«Сибирь» №21, 16 ноября 1875

Витимъ 18 сентября. Селеніе Витимъ когда-то представляло въ эту пору картину страшнаго разгула. Нынѣ же все тихо и мирно; большая половина рабочихъ осталась на промыслахъ, а тѣ которые вышли, по большей части остались въ долгу.

Витимскіе жители и разные аферисты, надѣявшiяся, по примѣру прежнихъ лѣтъ, поживиться на счетъ разгулявшихся рабочихъ, съѣли грибъ.

Рабочіе доставлены съ пріисковъ на пароходахъ, которыхъ въ эту навигацію было пять, — три К° Базанова и Сибирякова, а два Трапезниковыхъ. Изъ пароходовъ, принадлежащихъ Гг. Трапезниковымъ, пассажирскій «Константинъ», выстроенный здѣсь на Ленѣ на пароходской пристани «Виска» только въ іюлѣ мѣсяцѣ совсѣмъ оконченъ. Пароходъ этотъ передѣланъ заново, по плану и подъ руководствомъ г. Ли. Перестройка корпуса и также машины и котловъ сдѣлана соразмѣрно; каюты какъ1-й, такъ и 2-й классы отдѣланы роскошно, вездѣ свѣтло, чисто; въ каждой каютѣ подѣланы диваны для отдыха. Кромѣ того есть особые нумера для семейныхъ. Все это сдѣлано на Вискѣ здѣшними мастеровыми. Пароходъ дѣлаетъ въ часъ по водѣ 22 версты, противъ теченія же 12 верстъ. Это первый пароходъ, сдѣланный въ нашемъ приленскомъ краѣ. Цѣна мѣстамъ по здѣшнимъ цѣнамъ очень сносна: въ первомъ классѣ на версту 6 коп., во второмъ 4 коп., а на палубѣ 2 коп. Обѣдъ можно получать на пароходѣ, въ будущемъ году предполагается завести полный буфетъ.

«Сибирь» №19, 17 мая 1881

Изъ ВИТИМА жалуются, что не смотря на сильное развитіе проституціи и сифилиса, мѣстные врачи никогда не свидѣтельствуютъ проститутокъ, отчего болѣзнь принимаетъ опасные размѣры и сильно распространяется въ народѣ.

"Сиб.газ."№21, 19 iюля 1881

Въ Витимъ только 20 мая приплыли первыя барки съ хлѣбомъ. Мука ржаная 4 р. 50 к., пшеничная 4 р., овесъ 2 р. 50 к. и ячмень около этого. Барокъ, говорятъ, на Лену выплыло не много, — большая часть ихъ осталась на мели по рѣкамъ Илгѣ, Кутѣ и Кубѣ, такъ какъ воды въ этихъ рѣкахъ совсѣмъ мало. Прибытіе барокъ съ такимъ дорогимъ хлѣбомъ не мало огорчило витимцевъ — всѣ разсчитывали на болѣе умѣренныя цѣны. На одно только теперь надѣются, — не привезутъ ли на пароходѣ «Лена» (Сибирякова), изъ Якутска, дешеваго хлѣба, по примѣру прошлаго года? Тогда было привезено сюда до 1500 п. ржаной муки и продавалась она въ Витимѣ по 3 руб. 50 коп., тогда какъ илгинская и ангарская стоила 4 р., да и по добротѣ якутская далеко превосходила, а по бѣлизнѣ немного уступала каменской пшеничной.

«Сибирь» №35, 6 сентября 1881

Изъ ВИТИМА извѣщаютъ: хлѣба начинаютъ поспѣвать. Начался сѣнокосъ; уборка сѣна, по случаю частыхъ дождей, идетъ медленно. Трава родилась порядочная, да повредила ее „кобылка“, такъ что на томъ полѣ, гдѣ въ прошломъ годѣ становилось 100 копенъ, нынѣ будетъ только 25, да и то съ трудомъ.

Цѣны на продукты спали, благодаря привозу изъ Якутска: мука ржаная 2 р. 60 — 2 р. 80, пшеничная 3 р. 50, овесъ 2 р. 20 к. Мясо же поднялось съ 8 до 12 р., свѣжее, и соленое до 5 руб. На пароходѣ „Лена“ привезли мяса свѣжаго изъ Якутска нѣсколько сотъ пудовъ и продавали по 8 р., но его и на недѣлю не достало.

«Сибирь» №50, 20 декабря 1881

ВИТИМЪ. Здѣсь завелось такое множество собакъ, что положительно нѣтъ прохода по улицамъ. На дняхъ, вблизи волостнаго правленія, чьи-то собаки искусали проходившаго мужчину и только благодаря, попавшейся подъ руку палкѣ ему удалось отбиться, отдѣлавшись ранами на ногахъ и рукѣ. Крестьяне перестали даже держать овецъ, потому что собаки ихъ давили.

22 ноября. Недавно на второмъ зимовьѣ Сибирякова и Базанова, находящемся верстахъ 50 отъ села, по р. Витиму, убитъ зимовщикъ, жена его и работникъ; при этомъ унесено небольшое имущество, состоящее изъ одежды и продуктовъ. Злоумышленники не открыты.

Морозы усиливаются: такъ, третьяго дня было 42°, а вчера уже 45 по R. Снѣгу выпало съ осени въ аршинъ. Начался вывозъ бѣлки якутами и третья почта идетъ въ Иркутскъ съ пушниной.

Витимъ, 16 августа 1882. Въ Якутской области за послѣдніе годы хлѣбопашество развилось значительно. Привозимый оттуда пароходами хлѣбъ былъ здѣсь дешевле чѣмъ приплавляемый съ верховьевъ р. Лены и закупаемый по р. Ангарѣ. Случается, что хлѣбъ въ Якутскѣ сильно поднимается въ цѣнѣ, но это объясняется эксплуатаціей мѣстныхъ торговцевъ и закупомъ для промысловъ Олекминской и Витимской системъ.

Разсчитывая на дешевизну, крестьяне нашей волости, составивъ сходку, вздумали обратиться къ Иркутскому губернатору съ ходатайствомъ о доставкѣ изъ Якутска имъ хлѣба на счетъ казны, съ уплатой за него изъ получаемыхъ ими денегъ за почтовую гоньбу. Ходатайство ихъ уважено. Нынѣ доставили хлѣбъ на пароходѣ «Піонеръ» г. Шмотина, въ количествѣ 4 тысячъ пудовъ. Хлѣбъ этотъ оказался затхлымъ. Крестьяне его ѣдятъ только по нуждѣ, такъ какъ другаго нѣтъ. Онъ имъ обошелся въ 2 р. 85 к. пудъ, тогда какъ приплавленный весною съ верховья Лены стоилъ 2 р. 25 к., да и доброты хорошей.

Погода здѣсь стоитъ довольно холодная, точно осенняя, и даже былъ снѣгъ. Дожди идутъ непрерывно уже около недѣли, такъ что мѣшаютъ уборкѣ хлѣбовъ и сѣна. Березникъ и травы посохли; иней попортилъ всю огородную овощь.

Изъ Витимской волости, 4 сентября 1882. Погода стоитъ дождливая и холодная. Гуси уже начали свой перелетъ.

Въ рѣчкѣ Юхтѣ, отстоящей въ 5-ти верстахъ отъ Рысьинскаго селенія, найдены признаки золота. Пока о содержаніи его достовѣрно неизвѣстно; отправившаяся сюда работать поисковая партія, должна рѣшить этотъ вопросъ.

Въ 8 верстахъ отъ названнаго выше селенія, близь поршинскихъ сѣрнистыхъ водъ, найденъ мертвый человѣкъ, съ отъѣденной задней частью тѣла. Смерть послѣдовала, какъ нужно полагать, отъ нападенія медвѣдя. Личность его неизвѣстна.

Изъ Витимской волости 1882. Погода стоитъ перемѣнная, съ дождями и холодами, но вообще плохая. Хлѣбъ и огородныя овощи — убраны. Урожай хлѣба прекрасный, давно небывалый на нашей Ленѣ; сѣна незавидныя и огородныя овощи, какъ капуста и огурцы, плохія, только картофель родился порядочный. Рыбная ловля въ рѣкѣ Лены плохая, по случаю прибыли большой воды, которой, въ это время, ранѣе никогда не было.

Бывшая въ Хамрѣ буря, въ августѣ мѣсяцѣ, понадѣлала бѣдъ: снесла крыши со многихъ домовъ и сараевъ, побросала заплоты и еще кое что, но чувствительныхъ убытковъ крестьянамъ не сдѣлала.

Рѣчка Солянская, отстоящая въ одной верстѣ отъ станціи того же имени, содержитъ въ себѣ порядочный процентъ соли, по вываркѣ, черноватаго цвѣта, но на вкусъ довольно хорошей. Мѣстные крестьяне, употребляютъ преимущественно эту соль въ пищу. Она имъ обходится гораздо дешевле, чѣмъ привозная изъ Усть-Кутскаго солевареннаго завода.

