутской области пять: Якутскій, Вилюйскій, Олекминскій, Верхоянскій и Колымскій.

  Городъ Якутскъ служитъ главнымъ административнымъ центромъ области и лежитъ на лѣвомъ берегу Лены; въ немъ считаютъ 7,000 жителей.

     Вилюйскій округъ Якутской области, представляющій для насъ при данныхъ обстоятельствахъ наибольшій интересъ, простирается на 883 тысячи квадратныхъ верстъ и состоитъ изъ четырехь улусовъ: Вилюйскаго, Средне-Вилюйскаго, Маріинскаго и Сунтарскаго.

       Онъ расположенъ въ мѣстности, почти сплошь покрытой лѣсами, болотами и озерами различной величины. По берегамъ рѣкъ и озеръ встрѣчаются небольшія луговыя пространства, поросшиія хорошими кормовыми травами, что даетъ возможность жителямъ заниматься скотоводствомъ, хотя и въ небольшихъ размѣрахъ. За неимѣніемъ мѣстъ удобныхъ для пашни, вилюйцы не занимаются земледѣліемъ; пушный промыселъ, въ противоположность другимъ мѣстамъ Якутской области, здѣсь тоже мало развитъ.

  Инородцы, населяющіе округъ, только сравнительно недавно подчинены гражданскому благоустройству и принадлежатъ еще до настоящаго времени къ полудикимъ племенамъ.

 Вилюйцы, какъ и вообще всѣ якуты, были идолопоклонниками, но въ настоящее время они считаются христіанами, хотя сохранили многіе языческіе обряды. Живутъ они небольшими населеніями, преимущественно по берегамъ рѣкъ и озеръ, на большомъ разстояніи другъ отъ друга.

    Такъ какъ по своему характеру якуты вообще народъ необщительный, скрытный, недовѣрчивый и очень склонный ко всякимъ распрямъ, то они предпочитаютъ селиться разсѣянно, не составляя большихъ поселеній. Но въ отношеніи къ пріѣзжему они очень гостепріимны и радушны. Путешественникъ, проѣзжающій по якутскимъ пустынямъ, найдетъ въ каждомъ жильѣ радушное гостепріимство и готовность подѣлиться съ нимъ, чѣмъ только богаты хозяева.

    Большинство жителей Вилюйскаго округа люди очень бѣдные, живутъ въ юртахъ самаго первобытнаго устройства, которыя представляютъ очень мало удобствъ для жизни и содержатся въ высшей степени неопрятно. Зимняя теплая юрта якута дѣлается обыкновенно изъ тонкихъ бревенъ, которыя снаружи покрываются толстымъ слоемъ травы, глины, дерна и навоза.

  Она имѣетъ размѣръ сообразно числу лицъ, въ ней помѣщающихся. Въ отверстія, служащія окнами, вмѣсто стеколъ зимою вставляютъ льдины, а лѣтомъ вклеиваютъ рыбьи пузыри или бумагу, пропитанную жиромъ. У богатыхъ якутовъ полъ выстилается досками. Дверь всегда ставится къ востоку. Вдоль стѣнъ устраиваются лавки въ видѣ низкихъ полатей, которыя служатъ и для сидѣнья, и вмѣсто кроватей. По стѣнамъ вѣшается платье, бѣлье и всякая домашняя рухлядь, и все это обыкновенно въ страшномъ безпорядкѣ.

       Посрединѣ юрты ставится чувалъ, родъ очага или камина, съ проведенною трубою въ кровлю.

   Для скота и лошадей обыкновенно дѣлается особое помѣщеніе, но въ сильные морозы ихъ помѣщаютъ тутъ же въ юртѣ. Въ жилищѣ якутовъ обыкновенно господствуетъ какой-то особенный непріятный запахъ, которымъ пропитывается не только ихъ одежда, но и все, что только попало въ юрту, хотя бы на короткое время - посуда, ихъ костяныя издѣлія и даже ягоды, привозимыя изъ якутскихъ селеній. Путешественникъ, побывавшій въ юртѣ якута, долго не можетъ отдѣлаться отъ ея непріятнаго запаха.

