Э. Толль

Э. Толль
Э. Толль

Эдуард Толль из дворянского рода остзейских немцев, имел титул барона. Родился в городе Ревеле (ныне Таллин в Эстонии). Там же окончил школу. Семья после смерти отца в 1872 году перебралась в город Дерпт (ныне Тарту), где Эдуард поступил в Дерптский университет (ныне Тартуский университет) на естественно-исторический факультет. Изучал минералогию, геологию, ботанику, зоологию, медицину. Первая экспедиция проходила у берегов Северной Африки. В Алжире и на Балеарских островах он изучал фауну, флору, геологию. Вернувшись в Дерпт, защитил кандидатскую диссертацию по зоологии, был оставлен при университете. Труды Толля привлекли внимание знаменитого учёного-полярника А. А. Бунге. Он пригласил Толля в экспедицию на Новосибирские острова. В марте — апреле 1885 года, проделав по реке Яна около 400 километров, Толль прибыл в Верхоянск. Собрав много ценных материалов, вернулся в с. Казачье и через пролив Лаптева перебрался на Новосибирские острова. Оказавшись на севере Котельного острова, километрах в 150 — 200 он увидел (или ему показалось, что увидел) неизвестную землю. Толль был уверен, что это — легендарная земля Санникова. Экспедиция завершилась в декабре 1886 года. 28 января 1887 года путешественники прибыли в Петербург. Было составлено геологическое описание Новосибирских островов, собраны обширные коллекции ископаемых животных и растений — две с половиной тысячи экспонатов.

Э.В. Толль с дочерьми

В 1889 году он женился на Эммелине Вилькон, вышла в свет его книга, в Вене на IX Международной географической конференции он познакомился и подружился с Фритьофом Нансеном. В 1893 году, Толль возглавил новую экспедицию. На берегу Восточно-Сибирского моря в районе мыса Святой Нос производил раскопки мамонта, на Восточно-Сибирских островах, выполняя просьбу Нансена, устраивал продовольственные склады на случай гибели готовившегося к трёхлетнему плаванию нансеновского «Фрама». На севере Сибири описывал Хараулахский, Чекановского и Прончищева хребты, нанёс на карту Анабарскую губу, изучил Хатангинскую губу и низовья реки Анабар. Производя маршрутные съёмки, исправлял и уточнял географические карты того времени. Основной же задачей экспедиции было найти останки мамонтов на реке Анабар, произвести там геологическое исследование.

Шхуна "Заря"
Шхуна "Заря"

В 1899 Толль приступил к организации новой экспедиции, целью которой было изучение морских течений в Карском и Восточно-Сибирском морях Северного Ледовитого океана, исследование уже известных и поиск новых островов в этой части Арктики, а в случае удачи — открытие «большого материка» («Арктиды»,Земли Санникова), в существование которого Толль свято верил. 21 июня 1900 года «Заря» снялась с якоря в Санкт-Петербурге. Летом 1901 года экспедиция обследовала Таймыр. В мае 1902 года начинается подготовка санно-шлюпочного перехода на остров Беннетта (один из островов Де-Лонга) и 5 июля 1902 года Толль покинул «Зарю» в сопровождении астронома Фридриха Зееберга и зверопромышленников Василия Горохова и Николая Дьяконова. Планировалось, что «Заря» подойдет к острову Беннетта два месяца спустя. 13 июля партия Э.Толля на собачьих упряжках достигла мыса Высокого на острове Новая Сибирь.

Участники экспедиции на шхуне "Заря"
Участники экспедиции на шхуне "Заря"

 3 августа на байдарах они достигли острова Беннетта. Из-за тяжелой ледовой обстановки «Заря» не смогла подойти к острову Беннетта в назначенный срок и получила серьезные повреждения, сделавшие невозможным дальнейшее плавание. В сентябре 1902 года капитан шхуны лейтенант Матисен был вынужден увести судно в бухту Тикси и выбросить на мель. В 1903 году поисковая экспедиция под руководством Колчака обнаружила место стоянки Толля на острове Беннетта, его дневники и другие материалы. Известно, что группа Толля, не дождавшись «Зари», приняла решение самостоятельно двигаться на юг в сторону континента, однако дальнейшие следы этих четырех человек поныне не обнаружены. Дневник Толля, согласно завещанию, был передан его вдове. Эммелина Толль издала дневник мужа в 1909 году в Берлине. В СССР в сильно урезанном виде он вышел в переводе с немецкого в 1959 году. 

Экипаж шхуны "Заря"
Экипаж шхуны "Заря"

Участники экспедиции Толля на борту шхуны «Заря». В верхнем ряду: третий слева над Толлем - Колчак (3). Второй ряд: Н.Н. Коломийцев, Ф.А. Матисен, Э.В. Толль, доктор экспедиции Г. Вальтер (7), астроном Ф. Зееберг (6), Бяльницкий (5). 