Изъ Витима. 21 ноября 1882. Въ началѣ ноября погода стояла довольно теплая, постоянно шелъ снѣгъ и дулъ вѣтеръ. Снѣгу выпало съ аршинъ. Дорога почтовая проведена, но сообщеніе по ней, вслѣдствіе теплой погоды было плохое и опасное: вездѣ выступала вода. Были случаи, что проѣзжающіе попадали въ довольно глубокія наледи, подвергаясь опасности поплатиться жизнью. Съ 18 ноября погода перемѣнилась —начались холода, доходившіе до 30° и болѣе по Реомюру.

У насъ уже повезли рекрутовъ въ Киренскъ; всѣхъ слѣдуетъ изъ Витимской волости 13 человѣкъ, изъ нихъ трое женатыхъ.

«Восточное обозрение» №39, 23 декабря 1882.

Витимъ (корреспонден. „Вост. 0бозр.“). Селеніе Витимъ, Киренскаго округа, лежитъ на лѣвомъ берегу р. Лены, почти противъ устья р. Витима. По сторонамъ поднялись высокія горы, съ правой Витимскія и съ лѣвой Ленскія. Въ этомъ мѣстѣ обѣ рѣки судоходны и по нимъ ходятъ 9 пароходовъ. Въ 1661 году селеніе уже существовало и называлось „Витимское зимовье".

Населеніе Витима разнородное: въ немъ живутъ и татары, и евреи, и черкесы, и поляки, и якуты, и русскіе. Раскинувшись на двѣ версты длиною, оно содержитъ въ себѣ крестьянскихъ дворовъ только 93 и живущихъ въ нихъ 122 души мужчинъ и 116 женскаго пола. Сколько-же всего въ Витимѣ населенія, за неимѣніемъ свѣдѣній, неизвѣстно. Кромѣ волостнаго правленія и сельскаго управленія, въ немъ находятся: приходское училище, почтовая контора, покой для больныхъ, почтовая станція, церковь, фотографія, 2 трактира, 3 торговыхъ бани, вблизи кожевенный заводъ чиновника А., 4 торговыхъ магазина, нѣсколько лавокъ и множество виноторговлей. Витимъ представляетъ очень оживленное селеніе, гдѣ постоянно снуетъ народъ, раздаются пѣсни и музыка, по торговлѣ считается однимъ изъ лучшихъ мѣстъ на Ленѣ. Въ прежнее время продавалось въ немъ, въ теченіи года, на сумму до 800,000 рублей, но въ послѣднее время торговля стала быстро падать, такъ какъ рабочихъ съ золотыхъ пріисковъ въ Витимѣ разсчитывать перестали, а стали прямо на пароходахъ провозить дальше, также и наемка рабочихъ запрещена, въ виду постоянныхъ убійствъ. Благодаря близости пріисковъ, роскошь, развратъ и проституція здѣсь доходятъ до безобразія, тутъ мать торгуетъ дочерью, тетка племянницею, бабушка внучкою, мужъ женою и т. п., чрезъ что въ Витимѣ сильно развитъ сифилисъ. Постройки состоятъ изъ деревянныхъ одноэтажныхъ плотно настроенныхъ зданій. Ярмарка, бывающая здѣсь въ іюнѣ, такого значенія, какъ въ Киренскѣ, не имѣетъ. Товары, идущіе въ Витимъ, доставляются не чрезъ Иркутскъ, а чрезъ Тулунъ и Устькутскую ст., поэтому многіе изъ нихъ въ однихъ цѣнахъ съ иркутскими. Изъ числа привозимыхъ на ярмарку товаровъ, на сумму до 1½ милл. рублей, расходится только на сумму 150 тыс. Главный расходъ считается на игральныя карты, масло, картузный табакъ, чай, сахаръ, крупчатку, кожевенный товаръ; изъ матерій расходятся больше гарусныя и шелковыя и т. п. Крестьяне занимаются отбываніемъ почтовой гоньбы, получая въ годъ за пару 3,900 р. и возкой тяжести въ тайгу, на золотые промыслы Витимской системы. Хлѣбопашество и огородничество находятся здѣсь въ младенческомъ состояніи и годовою провизіею крестьяне запасаются съ барокъ, приплывающихъ сюда, въ маѣ мѣсяцѣ, съ верховьевъ рѣки Лены. Отпускной торговли никакой нѣтъ, исключая кожевеннаго товару съ завода А. На содержаніе училища и учителя расходуется не менѣе 1000 р. Крестьяне говорятъ чистымъ русскимъ языкомъ и немного только картавятъ. Въ прошломъ году существовалъ клубъ, но въ началѣ нынѣшняго закрылся. Въ 65 верстахъ отъ Витима вверхъ по р. Ленѣ находится минеральный источникъ, но никѣмъ неизслѣдованный, хотя многіе и пользуются и получаютъ облегченіе отъ золотухи, сифилиса и водянки. Въ 5 верстахъ пароходная пристань „Виска", принадлежащая золотопромышленной фирмѣ К° Сибирякова и Базанова.

«Восточное обозрение» №1,6 января 1883.

Въ газету «Сибирь» изъ Витимской волости пишутъ: У насъ явилось новое учрежденіе; сдѣлано распоряженіе о выборѣ изъ среды женщинъ «смотрительшъ» для наблюденія въ каждомъ селенія за чистотой. Если въ какомъ-либо домѣ ведется хозяйство плохо, то «смотрительша» заставляетъ вести чисто, и если бы какая хозяйка вздумала не выполнить приказа, то за это можетъ быть наказана. Тутъ у женщинъ отнимаютъ право на высшее образованіе, а тамъ за нею признаютъ право отправлять общественную службу. Впрочемъ, мы готовы поддержать витимское распоряженіе. Недавно было газетами оповѣщено, что датскій король даровалъ въ Исландіи женщинамъ право принимать участіе на мірскихъ сходахъ съ равнымъ голосомъ съ мужчинами. Въ виду особенныхъ условій тамошней промысловой жизни, это было признано необходимымъ. Конечно и у насъ, особенно на сѣверѣ Сибири, есть много мѣстъ, по промысловымъ условіямъ весьма сходныхъ съ исландскими. Желали бы только знать: кто завелъ этихъ «смотрительшъ», исправникъ, засѣдатель или всесильный волостной писарь изъ ссыльныхъ? о чемъ корреспондентъ «Сибири» умалчиваетъ, зная предѣлы терпимости иркутской цензуры.

Витимъ. Въ нынѣшнемъ 1883 году предназначается расходовъ по волости болѣе 12.000 руб., а именно: на жалованье волостному писарю 5.130 р., на отопленіе и освѣщеніе волости 1.000 р., жалованье фельдшеру 660 р., ему же за прокормленіе больныхъ по 40 к. съ человѣка на день и на медикаменты 100 р., жалованье учителю 500 (ранѣе, до этого года, получалъ 800 р.), на отопленіе, освѣщеніе и ученическія принадлежности 200 р., (кромѣ того, бываютъ еще отъ частныхъ лицъ пожертвованія); священнику съ 2 дьячками 1.600 р. (за ругу), за отопленіе и мытье засѣдательской квартиры 300 р. и государственныхъ податей около 2000 р. Въ это число не включено еще много другихъ расходовъ. Числится въ Витимской волости 800 душъ, а всѣхъ имущихъ душъ 400 съ небольшимъ. Податей и натуральныхъ повинностей приходится на душу 18 р. Сбавка учительскаго жалованья послѣдовала отъ плохаго ученія педагога, такъ что нѣкоторые крестьяне предпочли имѣть у себя домашнихъ учителей и просили о высылкѣ другаго. Конечно, жалованье въ 600 р. — маловато при дорогой жизни, но хорошему педагогу жить здѣсь можно хорошо, потому что въ урокахъ недостатка не будетъ. Въ здѣшней больницѣ есть расходъ, отягощающій крестьянъ, это содержаніе больныхъ рабочихъ золотопромышленныхъ К°, которыя, въ сущности, должны бы платить крестьянамъ за содержаніе и леченіе. Объ этомъ было ходатайство, но чѣмъ оно кончилось, намъ неизвѣстно.

«Восточное обозрение» №5, 3 февраля 1883.