    Болѣе зажиточнымъ улусомъ Вилюйскаго округа считается Сунтарскій, гдѣ, какъ говорятъ, встрѣчаются рубленныя юрты въ родѣ русскихъ крестьянскихъ избъ и съ русскими печами. Зажиточные вилюйцы, весьма впрочемъ немногіе, питаются мясомъ коровъ и кониной, молокомъ и кумысомъ; приготовляютъ себѣ кушанья изъ рыбы, которую ловятъ въ рѣкахъ и многочисленныхъ озерахъ, и даже въ видѣ лакомства изрѣдка покупаютъ себѣ уже испеченный хлѣбъ. Самое же ихъ любимое кушанье - это жиръ въ различныхъ видахъ; якуты вообще ѣдятъ много и съ жадностью. Что же касается массы бѣдняковъ Вилюйскаго округа, то они совсѣмъ незнакомы ни съ мясной, ни съ молочной, ни съ мучной пищею и почти исключительно питаются мелкой озерной рыбой, очень часто гнилою. Эти бѣдняки, главнымъ образомъ жители Средне-Вилюйскаго улуса, кромѣ недостатка въ пищѣ, терпятъ всевозможную нужду: у нихъ нѣтъ ни бѣлья, ни платья въ достаточномъ количествѣ; живутъ они въ болотистой нездоровой мѣстности и вообще при самыхъ неблагопріятныхъ гигіеническихъ условіяхъ. Эти плохія условія жизни несомнѣнно должны были имѣть вредное вліяніе на организмъ человѣка и проявиться въ какой либо болѣзненной формѣ. И дѣйствительно, между инородцами Средне-Вилюйскаго улуса, и отчасти Вилюйскаго, зародилась, какъ полагаютъ, уже давно и получила довольно большое развитіе страшная болѣзнь проказа - болѣзнь, поражающая весь организмъ человѣка и, насколько намъ это извѣстно, до сихъ поръ, считающаяся медицинской наукой за неизлѣчимую.

     Относительно проказы среди представителей медицинской науки до сихъ поръ еще не рѣшенъ вопросъ объ ея заразительности; что же касается народа, то во всѣхъ странахъ, какъ въ самыя древнія времена, такъ и теперь, онъ всегда считалъ проказу страшно заразительной болѣзнью, считалъ ее наказаніемъ и даже проклятіемъ свыше и всегда боялся такого рода больныхъ. Точно также и якуты страшно боятся проказы и при малѣйшемъ подозрѣніи въ ней удаляютъ больнаго изъ селенія, подальше отъ здоровыхъ людей, куда нибудь въ лѣсъ, въ глушь, и строго слѣдятъ за тѣмъ, чтобы онъ не имѣлъ никакихъ сообщеній съ здоровыми людьми. Инородцы, боясь удаленія ихъ изъ общества и обреченія на вѣчную отшельническую жизнь, вдали отъ наслега, полную всевозможныхъ лишеній, всѣми силами стараются скрыть свою болѣзнь, что нерѣдко удается и служитъ въ тоже время помѣхою для опредѣленія точныхъ оффиціальныхъ свѣдѣній о числѣ больныхъ проказой. Затѣмъ, за неимѣніемъ надлежащаго медицинскаго персонала, инородцы сами опредѣляютъ болѣзнь, вслѣдствіе чего среди прокаженныхъ попадаются люди, больные вовсе не проказой, а какой нибудь другою болѣзнью, которая выражается язвами и хроническими сыпями.

     Еще въ 1827 году мѣстный докторъ г. Крузе обратилъ вниманіе мѣстнаго же начальства на необходимость озаботиться о правильномъ призрѣніи прокаженныхъ Вилюйскаго округа.