К 150-ти летнему юбилею Эдуарда Васильевича Толля

Э.В.Толль принял участие в трех полярных экспедициях Академии наук на Новосибирские острова. Впервые он побывал здесь в составе экспедиции под руководством А.А.Бунге в 1885— 1886 гг. Экспедиция ставила свое и целью «исследованиe прибрежья Ледовитого моря в Восточной Сибири, преимущественно от Лены по Яне, Индигирке, Алазее и Колыме и пр., в особенности больших островов, лежащих в не слишком большом расстоянии от этого берега и получивших название Новой Сибири». Эта экспедиция решила дальнейшую судьбу Э.ВТолля. Во время обследования устья р. Мучур-Урях па северо-западном берегу острова Котельного (август 1886 г.) Э.В.Толль заметил на горизонте в северо-западном направлении контуры каких-то гор и низменной земли. Он решил, что это и есть легендарная Земля Санникова. С этого времени Толль сделался страстным полярным исследователем, не расставаясь с идеей поиска Земли Санникова до последних дней жизни. В ходе трех экспедиций с участием Эдуарда Толля на карту были нанесены более двухсот новых географических названий, собраны ценные материалы по географии, геологии, палеонтологии, зоологии, ботанике, метеорологии, астрономии, гидрологии, орнитологии, сделаны магнитные определения. Только труды, изданные Академией наук по материалам русской полярной экспедиции Э.Толля 1900— 1902 гг., составили семь томов. В Музее истории науки Якутии ИГИ в постоянной экспозиции в разделе «Русская полярная экспедиция Э.Толля 1900—1902 гг.» хранится один из энидемиков Якутии, переданный нам из гербария Института биологических проблем криолитозоны СО РАН — лапчатка Толля , як. назв. кэйикэс. Это растение, встречающееся только в бассейне р. Яны, среди прочих ботанических материалов, было отравлено в Академию наук после работы в экспедиции А.А.Бунге 1885-1886 гг. и было описано как новый вид директором Императорского ботанического сада Эрнстом-Рудольфом Траутфеттером в 1889 г. В этом разделе экспозиции выставлен так же макет яхты Русской полярной экспедиции «Заря», выполненный художником В.В.Даниловым в 2002 г.

"Заря" в бухте Тикси 1913 г

Специально для экспедиции по рекомендации Ф.Нансена Академией наук был куплен в Норвегии трехмачтовый китобойный барк «Гарольд Гарфагер», переименованный по предложению великого князя Константина Константиновича в яхту «Заря».

члены экспедиции

члены экспедиции А.В.Колчак, П.Н.Коломейцев, Ф.А.Матисен на фоне «Зари» накануне ее отправки в Петербурге или Кронштадте. 

А.В. Колчак 1901 год
А.В. Колчак 1901 год

 А. В. Колчак во время участия в экспедиции

Участник экспедиции Конон Томский
Конон Томский

В Русской полярной экспедиции были участники из числа местных жителей Якутии — проводников и каюров. Это проводники экспедиции: юкагир Усть-Янского улуса Конон Томский

Степан Сергеев

Ламут (эвен) Ламуихинского рода Усть-Янского улуса Степан Сергеев (был награжден медалью и почетным кафтаном)

Василий Горохов

Якут Ноготского наслега Усть-Янского улуса Василий Горохов, по прозвищу Чыычаах. погибший вместе с Э.Толлем, Ф.Г.Зеебергом и В.Протодьяконовым в 1902 г. 

А.В.Колчак на борту "Зари"
А.В. Колчак в каюте "Зари"

Копии этих фотоснимков из фондов Музея Арктики и Антарктики были переданы нам доктором исторических паук С. И. Бояковой

С.И. Расторгуев

Большой интерес представляет личность Степана Иннокентьевича Расторгуева — урядника, позднее пятидесятника Якутского казачьего полка. В качестве проводника и переводчика он участвовал в экспедициях: по разысканию шхуны «Алеут» на побережье Охотского моря в 1887-1888 гг.; экспедиции энтомолога О.Герца па Камчатку в 1890 г.; экспедиции И.Д.Черского в область pp. Яны, Индигирки и Колымы в 1891 — 1892 гг.; экспедиции Э.В.Толля и Е.И.Шилейко па Новосибирские острова в 1893-1894 гг.; Русской полярной экспедиции ЭТолля 1900-1902 гг. Расторгуев доставлял экспедиционные грузы, исполнял работы препаратора и матроса. По ходатайству Академии паук, он был награжден большой золотой и серебряной медалями, почетным кафтаном. 

Николай Куртах

В 2007 г. из Санкт-Петербургского филиала Архива РАН доктором исторических паук Д.А.Шириной была привезена фотография с подписью «Новосибирские острова. О-в Котельный. Якут Николай Куртах в поварне Воллосовича». Николай Куртах - эвен, промышленник, прибывший на о. Котельный вместе со вспомогательной партией К.А.Воллосовича. По свидетельству Толля, Куртах — «...отличный охотник и каюр, рекомендованный Воллосовичу всем улусом». Интерьер поварни, как видно, обычный для этого вида строений: шести- или семиугольная конструкция сруба, потолок из жердей, земляной пол с постеленной оленьей шкурой, нары вдоль стен.

Э.Толль
Э.Толль

В своем дневнике Толль 9 января 1902 г. описал эпизод, случившийся через 6 дней после смерти доктора Вальтера: «...ко мне пришли Огрин и Шервинский (старший механик и 2-й машинист «Зари»). Последний передал мне в подарок выкованный им зимой охотничий нож с острым стальным клинком и красивой точеной рукояткой из мамонтовой кости. Наконечник и верхняя часть ножен были сделаны из металла, а боковые стороны — из шкуры оленьих ног. Я догадался, что он выковал нож для милого доктора и теперь передал его мне на память о моем близком друге. Необычная форма ножа и его местоположение позволяет предположить, что описываемый нож мог быть повешен на стену поварни на память о докторе Германе Вальтере. 

