ЖЕРТВА ЗАКОЛДОВАННАГО МОРЯ.

(Гибель Жаннеты).

Сто лѣтъ назадъ отважный промышленникъ и казакъ, достигнувъ сѣверныхъ береговъ Сибири, сколотили утлую ладью и, движимые человѣческою любознательностью, начали огибать берега загадочнаго ледянаго моря. Это были: Дежневъ, Атласовъ, Шалауровъ, Дауркинъ, Овцынъ и др., являвшіеся предвосхитить открытія Врангеля и Беринга. Но яркая слава послѣднихъ затмила своимъ блескомъ заслуги открытій скромныхъ сибирскихъ простолюдиновъ.

Проходили года, но посѣщаемое непривѣтное море по-прежнему скупо уступало свои тайны. Мертвая ледяная пустыня и безбрежная, таинственная даль непривѣтнаго моря оставались столь же загадочными.

А между тѣмъ неугомонная человѣческая энергія и любознательный умъ изслѣдовали весь шаръ земной, проникли въ пустыни Новой Голландіи, подъ палящее солнце внутренней Африки къ загадочнымъ устьямъ Нила, въ пустыни средней Азіи, цѣлые міры открыты. Кажись, все извѣдано ненасытнымъ человѣческимъ знаніемъ! И вотъ вновь взоръ человѣка ревниво остановился на заколдованномъ морѣ и таинственномъ полюсѣ. Норвежцы, шведы и американцы употребляютъ энергію, достигаютъ устьевъ Лены и Енисея, но этого мало, еще остается таинственный міръ сѣверныхъ льдовъ.

Подъ вліяніемъ этой страстной жажды мірового всевѣдѣнія, вдохновенный идеей открытій, одновременно за экспедиціей сѣвернаго Колумба, Норденшельда, предпріимчивый республиканскій народъ, полный кипучей энергіи, снаряжаетъ новую экспедицію къ завѣтному полюсу. Вотъ какъ точный географическій отчетъ передаетъ исторію этихъ странствій и снаряженій:

«Экспедиція эта, снаряженная на средства г. Беннета, владѣльца газеты «New-York-Herald», была рѣшена имъ вскорѣ по возвращеніи Стэнли изъ знаменитаго путешествія его по Африкѣ. Для предстоявшей экспедиціи была пріобрѣтена г. Беннетомъ извѣстная уже въ арктическихъ моряхъ паровая трехмачтовая яхта «Пандора», въ 420 тоннъ водоизмѣщенія, и 4-го іюля 1878 года переименована въ «Жаннету», по имени сестры ея новаго владѣльца. Годъ спустя, 8-го іюля 1879 года, превосходно снаряженная и отлично приспособленная для полярнаго плаванія, «Жаннета» оставила Санъ-Франциско и подъ командою лейтенанта Делонга (George W. De-Long) отправилась въ путь, изъ котораго ей не суждено было вернуться. Экипажъ состоялъ изъ 33 человѣкъ: командира, старшаго офицера г. Чиппъ (Chipp), инженеръ-механика г. Мельвиля (Melvіlle), младшаго офицера г. Даненгаура (Danenhower), судоваго врача-доктора Эмблера (Ambler), метеоролога г. Коллинза (Collins), натуралиста г. Ньюкома (Newcomb) и 26 человѣкъ команды, представлявшей довольно пеструю смѣсь, такъ какъ въ составъ ея входили: 10 американцевъ, 5 нѣмцевъ, 5 скандинавовъ, 3 китайца (поваръ и двое слугъ), 1 англичанинъ, 1 ирландецъ и 1 румынъ.

Жаннетта
Жаннетта

Никогда, можетъ быть, не выходилъ лучше вооруженный корабль для сѣверной экспедиціи, никогда не дышалъ болѣе надеждой и отвагою начальникъ и смѣлые предприниматели. Это былъ корабль, снабженный всѣмъ, что могла дать наука и цивилизація ХІХ-го ст. Сталь, паръ и электричество были къ его услугамъ. Телеграфъ несъ о немъ славу по всему міру. Это уже не была утлая ладья старыхъ сибирскихъ мореходовъ. И тѣмъ не менѣе 23 мѣсяца спустя, носясь по волнамъ, одолѣвая льды, борясь со стихіей, этотъ корабль очутился въ желѣзныхъ объятіяхъ льдовъ ― сѣверныхъ гигантовъ, сжатый и сплюснутый, а 13-го іюня морская пучина приняла многострадальное судно, оставивъ несчастный экипажъ въ нѣмомъ отчаяніи на 77° с. ш. среди страшнаго океана. Трагедія совершилась! Подробности ея передаются такимъ образомъ:

Посѣтивъ мѣсто зимовки «Веги» Норденшельда и не найдя тамъ никого, «Жаннета» двинулась къ сѣверу. 2-го сентября 1879 года одинъ китобой видѣлъ ее на меридіанѣ острова Геральдъ подъ 70° с. ш. То было послѣднее извѣстіе о «Жаннетѣ» вплоть до полученія извѣстія о ея гибели. 3-го сентября «Жаннета» встрѣтила ледъ, а три дня спустя, 6-го сентября, была имъ окована (70° 50' с. ш. и 174° з. д. Гр.). Ледъ двигался къ сѣверо-западу и къ западу и съ нимъ вмѣстѣ увлекалъ «Жаннету» въ неизвѣстную даль. 13-го сентября экипажъ сдѣлалъ попытку высадиться на островъ Геральдъ, невдалекѣ отъ котораго проходила тогда «Жаннета», но попытка эта не увѣнчалась успѣхомъ. «Жаннету» продолжало нести по направленію къ землѣ Врангеля, къ таинственному острову Нымъ-нымъ рукописной карты казака Дауркина 1765 года.

21-го октября (въ широтѣ 71° 50' с. ш. и 177° 30' зап. д. отъ Гр.) путники увидѣли землю Врангеля къ югу отъ себя: земля эта оказалась островомъ. Врангелевъ островъ оставался въ виду вплоть до конца марта 1880 года. За эти 5 мѣсяцевъ судно подвинулось лишь на 40 миль. Земля скрылась изъ глазъ экипажа «Жаннеты» подъ 72° с. ш. и 179° 30' зап. д. отъ Гр. въ мартѣ 1880 года и прошло еще 13 мѣсяцевъ прежде, чѣмъ увидѣли землю вновь. Случилось это 17-го мая 1881 года. Въ этотъ день былъ открытъ маленькій скалистый островокъ, названный островомъ Жаннеты.

24-го мая вынырнулъ изъ-за горизонта другой болѣе обширный островъ, крутой, скалистый, покрытый ледниками, бѣдный животною жизнью — островъ Генріетты. 3-го іюня люди съ «Жаннеты» посѣтили новооткрытую землю: впервые, со дня ухода съ мѣста зимовки «Веги», ступали эти люди на твердую почву, которой не имѣли подъ ногами уже 20 мѣсяцевъ. Островъ Генріетты лежитъ подъ 77° 8' с. ш. и 157° 43' в. д. отъ Гр.

«Жаннету» продолжало нести въ неизвѣстность; крѣпче и крѣпче сжимали ее льды и наконецъ сокрушили: раздавили и раздвинулись. Къ 4 часа утра 13-го іюня 1881 г. морская пучина приняла несчастное судно въ свои нѣдра. Катастрофа эта произошла подъ 77° 15' с. ш. и 155° вост. д. отъ Гр. Вмѣстѣ съ судномъ погибли всѣ снятыя экспедиціей фотографіи, около 2,000 наблюденій надъ сѣверными сіяніями въ связи съ магнитными явленіями: пошли ко дну и всѣ коллекціи.

До гибели «Жаннеты» экипажу ея жилось сносно: за все время не было ни одного случая цинги, что надо приписать и тщательному подбору людей для экспедиціи и тому образу жизни, который велся на суднѣ. Людямъ не давали засиживаться, всякій ходилъ на охоту, но дичи было мало; удалось убить лишь 6 моржей, 30 медвѣдей и 250 тюленей; полученнаго такимъ образомъ свѣжаго тюленьяго и медвѣжьяго мяса было однако достаточно, чтобы кормить имъ экипажъ по два раза въ недѣлю. Нельзя не отмѣтить также, что спиртныхъ напитковъ не отпускалось; насколько извѣстно, это первый случай въ исторіи полярныхъ плаваній: при прежнихъ экспедиціяхъ не считали даже возможнымъ обходиться безъ водки.