     Въ 1860 году рѣшено было администраціей Восточной Сибири устроить въ Средне-Вилюйскомъ улусѣ на три года, въ видѣ опыта, отдѣльное поселеніе для больныхъ проказой и командировать туда врачей и фельдшеровъ. Но больничныя юрты, на 40 человѣкъ, выстроены были наскоро изъ сыраго лѣсу; отопленіе было плохое - посредствомъ камельковъ; у больныхъ не было въ достаточномъ количествѣ ни бѣлья, ни платья; пища точно также была плохая. Не смотря на всѣ эти неблагопріятныя условія, по удостовѣренію бывшихъ на мѣстѣ врачей, можно было наблюдать замѣтное улучшеніе въ общемъ состояніи больныхъ проказой, такъ какъ и подобныя плохія условія оказались несравненно лучше тѣхъ, въ которыхъ обыкновенно находятся эти больные.

    Когда прошли три пробныхь года, то инородческія общества отказались содержать на свой счетъ прокаженныхъ на томъ основаніи, что за всѣ три года изъ ста больныхъ, бывшихъ въ юртахъ, поправилось весьма немного, а между тѣмъ ихъ содержаніе стоило Средне-Вилюйскому улусу очень дорого, не считая расходовъ по устройству юртъ.

      Кому случалось хоть однажды въ жизни увидать больнаго проказой, тотъ никогда не забудетъ того сильнаго, тяжелаго впечатлѣнія, которое произвелъ на него видъ этого несчастнаго, страшно обезображеннаго болѣзнью. Все лицо и тѣло больнаго проказой покрыто пятнами, буграми и язвами. Организмъ человѣка постепенно разрушается: отпадаютъ пальцы на рукахъ и ногахъ; при дальнѣйшемъ развитіи болѣзни отпадаютъ и цѣлыя конечности. Въ такомь положеніи несчастные могутъ прожить двадцать и болѣе лѣтъ...

 Вообще проказу инородцы считаютъ величайшимъ несчастіемъ, но, по своей бѣдности и невѣжественности, сами рѣшительно не въ состояніи сдѣлать что либо для правильнаго призрѣнія своихъ больныхъ; имъ необходимо нужна существенная и безотлагательная помощь какъ со стороны правительства, такъ и благотворительности частныхъ лицъ.

       Въ январѣ 1890 года якутскій губернаторъ, В.З. Коленко, обратилъ свое вниманіе на несчастныхъ прокаженныхъ Вилюйскаго округа и поручилъ собрать на мѣстѣ свѣдѣнія о проказѣ и положеніи прокаженныхъ этой мѣстности. Вопросъ о принятіи мѣръ противъ болѣзни былъ разсмотрѣнъ въ якутскомъ областномъ комитетѣ общественнаго здравія; была образована коммиссія подъ предсѣдательствомъ якутскаго медицинскаго инспектора, которому поручено привести въ извѣстность все, что было до сихъ поръ сдѣлано мѣстнымъ начальствомъ для прекращенія распространенія проказы, а точно также собрать подробныя свѣдѣнія относительно настоящаго положенія всего этого дѣла.

       Когда необходимыя свѣдѣнія были собраны коммиссіей, то въ сентябрѣ 1890 г. состоялся совѣтъ якутскаго областнаго комитета, въ которомъ было признано необходимымъ устроить двѣ колоніи для больныхъ проказой, одну для мужчинъ, другую для женщинъ, на значительномъ разстояніи другъ отъ друга; помѣщенія для больныхъ рѣшено устроить въ видѣ свѣтлыхъ, просторныхъ, теплыхъ юртъ съ досчатымн полами. При колоніяхъ устроить небольшія больницы съ нѣсколькими койками и снабдить ихъ надлежащимъ медицинскимъ персоналомъ.

  Кромѣ того, рѣшено было обратить вниманіе на гигіеническія и санитарныя условія страны и, по возможности, улучшить ее въ этомъ отношеніи. Признано необходимымъ осушить болотистыя мѣстности, а если для этого потребуется много времени, то перевести жителей въ болѣе здоровыя мѣста; улучшить по возможности, матеріальное благосостояніе страны и, какъ первое средство въ этомъ отношеніи, исключить прокаженныхъ изъ податнаго оклада, какъ неспособныхъ за болѣзнью къ труду и проч.