Памятник участникам экспедиции
Памятник участникам экспедиции

Изучение этих и других материалов о полярной эпопее Эдуарда Толля заставляет нас восхищаться мужеством, самоотверженностью, гуманностью исследователей Арктики. Особенно привлекают взаимное уважение, внимание и дружба, которые питали друг к другу Толль и его друзья – местные жители, проявляя лучшие человеческие качества, столь необходимые в суровых условиях Севера.

Доктор Герман Эдуардович Вальтер

Доктор Герман Эдуардович Вальтер
Доктор Герман Эдуардович Вальтер

Герман Эдуардович Вальтер родился 3 ноября 1864 года в местечке Эрмес Лифляндской губернии. Окончил Дерптский университет. Доктор медицины, орнитолог и бактериолог. В 1899 году принял участие в экспедиции на судне «Андрей Первозванный» у Мурманского побережья и у Новой Земли. В качестве судового врача, второго зоолога и бактериолога приглашен Э.В. Толлем в Русскую полярную экспедицию. Умер 3 января 1902 года от сердечной недостаточности. В честь Вальтера назван мыс на острове Котельный, залив на Таймыре, плато на Новосибирских островах 

Из книги Попова С.В. «Морские имена Якутии».

…Доктор Герман Эдуардович Вальтер, чье имя носит также плато Вальтера, был знаком с Толлем еще со студенческих лет, хотя был на шесть лет моложе. Толль и после окончания университета часто навещал свой студенческий Дерпт, где встречался с уже опытным доктором Бунге и делавшим только первые шаги в медицине Вальтером. Именно под влиянием Толля Вальтер познакомился с Заполярьем. В 1899 году под руководством профессора З. М. Книповича он работал в Мурманске в научно-промысловой экспедиции. Арктика пришлась по душе. Поэтому, когда Вальтер узнал о снаряжении Русской Полярной экспедиции, одним из первых попросил включить его в ее состав. Это был на редкость скромный, душевный и трудолюбивый человек. Во время двух зимовок в экспедиции бывало всякое: взаимные обиды, недоразумения и даже ссоры. Вальтер, говоря современным языком, был абсолютно совместим со всеми. И не потому, что он был бесхарактерным и робким человеком, а ввиду чрезвычайной деликатности и снисходительности по отношению к другим. Когда в результате какого-то спора обстановка в кают-компании «Зари» накалялась, Вальтер с невинным видом бросал добродушную шутку-реплику, и страсти утихали, снова звучали смех и шутки. Доктор был прекрасным музыкантом, но для других играть не любил. Прекрасный охотник, он не раз выручал экспедицию, добывая свежую пищу. Своей выносливостью этот далеко не богатырского сложения человек поражал даже видавших виды матросов-крепышей. Он быстро овладел искусством езды на собаках. Во время одной из дальних поездок по Таймыру Вальтер случайно провалился под лед. Начался ревматизм, вскоре сказавшийся на сердце. Доктор тщательно скрывал от других свой опасный и мучительный недуг, продолжая отдавать все силы работе. Ему удалось быстро ликвидировать появившиеся среди участников экспедиции первые признаки цинги. У него выработался свой метод лечения этой в то время во многом непонятной болезни: йод внутрь, полоскание рта марганцовкой, прием больших доз клюквенного экстракта и лимонной эссенции, преобладание в рационе овощных и фруктовых блюд, твердый распорядок дня и тщательная санитария. Зато болезнь Вальтера прогрессировала. 30 сентября Толль записал в дневнике: «Его пульс ускорен до 120. Сердечная слабость настолько возросла, что при малейшем напряжении он выбивается из сил. Он устает после нескольких шагов, даже взобраться на свою койку ему трудно, и при всем том говорит, что ему становится легче». (Толль Э. В. Плавание на яхте «Заря», с. 247-248.) Все эти симптомы тяжелого заболевания видел лишь начальник экспедиции, сам изучавший медицину. Остальные даже не замечали, ибо Вальтер продолжал трудиться. В ноябре он едал Толлю прекрасно составленный орнитологический отчет, который впоследствии был опубликован. Утром 3 января 1902 года во время дежурства на метеостанции на берегу лагуны Нерпалах Вальтеру стало плохо. Сдававший вахту попытался уговорить его уйти на «Зарю». Доктор категорически отказался. Вальтера так и нашли мертвым за столом перед открытым журналом метеонаблюдений. Не допустив ни одной смерти за две тяжелые зимовки, он сам стал первой жертвой Русской Полярной экспедиции. Похоронили его в полуденных сумерках воскресного дня на вершине мыса Вальтера. Матросы «Зари» соорудили из металлических труб крест, обнесли могилу пятью чугунными столбиками, между которыми натянули якорные цепи. Надпись латинскими буквами была лаконичной — «Г. Вальтер». Одно время мыс называли Могильным. 