Потерявъ судно, экипажъ двинулся къ Ново-Сибирскимъ островамъ, таща за собою три лодки. Тутъ повторилась исторія экспедиціи Росса въ 1827 году и австро-венгерской экспедиціи, подъ начальствомъ Вейпрехта, въ 1874 г. Люди шли въ одну сторону, а ледъ, по которому они шли, двигался въ другую. 24-го іюня оказалось, что ледъ перенесъ отступавшихъ героевъ на 27 миль къ сѣверу подъ 77° 45' с. ш. въ 152° в. д. отъ Гр.

16-го іюля, спустя мѣсяцъ по оставленіи судна, экспедиція находилась въ 77° 5' с. ш. и 151° в. д., въ разстояніи около 60 миль или 100 верстъ, по прямому направленію, отъ мѣста крушенія. 29-го іюля путники вступили на островъ, болѣе обширный, чѣмъ встрѣченные ими раньше острова Жаннеты и Генріетты. На немъ они нашли плавникъ, т. е. выкинутый моремъ лѣсъ, уголь, старые рога (old horns) и такія массы птицъ, гнѣздившихся по крутымъ скаламъ, составляющимъ островъ, что натуралистъ съ двухъ выстрѣловъ убилъ до 40 штукъ. Моржей и тюленей на остовѣ не примѣтили. Южный мысъ этого новаго острова, подъ 76° 38' с. ш. и 148° 20' в. д.

6-го августа экспедиція оставила островъ Беннета, держа курсъ на Благовѣщенскій проливъ между островами Новая Сибирь и Өаддѣевскимъ. Двѣ недѣли спустя, 21-го августа, подошли миль на 10 къ мысу Высокому на Новой Сибири, а 31-го августа вышли на берегъ Өаддѣевскаго острова, у Өаддѣевскаго зимовья. Съ Өаддѣевскаго экспедиція перешла на Котельный, который оставила 6-го сентября, и зайдя 7-го на Столбовый, прибыла 10-го на Семеновскій островъ, гдѣ провела два дня, собираясь съ силами для перехода на материкъ Сибири. 12-го пустились въ путь, направляясь къ Баркину стану, на сѣверо-восточномъ углу Ленской дельты. У Семеновскаго льды кончились, къ югу отъ него было открытое море и потому лодки вступили подъ паруса. Дуло отъ NE. Вѣтеръ крѣпчалъ и къ ночи разразился штормъ. Въ ночь на 13-е сентября лодки, шедшія до сихъ поръ вмѣстѣ, потеряли другъ друга изъ виду и пошли каждая своей дорогой. Въ инструкціи, данной Де-Лонгомъ при оставленіи экспедиціей острова Беннетъ, случай этотъ предусмотрѣнъ, и мы тамъ находимъ слѣдующія знаменательныя слова: «въ случаѣ, если мы будемъ разъединены, ступайте на югъ до Сибирскаго берега и слѣдуйте вдоль него на западъ до Лены. Эта рѣка наша цѣль».

Въ лодкѣ № 1-й, подъ командой Де-Лонга, находились докторъ Эмблеръ, метеорологъ Коллинзъ и 11 матросовъ; въ лодкѣ № 2-й, наименьшей изъ всѣхъ, подъ командою Чиппа, было восемь человѣкъ, и въ лодкѣ № 3-й, бывшей подъ начальствомъ Мельвиля, находились младшій офицеръ Даненгауеръ, натуралистъ Ньюкомъ и 8 человѣкъ команды.

Что сталось съ лодкой № 2-й — неизвѣстно. Экипажъ ея, вѣроятно, погибъ, такъ какъ эта лодка была настолько мала, что въ ней не могла помѣститься провизія, приходившаяся на долю ея 8 пассажировъ.

Лодка № 3-я, съ Мельвилемъ во главѣ, пристала 16-го сентября у Баркина стана. Давъ людямъ отдохнуть, Мельвиль повелъ ихъ въ лодкѣ же къ югу, къ Быковскому устью Лены; 19-го сентября встрѣтилъ туземцевъ и вышелъ у Быкова на материкъ 25 числа.