Намъ пишутъ, какъ въ Витимѣ раздѣлываются съ корреспондентами. Въ № 15 „Сибири" 1882 г. помѣщена слѣдующая корреспонденція: «Вчера проѣхалъ, по курьерской подорожной, поручикъ Юргенсонъ, командированный къ устьямъ Лены для устройства метеорологической станціи; по рекомендаціи управляющаго почтовою частью, обращался съ просьбою къ помощнику акцизнаго надзирателя Алейникову оказать содѣйствіе къ постройкѣ таковой-же въ Витимѣ, который и обѣщалъ помочь какъ финансовыми средствами, такъ и прочимъ необходимымъ». Кажется, ничего въ ней особеннаго не помѣщено. Не такъ взглянули на это въ г. Витимѣ. Наши Крикуновы и Обираловы взялись за розыски «щелкопера». Думали сначала на учителя, потомъ на священника, но положительныхъ данныхъ достать не могли, и, вѣроятно, долго бы еще проискали, если бы не подоспѣлъ на помощь помощникъ акцизнаго надзирателя А. Прочтя замѣтку, онъ пришелъ въ великое негодованіе и торжественно объявилъ, что писалъ статью почтовый пріемщикъ Добронравовъ, котораго за гласное оскорбленіе предаютъ суду. Было-ли что пріемщику, намъ неизвѣстно, но только А. рѣшился доканать подозрѣваемаго въ конецъ. При этомъ надо замѣтить, что А. человѣкъ богатый и поэтому имѣетъ вѣсь. У него всегда обѣдаютъ проѣзжающіе чрезъ Витимъ разные чиновные люди всѣхъ величинъ. Въ силу всего этого онъ сидитъ на своемъ мѣстѣ крѣпко, вотъ уже 15 лѣтъ. Въ это время сумѣлъ сколотить тысячъ 50 наличнаго капитальца, построить домикъ, завести кожевенный и кирпичный заводы и сдѣлаться отъ 5—6 золотопромышленныхъ К° довѣреннымъ. На бѣду почтоваго, пріѣхалъ управляющій почтовою частью въ Витимъ. Акцизный къ нему съ доносомъ, что Добронравовъ у него изъ стола похитилъ документы. Чрезъ нѣсколько времени Добронравовъ вышелъ въ отставку, имѣя поступить на частную службу — въ пароходство С. и Б., гдѣ управляющій ему обѣщалъ мѣсто. Но надежды бѣдняги не оправдались. Въ одно прекрасное утро управляющій пароходствомъ Г—въ объявилъ, что принять Д—ва не можетъ, такъ какъ А. говоритъ, что „онъ въ газеты пишетъ". На всѣ доводы обиженнаго, что это выдумка А., Г. принять не согласился. Теперь Доб. живетъ безъ мѣста и безъ денегъ, имѣя при себѣ ребенка и жену.

«Сибирь» №7, 13 февраля 1883

ВИТИМЪ. Святки прошли у насъ благополучно, безъ шума. Это, какъ говорятъ старожилы, не по примѣру прошлыхъ лѣтъ: „прежде, не то было: гуляли, — такъ ужь гуляли, было о чемъ вспомянуть“. Юбилей трехъ сотъ лѣтія Сибири праздновался здѣсь очень плохо: во-первыхъ, потому, что многіе даже не знали о празднованіи, а во-вторыхъ — потому что большая половина населенія Витима, и главная, хотя не много понимающая дѣло, состоитъ изъ „чужихъ“, которые, для себя считаютъ пріятнѣе и не впримѣръ полезнѣе провести время за „зеленымъ столомъ“. Все стремленіе „чужихъ“ — моментально сдѣлаться богачемъ, убраться отсюда подалѣе куда нибудь, гдѣ свободнѣе и веселѣе живется (съ деньгами, конечно).

Морозъ здѣсь стоить ужасный: вотъ ужь четыре дня термометръ Р. показываетъ слишкомъ 40°, а въ особенности сегодня: утромъ было 48°, въ полдень — 45°. На Ленѣ, какъ нужно полагать, было болѣе 50°. При такомъ сильномъ морозѣ, когда легко дышешь, въ воздухѣ происходитъ шумъ, подходящій къ лопающимся мыльнымъ пузырькамъ.

Пріѣзжій.

Сиб.газ. №12, 20 марта 1883.

Въ Витимѣ, по иниціативѣ начальства, состоялись выборы полевого надзирателя, на обязанности котораго будетъ лежать: слѣдить (!) за исправностью поскотины, предотвращать (?!) потравы и рѣшать дѣла о нихъ, слѣдитъ за посѣвомъ хлѣбовъ, уборкою ихъ и сѣнокошеніемъ.

Очевидно, мѣстное начальство, увлекшись по пути реформъ, вспомнило опыты блаженной памяти Аракчеева, который совалъ свой носъ даже къ бабамъ въ квашни. Можно себѣ представить, что выйдетъ, если чиновники будутъ слѣдить за своевременнымъ посѣвомъ и уборкой хлѣбовъ, издадутъ на этотъ счетъ цѣлые томы предписаній и будутъ слѣдить спеціально за неукоснительнымъ ихъ исполненіемъ?

Изъ Витима намъ пишутъ, что общество вырѣшило важный мѣстный вопросъ о закупѣ, въ верховьяхъ р. Лены, на общественныя деньги хлѣба. Для этой цѣли общество выбрало довѣреннаго, уполномочивъ его, если найдетъ удобнымъ, поручить вмѣсто себя доставку благонадежному доставщику. Одинъ изъ доставщиковъ — Дмитріевъ изъявилъ желаніе доставить разнаго хлѣба потребную пропорцію, обязавшись по контракту доставить по 1 р. 47 к. за пудъ ржаного хлѣба. — Есть надежда, что этимъ способомъ крестьяне избавятся отъ переплаты разнымъ доставщикамъ и кулакамъ.

«Восточное обозрѣнiе» №32, 11 августа 1883.

Витимская волость (корресп. „Вост. Обозр.“). Близость золотыхъ пріисковъ, не говоря уже о томъ, какимъ они растлевающимъ образомъ дѣйствуютъ на нравственность населенія, ложится еще тяжелымъ бременемъ и на экономическій бытъ крестьянъ. Около Витима находится до 12 компаній, число рабочихъ на нихъ доходитъ до 5,000 человѣкъ, если только не болѣе. Изъ нихъ множество попадаютъ въ число штрафованныхъ и высылаются, по распоряженію горнаго исправника, по своимъ волостямъ, причемъ кормовыя деньги имъ не выдаются, а отправляются за карауломъ. И такъ-какъ по Ленѣ военной стражи и этаповъ не существуетъ, то перевозка, сопровожденіе и содержаніе арестантовъ возлагается на жителей, какъ натуральная повинность, — что, при малочисленности и разбросанности населенія, тяжело отзывается на крестьянахъ; въ особенности плохо пришлось имъ въ прошломъ годѣ, во время бунта на промыслахъ комп. Сибирякова, Базанова и Нѣмчинова: въ это время было выслано болѣе двухъ третей всѣхъ рабочихъ этапнымъ порядкомъ.

Бывшій Киренскій исправникъ Петровъ (смѣненъ въ маѣ нынѣшняго года), вслѣдствіе жалобъ крестьянъ, обращался къ золотопромышленнымъ комп. съ просьбою: разсчитываемыхъ рабочихъ вывозить на пароходахъ хотя до Киренска; въ особенности желательно было это отъ богатѣйшей и многолюдной комп. Сибирякова и Базанова, пароходы которой все лѣто дѣлаютъ правильные рейсы до Устькуты (отъ Витима 710 верстъ, далѣе Киренска къ Иркутску на 305 верстъ) и которая постоянно цѣлыми десятками, а въ прошломъ годѣ и сотнями, разсчитываетъ рабочихъ за безпорядки и болѣзни. Разрабатывая богатѣйшій золотоносный пластъ, съ большимъ % подъемнаго золота, компанія эта привлекаетъ массу рабочаго люда и, не дорожа имъ, разсчитываетъ его за малѣйшіе проступки. Былъ даже при мнѣ такой случай: управляющій пароходствомъ Г—въ идетъ по разрѣзу; одинъ рабочій, снявъ шапку, называетъ его по имени и отчеству, и раскланивается; управляющій спрашиваетъ: какъ онъ знаетъ его? — А я, говоритъ рабочій, — знаю васъ съ тѣхъ поръ, когда вы были еще нарядчикомъ. — Черезъ сутки рабочій былъ разсчитанъ, потому что Г. всегда тщательно скрывалъ свое прошедшее.

Предложеніе исправника не только не было принято, но комп. даже сочли это за противозаконный налогъ и обидѣлись. Между тѣмъ, ни въ одной волости не совершается столько преступленій, какъ въ витимской, не смотря на то, что ея населеніе менѣе всѣхъ прочихъ волостей округа. Фактомъ къ этому привожу слѣдующее: киренскій округъ раздѣленъ на два полицейскіе участка; къ первому отдѣлено: 4 волости, 2 управы и 1 заштатный городъ, съ населеніемъ въ 26,000 душъ; ко второму — 2 волости и 2 управы, съ 11,000 населеніемъ, — и въ первомъ участкѣ дѣлъ бываетъ въ производствѣ чуть-ли не въ половину меньше второго. Киренскій тюремный замокъ постоянно наполненъ арестантами, присылаемыми изъ Витима.

Обстоятельства, вызывающія преступленія, заключаются въ томъ, что рабочій, разсчитанный съ промысловъ, вывозится въ Витимъ, гдѣ и бросается подчасъ безъ копѣйки денегъ и куска хлѣба; хорошо, если полиціи заблагоразсудится сейчасъ же выслать его „за праздношатательство“ къ мѣсту жительства, а въ противномъ случаѣ, не имѣя средствъ къ существованію, онъ бросается на преступленіе. Если же у него не хватаетъ рѣшимости на это, онъ питается скудною милостыней, на которую витимцы не щедры, или нарочно увѣчитъ себя и попадаетъ въ пріемный покой, гдѣ опять-таки ложится на шею витимскаго общества, потому что съ пропившагося рабочаго взять рѣшительно нечего. Нерѣдко переписки по взысканіямъ за леченіе достигаютъ нѣсколькихъ, довольно солидныхъ томовъ, и въ концѣ-концовъ складываются въ архивъ, а расходъ сносится на счетъ общества. Чрезъ это витимцы горько жалуются на убыточность содержанія ихняго пріемнаго покоя, въ которомъ, какъ они сами говорятъ, „кромѣ поселенцевъ, и то не нашихъ, никто не лечится“, что вполнѣ справедливо.