Могила Германа Эдуардовича Вальтер

Мне доводилось бывать здесь. Среди бескрайних морских просторов, с одной стороны, и всхолмленной тундры — с другой, высокий крест был виден издалека, и он как бы подчеркивал извечную пустынность этих мест... Вальтер выходил внезапно заболевшего цингой Фридриха Георгиевича Зеберга (его фамилию иногда пишут «Зееберг»), который должен был сопровождать и после излечения сопровождал Толля в его походе на остров Беннетта. Теперь его имя увековечено на карте Арктики трижды: большой залив Зеберга находится в Таймырском заливе и два названия в Якутии — ледник на острове Беннетта и плато на острове Котельный. Сведения о нем нам помогли раздобыть эстонские ученые. Родился он 27 сентября 1872 года в Петербурге. Учился в лучшей столичной немецкой гимназии, заканчивал же школьный курс в Митаве (теперь Елгава). Как Толль, Вальтер и Бунге, он тоже — питомец Дерптского университета. Став в 1897 году преподавателем физики, Зеберг поступил домашним учителем к известному полярному исследователю Дунину-Горсавичу. Когда он узнал о снаряжении Толлем экспедиции, согласился идти простым кочегаром, если там не будет другой вакансии, однако при рекомендации профессоров О. Баклунда и Г. Левицкого был принят астрономом-магнитологом. Во время первой зимовки Толль имел возможность убедиться в надежности молодого, сильного, выносливого, хотя и не очень разговорчивого коллеги. Именно поэтому он и избрал его спутником в походе на остров Беннетта. О ходе этого похода стало известно лишь в 1903 году, когда спасательная партия добралась до острова. Кстати, именно эта партия назвала на острове Беннетта гору Толля и в честь инициаторов поисков: геолога, академика Феодосия Николаевича Чернышева полуостров Чернышева и секретаря президента Академии наук и управляющего его делами генерал-лейтенанта Павла Евгеньевича Кеппена бухту Павла Кеппена. Выйдя 5 июня (по новому стилю) 1902 года с места зимовки «Зари», Толль почти месяц двигался на восток по северному берегу островов Котельный и Фаддеевский, тщетно пытаясь высмотреть в море вожделенные очертания Земли Санникова. После недельного отдыха на мысе Высоком (старинное название, имевшееся еще на карте Геденштрома) острова Новая Сибирь направились по льду на остров Беннетта. За первые двенадцать дней прошли немногим больше пяти километров из-за торосов и разводий. Пришлось убить оставшихся собак и дальнейший путь продолжать на дрейфующей льдине и на каяках. Лишь 3 августа, наконец, достигли острова Беннетта. Исследования этого небольшого острова продолжались больше трех месяцев. Толль терпеливо ждал прихода «Зари». Когда же стало ясно, что ее не пропустили льды, 8 ноября 1902 года, в полярную ночь и при сильных морозах, он вынужден был отправиться назад к Новой Сибири, так как запасов продовольствия оставалось всего на две-три недели. Больше о судьбе группы Толля ничего не известно. Ее след навсегда затерялся в круговерти дрейфующих льдов. 

Ледоколы «Таймыр» и «Вайгач»
Ледоколы «Таймыр» и «Вайгач»

В 1913 году гидрографы с ледокольных пароходов «Таймыр» и «Вайгач» на мысе Эммы поставили большой деревянный крест с надписью: «Памяти погибших в 1902 году начальника экспедиции барона Эдуарда Толля, астронома Фридриха Зееберга, проводников Василия Горохова и Николая Протодьяконова». 

Экипаж ледокола «Вайгач»
Экипаж ледокола «Вайгач»

Позже на полярных станциях Остров Котельный и Мыс Шалаурова были установлены мемориальные доски с надписями аналогичного содержания. Приходится сожалеть, что на карте Якутии пока не увековечены имена каюров-якута Василия Алексеевича Горохова (Чичага) и юкагира Николая Семеновича Протодьяконова (он же Дьяконов или Омук). 

СИБИРСКАЯ ГАЗЕТА №39 от 29 сентября 1885 г.

По извѣстіямъ изъ Верхоянска, дѣятельность экспедиціи д-ра Бунге и барона Толя возобновилась въ концѣ мая. Бунге изслѣдовалъ мѣстность, а баронъ Толь совершилъ экскурсію за 380 верстъ отъ Верхоянска, во время которой ему удалось сдѣлать геологическія наблюденія. Въ теченіи лѣта было предположено произвести изслѣдованіе рѣки Яны и ея притоковъ, а весной будущаго года отправиться на островъ Котельный.

«Сибирь» №51, 15 декабря 1885

Въ здѣшній отдѣлъ геогр. общества сообщены слѣдующія свѣдѣнія о дѣятельности полярной экспедиціи д-ра Бунге и барона Толя. Начальникъ экспедиціи, снаряженной Императорскою Академіей наукъ для изслѣдованія прибрежья Ледовитаго моря въ восточной Сибири докторъ Бунге и товарищъ его — кандидатъ естественныхъ наукъ, баронъ Толь, выѣхали изъ Якутска въ г. Верхоянскъ 7-го апрѣля настоящаго года и прибыли туда 18-го числа того же мѣсяца. 4-го мая баронъ Толь отправился для изслѣдованія къ верховьямъ рѣки Яны, откуда возвратился 26 мая съ довольно интересною ученою добычею. Пробывъ въ Верхоянскѣ до 12-го іюня, баронъ Толь вновь выѣхалъ для изслѣдованія рр. Долгулана и Бытантая; докторъ-же Бунге отправился 29 іюня на лодкахъ внизъ по р. Янѣ, 26 іюня благополучно доплылъ до мѣстности Хайсардахъ, въ 30 вер. выше устья р. Адычи, впадающей въ Яну, отсюда отправился на р. Адычу и съ того мѣста, гдѣ ее пересѣкаетъ колымскій трактъ, отправился на лодкахъ внизъ по Адычѣ, изслѣдуя ее до самаго устья. Продолжая затѣмъ идти по р. Янѣ, докторъ Бунге 18 іюня встрѣтился съ барономъ Толь на мѣстечкѣ Чогуръ, въ 10 верстахъ выше устья р. Бытантая, откуда они предполагали 22 іюля отправиться вмѣстѣ далѣе внизъ по р. Янѣ до мѣстечка Казачьяго, котораго надѣялись достичь не позже, какъ черезъ мѣсяцъ и если будетъ достаточно времени, то слѣдовать до устья р. Яны къ Ледовитому океану.