Вынужденный обстоятельствами ожидать дальнѣйшей помощи въ Быковѣ, Мельвиль 29-го октября получилъ тамъ извѣстіе, что 26-го октября были встрѣчены на берегу Лены у селенія Кумакъ Сурка двое людей изъ партіи Де-Лонга. Оставивъ остальныхъ въ Быковѣ, Мельвиль немедленно отправился въ Булунъ, куда прибылъ вечеромъ 2-го ноября и 5-го двинулся на розыски Дe-Лонга и его спутниковъ, но 20-го ноября долженъ былъ прекратить развѣдки и вернуться въ Булунъ. За это время найдено было нѣсколько мѣстъ остановокъ Дe-Лонга и четыре записки отъ него. Важнѣйшая записка помѣчена 22-го сентября съ P.S. отъ 24-го.

«Экспедицiя Жаннеты. Хижина въ дельтѣ Лены, предположительно близъ Челбогое. Четвергъ, 22-го сентября 1881 года, подойдя къ берегу утромъ I6-го сентября, не могли въ теченіи двухъ дней на него высадиться за мелководьемъ: оставивъ лодку, направились къ берегу въ бродъ, неся оружіе, провіантъ, документы и вышли на берегъ миляхъ въ 12-ти отсюда на сѣверо-востокъ (to the north and east of this place). Всѣ мы нѣсколько пострадали отъ холода и мокроты, а трое изъ насъ едва могутъ двигаться. Тѣмъ не менѣе, имѣя провизіи лишь на 4 дня, мы были вынуждены идти на югъ. Въ понедѣльникъ, 19-го сентября, оставили наши вещи въ кучѣ, на берегу, водрузивъ рядомъ длинный шестъ. Тамъ найдутъ все цѣнное: хронометръ, судовые журналы за два года, палатку и т. д., словомъ, все, что мы не были въ состояніи унести съ собою. Изъ-за нашихъ инвалидовъ намъ потребовалось 48 часовъ, чтобы пройти 12 миль, и эти двѣ хижины показались мнѣ удобнымъ мѣстомъ для отдохновенія. Нороса и Ниндермана я послалъ впередъ за помощью. Прошлою ночью мы убили двухъ оленей и видѣли еще столькихъ, что опасенія за будущее насъ оставили. P.S. Суббота. 24-го сентября, 8 часовъ утра. Наши больные въ состояніи идти и мы сейчасъ отправляемся въ путь, имѣя на два дня оленьяго мяса, на два дня неммикава и три фунта чаю».

25-го сентября вечеромъ Де-Лонгъ со своей партіей, какъ видно изъ найденной записки его отъ 26-го сентября, пришелъ въ хижину, гдѣ оставляетъ эту записку, и указываетъ, что передъ тѣмъ оставилъ записку въ хижинѣ, миляхъ въ 15-ти отъ этой. Въ послѣдней запискѣ Де-Лонга, доставленной Мельвилю нашедшимъ ее якутомъ, значится: «суббота, 1-го октября 1881 г. 13 человѣкъ изъ экипажа парохода «Жаннетъ» достигли этой хижины 28-го сентября. Вынужденные ожидать здѣсь покрытія рѣки, сегодня утромъ переходимъ на лѣвый ея берегъ. Провизіи у насъ на два дня, но такъ какъ до сихъ поръ мы находили дичь для удовлетворенія нашихъ крайнихъ нуждъ, то не опасаемся за будущее. Всѣ мы здоровы за исключеніемъ Эриксона, которому отняты два отмороженные пальца на ногахъ».

По разсказамъ двухъ уцелѣвшихъ спутниковъ Де-Лонга, извѣстно, что 1-го октября партія ихъ дѣйствительно перешла на лѣвый берегъ рѣки у хижины по имени «Устерде». Два дня спустя перешли въ бродъ еще одну протоку, болѣе узкую. 6-го октября умеръ Эриксонъ, котораго товарищи везли до тѣхъ поръ въ импровизированныхъ саняхъ. Мяса болѣе не было, питались спиртомъ. 9-го октября остановились на сѣверномъ берегу одного большаго западнаго рукава рѣки. Положеніе партіи было отчаянное: оставалось лишь по 3 унціи спирта на человѣка. Де-Лонгъ приказалъ тогда матросамъ Норосъ и Ниндерману идти впередъ искать помощи. На дорогу имъ дали 6 унцій спирта, два одѣяла, ружья Ремингтона и 40 патроновъ. Пройдя 5 миль вверхъ по рѣкѣ, перешли они на южный берегъ и вдоль него пошли въ юговосточномъ направленіи. 14 дней спустя, въ теченіи которыхъ питались одною куропаткой и однимъ евражкомъ, на урочищѣ Булькуръ, встрѣчены были эти несчастные якутами которые и повезли ихъ полуживыхъ въ Булунъ, куда они прибыли 27-го октября.