     Въ январѣ 1891 г. якутскій губернаторъ командировалъ въ Вилюйскій округъ врачебнаго инспектора, г. Смирнова, который представилъ подробный отчетъ о своемъ пребываніи среди прокаженныхъ и свѣдѣнія объ ихъ числѣ, возрастѣ, помѣщеніи и вообще положеніи этихъ больныхъ. Этотъ отчетъ, точно также какъ и постановленія областнаго комитета, были представлены Иркутскому генералъ-губернатору для дальнѣйшаго направленія дѣла въ установленномъ порядкѣ.

     Въ такомъ положеніи была оффиціальная сторона дѣла о призрѣніи прокаженныхъ Якутской области, когда въ Сибирь прибыла замѣчательная по своей энергіи и по своему необычайному самоотверженію на благо страждущихъ сестра милосердія, англичанка миссъ Кэтъ Марсденъ. Въ Иркутскѣ ей были переданы генералъ-губернаторомъ всѣ полученныя свѣдѣнія относительно прокаженныхъ Вилюйскаго округа; ей было также объяснено употребленіе и дѣйствіе той цѣлебной противъ проказы травы, которую она такъ искала; но не смотря на все это, она не сочла свою миссію законченной: она не сочла себя въ правѣ воротиться назадъ; она пожелала сама лично увидать все на мѣстѣ и, по возможности, самой помочь нашимъ несчастнымъ больнымъ. Она съ твердымъ упованіемъ на Бога продолжала свой трудный путь... 

  Она лично посѣтила мѣста жительства якутскихъ прокаженныхъ и собственнымъ опытомъ убѣдилась, насколько ужасна окружающая ихъ обстановка и насколько необходима имъ скорѣйшая безотлагательная помощь.

  Въ сентябрѣ минувшаго года иркутскій генералъ-губернаторъ сообщилъ въ министерство внутреннихъ дѣлъ соображенія по устройству быта прокаженныхъ Якутской области и организаціи врачебной для нихъ помощи, равно была представлена въ министерство записка о путешествіи миссъ Марсденъ. Министерство внутреннихъ дѣлъ признало вполнѣ цѣлесообразными соображенія главнаго начальника края, какъ и сдѣланныя имъ распоряженія объ улучшеніи положенія прокаженныхъ; и въ настоящее время оно озабочено изысканіемъ средствъ къ приведенію въ исполненіе даннаго проэкта.

    Но чтобы выполнить все то, что было признано мѣстнымъ начальствомъ за необходимое для облегченія участи прокаженныхъ Якутской области, нужно сдѣлать большія затраты; нужно имѣть значительную сумму денегъ, чтобы безотлагательно приступить къ дѣлу; само собою разумѣется, что частная благотворительность должна придти на помощь правительству и устроить на твердой почвѣ это святое, начатое во имя Христа и человѣколюбія дѣло.

     Миссъ Марсденъ дала значительный толчекъ этому дѣлу, и дай Богъ, чтобы оно осуществилось, и какъ можно скорѣе!

    Трудное ея путешествіе въ Якутскую область, совершенное подъ покровительствомъ Государыни Императрицы, возбудило живой интересъ въ русскомъ обществѣ и вызвало полнѣйшее сочувствіе къ ея желанію облегчить участь нашихъ прокаженныхъ устройствомъ для нихъ по новому плану особаго пріюта - колоніи съ надлежащимъ лѣченіемъ и уходомъ. 

    Уже многіе и многіе откликнулись на это доброе дѣло, и надо надѣяться, что и въ будущемъ оно будетъ вызывать такое же горячее сочувствіе и чувство благодарности къ той чужестранкѣ, которая, не жалѣя ни своихъ силъ, ни здоровья, стремится облегчить участь нашихъ несчастныхъ больныхъ...

Продолжение..
Продолжение..