Изъ свѣдѣній, сообщенныхъ нынѣ и. д. якутскаго губернатора видно, что доктору Бунге и его товарищу Толю вездѣ было оказано всякое содѣйствіе со стороны мѣстныхъ властей: во всѣхъ населенныхъ пунктахъ ихъ встрѣчали старосты и старшины, снабжая рабочими, лошадьми и свѣжими съѣстными припасами; особенно Бунге считаетъ себя обязаннымъ верхоянскому исправнику за принятыя имъ мѣры для благополучнаго достиженія цѣлей экспедиціи. Здоровье г. Бунге и его товарища Толя находилось въ удовлетворительномъ состояніи.

«Сибирь» №8, 23 февраля 1886

Здѣшній отдѣлъ географ. общества получилъ извѣстіе, что баронъ Толь, одинъ изъ сотрудниковъ полярной экспедиціи д-ра Бунге, — экспедиціи, зимующей въ с. Казачьемъ, чтобы весной этого года отправиться на о-въ Котельный, — убѣдился въ справедливости разсказа одного тунгуса въ мѣстонахожденіи цѣлаго мамонта въ 250 верстахъ къ востоку отъ с. Казачьяго.

«Восточное обозрѣнiе» №13, 27 марта 1886

По послѣднимъ извѣстіямъ, полученнымъ объ экспедиціи доктора Бунге и барона Толя, 23-го августа прошлаго года, экспедиція прибыла въ лежащее по близости Устьянска поселеніе Казачье, въ которое, въ виду его болѣе благопріятнаго положенія, переселилась большая часть жителей Устьянска. Отсюда экспедиція сдѣлала нѣсколько небольшихъ экскурсій, послѣ чего докторъ Бунге приступилъ къ распоряженіямъ касательно приготовленій къ предстоящему отправленію въ половинѣ марта экспедиціи на Ново-Сибирскій островъ Котельный, куда принадлежности экспедиціи будутъ отправлены на собачьихъ саняхъ. Кромѣ того, ею будетъ взято съ собою до 40 оленей. Возвращеніе экспедиціи предполагается въ половинѣ ноября. Сверхъ того, докторомъ Бунге была совершена поѣздка въ Булунъ на рѣкѣ Ленѣ, куда доставлены уже изъ Якутска запасы рыбы для экспедиціи. Здѣсь онъ соединился съ барономъ Толемъ, занимавшимся изученіемъ фауны побережья Ледовитаго моря и совершившимъ экскурсію въ горы праваго берега рѣки Лены, доставившую ему шесть экземпляровъ горнаго барана (Ovis borealis). Въ концѣ октября путешественники возвратились въ Казачье, гдѣ приступили къ обработкѣ собранныхъ матеріаловъ и упаковкѣ коллекцій. Въ началѣ декабря баронъ Толь совершилъ экскурсію въ лежащій въ 270 верстахъ отъ Устьянска пунктъ, въ которомъ нѣсколько лѣтъ тому назадъ однимъ тунгусомъ былъ найденъ покрытый кожею и волосами черепъ мамонта. Передъ отъѣздомъ на Ново-Сибирскіе острова въ этотъ пунктъ будетъ еще разъ совершена экскурсія съ цѣлью изслѣдованія, не находится ли здѣсь полнаго скелета мамонта. Результаты экскурсіи весьма плодотворны. Почти вся область рѣки Яны съ прилегающими къ ней горами изслѣдована прошлымъ лѣтомъ. Въ особенности богаты собранныя экспедиціею палеонтологическія коллекціи. Кромѣ того, ею собрано до 400 видовъ растеній и весьма много насѣкомыхъ и низшихъ животныхъ.