Давно бы слѣдовало начальству обратить вниманіе на этотъ налогъ. Довольно, кажется, и того, что крестьяне и такъ несутъ много нелегальныхъ повинностей, въ родѣ содержанія квартиръ пріѣзжимъ чиновникамъ, содержанія квартиры засѣдателя (отъ казны онъ получаетъ квартирныхъ болѣе 400 руб. въ годъ) и перевозки скачущихъ нарочныхъ по „бланкамъ“ и „предписаніямъ“, выдаваемымъ, по выраженію крестьянъ, и „чалому“, и „дралому“. По „бланкѣ“ же, безъ прогоновъ, ѣдетъ и окружный докторъ, получающій прогонныхъ денегъ до 1,000 руб. въ годъ, и фельдшеръ, назначенный на службу въ Якутскую область, также получившій прогоны до мѣста служенія, и благочинный, на разъѣзды которому деньги тоже отпускаются, и ищущій мѣста какой нибудь отставной канцеляристъ, и пропившійся на промыслахъ служащій, возвращающійся домой „яко благъ, яко нагъ“; ѣдетъ по „бланкѣ“ и смотритель училищъ, получающій на разъѣзды не одну сотню рублей, ѣдутъ даже на крестьянской шеѣ и такіе, которымъ нѣтъ никакого дѣла дома и которые просто страстные охотники покататься. Такъ, въ прошломъ году, осенью, урядникъ Скуратовъ нѣсколько разъ пріѣзжалъ въ Витимъ, къ родственникамъ на побывку; пробывъ дней 5—6, онъ уѣзжалъ въ Киренскъ, а чрезъ недѣлю опять возвращался. И много, много такихъ, которые любятъ прокатиться на даровщинку...

«Восточное обозрѣнiе» №42, 20 октября 1883

Изъ Витимской волости (корр. „Восточн. Обозр.“). Не особенною наблюдательностью долженъ обладать путешественникъ, чтобы, проѣзжая по Ленѣ, не обратить вниманія на тѣ рѣзкія особенности расположенныхъ по ней селъ и деревень и ихъ обитателей, которыя отличаютъ ихъ отъ прочихъ населенныхъ мѣстъ Сибири. Отсутствіе хозяйственности въ строеніяхъ, ихъ бѣдность, а вслѣдствіе этого какой то общій печальный видъ данной деревни или села, блѣдныя, унылыя и истощенныя лица обитателей, ихъ недоразвившаяся рѣчь и убогое одѣяніе, — безъ всякихъ постороннихъ объясненій, приводятъ путешественника къ заключенію о крайне плохомъ экономическомъ положеніи жителей Приленскаго края. И дѣйствительно, всматриваясь ближе, легко убѣдиться, что земледѣліе, этотъ источникъ жизни громаднѣйшаго большинства русскаго населенія, находится здѣсь только въ зачаточномъ состояніи; другаго же рода промышленности крестьянское населеніе здѣшняго края почти не знаетъ. Само собою разумѣется, что главнымъ препятствіемъ къ развитію земледѣлія служатъ здѣсь суровый климатъ и отсутствіе удобныхъ для хлѣбопашества мѣстъ. Земля почти сплошь занята еще дѣвственными лѣсами, расчистка которыхъ потребовала бы громадной затраты времени, силы и труда; что же касается другихъ родовъ промышленности, то для занятія ими не имѣется ни знаній, ни капиталовъ. И вотъ, среди подобной незавидной обстановки, крестьянское населеніе, изо дня въ день, въ теченіи уже не первой сотни лѣтъ, влачитъ свое жалкое существованіе, безъ надежды на лучшее будущее и безъ воспоминаній о прошедшемъ. Но если ко всему этому добавить, что эта жалкая жизнь, какъ и вездѣ, обременена разнаго рода повинностями: подушными, земскими и воинскими, что эта жизнь, благодаря отдаленности отъ административныхъ центровъ и отсутствію умственнаго развитія, болѣе чѣмъ гдѣ либо, подвержена произволу и насилію со стороны всѣхъ сильныхъ міра сего, — тогда станетъ понятнымъ что населеніе Приленскаго края и не можетъ двигаться по пути прогресса: для этого, въ его распоряженіи, не имѣется, въ достаточномъ количествѣ, ни энергіи, ни силы и ни времени. Впрочемъ, для лучшей иллюстраціи положенія этихъ пасынковъ природы и людей, послушаемъ ихъ самихъ, для чего и приводимъ здѣсь приговоръ крестьянъ Витимской волости, Киренскаго округа. Приговоръ этотъ послѣдовалъ вслѣдствіе предложенія одного изъ чиновниковъ особыхъ порученій при главномъ управленіи Восточной Сибири о замѣнѣ лошадей, при отбываніи почтовой и обывательской гоньбы, пароходами. Вотъ наиболѣе выдающіяся мѣста изъ этого замѣчательнаго, въ своемъ родѣ, приговора.

„1879 года, сентября 29 дня. Мы, нижеподписавшіеся ... имѣли разсужденіе о слѣдующемъ. Въ проѣздъ свой нынѣ (для ревизіи) по Витимской волости, чиновникъ особыхъ порученій, К., предложилъ намъ строить общественные пароходы, которые должны имѣть назначеніе — перевозить по р. Ленѣ почты, эстафеты, проѣзжающихъ, арестантовъ м проч. Г. К. говорилъ намъ и довѣрителямъ нашимъ, что пароходы можно устроить на счетъ казны, съ тѣмъ, чтобы мы ежегодно выплачивали казнѣ всю затраченную на этотъ предметъ сумму. Г. К. говорилъ, что казна не откажется затратить на постройку пароходовъ необходимую сумму денегъ, что это для насъ чистое благодѣяніе будетъ. Это благодѣяніе г. К. выразилъ намъ такимъ образомъ: лѣтомъ пароходы будутъ возить почты, эстафеты, проѣзжающихъ, арестантовъ и проч.; мы все лѣто будемъ свободны, будемъ заниматься земледѣліемъ и вообще хозяйственными дѣлами своими; что кромѣ того, что мы будемъ свободны (лѣтомъ) отъ почтовой гоньбы,— мы будемъ за все лѣтнее время получать плату, — плату гораздо большую, чѣмъ намъ теперь приходится; что весь расходъ по содержанію пароходовъ — пароходы сами оправдаютъ, не требуя отъ насъ ничего, такъ какъ будутъ, кромѣ прямого своего назначенія, перевозить еще частную тяжесть, слѣдовательно долженъ быть доходъ; что кромѣ того, что будемъ свободны все лѣто, будемъ заниматься хлѣбопашествомъ, будемъ получать въ лѣтнее время плату за почтовую гоньбу въ увеличенномъ размѣрѣ, — мы будемъ еще получать и прогоны съ проѣзжающихъ, которые будутъ перевозиться на пароходахъ.