Въ февралѣ, Мельвиль, кочегаръ Бартлетъ и матросъ Ниндерманъ отправились на новые поиски. Телеграфъ принесъ уже вѣсть, что въ этотъ разъ найдены трупы Де-Лонга, доктора Эмблера и китайца Ахъ-Самъ. Въ памятной книжкѣ, бывшей у Де-Лонга, помѣчено, что до 30-го октября, кромѣ Эриксона, умерло еще 5 человѣкъ. Участь троихъ остальныхъ изъ партіи Де-Лонга неизвѣстна.

Страшны были эти предсмертныя минуты по дневнику Де-Лонга, найденному вмѣстѣ съ трупами. Этотъ дневникъ заключалъ самую трогательную и самую печальную исторію послѣднихъ минутъ лицъ, пережившихъ гибель «Jeannette». Эриксонъ умеръ первый отъ холода и истощенія 6-го октября. 17-го — умеръ Алексѣй, охотникъ и поставщикъ провіанта отважнаго небольшаго отряда. Въ полночь, за нѣсколько минутъ до смерти, онъ былъ окрещенъ докторомъ Эмблеромъ. 20-го — Качъ, спавшій между капитаномъ Де-Лонгомъ и Эмблеромъ, тоже умеръ. 21-го — въ полдень, за нимъ послѣдовалъ Ли... Будучи слишкомъ слабыми, чтобы убрать тѣло своего друга, Де-Лонгъ, Эмблеръ и Коллинзъ должны были удовольствоваться тѣмъ, что прикрыли его. Мерсонъ скончался 28-го утромъ. Въ тотъ же вечеръ умеръ Дресслеръ. Дневникъ прерывается 30-го октября. Въ этотъ вечеръ умерли Бойдъ и Гарцъ. Въ ночь умеръ Коллинзъ. Вдумайтесь въ эти послѣдніе томительные часы, въ эти послѣднія ощущенія потухающаго героизма. Сколько страшнаго, спокойнаго драматизма жизни; какая безпощадная, ужасающая сила фатума!

Снова заколдованное море сомкнуло свои волны и загородило льдомъ океанъ, поглотивъ человѣческія жизни. Отважные американскіе мореплаватели легли также скромно въ ледяныя могилы, подобно злосчастнымъ сибирскимъ своимъ предшественникамъ. Два родственныхъ народа, по ту и по сю сторону океана, здѣсь похоронили своихъ подвижниковъ, которые лежатъ обнявшись, охваченные великимъ сномъ вѣчности.

Послѣднія ли, однако, это жертвы? Сибирскіе промышленники передаютъ миѳъ, что на Ледовитомъ морѣ есть островъ, откуда слышится вѣчно колокольный звонъ. Этотъ миѳъ олицетворяетъ влеченіе къ неизвѣстному.

Можетъ быть минуетъ немного времени и человѣчество снова вышлетъ отряды въ заколдованное море, гдѣ звучитъ таинственный колоколъ. Человѣческій міръ полонъ героизма. Среди гибели людей, на грудѣ жертвъ и труповъ, мы всегда видимъ блѣднаго генерала съ суровымъ взоромъ, указывающимъ безстрастно своею шпагою цѣль будущаго. Это ― идея, вѣчно влекущая человѣческій духъ впередъ и впередъ, идея знанія, пытливости, или смутная идея достиженія человѣческаго счастія.

Много падетъ жертвъ, окропленныхъ жгучими слезами, не разъ содрогнется еще человѣческое сердце, но потребность знанія, любви и самоотреченія будетъ вѣчно горѣть для новыхъ подвиговъ, какъ символъ вѣчно торжествующаго духа, какъ побѣда надъ смертью!

Н. Я.