«Восточное обозрѣнiе» №40, 2 октября 1886

Въ петербургскихъ газетахъ сообщается о судьбѣ полярной экспедиціи. Руководясь данными, добытыми экспедиціей А. Ѳ. Миддендорфа въ 1840 годахъ, Императорская академія наукъ, начертивъ программу экспедиціи для изслѣдованія прибрежья Ледовитаго моря, вошла въ государственный совѣтъ съ ходатайствомъ о назначеніи кредита въ 15,000 р. на расходы по экспедиціи. 3-го января 1884 года государственный совѣтъ съ Высочайшаго соизволенія утвердилъ требуемый кредитъ и въ концѣ марта мѣсяца 1885 года экспедиція, во главѣ съ докторомъ медицины А. А. Бунге и кандидатомъ естественныхъ наукъ барономъ Эд. Толемъ, отправилась черезъ Иркутскъ и Якутскъ въ Верхоянскъ. Посвятивъ лѣто 1885 года подробному изслѣдованію рѣки Яны и ея притоковъ и перезимовавъ зиму 1885—1886 года въ Усть-Янскѣ, весною 1886 года экспедиція предполагала переѣхать на оленяхъ на островъ «Котельный» и посвятить все лѣто и осень 1886 года его изслѣдованію. Въ обратный путь экспедиція предполагала двинуться въ половинѣ декабря 1886 года и, по ихъ разсчету, должна была окончить экспедицію и прибыть въ Иркутскъ весною 1887 года. Программа экспедиціи доктора Бунге заключалась въ изслѣдованіи означенныхъ мѣстностей въ орографическомъ, физико-географическомъ, геологическомъ, палеонтологическомъ, ботаническомъ, зоологическомъ, а гдѣ имѣются инородцы, и въ этнографическомъ отношеніяхъ.

Въ настоящее время изъ полученныхъ академіею наукъ извѣстій видно, что отправившаяся въ Пріянскій край и на Ново-Сибирскіе острова ученая экспедиція подъ начальствомъ доктора медицины А. А. Бунге, исполнивъ первую часть возложеннаго на нее порученія, т. е. изслѣдованіе самой сѣверной части сибирскаго материка въ низовьяхъ рѣки Яны, сдѣлала всѣ приготовленія для переѣзда на островъ «Котельный». Однако, въ виду неудобствъ и непредвидѣнныхъ расходовъ, вызванныхъ свирѣпствовавшей въ 1884 году на полярной станціи Сагастыри, по низовьямъ Лены, въ ІІріянскомъ и Устьянскомъ краѣ оспенной эпидеміи, въ виду чего очень трудно было пріискать необходимыхъ людей и слѣдующая имъ наемная плата непомѣрно возросла, средства экспедиціи (15,000 руб.) окончательно изсякли, и экспедиція принуждена была въ 1886 году обратиться за дополнительнымъ кредитомъ въ 6,000 р., который и былъ разрѣшенъ государственнымъ совѣтомъ 12-го іюня 1885 года.

Вслѣдствіе чрезвычайно плохого улова рыбы въ 1884 и 1885 годахъ, падежа собакъ (въ Устьянскомъ краѣ пала, но крайней мѣрѣ, половина всѣхъ собакъ, принадлежащихъ экспедиціи), уменьшенія числа оленей, вслѣдствіе чрезмѣрнаго размноженія волковъ, неурожая хлѣба въ Якутской области, голодовки въ 1885 года въ Устьянскомъ краѣ, недостатка наноснаго матеріала, а слѣдовательно и топлива, и неурожая сѣна въ Верхоянскомъ округѣ, назначенная сумма въ 6,000 р. вскорѣ была израсходована, такъ какъ послѣдствіемъ всего вышеназваннаго явилось значительное повышеніе какъ рабочей платы, такъ и цѣнъ на всѣ предметы вообще. На оставшуюся отъ 6,000 р. сумму докторомъ Бунге былъ командированъ баронъ Толь на одинъ изъ притоковъ рѣки Чендона для раскопокъ съ цѣлью извлеченія изъ земли найденнаго трупа мамонта.

Такъ какъ вся сумма 21,000 руб., назначенная на расходы по экспедиціи, изсякла, то островъ Котельный остался, не смотря на громадный интересъ, неизслѣдованнымъ за неимѣніемъ средствъ. Императорская академія наукъ, чрезъ г. министра народнаго просвѣщенія, вошла въ государственный совѣтъ, какъ уже своевременно сообщалось въ газетахъ, объ отпускѣ кредита въ 5,423 руб., необходимыхъ для окончанія экспедиціи и изслѣдованія острова Котельнаго. Результаты экспедиціи пока кажутся плачевными и приходится, истративъ 21,000 р., надѣяться только на послѣднія 5,423 р. Будемъ надѣяться, что полярная экспедиція благополучно возвратится. Но будетъ ли изслѣдованъ, всетаки, островъ Котельный, остается загадкой.

«Сибирь» №44, 2 ноября 1886

Въ здѣшнемъ отдѣлѣ геогр. общ. получены слѣдующія свѣдѣнія объ экспедиціи д-ра Бунге отъ 6-го сего мая: 24-го апрѣля онъ выѣхалъ изъ м. Айджергайдахъ; утромъ 24-го апрѣля прибылъ на Большой Ляховскій островъ, гдѣ встрѣтился съ барономъ Толь; вечеромъ 29-го апрѣля вмѣстѣ отправились дальше; 1-го мая дневали на маломъ Ляховскомъ островѣ и оттуда въ двѣ ночи переправились на о-въ Котельный и до 6-го мая успѣли устроить два склада для провизіи на западномъ и восточномъ берегу острова; 6-го мая нарты, за исключеніемъ трехъ, оставшихся на островѣ, возвратились на материкъ; привезенной на о-въ провизіи хватитъ до конца ноября, а срокъ возвращенія экспедиціи назначенъ въ концѣ октября или началѣ ноября; здоровье участвующихъ въ экспедиціи лицъ благополучно.