Обсудивъ предложеніе г. К. по нашимъ мужицкимъ понятіямъ, по нашему богатству, по нашей самостоятельности въ общественномъ самоуправленіи, мы пришли къ такому убѣжденію. Ни мѣстное ни высшее начальство не знаетъ, насколько намъ выгодна почтовая гоньба, сколько намъ отъ нея остается, какъ она намъ легко обходится. Дѣйствительно, нынѣшнія цѣны, сравнительно съ прежними, и намъ самимъ кажутся баснословными. Но какъ ближе присмотримся къ своему богатству, усчитаемъ приходы и расходы свои, мы всетаки вынуждены сказать: „отъ прежнихъ незначительныхъ цѣнъ за почтовую гоньбу намъ оставалось гораздо болѣе, нежели теперь отъ высокихъ“. А почему? — Потому, что прежде было время, а теперь другое. Что время нынѣ совершенно не такое, какъ прежнее, это доказывается слѣдующими фактами. Напримѣръ, въ 1865 году пудъ овса былъ 50 к., пудъ сѣна 10 к., пудъ муки ржаной 40 к., пудъ мяса 1 р. 50 к. Тогда содержаніе почтовой пары, полагая по 10 ф. овса и по 1 пуду сѣна въ сутки на каждую лошадь, обходилось въ годъ, съ содержаніемъ и платою 3 ямщикамъ на каждую пару, въ 450 р. Нынѣ-же совершенно другое. Самую высшую плату за почтовую гоньбу мы получаемъ теперь по 1500 р. за пару (такая плата только на двухъ станціяхъ, а на остальныхъ менѣе). Пудъ овса нынѣ 3 р., да и купить еще негдѣ; пудъ сѣна 60 к., пудъ ржаной муки 2 р. 70 к., да и купить тоже негдѣ; пудъ мяса лѣтомъ с. г. доходилъ до 10 р. Полагая тоже количество овса и сѣна на каждую лошадь, содержаніе одной пары съ 3 ямщиками обходится въ годъ въ 1620 р. Но и это еще не все. Прежде и число паръ на почтовыхъ станціяхъ было болѣе, и разгону было на двѣ трети менѣе, такъ какъ не было золотыхъ промысловъ и ничто не привлекало людей въ приленскій край; прежде почты ходили по одному разу въ двѣ недѣли, а объ эстафетахъ мы и не знали; нынѣ почты ходятъ еженедѣльно, а эстафеты чуть не каждый день, одна за другой. Прежде на каждую пару мы содержали только по 2 лошади, а нынѣ по 3 и по 4, потому что 2 лошади не выдерживаютъ постояннаго разгона (содержаніе остальныхъ лошадей на пару еще не принято въ разсчетъ). Прежде лошадей мы покупали по 25 р. любую, а нынѣ такая-же лошадь стоитъ 120 р. Прежде, при незначительности разгона, каждая лошадь могла прослужить въ гоньбѣ 5—6, даже 8 лѣтъ, а нынѣ, если такая же лошадь прослужитъ 2 года, то и за это нужно благодарить Бога. Прежде у насъ ямщиками были и бабы, и дѣвки, и мальчишки, и поселенцы, нынѣ объ этомъ нечего и думать; каждый крестьянинъ долженъ сидѣть на почтовой станціи, не заглядывая на поле, довольствуясь тѣмъ, что сработаютъ жена и ребятишки его. Прежде и лошадей у насъ не воровали, а нынѣ сплошь и рядомъ воруютъ спиртоносы (намъ извѣстно изъ оффиціальныхъ свѣдѣній, что въ 1877, 1878 и 1879 гг. по одной Витимской волости украдено спиртоносами лошадей на 6075 р.). А что стоитъ намъ содержаніе и плата станціоннымъ писарямъ, отопленіе, освѣщеніе станцій? Что стоять намъ повозки, лодки, крыши къ нимъ, сѣдла, сбруя? Что стоитъ ежегодный ремонтъ станцій и всѣхъ принадлежностей къ нимъ?

Въ настоящее время мы съ своими женами, съ своими дѣтьми, сидимъ безъ хлѣба, не имѣемъ ни копѣйки денегъ, кругомъ по уши должны, и Богъ знаетъ какъ пробьемся до весны будущаго года. Всякій изъ насъ думаетъ, но не умѣетъ говорить. Потому мы всегда безотвѣтны. Начальство, незнакомое съ нашей обыденною жизнью, заѣхавшее какъ въ лѣсъ, видя насъ стоящими предъ нимъ въ зипунахъ и молчащими, думаетъ, что у насъ все обстоитъ благополучно. Если-бы мужикъ началъ высказывать непривлекательности мужицкаго житья-бытья, — начальство, всегда считающее насъ облагодѣтельстванными, думаетъ, что мы еще заѣлись, что мы бунтовщики. Напримѣръ, одинъ заѣзжій чиновникъ отдулъ одного изъ нашихъ крестьянъ — и за что-же? — Только за то, что мужикъ не соглашался строить пароходы и на угрозы г. К. ссылкою въ Якутскую область сказалъ: „И тамъ хлѣбъ ѣдятъ, — хуже не будетъ“. По мнѣнію этого лица отдуть мужика ни зачто — ни прочто не составляетъ преступленія. Такія ужъ понятія сложились, что это для мужика и не позорно, и не причиняетъ ему нравственныхъ страданій, не развращаетъ, а, напротивъ, исправляетъ его, учитъ уму-разуму. Но если ужъ съ такими взглядами относится къ мужику губернское начальство, отъ котораго мы болѣе всего желаемъ слова защиты и покровительства, то чего мы должны ожидать отъ мѣстнаго-то нашего начальства?

Ѣдетъ тотъ-же чиновникъ ночью, ничего непозволяющею видѣть. Ѣдетъ на шести лошадяхъ, хотя прогоны платитъ только на двѣ лошади. Сколько задалживается ямщиковъ подъ подобные проѣзды, — объ этомъ нечего и разсуждать. Ѣдетъ — и лодка останавливается на мели, которой при большей ширинѣ мели, при быстротѣ р. Лены и при темнотѣ ночи обойти никакъ нельзя было. Холодъ страшный, пробирающій до костей (а мужику нужно бродить по водѣ, чтобы сталкивать съ мели лодку). Проѣзжему до всего этого нѣтъ дѣла; онъ преспокойно сидитъ въ тепломъ шитикѣ (лодка — настоящая хорошая, о двухъ комнатахъ). Не спрашивая причинъ, по которымъ лодка остановилась, и уважительныя ли эти причины, словомъ, безъ всякихъ предварительныхъ разсужденій, — онъ дуетъ ямщиковъ нагайками. А вотъ еще одинъ фактъ. На станціи Чуйской почтовый писарь заявилъ г. чиновнику, что у него украдено 25 р. Были-ли эти деньги у писаря, если были, — дѣйствительно-ли украдены, и если украдены, — кѣмъ именно? — объ этомъ ни г. К. и никто изъ мѣстныхъ крестьянъ не знаетъ. Однакожъ заѣзжій, основываясь только на одномъ голословномъ заявленіи писаря, которымъ въ кражѣ денегъ никто не оподозрѣнъ, приказалъ почтовому старостѣ взыскать деньги со всѣхъ крестьянъ, отбывающихъ гоньбу, и удовлетворить писаря. За что-же мужики поплатились? Неужели мужики всѣмъ селеніемъ согласились рѣшиться на кражу у писаря 25 руб.?...

И все сказанное выше даже и на половину не представляетъ понятія, насколько почтовая гоньба легка и выгодна намъ, какое оказывается благодѣяніе намъ. Если къ этому прибавить, что у насъ во всей Витимской волости 400 съ небольшимъ тягловыхъ душъ, которыя всѣ привязаны къ почтовой и обязательной натуральной (междудворной) гоньбѣ, почти не имѣютъ времени заниматься полевыми работами, то и тогда еще нельзя составить полнаго понятія, насколько все у насъ обстоитъ благополучно. Чтобы выразить мужицкое веселье и довольство пополнѣе, слѣдовало-бы добавить еще, какъ мы легко снискиваемъ себѣ пропитаніе, когда у насъ и хлѣбъ-то крайне плохо родится, да и сѣять почти не на чемъ, потому что все горы, лѣсъ, да камни; негдѣ сѣна косить...

Въ заключеніе скажемъ, что мы не только не согласны строить пароходы, но и отъ всей души желаемъ, чтобы кто нибудь взялъ все наше почтовое имущество: зеркала, мебель, сукна, палазы, ковры, крыши, лодки и повозки, — взялъ совершенно даромъ, но, ради Бога, освободилъ-бы насъ съ 2-й половины будущаго года (когда окончится срокъ контракту) отъ почтовой гоньбы. До того мы облагодѣтельствованы этой гоньбой, что нѣтъ и словъ болѣе говорить“.

«Сибирь» №48, 27 ноября 1883

Изъ ВИТИМА пишутъ, что благодаря содѣйствію кулака К., еврею-виноторговцу удалось, (разумѣется на чужое имя) построить складъ въ 15 саженяхъ отъ церкви.

«Сиб.Газ» №8, 19 фев.1884

Изъ Витима, съ промысловъ Базанова, пишутъ, что туда въ нынѣшнюю зиму доставлено изъ Якутска до 20,000 пуд. мяса въ тушахъ, почти на половину худого качества, объѣденнаго собаками и склеваннаго птицами*). Пріисковые управляющіе пробовали было браковать, да жалѣя подрядчика порѣшили плохое мясо оставить на пріискѣ, — рабочіе съѣдятъ. Не мѣшало-бы пріисковому начальству, а въ особенности доктору обратить вниманіе, какіе продукты доставляются на пріиски; не кроется ли отчасти причина постоянныхъ заболѣваній на пріискахъ въ томъ, что мясо отпускается въ пищу никуда не годное, нерѣдко отъ пропавшаго скота. Подрядчикъ въ Якутскѣ закупаетъ мясо по улусамъ за безцѣнокъ, большею частію въ обмѣнъ на товары и водку и безъ разбора сваливаетъ въ общую массу мясо отъ здоровой, больной и пропащей скотины.

*) Мясо доставляется изъ Якутска на лошадяхъ, въ тушахъ, никогда ничѣмъ не прикрытое; везутъ его 2000 вер. черезъ жилыя мѣста цѣлыхъ 2 мѣсяца до пріиска, бросая въ пути на ночлегахъ безъ всякаго присмотра.