«Сибирская газета» №1, 4 января 1887

Академія наукъ получила отъ начальника полярной экспедиціи д-ра Бунге телеграмму (изъ Орленги, одной изъ станцій на Якутскомъ трактѣ, что «экспедиція окончена благополучно. Лѣтовали на двухъ островахъ: Бунге на Больш. Ляховскомъ, Толь — на Котельномъ. Весною осмотрѣны всѣ 5 острововъ, особенно Новая Сибирь — Толемъ. Выѣхали на берегъ въ послѣднихъ числахъ октября. Научная добыча богата».

«Сибирская газета» №6, 8 февраля 1887

30 января въ Томскъ прибылъ начальникъ полярной экспедиціи, докторъ медицины А. А. Бунге, а 3 февраля онъ выѣхалъ изъ Томска въ Петербургъ. — Г. Бунге проѣзжалъ черезъ Томскъ въ 1882 г., въ качествѣ врача и помощника начальника Ленской полярной станціи г. Юргенса. По окончаніи работъ на этой послѣдней, онъ пожелалъ остаться на мѣстѣ для изслѣдованія пункта въ одной изъ западныхъ протокъ р. Лены, на который указывали какъ на мѣстонахожденіе цѣлаго, сохранившагося въ мерзлой почвѣ мамонта. Изслѣдованія эти не привели, однако, къ желаемымъ результатамъ; пришлось больше воспользоваться разсказами туземцевъ о томъ, что они видѣли вытаявшую тушу мамонта, ставшую потомъ добычей песцовъ и собакъ; разрѣза въ животъ, они нашли слой кожи въ 4 пальца толщиной, затѣмъ слѣдовалъ огромной толщины слой жира и т. д. Бунге досталось только, какъ онъ говоритъ, нѣсколько кусковъ мамонтова кала и еще кой какія кости этого допотопнаго звѣря.

Академія наукъ, вѣроятно, не удовлетворяясь подобными результатами дорого стоющей въ этихъ мѣстахъ экспедиціи и пользуясь благопріятнымъ случаемъ, поручила гг. Бунге и Толю заняться изслѣдованіемъ группы Новосибирскихъ острововъ (Котельный, два Ляховскихъ, Ѳадѣевскій), лежащихъ на сѣверъ отъ устья р. Яны, и долины этой послѣдней. Экспедиція закончила свои изслѣдованія въ октябрѣ 86 г., израсходовавъ 26,000 руб. — Каковы научные результаты, добытые гг. Бунге и Толемъ, пока сказать нельзя, ибо и А. А. Бунге, на поставленный нами вопросъ объ этомъ, не рѣшился дать отвѣта. Выясненія результатовъ экспедиціи прійдется подождать, говорилъ онъ намъ, лѣтъ десятокъ, когда будетъ закончена обработка матеріала, вывезеннаго экспедиціей. Изъ этихъ словъ, а также изъ общихъ указаній на результаты можно заключить, что главною работою гг. Бунге и Толя было составленіе коллекцій — Толемъ геологической и зоологической, а Бунге — палеонтологической, причемъ онъ велъ глазомѣрную съемку, метеорологич. дневникъ, занимался фотографированіемъ и завѣдывалъ хозяйственной частью экспедиціи. Г. Бунге говорилъ, что въ геологическомъ отношеніи и зоологическомъ имъ особенно посчастливилось; и главнымъ результатомъ изслѣдованій онъ готовъ считать обиліе найденныхъ ими безпозвоночныхъ (ракообразныхъ преимущественно) и земноводныхъ (ящерицъ). По геологіи они нашли массу окаменѣлостей, принадлежащихъ къ нѣсколькимъ формаціямъ — девонской, юрской и третичной и много костей допотопныхъ животныхъ, принадлежащихъ къ нѣсколькимъ видамъ, называть которые намъ г. Бунге, хотя это составляетъ предметъ его спеціальности, не рѣшился, такъ какъ точное опредѣленіе видовъ, которымъ принадлежатъ найденные остатки, требуетъ и спеціальныхъ руководствъ, и обширнаго сравнительнаго матеріала. Другихъ подробностей объ этой экспедиціи, имѣющихъ научное значеніе, мы, къ сожалѣнію, не можемъ сообщить; разсказы же о полярной стужѣ, о количествѣ собакъ и провизіи и разн. др. подробности, о которыхъ, можетъ быть, пріятно поболтать, мы не считаемъ настолько важными, чтобъ занимать ими мѣсто въ газетѣ. Да и во всѣхъ отчетахъ объ этой экспедиціи, отличающихся необыкновенной краткостью, которыя попадали въ «Извѣстія восточно-сибирскаго отдѣла географ. общ.», собственно о научныхъ ея результатахъ, къ сожалѣнію, ничего не сообщалось; тамъ печатались свѣдѣнія о количествѣ груза экспедиціи, о числѣ собакъ и нартъ, о времени и переѣздахъ того или другого члена экспедиціи на тотъ или другой пунктъ, и больше ничего. Поэтому мы думаемъ, что главный результатъ экспедиціи заключается въ коллекціяхъ, на собираніе которыхъ и положенъ главный трудъ почтенныхъ путешественниковъ, и совершенно согласны съ г. Бунге, что послѣдняго слова о значеніи этой экспедиціи надо ждать отъ тѣхъ спеціалистовъ, которымъ прійдется обрабатывать матеріалъ, собранный гг. Бунге и Толемъ.