1884
1884
1884 Сиб.Газ. №13
1884 Сиб.Газ. №13

«Восточное обозрѣнiе» №32, 9 августа 1884

Витимъ на р. Ленѣ (корресп. „Восточ. Обозр.“). Нынѣшнюю весну Лена неособенно отличается водой — множество барокъ и паузковъ сѣло на меляхъ, еще далеко не доходя до Витима. Въ самомъ же селѣ Витимѣ царитъ страшная дороговизна на всѣ жизненные продукты: фунтами ржаной хлѣбъ 10 к., свѣжее мясо 30 к. фунтъ, яйца 10 р. сотня, масло коровье пудъ 20 р., и все вообще дорого. Причина всего этого громаднѣйшій наплывъ чернорабочаго люда, съ цѣлыми семействами, вообще изъ тѣхъ частей Сибири, гдѣ въ прошломъ году не было хлѣбныхъ урожаевъ, и въ особенности изъ Тобольской губерніи. Желая заработать на подати и на пропитаніе своего семейства, разсчитывая на то, что въ прежніе годы хватало на всѣхъ работъ, и также имѣя въ виду, кромѣ пріисковыхъ, другія разныя работы: покосы, приготовленіе дугъ, полозьевъ, рубку дровъ и проч., весь этотъ народъ прибылъ сюда въ качествѣ рабочаго за дешевую цѣну. Но нынѣ послѣдовало распоряженіе отъ уполномоченнаго золотыми пріисками г. Базанова, г. Стрижева, чтобы отнюдь ни одинъ пароходъ не смѣлъ возить народъ въ тайгу, безъ его разрѣшенія. Назначены вездѣ но сухопутному и водяному пути казачьи кордоны; было нѣсколько примѣровъ, что рабочіе на свои средства отправлялись искать себѣ работъ: гнуть дуги, полозья, но они были выгнаны казаками. Вся эта масса народа, оборванная, истощенная, съ маленькими дѣтьми, нищенствуетъ и бродитъ, какъ тѣнь по Витиму; дифтеритъ, корь и сифилисъ жестоко свирѣпствуютъ, медицинской помощи нѣтъ, хотя и есть изъ ссыльныхъ докторъ, но онъ не имѣетъ средствъ удовлетворить всѣ требованія, почему и начинаются сильные грабежи, разбои. Сами жители Витима, торгующіе и крестьяне, присмирѣли, говорятъ, что это первое распоряженіе, какого никогда не бывало въ прежнее время. Уполномоченный Стрижевъ, конечно, могъ распорядиться такимъ образомъ не иначе, какъ только съ согласія и при поддержкѣ горнаго исправника. Есть у насъ такія лица, которыя желаютъ чѣмъ нибудь отличиться въ глазахъ какого нибудь туза изъ пріисковыхъ компаніоновъ, который, протежируя, далъ имъ немаловажное мѣсто, чтобы такимъ образомъ дозволять себѣ все. У насъ есть вліятельныя лица, состоящія подъ судомъ по нѣсколькимъ уголовнымъ процессамъ, но это ничего не значитъ, имъ все прощается — все „шито-крыто“. Многіе бѣдные отцы — рабочіе и матери обращались за медицинскою помощью и за подаяніемъ, ища въ тоже время хотя какой нибудь работы. На Виску, пристани К° изъ шести пароходовъ, управляющій г. Гвоздевъ, поддерживая мнѣніе .своихъ патроновъ, Стрижова и П—рева, тоже разставилъ кордоны и гонитъ рабочій народъ, чтобы онъ не вносилъ заразы въ его резиденцію. Жители тоже начинаютъ выгонять бѣдныхъ рабочихъ съ семействами, которые въ ближайшемъ лѣсу строятъ себѣ балаганы. Спустя мѣсяцъ, два, что станется съ этою толпою!? Возвращаться обратно надо полторы тысячи верстъ, безъ одежды, безъ обуви, безъ хлѣба, именемъ Христа!!! Но Лена такъ оскудѣла, что жители сами почти всѣ бѣдствуютъ, сидятъ безъ куска хлѣба... И послѣ всего этого будутъ винить рабочаго крестьянина и поселенца, мало того, нѣсколькими стами посѣтителей обновится якутскій острогъ. Невольно рождается вопросъ, имѣютъ ли право гг. Стрижевы и П—ревы ограждать на 400 в. всю витимскую систему, считая ее какъ будто своимъ собственнымъ достояніемъ? Между тѣмъ въ этой системѣ много мелкихъ золотопромышленниковъ, которые нуждаются въ рабочей силѣ; прежде рабочіе безъ найма сами приходили, работали и выходили со средствами и ни одинъ не бѣдствовалъ; нынче же, благодаря такимъ гуманнымъ распоряженіямъ, и мелкіе золотопромышленники не смѣютъ возвысить голосъ. Они пришли къ тому убѣжденію, что этими мѣрами прекратятъ спиртоношество, а между тѣмъ спиртоносы не дремлютъ; вооруженные берданками, револьверами, они отправились нѣсколькими десятками давно уже въ тайгу, ничуть не страшась этихъ мѣръ, вполнѣ увѣренные, что они съумѣютъ за себя постоять. И навѣрно придутъ съ хорошею прибылью, такъ какъ ведро спирту въ тайгѣ стоитъ 200 р. Недавно изданъ генералъ-губернаторомъ циркуляръ начальникамъ губерній, чтобы на золотые промысла не провозилось лишняго спирту, а по числу рабочихъ, полагая на каждаго рабочаго годичную пропорцію ведро спирта, или въ полугарѣ 200 сотыхъ, чтобы горные исправники слѣдили въ точности, доставляли свѣдѣнія, утвержденныя своею подписью, и тогда уже губернаторы на основаніи этого выдаютъ пропускныя свидѣтельства для провоза спирта на пріиски. Но это примѣняется только къ мелкимъ золотопромышленникамъ, а къ подобнымъ, лицамъ, какъ Стрижевъ и его громкіе компаніоны, этотъ циркуляръ не примѣняется; приведемъ для примѣра одинъ фактъ. У одной К° состоитъ рабочихъ на обоихъ промыслахъ и на двухъ пристаняхъ пароходскихъ 2,500 челов., а въ нынѣшнемъ году взято спирту у Бутина на 90,000 р. да и у другихъ заводчиковъ — всего 10,000 ведеръ, что составляетъ по 4 ведра на каждаго человѣка. На пріискахъ существуетъ 2 кабака, гдѣ по талонамъ производится продажа вина, въ этомъ же помѣщеніи золотовѣсня, пріемъ подъемнаго золота отъ рабочихъ. Все это допускается, ибо есть блюстители, которые живутъ на счетъ компаніи и содержатся ею.

«Сиб.Газ» №37, 9 сент.1884

Изъ Витима пишутъ въ „Вост. Об.“ что прошлогодній неурожай нагналъ туда массу народа искать работы, особенно изъ Тобольской губ. (это за сколько тысячъ верстъ?!..) Послѣдствіемъ такого наплыва, а также мелководья Лены, явилась страшная дороговизна на припасы: хлѣбъ 10 коп. фунтъ, мясо 30 к. ф., яйцы 10 р. сотня, масло 20 руб. пудъ. Спрашивается, что зарабатываютъ здѣсь Тоболяки и съ чѣмъ они вернутся домой?

«Восточное обозрѣнiе» №42, 18 октября 1884

Съ Лены (корресп. „Восточ. Обозр.“). Нѣсколько лѣтъ тому назадъ, по заказу общества, для запаснаго магазина крестьянъ Пеледуйскаго селенія, Витимской волости купцомъ Шлютинымъ былъ доставленъ ржаной хлѣбъ (мукою) изъ Якутска, но не совсѣмъ хорошаго качества. Въ прошломъ году крестьяне пожелали этотъ хлѣбъ отдать купцу Ошивалову, содержателю нѣкоторыхъ станцій Витимской волости, для корма лошадямъ, съ тѣмъ, чтобы Ошиваловъ нынѣшнею весною доставилъ такое же количество, какое взялъ, но только хорошаго качества. Постановили приговоръ, отослали въ губернію, но оттуда получился отказъ, не объясняющій даже, почему нельзя муку эту отдать Ошивалову. Такимъ образомъ, мука осталась у мужиковъ и, вѣроятно, будетъ лежать въ магазинѣ до того времени, пока совсѣмъ не испортится, тогда, конечно, пришлютъ распоряженіе продать или обмѣнять на хорошую, но придется выбросить, а какому человѣку охота будетъ ѣсть гнилую муку, и теперь ужъ крестьяне ея не покупаютъ, говоря, что затхлая...

«Восточное обозрѣнiе» №46, 15 ноября 1884

Съ Лены (корресп. „Вост. Обозр.“). Въ началѣ 1880-хъ годовъ много здѣсь толковали по поводу возвышенія цѣнъ за почтовую гоньбу. Приверженцы почтоваго вѣдомства говорили, что увеличеніе платы за гоньбу, между прочимъ, зависитъ отъ разъѣздовъ земскихъ властей — исправниковъ и засѣдателей, которые, проѣзжая по своему раіону, занимаютъ болѣе двухъ лошадей обывательскихъ, каковое число и имѣется только на станціяхъ, слѣдовательно, остальныхъ лошадей задалживаютъ изъ почтовыхъ; противная сторона доказывала, что крестьяне плату повысили по случаю притѣсненій со стороны почтовыхъ чиновъ. Не входя въ разсужденіе, кто изъ нихъ правъ, кто виноватъ, мы приведемъ одинъ фактъ, бросающій неблаговидную тѣнь на нѣкоторыхъ проѣзжающихъ Въ мартѣ мѣсяцѣ настоящаго года витимскій почтмейстеръ Д. проѣзжалъ въ Иркутскъ жениться и, поѣхавъ съ Макаровской станціи (вѣдѣнія кировской конторы), загналъ почтовую лошадь, стоившую крестьянину 80 р. Крестьянинъ подалъ макаровскому станціонному смотрителю прошеніе о взысканіи съ виновнаго денегъ по стоимости его лошади; смотритель, производя дознаніе, обнаружилъ, что у Д—го былъ экипажъ очень тяжелый, и притомъ же онъ сильно гналъ лошадей. Все это дѣло пошло чрезъ киренскую почтовую контору въ иркутскую губернскую, гдѣ и кануло въ лету; впрочемъ, вскорѣ послѣ полученія дознанія въ Иркутскѣ, въ виду того, какъ говорятъ, что нѣкто былъ посаженнымъ отцомъ Д—го (дознанію макаровскаго смотрителя не повѣрили), поручено было Д—скому смотрителю переразслѣдовать это обстоятельство. Нынѣ намъ пришлось видѣть этого крестьянина, и онъ, плача, не знаетъ, съ кого воротить деньги за загнанную Д—скимъ лошадь... Подобныхъ примѣровъ загнанія лошадей, говорятъ, немало случается. Сочетаться бракомъ, конечно, похвально, но ознаменовывать сіе радостное событіе слезами ямщиковъ несоотвѣтственно.

«Сибирь» №11, 10 марта 1885

Извѣстный всей витимской волости кулакъ-міроѣдъ крестьянинъ Нюйскаго селенія А., считая излишнимъ имѣть патенты на питейныя заведенія, ни что же сумняся, производитъ розничную продажу водки, къ тому же весьма низкой пробы, прямо изъ двухъ складовъ, спаивая и буквально разоряя инородцевъ якутовъ, имѣющихъ стойбища въ 7-ми верстахъ отъ логовища виноторговца.

«Сибирь»№42, 13 октября 1885

На-дняхъ явился въ Витимскъ старый знакомый Иркутска — Самоплясъ и открылъ трактирное заведеніе, подъ вывѣской „Сибирь“. Удивительно, какъ онъ скоро возвратился изъ Якутска въ иркутскую губернію, и кто ему выдалъ права для открытія этого заведенія въ Витимскѣ?...

«Сибирь» №52, 22 декабря 1885

Изъ Витима пишутъ: Здѣсь интересуетъ всѣхъ судьба 30 ф. хищническаго золота, отобраннаго у нѣкоего зол—ка — спиртоноса, еврея Я. Говорятъ, при дѣлѣ оказалось золота только 8 ф. Кстати: новые золотоискатели изобрѣли особый способъ провоза спирта на свои (и чужіе) пріиски въ ящикахъ, внутри которыхъ посуда со спиртомъ обложена разнымъ пріисковымъ товаромъ.

«Восточное обозрѣнiе» №5, 30 января 1886

Витимъ (корресп. „Восточ. Обозр.“). Село Витимъ, кажется, и небольшое, но многое въ немъ творится. Жителей въ немъ — мѣстныхъ крестьянъ всего только 1/10, а остальное населеніе — ссыльные поселенцы, евреи и прочіе разночинцы. Часть изъ нихъ заселяется, производитъ постройки и выбираетъ вообще удобныя мѣста около береговъ рѣки Лены, площадь же, находящаяся около храма на берегу Лены, на половину отдана здѣшними крестьянами за 100 рублей одному извѣстному здѣсь аферисту Б. Желая пріобрѣсти это мѣсто, Б. пригласилъ въ кабачокъ двухъ крестьянъ (такъ называемыхъ здѣшнихъ воротилъ), угостилъ ихъ мадерой, коньякомъ, подарилъ имъ по лошади, и дѣло было рѣшено, теперь остается еще маленькій промежутокъ между храмомъ и мѣстомъ, принадлежащимъ Б. Не мѣшало бы и эту мѣстность отдать еще кому нибудь хотя за лошадь и 50 р. Не смотря на то, что общество имѣетъ власть, но, всетаки, отдать такое мѣсто, какъ площадь около храма, и притомъ такому лицу, какъ Б., совсѣмъ неосновательно, да и здравомыслящихъ крестьянъ въ Витимѣ нашлось только три или четыре человѣка, которые не рѣшились подписать приговоръ Б., но это оказалось уже безполезнымъ, такъ какъ Б. уже выстроилъ на томъ мѣстѣ домъ, на которомъ надѣемся увидѣть въ скоромъ времени красующуюся вывѣску: „питейный“ или „харчевня“; послѣдняя нисколько не отличается отъ питейнаго. Много здѣсь подобнаго, но нѣтъ корреспондентовъ, которые могли бы только за этимъ слѣдить.

«Сибирь» №29, 20 iюля 1886

Изъ Витима. Здѣсь еще въ маѣ мѣсяцѣ отстроили громадный домъ и въ немъ открыты номера для пріискателей, прибывающихъ сюда съ пріисковъ съ туго набитыми карманами; для бѣднаго-же люда въ особомъ помѣщеніи открыта продажа вина, питей распивочно и на выносъ, гдѣ онъ и пропиваетъ послѣдній грошъ, добытый кровавымъ потомъ, распѣвая самыя похабныя пѣсни; если-же у такого несчастнаго остаются еще, кое-какія деньги, то онѣ безъ дальнихъ околичностей вынимаются изъ кармановъ, а самъ онъ выталкивается на крыльцо, а затѣмъ при первомъ толчкѣ слѣдуетъ дальше и падаетъ на улицу или на взвозъ, смотря потому, въ которую сторону направятъ толчекъ. Такой несчастный, получившій толчекъ и разбившійся при паденіи по ступенямъ крыльца, остается чуть живымъ и не можетъ пошевелиться, но тѣмъ не менѣе забирается обходными въ волость, гдѣ въ кутузкѣ съ громаднымъ количествомъ клоповъ содержится нѣсколько дней сряду подъ видомъ отрезвленія, затѣмъ употребляется на общественныя работы при волостномъ правленіи, какъ-то, для очистки сортировъ, метенія улицъ, очищенія канавъ, взвозовъ и т. п., не получая все это время кормовыхъ и никакой пищи, кромѣ даровой ленской воды; потомъ-же отбирается отъ него паспортъ, вмѣсто котораго даютъ ему путевой видъ для слѣдованія въ мѣсто причисленія, и невольно дѣлается такой человѣкъ пролетаріемъ, способнымъ на все возможныя преступленія, потому что онъ раздѣтъ и голодный, какъ волкъ.

«Сибирь» №41, 12 октября 1886

Витимъ. 9-го сентября сюда приходилъ пароходъ „Генералъ-Синельниковъ“, принадлежащій ленско-витимскому пароходству К° Сибирякова и Базанова съ баржею „Аканакъ“, на которой вывезъ изъ Якутска массу купцовъ и торговцевъ, возвращающихся, какъ слышно, послѣ не весьма удачной для нихъ ярмарки. Пробывъ нѣкоторое время въ Витимѣ, пароходъ отправился въ верхъ по теченію р. Витима на Бодайбинскую резиденцію за пріисковыми рабочими, которые, какъ извѣстно, послѣ разсчета, согласно контракта, должны бытъ доставлены до жилаго мѣста на счетъ компаніи; пункты доставки: Витимъ и Киренскъ; утромъ 16-го числа сентября онъ вновь прибылъ въ Витимъ съ 900 слишкомъ человѣкъ пріискателей, помѣщавшихся на баржѣ „Благодать“, изъ коихъ болѣе половины было съ пріисковъ Сибирякова, а остальные съ прочихъ промысловъ.

По остановкѣ парохода, съ баржи „Благодатъ“ не была долго спускаема сходня; народъ-же упорно требовалъ высадить его на берегъ, такъ какъ день былъ ненастный и многіе промокли, находясь все время путеслѣдованія баржи по Витиму прямо подъ открытымъ небомъ. Въ числѣ рабочихъ было уже много пьяныхъ, вслѣдствіе чего поднялась страшная ругань и брань, и даже дѣло доходило до драки между нѣкоторыми изъ нихъ. По прибытіи-же къ баржѣ сопровождавшаго рабочихъ горнаго исправника витимской и олекминской системъ, была немедленно спущена сходня, народъ немного пріутихъ и большинство вышло на берегъ. Къ вечеру пароходъ пошелъ далѣе къ Киренску съ рабочими съ промысловъ Сибирякова и еле-еле могъ сдвинуть съ мѣста баржу, подвигаясь черепашьимъ шагомъ. Рабочіе-же, высаженные съ парохода въ Витимѣ, частію остались въ селеніи, частію-же отправились тоже въ Киренскъ на другомъ пароходѣ „Михаилъ“, арендатора Минѣева, прибывшемъ въ Витимъ вслѣдъ за пароходомъ „Синельниковъ“. Бывшій еще въ Витимѣ пароходъ „Іоаннъ Предтеча“, недавно купленный помянутымъ Ин. Минѣевымъ, отправился на Бодайбо. Нужно сказать, что Витимъ принимаетъ особенное, сообщаемое ему въ это время, оживленіе. Рѣдкій кабакъ остается пустымъ. Шумъ, гамъ, драки разнаго рода — это обычныя, въ продолженіи цѣлой недѣли на главной улицѣ Витима, явленія. Время это дорого для мѣстныхъ крестьянъ, изъ коихъ многіе имѣютъ хорошій заработокъ по содержанію квартиръ для вышедшихъ пріискателей; тамъ нѣкто Б—ъ открылъ „номера для пріѣзжающихъ“, гдѣ производится карточная игра и безпатентная торговля виномъ.