Въ концѣ февраля г. Бунге разсчитываетъ представить Академіи наукъ предварительный отчетъ о путешествіи и тогда мы постараемся познакомить съ нимъ читателя съ большею, чѣмъ теперь, подробностью. Съ собой г. Бунге везетъ небольшую часть коллекцій — около 10 пудовъ; остальныя находятся въ Якутскѣ и будутъ доставлены въ Петербургъ не раньше осени этого года.

«Восточное обозрѣнiе» №9, 5 марта 1887

Омскъ (корресп. „Вост. Обозр.“). Здѣсь 8-го февраля было засѣданіе западно-сибирскаго Отдѣла географическаго Общества. Докторъ Бунге, остановившійся здѣсь проѣздомъ въ Россію, сообщилъ кратко о своей экспедиціи изъ Верхоянска на острова Новой Сибири. Это сообщеніе, какъ и самъ путешественникъ, скромный и симпатичный, очень заинтересовало слушателей. Въ экспедиціи участвовали, кромѣ г. Бунге и барона Толя, 2 казака, 2 тунгуза и 4 якута; продолжалась она 2 года. Море все время было покрыто льдомъ, такъ что въ этомъ году, говорилъ г. Бунге, Норденшильду не удалось бы здѣсь проѣхать. Пріѣзжающіе сюда промышленники говорятъ, что море здѣсь рѣдко очищается отъ льда и лѣтомъ. Высшая температура лѣтомъ здѣсь 10°; все лѣто идутъ дожди, нерѣдко съ снѣгомъ; а ночью часты морозы. Не смотря на то, густая низкая трава, какъ коверъ, покрываетъ едва на ½ аршина оттаявшую почву. Прилетаютъ и перелетныя птицы: гуси, чайки и др. Всю зиму температура —40°, 50° С., снѣгъ, метель вѣтры; изрѣдка мертвая тишина, и постоянно сѣверное сіяніе. Острова совершенно необитаемы. На одномъ изъ нихъ находится очень много костей мамонта, носорога, лошади и нѣкоторыхъ другихъ животныхъ; за костями пріѣзжаютъ лѣтомъ промышленники. Путешественники ѣздили на 240 собакахъ, запряженныхъ въ нарты; одѣты были въ мѣстную одежду. По окончаніи сообщенія публика окружила и засыпала вопросами путешественника. Г. Бунге обязательно всѣмъ отвѣчалъ и обѣщалъ вскорѣ прислать болѣе подробное сообщеніе. Для окончательной же обработки собранныхъ имъ матеріаловъ ему понадобится, какъ онъ говоритъ, 5 лѣтъ.

«Восточное обозрѣнiе» №21, 28 мая 1887

Полярная экспедиція д-ра Бунге и барона Толля. Недавно въ русскомъ географическомъ Обществѣ д-ръ Бунге сдѣлалъ интересное сообщеніе объ экспедиціи, предпринятой имъ вмѣстѣ съ барономъ Толлемъ, по порученію и на средства академіи наукъ. Экспедицію сопровождали 2 казака, 4 якута и 2 тунгуза. Путешественники посѣтили двѣ мѣстности: во-первыхъ, сѣверъ Якутской области, извѣстный подъ именемъ Пріянскаго края, и затѣмъ, перебравшись льдомъ черезъ океанъ, лѣто 1885 года провели на самой сѣверной группѣ острововъ (Ляховскіе, Котельный, Фадѣевскій, Новая Сибирь и др.), сдѣлавъ отъ Иркутска болѣе 12 тысячъ верстъ. Путешественники побывали въ мѣстахъ, гдѣ никогда еще не ступала нога человѣка. Цѣль экспедиціи заключалась въ томъ, чтобы произвести съемку названныхъ мѣстностей и описать ихъ климатъ, поверхность, фауну, флору н т. п.

7-го мая экспедиція раздѣлилась на двѣ части для удобства изслѣдованія: г. Бунге поѣхалъ на острова Котельный, Фадѣевскій и И. Ляховскій, а г. Толль ѣздилъ на Ново-Сибирскій и др. острова. При одной изъ экскурсій, путешественники на какомъ-то островѣ встрѣтили «деревянныя, изъ окаменѣлыхъ бревенъ, горы». При изслѣдованіи оказалось, что горы состоятъ изъ камней третичной формаціи, среди которыхъ много каменнаго угля. Результатомъ экскурсій барона Толля были большія коллекціи зоологическія, ботаническія и другія, и много геологическихъ наблюденій.

Экспедиція доходила до 75° сѣверной широты, но экскурсіямъ немало мѣшали морозы, доходившіе даже въ маѣ до 17° Ц. Путешественники терпѣли массу лишеній. По словамъ г. Бунге, извѣстному путешествію Норденшильда сѣверное море особенно благопріятствовало, т. е. тогда оно вскрывалось на большія пространства; съ тѣхъ же поръ оно ни разу не очищалось, такъ что едва ли вообще можно разсчитывать на мореплаваніе на сѣверѣ. Путешественники нашли 70 видовъ растеній, не считая лишаевъ и мховъ; изъ окаменѣлостей находили кости мамонта, носорога, мускуснаго быка, оленя, лошади и др. Климатъ посѣщенныхъ странъ суровъ, растительность бѣдная, фауна также.