Въ ночь на 16-же число, здѣсь выпалъ довольно порядочный снѣжокъ (уже не первый) и шелъ цѣлый день, сначала покрывъ землю снѣжнымъ покровомъ, къ вечеру-же превратился въ дождь; на другой день была страшная грязь.

«Сибирь» №8, 22 февраля 1887

Витимскъ. Общественная жизнь нашего, отдаленнаго отъ центра цивилизаціи, захолустья изобилуетъ курьезными эпизодами. Недавно, напримѣръ, въ трактирѣ «Лена» случился вотъ какой казусъ: нѣкій герой, В—въ, извѣстный здѣсь по своимъ неоднократнымъ скандаламъ, во время картежныхъ игръ, проигравъ нѣсколько руб. въ карты еврею К—нъ, старался отыграть ихъ обратно, а тутъ какъ на зло счастье въ игрѣ служить ему отказывалось; недолго думая, онъ пустилъ въ дѣло удаль и схватилъ лежащія на столѣ деньги. Завязывается драка, во время которой К—нъ схватываетъ попавшійся ему табуретъ и однимъ ударомъ сзади по шеѣ сваливаетъ В—ова на полъ. На шумъ выбѣжалъ содержатель трактира, посѣтители изъ билліардной и свалка безъ дальнѣйшихъ непріятныхъ послѣдствій была остановлена. Другой случай: нѣкто Н., нуждаясь въ одномъ извѣстномъ ему лекарствѣ, обращается за таковымъ къ пріѣхавшему недавно сюда какому-то ф—ру П.; послѣдній беретъ съ Н. 2 руб. и даетъ ему, въ темномъ флаконѣ не требуемое лекарство, а чистѣйшую воду, говоря: «это будетъ и дешево, и практично». Къ курьезамъ своего рода нужно отнести и слѣдующій случай: пріѣхавшій къ намъ чинъ возымѣлъ было намѣреніе выдворить отсюда всѣхъ евреевъ, несостоящихъ здѣсь на причисленіи; но попытка сія не приведена въ исполненіе.

«Валежъ» на рогатый скотъ здѣсь продолжается. Говорятъ, что трупы зараженныхъ павшихъ животныхъ кѣмъ-то велѣно было сжигать, или закапывать въ ямы, но этого почему-то не исполняется; трупы животныхъ только опаливаются и въ такомъ видѣ многіе разбрасываются въ окрестностяхъ селенія, гдѣ попало. Благо, что теперь сама природа трупы животныхъ заваливаетъ снѣгомъ, а что будетъ весною, когда стаетъ снѣгъ и выпустятъ здоровый скотъ «на волю». Слѣдовало-бы обратить на это вниманіе, ужь если не мѣстному начальству, то самимъ жителямъ.

"Сиб.жизнь"№73, 1899

Изъ Олекминско-Витимской тайги (Мачинская резиденція). Въ путевыхъ наброскахъ изъ Олекминско-Витимской тайги, печатаемыхъ въ ,,В.“, говорится также и о Мачинской резиденціи, когда-то богатейшѣй въ этомъ золотопромышленномъ районѣ. Особенно гремѣла Мача, говоритъ авторъ набросковъ, когда еще не существовало подземныхъ работъ, были только открытыя. Зимой большинство служащихъ переселялось съ пріисковъ туда; туда-же на это время переносились промысловыя конторы, тамъ-же совершались всѣ сдѣлки.

И жилось же на Мачѣ, судя по разсказамъ матерыхъ таежниковъ! Безпрерывныя оргіи съ моремъ разныхъ винъ и шампанскаго... грандіозная игра въ штостъ, ландскнехтъ, въ стуколку, по три и пять рублей фишка... лоттереи и алямуры... плясы.. маскарады съ дорогими костюмами... катанія на лошадяхъ.. Всего было! И теперь еще ветераны-конюха съ умиленіемъ вспоминаютъ о добрыхъ старыхъ временахъ, когда хвосты лошадей мыли въ шампанскомъ...

Теперь пріисковое движеніе сосредоточилось на бодайбинской резиденціи, на р. Бодайбо, притокѣ Витима, а широко раскинувшіяся Мачинскія резиденціи съ запустѣлыми частью постройками, ветхими и никѣмъ не поддерживаемыми, какъ бы съ грустью говорятъ, что былыя славныя времена пріисковаго разгула и самодурства отошли для нихъ въ вѣчность.

«Восточное обозрѣнiе» №3, 14 января 1890

Нерпи, въ системѣ Витима, 10-го декабря 1889 г. — 8-го ноября на р. Муѣ начинается ярмарка, которая продолжается нѣсколько дней. На Муѣ есть нѣсколько домовъ якутовъ и одинъ русскаго крестьянина. Хлѣбопашество на Муѣ въ самомъ жалкомъ видѣ. Землю воздѣлываютъ плохо, но хлѣбъ родится хорошо. Сѣнокосныя мѣста прелестныя, и маленькая «колонія», если ее можно такъ назвать, держится только скотоводствомъ, сбывая излишекъ скота въ самомъ небольшомъ количествѣ на пріиска Нерпинской системы. Лѣтомъ скотъ пригоняютъ на ногахъ, а зимой привозятъ на оленяхъ тушами. Сѣно на Муѣ лучшаго качества; сбывается въ количествѣ 1,000 пудовъ. Обороты ярмарки ничтожны. На нее съѣзжаются якуты, кочующіе по Витиму, Нерпи и Малой Мамѣ и даже съ Бодайбинской резиденціи, а также якуты и тунгусы, кочующіе по Чарѣ и другимъ рѣкамъ. Якуты побогаче скупаютъ пушнину, преимущественно соболей; денегъ въ обращеніи очень мало, все идетъ мѣномъ. Берутъ соболей; даютъ масло, рыбу и лошадей, послѣдніе идутъ въ пищу. Цѣна рыбы вывезенной съ Муи на Нерпи (въ 120 вер. отъ Муи) отъ 6 до 7 руб. за пудъ. Виды рыбы: таймень, ленокъ и валекъ, а болѣе всего стерлядь или, какъ ее здѣсь называютъ, кастерь. Всѣ рыбы Муи чрезвычайно вкусны и жирны, вѣроятно, потому, что Муя рѣка илистая и травянистая и не заселенная; обиліе кормовъ, спокойствіе и привольность даютъ рыбѣ хорошія качества. Вывозится ея до 1,000 пудовъ на Бодайбинскую резиденцію въ началѣ декабря. Везутъ только на оленяхъ. Самой вкусной рыбой считается валекъ, мясо его бѣлое и нѣжное. Муйскій валекъ считается вкуснѣе, чѣмъ изъ другихъ притоковъ Витима. Промыселъ соболей нынѣ очень хорошій, такъ что на десять юртъ пришлось около ста штукъ. Промышляли большею частью въ вершинахъ Малой Мамы. На Муйской ярмаркѣ соболи шли средней цѣной по 30 рублей. Бѣлка была въ маломъ количествѣ; мѣняли за 1 ф. байхов. чая 4 бѣлки. Рыба продавалась по 6 рублей. Въ нынѣшнемъ году ярмарка была, говорятъ, не особенно оживленная. Пріѣзжали четыре торговца изъ Нерчинска. Отдѣлу географическаго общества слѣдовало-бы обратить свое вниманіе на долину р. Муи и командировать кого-либо изъ своихъ членовъ ознакомиться съ этимъ неизвѣстнымъ уголкомъ, гдѣ можно поселить нѣсколько сотенъ дворовъ переселенцевъ, существованіе которыхъ будетъ вполнѣ обезпечено, такъ какъ всякимъ продуктамъ будетъ сбытъ на пріиска Витимской и Олекминской системъ. Поздно или рано, можно быть увѣреннымъ, муйская долина заселится и будетъ однимъ изъ цвѣтущихъ уголковъ. Тунгусы говорятъ, что есть еще другая рѣка, какъ Муя, съ еще лучшимъ «благораствореніемъ воздуховъ». Золотопромышленность по лѣвымъ притокамъ Витима еще въ зародышѣ; только лишь три работающихъ пріиска съ 50-тью годовыми рабочими, но по всей вѣроятности есть еще не мало залежей золота, никому не извѣстныхъ. Доставка-же всего, т. е. живности и овощей чрезъ Витимъ стоитъ очень дорого; вотъ это-то и заставляетъ помышлять о заселеніи Муи, которая можетъ сдѣлаться житницей здѣшняго края. Такъ или иначе, еще разъ повторю, муйской долинѣ предстоитъ будущность, а потому теперь не мѣшало-бы ее изслѣдовать.